четверг, 21 июля 2022 г.

Васильки: 170 стихотворений

Василёк — известный в России небесно-синий полевой цветок из рода травянистых растений. «Василёк» означает «царский цветок». И если внимательно присмотреться к лепесткам цветка, можно заметить, что каждый напоминает корону. Всего в семействе васильков насчитывается около 550 видов, некоторые занесены в Красную книгу России. Васильки являются медоносами, а также часто их можно встретить в качестве красивого и неприхотливого садового растения. За свою красоту любимы всеми ценителями природы. 

Издавна мастера и рукодельницы использовали образ василька в своих ремеслах. Очаровательная скромность синего цветка воодушевляла поэтов и художников всех времен, васильки воспеты во многих русских народных песнях. Очень любил эти цветы великий русский баснописец Иван Андреевич Крылов и в завещании просил положить ему в гроб васильки. Кроме чисто декоративного, василёк имеет также лекарственное и пищевое применение. И сейчас использование василька синего в народной медицине актуально, особенно при лечении глазных болезней. Не зря часто сравнивают глаза с васильками: глаза цвета васильков… Василек — символ международного фестиваля искусств «Славянский базар». Недавно легендарный цветок «расцвёл» на одном из самых известных зданий Беларуси — Национальной библиотеке.

 

Василёк

Он во ржи всегда стоит весёлым,

Он под ветром даже не прилёг…

Улыбаться солнцу, листьям, пчёлам —

Это счастье, думал василёк.

 

А сорвут — возможно ведь и это —

На судьбу роптать бы я не смог.

Пригожусь, быть может, для букета

Иль девчушке в радостный венок.

 

Господи! Я вырос среди хлеба,

Среди поля — нет ему конца.

Я любил, я видел это небо,

Я людские радовал сердца…

Н. Рачков

 

Полевой цветок

В обороне, у брошенных сел,

Средь несжатого хлеба да кочек

Он на бруствере тихо расцвел —

Голубой полевой василёчек.

 

Будто нас не пускал на восток

И глазами, молящими очень,

К нам заглядывал в души цветок —

Голубой полевой василёчек.

А. Аквилёв

 

* * *

Васильки, васильки

Средь рядов пожелтевшего хлеба,

Васильки, васильки,

Как безоблачный полдень ясны,

 

Видно, это на землю упали

Осколочки неба,

Заставляя нас вспомнить

Забытые песни весны.

С. Красиков

 

Васильки

Рядом с трактом в глинистом кювете

Васильки упрямо поднялись.

Люди, неужели не заметите

Их неистребимый оптимизм?

 

Градом биты, солнышком палимы,

Забивает им глаза песок...

Да мышиный черный выхлоп дыма

Очернить старается росток.

 

До чего ж упорная да сильная,

От жары и пыли чуть дыша,

Расцветает маленькая синяя

Эта васильковая душа.

А. Куницын

 

Васильки

Под огнем на берегу реки

Залегли усталые стрелки.

Золотая рожь сверкала рядом,

А во ржи синели васильки.

 

И бойцы, уже не слыша гуда

И не ощущая духоты,

Словно на невиданное чудо,

Радостно смотрели на цветы.

 

Синевой небесной, нестерпимой,

Полыхая, словно огоньки,

Как глаза детей, глаза любимых,

На бойцов глядели васильки.

 

Через миг, усталость пересилив,

Вновь пошла в атаку цепь стрелков.

Им казалось: то глядит Россия

Синими глазами васильков.

Б. Кежун

 

Васильки

Под Болховом, сквозь море васильков

Шагая напрямик к недальнему селенью,

Мы музыке апухтинских стихов

Внимали в соловьином пенье.

 

Оно неслось из рощи у реки

(Мы будем там, как только минем поле).

«Ах, васильки, васильки!

Мы их срывали для Оли!»

 

А васильков не иссякала рать,

Слепя глаза небесно-синим цветом.

Нам было жаль ногами попирать

Красу земли, воспетую поэтом.

 

Ведь так они к поэзии близки,

Цветы полей, любимые до боли!

«Ах, васильки, васильки!

Мы их срывали для Оли!..»

 

Уж были мы от поля далеки,

Но долго пело в нас помимо воли:

«Ах, васильки, васильки!

Мы их срывали для Оли!..»

 

«Ах, васильки, васильки!

Мы их срывали для Оли!..»

Ах, васильки, васильки!..

