суббота, 16 июля 2022 г.

20 стихов про июль южноуральских поэтов

За окнами июль — середина лета, жаркий, непредсказуемый, многоцветный и душистый. Цветёт липа, жара перемежается грозами и ливнями... Предлагаем поэтическую подборку поэтов нашего края про этот самый летний и любимый месяц. Ирина Аргутина: «Вот он, мой июль, иногда излишне горячий, но щедрый и прекрасный».

 

* * *

Июль.

Земляника поспела.

И липа так страстно цветёт.

Но лето

Прекрасного дела —

Страды с нетерпением ждёт.

Скорей бы,

Скорей очутиться

На гулкой широкой стезе,

Где праздников

Яркие спицы

В бегучем звенят

Колесе!

Л. Татьяничева

 

Июль в тайге

Полон ягоды подол

У лесной поляны.

Охраняют тиходол

Сосны-несмеяны.

 

У оленя на губах

Алый сок клубники,

И запутался в рогах

Колокольчик дикий.

Л. Татьяничева

 

* * *

Июль по кругу — чашей дождевой:

Прильнёшь на миг — и век не оторваться!

И чувствуешь себя сырой травой,

Записанной в неведомые святцы.

 

О, имена печали и любви,

Летящие по солнечному кругу!

Как сладко жить цветами и людьми,

Передавая братину друг другу,

 

Касаясь расписного холодка

Внезапно пересохшими губами,

Когда сквозь грозовые облака

Проносится живительное пламя…

 

Ни капель шум, ни перестук часов —

Никто не знает, сколько время длится:

Перед тобой раскрыт именослов —

Цветы и звёзды на твоей странице…

Н. Ягодинцева

 

* * *

Июль похолодел: на грозовых фронтах

Стеной блестят мечи, роями ходят стрелы.

Мы вечно на войне. Мы часто на щитах.

Все смерти наизусть привычно помнит тело.

 

Июль похолодел. Бледнее полотна

Клубничная страна с высокими кострами

Взволнованных берёз, и эта тишина

Похожа на полёт в клубящемся астрале.

 

Июль похолодел! Отхлынувшую кровь

Не в силах удержать испуганное сердце:

Так бражник записной, уставший от пиров,

Отводит кубок прочь, хотя хозяин сердится.

 

Багровые лучи пылают на крестах

И дыбят горизонт покатые шеломы...

Июль похолодел. Я знаю этот страх,

Шуршащий, золотой, как спелая солома,

 

Но сердце через миг пускает время вскачь,

И молния в руке горит, не обжигая –

Любимая, земля, прости меня, не плачь,

Да будет кровь моя — вода твоя живая...

Н. Ягодинцева

 

Июль

Над камнем, жарко разогретым,

Голубоватый вьётся дым.

Июль сияет мрачным светом,

Тяжёлым светом грозовым.

 

В разрывах туч играют блики,

И, ясный в гневно-голубом,

Угрюм и прям, Иван Великий

Вздымает царственный шелом. –

 

Никто не разгадает даром

Величье страшное твоё!

За миг пред каменным ударом

С небес метнётся лезвиё —

 

И дождь ударит по брусчатке,

И хлынут чёрные ручьи —

Мгновенья гнева будут кратки,

Как мысли тайные твои.

 

Душа — она уже взлетела

Под гулкий колокол грозы,

А обезглавленное тело

Уволокут в канаву псы.

Н. Ягодинцева

 

Июльская сюита

 

1. Июль

И мед

не слаще июля.

И в рот,

корзинку минуя,

клубнику несет рука.

Замедленный ход событий

дрожит паутинной нитью

сплетающей облаках.

 

Не мучает душу лето

закрученностью сюжета

в кольцо часовых пружин…

А в ночь Ивана Купалы

звезда на землю упала,

и я загадала жизнь…

 

2. Пастораль

Когда земля, вздохнув цветущей грудью,

распустит часовые пояса,

июльский зной становится безлюдьем,

и слышно, как впивается коса

в зеленый луг меж озером и небом,

размеченный фигурками овец.

 

Уходит золоченый жеребец

на запад, в засыпающую небыль.

Смолкает разговорчивая птица,

и ночь ныряет в озеро с холма,

так женственна, что этого стыдится

и кутается в травы и туман.

 

3. Цыганские напевы

Ходит черный цыган,

как точеный сандал,

по пестрящему звездами лугу —

то ли ищет коня,

то ль себя потерял,

то ли просто смущает округу.

 

А в траве над рекой

бродит женщина-конь,

загорелым бедром и лодыжкой

раздвигая траву,

над которой плывут

облака с грозовою одышкой.

 

Разделила верста

половинки холста,

и тому никогда не случиться,

чтоб цыганский зрачок

заскакал, как сверчок,

по бедру золотой кобылицы…

И. Аргутина

 

Возвращение к цикадам

Дым отечества там,

где север.

