четверг, 6 декабря 2018 г.

Олег Григорьев: «Люди от звезд происходят...»


Знаете ли вы поэта Олега Григорьева?
Если знаете, вспомните, что сегодня ему исполнилось бы 75 лет и почитайте его стихи.
Если не знаете, давайте знакомиться.
Лучше всего рассказал об Олеге Григорьеве поэт Михаил Яснов:
«Друзья юности Олега Григорьева рассказывали, что он не хотел взрослеть. Был он невысок, моложав, тонкой кости и долгое время говорил, что ему семнадцать лет. Мы познакомились, когда ему уже перевалило за сорок. Он был бородат, испит, болен, но на трезвую голову неожиданно превращался в ребенка, с простодушным удивлением и радостью открывавшего знакомый мир».

Григорьев родился 6 декабря 1943 года в Вологодской области. Отец вернулся с фронта — но запил. Мать Олега с двумя детьми уехала в Ленинград, где прошла вся жизнь будущего поэта и где он умер 30 апреля 1992 года.
В детстве Олег был, как тогда говорили, «центровым» — жил он с матерью и старшим братом в двух шагах от Дворцовой площади, — и все игры проходили в центре города: в проходных дворах на Невском или в собственном дворе, где приходилось что ни день завоевывать свое право на место под солнцем.
Олег рано начал рисовать. Но большинство его детских рисунков погибло во время наводнений, когда, что ни год, вода заливала подвальную комнату, где они тогда жили. Он хотел учиться, но в первый же школьный день у него украли портфель со всеми столь тяжело по тем послевоенным временам собранными учебниками и тетрадями. Он хотел дружить с ребятами — но не знал, как с ними ладить. Он хотел рисовать одно — педагоги заставляли делать совсем другое...
Он должен был стать художником, но, по его собственным словам, «не отстоял себя как живописца». В начале шестидесятых Григорьева изгнали из художественной школы при Академии художеств. Изгнали за то, что рисовал не то и не так. За то, что был насмешлив и скандален. За то, что имел особый взгляд, улавливающий смешную и трагичную алогичность жизни». Михаил Яснов «Маленькие комедии» Олега Григорьева 
С раннего возраста увлекался рисованием. С 1956 по 1961 г. учился в Средней художественной школе при Институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина, в одном классе с Михаилом Шемякиным, с которым дружил. 
Олег Григорьев и Михаил Шемякин. Фото Сергея Подгоркова


Михаил Яснов: «В начале 60-х юношу изгнали из СХШ при академии художеств. Изгнали за то, что по-прежнему рисовал не то и не так. За то, что был насмешлив и скандален. За поэму «Евгений Онегин на целине», которую подал вместо сочинения и в которой отвёл душу, издеваясь над целинным «запоем» тех лет. За такие, например, стихи, – рассказывают, что их нашёл однажды в своём кабинете записанными на доске учитель физики:
Когда бы с яблони утюг
Упал на голову Ньютона,
То мир лишился бы тогда
Всемирного закона…
…В эти годы — не став живописцем, но сохранив дружбу и духовную связь со многими известными ныне художниками, — он становится поэтом. И на эти же годы приходятся начало его пьянства, отсидка в Крестах, ссылка, вытеснение из взрослой литературы в детскую, из детской — в непечатание; а дальше — усилившаяся бытовая несовместимость с миром, пьянство, психушка, снова Кресты, бездомность, ранняя и нелепая смерть…» Михаил Яснов «Путешествие в чудетство.Книга о детях, детской поэзии и детских поэтах» 

В 1961 году сочинил четверостишие «Я спросил электрика Петрова», ставшее известным «детским народным» стихотворением с «черным» юмором.
Я спросил электрика Петрова:
— Для чего ты намотал на шею провод?
Петров мне ничего не отвечает,
Висит и только ботами качает.

Олег  Григорьев работал сторожем, кочегаром, дворником.
В 1971 году выпустил первую книжку детских стихов и рассказов «Чудаки», ставшую популярной; по нескольким произведениям из неё («Гостеприимство», «Апельсин») были сделаны выпуски журнала «Ералаш».