П. Исаков

 

* * *

О чём не должны забывать незабудки…

Б. Ковынев

 

Обрыдли мудрёные наши погудки,

Мы лучше за город с рассветом уйдём.

О чём не должны забывать незабудки

Под шумным и пёстрым весенним дождём?..

 

О чём? Нам расскажут ожившие травы

И там, вдалеке от бетонных дорог,

Весёлый цветок у речной переправы

С названием русским простым — Василёк.

Н. Красильников

 

Васильки

Васильки степные, васильки степные,

и у милой очи словно васильки,

и синеют дали темные, лесные,

синие просторы, счастья родники.

 

Отсияют годы тучками над нами,

так же двое в поле будут мять цветы,

только нас не будет. Может быть, цветами,

васильками в поле станем — я и ты.

 

Те же травы будут синего отлива,

тучка будет таять в дымке голубой,

и другой, далекий, полон чувств счастливых,

с синими очами нас сравнит с тобой.

В. Сосюра (перевод А. Кушнера)

 

Васильки по полю, васильки по полю…

Васильки по полю, васильки по полю,

синий свет пылает у тебя в очах.

Этим светом нынче, надышавшись вволю,

я бреду с тобою в золотых лучах…

 

Отсияют годы звёздами над нами.

Снова кто-то будет по меже идти.

Только нас не будет. Может, колосками,

может, васильками станем — я и ты.

 

Поле будет тем же наполняться светом,

будут падать звёзды в предвечерний час.

И другой, похожий, будет ждать ответа,

с милыми очами сравнивая нас.

В. Сосюра (пер: П. Гулакова)

 

Васильки

Искры неба во ржи —

Васильки у межи.

Если любишь — скажи,

Если нет — откажи.

 

Откажи — не вяжи,

Будто сноп у ополья...

Васильки вдоль межи,

Поперёк — на подоле!

В. Михалёв

 

Васильки

Как мне не думать о тебе,

Земля моя родная?

Ты вся сейчас сама в себе

От края и до края.

 

Теперь молчишь и не поёшь,

Я помню, как ты пела,

Когда в полях вставала рожь

И гнула колос спелый.

 

Нет, мне не выразить тоски

И всей моей печали,

Когда проглянут васильки

Из юношеской дали.

 

Там тропы заросли травой,

Следы дождями смыты…

Земля моя! Мой край родной!

Печальные ракиты…

 

Я вспомню матери глаза

Вечерними часами,

А рядом с нею образа

С такими же глазами.

 

Я вспомню вечер у реки,

Как ласточки летали,

И снова смотрят васильки

Из юношеской дали.

В. Мишенёв

 

Васильки

Васильковые заманы,

Синий, радостный реал!

Словно обморок, туманы —

Ночью леший их измял.

 

Я бреду в ржаные дали,

Синь в глазах моих — навек.

Васильковые печали,

Васильков атласный бег.

 

Может, крепости зубцами

Навсегда ушли в цветы?

Может, небо — рядом с нами

Вечной тайной высоты.

 

Обовью чело той тайной —

Бездны сжаты и легки.

Тихо в плен берут туманный

Нежной синью васильки!

Т. Смертина

 

Васильки

Там, где всюду колосья спелые,

Где дорога вдоль поля легла,

Я девчушкою загорелою

Сколько раз затеряться могла.

 

И смеясь, васильки синеокие,

Заплутавшие в золоте ржи,

Собирала в те годы далёкие,

Где всё было без примеси лжи.

 

А вчера, под часами огромными,

Продавала старушка цветы. —

Васильки мои нежные, скромные,

Вы всё так же милы и просты!

 

И глаза у старушки синие,

Ну, как есть, васильковый цвет.

Мне рукою своей бессильною

Протянула она букет.

В. Зикеева

 

Васильки

1

Коль в поле встречаете зори вы,

взгляните — у ног ваших лёг

звездой бирюзовой-лазоревой

лучистый цветок — василёк

 

Пойдите вы дальше, разыскивая —

и дальше в поклоне у ног

цветы полевые, российские,

что просятся сами в венок.

 

И снова меж бронзовой рожью

синеющий, он вас увлёк.

И слово такое хорошее,

весёлое — василёк.

 

Его я люблю за название,

за цвет — он, такой, в небесах.

Его я стихами вызваниваю,

вот это о нём написав.

 

2

Был такой запевала-поэт —

деревенский, задиристый, русый,

что расцвёл, как лазоревый цвет

над ржаною соломою русской.

 

Был он как голубой василёк,

в хлебном поле поднялся — не сеян,

в самый сок — невысок, синеок.