Рыжий запах смолы и серы,

он плывет на восток и юг

от геенны металлургии

(по законам драматургии

самый верный — заклятый — друг) —

 

над цитатой

(но без кавычек),

осенившей фасад парадный:

мол, теперь и у нас

(теперь

площадь Павших

так архаична,

площадь падших

так заурядна,

и так далее, и т.п.),

 

задевает немного,

краем,

уголок на границе с раем

(белым стражником до небес

там Курчатов широколобый,

пополам разломивший глобус,

охраняет закат и лес),

 

затихает в садах,

рассеян

меж корявых уральских яблонь

и клубящихся облаков.

Дым отечества там,

где север.

Я уеду на запад, ладно?

Ненадолго.

Недалеко.

 

В те края,

где в июле грозы

рассыпают цветы и звезды

по холму с золотой травой,

где Сунукуль,

сонный младенец,

обнимает легко,

по-детски,

пару плюшевых островов.

 

Окунусь в дремотные воды,

перепутаю дни и даты,

день и вечер,

когда в траве

музицируют с неохотой

разленившиеся цикады

бестолковых родных кровей,

 

и замру в немоте восторга

на неделю.

Сюда с востока

не дотянется серный вкус.

Но без горьких дымов и камня

мало горя наверняка мне.

И поэтому я вернусь

 

к площадным перебранкам улиц,

к заключенным в гранит цитатам

вдоль урочища Челяби́…

…Я вернулась.

Мы все вернулись

к отмеряющим дни цикадам —

поминутно, как ни люби.

И. Аргутина

 

* * *

Мы жили,

долго и светло,

в дощатом домике-уродце.

По крыше медленно текло

дождями — время,

реже — солнце.

Тогда грассировал июль,

грозой изысканно блистая.

Потом в березовом раю

свистела ангельская стая

еще сырых и серых птиц.

Гроза ушла.

На поле боя

сквозь рваной облачности плис

проглядывало голубое…

 

Мы жили, долго и легко

бродя в замедленном июле.

Был календарь не под рукой,

и мы в него не заглянули,

чтоб невзначай не постареть

на зиму целую, на осень…

Нам трудно будет в декабре —

его мы плохо переносим.

 

Но кратко под конец зимы

вздохнем:

ее перенесли мы,

наверно, потому что «мы»

на «ты» и «я» неразделимы.

И. Аргутина

 

* * *

Чтоб не слезами умыться — чистой росою,

лучше родиться в июле, в воскресный день,

чтоб целовало первые пять недель

лето босое,

чтобы язык повторял щебетанье птиц,

чтобы в тени ветвей колыбель качали,

заговором на дождь осушив печали

мокрых ресниц.

Это язычество, принятое на раз,

папоротник на Ивана Купалу,

это ребячество с цветом яростно алым…

Так родилась.

И. Аргутина

 

Июль

С каждым днем чернее

Черносливы,

Обнажают груши свою грудь...

Через наши хлебные массивы

Речка пролегла,

Как Млечный Путь.

 

Звездные купавы,

Чудо-маки!

Голубая заводь,

А на ней,

Словно вопросительные знаки,

Выгнутые шеи лебедей.

 

Птичий мир богатый на Урале!

Всей душой его я полюбил, —

Ни одной казарки не поранил,

Ни одной тетерки не убил.

 

По лесам июль

Рукою сильной

Посылает влет своих птенцов,

Бродит он в накидке синей-синей

С бахромой душистых огурцов.

 

И уже

За каждым поворотом, —

Оторваться взглядом не могу, —

От земли до птичьего полета,

Надрываясь, стонут стогометы,

Поднимая сено на лугу.

 

Сенокос гудит,

Идет прополка,

Набухают ядра у зерна.

Девичьи запевки возле колка...

«Спать пора», — хлопочут перепелки.

Только мне сегодня не до сна.

 

Я в бригаде человек не лишний

И крестьянской лирикой горжусь.

Все, что днем

Увидел и услышал,

Хорошо запомнил наизусть.

 

...На закате солнца

Злее осы.

Вижу не во сне, а наяву:

Молнией сверкают пилы — косы,

Буйствует июль простоволосый.

Поджигают ягоды траву.

М. Люгарин

 

Апогей

День восходил от утренней росы,

И, опускаясь, умиротворенье

Тянулось, как янтарное варенье,

В нём будто вязли мысли и часы —

 

Текла жара беззвучною рекой…

И в этот день благословил Всевышний

Малины бархат, глянец спелой вишни,

Высоколобых облаков покой,

 

Трав сладкий запах на полях окрест,

Беспомощного ветра дуновенья,

Под елью задремавший муравейник —

Где старый сад перетекает в лес,

 

Где капли земляники в сосняке,

А дух смолист и плотен, точно ладан…

И это года высшая награда!

Июль. Макушка лета. Апогей.

Т. Чуракова

 

Рыжик

Шли дожди не нудно, не темно,

Благодатно — с радугами, с солнцем.

Это счастье лета нам дано

Как мороженое, в виде порций.

