вторник, 25 апреля 2023 г.

Радоница: 90 стихотворений и 10 песен

А.Е. Архипов Радоница. 1892

Радоница — весенний праздник восточных славян, связанный с культом предков. После крещения Руси его стали отмечать на 9-й день после Пасхи во вторник. Это особый день поминовения усопших, когда положено побывать на кладбище на могилах близких, чтобы разделить с ними радость Пасхи в надежде на вечную жизнь и воскресение. Название Радоница возникло от слова «радость». В этот день проводится Всенощное бдение, где верующие молятся за умерших, желая им покоя и царствия небесного. Церковь рекомендует воздержаться от шумного празднования. В этот день принято посещать могилы родных и близких, а также подавать милостыню нуждающимся.

 

Радуница

Радуется, радуется, радуется

Радуется праведная Русь!

Радуница, Радуница, Радуница —

Господу о предках помолюсь!..

М. Ножкин

 

Радоница

Весной пробуждаются души усопших,

Как тайные соки в оттаявших рощах,

И прибылью силы мы чувствуем это

Стремление к нам материнского света.

 

Кому подражает в листве пересмешник?

То ласковый возглас, то шепот поспешный…

Над сизой водою, вдоль поля босого,

Родня разлученного с именем слова.

 

Все небо раскрылось. Все травы восстали.

Весь мир к нам душисто прижался устами.

Родительски-ясный сегодня в нем климат,

И каждый любим. И никто не покинут.

Т. Галушко

 

Радуница

А души, что рассеяны во мгле,

плутая, спотыкаясь, понемногу

неторный путь проложат по земле,

и все придут к Пречистому порогу,

где грозный страж допрашивает их,

выпытывает строго, но с любовью:

Что из несметных радостей земных

они б хотели вознести с собою?

 

Дай, Господи, в тот миг душе моей

не оробеть, не впасть во искушенье,

и не просить ни пары лишних дней,

ни внеочередного воскрешенья.

 

Но дай ей сил и смелости поднять

и крест любви, и цепь воспоминаний,

чтоб можно было вечность коротать

наедине с родными именами.

 

Чтоб — не всегда, хотя бы день в году —

суметь коснуться всех,

кто был мне дорог,

чьи души, будто лодки в поводу,

ещё идут, идут в небесный город.

 

Чтоб силою любви — не ведовства —

нам воскресать

из Радуниц грядущих,

где радуги —

как мостики родства

души пришедшей

с душами идущих…

О. Павлов

 

Радуница

На могилках снег полосками

И апрельские ручьи.

В чистом небе над берёзками

Золотистые лучи.

 

Пенье птиц, воды журчание,

И — пронзительный покой.

Нынче Радуница ранняя

Под Господней синевой.

 

На скамью присяду с краюшку,

Выложу на столик снедь,

Помяну отца и матушку,

И приму и жизнь, и смерть.

 

И родители незримые —

Я почувствую душой —

Незабвенные, любимые

Встанут рядышком со мной.

 

Вспыхнет лог святыми красками

В миг, как моего виска

То ли луч коснётся ласковый,

То ли мамина рука.

Ю. Манаков

 

Радоница

...Не стучи, сын, в глухие рамы,

В окнах выцвели небеса.

Кромка леса. Могила мамы.

След, заросший от колеса.

 

Шепот хвои и листьев свежих.

Нынче ангелы при свечах.

Ветерок ласкает и нежит,

Птичьи трели звенят в лучах.

 

Ой вы, горлицы и синицы!

Прославляйте родной уют,

Дорогие я вспомню лица,

Тех, которых нигде не ждут.

 

Но за птичьими голосами

Зов из прошлого, оглянись!

То взывает к ответу память,

То взывает к ответу жизнь!

 

Сам Господь этот день отметил,

День молитвенной высоты...

Образ Родины тих и светел,

В нем есть мамы моей черты.

В. Забелло

 

Радоница

Опустишься в сон, как в глубокую воду,

и там, в глубине,

пройдешь по любимому сердцем народу —

друзьям и родне.

 

По тем, с кем уже не увидишься въяве

ни нынче, ни впредь.

Ах, кто не мечтал не в болезни, а в славе

легко умереть.

 

Но что перед жизнью пустые мечтанья!

Как огненный смерч

приносит с собою испуг и страданье,

так ранняя смерть.

 

И я не хочу никакого загада —

не стоит гроша,

ведь муку чужого предсмертного взгляда

узнала душа.

 

И я не хочу, точно птица, попасться

в силки, как в беду.

И в день поминальный, девятый по Пасхе,

я вновь к ним приду.

 

И вновь я услышу, как дышат могилы,

пресилив тиски,

остатком еще нерастраченной силы,

любви и тоски.

 

И вновь я увижу, как светел и тонок

небесный оклад.

И женщина плачет. И прячет ребенок

взрослеющий взгляд.

В. Башунов

 

Радоница: день девятый

Листвою пеленая ветки,

Даруя жизни свой покров,

Подаждь усопшим, Боже крепкий,

Всеоставление грехов!

 

Весна пройдёт, и встанут травы

Волной до самых берегов…

Подаждь усопшим, Боже правый,

Всеоставление грехов.

 

Подаждь усопшим, Боже милый,

Покинуть хладные могилы.

Сними с них тяжкий гнёт оков

Всеоставлением грехов.

 

Подаждь усопшим, Боже вечный,

Всеоставление грехов.

Дай их стопам путь светлый, млечный,

Дай душам их взойти легко.

 

Подаждь усопшим, Боже светлый,

Всеоставление грехов,

К Твоим сокровищам несметным

Прибавь всерадость их даров.

 

Любовь Твоя, Святый, всё может!

Нетленной памятью веков

Подаждь усопшим, Щедрый Боже,

Всеоставление грехов!

Терентiй Травнiкъ

 

Радоница

Прохладою весенний ветер веет

А солнце разливает майский мед,

В тени фиалки скромно голубеют,

На бугорках мать — мачеха цветет.

 

Покойное смиренное кладбище.

Дрожит, как дышит, огонек свечи.

Поют молитву «Господи помилуй»,

Усопших поминание звучит.

 

У Бога мертвых нет, и все там живы,

Но о покинувших навеки мы скорбим.

Торжественны безмолвные могилы,

За всех молитва к Господу летит!

Н. Шендрик

 

Радоница

Вот Радоница вслед за Пасхой

Пришла напомнить грешной пастве

О тех, о «сущих во гробех»,

Кого земной не тянет грех.

 

И в торжества пасхальный час

Они молитвы ждут от нас.

Всех чаша эта не минует,

Ну, а пока душа ликует:

 

Христос Воскрес! Воскрес из мертвых!

Поправший смерть своею смертью,

Надежду мертвым и живым

Подал созданиям своим.

 

А значит, мы идём к ним днесь,

Неся спасительную весть

О жизни вечной во Христе,

За нас распятом на Кресте!

О. Фомина

 

Радоница

1

Из года в год, когда приходит Пасха,

Во вторник, на девятый день,

На кладбищах и на погостах

Печаль ложится, как густая тень.

 

Мы в этот день приходим на могилы,

Мы в этот день кладём на них цветы

И вспоминаем всех родных и близких,

Что не вернутся из-за той черты.

 

За все слова, что сказаны во гневе,

За всю печаль, что мы им принесли,

Нас всех давным-давно простили.

Нужны ль теперь им алые цветы?

 

Мы с кладбища уходим поскорее,

Нас дома поминальный ждёт обед,

Чтобы забыть, что рано или поздно

Нам предстоит пред Ним держать ответ.

 

Из года в год, когда приходит Пасха,

Как правило, в весенний день,

На кладбищах и на погостах

Печаль приходит, как густая тень.

 

2

Из года в год, за Светлою седмицей,

На Навий день, в неделю Фомину

На кладбища приходим поклониться,

Как прадеды-славяне в старину.

 

И пусть обряд теперь — лишь пережиток.

И Тризны православным стали днём,

Мы требы рукотворные из жита

И ныне к погребениям кладём.

 

С молитвою кладём краюху хлеба,

Простую снедь для душ кладём с душой.

И верим, что даровано им Небом

Короткое свидание с Землёй.

 

И пусть сплелись обычаи веками,

Укрыл планету христианский Свет,

И Лики за плывущими свечами

В печальной кротости молчат в ответ, —

 

Из года в год, за Светлою седмицей,

На кладбища приходим поклонится...

Л. Овчинников

 

Радоница

На нашем стареньком погосте

Спокойно, тихо, как в раю.

Я, наконец, собрался в гости —

Проведать мамочку мою.

 

Стою весь хворый, весь некрепкий,

Букетик маленький держу:

— Прости меня, что я так редко

К тебе, родная, прихожу.

 

Ты знаешь, мама, я не спился

И не сижу без дела, нет!

Я очень многого добился

За эти восемь тяжких лет.

 

Я оказался очень хватким,

Смог даже крышу перекрыть.

У нас в хозяйстве всё в порядке,

Тебе бы только жить да жить.

 

В моём рабочем кабинете

На видном месте твой портрет.

Опять весна на белом свете.

Зачем тебя со мною нет?

 

Мы вместе долго жили двое,

Друг друга искренне любя.

Всегда: и в радости, и в горе —

Как не хватает мне тебя.

 

Я всем известный, я заслужен,

Но, откровенно говоря,

Я лишь одной тебе был нужен,

Родная мамочка моя...

 

Меня и хвалят, и ругают.

Хотят, как зверя, приручить…

Но никогда не понимают,

Как трудно мне на свете жить.

Д. Попов

 

Радоница

Замысел, подлежащий завершению

Внемли, внемли,

Кликам внемли,

Грозная юность, ярость земли!

Высоко ходят тучи,

А лес кадит.

А ветер, вздох могучий,

Свободно бдит.

И звонкие раскаты

Несут напев.

И волны-супостаты

Разверзли зев.

 

Полны пахучей сладости,

Поля зазеленевшие

Широко разливаются

Сияющей струей.

Слезами заливаются

Былинки онемевшие

В ответ воззваньям младости

Воскресшею семьей.

 

Воззвания безумные,

Воззванья неутешные,

Торжественно-веселые

И чуждые земле.

Ах, слышал я воззвания

Суровые и здешние,

Негодованья шумные,

Что ропщут: мир во зле.

 

Как тусклы те воззвания,

Те вопли скудоумия,

Те вопли человечества,

Гнетомого судьбой.

О замирайте, нищие.

Я вашего безумия,

Слепого упования

Не обновлю собой.

 

Нет, до последних пределов земли

Стану я славить природу живую,

Песнь гробовую, песнь громовую,

Что немолчно рокочет вдали.

 

Жизни, воскресшей из мертвых,

кипучие взрывы.

Всю чистоту ее светлую,

темный весь ее тлен.

Телом в могилу нисшедшего сына

земли молчаливой

И очей его свет,

что расторг подземия плен.

 

О эти гимны смерти ожившей,

Всей этой плоти, восставшей от сна,

В мертвенной мгле преисподних почившей,

Смерти, что ныне — святая весна.