По-осеннему звался: Есенин.

 

3

Всякой жизни отмерен свой срок,

и не вечно быть пташкою вешней.

Но в петлице моей василёк,

словно в петле поэт посиневший.

 

Василёк. Я тоскую по нём.

Точно рана в груди ножевая:

наш сегодняшний век-агроном

васильки сорняком называет.

 

И стихи, что с мальчишеских лет

в мою память вплетались прочно —

это тоже, мол, бред и вред,

сорняки-васильки и прочее.

 

Но стучит моя кровь в висках:

есть ли смысл в васильковом семени?

 

4

Я всё думаю о васильках,

о поэзии, о Есенине.

Ю. Грунин

 

* * *

Я не люблю цветы с кустов,

Не называю их цветами.

Хоть прикасаюсь к ним устами,

Но не найду к ним нежных слов.

 

Я только тот люблю цветок,

Который врос корнями в землю,

Его люблю я и приемлю,

Как северный наш василек.

С. Есенин

 

Венок из васильков

Любо василёчки

Видеть вдоль межи, —

Синенькие точки

В поле желтой ржи.

 

За цветком цветочек

Низко мы сорвем,

Синенький веночек

Для себя сплетем.

 

После, вдоль полоски,

К роще побежим.

Шепчутся березки

С небом голубым.

 

Сядем там на кочке…

Зной и тишина…

В голубом веночке

Высь отражена.

 

Песенку не спеть ли,

Притаясь в траве?

Облачка — как петли

В ясной синеве!

 

Локоны в веночке

Вроде облачков…

Ломки стебелечки

Синих васильков!

 

Там, внизу, под склоном, —

Нежный шум реки.

Здесь, в шатре зеленом,

Реют мотыльки.

 

Мы, как мотылечки,

Здесь укрылись в тень,

В синеньком веночке,

В жаркий летний день!

В. Брюсов

 

* * *

Васильки на полях ослезились росой, —

Васильки твоих глаз оросились слезой.

Пробежал ветерок по румяным цветам,

Пробежала улыбка по алым губам.

И улыбка, и слезы, — и смех, и печаль,

Миновавшей весны благодатная даль!

Ф. Сологуб

 

Голубой стишок

‎Василек во ржи,

‎Почему, скажи,

Меж колосьев золотых,

Голубой поешь ты стих?

 

Тут и там цветок,

‎Словно рифма строк,

Место верно заступая,

Светит рифма голубая.

 

‎Василек взглянул,

‎Мне шепнул — блеснул:

Каждый колос служит хлебу,

Василёчек — только Небу.

 

‎Василек был смел,

‎Голубел и пел:

Нива только мной богата,

Я — лазурь на море злата.

К. Бальмонт

 

В поле

С тихим ветром в разговоре

Рожь волнуется, как море

Необъятное, кругом,

А на небе голубом

Солнце весело сияет,

Всё живит и обливает

Золотым своим огнём.

 

Словно глазки, из межи —

Глазки девочки-малютки —

Кротко смотрят незабудки.

И среди колосьев ржи,

Где кружатся мотыльки

Да кузнечики играют,

Взгляд приветливый бросают

Голубые васильки.

С. Дрожжин

 

Василёк

(Cetitaure aсуanusL)

 

Цветок смиренный полевой,

Ты золотистых нив краса,

Своей лазурной синевой

Ты отражаешь небеса;

 

В сияньи солнца над тобой

Струится жаворонка трель,

Как будто в выси голубой

Звучит незримая свирель.

 

Отрада сельской тишины

И милой птички голосок,

И ты, голубенький цветок,

Вы вечной прелести полны!

Н. Холодковский

 

* * *

По узкой меже, испещренной цветами,

Иду; что ни шаг, васильки, васильки!

И что ни шагну под моими ногами

Ломаются нежных цветов стебельки.

 

Бедняжки! Другой я дороги не знаю,

А солнце заходит — мне надо спешить,

И как осторожно, легко ни ступаю,

Но волей-неволей должна вас губить.

 

Иду я, и следом печальным за мною

Ложатся головки прелестных цветов,

Раздавлены, смяты моею ногою,

И надо идти мне, и жаль васильков!

М. Закревская-Рейх

 

Васильки

Набегает, склоняется, зыблется рожь,

Точно волны зыбучей реки.

И везде васильки, — не сочтёшь, не сорвёшь.

Ослепительно полдень хорош.

 

В небе тучек перистых прозрачная дрожь.

