понедельник, 12 июня 2023 г.

Россия: 140 стихотворений южноуральских поэтов

 

Стихи даны в алфавите авторов.

 

Золотая Русь

Песня

 

Край заснеженный, край берёзовый

вместе с вьюгами и морозами,

С перезвонами колокольными

многозвучными и раздольными,

Ты — лебёдушка белокрылая,

песня звонкая журавлиная,

Ты — и тайна, и откровение,

память светлая и спасение.

 

Заповедный край рек, полей, лесов

наших прадедов, дедов и отцов.

Всё, что свято мне, всё, чем я горжусь —

называется золотая Русь.

 

Если вороги жгут нас грозами —

над невзгодами не льём слёзы мы,

А встаём стеною незримою,

заслонив собой Русь родимую,

Синеокую Русь безбрежную,

Русь спокойную и мятежную,

Вскинув головы непокорные,

чтоб рассеялись тучи чёрные.

 

В дни весенние вместе с зорями

хорошеет край наш лазоревый,

А рябиновой спелой осенью

золотые нам дарит россыпи.

Льётся песнями над просторами,

веет свежестью над озёрами,

Принимает всех с миром радости,

с пониманием — не из жалости.

 

Твои помыслы добродетельны,

Русь степенная — твои дети мы.

Русь заветная, изначальная —

наша Родина величавая.

Не страшны тебе и столетия,

наша гордость ты и бессмертие,

Наше прошлое и грядущее,

настоящее и насущное.

 

Заповедный край рек, полей, лесов

наших прадедов, дедов и отцов.

Всё, что свято мне, всё, чем я горжусь —

называется золотая Русь.

А. Алфёрова

 

Матушка Русь воистину сетовала

Матушка Русь

воистину сетовала

На неразумных и грешных детей.

Что не ждала, не гадала, не ведала,

Но победил

иноземный злодей.

 

Как теперь жить без любви,

без достоинства?

Всё истребил ворог до черноты.

Слуги злодея глумятся без таинства,

Чтобы во лжи

довести до черты.

 

Словно жена нелюбимая —

брошена.

Словно дитя — угодила в приют.

Иродом падшим была заворожена —

Не избежала

предательских пут.

 

Русь горевала,

воистину сетовала,

Думы и боль вознося с верой ввысь:

— Где ты надежда и песня неспетая?

Где ты, спаситель Руси?

Отзовись!

А. Алфёрова

 

* * *

... И вновь над светлою Россией

сошлись небесные пути.

Дожди уже отморосили

из Божьей благостной горсти.

 

И низко стелется кочевье

не улетевших к югу птиц,

и в час задумчиво-вечерний

склоняются все ветры ниц.

 

И тянутся просторно нивы,

что вдоль и вширь не обойти,

где песни грустной — переливы

душе дороже не найти...

Н. Аншукова

 

Русская... могучая...

Колоколенки да башенки

в небе будто бы парят...

Ярко кистями раскрашены,

как и алая заря.

 

То ли краска, то ли кровушка —

красное на голубом...

Пропадай, моя головушка,

осеню себя крестом!

 

Русская земля могучая, —

колокол зовёт опять...

Разделяю твою участь я:

снова — только побеждать!..

Н. Аншукова

 

Боже, не оставь мою Россию...

Боже, не оставь мою Россию —

тихий шёпот таял на устах...

 

Журавли молитву уносили

в поднебесье на своих крылах,

пролетая над землёй нарядной,

где осенний ветер наугад

листья собирал, как скряга жадный,

чтоб звенел в округе листопад...

Ввысь взмывал, рассыпавшись красиво,

этот рыжий трепетный огонь!..

 

Боже, не оставь мою Россию —

лёг иконкой листик на ладонь...

Н. Аншукова

 

Россия, пахнущая снегом...

Россия, пахнущая снегом,

полынной пылью и тоской! —

на колеснице и в телеге,

на всех дорогах, Бог с тобой.

 

В полях и редких перелесках

на тихом птичьем языке,

течёт разбуженная песня,

как капля мёда по руке.

 

И что нам плаха, что нам смута

и что нам развесёлый рай,

коль снова ласковое утро

в молочную ныряет рань.

Н. Аншукова

 

* * *

Ты ль не была колокольным набатом...

Ты ль не была колокольным набатом,

ты ль не была родниковой водой?..

Тянется время, кострами объято —

тянется медленно век непростой.

Плакать ли снова, слезу утирая,

или смеяться над чёрной тоской? —

видно, ключи от заветного рая

спрятаны крепко за дальней верстой.

Не подведите, крестьянские дроги —

во поле чистом ветрам поклонюсь.

Крест деревянный тонет в убогой

милой сторонке с названием — Русь!

Н. Аншукова

 

Голубой костер

Поля, поля —

Ни края,

Ни границ...

Над колыханьем зреющего хлеба

На перезвоны радостные птиц

Задумчиво

Облокотилось небо.

Родная Русь!

Костер мой голубой!

Веди меня

Дорогою столетий!

Какой,

Скажи,

Таинственной звездой

Ты зажжена

Для нас на этом свете?!

Ни чернозем

И ни сосна,

Ни гриб

Нам не открыли тайну ту

Доселе,

Ни запах меда

От цветущих лип,

Ни журавли,

Летящие в апреле.

Но нам вросли,

Окутанные в синь,

В живую грудь

Твои рассветы,

Горы...

Как жаль —

Душа не может отразить

Все это так,

Как светлые озера.

И мой отец,

Что на войне погиб,

Шел в смертный бой,

Но слышал сквозь метели

И запах меда

От цветущих лип,

И журавлей,

Вернувшихся в апреле.

И видел он

Рассвет в родном краю,

И Петроград,

Колонны боевые,

И борозду

Колхозную свою,

Что им была проложена

Впервые...

Родная Русь!

Костер мой голубой!

Веди меня дорогою

Столетий!

Какой,

Скажи,

Таинственной звездой

Ты зажжена

Для нас на этом свете?!

В. Богданов

 

Русь

Обжитый мир под солнцем, под луной

И под лучами звездными косыми,

Где дух веков кружится надо мной

И распахнулся далями России.

 

И я иду навстречу тем векам,

Голубоглазый, русый, коренастый.

Колосья прикасаются к рукам,

Озера колыхаются глазасто.

 

Земля вовсю вращается, кричит

Холмом, золой,

Что с ней на свете было…

Роняет солнце тихие лучи

На обелиск,

На братскую могилу,

 

И кланяюсь я прошлому опять,

Родной земле за все крутые были.

Я в мир пришел — творить,

А не рыдать,

Века и так к нам на слезах приплыли…

 

Нам пришлое сегодня,

Как броня,

И в нас живут его земные боли.

Не потому ль мы встали у огня,

Не потому ль мы распахали поле?!

 

И, вглядываясь в лица наших дней,

В лицо огня и пашни,

Неба,

Пущи…

Мне каждый раз становится видней

Прямая связь меж прошлым и грядущим.

В. Богданов

 

Россия

Деревья в радужных накрапах

Мне сыплют росы на плечо.

И от земли весёлый запах

Сжимает сердце горячо.

 

В душе волненье пересилив,

Стою в раздумье и молчу.

Я запахи твои, Россия,

От всех на свете отличу.

 

Шальны твои раскаты грома,

Хмелен берёзовый настой.

Ты пахнешь сталью, космодромом,

Стыдливой ягодой лесной,

 

Дыханием горячей пашни,

Рекой с костром на берегу,

И отзвеневшим днём вчерашним,

Что встал стогами на лугу.

В. Богданов

 

Неповторимость

Я молодость, как буйного коня,

Всё гнал,

Всё гнал по кручам

И долинам.

И не вгляделся на пути недлинном

В ночную мглу,

В простор зелёный дня.

 

Мы в молодости временем щедры.

Бросал я дни налево и направо.

Безумно жёг высокие костры,

Беспечно падал в луговые травы.

 

Судить себя за это не берусь.

Всему свой час,

Всему земные сроки…

И счастлив я,

Что под звездой высокой

Она всегда неповторима — Русь!

 

И день ко дню склоняет время плотно,

И удаляет молодость мою.

Где раньше я промчался мимолётно,

Теперь в большом раздумии стою.

 

Из мглы ночной продвинулись ко мне

Высокой тайной вековые сосны

В игольчатой сквозящей тишине

Ушедшие кольнули в сердце вёсны.

 

И увели в простор зелёный дня,

Где даль встаёт дымами и стогами…

Земля качнулась тихо под ногами

И понесла — усталая — меня.

 

К раздумиям о буйствах тишины,

О тишине кипенья грозового…

А для чего мы в мире рождены

И для чего родятся люди снова?

 

Им снова жить бездумно до поры

И дни бросать налево и направо…

И разжигать высокие костры,

Беспечно падать в луговые травы…

 

И к ним придут раздумья — жизни груз,

Всему свой час,

Всему земные сроки…

И скажут вновь,

Что под звездой высокой —

Она всегда неповторима — Русь!

В. Богданов

 

Стихи о Родине

…Идут часы походкою столетий,

И сны встают в земной дали.

А. Блок

 

Что за сны мне снятся,

Что за сны?

Будто бы живу не в этом веке.

И звенят

Победные доспехи,

Возвращаюсь с Невским я с войны.

Что за сны мне снятся,

Что за сны?

 

Я убит.

И смолкли соловьи.

Стер мой конь о синеву подковы…

И над гулким полем Куликовым

Солнце встало на людской крови.

Я убит.

И смолкли соловьи.

 

…Вот сижу я в хате у окна:

Посинела в чугуне картошка…

Царь на тройке мчится за окошком…

Зреет дума,

Как чугун черна…

И сижу я в хате у окна.

Далеко уходит майский день,

Вся деревня в радости весенней,

И шагает по полю к нам Ленин,

И в руках у Ленина — сажень…

Далеко уходит майский день.

 

Что за сны мне снятся,

Что за сны?

Я утрами

напрягаю память.

И какими долгими ветрами

С вековой

пахнуло стороны!!

Что за сны мне снятся,

Что за сны?

 

Это думы предков-россиян,

От земной доверчивой любви,

В плоть мою ворвались по крови,

В земляничном зареве полян…

Думы — думы предков — россиян!..

 

Новый день зажег в степи зарю, родина,

Иду к твоим огням.

Мирный день,

Что предки дали нам,

В добрых снах потомкам подарю!