Гостеприимство
Встаньте с этого дивана,
А не то там будет яма.
Не ходите по ковру -
Вы протрёте там дыру.
И не трогайте кровать -
простынь можете помять.
И не надо шкаф мой трогать -
У вас слишком острый ноготь.
И не надо книги брать -
Их вы можете порвать.
И не стойте на пути…
Ах, не лучше ль вам уйти?

Апельсин
Коля сидит нa бревне и ест aпельсин.
Дольку зa долькой. Приходит Петя.
- Вкусно? - спрaшивaет Петя.
- Ещё кaк, - отвечaет Коля.
- Эх, - говорит Петя, сaдясь рядышком. - Если бы
у меня был aпельсин, я бы обязaтельно с тобой поделился.
- Дa-a-a, - скaзaл Коля, доедaя aпельсин, - жaль,
что у тебя нет aпельсинa.

В 1981 году в Москве вышла вторая его детская книга — «Витамин роста»:


Мир был, как глобус, синь и кругл.
Учитель биологии ходил по классу из угла в угол
И читал лекцию о питании человека.
В связи с научными достижениями века.

- Дорасти до потолка в наше время
Относительно просто.
для этого открыт в природе
Витамин А - витамин роста.
Особенно много витамина А
Содержит в себе морковь.
Наверно, поэтому у маленьких детей,
Особенно у зайцев,
К ней такая любовь.

В 1985 году по поэме Олега Григорьева «Витамин роста» Леонид Десятников написал одноактную классическую оперу для детей, для солистов и фортепиано. В 1988 году по этой же поэме был снят одноимённый мультфильм (реж. Василий Кафанов)

Михаил Яснов: «Однажды мы выступали вместе с ним в Доме детской книги. Олег умел подначивать. Вскоре аудитория заговорила с ним на одном языке – и когда дело дошло до традиционных вопросов, кто-то из ребят, подхватив его игровую иронию, спросил у Олега: «Сколько росту вы весите?» На что последовал незамедлительный ответ: «Метр семьдесят килограмм!» Впоследствии я вспомнил эту встречу в стихотворении, посвящённом памяти Олега:
– Сколько росту вы весите?
– Метр семьдесят килограмм.
– А куда вы всё время лезете?
– Лезу за пазуху вам.
– А что вы там ищете?
– Камень.
– Он не под мышкой, а в почке.
И что вы там рвёте руками?
– Я собираю цветочки.
– Нельзя разрушать искусство,
душе пустотой грозя!
– Тогда покажите пусто
и дайте мне, что нельзя!»

Писатель Виктор Голявкин вспоминает:
«Мы знали друг друга с давних ученических лет, и многие встречи с ним остались в памяти, как подчёркнутые строчки.
После работы в мастерской я приходил в общежитие, ложился на кровать и писал короткие рассказы.
Олег Григорьев часто приходил послушать мои рассказы (тогда все друг к другу ходили). Он удивлялся, восторгался и сам писал стихи…
Настроение его стиха, как правило, неординарно. А я считаю, писатель или поэт с того и начинается, что мыслит не в общепринятом русле. По крайней мере, для нашего времени так было лучше (может быть, это мнение не навсегда).
Олег Григорьев задал новое направление художественной мысли». Михаил Яснов «Путешествие в чудетство. Книга о детях, детской поэзии и детских поэтах» 

В 1989 году вышла книга Григорьева «Говорящий ворон», он получил вторую судимость «за дебош и сопротивление милиции» с условным сроком и многие поэты и писатели выступили в его защиту. За полгода до смерти его приняли в Союз писателей.


Умер 30 апреля 1992 года в Санкт-Петербурге от прободения язвы желудка.
Похоронен в Петербурге, на Волковском кладбище. Уже после смерти издано несколько красочно оформленных книг с его произведениями, в том числе в переводе на немецкий и на французский язык. В Петербурге, в доме на ул. Пушкинской, 10 открыта мемориальная доска.
Среди камней живым комком
Ползу один во тьме.
Хоть и свечу я светлячком,
Никто не светит мне.