Но не в силах дрожать лепестки.

А туда побежать, через рожь, до реки —

Васильки, васильки, васильки.

 

— «Ты вчера обещала сплести мне венок,

Поверяла мне душу свою.

А сегодня ты вся, как закрытый цветок.

Я смущён. Я опять одинок.

 

Я опять одинок. Вот как тот василёк,

Что грустит там, на самом краю —

О, пойми же всю нежность и всё, что таю:

Эту боль, эту ревность мою».

 

— «Вы мне утром сказали, что будто бы я

В чём-то лживо и странно таюсь,

Что прозрачна, обманна вся нежность моя,

Как светящихся тучек края.

 

Вы мни утром сказали, что будто бы я

Бессердечно над вами смеюсь,

Что томительней жертв, что мучительней уз —

Наш безмолвный и тихий союз».

 

Набегает, склоняется, зыблется рожь,

Точно волны зыбучей реки.

И везде васильки, — не сочтёшь, не сорвёшь.

Ослепительно полдень хорош!

 

В небе тучек перистых прозрачная дрожь.

Но не в силах дрожать лепестки.

А туда побежать, через рожь, до реки —

Васильки, васильки, васильки!

В. Гофман

 

Васильки

Кровью сердце мое обливалося…

Грустный шел я по краю межи:

На моих полосах не поднялося

Ни овса, ни гречихи, ни ржи…

 

Эх ты доля моя, ты тяжелая, —

Счастьем — радостью ты не красна!..

И такая кругом невеселая

На родимых полях тишина!..

 

Голубые ковры растилаются,

Протянулись до самой реки…

То в моих полосах поднимаются

Васильки, васильки, васильки!..

С. Кошкаров

 

Василек

Centaurea cyanus

 

Лазурный василек!.. Случайный и ненужный,

Ты вырос посреди налившихся хлебов

И смотрит на меня, как будто взор недужный,

Крылатый венчик чистых лепестков...

 

Настанет жатвы час... Под быстрыми серпами

Колосьев упадет умолкнувшая рать...

И ты падешь!.. Но, брошенный жнецами,

Один, в глуши полей, ты будешь умирать...

 

А между тем, раздавленный, забытый,

И ты ведь жил, мечтал, и ты любви просил!!..

Ты вместе был посажен с рожью плодовитой,

Ты с детства с нею рос, с ней набирался сил...

 

Слетал ли к ниве вихрь — ты трепетал склоненный,

Вливал в колосьев шум свой скромный голосок;

В дожди ты мокнул с ней, а в полдень раскаленный

Ты, как она, страдал, мой бедный василек!..

 

Меж зреющих хлебов, забытый и ненужный,

Ты дорог мне, дитя родных полей:

Мне кажется порой, что сам я злак ненужный

На ниве родины возлюбленной моей!!..

А. Нивин

 

Васильки

Centaurea jacea

 

Одна лишь синева в глазах,

И в небесах, и в поле.

Не видишь ничего в приволье, —

Лишь синева в глазах.

 

Зажмуришь их, и дашь им волю,

И вдруг — улыбка на устах:

Одна лишь синева в глазах,

И в небесах, и в поле!

Е. Шкляр из Казиса Бинкиса (С литовского)

 

Васильки

Разбрелись возле тихой реки

Васильки, васильки, васильки.

Словно песня без слов,

Говорят про любовь

Голубые огни васильков…

 

Для меня нет красивей цветов

Васильков, васильков, васильков.

Потому что в глазах

Для меня дорогих,

Вижу свет васильков голубых…

 

Я иду по раздольным лугам

К василькам, василькам, василькам.

И куда ни взгляни,

В эти теплые дни

Улыбаются людям они!

Я. Халецкий

 

Васильки моей России

В чистом поле, среди русской широты,

Словно в сказке, —диво-дивное—цветы,

Как во ржи, от солнца ярко-золотой,

Капли неба, капли речки голубой.

 

Васильки, моей России васильки,

Сколько в вас тепла и нежной доброты,

Коль ненадолго покину край родной,

Васильковой заболею синевой.

 

И доносится гармонь издалека,

Песня русская раздольная слышна,

Повстречала я и первую любовь

В том краю, где море синих васильков.

 

И бежит по звонким камушкам река,

А в твоей руке лежит моя рука.

Здесь мой дом, моя любовь, моя судьба,

Васильковая родная сторона.

А. Тесарова

 

Васильки

Синие рубашечки

Во зеленой ржи.