Новый день зажег в степи зарю…

В. Богданов

 

Матушка Россия

Посвящается Моей Маме, Татьяне Былининой

 

Я очень люблю Россию.

Ночные люблю города.

Озера с кристальной зыбью,

Их белые панцири льда.

 

Уральские горные цепи.

Кулончик луны над землёй.

И звёздные, звёздные сети,

За космоса чёрной кормой.

 

Люблю этот северный ветер,

Колючий и длинный порой,

Но больше всего я на свете

Люблю этот свет дорогой,

 

лежащий на Маминых шторах,

Где тополь седой головой,

В окно загляделся под шорох

Шагов за шершавой спиной.

К. Былинин

 

Родина

Погрузилась память в детство,

Я лежу, к земле припав.

Бьют в распахнутое сердце,

Словно ливни, стебли трав.

 

Как меня враги обидели,

Мать убили и отца.

Только ты моих родителей

Заменила до конца.

 

Согревала меня зорями,

Радугой касалась плеч.

И моё большое горе

Ты дотла сумела сжечь.

 

С неизбывною заботой

Ты, как мать, лишалась сна.

И за это всё работой

Я плачу тебе сполна.

 

А когда металл упрямый

В заводских печах варю,

То всегда с тобой, как с мамой,

Я о жизни говорю.

Ю. Гребеньков

 

Родина

Взглянул, будто вынул занозу.

Серебряной рощи кольцо,

Где каждую с детства березу

Я знаю не только лицо.

 

Колодец у бани. Как буки

Два пугала по-над межой…

Здесь родина с маленькой буквы,

Здесь Родина с буквы большой.

Н. Година

 

* * *

Все-то у русских не как у людей.

Все перед всеми во всем виноваты:

То за рассаду бесплодных идей,

То за цветы ядовитой навады.

 

Дождь поновил за оградой траву.

Выгадал время, пока я газету

От возмущенья по буковку рву,

Грязную в принципе сплетницу эту.

 

Только при чем здесь, не знаю, она —

Злая бумага в свинцовом изъяне,

Если Россия теперь лишь страна,

Где не по чину живут россияне.

Н. Година

 

* * *

Нашли страну, которую не жалко,

Где пошлая певичка — «наше всё»,

Где замогильно смутная гадалка

Цитируется, как стихи Басё.

 

Вялотекущий реализм отчизны,

Он мог быть худшим, если б не был им.

А мода на здоровый образ жизни

Попахивает затхлым и былым.

 

Споткнётся сердце вдруг на ровном месте,

Пойдут остросюжетные дела…

Но в снах берёз и в воробьином жесте

Ещё моя земля не умерла.

Н. Година

 

С любовью к России

А как еще к ней относиться,

К России — Родине моей?

С ней надо крепко подружиться,

До глубины души влюбиться,

По-честному трудиться

И гордиться

До окончанья дней.

Ю. Дворников

 

Признание

Я у России — мелкая песчинка,

Я у России — капелька воды,

Я у России — малая кровинка

В ее судьбе, заботах и любви.

 

Я у России — сын ее и воин,

Я у России — труженик полей,

Я у России тот, кто не спокоен

За слезы дочерей и матерей.

 

Я у России — боль ее и радость,

Я у России — гордость за успех,

Я у России тот, кому и надо

В короткой жизни многое успеть.

 

И в час, когда России тяжко будет,

Я встану грудью пред ее бедой.

А если вдруг погибну — не забудет,

Лишь только б у России был другой.

 

Такой же точно сын ее и воин,

Такой же точно труженик полей,

Кто ежедневно будет не спокоен

За слезы дочерей и матерей.

 

И в час, когда России тяжко будет,

Страну он также грудью б заслонил,

И отстоял… Погибнет — не забудет,

Лишь только б у России третий был.

 

Такой, как мелкая песчинка,

Такой, как капелька воды,

Такой, как малая кровинка

В судьбе, заботах и любви.

 

Всегда у нашего народа

Живет преемственность отцов

В борьбе за жизнь и за свободу,

И за бессмертие бойцов.

Ю. Дворников

 

Думы

В края чужие заносило,

Но думал я всегда о ней…

В чем притягательная сила

России — Родины моей?

 

Встают березовые рощи,

Звенит под камнем ручеек,

И наверху опять полощет

Мой красный флаг —

Родник тревог.

 

А эти песни удалые

Мне сможет разве кто напеть,

Где и просторы заливные,

И гор тускнеющая медь.

 

И запах той земли, которой

Врагу отцы

Не смели дать…

И сказочной зимы узоры…

А тут —

Уже не рассказать.

Ю. Дворников

 

Вера

Хлебом-солью на Руси встречают,

Открывают дружески сердца,

Поименно гостя величают

Все — от старого и до мальца.

 

Предки наши так установили,

Наказали роду своему:

 — Встретить по одежке, — говорили, —

Проводить достойно по уму.

 

Мы, все те традиции приемля,

Что спокон ведутся из веков,

Чувствуем ответственность за время,

За судьбу любых материков.

 

И встречаем также —

Это свято,

Перед хлебом вряд ли согрешишь,

Не посмеет с камнем,

Если спрятан,

Гость войти,

Коль хлебом угостишь.

Ю. Дворников

 

К Родине

Много сделано, многое пройдено,

Новый культ

связи с прежним

расторг.

В девяностые наша мавродина

Все жульё приводила в восторг.

 

Им такие открылись возможности,

И такая им выпала масть!

У страны,

Не взирая на сложности,

До сих пор

разбирают матчасть.

 

Встань, Россия,

С сиянием утренним,

С духом вольных просторов и гор

И врагам нашим

внешним и внутренним

Дай, как прежде,

достойный отпор!

С. Каратов

 

День России

Что за праздник — «День России»,

Если каждый день со мной

Небосвод бездонный синий,

Ветер солнечный шальной…

 

Неделимая, святая,

Разноликая, моя,

Вся — от края и до края —

Предков горькая земля…

 

То ухабы, то прорехи,

То восторги, то беда —

Исторические вехи,

Дни сражений, дни труда…

 

Где отыщется мессия,

Чтобы мне растолковать:

Так какой из дней России

Днём России называть?

А. Кердан

 

* * *

Говорят, что страна, та, которой давал я присягу,

Проиграла войну иноземцам, пролезшим во власть.

Даже если костьми я теперь за Отечество лягу,   

Суждено нашей вере и русскому слову пропасть.

 

Я не верю беде, навалившейся вдруг, беспричинно,

Я не верю в судьбу, что готова Россию смести…

Да, я лягу костьми, как солдату мне это — по чину,

Чтобы русское слово и веру родную спасти.

 

Я такой — не один. На просторах российских немало, 

Тех, кто верен присяге, кто Родину любит свою —

От вулканов Камчатки до сосен державных Урала.   

Мы не раз русский Кремль возвращали в неравном бою, 

 

Через смуты любые и злые улыбки соседей

Поднимались из грязи, хотя и не лезли в князья…

Столько крови и слёз в каждой нашей священной победе,

Что не верить в Россию нам просто сегодня нельзя.

 

Восстановим страну и вернём нашей матери имя,

Даже если не нам доведётся увидеть итог…

Богородица нас покрывает крылами своими,

И для русского сердца открыт её светлый чертог.

А. Кердан

 

* * *

Родина — центр бытия,

Сердце моё и тоска.

Родина — доля моя

До тех мгновений, пока

Не перестану мечтать,

Петь, и любить, и грустить,

Чтобы землёй твоей стать,

Горькой полынью взойти,

И, разбросав семена

По косогорам родным,

Знать, что во все времена,

Буду под небом твоим.

А. Кердан

 

К разговору о Родине

Ты такая мне дана —

И другой не надо!

Мне в любые времена

Высшая награда —

Знать, что ты одна в судьбе,

Что б ни накатило...

Как покину землю, где

Мамина могила?

А. Кердан

 

Моя Россия

Моя судьба срослась с твоей судьбой,

Твои печали сделались моими.

Как небосвод, высокий, голубой,

Твоё навеки милое мне имя.

 

Ты гордо красоту свою несёшь

Сквозь взгляды неприязненно-косые.

Пока ты любишь, верю — не умрёшь,

Россия, Россия!

 

Пройду весь мир, но в сердце ты одна,

Твои, навеки милые просторы.

Ты отчий край, родная сторона,

Ты для меня — надежда и опора.

 

Вернусь к тебе я из любой дали,

Мы вместе долю трудную осилим.

Как хорошо, что есть та часть Земли,

Которую Россией окрестили.

 

Ты гордо красоту свою несёшь

Сквозь взгляды неприязненно-косые.

Пока ты любишь, верю — не умрёшь,

Россия, Россия!

А. Кердан

 

Аленушка

Бегом времени не тронута,

Век на камушке сидит

И печально в сердце омута,

Как в свою судьбу, глядит.

 

Братца ждет

или проезжего

Удалого молодца —

Вся, как будто песня нежная,

Без начала, без конца…

 

Неприкаянна, доверчива

И душой чиста, кротка.

Ждать уже ей, вроде, нечего —

В стороне от большака.

 

…То ли радость, то ли горюшко

Обвенчают нас с тобой,

Русь моя, моя Аленушка,

Самоцветик голубой.

А. Кердан

 

День независимости

Нельзя быть независимым от Родины,

От воздуха, от солнца, от весны…

И высохшей травинке на поскотине

Мы что-то обязательно должны…

 

Пусть пташки независимо чирикают,

А мы с тобой живём, благодаря...

Пусть будет наша Родина великою,

А остальное нам — до фонаря.

Что так же не зависим от лингвистики,

Как птичий край от курса всех валют...

 

Но это — уже полная софистика:

Не разберёшь, покуда не нальют!

А. Кердан

 

Хрестоматийное

Люблю центральную Россию,

Её равнины и холмы,

Церквушки, нивы золотые,

И рощ берёзовые сны.

 

Я в тех местах бродил немало,

Но никогда не забывал

О том, что родом я с Урала,

Что ждёт меня родной Урал.

 

Здесь виды сдержанней и строже —

Базальт, обветренный гранит…

Но с каждым днём мне всё дороже

Суровый, строгий колорит.

 

И люди, что сродни граниту:

Их гнёт к земле нелёгкий труд,

Но всё ж в сердцах у них сокрыты,

И малахит, и изумруд.

 

И, если уж уронят слово,

Оно надёжней громких фраз,

Велеречивых, бестолковых —

Я убеждался в том не раз.