 

Слышите, слышите, праотцы реют,

Праотцы плачут в светлых ночах.

Теплая радость сердце их греет,

Тихо плывут они в утра лучах…

И. Коневской

 

В день Радоницы...

Помянем тех, кого забыть нельзя,

Пока еще живем на этом свете

И видим, как лучи с небес скользят,

Волнует листья набежавший ветер.

 

Пока мы помним, будут жить они,

А память путь их жизненный утроит,

Пусть звезд преобразуются огни

Холодные — в сияние живое.

 

Помянем всех… Мы вспомним их светло,

Слезой не беспокоя и печалью.

Сейчас висит незримое стекло

Меж нами… только там, за дальней далью,

 

Таится мир, в который мы придем

Все неизбежно… Боже, дай покоя

Их душам... а мерцающий их дом,

Утешит нас, блеснув над головою…

А. Опарина

 

Радоница

В Родительский День очень много народа

На кладбище к близким усопшим приходит.

Сидят у могилок, родных поминают

И в горьком раздумье о них вспоминают.

 

Ещё посещают другие могилы —

Соседей, знакомых и всех сердцу милых.

Конфеты кладут, рассыпают зерно —

Так древним обычаем заведено!

 

Меняют венки, добавляют цветы,

Добьются уборкой во всём чистоты.

Надгробья и фото чтоб были в порядке...

Заранее красят, коль надо, оградку.

И. Есаулков

 

Радоница

Во вторник Фоминой недели*

У нас свидание с родными:

Мы у могилок посидели,

Поговорили тихо с ними,

 

Про всё детально рассказали,

Обговорили все заботы,

Венки покрепче привязали —

Большой в том не было работы:

 

Надгробья, фото — всё в порядке.

Быльё убрали, ветки, листья.

Недавно крашена оградка —

И на могилках стало чисто.

 

Великий праздник — РадонИца!

И у могилок мы положим

Крупу, конфеты, яйца — птицам,

Пусть прилетают птички божьи!

 

*Фомина неделя (неделя Антипасхи) — это следующая за Светлой неделя, называемая по имени апостола Фомы, уверовавшего в Воскресение Христово посредством зрения и осязания крестных ран Исуса Христа.

И. Есаулков

 

Кружит память... Радуница

Кружит память моя, как птица,

В небесах... далеко отсюда:

Снова ищет родные лица,

И ждёт встречи... как будто чуда.

 

Может, нынче подарит вечность

На мгновение нам встречу...

Невозможно ждать бесконечно,

Если время совсем не лечит!

 

Нынче день святой — Радуница...

Вспоминаю своих любимых...

Чётко вижу родные лица:

Они рядом со мной... живые!

 

Я их помню, не забываю,

Говорю с ними часто в мыслях...

Как порою их не хватает...

В суматошной моей жизни!

 

Поимённо всех вспоминаю,

Зажигая с молитвой свечи...

Птицей память моя летает

Рядом с ними, пронзив вечность...

 

Плачут воском, сгорая, свечи...

Пред иконами молюсь тихо...

Время боль мою не залечит —

Никогда она не утихнет...

И. Буланова

 

Радоница

1

Кресты печальные повсюду

Хранят святую тишину,

Несут задумчивые люди

В лукошках тёплую весну.

 

Кладут конфеты с куличами,

И водку ставят на столы,

И тех, кто умерли, встречают,

Чиня судьбины из золы.

 

И льются, льются разговоры,

Воспоминаний льётся мёд,

Вмещают кладбища просторы

Тех, кто по зову не придёт.

 

Вмещают тех, кому молитва

Важнее всякой суеты.

Стоят не умершие лица,

Держа печальные кресты.

 

2

Эх, ты кладбище святое!

Здесь лежит моя родня.

Мимолетно всё земное.

Память трепетно храня,

 

Сосны статные, берёзы

И застывшие кресты

Ждут молитв, роняя слёзы

На зелёные холсты.

 

И на краешек скамейки

Я присяду у могил.

Горько плакать не умею.

Вспомню всё, чем с вами жил.

 

И дедуля светлым взглядом

Смотрит, будто бы живой.

И бабуля словно рада,

Что внучок пришёл родной.

А. Конопля

 

Радоница

ОНИ сегодня у ворот нас ждут...

Стоят и смотрят, смотрят на дорогу...

«Твои придут?», «Конечно же, придут!

Ведь Радоница! Не прийти не могут...»

 

Один лишь день в году ИМ Богом дан:

Когда во храмах загорятся свечи,

Их отблеск разольется по крестам

И возвестит о долгожданной встрече.

 

Тогда откроются небесные врата,

И засияет мир янтарным светом,

Польется с неба душ ИХ чистота

Как жаль, что не дано нам видеть это...

 

Мы сердцем знаем: здесь они сейчас,

Хранители невидимые наши...

Нам гладят руки, обнимают нас...

И мы их вспоминаем, тех, тогдашних...

 

Вон мама у ограды ждет,

И светится ее душа любовью...

Отец...Он так знакомо подмигнет

И распрямит нахмуренные брови...

 

Вон бабушка и вся моя родня,

А вон друзья мне, улыбаясь, машут.

Спасибо, что храните вы меня,

Я помню и молюсь за души ваши!

 

...А кто-то так и не дождется...Жаль...

Ну, что же, не смогли: дела, заботы...

Обнимет Душу светлая печаль,

Чтоб ждать до следующей родительской субботы...

 

ОНИ нас оправдают и простят...

А вот у нас на сердце будет камень!

ОНИ как дети в души нам глядят,

Чтоб поняли мы: нет разлук меж нами!

 

ИМ не нужны конфеты, куличи,

И памятник из мрамора, гранита...

Лишь память...И еще огонь свечи...

И тихая, вполголоса, молитва...

 

...Хоть иногда, но заходите в храм,

После работы...Днем или под вечер...

Чтоб поклониться светлым образам...

Прочесть молитву... И поставить свечи...

Н. Лысенко

 

Радоница

Завещает Радоница

нам прийти и помолиться

О родных душах усопших,

поминая их добром.

Завещает Радоница

с бедным людом поделиться

Едой, разным подаяньем,

иль копейкой-серебром.

 

День девятый после Пасхи —

всех родных мы вспомним с лаской;

Жизнь без них для нас, конечно,

радостью обеднена.

И на праздник — Радоницу,

нам, живущим, веселиться

Не пристало, но унынию

предаваться не дела...

 

Вспомним мы родных с улыбкой —

Их заслуги и ошибки,

Их заветы и наказы,

Должно нам за них служить.

Их помянем мы в молитвах,

И почтим их труд великий,

Мы — оставшиеся жить!!!

М. Володина

 

Радоница

День сегодня поминальный,

А с утра прошёл снежок…

Все пойдём дорожкой дальней,

Взяв грехи на посошок.

 

Поднимаясь на кладбище,

Открываясь вдаль и вширь,

Что мы здесь всё время ищем,

Жизнь листая, как псалтырь?

 

Очевидно, здесь душою

Невозможно покривить:

Станет мелким всё «большое»,

И почувствуем, что ЖИТЬ —

Это ПОМНИТЬ И ЛЮБИТЬ!

 

Поклонись родным могилам,

Да покайся, сняв грехи.

Здесь мы обретаем силу,

Здесь наш корень, мы — верхи.

 

Радоница. Поминаем.

Кланяемся до земли.

Плачем. Думаем… и знаем,

Что не зря сюда пришли…

Е. Долгих

 

В ночь на Радоницу

Недаром тебе не спится

В тот час, что — поди-ка, взвесь;

Когда — ты думаешь — птица,

А это — Благая Весть

 

Звенит на весенней ветке,

Презрев вековечные сны, —

Посланьем воскресших предков

О том, что мы все — спасены.

Н. Забелкин

 

Родительская суббота

Дары поминальные на столах лежат,

В храме полумрак, люди со свечами.

Молитвы об ушедших тихие звучат —

Я чувствую — они незримо с нами.

 

Читают батюшки родные имена.

И в памяти так явственно всплывают

Родные сердцу лица. Стонет тишина.

А душу благодарность заполняет.

 

О, как же много в нас произросло от них,

Они для нас всегда опорой были.

Тепло души своей дарили каждый миг

И наше сердце в чистоте хранили.

 

Молитва наша ныне — благодарный дар.

Свечей огни — маяк любви горящий.

Помилуй, Господи, залей грехов пожар

Слезами всех за них Тебя молящих.

 

Здесь встретилась любовь земная с неземной,

Незримо сердце ощутило вечность.

Молитвы, Господи, прими и упокой,

И посели их со святыми вместе.

З. Полякова

 

Рассказ афонского монаха

— Служили панихиду в храме.

Священник «Вонмем» возгласил.

Стояли люди со свечами.

А дьякон ладаном кадил.

 

В тот день мне было послушанье

псалом на клиросе читать.

Господь во время ожиданья

сподобил чудо созерцать.

 

Невероятное виденье —

сквозь купол, окна, из дверей

спешила на богослуженье

тьма-тьмущая людских теней.

 

Они в стороночке теснились.

Одни, колени преклонив,

другие трепетно молились,

глаза на свечи устремив.

 

Затем настало поминанье,

записки начали читать,

И тени стали с ликованьем

своих соседей покидать.

 

Как Господа они молили,

чтоб дьякон имя их назвал.

И быстро рядом становились

с тем, кто записку написал.

 

Со всепрощающей любовью

смотрели тени на живых.

С духовною в руках свечою

молились за здоровье их.

 

В одно мгновенье всё смешалось.

Объединились все сердца.

Единым целым души стали,

молитвы в небо вознося.

 

При звуках дивных песнопений

«Ты со святыми упокой»

вся церковь стала на колени —

потусторонний и живой.

 

Вот и прочитаны записки.

Осталось множество теней,

не услыхавших зова близких,

оставленных роднёй своей.

 

Как дорого поминовенье

для душ ушедших, дорогих!

Не предавайте их забвенью.

Прошу вас, помните о них.

 

Добром усопших поминайте.

Всё злое очень ранит их.

Кто не простил, скорей прощайте,

нам с ними нечего делить...

З. Полякова

 

Небесное и земное. На Литургии

Струится с неба светлая печаль,

грустинкою ложится между строк

Звучит псалмов Давидовых хрусталь.

Свечи трепещет скорбный огонёк.

 

Благоговейно имена шепчу

тех, кто хранил меня от зла и бед,

И со слезами Господа прошу

помиловать и показать им Свет.

 

Хоть на мгновенье ощутить хочу

прикосновенье маминой руки.

Еще разок к любимому плечу

прижаться всем разлукам вопреки.

З. Полякова

 

Парастас

Целебной пыльцой псалмов

Покрылись огни свечей,

Под сводами куполов

Струится молитв ручей.

 

Откроются небеса

Для тех, что давно ушли,

Ведь Ангелы по адресам

Записочки разнесли.

 

Курится кадильный дым

Мигают свечей маячки.

И вышли навстречу им

Любви нашей светлячки.

