четверг, 6 января 2022 г.

В погоне за мечтой. 200-летие Генриха Шлимана

.

6 января 2022 года исполняется 200 лет со дня рождения человека удивительной судьбы, невероятной энергии и разнообразных способностей – Генриха Шлимана. О его личности до сих пор спорят историки и археологи. Кем он был – Генрих Шлиман – ловким аферистом и талантливым мистификатором, или счастливчиком-дилетантом, которому случайно удалось сделать то, что не сумели профессиональные археологи и во что не верили маститые историки – отыскать легендарную Трою, основываясь только на тексте гомеровской «Илиады».

Наверное, как его полное имя состояло из множества имен – Иоганн Людвиг Генрих Юлий Шлиман, – так и личность его была многосложной и неоднозначной. Как считать дилетантом человека, самостоятельно овладевшего четырнадцатью языками, а в возрасте 44 лет, будучи очень обеспеченным человеком, занимавшим достаточно видное место в купеческом сообществе, севшего на студенческую скамью в Сорбонне, чтобы прослушать курсы лекций по египетской философии и археологии, греческой философии и греческой литературе. Интуиция, проницательность и упорство помогли мальчику, родившемуся 6 января 1822 года в семье пастора, которого постоянно выгоняли со службы за непотребное поведение, стать сначала богатым купцом, а потом и первооткрывателем города, в существование которого мало кто верил.

Конечно, он был в определенном смысле авантюристом, как и все искатели сокровищ. Авантюристом, сумевшим доказать всем ученым снобам, что наука – это живой и изменяющийся организм, в котором нет застывших догм и неопровержимых аксиом. История открытия Шлиманом Трои стала символом целеустремленности и бескомпромиссной настойчивости, а сам он, оказавшийся на стыке науки и авантюры, стал одним из основателей современной археологии. Историю и науку часто двигают авантюристы и энтузиасты, упорные и убежденные в своей миссии самоучки, идущие к своей цели, не обращая внимание ни на какие препятствия, и совершающие открытия, не дававшиеся ученым подвижникам. Одним из них и был Генрих Шлиман.

И мистификатором он тоже был. Одной из его мистификаций была его собственная биография. Шлиман очень рано поставил себе цель – стать богатым и известным, поэтому старательно убирал из своей биографии все сомнительные эпизоды и, заменяя их фантазиями на тему собственной жизни, он сочинил красивую и романтическую историю о воплощении детской мечты.

В своей книге «Золото Трои. Автобиография» он пишет о том, что всю его жизнь перевернула подаренная ему на Рождество книга историка Йеррера «Всеобщая история для детей». Увидев в ней изображение воспетой Гомером Трои, он дал клятву найти этот город. Судьбоносная книга до сих пор хранится в семье потомков Шлимана, но только куплена она в букинистическом магазине Санкт-Петербурга много лет спустя после знаменательного Рождества. 


Свою биографию Шлиман писал с определенной целью. Так он пытался защитить себя от многочисленных нападок ученых, обвинявших его в непрофессионализме при раскопках Трои и в том, что он преследовал корыстные цели, очень далекие от науки. Шлиман утверждал, что всю жизнь он копил деньги на эту мечту и спустя много лет исполнил свою детскую клятву. Но у этого трогательного мифа о детской мечте с реальностью не было ничего общего: археологии как науки в то время просто не существовало, и о возможности раскапывать древние города никто еще не знал. В том числе и маленький Генрих.

Тем не менее, очень долго именно эта автобиография была единственным источником сведений о жизни Генриха Шлимана, пока его архив, хранившийся в библиотеке Геннадиус в Афинах был недоступен исследователям. Работая с этим архивом, биографы Шлимана нашли множество нестыковок и выдумок.

Так, по воспоминаниям сестры Шлимана, его заветной мечтой была возможность стать моряком, чтобы бросить, наконец, бакалейную лавку, в которой он с 14 лет выполнял самую черную работу с 5 утра до 11 часов ночи. В 19 лет он исполняет свою мечту и устраивается матросом на корабль, идущий в Венесуэлу. Судно потерпело крушение, Шлиман оказался в числе немногих уцелевших. Но кажется и тут не обошлось без шлимановских фантазий. В списке экипажа затонувшей шхуны Шлимана нет. Скорее всего, он был не матросом, а пассажиром, или же просто воспользовался информацией о кораблекрушении, чтобы придать истории появления в Голландии романтический ореол.