 

Где б ни был я на белом свете,

Но в помыслах — всегда со мной,

И дорогие люди эти,

И неразменный край родной.

А. Кердан

 

* * *

Я люблю окраины России.

Здесь туманы и леса густые,

И звучит весомей как-то речь…

Здесь слова не ценятся пустые —

Слово тоже надобно беречь,

Как сухарь, как спички, как границу,

Что за речкой спящею таится,

Отделяя чуждые края…

Наша память здесь в веках хранится —

Светлая, как вешние зарницы,

Горькая, как отчая земля.

А. Кердан

 

Секрет

От Рублёва до Рубцова

Пролегла святая Русь.

В основанье — Божье слово,

В самой сердцевине — грусть.

 

Потому что изначально

Есть в творении любом

Свет любви исповедальной —

Тайна жизни скрыта в нём.

 

От Рублёва до Рубцова

Открываются глаза:

Освящает Божье Слово

И стихи, и образа…

А. Кердан

 

Родимые пятна

На теле — родинки, родные метки.

Так прорастает Родина во мне:

Её земля, её травинки, ветки

И облака в небесной вышине.

 

Скрип снега и восторженность капели,

Пичуги песнь, дыхание морей

И память предков, тех, что прикипели

К стране не самой ласковой моей.

 

Служили ей до окончанья века,

Потом смогли самой Россией стать,

Чтоб родинками этими, как эхом,

Меня из дальней дали окликать.

А. Кердан

 

Русское небо

Высокое, безмерное бывает,

А то, напротив, гнет тебя к земле…

В нем горький дым Отечества витает,

В нем наше солнце прячется во мгле,

 

Чтоб засиять однажды добрым светом

Для сыновей своих и дочерей…

Зовется небо русским,

но при этом

Ему — равно: каких мы все кровей.

 

Оно одно!

И до скончанья века

В душе моей пусть не иссякнет Русь,

Пока дышу я этим вечным небом,

Пока по-русски я ему молюсь.

А. Кердан

 

* * *

Что будет с Россией — не знаю,

Но верю, что будет жива.

Восходит трава молодая,

Лишь солнце воспрянет едва.

 

И в мрачное времечко даже,

Когда не увидишь восход,

Растёт она, травушка наша,

Не ввысь, ну так в корень растёт!

 

Копытьте её и топчите —

Трава распрямится в свой час.

Одно лишь при этом учтите:

Она прорастает сквозь нас

 

Как эта эпоха глухая,

Как мудрости вечной слова…

Что будет с Россией — не знаю.

Растёт молодая трава.

А. Кердан

 

Клеветникам России

Твердят со всех телеэкранов:

Вот-вот грядёт приход тирана,

И превратимся мы в рабов…

А нас история учила,

И знаем мы, что злую силу

Способна одолеть любовь!

 

Мы любим вас, злодеи наши,

Мы полюбить готовы даже

Любых тиранов всех мастей…

Но не простим юродство духа

И прозябанье, и разруху

Великой Родины своей.

 

Мы не простим забвенье славы

Сынов и дочерей Державы

И униженье стариков,

И обнажённые границы,

И не сумеем примириться

С железной дланью чужаков.

 

Мы можем залюбить до смерти…

Не верите? Тогда — проверьте.

Но лучше б вам не проверять!

У нас для всех душа открыта,

Но если истина забыта,

Тогда нам нечего терять!

А. Кердан

 

* * *

Милая родина,

Малая родина,

Дедов приземистый дом…

Дальше, конечно же, в рифму —

Смородина,

Та, что растёт под окном.

Рядом — малина,

Колючий крыжовник,

А за забором — репей…

 

Будь ты хоть праведник,

Хоть уголовник,

Будь в этой жизни — ничей,

Здесь обретёшь

Всё, что было утрачено,

Пусть никого не найдя…

Холмик над мамой,

Крестом обозначенный,

Серая сетка дождя…

 

Добрая мама —

Кровиночка алая —

Сделалась пядью земли...

Родина милая,

Родина малая —

Можно в горсти унести.

А. Кердан

 

* * *

Как родную землю почитать,

Чтобы слов на ветер не кидать?

Чтобы стать перед ее лицом

Кровною родней, а не жильцом?

 

В детстве — тёплым сердцем обнимать,

Как ребёнок обнимает мать.

А когда нальется силой грудь,

Ей по-братски руку протянуть.

 

В материнской мудрой доброте

Телом заслонить ее в беде.

И, рубеж последний перейдя,

Вновь к земле приникнуть, как дитя...

Н. Кондратковская

 

России (Из окна поезда Москва—Оренбург)

Не золотой, но тёмной и сырой,

продрогшей, тихой, слякотной

и выцветшей,

люблю тебя осеннею порой —

в предзимний путь

по бездорожью вышедшей.

 

От всех дворцов, от шума вдалеке,

идущую под тучами угрюмыми,

люблю тебя в твоём простом платке,

с твоей печалью и твоими думами...

 

Прижмусь щекой к вагонному окну —

на всех разъездах, в поле, за деревнями,

я всюду вижу лишь тебя одну —

неспешную, натруженную, древнюю.

 

Люблю в твоих глазах живой огонь,

святую глубину его небесную,

как долго-долго, приложив ладонь,

ты смотришь в даль,

тебе одной известную.

 

Как терпеливо крест земной несёшь,

как ты сама себе одной — начальница,

не спрашиваю я, куда идёшь,

я — за тобой, иди, моя печальница!..

Г. Красников

 

* * *

И снова недругов простила,

не поминая всех обид!

И через годы вдаль Россия

опять доверчиво глядит.

 

Пусть скажут: время и забвенье

немалую сыграли роль.

Но только в ней ни на мгновенье

не затихала память-боль.

 

Россия, всё, чем ты держалась,

дорогу трудную торя, —

лишь сострадание, и жалость,

да нерасчётливость твоя!

 

В неясных сполохах пожара

хранишь спокойные черты,

и вся — открыта для удара

в своей доверчивости ты.

 

Но сколько раз в твою открытость

ломились, разбиваясь в треск,

железность чья-то, и гранитность,

и чей-то выверенный блеск.

 

...Опять на тыщи вёрст ложится

твоя метельная зима,

как будто первая страница

«Истории» Карамзина...

Г. Красников

 

* * *

Через мучеников мы узнаём, кто мучитель.

                            Русские старцы

 

Через тебя, Россия, узнаём, —

в какие дни и времена живём,

за что бранят нас и грозят откуда,

и кто мучитель твой, и кто Иуда.

 

Через твою смиренную печаль

мы узнаём, кому тебя не жаль

и кто смеётся, руки потирая,

когда стоишь ты жертвенно у края.

 

Через твои святые образа,

через твои небесные глаза

мы узнаём ответ для нас не новый —

кто на тебя надел венец терновый…

 

Через тебя мы знаем испокон,

кого воротит от твоих икон,

и кто в тебя свой первый камень бросит,

и уксус кто к твоим устам подносит…

 

Через тебя сполна узнали мы,

какой нам путь готовят силы тьмы,

какие орды к нам они ни гонят,

который век они тебя хоронят!

 

Через твою священную борьбу

мы собственную узнаём судьбу,

любовь и веру, и надежду нашу —

испить до дна одну с тобою чашу!

Г. Красников

 

* * *

Отпевали тебя, голосили,

хоронили и ночью, и днём!..

Я с тобой не прощаюсь, Россия,

ты жива! Мы ещё поживём.

 

Сколько их!.. Отвернись и не слушай!

Пусть толкут в своей ступе враньё,

вьются плакальщики и кликуши,

словно коршуны и вороньё.

 

Пусть морочат, пророчат, клевещут,

пусть пугают погибелью нас,

эти бесы невольно трепещут

даже в самый твой сумрачный час.

 

Есть плечо у тебя — развернуться!

Есть душа золотая в груди.

Есть простор у тебя — оглянуться,

что там в прошлом, и что впереди!..

 

То звенишь серебром родниковым,

то поёшь во зелёных лугах,

то крестьянка в платке васильковом,

то боярыня в белых снегах…

 

И такую ли песню хоронят?

Над такою судьбою галдят?

Всё равно они нас проворонят,

только возле виска пролетят!

Г. Красников

 

* * *

Русь, Россия, Одиссея,

лишь самой себе равна,

для чужого ротозея

непонятная страна.

 

Всё разграблено, разъято,

веселится стар и млад,

«Ё — моё!» — сказало злато,

«Ё — моё!» — сказал булат!

 

Только рухнут коммунисты —

аферисты тут как тут,

террористы, юмористы

нас в заложники берут…

 

То с мечами шведы эти!..

Так и слышишь без конца:

«Тятя, тятя, наши сети

притащили мертвеца!»

 

То Тимуры, то Гайдары,

то француз, то немчура,

только сел у самовара,

как пора кричать: «Ура-а-а!..»

 

Кто с латунью, кто с латынью,

кто с хулой на Божий храм,

чтобы горькою полынью

наша жизнь казалась нам.

 

Ничего, одюжим, Спасе! —

(скажем не для похвальбы),

что ещё для нас в запасе

по сусекам у Судьбы?

 

Кто опять по наши души

ломится, незваный, к нам?.. —

на курячьих ножках Буша

звёздно-полосатый Хам…

 

Я душой и сердцем русский,

кто Судьбу не костерит,

говорят, на нас Тунгусский

вновь летит метеорит?..

 

Нам, небесная громада,

здесь привольно умирать,

а кому-то будет надо

чемоданы собирать…

 

Я не делаю икону,

может быть, наоборот,

но молюсь тебе — такому,

мой единственный народ.

 

Для насмешников — потешный,

а для умников — простой,

среди праведников — грешный,

среди грешников — святой.

 

Знать, на крестный путь рождённый,

в мире ты такой один,

сам собою побеждённый,

богатырский исполин.

 

До сих пор я не осилю

сказку детскую без слёз:

«Холодно ль тебе, Россия?»

«Что ты, батюшка-мороз!..»

 

Ни мечом, ни жёлтой пылью, —

рассекая свет и тьму,

эту сказку сделать былью

не удастся никому!..

Г. Красников

 

Отчизне

Я желаю тебе, моя Родина-мать,

Богатеть,

Расцветать непрестанно,

И лесами шуметь,

И морями сверкать

В опаленных степях Казахстана.

 

Я хочу,

Чтоб по вольным просторам земли

Плодоносные яблони с Юга

Все смелее и дальше бы

К Северу шли

И дошли до Полярного круга.