Его стихи отличаются афористичностью, парадоксальностью, элементами абсурда и чёрного юмора, из-за чего его часто сравнивают с Даниилом Хармсом, но Григорьев более непосредственный, искренний и ранимый.

Люди от звезд происходят...
Люди от звёзд происходят,
Поэтому вертикально и ходят.
Звёзды людей притягивают,
Земля сплющивает,
А звёзды растягивают.

Звёзды и месяц купались в реке
Звёзды и месяц купались в реке,
Удочку крепко держал я в руке.
Вижу: под воду ушёл поплавок,
Месяц я ловким движеньем подсёк.
Круто взметнулся он синим хребтом.
Звонкую леску отсёк, как серпом.
И улетел, ослепляя глаза,
Вместе со звёздами в небеса.

Батон
С длинным батоном под мышкой
Из булочной шел мальчишка,
Следом с рыжей бородкой
Пес семенил короткий.
Мальчик не оборачивался,
И батон укорачивался.

Жалоба
Пойду домой, пожалуюсь маме,
Что луна зажата двумя домами.

Контрабас
Коля ходит в первый класс
Музыкальной школы.
Зачехленный контрабас
Втрое больше Коли.
Через лужи прямо вскачь
В школу он несется.
— Ну малютка и силач! —
Вслед народ смеется.
Как же так? Ответ простой:
Контрабас внутри — пустой.

Шторы
Однажды я в шторы закутался,
Стал раскутываться и запутался.
Зато распутывался так старательно,
Что запутался окончательно.
Видимо, штора пошла винтом,
Но понял я это только потом.
Когда оторвалась штора,
Запутался я в которой.

Моряк
Молодой моряк в матроске
Вышел к берегу реки.
Снял матроску по-матросски,
Снял морские башмаки,
По-матросски раздевался,
По-матросски он чихнул,
По-матросски разбежался
И солдатиком нырнул.

Идет и сидит
Без мамы купили мы с папой
В магазине пальто.
Мне пальто, а папе шляпу —
Идем домой под зонтом.
Папа идет, сердит, —
Шляпа ему не идет.
Я на папе сижу —
Пальто на мне не сидит.

Если
Если вы на качели сели,
А качели вас не качали,
Если стали кружиться качели
И вы с качелей упали,
Значит, вы сели не на качели,
Это ясно.
Значит, вы сели на карусели,
Ну и прекрасно!

Высота
— Ты боишься высоты?
— Нет, нисколечко. А ты?
— Не боюсь, коль высота
Мне не выше живота.

Напугал
Я забрался под кровать,
Чтобы брата напугать.
На себя всю пыль собрал.
Очень маму напугал.

Трус
— Чего ты трясешься?
Ты, видимо, трус.
Разве можно бояться коров?
— Я не трус, я не трус,
Я коров не боюсь,
А боюсь только их рогов.

Бабушка
Старая, слабая бабушка
Оставила дома ключик.
Звонила старая бабушка,
Но не открыл ей внучек.
Старая бабушка ухнула,
В дверь кулаком бахнула,
Дубовая дверь рухнула,
Соседка на кухне ахнула,
Качнулся сосед на стуле,
Свалился с кровати внучек.
Упала с полки кастрюля
И бабушкин маленький ключик.

Комары
Мой приятель Валерий Петров
Никогда не кусал комаров.
Комары же об этом не знали
И Петрова часто кусали.

Ноги и руки
Один человек мыл ноги,
Повесив на стул брюки.
Странно, мыл ноги,
А помылись и руки.

* * *
Прохоров Сазон
Воробьев кормил.
Бросил им батон -
Десять штук убил.

* * *
- Где лучше тонуть: в пруду или в болоте?
- По мне если тонуть, так лучше уж в компоте.
Хоть это и грустно, но по крайней мере, вкусно.

Пирог
— Кто съел пирог?
— Мы не ели.
То есть мы съели,
Но не хотели.
Это все птицы.
Они прилетели
И, если б не мы,
Они бы все съели

Из дома в дом
Из дома в дом трубу несут
Веселых пять ребят.
Смотри-ка, восемь ног идут,
А две ноги висят.