 

Звучит поминальный стих,

Читаются имена,

Возносится: «Воззови

О, Спасе, Спаси меня».

 

Сердца обрели покой

И растворились в Любви.

Господи, всех упокой,

Господи, благослови!

З. Полякова

 

Радоница

«Родители» — церковный праздник,

Молись за упокой души.

А ветер рвёт листву, проказник,

И шепчет тихо: не греши!

 

Придёт когда-то твоё время,

И ты покинешь этот мир.

Грехов своих ты скинешь бремя…

Кто будет править судный пир?

 

И ждёт ли душу оправданье,

Решит, кто дорог был тебе.

Пожнёшь и радость, и страданье,

Ведь было всё в твоей судьбе.

 

Молитесь, кайтесь, не грешите!

Исход судьбы у вас в руках:

Не опоздайте, поспешите!

Витать не время в облаках.

З. Храмцова

 

Родительский день

Оградку серебрянкой подновила,

Насыпала пригоршню конфет...

— Давно, простите, к вам не приходила,

Родные мои, милые, привет!

 

Кулич пекла, яички к Пасхе красила,

Оставила для вас по одному...

Опять дороги дождиком расквасило,

Когда весна? — спросите наверху...

 

Я тут цветочки сбоку посадила,

К июлю, дай-то Боже, расцветут,

А рядом чья-то новая могила,

И две березки новые растут...

 

Дед, помню, как мы в лес с тобой ходили,

И слушали деревьев «разговор»...

И сок березовый из банки мутный пили...

Я сладкий вкус тот помню до сих пор...

 

Бабуль, а помнишь, я совсем малышка,

И первый раз на поезде в Москву?

И вы торопитесь, я рядышком вприпрыжку,

И юбка пузырится на ветру...

 

Мне вас, родные, очень не хватает,

И в моем сердце вы всегда вдвоем!

И память ваши лица воскрешает…

И слезы благодарности ручьем…

М. Бойкова

 

Радоница

Радоница — день поминовенья

Родственников наших дорогих.

От души молитвы и прошенья

В этот день возносим мы за них.

 

Просим мы с надеждою у Бога,

Чтобы милосердие явил,

Не судил усопших очень строго,

По молитвам нашим их простил.

 

В этот день придем мы помолиться

На могилы близких и друзей,

И от сердца с ними поделиться

Радостью пасхальною своей.

 

Но не для того, чтоб ежегодно

Над костями близких пировать.

Богу это вовсе неугодно,

Так зачем вины им добавлять?

 

Ждут они лишь искренней молитвы,

Милостыни нашей очень ждут.

И, чего при жизни не смогли бы,

Дети их руками подадут.

 

Не забудьте в этот день весенний

Души ваших близких помянуть.

Дайте свет Христова Воскресенья,

Будет светлым и земной ваш путь!

О. Сергеева

 

Радоница

Помяни во Царствие Твоём

По кому скорбит моя душа!

У Тебя там счастья окоём,

И любовь, что каждому нужна.

 

Милосердный, милостивый Бог!

Не оставь прошение в тени!

Знаю я, что добр Ты, а не строг.

Помяни, прошу, их помяни!

 

Обогрей застылые сердца,

С сокрушеньем молвит мой язык.

Не отрини Своего лица,

Ни на йоту, ни на краткий миг.

 

…Помяни во Царствие Твоём…

А. Янкова

 

И снова — Радоница...

И снова — Радоница, значит

Народ на кладбища толпой

Идёт с гостинцами, и плачет,

И просит Бога — упокой

 

Ушедших раб Твоих! Когда-то,

Возможно, что и к нам придут

Проведать дети и внучата,

И нам гостинцы принесут...

 

И я со всеми отмечаю

Сегодня Радоницу, хоть

Всё время по тебе скучаю,

Тоску пытаясь побороть...

Л. Шахбазян

 

Радоница

Тишина на всех погостах,

Меланхолия прохлады...

Это Радоница просто

Навестить усопших рада.

 

Как всё здесь отобразилось!

На подходе Божье лето,

В ручейки весна одета,

Вечность в Пасхе пробудилась...

 

И не скучно, и не горько,

Возвещает Пасха радость,

Похристосовалась зорька

С миром горним, —

«Пейте благость!»

 

Радоницей мир окутан,

Ждут усопшие свиданий,

В храмах, даже от страданий

Все пришли....

живые ждут ли?

Л. Володина

 

В Радоницу

Когда являются усопшие,

Во сне, иль даже наяву —

Их холмики, травой заросшие,

Нас на свидание зовут,

 

Они глядят на нас, печальные,

Поминок просят по душе,

А мы, сквозь годы эти давние,

Родных не помним лиц уже,

 

Воспринимаем всё спокойно мы —

Без них жизнь так же хороша,

Но хочет, чтобы о ней помнили,

Скорбит мятежная душа…

 

Простите наше бессердечие,

Что забываем мы свой долг:

Живём мы жизнею беспечною…

Как знать: а вдруг наш завтра срок?!

З. Ешина

 

Радоница

Мир мертвых, рядом мир живой,

Где вход, граница меж мирами.

И тишина в одном, покой,

В другом — все заняты делами.

 

Один раз в год, там, где погост,

Все собираются родные.

И ожидают у ворот,

Когда их навестят живые.

 

Пусть не слышны и не видны,

А мы у них, как на ладони.

Порой приходят к нам во сны,

Чтоб о себе своим напомнить.

 

Сегодня праздничный обед

К родным приносим на могилы.

Попросим помощи, совет,

Здоровья и душевной силы.

 

Сегодня, если попросить,

С небес во всем они помогут.

Нам с вами легче будет жить,

Уйдут ненужные тревоги.

В. Киселев

 

Радуница

Сегодня мы в своей

Житейской

Круговерти...

На несколько часов

Всего

Остановясь...

 

Познаем то, что Жизнь

Всегда превыше

Смерти!..

И с теми, кто «ушёл»,

Сильна, как прежде,

Связь!..

 

Пожалуй, в этот

День

Сам холод

Одиночества

И чуточку слабей...

И меньше ощутим...

Мы рады видеть

Их...

 

И всем нам верить

Хочется,

Что в той же мере

Нас

Приятно видеть

Им!..

В. Константинов

 

Радоница

Исправить душу может только тело,

Врачуем нашу душу каждый день.

Спастись мы можем только лишь всецело,

Тогда нас не коснется мрака тень.

 

Чтоб были в чистоте душа и тело,

Воспрянул дух — призвал к тому Господь.

Ступить на Божий суд, легко и смело,

Как немощною станет твоя плоть.

 

На кладбище стоим с надеждой, верой,

Даруем радость, что Воскрес Христос.

Для вечности людей открывший двери.

Смерть не конец! Ответ на наш вопрос.

 

Остались в нашей памяти навечно

Ушедшие, кто дороги и мил.

Без Вас проходит время быстротечно.

Сегодня мы стоим среди могил.

 

По-прежнему вы в памяти живые,

Мы рады встрече, тонок этот мир.

Вы Ангелы, в душе у нас, святые,

По-прежнему — звезда в ночи, кумир.

 

Мы вспомним времена свои былые,

Разделим счастье, радости, мечты.

В сердцах остались люди дорогие,

Как отголосок вечной теплоты.

 

Мы стали дорожить теперь друг другом,

Ценить моменты, добрые слова.

Свой мир, любовь очертим красным кругом,*

Мы в тленном теле, лишь душа жива.

 

Сегодня вспомним всех со светлой грустью,

Кто нас учил и дал путёвку в жизнь.

Без их тепла нам холодно и пусто.

Они пришли на встречу. Улыбнись!

 

Живут в делах, поступках, наших мыслях,

Пусть будет им спокойно, хорошо.

А наша жизнь полна любви и смысла,

В душе у нас светло, тепло, свежо.

 

*Красный круг - символ родовой защиты.

А. Сауков

 

Радоница

Суета, валидол, суета…

Как порочную цепь разорвать?

За оградкой стоят два креста,

Здесь душа, как ребёнок, чиста —

Не даёт у могилок солгать.

 

Здесь совсем о проблемах забыл.

Прибывает печальный народ.

Незаметно слезу пригубил.

Над крестами унылых могил

На «заутреню» солнце встаёт.

 

Растерялись слова. Закурю.

Слёзы грустные струны задели.

Сквозь года за ограду смотрю,

Вспоминая другую зарю,

Где с отцом на рыбалке сидели.

 

Вспомнил запах борща и котлет,

Нежность маминых рук и игрушки,

Школьный бал и дымок сигарет,

Новой жизни армейский рассвет,

Отменивший блины и ватрушки.

 

Отыграла в душе пастораль

И цепляясь ещё за живое,

Опускаю на мысли вуаль —

Те, кому меня искренне жаль,

Приказали дожить остальное.

 

Буду жить, не боясь суеты —

Пусть поможет свечей огонёчек.

Возвращаясь в дела и мечты,

Положу на могилы цветы

В этот светлый и горький денёчек.

В. Шаханин

 

Радоница

Есть один только день в году,

День, в которой всех вас отпускают.

Вновь вернетесь на землю свою.

Здесь вас любят, помнят, скучают.

 

В этот день на могилку приду.

Подожду, прилетишь ты из Рая.

Я тебе расскажу, как живу...

Как люблю я тебя, как скучаю.

 

Жаль, обнять тебя я не смогу,

Не услышу родное дыханье.

Не увижу улыбку твою....

Как же мне тебя не хватает.

 

Хоть тебя я, родной, не увижу,

Но я верю, меня будешь ждать.

Я тебя никогда не забуду.

И к тебе я приду опять.

Е. Ерофеева

 

Радоница, или Последние слова матери…

       Светлой памяти матери друга посвящается…

 

«Мне уж сотканы дни расставанья,

и осталось всего-то чуть-чуть…

Ты, сыночек, не плачь на прощанье

и смирись с той бедой как-нибудь…

 

…Приходи на погост в Радоницу,

у ворот буду ждать я тебя

и безмолвной душою томиться,

вас по-прежнему нежно любя...

 

Навещать ты пораньше старайся,

только солнышко ясно взойдёт,

за отцом поспешать собирайся,

отложив круг обычных забот.

 

И увидят усопшие души,

что ты первый в рассветный тот час

не забыл обо мне…» — Шёпот глуше…—

пожеланье твоё… без прикрас.

Е. Ватолина

 

Радоница

Путь земной... он конечен и краток,

Часто рядом и боль, и несчастья...

Но приходит пасхальная радость

В этот день к дорогим сердцу людям.

Отступают прочь — скорбь и ненастье.

Помолиться за них не забудем.

Л. Щеникова

 

Радоница

Радоница, радоница

Вспомним мы родные лица,

Своих близких, дорогих,

Кто покинул мир живых.

 

Где их души обитают,

Мы об этом не узнаем,

Но могилы посетим

И молитву сотворим.

 

Пусть в покое души будут,

Суету сует забудут,

От забот там отдохнут,

Тяжек был земной их путь.