 

Я хочу, чтоб все ярче,

Светлей, горячей

Наши мирные зори сияли.

Наша воля крепка,

Наша дружба прочней

Златоустовской кованой стали.

 

Нет ни штормов, ни смерчей —

Нет силы такой,

Чтобы ясное солнце затмила…

Мать-Отчизна моя!

Будь во веки веков

Неприступною крепостью мира!

В. Кузнецов

 

* * *

Прими молитву благодарности,

Моя крещеная земля

К твоей, Россия, Богоданности

Прилепится душа моя.

 

Снегов безмолвное скольжение,

То солнце,

То густой туман…

Спасенье через Воскрешение —

Вот путь,

Что предназначен нам.

 

Наш путь — с заветом Иисусовым:

«Возьми свой крест, иди за Мной…»

Иди, моя Россия русая,

На свет небесный и земной!

Л. Кулешова

 

Мольба

Опять над нами небо в проседи —

хоть пяди все исколеси.

Не погуби Россию, Господи!

Ещё разок её спаси!

 

Хоть что-нибудь покуда значим мы,

не дай разбить нас в прах и пух.

Слепых, о Боже, сделай зрячими.

Глухим верни, о Боже, слух!

 

А если встанешь перед выбором,

то даже жизнь мою возьми,

но, чтоб стране удача выпала,

ты неразумных вразуми.

 

Чтоб не смотреть глазами тусклыми,

не погуби в нас ум и честь.

Дай, Боже, человеку русскому

таким остаться, как он есть:

 

открытым, чистым перед будущим

и в этом будущем — живым.

Счастливым, искренним и любящим,

и, Боже, — грешником Твоим.

В. Курбатов

 

* * *

О Небеса, творящие миры!

О Русь моя, где ты искала Бога?

Жизнь — не игра, но видимость игры.

Тебя ведёт фальшивая дорога.

 

О Русь моя! С самой собой в борьбе,

ты не найдёшь ни правды, ни спасенья.

Бог не вовне! Твой Бог живёт в тебе.

И не презренья ждёт! Он ждёт прозренья!

В. Курбатов

 

На перекрёстке

Вам показалось, я рассеян,

мол, мои мысли далеко...

А мои мысли о России...

О ней мне думать нелегко.

 

Она, эпохи перепутав,

опять теряет высоту,

а я стою на перепутье

и ощущаю пустоту.

 

И думаю о самом худшем,

и голова идёт вразнос.

Нужна ли истина заблудшим? —

вот в чём, наверное, вопрос.

 

Любовь теперь важнее веры —

в подсказку, сказку ли, в пример.

Сама Россия не химера,

но — создающая химер.

 

И как дорога объездная,

твоя судьба, Россия-Русь.

Куда ведёт она, не знаю,

и знать, мне кажется, боюсь.

 

Боюсь... А нынче вечер в дрёмах

и неохота унывать.

Люблю цветению черёмух,

как счастью,

сопереживать!

В Курбатов

 

Голгофа XX века

Чёрные вороны крыльями машут.

Господи Боже, Россию спаси!

Братие! Братцы! Не лепо ли бяшет

горькую песню сложить о Руси?

 

Я ли в неё без оглядки не верил?

Я ли пространства её не любил?

Я ли весной не пьянел от сирени

или по осени, но — от рябин?

 

Слава наивности, ставшей мне детством,

ставшей мне юностью в лучшей из стран!

Жизнь представлялась мне солнечным действом

или же лунным, но по вечерам.

 

Верил, что долг мой — служенье Отчизне.

Делом и словом России служил.

По-человечески думал о жизни

или о смерти... Но счастливо жил!

 

Что-то из нынешней жизни изъято.

Дело в не в том, что кружит вороньё.

Кажется мне, что Россия распята.

Вместе со всеми, кто верил в неё.

В Курбатов

 

Бедная Родина

Бедная Родина,

злая судьба.

И беспросветная.

Это и горько.

Там, где должны колоситься хлеба, —

лишь трын-трава прорастает и только.

Бедные люди,

где каждый — никто.

Просто живёт и пьёт чашу хмельную.

И неизвестно, за что и про что

любит без памяти

землю родную.

Длится и длится

житьё-забытьё...

Хватит!

Но Бог почему-то не внемлет.

Надо ли нам

ненавидеть её —

бедную Родину,

русскую землю?

В Курбатов

 

* * *

Сын прошедшего времени,

одолевший межу,

отчего я потерянно

по России брожу?

Май ли с птичьими трелями

грустью в сердце проник?

Почему я растерянно

головою поник?

 

Разве, глянув нечаянно

в непросветную даль,

вдруг увидел отчаянность

и услышал печаль?

Отчего спотыкаюсь я,

будто с грузом иду?

Может, надо покаяться

у врагов на виду?

 

Чью-то слышно мелодию…

Перед песней в долгу,

почему я о Родине

нынче петь не могу?

Как слова занеможили!

О болезный мой стих!

Не вопросы встревожили,

а ответы на них.

 

А на улице солнечной

в толчее городской

неуместно быть сумрачным,

обуянным тоской.

Я улыбкою сдержанной

боль-тоску остужу!

В сопряженье с надеждою

потихоньку вхожу…

В Курбатов

 

России

Ты уже не пророк, не мессия.

Путь судьбы твоей пылен и жёлт.

ты, наверно, забыла, Россия:

бережёного Бог бережёт.

 

Всё такою оплачено кровью,

что в крови утопили Христа.

иссыхает твоё родниковье,

иссякает твоя доброта.

 

Были идолы — стали химеры...

Твой урок не доступен уму.

Снова копья языческой веры

ты бросаешь с обрыва во тьму.

 

Обожди! Это ж вечные круги!

Что ни круг, то на душу петля...

Или ты полагаешь в испуге,

что тебе они — круги своя?

В Курбатов

 

Ностальгия

Ну что с того, что кошельки тугие,

есть что купить поесть или надеть?

Покоя нет — болею ностальгией,

хотя и не хотелось бы болеть.

 

Как только город

ночь утихомирит,

в его цветной прозрачной тишине

спать не могу — я думаю о мире:

о целом мире и моей стране.

 

Какой пророк, а может быть мессия

ответит мне, пусть даже леденя:

найдётся ль в мире место для России,

ну а в России — место для меня?

 

Я не сошёл с ума от перегрузки.

А чтоб понять, откуда что взялось,

скажу: а разве редко просто слово «русский» —

простое слово — вызывает злость?

 

Злой человек не думает о мире

в далёкой или близкой стороне.

А если посмотреть на это шире —

его страна не думает о мире,

но очень может думать о войне.

 

Свои тревоги словно на весы я

опять бросаю с мыслью об одном:

достаточно ли силы у России,

чтоб утро было добрым день за днём?..

 

Ведь было так во времена другие —

не все и помнят эти времена.

Осталась там, в далёкой Ностальгии

моя непревзойдённая страна.

В. Курбатов

 

Подорожная дума

Чувство Родины исконно.

Мчусь в восточную зарю

в душном облаке вагона

и на Родину смотрю.

 

Свет зари рисует поле —

тени чёрные жирны.

Выйдешь в поле — будешь волен

на четыре стороны.

 

Эта воля — как лекарство

от тоски, разлада, лжи.

Так въедается пространство

в ткань разомкнутой души.

 

Где-то там начало рая.

И в пространстве том с утра

из конца в конец до края

дуют русские ветра.

 

Из конца в конец до края...

Может, им бежит вдогон,

безнадёжно отставая,

мой измученный вагон?

 

И смотрю я взглядом строгим,

и чем дальше, тем видней,

что с течением дороги

жизнь становится бедней.

 

О восток судьбы российской!

Боль — скажу как на духу.

Дунешь в небо — долго искры

будут вспыхивать вверху.

 

Чувство Родины исконно,

даже ставшее виной.

Вот уже в окне вагона

лес, знакомый и родной.

 

Ты не прячь от леса вздоха

и не сетуй на росу.

Всё, что складывалось плохо,

потеряется в лесу.

 

Тишина коснётся пухом,

постоишь, едва дыша.

Здесь лесным дремучим духом

заражается душа.

 

Ничего, переболею.

Ну, а силы напрягу —

и невзгоды одолею,

и беду перемогу.

 

Вот и дом.

Стоит, незыблем —

никуда из этих мест.

Зря, видать, колёса сыплют

дробь железную окрест.

 

Шум миров проходит мимо...

Вот такое житиё.

И ничем не утолимо

чувство родины моё.

В. Курбатов

 

Я родился в России

Я родился в России, где снега голубые,

Где берёзовый шелест будит нас по утрам.

Я родился в краю, где метели седые

Сыплют белые хлопья по лесам и долам.

 

Я родился в России, там, где рожь золотая

Плещет в поле игривой, неуёмной волной.

Я родился в краю, где озёра без края

Тают плавно вдали вдоль небес бирюзой.

 

Я родился в России, где цветы полевые,

Утром, солнце встречая, подпевают ветрам,

И качают в избе сказки люльки простые,

К Лукоморью спеша по дремучим лесам.

 

Я родился в стране, где почётна работа

С топором, мастерком и скрипучей сохой,

Где в посадах людей и ремёсел без счёта,

Да таких мастеров, что Кулибин любой.

 

Кто пахал сабаном новину залежную,

Сеял жменей пшеницу по поднятым парам.

Кто литовкой косил мураву росяную

Ранней утренней зорькой по медовым лугам.

 

Я родился в России, в той, что орды Батыя

Жгли огнём и мечом, чтоб не знали вовеки такой.

Уводили в полон через степи чужие

Торговать в Согдиане русских жён красотой.

 

Я родился в России, где былины святые

Растекались по древу под рукой гусляра,

И внимали Баяну полки боевые

Тёмной ночью тревожной у степного костра.

 

Чей-то завтра шелом упадёт в буйны травы,

Из Непрядвы-реки не успев зачерпнуть.

Боевая хоругвь станет символом славы -

Наш народ никому, никогда не согнуть!

 

Помнят ветры степные, как тетивы тугие

Куликовское утро разбудили стрелой.

Наши предки в тот день отстояли Россию,

Напоив поле брани своей кровью живой.

 

Я родился в России, что не раз с пепелища

Понималась все краше к голубым небесам.

Словно горе людское нас делает чище,

Русь, страдалица Русь, всем воздаст по делам.