Синие фуражечки

Строем вдоль межи.

 

Синие наколочки

На руках литых.

Синие иголочки

Во глазах пустых.

 

Синие холодные

По сердцу ножи.

Синие свободные

Дали-миражи.

 

В синеву одетые

Чьей-то волей злой,

Сорняки, воспетые

Собственной землей.

 

Василёчки-цветики

На родных пирах.

Синие беретики

Во чужих мирах.

С. Кузнецова

 

Василёк

Рядом с рельсом,

У черных крепежных болтов,

Неожиданным светом ударив,

Засинел василек,

Между шпал расколов

Мир щебенки, железа и гари.

 

Соловьиная синь

Над мазутом парит,

Заливается с грохотом рядом:

— Ничего не отринь,

Всё в себе отвори

В мир любви, напряженья и радуг.

Ю. Ключников

 

Слуцкие ткачихи

От нив родных, от милой хаты

В господский двор (виной краса)

Они, безрадостные, взяты

Ткать золотые пояса.

 

И тихо долгие годины,

Забыв девические сны,

Свои широкие холстины

На лад персидский ткут они.

 

А за стеной смеется поле,

И смотрит небо из окна —

И думы мчатся против воли

Туда, где расцвела весна,

 

Где хлеба колосятся всходы,

Синеют мило васильки,

Где серебром катятся воды

Бегущей между гор реки.

 

Темнеет край зубчатый бора...

И забываясь, ткет рука,

Взамен персидского узора,

Родимый образ василька.

М. Богданович (Перевод Д. Выгодского)

 

Васильки

Кто не хотел, кто не умел,

А кто устал по Правде жить.

Обилье слов, ничтожность дел —

Как пеной жажду утолить?

 

А помню — рожь и васильки,

И небеса вбираю в грудь…

А в детстве мы плели венки,

Но детство то нам не вернуть.

 

И мир не тот, и мы не те,

Что позади, что впереди.

Темным-темно, метёт метель —

Её ль винить, что нет пути?

 

А помню — рожь и васильки,

И небеса вбираю в грудь…

А в детстве мы плели венки,

Но детство то нам не вернуть.

 

И только звон, далёкий звон

Живой душе прибавит сил.

Как он похож на тихий стон

Нас покидающей Руси!

 

А помню — рожь и васильки,

И небеса вбираю в грудь…

А в детстве мы плели венки,

Но детство то нам не вернуть.

 

Но коль звонят — зовут и ждут!

Из Церкви свет свечей, лампад.

Войду в тепло, в родной уют,

Где каждый — свой, сестра и брат.

 

Воспой, душа! Господь с тобой!

Искрят в узорах огоньки…

Стоит дитя пред Всесвятой,

И цвет лампад как васильки.

Иеромонах Роман (Матюшин)

 

Васильки во ржи

Кто наворожил сны, как быль и небыль,

Васильки во ржи — синие, как небо.

Синие цветы для меня святые,

Кристально чисты, как глаза России.

 

Эти синие цветы у студёной речки

Собирали я и ты, я и ты.

Василёчки-васильки —

просветлённый взгляд тоски,

Только снова верим в радость я и ты.

 

Васильки во ржи тёплые, степные

Память ворошит прошлое поныне.

Падал в эту новь взгляд солдатский синий.

Память не тревожь — это боль России.

 

Кто наворожил эту быль и небыль,

Васильки во ржи — синие, как небо.

Это для венков свадебных весёлых,

Чтоб цвела любовь в городах и сёлах.

А. Поперечный

 

Васильки России

Ветерок качает тонкие осинки,

Луг, облитый солнцем, сказочно красив.

Васильки России, васильки России,

Словно крошки неба на полях Руси.

 

Босиком гуляю, как когда-то, в детстве,

Здесь звенящий воздух голову кружит.

Васильки России, вы навеки в сердце,

Васильки России — бусинки души.

 

В радости и в горе, с соловьиной песней,

Со слезой берёзки, с молнией в ночи.

Навсегда, Россия, мы с тобою вместе,

Никакая сила нас не разлучит.

 

И любовь, и вера, всё в тебе, Россия,

И спокойный вечер, поутру роса.

Василики России, нету вас красивей,

Васильки России — синие глаза.

 

Русские просторы без конца и края,

Полустанок дальний, ленточка реки.

Радуга над лесом — это всё родная,

Родина Россия, в поле васильки.

А. Колмаков

 

Васильки

Говорят, что среди гор небо вниз спускалось,

И в заутренней росе, средь цветов купалось.