Л. Киселева

 

Почитай Родителей своих! (Радоница)

Боже, как бездушие гнетёт,

Умножая ближнего печали…

Божья мать, страдая, слёзы льёт:

«До чего же люди измельчали!»

 

Берегите, люди, стариков

И детей-малюток не бросайте!

Жизнь земную, что даёт Господь,

Добротой, любовью умножайте!

 

Свято чти Родителей своих!

Обогрей теплом, покуда живы...

Ну, а если нет на свете Их...

Покаянно припади к могилам!

 

Включите ум! Пока не поздно:

Позвольте Душеньке достойно

Вершить земной, недолгий срок...

А что с Ней будет за Чертою?

На небесах — рассудит Бог!

А. Хрулева

 

* * *

В родительский день помянем мы с вами

Тех, кого больше нет уже с нами.

Пусть будут они обласканы Богом!

Нам не удастся сказать им о многом,

Их нет, к сожаленью, на этой планете…

Господь! Дай душам покой на том свете!

Н. Розбицкая

 

Радоница

Во вторник, день девятый после Пасхи,

Давайте с вами мы помянем всех,

И вспомним каждый своего родного,

И от души помолимся за всех!

 

Часы бегут и на земле никто не вечен,

Не можем повернуть мы время вспять,

Давайте для родных запалим свечи,

И с грустью светлой будем вспоминать.

 

Помолимся о тех, кто уж не с нами,

В обители небесной, не земной,

Помолимся с любовью, верой, сами,

Чтобы Господь им даровал покой!

Е. Володин

 

Радоница

У кладбищ люди вереницей,

Возле цветов столпотворенье.

У Православных Радоница,

Сегодня — День Поминовенья.

 

Кто в первый раз, кто ежегодно,

Идут усопших поминать

И, как всегда, богоугодно

О них молитвы почитать.

 

Неспешно до могил добравшись,

Цветы кладут и убирают,

Потом закончив, отдышавшись,

Столы с закуской накрывают.

 

Импровизация в столах —

Едят и пьют, кто что приносит,

И в перерывах Бога просят,

Чтоб жизнь у душ была светла.

 

Но есть немой укор — ограда,

Что может редко были с ними,

И, что пока все живы, надо

Почаще видеться живыми.

 

Окончив, тихо разойдутся,

И пожеланья встреч остались,

А через год все соберутся

И вновь жалеть, что не встречались.

В. Ситниченко

 

Радоница

Нас души встретят у креста

Надгробий скорбных из гранита.

И с почитанием Христа

Мы прослезимся, фото видя.

 

Отцов мы вспомним, матерей,

Своих всех родненьких и близких,

Ушедших раненько — детей,

Да и поклонимся им низко.

 

Им память более нужна, —

Свеча, горящая во храме.

Им радость новая весна.

То не изменится с годами.

 

Не забывайте всех родных,

Они нас ждут- увидеть ближних.

Они и любят всех живых,

Желают самой светлой жизни.

И. Артюхов

 

Радоница

Радоница, Радоница, —

Нет печали, лишь Любовь;

Пусть родные светят лица, —

Память Вечная родов.

 

У славян была на тризне

Только Радость, не печаль...

А сейчас в родной Отчизне

Плач да стоны христиан.

 

Радоница, Радоница,

Славлю Вечность и Любовь;

Смерти нет, пусть радость снится, —

Душам возрождаться вновь.

Р. Вараксина

 

Радоница

Во вторник после Красной Горки

Нас Радоница ждёт, друзья.

Дела отправив на задворки,

Мы вспомним сущность бытия.

 

Мы вспомним тех, кого нет с нами,

Молитву к небу воснеся.

Ведь мы живём под образами,

Того, кто жизнь нам дал, любя.

 

Придя на милую могилку,

Убрав завядшие цветы,

Отметишь новую прожилку

На постаменте, где кресты.

 

И поминая добрым словом,

Превозмогая сердца боль,

Придём к своим первоосновам,

Налив в стаканчик алкоголь.

 

Пусть смотрят, радуясь, что рядом

Есть, кто возносит похвалу.

Мирской ваш дом окину взглядом

И по делам я побреду...

А. Иванов

 

Радоница

        Памяти Анатолия Федулова

 

Жизнь теперь из стужи и огня.

Помогите мне хоть кто-нибудь.

Не сердись сегодня на меня:

Я судьбу пытаюсь обмануть.

 

Мы живём в другие времена.

Всё насмарку — чувство и сюжет.

Не сердись сегодня на меня:

Я и так почти не вижу свет.

 

Я и так несу в себе металл

Сквозь зеркал слепящий коридор.

Кто стрелял, он и в меня попал.

И во мне разруха и разор.

 

Я и так по памяти иду

Сквозь границу стужи и огня.

Может быть, я завтра пропаду.

Не сердись сегодня на меня.

Н. Мирошниченко

 

Памяти родителей...

Звонят колокола в церквушке у погоста.

И солнце позолоты добавило чуть свет.

Иду я в день святой к родным могилам в гости,

К тем людям дорогим, кого уж рядом нет.

 

Огонь свечи дрожит, им балуется ветер.

Берёзка наклонила все веточки свои.

Ведь нет людей дороже на этом целом свете,

Чем самые любимые родители мои.

 

А годы вдаль бегут, и я уж не девчонка.

И эту боль в душе лишь время притупило.

Но звон колоколов, пасхальный, чистый, звонкий

Прогонит из души, что камнем там давило.

 

Прощенья попрошу, что редко так бываю.

И расскажу о мыслях, что мучат и гнетут.

К родителям, как к ангелам, о помощи взываю

И верю, что всегда помогут и поймут.

 

Я помолюсь в тиши, поглажу фото нежно.

К подножию креста цветы я положу.

Пускай Господь подарит рай вам безмятежный.

Я памятью о вас, родные, дорожу.

Н. Геут

 

В родительскую субботу

Стена дождя, стена деревьев,

И дома серая стена,

За домом пруд, а там деревня,

И церковь белая видна.

 

И льётся дождь над куполами

Под колокольный перезвон,

И там я думаю о маме,

Передавая на канон

 

Три жёлтых свечки поминальных.

Звучит в церковной тишине

Среди других имён печальных

Мария... всех дороже мне.

Е. Козырева

 

* * *

Апрель, на кладбище размытое

Идут машины и народ.

Потоп — что горюшко разлитое,

С трудом пройдешь к могиле вброд.

 

Повывернуты, опрокинуты

Вчера лишь врытые кресты,

Водою памятники сдвинуты,

Дрожат промокшие кусты.

 

А похороны продолжаются,

Не остановишь этот смерч;

В потоке мутном отражаются

Одновременно — жизнь и смерть.

С. Хомутов

 

* * *

Рыжим кружится чёртом

Огонь,

Оттесняя дым.

По плитам иду истёртым,

По тропкам,

Совсем седым.

Здесь всё:

И печаль, и память,

И наш неоплатный долг...

Холмик рукой погладить.

Водой напоить цветок.

Окучить деревце вишни.

Оградку увить лозой.

Коль слёзы ещё не вышли,

Умыться живой слезой.

Вдоволь здесь

Нагруститься,

Простые сказать слова:

 —Ты мне постарайся сниться

Почаще, —

Пока жива! —

...По плитам бреду истёртым,

По тропкам,

Седым как дым.

Кладбища нужны не мёртвым —

Кладбища нужны живым.

Л. Татьяничева

 

* * *

Поселок заброшен.

Один лишь погост.

В некошенных травах

звенят бубенцы.

Чернеют кресты

Среди выцветших звезд.

Разъехались гости.

Остались жильцы...

На вечные веки

Им выпало тут

Глазами ромашек

Глядеть в небеса.

И слушать листвой,

Как дороги гудут,

Как стройно шумят

Молодые леса.

Да чуять корнями

Долинных кустов

И столбиком ртутным

Подземной воды

Горячую плоть

Потаенных пластов,

Живой кровоток

Богатимой руды.

Сквозь рокот ветров

И дождей неуют

Тростинкой ловить

На воздушной волне,

Как птицы свистят

И как люди поют,

Сердца раскрывая

Любви и весне...

Л. Татьяничева

 

Последняя встреча

Здесь гавань мёртвых. Вечное затишье.

На комковатом ложе спит покой.

Стоят надгробья — каменные нищие —

У вечности с протянутой рукой.

 

А что им вечность в руки положила?

Вороний грай? Да ветра пустоту?

Да пеплом над землёй поворожила?

Да вдовью посолила маету?

 

Кого здесь только нет — на этой встрече?

Все рядом спят. Как вздумалось судьбе.

Здесь не привстанешь. Не расправишь плечи.

Не выберешь соседей по себе.

 

На всех цветы. Всех обрядило горе.

Одни лежат на всех на них лучи.

Но я хочу, чтоб и на этом сборе

У всех могил трубили трубачи.

 

Чтоб по сигналу этому, по знаку,

И после смерти продолжая бой,

Добро и честность снова шли в атаку,

А подлость оставалась под землёй.

С. Островой

 

Круговорот

С мёртвыми не прощаются.

Им говорят: — Пока! —

Мёртвые возвращаются

Даже через века.

 

Кем они стали, мёртвые?

Хлебом? Или травой?

Камни сухие, чёрствые

Встали над головой.

 

Камни в прах превращаются.

Не надо по ним тужить.

С мёртвыми не прощаются —

Они остаются жить.

 

Домом. Улицей. Городом.

Садом, набравшим цвет.

Флагом, летящим молодо

В синий-пресиний свет.

 

С мёртвыми не прощаются,

Это наверняка.

Мёртвые возвращаются

Даже через века.

С. Островой

 

* * *

Ты не верь, что из праха — в прах.

Верь, что смертию смерть поправ...

Живы те, кто ушли навек,

у излучин небесных рек,

возле тех заревых озер,

где лазоревый белозор,

средь сияющих тех долин,

где ни веса, ни дат, ни длин.

 

Нам — года суеты, докук,

а у них — только краткий звук.

У нас дрязги и лязг мечей,

а у них — лишь звезда в ручей.

Наших рук невелик растяг,

а у них там — миры в горстях...

 

Им доступна такая вещь —

к нам прийти, долететь, протечь,

речкой, дождиком ли, травой...

Но уже никогда — собой.

В. Таблер

 

* * *

Я задумаюсь вдруг: а не тесно ли? —

Все и летом туда, и зимой.

Мы в Россию уходим небесную

Навсегда из России земной.

 

Там все наши и деды, и прадеды,

Кто не зря положили живот,

Кто и праведно жил, и неправедно,

Неподсудные тем, кто живёт.

 

И плохие там все, и хорошие,

От забот от житейских вдали,

Осиянные звёздной порошею,

Бесконечный покой обрели.

 

Только там, где любовь не кончается,

Где заоблачный Божий приют,

Все в свой срок непременно встречаются

И друг в друге себя узнают.

Н. Рачков

 

* * *

Ушедших забывать нельзя.

Их затуманенные лица,

Вдоль нашей памяти скользя,

Теснятся тихой вереницей.