 

Я родился в России, где рубахи от пота

Побелели на спинах простых мужиков.

Им посильна по жизни любая работа:

Сенокос, лесовал и постройка дворцов.

 

Заскорузлые руки, привыкшие к пашне,

К топору и пиле, к хомуту и гужам,

Возводили кремлей величавые башни

И как чудо Кижи вознесли к небесам.

 

Чист архангельский лик белизны колоколен,

Но в лихую годину нежданной войны

Опускался с небес и шёл в битву, как воин,

Медный колокол звонкий расплавом на пушек стволы.

 

Я родился в стране самой мирной на свете,

Что устала от войн и от слез матерей.

Непришедших солдат отпоют соловьи на рассвете

Эхом песни привольной над простором зелёных полей.

В. Лахно

 

* * *

Бросая в тень веков кормило,

Судьбу истории верша,

Откуда ты черпала силу,

Простая русская душа?

 

Из края вольниц Придунайских

К верховьям Волги и Днепра,

Путем, округ степей Ногайских,

Ты начиналась с топора.

 

Дубы валились вековые

На стены новых городов —

На зависть гордой Византии —

Под буйный посвист холодов.

 

А сколько раз тебя пытались

Подмять под рабское ярмо!

Лишь жилы в схватке надувались:

Еще посмотрим — кто кого!

 

Земли неведомая сила,

Моя непознанная грусть…

Страна, что нас с тобой вскормила,

Зовется звонким словом РУСЬ.

В. Лахно

 

* * *

Нет дороже и краше России,

Ей звенящие косы берез

Вечно песни поют удалые

Хоть в жару, хоть в трескучий мороз.

 

Широки и раздольны просторы,

Светлы реки, богаты леса.

Над пшеничной волной косогоры

Улетают стремглав в небеса.

 

В яркой радуге край горизонта

Закрывают как пух облака,

Колокольни малиново-звонко

Над хмельной пеленой кабака

 

Манят в небо, как будто в дорогу,

И, шагая босым по росе,

Постигаю я жизнь понемногу

В этой чистой и дивной красе.

 

Знать, за то мы и любим Россию,

Каждый малый ее уголок,

Что бредем как всегда молодые

В паутине пылящих дорог.

 

Уводили широкие тракты

Где под хмель, где под звон кандалов

За Урал, за Сибирь, за экватор —

За кордоны казачьих постов.

 

Было время, Чингизовы ханы

Через степь в Золотую Орду

Угоняли, душа на арканах,

Вдаль, за Волгу — на смерть и беду.

 

Но в каких бы ни шли мы широтах,

Разрывая чужие ветра,

Мы Россию в трудах и заботах

Поминаем с утра до утра.

 

А она, согревая далеким,

Дорогим, материнским теплом,

Ждет в цвету у берез и поскотин

Набивном полушалке простом.

В. Лахно

 

* * *

Пускай мы нищие, босые,

С царем не дружим в голове.

Я так люблю тебя, Россия,

За след росистый на траве!

 

За неохватные рассветы —

Полнеба зарева в окне.

Пусть ты была страной Советов,

Ужель родной не стала мне?

 

Здесь моих прадедов могилы,

Крестьян забитых крепостных.

Дай бог, чтоб мне хватило силы

Молить о здравии живых.

 

Когда над нивой хлебный колос

Волной нальется золотой,

Услышь, о Русь, мой звонкий голос

В тиши дороги полевой.

В. Лахно

 

О Родине не пишутся стихи

О Родине не пишутся стихи,

Они живут давно, родившись где-то,

Зелеными сережками ольхи

Украшены и солнышком согреты.

 

О Родине не пишутся стихи

По волшебству, и это знаем все мы.

Из «барахла» и всякой чепухи

Рождаются баллады и поэмы.

 

О Родине не пишутся стихи,

Они растут и зреют неспеша.

Спросите у подкованной блохи:

Откуда вдохновенье взял Левша?

 

О Родине не пишутся стихи…

Под молота удары в кузне тесной

Кузнечный горн, раздув свои мехи,

Поёт неподражаемую песню!

 

О Родине не пишутся стихи,

Но каждый их и чувствует, и слышит.

И пахарь, оторвавшись от сохи,

Не пишет их, он просто ими дышит.

 

О Родине не пишутся стихи…

В цветущем мае ароматов мода,

И бескорыстно дарит всем природа

Купажные весенние духи.

 

О Родине не пишутся стихи,

Но, чтоб покой вселенский не нарушить,

Священник, отпускающий грехи,

Стихом библейским лечит наши души!

О Родине не пишутся стихи?..

Л. Львов

 

* * *

Снова землю росы оросили.

Радуги восходят в высоте.

Снова в сердце думы о России,

О её великой красоте.

 

Дали полевые золотые,

Пыльные просёлки и шоссе.

И стоят красавицы России,

Солнцем коронованные все.

 

На холмистый пьедестал росистый

Встали в ряд — и глаз не оторвать.

С губ медовых девушек российских

Пчёлам можно мёд бы собирать.

 

О, Россия, солнечные соты!

Самые любимые глаза.

Самые высокие высоты.

Лучшие на свете небеса.

 

Забираешь душу. Закачала.

Путь без остановок и границ.

Высота без края и начала.

Золото земли. Границ гранит.

 

Родина! Космические дали.

И полей задумчивый настой.

Сплав любви, и нежности, и стали,

Высших чувств и песенки простой.

 

Даже и космические выси

Мыслишь человеческим жильём.

И взахлёб, ликующею жизнью

На твоих пространствах мы живём.

М. Львов

 

* * *

Очи в страхе не закрою.

Душу в страхи не зарою.

В землю не вотрут.

Просыпаюсь я с зарёю —

Родина вокруг!

 

И не тронет душу плесень.

Не сломлюсь крылом.

Вечный наш источник песен,

Родина кругом!

 

От далёких дней до нынешних —

Через все пути —

От начальных лет до финишных

Повезло дойти!

 

Сердцем каждому открыта

Вечная семья,

Родина — моя защита

И судьба моя.

 

Наше общее наследье,

Негасимый свет.

Наше общее бессмертье,

Бесконечность лет!

 

Награждает нас не спесью —

Дарит песнь свою.

Продолжая жизнь и песню,

Родину пою!

М. Львов

 

Это всё у нас в России есть

С головами сахарными горы,

Низверганье ледяной струи,

Вниз сверканье. Облаков слои...

Нужно в горы? Не беда, не горе, —

Видишь, есть Швейцарии свои!

 

И необязательно на Альпы,

Чтоб смотреть с альпийской крутизны, —

Встал бы раньше и всмотрелся в даль бы:

Горы ждут в дыму голубизны.

 

Много видывал чудес я, помню,

На чужбинах. Виденному — честь!

Только сердце завистью не полно, —

Это всё у нас в России есть!

 

Есть и синее, и голубое,

Даже даль космическая есть.

Дело жизни, лЮбое, любОе, —

Есть у всех. Возможностей не счесть!

 

Право есть на слово и на славу,

Дан язык великий и родной.

Есть у нас наследственное право

С Лениным быть родины одной!

 

Это не затем, чтоб зазнаваться,

Это хорошо мне сознавать.

Это помогает мне сливаться

С бурей жизни, шествий и оваций

В чувстве дружбы, радостного братства,

На посту бессменно оставаться,

Всей душой работе отдаваться,

Счастье — не на время — создавать!

М. Львов

 

* * *

Пчела — за данью,

А я — за далью.

Пчела — садами,

На крыльях малых,

Я — поездами,

На ИЛах милых.

 

У нас в России

Снега метут.

У нас в России

Луга цветут.

 

Одновременно —

Зима с весной,

Что современно

Со стариной.

 

Москва и Суздаль,

Якутск, Сибирь,

Расчёт и удаль,

Размах и ширь!

 

У нас в Отчизне —

Сады в дыму.

О, сколько жизни

У нас в дому!

 

У нас росисто,

У нас рассвет.

У нас расистов

В России нет.

 

Земля гигантов,

Земля борцов,

Земля талантов,

Земля творцов.

 

Наш мир не дрёмой

Одет кругом —

Ракетодромов

Не дремлет гром.

 

Союз народов —

Великий сплав

Земель, восходов,

Веков и слав!

М. Львов

 

Край родной

От беды рожден бедовым...

Не найти следа,

Где казалась мне медовой

Наша лебеда.

Хорошеет перед взором

Край наш — чудеса.

У гусей свои озера,

У грачей — леса.

Я и сам, идя вдоль пашен,

Здесь не пилигрим:

Называю это нашим

И навек своим.

М. Люгарин

 

* * *

                  В. Л. Макарову

О чем ты плачешь, русская душа,

Когда над полем дождь осенний сеет,

Когда река, усталостью дыша,

Уже бежать стремительно не смеет...

 

Когда в лесах сквозит жестяный шум,

И осиянна даль печальным светом...

За Лукоморьем в прошлом бродит ум

И нет ему на многое ответа.

О чем ты плачешь, русская душа?

К. Макаров

 

* * *

У Руси злато слово — честь,

У России — честь и слава…

Нам врагов давно не счесть –

Лезут слева, лезут справа…

Так живем из века в век,

Не пылится порох синий…

Воин — главный человек

У России.

К. Макаров

 

* * *

Я — арий, славянин,

Я — русич, русский ныне,

Пришел я из глубин

Веков, страны, где льдины.

 

Не зная страха, пут,

Ещё дитя природы —

Торил свой русский путь

Сквозь времена, народы.

 

В руках и щит, и меч,

Сума с зерном пшеницы,

Была понятна речь

Моя зверью и птице…

 

Познав не мало бед,

Оставил внукам русло —

Для жизни и побед,

Чтоб называться русским.

К. Макаров

 

Я тебе Россию завещаю

Ничего тебе не обещаю,

верь земле, хлебам и соловью.

Я тебе Россию завещаю,

голубые ветры отдаю.

 

Для тебя, рисуя в небе клинья,

пролетят тревожно журавли,

ты возьми березовые ливни

и дурман прогорклой конопли.

 

У речных заиленных излучин

ты возьмешь прохладу щучьих вод,

под горой Магнитной ты получишь

мой металлургический завод.

 

Ты живи, измены не прощая,

береги добытое в бою.

Я тебе Россию завещаю,

красный флаг тебе передаю.

 

Мир велик, не так, как надо, скроен,

ты на жизнь смотри с больших высот:

с теми будь, кто в каждой капле крови

взрывы революции несет.