После чудесного спасения Шлиман обосновался в Амстердаме, где устроился на службу в международную торговую компанию Б. Г. Шрёдера. Он быстро продвигался по служебной лестнице, чему способствовали феноменальные способности и страсть к изучению иностранных языков. За три года он самостоятельно овладел голландским, французским, английским, итальянским и португальским языками. О том, как Шлиман изучал русский язык, можно прочесть в блестящем эссе Е. Водолазкина «Правда о Шлимане» в сборнике «Инструмент языка. О людях и словах».


Описывая способ изучения русского языка Шлиманом с помощью архаического даже для того времени текста «Тилемахиды» В. Тредиаковского, Е. Водолазкин делает вывод: «…всем нам Шлиман доказал главное: для человека нет ничего невозможного».

Уже через полтора месяца он свободно писал деловые письма на русском. После этого компания отправляет Шлимана своим торговым представителем в Россию, и он едет в Санкт-Петербург. Там в 24 года, он начинает свою предпринимательскую деятельность, открывает собственное дело по перепродаже индиго, сандала, а также хлопка, чая, сахара, бумаги и селитры. Он принимает русское подданство, становится купцом второй гильдии и даже имя изменяет на русский манер – Андрей Аристович, а Россию называет только «моя любимая Россия». К 30 годам он был миллионером. Из России родным посылается «фотография Генри Шлимана, когда-то ученика г. Хюкштедта в Фюрстенберге; ныне купца-оптовика первой гильдии в Санкт-Петербурге, потомственного почётного гражданина, судьи Санкт-Петербургского коммерческого суда и директора имп. Государственного банка в Санкт-Петербурге».


И тут снова не обходится без мистификаций. Шлиман станет почётным гражданином лишь через много лет. Директором Государственного банка он никогда не был. Да и сам банк никогда не был «императорским» – это слово Шлиман добавил для красоты.

Российский период очень важен для понимания феномена Шлимана. Книга И. Богданова «Генрих Шлиман. Русская авантюра» – это исследование жизни и деятельности Шлимана в России с использованием редких и ранее не публиковавшихся документов, которые он обнаружил при работе с архивом в Афинах. Шлиман в книге И. Богданова еще не человек-легенда, а просто удачливый коммерсант, который в глубине души считает, что он готов к чему-то более интересному, чем просто делать деньги. 5

Когда в Калифорнии погибает его брат, заработавший какие-то деньги на золотой лихорадке, он отправляется в Америку получать наследство.

О своих американских приключениях Шлиман-Мюнхгаузен рассказывает довольно подробно: о приеме у американского президента Милларда Филлмора, о своем выступлении в Сенате перед 800 сенаторами и о том, как ему удалось уцелеть в страшном пожаре в Сан-Франциско, который он описывает с живописными подробностями, хотя физически не мог быть там в это время. Хотя ему хватило бы и настоящих приключений – он пересек океан, причем со второй попытки, потому что первое судно сломалось и вынуждено было вернуться, он перенес сыпной тиф, его ограбил сбежавший компаньон брата, но энергичный и предприимчивый Шлиман открывает небольшой банк, а по сути, меняльную контору рядом с золотыми приисками, и наживает хорошие деньги.

Книга Г. Штоля «Генрих Шлиман: мечта о Трое» подробно рассказывает об американской эпопее Г. Шлимана, результатом которой кроме денег стало получение американского гражданства – Калифорния вошла в состав Соединенных Штатов, и все, кто находились в это время на ее территории, автоматически стали гражданами Америки. Из Америки Шлиман писал: «Никак невозможно для меня Вам описывать, сколько я люблю Русь и русских; да! Я охотно бы пожертвовал половину своего капитала, если бы мог жить опять в Петербурге».


Судьба благоволила Шлиману: он вернулся в Петербург, уцелев в ежедневных опасностях золотой лихорадки и став еще богаче.

Из-за его бесконечных выдумок Шлимана часто называют «патологическим лжецом». Но выдумывая себе биографию, он таким образом избавлялся от комплексов своего несчастливого полунищего детства. Все делалось лишь для того, чтобы показать, кем же стал мальчик на побегушках из бакалейной лавки, которого когда-то называли попрошайкой. Так он на бумаге исправлял свою судьбу, придумывал себе образ более значительный, чем он был на самом деле. Но ведь это как раз то, чем занимаются современные коучинги: он ставил себе цель, задавая высокую планку. И в конце концов этой цели он добился. Он не был банальным лжецом. По остроумному замечанию А. Гаврилова в книге «Петербург в судьбе Генриха Шлимана»: «Уместнее было бы сказать, что Шлиман не был патологически правдив».