И с тех пор цветут они васильковым цветом,

Будто синие огни раскидало ветром.

 

Как украсили луга звёздочки салюта,

Будто неба синева праздничного утра.

Полевые васильки на траве зелёной.

Удивляют лепестки царственной короной.

 

Золотилась в поле рожь, колосом играя.

С ней резвился летний дождь, васильки вплетая.

Как же дивно хороши васильки с полянки,

Будто зеркало души в золотой огранке.

Г. Рукосуева

 

Васильки

Ржаное поле у реки,

Где рожь встаёт густой стеной.

Но всюду в поле — васильки,

И я любуюсь синевой

 

Цветов, что хороши собой, —

Чудесный, сказочный окрас!

Ажурной лепестков резьбой

Цветочки восхищают нас.

 

Вблизи дорог, среди полей

Контрастны белизне берёз

Цветы, которых нет милей.

Вобрав синь неба, влагу гроз,

 

Жар солнца, капельки росы,

Растёт прелестный василёк —

Цветок невиданной красы.

Его ласкает ветерок,

 

Летают высоко стрижи,

Белеют в небе облака,

А поле золотистой ржи —

В узорных стёжках василька!

 

И девушки, сплетя венок,

Собрав букет других цветов,

Туда добавят василёк —

И... восхищению нет слов!

И. Есаулков

 

Васильки, васильки...

Васильки, васильки, синь бескрайних полей,

Голубые просторы, цветущие дали,

Ничего нет прекрасней, чудесней, нежней,

Вас вселенские силы любовью соткали.

 

Васильки, васильки, восхищая собой,

Увлекаете в мир волшебства неземного

Лепестками с тончайшей ажурной резьбой

И с раздольными видами края родного.

 

Васильки, васильки, полевые цветы

В обрамлении рос и шелков изумруда.

От такой красоты воспаряют мечты,

В голубое сияние летнего чуда.

 

Васильки, васильки, к вам тропа привела,

В кружевные фантазии звонкого лета.

Я мечтаю о том, чтобы вечно цвела

Синевой васильковою наша планета.

Л. Поднебеснова

 

Васильки

Васильки в саду бывают разные:

Голубые, розовые, красные,

Белые, вишневые, лиловые —

Каждый год сорта выводят новые.

 

Но в июле на полях России,

Расцветают василёчки синие,

Скромные цветочки средь полей,

Как глаза у родины моей.

З. Трубицына

 

Васильки

На лужайке, у реки,

Где трава высокая,

Расцветают васильки —

Красавцы синеокие.

 

Пьют росу хрустальную,

Моются дождями.

Смотрят в поле дальнее,

Синими глазами.

 

Словно брызги синевы,

Красотою дивные,

Как сапфиры средь травы —

Василёчки синие.

З. Трубицына

 

Русский василек

Утопает платье в васильковом поле,

По ногам струится стеблей ручеек.

До чего ж прекрасно сельское раздолье,

Ах, какой красивый русский василек!

 

Я нарву охапку голубых соцветий,

Обниму букетик полевых цветов.

Золотистым светом с неба солнце светит!

Я ж ему улыбку подарю без слов.

 

Мы пойдём в обнимку с васильком и солнцем,

Ветер-непоседа нам укажет путь.

И далёким эхом колокол прольётся,

И наполнит счастьем ароматным грудь.

 

Утопает платье в васильковом поле,

Светится восторгом русская душа.

Я люблю деревню, русское раздолье!

Сторона родная, как ты хороша!

Т. Ахматова

 

* * *

Васильки России, васильки России,

У меня вы даже имя не спросили…

Только поклонились мне в российской дрожи.

Я для вас такой же, как и все, прохожий…

Вместе с васильками дни перебираю,

Дни своей печали по родному краю.

Ю. Фатнев

 

Васильки

Васильковая синь расплескалась на поле.

Я шагаю межой в васильковом огне.

Васильковая синь растревожила болью,

Воротивши на миг мое детство ко мне.

 

Я припомнил другое, далекое утро.

Синеглазый мальчишка стоял у межи.

Он смотрел, как восход расцветал перламутром

И срывал колоски поспевающей ржи.

 

Он мечтал. А за ним трепетали осины

И шумел, колыхаясь ржаной океан.

Он мечтал прошагать все тропинки России,

Все дороги неведомых сказочных стран.

 

Где теперь он? В каком растворился пространстве?