 

И когда умру, не сетуй слёзно,

но одну слезинку урони.

Ты меня под белою березой

у горы Магнитной схорони.

 

Я услышу дятла постук звонкий

и завода дальние гудки.

Я вздохну, когда пройдут девчонки

с песней у сиреневой реки.

 

Будут вечны звезды, тропы, щавель,

брызги огнецвета по жнивью…

Я тебе Россию завещаю,

голубые ветры отдаю.

В. Машковцев

 

О Родине — с любовью, не иначе...

О Родине — с любовью, не иначе,

Она, как мама, навсегда одна,

Писать о ней в любые времена

Была и есть не лёгкая задача.

 

Всё сказано, и как СВОЁ найти?

Начав хвалить, уйдёшь в сплошные штампы,

Не просто петь России дифирамбы,

Шагая по избитому пути.

 

И, всё-таки, рискуя повторить,

Скажу одно — Я вовсе не жалею,

Что Богом мне дано в России жить,

Я за свою страну душой болею.

О. Мискевич

 

Россия

Когда беда стрижёт косою,

И нет препятствий и преград —

Преображаются сословья,

Входя в один славянский ряд.

 

И пашней вымученный ратник,

И кровь познавший генерал —

У них один славянский прадед,

У них один на всех аврал;

 

У них от края и до края

Земля одна и суть одна.

И это мать-отчизна знает —

Как сына знает мать родна:

 

И эти травы и покосы,

И золотые купола,

Глаза озёрные и косы,

И где хула, а где хвала.

 

И кровно выстраданный праздник

Соединит в одно родство

Нелепые доселе страсти,

Невежество и волшебство.

 

Россия в родичах у бога,

Но он, похоже, занемог…

Сметает Русь снежок с порога,

Перед нашествием тревог.

А. Мишутин

 

Сколько Русь на земле стоит

Сколько Русь на земле стоит,

Столько строит себя и крЕмли;

По весне на Русь грач летит

И сосед-завистник не дремлет.

 

Русь стоит, распластав века,

Между Западом и Востоком,

Меж землей, где Волга река,

И звездою в небе высоком.

 

Дипломаты чужих корней!

Не забыли вы опыт прошлый?

Не готовьтесь к русской войне:

Это будет себе дороже

 

Что вам делать в чужих краях?

И зачем вам грешное бремя?

Здесь живёт Россия моя

Здесь течёт российское время.

 

И стандарты ваши — для вас.

Своей мерою мир не мерьте.

У нас — угол, у вас — овал.

Ваши меры нам хуже смерти.

 

И такие, какие есть,

Вы — чужие цветы и семя.

И позвольте нам дома цвесть

В то, в какое хотим мы время.

 

То листки не по нраву вам,

То ветвей изгибы лукавы…

Да и ствол наш упрям — не прям,

И морошка вместо какао.

 

Почему лишь для нас Сибирь?

И зачем нам «мильон терзаний»?

И снегирь у нас не снегирь,

Да и леший вместо Тарзана.

 

Мы такие, какие мы есть:

Корневая у нас система.

И не надо к нам в душу лезть,

И ронять чужое там семя.

 

Нам не надо прививок чужих,

Ни подвоя и ни привоя.

Вы лечИте больных своих.

Свои беды мы перевоем,

 

Перемыслим и перемолчим,

И появится новая завязь.

И весной прилетят грачи,

Всем соседям вокруг на зависть.

 

Мы — такие, какие есть.

А. Мишутин

 

Россия — вся лукавство тайны

Россия — вся лукавство тайны,

Костров купальских и свечей,

И тёмных святочных гаданий,

И белых ангельских ночей;

 

В ней леших жуть и тёмных елей,

И высота бессмертных душ,

«Авось», замешанный на цели,

Печаль дорог, снега и глушь.

 

Россия с мая и до мая

Стоит с распахнутым крыльцом,

Но мир её не понимает

С простым берёзовым лицом.

А. Мишутин

 

Степь

Кустистая седая степь,

Ковыль с полынью.

И что бывало вечным здесь —

То и поныне.

 

Даль безоглядная, простор,

Горячий ветер;

И вечный западо-восток

На белом свете.

 

И песнь, и плач, и жизнь и смерть

И меч с косою.

И орошён росой рассвет,

Как и слезою.

 

Холмы России, степь и даль,

Гром космодрома...

И вечное: чего-то жаль.

Травы у дома?

А. Мишутин

 

Роль в истории

Философ, историк, военный, ученый,

Я к вам обращаюсь, — профан в этом полный —

Скажите мне правду. А если бы Сталин

Без атомной бомбы Россию оставил,

То что б с моей Родиной-матушкой было?

Пожалуй, ее бы «пустили на мыло»?!

 

Для Запада Русь стала вечным изгоем:

Живем вопреки — не горим и не тонем.

Дамоклов ли меч с древних лет над Россией,

Что призвана быть всенародной мессией.

 

Так, может, тиран и о будущем думал?

Не верил, что мир преподносит фортуна?

Заботы о Родине были прозрачны…

Истории вехи не все однозначны.

И. Неверович

 

Еще о России

Огромна, сурова, мила, не спесива…

Там вытканы зори лазурью на диво,

Где плещутся зимние вьюги снегами,

Тайга первозданная дружит с ветрами,

 

Законы там чтут и величие наций,

Мужское достоинство, женственность граций,

Религию ту, что дана при рожденье,

Где творчеству музы поют вдохновенье,

 

Победные подвиги славой покрыты,

А души людские пред Богом открыты,

То Родина наша, Великая Русь…

По праву своей колыбелью горжусь!

И. Неверович

 

Любить Родину

Что значит — Родину любить?

Будить речами перекрёстки?

Мне кажется, собою быть,

Но не жалеть наречий хлёстких.

 

Ну как возможно объяснить

Любовь, возникшую к подруге?

Детей любовью полонить,

Хранить тепло в семейной вьюге?

 

Отчизной просто дорожить,

И не считать её убогой.

Российскою судьбой прожить,

С душой идти одной дорогой.

И. Неверович

 

Россия — судьба моя!

Россия! Родина! Судьба!

Глубокий смысл заложен в звуки.

А в нашей жизни — три столпа —

Отцы, сыны, потомки-внуки.

 

Издревле Киевская Русь

В былинах славилась сынами.

Доныне ими я горжусь:

Их подвигами, их грехами…

 

Касалась Родины война:

Беда скликала все народы.

Отчизны честь — не ордена…

Сбирали витязей невзгоды.

 

О, Божья Матерь, перст судьбы

Тобой отмечен — жить в России.

К ней ненависть врагов, увы,

Витает до сих пор стихией.

 

Россия, ты — судьба моя!

Люблю тебя, твои просторы,

Наивность, радость бытия

И православные соборы.

 

За дух свободный твой люблю:

Главу не клонишь пред врагами.

Тебе я гимны воспою

И защищу на поле брани!

И. Неверович

 

Россия

Врагам Россию не понять!

Менталитет её духовный

С времён далёких отстоять

Сумел народ, как птица, вольный.

 

Светлы России были дни,

Бывали, тяжки и жестоки:

Войны кровавые огни,

К судьбе безжалостной упрёки.

 

Отчизна, сберегая честь,

Из битв выходишь вновь благая.

Не терпишь хамство, ложь и лесть:

Душевна, колыбель святая!

 

Россия, я тобой горжусь

За правоту, за мессианство.

Тебя боготворить клянусь

За дух, соборность, христианство!

И. Неверович

 

Всё это Родина моя!

Орда ромашек по елани

Бежит в таёжные леса,

Где клёны шепчут спозарани,

Воздев ладони к небесам.

 

Роса блестит в траве монистом,

Ползёт по просеке туман,

И клевер шапкою огнистой

Манит в родную глухомань.

 

А за окном костёр калины,

И машут крылья простыней.

Парю за клином журавлиным

Над тихой вотчиной моей,

 

Где дом и сад, и зреют груши,

И катит воды речка вдаль,

Весёлый ветер лижет кущи,

В окно роняет свет звезда.

 

...Звезду качали ветви клёна,

Пылая ягодой зари,

А парень, в девушку влюблённый,

О чём-то робко говорил.

 

Сердца стучали, замирая,

Сливались чувства и тела,

И птицы пели в куще рая,

На Красной улице села.

 

Лишь дядя Ваня на крылечке

Встречал последний раз весну,

Табачный, едкий дым колечком

Пуская молча в тишину.

 

Где зорька ткалась с ярой силой,

Там неразгаданная грусть, —

Всё это милая Россия!

Всё это ласковая Русь!

 

Но вспыхнет сад сиренью в мае,

И я пройду речушку вброд

Туда, где солнце обнимает

Седую маму у ворот,

 

Где шалых дней шальная стая,

Строптивых судеб колея, —

Всё это Русь моя святая!

Всё это Родина моя!

Ю. Пестерев

 

Всю неоглядную Россию

Всю неоглядную Россию

наследуем, как отчий дом,

мы — люди русские, простые,

своим вскормленные трудом.

 

В тайге, снегами занесенной,

в горах — с глубинною рудой,

мы называли хлеб казенный

своею собственной едой.

 

У края родины, в безвестье,

живя по-воински — в строю,

мы признавали делом чести

работу черную свою.

 

И, огрубев без женской ласки,

приладив кайла к поясам,

за жизнь не чувствуя опаски,

шли по горам и по лесам,

 

насквозь прокуренные дымом,

костры бросая в полумгле,

по этой страшной, нелюдимой,

своей по паспорту земле.

 

Шли — в скалах тропы пробивали,

шли, молча падая в снегу,

на каждом горном перевале,

на всем полярном берегу.

 

В мороз работая до пота,

с озноба мучась, как в огне,

мы здесь узнали, что работа

равна отвагою войне.

 

Мы здесь горбом узнали ныне,

как тяжела святая честь

впервые в северной пустыне

костры походные развесть;

 

за всю нужду, за все печали,

за крепость стуж и вечный снег

пусть раз проклясть ее вначале,

чтоб полюбить на целый век;

 

и по привычке, как героям,

когда понадобится впредь,

за всё, что мы на ней построим,

в смертельной битве умереть.

 

...А ты — вдали, за синим морем,

грустя впервые на веку,

не посчитай жестоким горем

святую женскую тоску.