Вернувшись в Петербург, Шлиман женится на дочери известного адвоката Екатерине Петровне Лыжиной и попадает в среду научной интеллигенции Петербурга. Он всегда интересовался историей, и общение с историками-профессорами этот интерес сделало еще глубже. За время работы в России он выучил по своему методу – с использованием литературных источников – датский, шведский, польский и словенский языки. И такими источниками чаще всего были книги по истории, философии и литературе Греции. В то время в России переживали период увлечения античной литературой и зачитывались «Илиадой» в переводе Н. Гнедича и «Одиссеей» в переводе В. Жуковского.

Шлиман решил читать великие произведения в подлиннике и приступил к изучению сначала новогреческого, а затем и древнегреческого языка. В отличие от многих, считавших гомеровские поэмы художественным вымыслом, Шлиман сразу поверил в их историческую достоверность. Тогда он еще не задумывался о Трое, но его купечество уже тяготило его. Миллионер, купец первой гильдии, ставший во время Крымской войны Поставщиком Императорского двора и увеличивший свой капитал вдвое, он мечтал о славе и признании и понимал, что на предпринимательском поприще он их не сумеет обрести. Часто в литературе о Шлимане говорится о его махинациях. В нашей стране не верят в то, что миллионы можно заработать честным путем. Но нет никаких документов, подтверждающих непорядочность Шлимана в делах. Его современники считали его честным и надежным партнером. 


Жена не разделяла увлечений мужа. В семье было трое детей и все ее мысли были об обеспечении их будущего. Одним из толчков, побудивших его решительно порвать с купечеством, стал большой пожар в порту Мемеля, куда приходили грузы для Шлимана. Когда прикидывающий грандиозные убытки Шлиман прибыл в порт, оказалось, что только его товар уцелел. Его просто не успели разгрузить. Вместо чудовищных убытков – грандиозная прибыль, потому что цены взлетели невероятно. Таких подарков судьбы в его жизни было немало. Так, во время эпидемии холеры, когда он только приехал в Россию, ни сам Шлиман, ни его сотрудники заразу не подцепили, словно заговоренные. Таким же подарком оказалась позже и Троя. Вскоре Шлиман продает свое прибыльное дело и отправляется в кругосветное путешествие – искать себя. Этот этап его жизни – путешествия по разным странам – продолжается три года. И, как всегда у Шлимана, сопровождался его выдумками – он утверждал, что в 1859 г. в Палестине «подвергся обрезанию и отправился паломником в Мекку».

В возрасте 44 лет, чувствуя, как не хватает ему знаний, Шлиман становится студентом Сорбонны. Он изучает французскую поэзию и арабский язык, греческую философию, египетскую филологию – все, чему он не мог учиться в юности. Он не теряет надежды уговорить жену приехать к нему во Францию. Но Екатерина Петровна не собирается потакать фантазиям мужа и уезжать из Петербурга. Она не понимает, зачем менять успешный бизнес на призрачные клады, считает это безумством. Книга с говорящим названием «Не привози с собой Гомера» содержит письма жены к мужу, которые раскрывают вечную трагедию разных натур – ищущего смысл жизни мужа и хранительницы семейного очага – жены. 


Во время учебы Шлиман посещает те места Греции и Турции, которые связаны с Гомером, причем движется при этом путем Одиссея. В Греции он встречается с энтузиастом поиска Трои американским консулом Фрэнком Калвертом и со своей судьбой. Они не были первыми искателями – на Гиссарлыке Трою пытались искать давно. Вызывали споры не только место, где находилась Троя, но и вообще ее существование, да и саму Троянскую войну многие считали вымыслом. Только не Шлиман. Он, наконец, нашел, чему стоило посвятить жизнь. С этого момента Троя стала его маниакальной идеей. 


Примерно тогда же, понимая, что брак не спасти, Шлиман заочно по американским законам оформляет развод, который в России не признается законным. После того, как он вступает во второй брак с гречанкой Софией Энгастроменос, ему, как двоеженцу, путь в Россию закрыт окончательно. Софии было всего 17 лет. Замуж за человека, старше ее на 30 лет, далеко не красавца (Шлиман был маленького роста и с непропорционально короткими ногами) она выходила не по любви, а по приказу отца, обрадованного богатством будущего зятя, о чем бесхитростно и сообщила жениху. Но брак оказался на редкость удачным. Шлиман получил не только молоденькую красавицу-жену, но и настоящую сподвижницу во всех его делах. У них родилось двое детей – Андромаха и Агамемнон. О романе Генриха Шлимана и Софии Энгастроменос, их жизни есть прекрасный роман И. Стоуна «Греческое сокровище».