Сохранил — ли в глазах васильковую синь?

Или в долгие годы скитаний и странствий.

Он уже разлюбил трепетанье осин?

 

Нет! Он есть! Он приходит ко мне в сновиденьях,

Чтоб утешить меня и мечты воскресить

Те же ссадины все у него на коленях

И все те же штаны продолжает носить.

 

Он приносит с собой тихий трепет осины,

Васильковую синь и забытый покой,

Я его воплотил в моем маленьком сыне

И теперь он всегда будет вместе со мной.

 

Васильковая синь! Васильковое море!

Увела меня в детство полоска межи.

Я шагаю один в васильковом просторе,

А вокруг океан поспевающей ржи.

В. Оленев

 

Васильки

У излучины древней реки,

Вдоль обочин, поросших крапивой,

Век за веком цветут васильки,

Огоньки разметав торопливо.

 

Словно кто-то зажёг маяки

На вершине короткого лета,

Васильки, васильки, васильки...

Среднерусского поля примета.

 

Горизонта багровая нить,

Паруса изумрудные взгорья.

Не осмыслить и не переплыть

Васильковое синее море —

 

Нам твои травяные венки

От прабабок достались в наследство.

Васильки, васильки, васильки...

Огоньки первобытные детства.

 

Нам от прадедов — доблестный путь,

Дар полей, оберег сухоцвета.

И спешит отшуметь, промелькнуть,

Словно в память мою заглянуть,

Навсегда васильковое лето.

И. Китова

 

Васильки

Как много полевых цветов,

Их все лишь единицы знают,

А вот про брызги васильков

Стихи и песни сочиняют.

 

Растут они среди полей,

Где колосятся зерновые,

Как синий океан во ржи,

Такие милые, родные.

 

В тени садов, стекле теплиц,

Такую прелесть не найти.

На стройной ножке лепестки,

Словно резные, посмотри!

 

Собрала всех их в хоровод

Сиреневая серединка.

И каждый лепесток хорош,

Как колокольчик на картинке.

 

Небесную их синеву

Ну, разве можно передать?

Такие краски человек

Лишь у природы может взять.

 

Не зря, наверно, васильки

Издревле на Руси любили.

Они своею красотой

Добро в людской душе будили.

В. Кокарев

 

Василёчки мои, васильки...

Василёчки мои, васильки,

Вы нежны, так милы и легки,

В вас природы наивной рассвет,

Неба ясного пышный букет...

 

Василёчки мои, васильки,

Подарите мне море любви,

Скройте душу мою от тоски,

Возвратите в счастливые дни...

 

Я любуюсь прелестной красой —

Чистой русской воздушной душой

Поля дивного в золоте ржи,

Ты мне сказку опять расскажи...

 

Про царевну, что ликом мила,

Сердцем добрым богата была,

Колдовские писала стихи —

Превратила тебя в васильки...

М. Кузнецова

 

Ой... Васильки, Васильки...

Синенький, скромный цветок,

В радость доступный и в горе,

Сколько ж вдоль пыльных дорог

Вас на российском просторе.

 

Сколько средь ржаных полей

Вас в васильковом дозоре,

Только лишь клич журавлей,

С вами сродни в русской доле.

 

Скромный букет васильков

К фронту спешащем вагоне,

В памяти наших отцов

И матерей на перроне.

 

Русские сердцем цветы,

Небом легли вы на воле,

Как заменить мы могли?

Чем... из голландской неволи?

 

Ой...Васильки, Васильки,

Нет в простоте вас достойных,

В сердце великой земли,

И в эту землю влюблённых...

В. Стрельцов

 

Васильки

Мысли, чисты и легки,

Облаками пролетали,

Вдоль дороги васильки

Голубели, расцветали,

 

Просыпались на траву

Фиолетовым и синим,

И сквозь эту синеву

Лето плыло над Россией.

 

Заплетали росы свет

В разноцветье ярких радуг,

Солнца ультрафиолет

Обратив в загар и радость.

 

Гром по небу гарцевал

Жеребенком пегой масти.

В руки падали слова

Вместе с дождиком нечастым,

 

В брызги капель у реки

Превращая многоточья…

Расцветали васильки

Вдоль дороги у обочин.

Н. Иванова

 

Васильки

Зазвенели птичьи песни над лугами,

Вторят им журчаньем родники,

А по лугу в догонялочки играют

Голубые, словно небо, васильки.

 

Разбежались по траве они зелёной,

В хлебной ниве всюду их задорный взгляд,

Хороводят величаво возле клёнов,

Вдоль дороги, взявшись за руки, стоят.