 

Мои пути, костры, палатки

издалека — увидя вблизь,

учись терпению солдатки —

как наши матери звались, —

 

тоску достойно пересилив,

разлуки гордо пережив,

когда годами по России

отцы держали рубежи.

Б. Ручьёв

 

Родина

Расскажи мне, земляк, мой товарищ бывалый,

Ты прошёл сто дорог, память сердца храня,

Это кто же назвал нашу Родину малой,

Словно выстрелил чёрною пулей в меня?!

 

Мы сидим у огня, путь проделав немалый,

Здесь родимое небо и Вечный покой.

Воскресает душа, словно путник усталый,

Что с ковшом наклонился над Лунной рекой.

 

Я выйду по тропе подталой

На полустанок небольшой.

Не может Родина быть малой

С такой великою душой.

 

Мне другая земля никогда не приснится

Потому, что в объятьях чужих городов

Я летаю во сне беспокойною птицей

Над вершинами сопок и сизых хребтов.

 

Потому, что осталась в распадках Урала

Та тропа, что из дома меня увела.

Потому, что певуньей была моя мама

И черёмуха в детстве безумно цвела.

 

Я выйду по тропе подталой

На полустанок небольшой.

Не может Родина быть малой

С такой великою душой.

 

Вновь вершины твои солнце красит зарёю.

Ты последних лучей от меня не таи.

Я иду по земле, сам я стану землёю,

Но останутся вечными камни твои.

 

С дымом горьким долин мы повязаны кровью.

Так прости, если я, о минувшем скорбя,

Нерадивый твой сын, запоздалой любовью,

Тихой песней своей потревожил тебя.

 

Я выйду по тропе подталой

На полустанок небольшой.

Не может Родина быть малой

С такой великою душой.

К. Скворцов

 

Я думал, Русь, что ты….

Я думал, Русь, что ты моя броня.

Но над полями выжженного хлеба

Ослепли, нас от недругов храня,

Твои глаза, взирающие с неба!

 

Жара, жара. На маревых горах

Мох поседел и высохли истоки,

А по степям средь обнищавших трав

Мышкуют лисы, серые, как волки.

 

Грачи атаковали сокари,

Вьют нагло гнёзда в соловьиной роще.

Доколе это? Матушка, прозри!

И защити оплёванные мощи!

 

Я понимаю, что мой голос слаб,

Что лёгкий ветер листьев не колышет.

Но, Господи, я твой смиренный раб,

Так почему никто меня не слышит?

К. Скворцов

 

* * *

Откуда рожь и васильки в снегу?

А, это — церковь... золотая с синим...

Стою, налюбоваться не могу.

Молюсь России.

 

Она пребудет в белом — не в былом,

и средством — никогда, но вечной целью.

Махнет сорока веером-крылом —

И скроется за елью.

 

Огромные бескрайние снега...

Кто мог бы сосчитать снежинки эти?

И каждая из них мне дорога —

И кажется единственной на свете.

 

Я на крутую горку заберусь.

Вон снегири и дети на полянке...

И среди них — Младенец Иисус.

Садится на серебряные санки.

С. Соложенкина

 

* * *

Родина окликнула меня.

Я ответила: «Люблю навеки».

И мгновенно просветлели реки,

мой ответ, как жемчуг, схороня.

 

Родина окликнула меня.

Я ответила: «Люблю, как прежде».

И среди зимы — расцвел подснежник,

никого за гибель не виня.

 

Родина окликнула меня.

И тогда я встала на колени

и шепнула ей: «Не знай сомнений,

без тебя — ни ночи нет, ни дня».

 

Час придет — она окликнет вновь.

Не смогу ответить, но отвечу:

с жизнью не кончается любовь,

вечен свет, хотя сгорают свечи.

С. Соложенкина

 

Я Родину знаю

Я Родину знаю с пахучей кислявой морошки,

С черемухи белой, что застит весною окошки,

С костра за деревней, с крупчатой, печеной картошки,

С буханки румяной, с двухрядной, крылатой гармошки.

 

Я Родину знаю с гривастой, отмашистой тройки,

Со свадебной, буйной,

Российской плясуньи-попойки…

С берез августовских, где прячутся юркие сойки,

Со сказок лукавых, с побасок старушечьих, бойких.

 

Я Родину знаю с прадедовской, травной могилы,

С креста над собором, с нечистой, невиданной силы…

С букварного слога, со школы, с напарницы милой,

С дегтярной телеги, с трескучих, веселых косилок.

 

Я Родину знаю с кремлевского гласа-набата:

— Вставай на защиту!

На битву с фашистом проклятым! —

Печалились полдни и глохли за рощей закаты,

Рыдали невесты, сестра уходила за братом.

 

Я Родину знаю по серой отцовской шинели,

По звездочке алой, по горькому всхлипу метели.

И нечего есть нам — голодные злые недели,

Репьи да крапива — тоска первобытная в теле.

 

Я Родину знаю по скрипу костыльному остро.

Курганы. Курганы.

Погосты. Погосты. Погосты.

И — бешеный скорый, гудят полосатые версты.

И я у мартена, чубатый мальчишка,

подросток…

В. Сорокин

 

* * *

Иноземцу меня не осилить

И уже невозможно пресечь,

Я недаром родился в России

И пою её горе и меч.

 

Вырастал я за сына и брата

Из тяжелой и злой маеты,

Вам, которые ложью распяты,

Вам, которые пулей взяты.

 

Смолкни, ветер, над миром разбоя,

Эхо смерти, не шастай в лесу,

Я боюсь, что однажды с собою

Тайну века во тьму унесу.

 

Будет каждая крыша согрета,

Вспыхнет праведный свет навсегда,

Если в грешную память поэта

Залетает вселенной звезда.

 

Если выстояв, выдюжив, вызнав,

Я поднялся — и солнце в груди,

Если вещая матерь-Отчизна

День и ночь у меня впереди.

 

Струны времени, совести стрелы,

Красной масти на поле цветы,

Это — чувства и слова пределы,

Это — ты, моя Родина, ты!

В. Сорокин

 

* * *

Не смогу разлюбить, хоть убей,

Потому что родился не чёрствым,

Эту синюю сонность степей,

Эти звёзды, берёзы и вёрсты.

 

Самолёт, паровоз ли, такси

Наплывает внезапней крушенья.

И недаром вовек на Руси

Выше господа бога — движенье!

 

Кувыркается ветер во ржи,

Голосит над болотами чибис.

Ну скажи мне, скажи мне, скажи,

Где бы мы доброте научились!

 

Ни одной не запомню страны,

Ни одной не пойму я державы.

Мне ведь даже в могиле нужны

Только наши поля и дубравы.

 

Словно в речку, войду я в траву,

Тихо трону ладонью ромашку.

И почти, как в бреду, разорву,

Переполненный счастьем, рубашку!

В. Сорокин

 

Земля отцов

Не представить белый снег

Без саней крылатых.

Не увидеть тройки бег

Да без грив косматых.

 

О земля моих отцов,

Вздыбленная круто,

Ветром, звоном бубенцов

Ты насквозь продута.

 

От стрелы и до курка

Через все туманы

По тебе прошли века,

Будто атаманы.

 

Над тобою круг вершат

Звезды-хороводы.

В глубине твоей лежат

Разные народы.

 

Как безумец в гололедь

Направляет снасти, —

Я пришел запечатлеть

Грозные их страсти.

 

Не указами царя,

Волею поэта

Плещут реки и моря, —

Движется планета.

 

О земля, земля моя,

Цезарь и Аттила

Не заполнили края —

Духу не хватило!..

 

Никуда тебя не деть,

Я-то знаю это:

Из конца в конец лететь

Устает комета.

 

Плачу, голову клоня,

Счастья ль, бога ль милость:

Ты под сердцем у меня

Нежно уместилась.

В. Сорокин

 

Я россиянин

За вечную родину нашу,

За теплый отеческий кров.

А. Прокофьев

 

Я славянин, и стать моя крепка,

И вижу мир я добрыми очами,

За мной летят сказанья сквозь века

И затихают рядом, за плечами.

 

Меня крылом пожары били в грудь,

Я приседал под свистом ятагана.

Мой путь прямой, и я не мог свернуть

Перед ордой лавинной Чингисхана.

 

На их стрелу мечом я отвечал,

И, воскресая средь родимых улиц,

Я над могилой ворогов качал,

Чтоб никогда они не встрепенулись.

 

Голодный, непричесанный, босой,

Лицом закаменев над Русью жалкой,

Я их сшибал оглоблей, стриг косой,

Я их лупил простой дубовой палкой.

 

…Молился я и кланялся богам,

А яд испил из горькой, лживой чаши,

Когда по тюрьмам и по кабакам

Меня швыряли самодержцы наши.

 

От крови распалясь и от огня,

Расисты шли в мои святые дали:

Они судили ни за что меня

И, как в мишень, стреляли и стреляли.

 

Вся эта нечисть у меня в долгу,

И гнев гудит в груди страшней, чем улей,

И до сих пор я вынуть не могу

Из сердца нержавеющие пули…

 

Но, обретая силу и красу,

Я говорю через смешки и ропот:

— Да, я не раз еще тебя спасу

От недруга внезапного, Европа!

В. Сорокин

 

* * *

С чего мне в чужое рядиться?

Нигде б не хотел я родиться,

А только вот здесь, на Урале,

Средь вечно мерцающей дали.

 

Мне все здесь родное до стона:

И темная тайна затона,

И забыть березовой чащи,

И ветер, аллюром летящий.

И пасмурный клекот орлана,

Как сдавленный хрип Тамерлана.

 

И ЗИЛов ребристые шины,

И скальные эти вершины

Над ранней рассветною синью.

Отсюда я вижу Россию

До самого крайнего леса

Сквозь ратную славу железа...

В. Сорокин

 

* * *

Спасибо, Родина моя,

Я вновь дышу твоей весною.

И ликование лесное,

Звеня, плывет во все края.

 

Растаял за холмом туман.

И солнце всходит, выше, выше.

Лучи-мечи скользят по крыше.

И день бурлит, как океан.

 

Приподнимусь я над бедой,

Над волнами своей обиды.

Где дали тайнами повиты —

Промчался ветер молодой.

 

Я знаю истину одну:

Кадящий злом — себе ж опасность.

Меня да не покинет ясность,

Я во вражде не утону.

 

Не зря спешу я к берегам,

Уже отмеченным цветами,

Черемух белыми кустами,

Снег отдающими лугам.

 

Надежда, воля и покой.