Свои первые раскопки Шлиман провел не как археолог, а как кладоискатель, то есть варварски. Он просто прорезал Гиссарлык огромным 15-ти метровым рвом сверху донизу, не снимая, как это будет принято позже, слой за слоем. На сегодняшний день считается, что таких слоев было 12. Все верхние слои были перемешаны и безнадежно погублены, в том числе и гомеровская Троя. Но обнаружив во втором снизу слое мощную стену со следами пожара, он решил, что нашел то, что искал – легендарную Трою. Потом оказалось, что его находка старше гомеровской Трои на тысячу лет, а главное сокровище, найденное в тот момент, когда Шлиман собирался завершить раскопки в Трое навсегда и названное им «кладом Приама», принадлежит какому-то другому царю, что не умаляет его ценности для истории. То, что нашел Шлиман, представляло собой двуручный серебряный сосуд, в котором было более 10 000 вещей: 1000 золотых бусин, шейные гривны, браслеты, серьги, височные кольца, налобная золотая лента, две золотые диадемы, массивный золотой соусник, вероятно, для ритуальных жертвоприношений.




Шлиман и тут придумал легенду о том, что вынесла клад его жена София в корзине с овощами. Правда, вес клада был весьма значительным, так что или София обладала недюжинной силой, или выносила в несколько приемов. Правда, в это время она и находилась совершенно в другом месте. Скрыв клад и вывезя его в Афины, Шлиман нарушил все договоренности, которые были у него с Османской империей при даче разрешения на раскопки. Он объяснял это страхом за сохранность клада. И у него были на то основания. Найденные до того золотые вещи турецкие рабочие переплавили и продали.

Появление фотографии Софии Шлиман в украшениях из клада Приама произвело в Европе взрыв самых разных эмоций – от восхищения до негодования.


Ученый мир обвинял Шлимана в подлоге, в мистификации, в фальсификации. Турция наложила на него штраф и запретила дальнейшие раскопки. Все эти перипетии описаны в книге Ф. Ванденберга «Золото Шлимана».


Страсти кипели. Профессиональные ученые историки обвиняли Шлимана в том, что он просто купил или заказал все это золото у ювелиров. В лучшем случае, все это собрано из различных раскопок и преподнесено как единая коллекция. Книги самого Шлимана, посвященные его идеям и находкам, также были встречены неоднозначно. Трудно было смириться с тем, что дилетант, над которым посмеивались, относя его археологические опыты на счет купеческих чудачеств, сделал то, о чем мечтал каждый серьезный историк.


Путь в Трою был для него закрыт, но Шлиман не остановился на достигнутом, и начал проводить раскопки в Греции, в которой он был национальным героем – ему удалось подтвердить славную историю Эллады. Следующей сенсацией стала открытая им уже на территории Греции неизвестная до этого цивилизация – микенская. Только опись найденного в Микенах составляет 206 страниц: золотые короны, кубки, перстни, браслеты, посмертные маски. И самая знаменитая находка, которую Шлиман тут же окрестил маской Агамемнона, хотя это тоже ничем не подтверждено. Но под этим названием она вошла в историю.


20 лет продолжалась археологическая деятельность Шлимана. Он работал в городах гомеровской Греции – Микенах, Тиринфе и Орхомене, на острове Итака. Позже, получив от Шлимана крупные денежные суммы, турки позволили ему продолжать раскопки Трои. Шлиман не ставил перед собой задач искать клады – ему нужны были подтверждения существования всех тех городов и тех событий, о которых он читал у древнегреческих авторов. Он очень хотел провести раскопки в Колхиде, но русское правительство ему твердо отказало. Клады словно сами шли ему в руки. Во время раскопок были найдены 129 кладов, из которых извлечены более 40 000 предметов. Такого количества кладов с уникальными золотыми произведениями искусства не находил никто и никогда. Никакие великие открытия XIX и XX веков это феноменальное достижение в мировой археологии не затмили. Что это – удивительное везение, или все-таки мошенничество?

Этому посвящена книга Э. Кирш «Сокровища Трои и их история», которая представляет весь спектр мнений по этому вопросу, всю многолетнюю борьбу вокруг шлимановских находок, полемику, ведущуюся политиками, юристами и искусствоведами. Автор скрупулезно и объективно прослеживает судьбу сокровищ, их странные исчезновения, в том числе и после Второй мировой войны, когда они оказались в качестве трофеев в СССР. Ее задача – дать самую полную информацию о них.