 

И лишь высокие леса,

Откуда душам нет возврата,

Нам сохраняют голоса,

Средь нас звучавшие когда-то.

 

И лишь бескрайние поля

В незамутненной сонной рани,

Травою поздней шевеля,

Напоминают их дыханье.

 

Но молчалива жизнь камней,

А труд нас меж камнями сводит.

И мы смыкаемся тесней,

Когда один из нас уходит.

 

О, эти вещие права —

Хранить как памяти частицы

Давно затихшие слова,

Давно потерянные лица.

 

Идущие среди камней,

Мы время ощущаем кожей.

И память наша все ясней.

Все осязаемей,

Все строже.

 

Ушедших забывать нельзя...

Т. Кузовлева

 

* * *

Все мы летящие в пламени

Листья над стылым ручьём…

Милые, вечные, дальние,

Я не прошу ни о чём.

 

Испепеляются грамоты,

Плавятся камни в огне.

Если вы мною помянуты,

Значит, вы живы во мне.

 

Ветер холодный забвения

Да не касается вас.

…Мыслей упорных биение,

Чувств неизбывный запас, —

 

Всё это вы передали мне,

Встав навсегда за плечом.

Милые, вечные, дальние,

Я не прошу ни о чём…

Н. Рачков

 

Ушедшим

Не странно ли, — кого любили, —

В глухие пропасти земли

Ушедши, дверь не затворили,

А может, вовсе не ушли.

 

Не странно ли: в закрытой зоне,

В незаходящем свете дня

Душа моя, как на ладони

У вас, а ваша — у меня...

Н. Коновской

 

Ниже травы на могиле...

Меди пасхальная звень,

Красный трезвон над столицей!

О, незакатная сень

Длящейся дивной седмицы!

 

Гнёзда подъемлет вдали

К жизни воспрянувший тополь.

...Как мы с тобой забрели

В этот старинный некрополь?

 

Тихое пламя цветов,

Робких свечей трепетанье —

У основанья крестов,

Грозных столпов мирозданья.

 

И простирается мысль

В горнее, не надмевая.

Словно бы кто-то: смирись! —

Явственно повелевает, —

 

Те, кто однажды пришли

В мир, и великими были, —

Видишь, — здесь тише земли,

Ниже травы на могиле...

Н. Коновской

 

* * *

Спят мои родители под соснами,

проложив незримый к небу мост,

тихими задумчивыми звездами

озарен их праведный погост.

 

Надоело им на свете маяться,

и сюда, под тихий свод небес,

соловьи весенние слетаются,

чтобы их утешить, наконец.

 

Вот и мы, земли печальной жители,

утешенья царственного ждем.

Спите, наши милые родители,

скоро мы под сосны к вам придем.

 

Всё тогда обсудим, без сомнения,

и, от временных избавясь пут,

разные земные поколения

навсегда друг друга обретут.

И. Стремяков

 

Угрызения памяти

Годы, годы — вечные старатели,

Годы, годы — вечные косцы.

Умирают старенькие матери,

умирают старые отцы.

 

Хочется не верить в это, хочется,

но не верить правде не дано.

Отданы последние им почести.

на поминках выпито вино.

 

По утрам теперь уходим из дому,

в детский сад ведя своих внучат,

и привычки, нажитые издавна,

молча гасим щелканьем ключа.

 

Матери не носят больше пенсии,

сдан в райком отцовский партбилет.

Будто слово выпало из песни,

что нам тихо пелась с давних лет ...

 

Правда не нуждается в пророчестве.

Жизнь одна отпущена живым.

Нас отцы с рожденья дарят отчеством,

матери — дыханием своим.

 

И не оттого ли чаще матери

снятся, как живые, на заре?

Есть на свете угрызенья памяти —

плач о несодеянном добре.

 

Поздно! Этим словом все измерено

у предельной роковой черты —

от благих несбывшихся намерений

и до — запоздалой доброты ...

 

Годы, годы — вечные старатели,

годы, годы — вечные косцы.

Умирают старенькие матери,

умирают старые отцы.

 

Словно бы своей походкой тихою

вышли на крылечко и — назад ...

В тишине часы, как прежде, тикают,

стоптанные шлепанцы стоят ...

Р. Назаров

 

Вечная забота

Весна и там зазеленела,

Где камень с именем отца.

Не то чтоб мама посветлела,

Но чернота сошла с лица.

 

Приедем солнечной субботой.

Что мама шепчет, я пойму:

Работает с живой заботой,

Как раньше штопала ему.

 

И сам я — крашу ли ограду,

Копаю клумбу у плиты —

Шепчу: «Отец...

Вот мы рассаду

Купили... Вырастут цветы...»

 

«Да, — мать со вздохом руки сложит,

Присев устало на скамье, —

Какая жизнь — одной... А все же

Здесь приберусь — и легче мне...»

О. Цакунов

 

* * *

Целуют родители нас.

В неловкости мы каменеем.

И с детства, который уж раз,

Добром отвечать не умеем.

 

Сначала нас учат ходить,

Целуя царапины, шишки,

Спеша на тесёмке пришить

Две варежки к нашим пальтишкам.

 

И вот мы идём в первый класс,

И вот мы уходим в солдаты…

Целуют родители нас,

Всю жизнь провожая куда-то.

 

И в тех откровеньях простых

Что-либо поймём мы едва ли.

И тут же целуем чужих,

Которых мы в жизни избрали.

 

Сквозь все поцелуи судьбы

Придём мы в одно воскресенье

И наши побитые лбы

Подставим под жар всепрощенья.

 

Жизнь — цепь поцелуев. И нас

Пусть совесть сверлит неустанно,

Пока эти дни не настали,

Пока не настал этот час, —

 

Когда в безутешной тоске

Холодные лбы обрыдавши,

За их поцелуи, за все, —

Единственный наш. Опоздавший.

Н. Зиновьев

 

У могилы отца

Грусть моя здесь, как тень, невесома,

Ведь как время над нами ни властно,

Я надеюсь: мы встретимся снова,

А иначе жизнь просто напрасна.

 

А иначе зачем тогда эти

Верба, речка, дорога, стога,

И вприпрыжку бегущие дети,

И плывущие вдаль облака…

Н. Зиновьев

 

У гранитной плиты

Я стою у могилы отца,

Я его и сейчас понимаю.

И волнуются наши сердца,

Даже шороху ветра внимая.

 

Может, где-то в космической мгле

Наши души и встретятся вскоре,

Только быть без него на земле

Для меня настоящее горе.

 

Я же помню: он сильный, большой

И такого огромного роста,

Но с открытой, ранимой душой,

И в раю ему вечном непросто.

 

Без него неудобно в быту,

Без него и любовь скоротечна.

Слышал я пацаном за версту

Его голос железный, картечный.

 

На гранитной плите в тишине,

Как живой, он смеётся и дышит,

Что-то важное шепчет он мне,

Только что — никогда не услышу.

А. Ежов

 

Постоянство

— К кому вы ездите? — К родным могилам.

— Но далеко, но дорого? — Так что ж?

Бог помогает всем, и мне дает Он силы.

А от родной могилы — не уйдешь.

 

Хвоинками усыпана тропинка,

крутая и неровная, как жизнь.

Родители мои, моя кровинка,

тихонько мне шепнут: «Не поскользнись…»

 

Шмель прилетит, едва зажгу я свечи.

За постоянство я его люблю,

и, словно брата милого, привечу…

 

— К кому вы приезжаете? — К шмелю.

С. Соложенкина

 

* * *

Милая родина,

Малая родина,

Дедов приземистый дом…

Дальше, конечно же, в рифму —

Смородина,

Та, что растёт под окном.

Рядом — малина,

Колючий крыжовник,

А за забором — репей…

 

Будь ты хоть праведник,

Хоть уголовник,

Будь в этой жизни — ничей,

Здесь обретёшь

Всё, что было утрачено,

Пусть никого не найдя…

Холмик над мамой,

Крестом обозначенный,

Серая сетка дождя…

 

Добрая мама —

Кровиночка алая —

Сделалась пядью земли...

Родина милая,

Родина малая —

Можно в горсти унести.

А. Кердан

 

Под синим небом

В пору самых первых гроз,

в день обычный самый

я подснежники принес

на могилу мамы.

 

Ветку вербы взял бы я, —

славно б тоже было.

Только очень мать моя

синий цвет любила.

 

Были синь и голубень

неразлучны с нею.

Не с того ли и сирень

мать звала «синелью».

 

Отражая небеса

(помню с колыбели),

карие ее глаза

небом голубели.

 

На виду у праздных пар

в землю за оградкой

я цветы мои вкопал

детскою лопаткой.

 

Не гирлянды, не венки,

не из глины плошки, —

Просто клубни-клубеньки,

тоненькие ножки.

 

Делом занятый моим,

думал про цветы я:

пусть, гудя, слетятся к ним

пчёлы золотые.

 

Пусть во благе и тепле

пьют нектар, как с блюдца, —

с тем питьем цветы в земле

крепче приживутся.

 

Пусть они зимуют тут

и не знают стыни,

пусть весной меня найдут

взглядом, полным сини.

 

Я всегда, шагая к ним,

сини их навстречу,

светом влажных глаз моим

голубым отвечу.

В. Гордейчев

 

Свет материнский

Среди сосен безмолвных покой,

ощущение воли…

Мир иной, он, конечно, иной —

без страданий и боли.

 

Вот опять я один на один

и с тобой, и с собою.

Без твоих незабытых седин

ничего я не стою.

 

И во мне до сих пор пустота,

что ничем не заполню.

Жизнь моя,

как всегда, непроста…

Я люблю тебя, помню.

 

И со мной — и вблизи, и вдали —

до скончания века

этот холмик родимой земли

над родным человеком.

С. Никулин

 

* * *

Ну вот где рябины мои и березы

Баюкают холмик могильной земли.

Скипелись в душе непролитые слезы

И камнем тяжелым в изножье легли.

 

И пусть на душе

ни просвета надежды —

Я снова с тобой,

Моя тихая мать.

Я чувствую,

Любишь меня ты, как прежде,

Как прежде,

Умеешь меня понимать.

 

Как прежде,

Одна у меня ты на свете.

А время, давно потерявшее счет,

Над нами шумит неумолчно,

Как ветер,

Тихонько качает

И вместе несет...

А. Гребнев

 

* * *

Светлой памяти матери — Марии Эрастовны Демьяновой

1

Здесь равнина — не хребты со скатами,

Но прийти сюда мне нелегко.

Как высоко у могилы матери,

Как отсюда видно далеко...

Гонит вдаль седые тучи ветер,

Нагибает черные кусты...

Выше горя нет горы на свете:

Всё открыто с этой высоты!

 

2

Низко ветви опустив, берёзка

Тянется к взлохмаченным снегам,

Будто вылепленное из воска

Солнце оплывает по стволам.

 

Вот и холм, что заступом обрезан,

Льнут снежинки к свежему песку...

Если б грудь моя была железной —

И сверлом не высверлить тоску!

 

3

Март оправил фитильки на тополе,

Май зажёг зелёные огни.