В чулане
Посиди в чулане —
И как можно длительно:
Серый город станет
Просто ослепительный.

*  *  *
Качалась Галя в гамаке
И ела абрикосы,
Почуяв сласть в её кульке,
Слетелись злые осы.

Раздался плач, раздался крик,
Упал в траву кулёк.
И Галя вмиг на землю прыг -
И к даче наутёк.

Серёжа веткой помахал,
И разлетелись осы.
Кулёк поднял, плоды собрал,
Снёс Гале абрикосы.

А мог бы лечь в гамак и съесть...
Да, кавалеры всё же есть.

Дрожащие стихи
В запертом зале
Вздрогнуло что-то,
Будто ударил
Кто-то кого-то.

Дрожащий папа
Дрожащей рукой
Дрожащую маму
Повел за собой.

Дрожащую дверь
Открыл в темный зал,
Там кот дрожащий
На лавке дрожал.

Дрожащие стекла
В окнах дрожали,
Дрожащие капли
По стеклам бежали.

Сидела на раме
Дрожащая мышь.
Сказал папа маме:
«Ну что ты дрожишь?

Ты просто трусиха.
Здесь нет никого,
Спокойно и тихо.
Дрожать-то чего?»

Так папа сказал...
Но, выйдя из зала,
И папа дрожал,
И мама дрожала.

*   *   *
Я взял бумагу и перо,
Нарисовал утюг,
Порвал листок, швырнул в ведро -
В ведре раздался стук.

*   *   *
Я сам себя в пальто одел
И рукавом свой нос задел.
Решил пальто я наказать
И без пальто пошёл гулять.

*   *   *
Звёзды и месяц купались в реке,
Удочку крепко держал я в руке.
Вижу: под воду ушёл поплавок,
Месяц я ловким движеньем подсёк,
Круто взметнулся он синим хребтом,
Звонкую леску отсёк как серпом
И улетел, ослепляя глаза,
Вместе со звёздами в небеса.

*   *   *
Лежал я на кочке, как на вате,
Далеко-далеко от всяких подушек,
От раскладушек, перин и кроватей
И слушал пенье лягушек.
 
* * *
Цель жизни —
Умереть не страдая.
Формула очень емкая
И в то же время простая.
 
* * *
Пляж давно опустел,
Дождь идет обложной.
Лежат опечатки тел,
Заполненные водой.

Двустишия
* * *
Время устало и встало...
И ничего не стало.

* * *
Я ударился об угол —
Значит, мир не очень кругл.

* * *
Я волновался от страха,
Как на веревке рубаха.

* * *
Пойду домой, пожалуюсь маме,
Что луна зажата двумя домами.

* * *
— Что, если мир раскрутить посильнее?
— Подумай о бабушке, что будет с нею?

* * *
Упал я — вот неудача!
Кругом же смех вместо плача.

* * *
Шел я между пилорам —
Дальше шел я пополам.

* * *
Пес тоскует на цепи —
А попробуй отцепи.

* * *
Солнце грело, грело...
И перегорело.

* * *
Смерть прекрасна и так же легка,
Как вылет из куколки мотылька

* * *
Ходил я против ветра носом.
Остался на всю жизнь курносым...

Гений
Гений летал над моей головой
Вроде растрепанной книжки,
Хлопали крылышки за спиной,
Как на кастрюлях крышки.

Сбоку висел пустой пенал,
Не было стрел в нем и перьев.
Гений все стрелы свои расстрелял,
Был безопасней теперь он.

Спущен лук, потускнел его нимб,
С виду мальчишка жалкий.
Громко ругаясь летели за ним
Злые вороны и галки.

Не смеется он и не поет,
А все равно раздражает,
Тем что летает, а не полезет,
Выше стаи летает.

Рождественская песенка
Трещит рождественский мороз,
Окошко, как в слюде,
Карниз сосульками порос —
Весь в длинной бороде.

Скорей зажгите свечки,
Да не свалите ель,
Пускай, как искры в печке,
Сверкает канитель.