Парадоксально, но эти удивительной красоты вещи долго не могли найти свое место в музеях. Мечтой Шлимана было поместить их в музей своего имени в Греции, но она так и осталась невоплощенной. Шлиман предлагал их России, Франции, Германии, множеству других стран, но то ли цена оказалась неподъемной, то ли скандальный ореол вокруг Шлимана отпугивал музейщиков. В конце концов Шлиман подарил их Германии, где они благополучно исчезли в музейных хранилищах на долгие годы. Как они оказались после Великой Отечественной войны на территории СССР, до сих пор толком неизвестно. СССР всегда отрицал наличие клада. Но в 1996 году выставка троянского золота произвела настоящий фурор. Сейчас владеет коллекцией Россия и каких-то планов по изменению этого положения нет.

А сам Генрих Шлиман – гражданин нескольких стран, по рождению немец, душой – русский («я русский, …я московский уроженец… я испытывал большое наслаждение… и до того с этим свыкся, что и сам начал думать о себе как о москвиче»), сердцем – грек, навсегда останется в истории, как человек, помогший стать археологии наукой, подаривший человечеству целую древнюю цивилизацию, неведомый до этого эгейский мир догомеровской Греции, относящийся к бронзовому веку и доказавший, что человек может начать жизнь сначала даже в 50 лет и даже совершить что-то великое. 


 

Список использованной литературы:

Богданов, И. А. Генрих Шлиман. Русская авантюра / Игорь Богданов. – Москва : АСТ : Олимп, 2008. – 415, [1] с. : портр

Ванденберг, Ф. Золото Шлимана : перевод с немецкого / Филипп Ванденберг ; под редакцией М. В. Ливановой. – Смоленск : Русич, 1996. – 592 с.

Водолазкин, Евгений Германович (1964-). Инструмент языка : о людях и словах / Евгений Водолазкин. – Москва : Астрель, 2012. – 349 с.

Гаврилов, А. К. Петербург в судьбе Генриха Шлимана / А. К. Гаврилов ; Российская акад. наук, Санкт-Петербургский ин-т истории. – Санкт-Петербург : КОЛО, 2006. – 447 с.

Криш, Элли Г. Сокровища Трои и их история : перевод с немецкого / Элли Г. Криш. – Москва : Радуга, 1996. – 239 с. : ил.

Надеждин, Николай Яковлевич.Генрих Шлиман: "Благословенная Троя" / Николай Надеждин. – Москва : Майор : Изд. Осипенко А. И., 2009. – 191 с. : ил., портр. – (Серия книг "Неформальные биографии") 

Стоун, Ирвинг (1903-1989). Греческое сокровище : биографический роман о Генри и Софье Шлиманах / Ирвинг Стоун ; перевод с английского В. Харитонова, М. Литвиновой. – Москва : Прогресс, 1979. – 463 с.

Шлиман, Генрих. Золото Трои : автобиография / Генрих Шлиман ; [перевод с немецкого А. Петросян]. – Москва : Эксмо, 2019. – 448 с. : цв. ил. – (Подарочные издания. Великие путешествия).

Шлиман, Генрих (1822-1890).Илион. Город и страна троянцев / Генрих Шлиман ; [пер. с англ. Н. Ю. Чехонадской]. – Москва : Центрполиграф, 2009

Т. 1 [Текст]. – 2009. – 541, [2] с. : ил.

Т. 2 [Текст]. – 2009. – 505 с., [20] л. ил., карт. : ил.

Шлиман, Генрих (1822-1890).Троя / Генрих Шлиман ; [пер. с англ. Н. Ю. Чехонадской]. – Москва : Центрполиграф, cop. 2010. – 398, [1] с., [4] л. ил. : ил.

Шлиман, Е. П. Не привози с собою Гомера…: Письма Е. П. Шлиман Генриху Шлиману / Предисл., подгот. текста и примеч. И. А. Богданова. – Санкт-Петербург : Изд-во "Дмитрий Буланин", 1998. – 226 с. : портр.

Штоль, Г. А. Генрих Шлиман : мечта о Трое / Г. Штоль ; перевод с немецкого А. Попова и А. Штекли. – 2-е издание. – Москва : Молодая гвардия, 1991. – 430, [2] с., [8] л. ил. : фото ; 11 см. – (Жизнь замечательных людей).

 

Элеонора Дьяконова, Центральная библиотека им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...