Я беру носки, что ты заштопала, —

Как теперь мне дороги они!

 

Знаю: и весна зелёным пламенем

Не сожжёт тоски моей, поверь.

Как бы я шаги услышал мамины!

Как бы распахнул пред нею дверь!

 

Потому так больно и обидно мне:

Не вернуть былого ни на миг,

А тогда в шагах её — в обыденном

Я большого счастья не постиг!

 

Сколько, сколько б сделать мог иначе я!..

Незабудки выпали из рук...

И стою, за горло горем схваченный,

Слышу сердца собственного стук...

 

4

Я иду по улице широкой.

Вот и дом, где я живу давно.

Между светлых и весёлых окон

Только наше тёмное окно.

 

Щёлкнул ключ — и простонали двери.

«Мама!» — крикнуть хочется, позвать...

До сих пор я почему-то верю,

Что к соседям нашим вышла мать...

 

Дуб к окну кривые ветви клонит,

Улица в холодной, серой мгле...

Вот теперь, теперь я только понял:

Мать — короткий праздник на земле!..

И. Демьянов

 

* * *

Ты слышишь, мама, я пришел,

Твой милый мальчик, твой Алеша.

Нигде я, мама, не нашел

Таких людей, как ты, хороших.

 

Руками желтыми всплесни:

Какое солнце над востоком!

Не бойся, мама, мы одни

На этом кладбище жестоком.

А. Решетов

 

Маме

Ты стала цветами, травой…

Что горести прежние значат!

А дрозд над моей головой

Всё плачет, и плачет, и плачет.

Ты стала цветами, травой…

 

Вновь день мой печально взошёл.

И долг мой последний, дочерний,

Как посох старинный, тяжёл

На этой дороге вечерней.

Вновь день мой печально взошёл…

 

Цветами ты стала, травой.

А имя твоё попросила

Я вырубить в камне, чтоб в зной

Не вяло, чтоб ливнем не смыло…

Цветами ты стала, травой…

 

Я сделала то, что смогла.

Но много ли всё это значит?

Пока не сгущается мгла,

Дрозд плачет, и плачет, и плачет…

Я сделала всё, что смогла…

Л. Романенко

 

Прощание

Вот и отмаялась мама,

в доме лежит не дыша.

Тихая — как телеграмма,

в небо уходит душа.

 

Век ей достался печальный,

век ей достался больной,

с горечью изначальной,

выданной прошлой войной.

 

Бог не покинул в тревоге,

но и блаженства не дал.

В маминой дальней дороге

нынче крутой перевал.

 

Больше ничто не свершится,

весть беспросветно горька,

душенька мамы кружится

рядышком с телом пока.

 

Сяду к столу одиноко,

полную рюмку налью.

Мама еще недалёко,

мама ещё не в раю.

 

Давит преддверие тризны.

Звездочка смотрит в окно.

Нету истока у жизни,

устье осталось одно.

 

Время последней разлуки

скорбно стоит впереди,

мамины мертвые руки

замерли на груди.

 

Мамины мёртвые руки,

мёртвая мама моя…

Время последней разлуки —

вечная боль бытия.

 

Ветер полуночный дышит,

штору окна теребя,

слышишь, родимая, слышишь,

мы вспоминаем тебя.

 

Завтра с утра запогодит,

да не развеет печаль, —

мама тихонько уходит

в чистую вешнюю даль.

 

Где собираются в стайки

и пропадают вдали

белые-белые чайки —

души страдальцев земли.

С. Хомутов

 

Маме

Надеждою обманною

Живёт печаль бессильная —

Над мамою, над мамою

Молчит трава могильная.

 

Молчит, присев на корточки,

Как будто вечно засуха,

Цветы на мёртвой кофточке —

Без отзыва, без запаха.

 

Зову её я горестно —

Всё та же мама, скрытница,

А вдруг она вполголоса,

Вполшёпота откликнется?

 

Ах, и земля пуховая —

Не платье подвенечное,

Суха ль постель сосновая,

Тиха ль погода вечная?

 

А белый саван — узами,

а тьмой глаза замазаны,

и дни твои не узнаны,

и дни твои не названы.

 

Годов поспешных ископыть

не вынести, не вытерпеть:

с зарёй детишек выкупать,

с золой рубашки выстирать.

 

Одно лишь в жизни кружево

Досталось — пена мыльная…

Годами не остужена

Печаль моя бессильная.

 

Весна дожди повесила

Над нашей тихой местностью.

Стою у края вечера,

А кажется — над вечностью…

В. Цыбин

 

Без маминой любви

Когда тоска навалится на плечи,

Когда подкатит к горлу жгучий ком,

Я зажигаю восковые свечи

И вспоминаю снова отчий дом.

 

Когда дождём тревога бьётся в раму,

Когда сжигает боль мои мосты,

Я вспоминаю снова свою маму,

Над чёрно-белой фоткою застыв.

 

Я вспоминаю ласковые руки,

Я вспоминаю добрые глаза,

И сердце вновь, испытывая муки,

Дрожит. И горькой кажется слеза.

 

Найду твою на кладбище ограду,

Как много значишь ты в моей судьбе,

Скажу я: «Здравствуй, мама. Ты мне рада?

Прости, что редко захожу к тебе.

 

Здесь тишина, лишь шепчутся берёзы,

Что охраняют вечный твой покой.

Ах, мама, мама, вытри мои слёзы,

И крик души, как можешь, успокой.

 

Прости мне все ошибки, неудачи

И, может быть, обидные слова.

Я понял лишь теперь, что это значит,

Когда покрылась снегом голова.

 

И если нету счёта дням ненастным,

Печаль в моей груди останови».

Я чувствую себя совсем несчастным

Здесь, на земле, без маминой любви.

Г. Шеховцов

 

На могиле матери

Сквозь гул Москвы, кипенье городское

К тебе, чей век нуждой был так тяжел,

Я в заповедник вечного покоя —

На Пятницкое кладбище пришел.

 

Глядит неброско надписи короткость.

Как бы в твоем характере простом

Взяла могила эту скромность, кротость,

Задумавшись, притихнув под крестом.

 

Кладу я розы пышного наряда.

И словно слышу, мама, голос твой:

«Ну что так тратишься, сынок? Я рада

Была бы и ромашке полевой».

 

Но я молчу. Когда бы мог, родная,

И сердце положил бы сверху роз.

Твоих забот все слезы вспоминая,

Сам удержаться не могу от слез.

 

Гнетет и горе, и недоуменье

Гвоздем засело в существо мое:

Стою — твое живое продолженье,

Начало потерявшее свое.

В. Казин

 

В судьбе моей останется навек…

Венок сонетов

Памяти матери моей

Молчановой (Рыжковой) Надежды Тихоновны

 

1

Жизнь не проходит на земле бесследно—

Её теплом грядущий век согрет.

Живи всегда — о память! — ты бессмертна,

И помни тех, кого на свете нет.

Живая, ты течёшь в нас незаметно

И оставляешь добрый вечный след.

Тебя я, мама, помню неизменно,

Перед тобой всегда держу ответ.

 

Я в том повинен, что в твой полдень синий

Упал с волос, засеребрившись, иней,

Как будто раньше срока первый снег.

 

И я храню в душе все дни былые,

Когда смотрел в глаза твои живые —

Минувшее живёт во всём и всех.

 

2

Минувшее живёт во всём и всех.

Твой, мама, след особенно желанен,

Он близок и всегда так долгожданен,

В судьбе моей останется навек.

 

О чём хлопочешь в жизни, человек?

Заботой о бессмертье затуманен?

Не думаешь ли ты о том, как странен

И непонятен лет минувших бег?

 

Пускай в глазах моих померкнет свет —

Я отыщу во тьме твой, мама, след,

Которым дорожу я беззаветно.

 

Каким бы долгим ни был жизни срок

И сладким дым непройденных дорог —

Мы все умрём. И лишь душа — бессмертна.

 

3

Мы все умрём. И лишь душа — бессмертна.

Запомню час, запомню этот день,

Когда ушла из жизни незаметно,

Ни на кого не бросила ты тень.

 

Какая боль… Дрожит вода от ветра

В дубовой бочке, нaлитая всклень.

А ты лежишь строга и безответна.

Скребется в окна ветками сирень.

 

Холодный свет мерцающей лампады,

Цветы, цветы… из твоего же сада,

Слепая бледность неподвижных век.

 

Стою перед тобою виновато,

А время клонит солнышко к закату.

Продли, душа, свой день, и год, и век.

 

4

Продли, душа, свой день, и год, и век.

Запомни жизни редкое веселье.

Когда справляли в доме новоселье,

Ты радовалась, мама, больше всех.

 

Я помню эти хлопоты и смех,

И неудачи наши, и везенья.

И мы летели в этот мир весенний,

Как голуби из-под обжитых стрех.

 

Но набок покосясь одним углом,

Без мамы постарел, осунулся наш дом.

В нём нет души… В нём стало пусто, бедно.

 

В нём свет погас — теперь уж не гореть.

В нём нет тепла… Здесь затаилась Смерть.

Моя печаль о матери безмерна.

 

5

Моя печаль о матери безмерна.

Но жизнь идёт и требует своё.

Ты, мама, огорчилась бы, наверно,

Увидев наше грустное жильё.

 

Ты подошла бы к дому незаметно.

И, вспоминая прошлое житьё,

Смела на кухне пыль… И худо-бедно

Подладила бы потолок её.

 

Но нет тебя… лишь вишни у ограды,

Они как будто мне совсем не рады,

И для меня их цвет давно померк.

 

Как Смерть страшна — теперь я это знаю,

Твоя же Смерть, как боль души сквозная,

Оплакать не смогу её вовек.

 

6

Оплакать не смогу её вовек.

И снова боль до головокруженья,

А в небе журавли, как наважденье,

Летят, летят над ленточками рек.

 

Куда летят? В какой далёкий век?

Кто примет их высокое служенье?

За ними листьев вечное круженье

Да запоздалых молний пересверк.

 

Летят, летят… А я от них вдали

Стою… И притяжение Земли

Взлететь не даст, и я смотрю смиренно.

 

В садах цветы давно все отцвели.

Прошли дожди… Лишь в небе журавли

Всегда со мной, и это неизменно.

 

7

Всегда со мной, и это неизменно —

Весеннее журчание ручья.

На мне пиджак с отцовского плеча,

И заводской гудок зовёт на смену.

 

О, память детства! — как ты откровенна:

В углу икона, на столе свеча,

И пасха — нестерпимо горяча! —

Ванильным духом пышет неизменно.

 

И я бегу… Бегу на свет весенний,

Скворцы поют, синичек слышу пенье,

На дне ложбин последний тает снег.

 

И вот всё в прошлом… Лишь одна усталость,

Да в памяти, как добрый свет, остались

Улыбка мамы, чистый её смех.

 

8

Улыбка мамы, чистый её смех —

Той беспредельной скорби покорились,

И более ни в ком не повторились,

А ведь когда-то радовали всех.

 

Во мне тоска, как будто вечный грех.