Ветвями сонно сад колышет.

И сердце чувствует и слышит —

Живое счастье за рекой…

В. Сорокин

 

К уезжающим

Россия наша бедами объята,

Но с нами Бог и солнышко надежд.

Не предавайте Родину, ребята,

Её вам не заменит зарубеж.

 

Желаю вам я верности и силы

На каждый миг, на каждый день и час.

Не предавайте братские могилы,

Защитников Отечества и нас!

 

Бессмысленны успехи и страданья,

Тропа судьбы и добрый звёздный свет,

Ведь без любви к России нет призванья

И счастья нет, и человека нет.

 

Я никаких заветов не нарушу,

Отвергнув олигархов перелёт:

Богатый тот, кто подвиг свой и душу

В родном краю России отдаёт.

 

Что в жизни нашей может быть дороже:

Банкирский шик иль воинский гранит?..

Богатый тот, кто Родине поможет

И русский меч Победы сохранит!

 

Цинична совесть и нахальна воля,

И дьявольская доля у того,

Кто на пути от нищеты и боли

Не защитил ни разу никого!

В. Сорокин

 

* * *

А чьи теперь вы, заросли густые?

А чья теперь ты, волжская волна?

Россия, неделимая Россия

В иных сердцах уже поделена.

 

Теперь вы чьи, задумчивые скалы?

Теперь ты чьё, озябшее жнивьё?

Веками Русь Россию собирала.

Неужто разбазарим мы её?

Л. Сорокин

 

* * *

Я не верю татям и ярыгам,

Что так плохи все твои дела.

Ах, Россия, триста лет под игом

Ты, непокорённая, жила.

 

Но на звуки зоревого зова,

Как ни тяжко, шла ты всё равно, —

И гремели — поле Куликово,

И Полтава, и Бородино.

 

Мы глядим на шведов и на немцев,

Подустав от горестных остуд.

Я совсем не против иноземцев,

Но Россию русские спасут!

 

Над Россией — месяца подкова,

И в России, как давным-давно,

Что ни сердце — поле Куликово,

Что ни сердце — то Бородино!

Л. Сорокин

 

Я — сын России

Я — сын России,

Сын — рассвета,

Седых берез

И синих скал.

Я — сын России,

И об этом

Я никогда не забывал.

Вдыхал я запахи лесные

И бороздил речную гладь.

Я силы черпал у России,

Чтобы России

их отдать.

Слова отцовского завета

Я новостройками писал:

Я — сын России,

Сын — рассвета,

Седых берез

И синих скал.

Л. Сорокин

 

* * *

Я признаюсь тебе в любви,

Земля отцов,

Земля родная.

Зачем твердить мне:

«Позови!»—

Частица я

Твоя

Земная.

И я не раз заметить мог:

Когда последний снег растает,

В полях проклюнется росток,

И сквозь меня он прорастает.

А если я в подзвездной мгле

Порой лечу под небесами, —

Мой дед в земле,

Отец в земле,

И, значит, я в земле

Корнями.

Л. Сорокин

 

Россия

            Никакие вражеские силы не одолеют

            православный русский народ, какие бы

            мы земные трагедии ни претерпели.

            Господь поругаем не бывает.

 

О твоей красоте

Столько песен пропелось!

О, родная земля,

Сколько ты натерпелась!

 

Святы раны твои,

И бои за плечами.

Легионы врагов

На тебя ополчались.

 

Не дождусь на веку

Твоего возрожденья.

Пребываешь пока

Под чужим наважденьем.

 

За страданием — свет

По церковным канонам.

Но пока ты живёшь

Не по русским законам.

 

Под напором идей,

Угнетавших годами,

Много русских людей

Обернулись жидами.

 

И родные места,

Окаянным во славу,

Позабыли Христа,

Полюбили Варавву.

 

Свою веру храни,

Дорогая Держава:

Будут судные Дни,

Будет вечная Слава!

Г. Суздалев

 

Характер русского народа

Если же русский усомнится в абсолютном идеале,

то он может дойти до крайнего скотоподобия

или полного равнодушия ко всему…

            Николай Лосский, русский философ.

 

Я полон любви и печали.

В душе моей радость и грусть.

Осталась у нас за плечами

Святая великая Русь.

 

Она из руин воскресала

И крепла в труде и бою.

Весь мир берегла и спасала

И верила в долю свою.

 

Настало зловещее время —

Качнулась от Бога во тьму.

Поверила в тайное племя

И покорилась ему.

 

Нет Божьего выше закона,

Но мы позабыли его.

Страной нашей правит мамона.

Она — сатаны торжество.

 

Умельцы, страдальцы, злодеи…

И рекруты разных имён.

Лакеи, лакеи, лакеи…

До самых последних времён.

Г. Суздалев

 

Эмигрантам

Отрезая ломоть

от крестьянского хлеба,

вижу тени войны

над голодным селом…

 

Под каким вы сегодня

освоились небом?

За каким вы нашли

своё счастье столом?

 

Не познали того,

что «Не хлебом единым…»,

потому-то и мне

никогда не понять:

 

как же вы до сих пор

незаметно ходили

по земле, где зарыты

отец мой и мать?!

 

Где деревья и камни

забыть не успели

и не ведают счёта

кровавым боям…

 

Где под каждой звездой

у ночной колыбели

свои вещие песни

слагает Боян.

 

Где погосты красны

не от красок восхода,

где от слёз поседели

в степях ковыли.

 

Где бессмертна душа,

где из веры народа

возвышается храм

Покрова на Нерли.

 

Лишь родная земля

для родных плодотворна!

Умирая, трава

припадает к земле.

 

За неё, как за мать,

крепко держатся корни,

чтобы жизнь не погасла

до срока в стволе.

 

Их сутулят ветра

и корёжат их грозы,

не щадят их пожары,

изнуряет их зной…

 

Только вечно светлы

у России берёзы!

Излучают они

белый свет надо мной!

Г. Суздалев

 

Песня

Никуда мне не деться

От родимой страны,

Где прошло мое детство

В трех шагах от войны,

 

Где от горя добреют,

Где, склоняясь с небес,

Облака голубеют,

Как березовый лес,

 

Где за мирные дали

Не возьмут ни гроша,

Где от блеска медалей

Вдруг светлеет душа.

 

Ах, Отчизна-Отечество!

Огневая судьба!

Еще полчеловечества

Грозно целит в тебя,

 

И проносится мимо

Наших тихих квартир

Этот непримиримый

И немеркнущий мир.

А. Тавровский

 

Верю в звезду России

Сквозь дым пожарищ,

Резкая, озорная, прямая,

Я песни уносила в бурелом

Дорогой тех, кто, в дебри отступая,

Кричали гордо:

— Мы еще придем!

Я, как они, настойчива

И верю

В звезду России —

Радуги огней.

В моих глазах упрямо затвердели

Кристаллы наших

Искрометных дней.

Л. Татьяничева

 

Россия моя

Я люблю эти дали дальние.

Русых кленов чубы курчавые.

Песни вольные.

Зори ранние.

Реки сильные, величавые.

Все мне дорого:

Горы дивные,

Города и заводы новые,

И Кремля купола старинные,

И ракеты,

В полет готовые.

Россиянок радушье строгое.

И ромашек улыбки детские.

Но особенно то мне дорого,

Что Россия моя —

Советская!

Л. Татьяничева

 

Не гасло солнце над Россией

Нет, даже и в промозглой мгле

Не гасло солнце над Россией!

Вздымались нивы на земле.

А взоры были

Ярко-сини.

Любви верней и горячей

И нынче сыщешь ты едва ли.

Каких сынов и дочерей

Любимым женщины рожали!

Война пожарами нас жгла,

И ненависть к врагам

Кипела.

Лавиной Русь на битву шла,

Как Волга, —

Широко и смело!

Отстаивая честь свою,

Поведал миру русский воин,

Что победителем в бою

Он был Отчизной удостоен.

Бесправье и неволи стыд

Большой души

Не заглушили.

Россия песнями звенит,

Что и до нас еще

Сложили.

В них бьется радость

И печаль —

Они как круговые чаши,

Что, уходя в иную даль,

Передает нам век вчерашний.

Л. Татьяничева

 

Родина

О том, как Родину любить,

Едва ли надо говорить:

Она у каждого — одна

И вместе с жизнью нам дана.

Моя бесхитростная речь,

Моя тревога об ином:

Чтоб научиться всем беречь

Нам то, что Родиной зовем.

Ее могущество и честь.

Богатства — их не перечесть...

Сердец космический простор.

Глубинный ум и острый взор.

Чтоб вовремя, а не за шаг

Ты точно знал,

Кто друг,

Кто враг.

Л. Татьяничева

 

Очарованье

Ты берегла младенчество моё

от сквозняков

безжалостного года.

Дала мне хлеб.

И теплое жилье.

И все богатства, что даёт

свобода.

Открыла мне людскую доброту.

Я поняла,

какая это сила.

Родной земли простор

и красоту

ты постигать,

ты видеть научила!

Я возлюбила горы и поля,

рек и плотин

согласное звучанье.

Как ты прекрасна,

Родина моя,

как велико

твое очарованье!

Л. Татьяничева

 

Россия, Родина, Отчизна

Россия, Родина, Отчизна

В звезде рубиновой,

Как в призме,

Дороги сходятся

Лучась.

Россия,

Родина,

Отчизна —

Прочна понятий этих

Связь.

Она прочна и нерушима,

Как сила братского

Родства.

Как хлеб и соль —

Необходима.

Как сущность сложности

Проста.

Л. Татьяничева

 

Единственна Отчизна

Себе самой

И родине солгу,

Сказав, что все люблю

И все приемлю.

Но никогда

Понять я не смогу

Тех, кто родную

Покидает землю...

И пусть она порою

К нам скупа

И в засуху нас обжигает

Жаждой,

Единственна Отчизна,

Как судьба,

Та, что дается каждому

Однажды.

Л. Татьяничева

 

Солнцем назову

Не всё нам в сердце

Сохранить дано,

Что ранее казалось столь

Прекрасным!

Из вечных чувств

Я знаю лишь одно, —

Великое, —

Над ним ничто не властно!

Я с этим чувством на земле живу.

В нём всё,

Что недоступно укоризне...

Я не звездой,

А солнцем назову

Любовь к России —

Дорогой Отчизне.

Л. Татьяничева

 

Россияне

Мы рослые, мы сильные.

Добрые. Задорные.