Подайте нам варенья,
Разлейте всем сбитень —
Сегодня День Рожденья,
Христа-Младенца день!

Явился наш Мессия,
Простой малыш, как все.
Упрятала Мария
Его в хлеву, в овсе.

С небес звезда смотрела
Сквозь обветшалый кров,
В яслях младенца грело
Дыхание коров.

Волхвы, цари, весталки
На ту звезду пошли
И к Рождеству подарки
Исусу принесли.

Густого меда соты,
В корзинах виноград,
Маслины и компоты,
Халву и мармелад.

Плетей чесночных косы,
И сочный абрикос,
И груши, как кокосы,
И с голову кокос.

Бананы, и гранаты,
И манго терпкий сок,
Кораллы, бриллианты
И золота мешок.

И привели с собою
К нему слонов больших,
Ягнят, коней в попонах
И даже львов ручных.

Был настоящий праздник
И пир, и бой зверей,
И слух разнесся сразу:
Родился Царь Царей!

Той вестью пораженный,
Царь Ирод побледнел...
Он всех новорожденных
В тот день убить велел.

Своих сатрапов резвых
Послал во все места —
Мальчишек перерезать,
А вместе и Христа.

Железные запоры
Срывали палачи,
Врывались в дом, как воры,
При солнце и в ночи.

Мальчишка ли, девчонка,
Никто не разбирал,
Лежал малыш в пеленках,
Да так и погибал.

Мария и Иосиф
С ребёнком на осле,
Нашли, лачугу бросив,
Приют в чужой земле.

И золото? Подарки?
Мотки жемчужных бус?
Все бросили: не жалко,
Остался бы Исус.

Из клеток отпустили
На волю всех зверей,
Христа платком укрыли
И скрылись поскорей.

Идти опасно было,
Скакал в лесу отряд,
Но елочка укрыла
Их ветвью от солдат.

Дала та ель спасенье
И кров семье святой,
Поем мы в День Рожденья
О елочке простой:

"В лесу родилась елочка,
В лесу она росла
И много-много радостей
Детишкам принесла".

Вверху звезда сверкает,
А снизу крест — смотри.
И свечки полыхают —
Их ровно тридцать три...

Царь Ирод безобразный
Истлел давным-давно.
Едим мы торт на праздник,
Пьем сладкое вино.

И, поднимая чаши,
Поем мы о Христе,
Как за грехи он наши
Распят был на кресте.

Закрыт скалой в пещере,
А поутру исчез...
Христос воскрес, мы верим,
Воистину воскрес!

О, дай, Исус, нам счастья
И исцеленье дай,
Спаси нас от напасти
И вознеси нас в РАЙ...

Об Олеге Григорьеве, его стихи читайте
http://bdn-steiner.ru/modules.php?go=page&name=Poezia&pid=40601
https://agniyainteralia.blogspot.com/2013/12/Grigoriyev-Oleg.html - 

«Страшилки» и «смешилки» Олега Григорьева

8 комментариев:

  1. Талантливый детский поэт Олег Григорьев! Спасибо за позитив!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, я вот даже и не знаю, детский ли поэт Олег Григорьев, хотя много писал для детей. И насчет позитива - в стихах сегодняшнего юбиляра много и трагического...

      Удалить
  2. Вот бывает краткость - сестра таланта, а тут - простота.
    "Рождественская песенка" отдельно прекрасна, таким лёгким слогом - и о Таком... Потрясающе.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, меня тоже "Рождественская песенка" очаровала))

      Удалить
  3. Ирина, спасибо Вам! С огромным удовольствием прочитала пост. Вы же знаете, я Олега Григорьева тоже очень люблю!)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Агния! Я прочитала Ваш пост "«Страшилки» и «смешилки» Олега Григорьева", написанный с такой любовью, и дала ссылку на него в Вашем блоге. Спасибо!

      Удалить
    2. Ирина, большое спасибо за ссылку!)

      Удалить
    3. Агния, Вам спасибо за личностный, неравнодушный рассказ о Поэте!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...