Ведь с той поры, как мы навек простились,

Душа моя, почувствовав бескрылость,

Ни радостей не знает, ни утех.

 

А жизнь бурлит… Ликуют соловьи…

И смех вокруг… И радости свои…

Листва опять проклюнулась, пробилась.

 

Смотрю сквозь боль — в глазах сплошной туман,

Мне кажется, что это всё — обман.

Я видел Смерть — она мне не приснилась.

 

9

Я видел Смерть — она мне не приснилась,

Когда мне ужас душу раздирал,

Казалось мне, что сам я умирал, —

И это бесконечно длилось, длилось.

 

А время тихо в уголок забилось,

Где свет лампады мотыльком мелькал.

Соседка, закрывая блеск зеркал,

Привычно на икону помолилась.

 

И я стоял, как будто в полусне,

Не слыша в этой скорбной тишине,

Как судорожно сердце во мне билось.

 

О, как в тот миг безумно я устал!

Я видел Смерть… И я её узнал,

Когда она внезапно появилась.

 

10

Когда она внезапно появилась,

Я понял — появилась навсегда.

И с той поры пришла ко мне беда,

И духом злым в меня она вселилась.

 

Покинь, беда, — такую сделай милость,

Сойди на нет, как вешняя вода,

И вытащи на берег невода,

Чтоб в них душа отчаянно не билась.

 

Но ты не внемлешь, ты меня не слышишь,

Ты где-то рядом затаённо дышишь,

Приходишь, вечно крадучись, тишком.

 

Скажи мне, Смерть, ты кто такая, чтобы

Стоять сейчас, злорадствуя, у гроба,

Заполнив дом и двор наш целиком?..

 

11

Заполнив дом и двор наш целиком,

Народ молчаньем оглушил окрестность.

И музыкантов вечного оркестра

Одаривают — каждого платком.

 

Идут, идут… с цветами, кто с венком…

И вот я слышу: меди голос треснул…

И плач… И крики… Сердцу стало тесно…

И взвыл завод отчаянным гудком.

 

Последний путь… Песчаный косогор…

Сосновых веток не жалеет бор —

Бросает под ноги и скорбно, и уныло.

 

И как же этим мне не дорожить?

И как потерю эту пережить?

О, где мне взять и мужество, и силу?..

 

12

О, где мне взять и мужество, и силу

Пройти дорогой скорби и утрат?

Мне светит солнце!.. Только я не рад,

Мне кажется, что небо загрустило.

 

Вот с новой силой медь заголосила.

Приют последний… Мой прощальный взгляд…

«О, матерь вечная! — так губы говорят, —

Мы все с тобою, все, кого растила…»

 

И вот уже готов могильный холм —

Покой твой, мама, и последний дом.

Ты нас за всё, родимая, простила.

 

В руках цветы — то для тебя букет,

Но не иду — в ногах и силы нет —

Чтоб возложить на мамину могилу.

 

13

Чтоб возложить на мамину могилу

Последние прощальные цветы,

Здесь не помогут мужество и сила

Бессилию сыновней доброты.

 

Чтоб через годы сердце не остыло

И души наши не были пусты —

Не забывайте вечные могилы

И в небо устремлённые кресты.

 

Не забывайте звёздочек печальных,

Что к нам упали из созвездий дальних,

Собой венчая холмик или холм.

 

Сказать об этом я не вдруг решился,

И нелегко — поверьте мне — сложился

Венок сонетов траурным венком.

 

14

Венок сонетов траурным венком

Несу тебе, как покаянье, мама,

А над землёю вновь летит упрямо

Клин журавлей — я с ним уже знаком.

 

Прощальный крик — и в горле горя ком.

Но разве это выскажешь словами?

Какие облака над головами!

Какая тишь осенняя кругом!

 

Прощай, прощай… Навеки… Навсегда…

Но пусть горит в ночи твоя звезда —

И путь мне освещает неизменно.

 

В травинке или, может быть, в цветке

Ты будешь жить, зернинкой в колоске —

Жизнь не проходит на земле бесследно.

 

15

Жизнь не проходит на земле бесследно,

Минувшее живёт во всём и всех.

Мы все умрём. И лишь душа — бессмертна.

Продли, душа, свой день, и год, и век.

 

Моя печаль о матери безмерна —

Оплакать не смогу её вовек.

Всегда со мной —и это неизменно —

Улыбка мамы, чистый её смех.

 

Я видел Смерть — она мне не приснилась,

Когда она внезапно появилась,

Заполнив дом и двор наш целиком.

 

О, где мне взять и мужество, и силу,

Чтоб возложить на мамину могилу

Венок сонетов траурным венком?..

В. Молчанов

 

* * *

Я стою среди могил,

Закусив по-детски губы.

Так, как дедушка любил,

Вряд ли кто меня полюбит.

 

Кроме бабушки моей,

Кто в беду утешит словом?

Покосился крест над ней —

По весне поставлю новый.

 

Меж родными мне людьми

Жил — глаза на свет разинув,

Будто ягоды любви

Клал в сердечную корзину.

 

Много ль вишенок сберёг?

Годы катятся по свету.

Вот бы внукам в нужный срок

Передать корзину эту.

Д. Ханин

 

Оградки

И сгинет снег…

Скатеркой-самобранкой

воскресная потешит зеленца…

Я снова крашу

краской «серебрянкой»

ограду над могилою отца.

 

Не для красы.

Такая есть опаска:

не подновишь —

и медленная ржа

сожрет металл,

когда облезет краска;

и все путем,

пока она свежа.

 

Вот где семью

соединило нашу!

Куда ни глянешь —

близкие одни…

Не золотом,

а «серебрянкой» крашу

последнее пристанище родни.

 

Докрашу и скажу себе:

«В порядке!»

Да будет жив

простой мой русский род,

покуда подновляются

оградки,

покуда память

за сердце берет.

В. Максимов

 

* * *

Я умру на рассвете,

В предназначенный час.

Что ж, одним на планете

Станет меньше средь вас.

 

Не рыдал на могилах,

Не носил к ним цветов,

Только всё же любил их

И прийти к ним готов.

 

Я приду на рассвете

Не к могилам — к цветам,

Всё, чем жил я на свете,

Тихо им передам.

 

К лепесткам красногубым,

К листьям, ждущим луча,

К самым нежным и грубым

Наклонюсь я, шепча:

 

«Был всю жизнь в окруженье,

Только не был в плену.

Будьте вы совершенней

Жизни той, что кляну.

 

Может, люди немного

Станут к людям добрей.

Дайте мне на дорогу

Каплю влаги своей.

 

Окруженье всё туже,

Но, душа, не страшись:

Смерть живая — не ужас,

Ужас — мёртвая жизнь».

А. Прасолов

 

* * *

Боже! Как кладбище помолодело,

Как раздобрел ненасытный погост!

Там, где раздольно пшеница гудела,

Ныне кресты поднялись во весь рост.

 

Тут молодые цветущие лица

С каждой могильной взирают плиты.

Прежде раздольно гудела пшеница.

Ныне гудят гробовые кресты.

Е. Семичев

 

За кладбищенской оградой...

За кладбищенской оградой,

Там за полем спелой ржи,

Никуда спешить не надо.

Положили...

И лежи.

 

Не останешься без места:

Будь ты трус или герой,

Грешник,

Праведник известный —

Всем споют: «За упокой».

 

Завивает ли пороша,

Льют ли серые дожди,

Ничего их не тревожит,

Оттревожились они.

 

И течёт речушка Лета

В пустоту из темноты...

 

Придёт времечко —

Всё это

На себе проверишь ты.

Н. Мрыхин

 

Ушедшим

Слишком многих друзей потерял в изнурительной гонке,

Очень много подруг растерял в сумасшествии дней,

Так устроено всё, и нельзя отсидеться в сторонке.

Жизнь — серьёзный спектакль и нет в ней готовых ролей.

 

Лишь с течением времени мы ощущаем потерю,

Мы не сразу заметим, что рядом пропало плечо,

Не смирюсь, что уходят они, никогда не поверю —

Не обнимемся больше на этой земле горячо.

 

Мы не властны над нашей судьбой — всё начертано свыше,

Может быть, только, там, в параллельных далёких мирах,

Все ушедшие наши с огромной невидимой крыши,

Посылают нам знак на летящих навстречу ветрах.

Я. Баст

 

Почему всегда уходят лучшие?

Почему всегда уходят лучшие,

Покидая близких и родных?

Боль утраты вечно сердце мучает,

Травит душу памятью о них.

 

Говорят, и Богу нужны лучшие,

Ждет в раю их радость и покой,

Ну а грешникам готово худшее —

Сатана ведёт их за собой.

 

Боже, почему всегда безвременно

Забираешь самых дорогих?

И за что караешь нас намеренно,

Делая пустою жизнь без них?

 

Сирота любой из нас живущий,

Сирота сегодня иль потом,

Крест разлуки на себе несущий,

Сам в конце пути покинет дом.

 

Но пока живёшь на этом свете,

Помни: жизнь — мгновение одно,

Ты за миг и за мгновение в ответе,

Сколь коротким ни было б оно.

Л. Кабанова

 

* * *

Отлетим на года, на века, —

Может быть, вот сейчас, вот сейчас

Дымно-огненные облака

Проплывут под ногами у нас.

 

И вернемся, вернемся опять

Хоть на час, хоть на десять минут.

Ничего на Земле не узнать,

В нашем доме другие живут.

 

В мире нашем другие живут,

В море нашем — не те корабли.

Нас не видят, и не узнают,

И не помнят, где нас погребли.

 

Не встречают нас в прежнем жилье

Ни цветами, ни градом камней, —

И не знает никто на Земле,

Что мы счастливы были на ней.

В. Шефнер

 

Черта горизонта

Вот так и бывает: живёшь — не живёшь,

А годы уходят, друзья умирают,

И вдруг убедишься, что мир непохож

На прежний, и сердце твоё догорает.

 

Вначале черта горизонта резка —

Прямая черта между жизнью и смертью,

А нынче так низко плывут облака,

И в этом, быть может, судьбы милосердье.

 

Тот возраст, который с собою принёс

Утраты, прощанья, — наверное, он-то

И застил туманом непролитых слёз

Прямую и резкую грань горизонта.

 

Так много любимых покинуло свет,

Но с ними беседуешь ты, как бывало,

Совсем забывая, что их уже нет...

Черта горизонта в тумане пропала.

 

Тем проще, тем легче её перейти, —

Там эти же рощи и озими эти ж...

Ты просто её не заметишь в пути,

В беседе с ушедшим — её не заметишь.

М. Петровых

 

* * *

…и дверь впотьмах привычную толкнул,

а там и свет чужой, и странный гул —

куда я? где? — и с дикою догадкой

застолье оглядел невдалеке,

попятился — и щелкнуло в замке.

И вот стою. И ручка под лопаткой.

 

А рядом шум, и гости за столом.

И подошел отец, сказал: — Пойдем.

Сюда, куда пришел, не опоздаешь.

Здесь все свои. — И место указал.

— Но ты же умер! — я ему сказал.