 

Вот клубничный шарик нам поспел

С ароматным липовым сиропом —

Дотянулся б, кажется, и съел,

И тебе понравится — попробуй!

 

Цвет и вкус малины на губах,

И редисно-огуречный шарик…

Солнце то свернется в облаках,

То обратно по-июльски жарит.

 

Высушит, ошпарит сгоряча,

А потом, как будто виновато,

Нам заварит свежий летний чай

С листьями смородины и мяты.

 

И на чем ни остановишь взгляд —

В перелеске, в поле — под травою

Словно тесто сдобное земля

Пышет телом, поднимает хвою,

 

Всем теплом накопленным парит…

И сегодня утром под сосенкой

Вылез рыжик — толстый крепкий гриб

Цвета молодого поросенка.

Т. Чуракова

 

Хотелось прохлады…

Хотелось прохлады, хотелось покоя…

и лёгкого плеска морского прибоя,

беспечного ветра, коротких дождей

и «сумрачной сени тенистых аллей»...

 

Жара утомила, совсем измотала —

сюрпризы погоды родного Урала…

Вдруг ветер повеял. В открытые окна

Пахнуло дождём, барабанит по стёклам.

 

Верхушки деревьев — бескрайнее море,

поют «а капелла» в ликующем хоре.

По кронам гуляет зелёная вьюга.

Жара захлебнулась под ветром упругим.

 

И пекла июльского как не бывало —

сюрпризы погоды родного Урала…

Забавно: вчера изнывали от зноя.

Хотелось прохлады, хотелось покоя…

А. Терпугова

 

* * *

В горячих лапах тротуаров

Качается июльский зной.

Вдруг ветер налетел шальной —

Дохнул в лицо нездешним жаром…

 

В прохладе сквера задержусь.

Куда спешить в такое пекло?

Густая пыль осевшим пеплом

Запорошит былую грусть…

Я никуда не тороплюсь…

А. Терпугова

 

Уже не лето

Еще дня три до липового цвета,

До нежных и полезных лепестков.

По «графику» июль приходит в лето…

Уже июль! Как быстро, незаметно

Прошелестел июнь — и был таков!

 

Хотя земля в зеленое одета,

Будь начеку! Сюрпризы карауль!

Не забывай народные советы!

Ведь говорят: «Июнь — еще не лето!»

«Уже не лето!» — это про июль.

Л. Львов

 

Июль

Уже соловьиными трелями

Июньское лето пропело.

Огурчиков свежих поели мы,

В лесу земляника поспела.

 

Опять в ароматах медвяных,

В жемчужинках утренних рос

Созрели «костры» на полянах,

Суля небывалый укос.

 

По ряби озерной безбрежной

Волна нежно чаек качает…

И мы с затаенной надеждой

Июльское лето встречаем.

Л. Львов

 

Июльские краски

Вот и пришел июль радушный

И резво взялся за дела.

Земля натурщицей послушной

Пред ним раскрытою легла.

 

«Раскрась меня! —она просила, —

Не зря же ты меня согрел!

Смотри: вон рожь заколосилась,

У омута камыш созрел…»

 

Макушку лета отмечая,

Слились, танцуя, в вальсе снов

Рубин цветущий Иван-чая

С лазурным блеском васильков.

 

В часы полуденного зноя

И добр, и щедр, и удал,

Сверкнув небес голубизною,

Июль всесильный правит бал!

Л. Львов

 

Июль

Над рощами сине густеют тучи,

Не шелохнется подогретый лист.

Полдневный воздух, знойный и тягучий,

Чуть горьковат, приятен и душист.

 

Чадящий дух июльского настоя

Заполонил леса и пустыри,

А над лугами — марево густое,

Звон мошкары с зари и до зари.

 

По летникам отчаянным бродягой

Свободно ходит ошалевший лось.

Там в колеях, налитых темной влагой,

Так много незабудок поднялось!

 

За перевалы тянет все упорней...

Знакомое болотце между гор.

Пьянящий запах марьиного корня.

Багульника сиреневый ковер.

 

Брусничник, поспевающий в низинке.

Семья опят, коричневых, тугих.

И вдоль болота тонкие осинки

В косыночках своих недорогих.

А. Подогов

 

* * *

Пора цветения и света —

Июль горазд на ремесло.

В лесу хозяйничает лето,

С собой малины принесло.

 

Поляны вышиты со вкусом:

Ковёр богатый, расписной…

В траве рубиновые бусы

Пахучей ягоды лесной.

А. Подогов

 

Скажи мне, лес!

В июльский зной вдохну лесной прохлады,

Взойду на гору просекой крутой,

Найду случайно солнечные клады,

Поляны с земляникой налитой,

 

Увижу кедр, разлапистый и мудрый.

Пройду тайгой, как древний старожил…

Дремучий лес, титан золотокудрый

Меня навек к себе приворожил.

А. Подогов

 

Читайте также Июль: 120 стихотворений

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...