А он: — Не говори, чего не знаешь.

 

Он сел, и я окинул стол с вином,

где круглый лук сочился в заливном

и маслянился мозговой горошек,

и мысль пронзила: это скорбный сход,

когда я увидал блины и мед

и холодец из поросячьих ножек.

 

Они сидели как одна семья,

в одних летах отцы и сыновья,

и я узнал их, внове узнавая,

и вздрогнул, и стакан застыл в руке:

я мать свою увидел в уголке,

она мне улыбнулась как живая.

 

В углу, с железной миской, как всегда,

она сидела, странно молода,

и улыбалась про себя, но пятна

в подглазьях проступали все ясней,

как будто жить грозило ей — а ей

так не хотелось уходить обратно.

 

И я сказал: — Не ты со мной сейчас,

не вы со мной, но помысел о вас.

Но я приду — и ты, отец, вернешься

под этот свет, и ты вернешься, мать!

— Не говори, чего не можешь знать, —

услышал я, — узнаешь — содрогнешься.

 

И встали все, подняв на посошок.

И я хотел подняться, но не мог.

Хотел, хотел — но двери распахнулись,

как в лифте, распахнулись и сошлись,

и то ли вниз куда-то, то ли ввысь,

быстрей, быстрей — и слезы навернулись.

 

И всех как смыло. Всех до одного.

Глаза поднял — а рядом никого,

ни матери с отцом, ни поминанья,

лишь я один, да жизнь моя при мне,

да острый холодок на самом дне —

сознанье смерти или смерть сознанья.

 

И прожитому я подвел черту,

жизнь разделив на эту и на ту,

и полужизни опыт подытожил:

та жизнь была беспечна и легка,

легка, беспечна, молода, горька,

а этой жизни я еще не прожил.

О. Чухонцев

 

* * *

(из поэмы «210 шагов»)

 

…На то мы и люди,

чтоб помнить

других людей.

На то мы и люди,

чтоб слышать

их голоса...

В оттаявшем небе —

рассветная полоса...

Да будет памятным

каждый прошедший день!

А каждый грядущий день

да будет воспет!..

Р. Рождественский

 

10 песен в память к Радонице

 

Помолимся за родителей

Музыка: Сосо Павлиашвили

Исп.: Сосо Павлиашвили

 

Я отпил у взрослой жизни рано,

А вот сейчас бы убежать,

В детство убежать.

Как хочу к тебе прижаться, мама,

И папе тайны рассказать,

Тайны рассказать…

Вы простите мне

Разлуки грешность,

Время закрутило, занесло.

Пусть хранят ваш дом

Любовь и нежность,

Они из детства моего,

Детства моего.

 

Помолимся за родителей,

За всех живых и небожителей!

И в час, когда станет холодать,

Их души свечами согрей…

Помолимся за родителей,

Ангелам нашим хранителям,

Помолимся, и когда-нибудь

Помолятся дети за нас.

Помолимся за родителей,

Ангелам нашим хранителям,

Помолимся, и когда-нибудь

Помолятся дети за нас.

 

Я давно мудрее стал и старше,

Но лишь сейчас одно постиг,

Истину постиг.

Дай вам Бог уйти

Минутой раньше

Своих детей, давно седых,

Нас, давно седых…

Вы простите мне

Разлуки грешность,

Время закружило, занесло.

Пусть хранят ваш дом

Любовь и нежность,

Они из детства моего,

Детства моего.

 

Помолимся за родителей,

За всех живых и небожителей!

И в час, когда станет холодать,

Их души свечами согрей…

Помолимся за родителей,

Ангелам нашим хранителям,

Помолимся, и когда-нибудь

Помолятся дети за нас.

Помолимся за родителей,

Ангелам нашим хранителям,

Помолимся, и когда-нибудь

Помолятся дети за нас.

К. Губин

 

Дерево-время

(из к/ф «Хозяйка детского дома»)

Музыка: Ю. Саульский

Исп.: В. Никулин

 

Скоро зима упадёт на притихшее поле.

Осень сгорела, дожди свои песни отпели.

Птицы на юг улетят из холодной неволи,

Крылья поднимут они, когда грянут метели.

 

Крик их прощальный прозрачной слезинкой застынет,

Тихо из клюва на землю выпадет семя.

Семечко-семя, тебя мой сыночек поднимет,

В землю посадит; вырастет дерево-время.

 

Вот по весне из далёких краёв самых южных,

Там, где у моря лоза виноградная зреет,

Птицы на север вернутся, над полем закружат,

А из-под талого снега росток зеленеет.

 

Крик их приветный в ваш дом опустевший ворвётся,

И зазвенит озарённое небо над всеми.

Всё повторяется, всё на земле остаётся —

Наша любовь, эти птицы и дерево-время...

Изумруд Кулиева

 

Уходят близкие

Музыка: В. Клименков

Исп.: Александр Маршал

 

Тучи на город накинулись,

Осень включила часы.

Время назад отодвинулось,

Став на пороге зимы.

Заревом солнце отметится,

Ветер хотел прошуметь.

Души когда-нибудь встретятся,

Освободившись от тел.

 

Уходят близкие, уходят навсегда,

И не хотят, чтобы кому-то было больно.

А осень будит сильным ветром города,

Чтоб этой ночью людям было неспокойно.

 

Выйду на тёмную улицу,

Голову ночь охладит.

Всё, что не нужно забудется,

Всё, то что тлеет — сгорит.

Звёзды, как свечи, растаявши,

В куполе светит луна,

Память мы в сердце оставили,

Пусть сохранится она.

 

Уходят близкие, уходят навсегда,

И не хотят, чтобы кому-то было больно.

А осень будит сильным ветром города,

Чтоб этой ночью людям было неспокойно.

В. Клименков

 

Батя

Музыка: В. Клименков

Исп.: Александр Маршал

 

Давай-ка, батя, выпьем водки,

У нас ещё чуть-чуть осталось,

Пусть клён качается над нами,

А мы нальём и повторим.

Давай-ка, батя, выпьем водки

И захмелеем где-то малость,

Ну, а потом спокойно сядем

И просто, батя, помолчим.

 

Ты извини, что я так редко

Тебя с годами навещаю,

Ты извини, что наши встречи

Всё время как-то на бегу.

А клён-то каждый раз весною

Листвой зелёной расцветает,

Как в детстве запахи сирени,

И вишня тоже вся в цвету.

 

Батя, вот и свиделись, батя,

Извини, что так поздно,

Жаль, что раньше не смог.

Батя, вот и свиделись, батя,

А в ответ только ветер —

Что же, здравствуй, сынок.

 

Давай-ка, батя, снова вспомним

Твоих друзей из эскадрильи,

Тех, кто однажды не вернулся,

Не дотянув чуть-чуть домой.

А сколько лет той лётной куртке,

Что вместе мы с тобой носили,

Из тонкой тёмно-бурой кожи,

Ты так и не купил другой.

 

Давай-ка, батя, выпьем водки

За то твоё лихое время,

За то твоё большое небо,

В котором ты как птица жил.

За жизнь нелёгкую такую,

За ваше, батя, поколенье,

За то, как ты горел и верил,

Надеялся и как любил.

 

Батя, вот и свиделись, батя,

Извини, что так поздно,

Жаль, что раньше не смог.

Батя, вот и свиделись, батя,

А в ответ только ветер —

Что же, здравствуй, сынок.

В. Клименков

 

Снова мамин голос слышу

Музыка: Ян Френкель

 

Вьюги землю заметали,

Кружилась листва.

Собирался в гости к маме

Не день и не два.

А дорога поздней вышла,

Печальным рассвет,

Тот же дом и та же вишня,

Только мамы нет.

 

Дом тот же самый,

Второй от угла.

Здесь моя мама,

Здесь мама жила.

 

Сядут все за стол, бывало,

А ей недосуг,

Днём и ночью дел хватало

Для маминых рук,

А когда взрослели дети,

Смотрела им вслед.

Жизнь идёт и солнце светит,

Только мамы нет.

 

Снег ещё лежит на крыше,

Но пахнет весной.

Снова мамин голос слышу —

Такой молодой.

Мне бы ласковое что-то

Сказать ей в ответ

За любовь, за все заботы,

Только мамы нет.

 

Дом тот же самый,

Второй от угла.

Здесь моя мама,

Здесь мама жила.

И. Шаферан

 

Пусть возвращаются

Музыка: А. Розенбаум

Исп.: А. Розенбаум

 

Пусть те, кто нас хоть чуть-чуть любил,

Возвращаются, ведь это случается.

То в дожде грибном, то в осенней мгле

Пусть повстречаются тихо, нечаянно.

 

Пусть нам их возвращает снег,

В руки падая песнью задумчивой.

В суете земной пусть нас радует

Наших любимых смех там, за тучами.

 

Пусть возвращаются, пусть возвращаются,

Хоть мы не стоим их порой —

Из нашей памяти по-глупому ушедших

И не вернувшихся домой.

 

Вернуть, как вас теперь вернуть,

Тех, кто любил меня и кто не жалел меня…

Но как долог путь, ах, как долог путь —

Надо прожить всю жизнь и ещё чуть-чуть.

 

Пусть возвращаются, пусть возвращаются,

Хоть мы не стоим их порой —

Из нашей памяти по-глупому ушедших

И не вернувшихся домой.

 

Пусть те, кто нас хоть чуть-чуть любил,

Пусть лишь день один, коль больше не было,

Не помянут зла, ведь и с неба дым

К нам возвращается, даже с неба дым…

А. Розенбаум

 

Уходите

Музыка: С. Михайлов

Исп.: С. Михайлов

 

Холодные глаза и в них застывший свет

И горький крик разрежет тишину...

Ты не жалел себя, не зная свой предел,

Ты всё пытался обмануть судьбу.

Ты всё пытался обмануть судьбу.

 

Уходите, Вы часто без спроса уходите

С улыбкой прощальной Вы в дальнюю Вашу страну.

Уходите, ой что-то Вы часто уходите.

Назад не вернётесь, тревожа лишь память мою.

 

И грустно от того, что больше ваших глаз

Всё с фотографий смотрят на меня.

Ваш маятник застыл, но верю и молюсь,

Простит и примет небо вас любя.

Простит и примет небо вас любя.

 

Уходите, Вы часто без спроса уходите

С улыбкой прощальной Вы в дальнюю Вашу страну.

Уходите, ой что-то Вы часто уходите.

Назад не вернётесь, тревожа лишь память мою.

С. Михайлов

 

Я скажу с небес

Музыка: С. Михайлов

Исп.: С. Михайлов

 

Я не первый, кто хотел бы возвратиться,

И с небес сказать, но видно не дано.

Я скорблю, а вам лишь только снится,

Впопыхах ушедшее лицо.

 

Мне бы души ваши не тревожить,

Я смотрю на вас с безмерной высоты.

Вам бы разума, в оценке что дороже,

Не в словах прожить, а больше для души.

 

Здесь другое, и не надо тела,

Чтобы вам все это передать.

Вам все кажется, что я летаю где-то,