 

Я иду по васильковой этой сини,

На листочках всюду бисером роса

Вот откуда у моей России

Голубые васильковые глаза.

Л. Григорьева

 

Васильково-ромашковый дом

Не накинуть берёзовых ситцев

На горячие земли мои.

Под ногами ячмень колосится,

И тихонько шумят ковыли.

 

По тропинкам снуют перепёлки,

А вверху — хороводы стрекоз.

И не встретить пушистую ёлку,

Не наткнуться на стайку берёз.

 

В сизой дымке далёкие горы,

Зачарованно тело влекут.

Но милы мне степные просторы,

Только здесь обрела я уют.

 

На рассвете в луга и поляны,

Соберусь и уйду босиком.

Я любить никогда не устану

Васильково-ромашковый дом!

Е. Койда

 

Васильковое поле...

Васильковое поле —

Словно неба кусочек.

Сердцу радость и волю

Дарит этот цветочек.

 

Лепесточки резные,

Тонкий стебель зеленый.

Ароматы хмельные

Дарит ветер веселый.

 

В поле я голубое

Выйду вновь спозаранку.

Окунусь с головою

И услышу зарянку.

 

Упаду в васильки я,

Сердце счастьем зальется.

Здесь свобода и воля,

И душа ввысь несется.

 

В этом наша Россия...

Васильки, да березы.

В них есть наша святыня,

В них туманы и росы.

 

Васильковое поле

Словно неба кусочек...

И. Остудина

 

* * *

Трепетанье сердца, мыслей гул...

Не сдержав ни радости, ни боли,

От себя ли, от тебя ль бегу

Узенькой тропой в ржаное поле.

 

И замру, заметив чей-то взгляд,

Отведу упругие колосья:

Огоньками синими горят

Гордые непрошенные гости.

 

Подлежат изгнанью. Сорняки.

Только чтоб об этом не сказали,

Словно в душу глянут васильки

Детскими наивными глазами.

 

Нежных лепестков коснусь рукой.

Не сорву! Не бойтесь. Вам награда

Солнца луч. Дышите ветерком

И дождей живительной прохладой.

 

Не смотрите так, глаза полей!

Отведите взгляд головок милых,

Вы в душе увидите моей

То, в чем разобраться я не в силах.

 

То, что не могу я рассказать...

Вновь о чем-то молчаливо просят

Васильково синие глаза,

Задрожав ресницами колосьев.

И. Шабалина

 

Василек

Замечательный цветок,

Поднебесья краски —

Синеглазый василек,

Голубые глазки.

 

Тонкой ножкой он прирос

К черноземной глади,

И высовывает нос,

На округу глядя.

 

И у поля есть глаза,

Чтоб смотреть за светом,

Не заметить их нельзя

На поляне летом.

 

Или у лужи вдоль дорог,

Иль у леса края...

Синеглазый василек —

Сказка голубая.

Е. Грудинкина-Рудакова

 

Васильки

В вечернем небе много сини,

В селеньях дальних — огоньки,

А при дорогах по России

Синеют скромно васильки.

 

А я порою забываю

В потоке быстротечных дней,

Какими, в сущности, бывают

Цветы на Родине моей?

 

Где омуты, где перекаты,

Где тихой глади полоса?

Какие зори и закаты

Здесь осеняют небеса?

 

А склоны пади родниковой

Густою поросли травой…

Мой взгляд давно — не васильковый,

Он — с синью тучки грозовой.

В. Романенков

 

Василёк

Среди урожая пшеницы,

Где солнечный летний припёк,

Где рожь у реки колосится,

Расцвёл голубой василёк.

 

Вобрав в себя синь небосвода,

Чарует прекрасный цветок.

Творенье великой природы —

Родной голубой василёк.

 

Нет полю конца, нету края!

Вниманье детей он привлёк.

Они, свой букет собирая,

Сорвут голубой василёк.

О. Якухина

 

Василёк

Кто-то могучий тряхнул небосвод,

Звёзды упали на землю — и вот

Каждая звёздочка стала цветком,

Синим, резным, полевым васильком.

 

Вот ведь, друзья, получается как:

В небе звездой был, а в поле — сорняк.

Жаль мне пшеницу, гречиху и рожь.

Но до чего же цветочек пригож!

Т. Гусарова

 

Васильки

Как вы милы, васильки,

Синие глазки России.

Летних полей островки,

Нет вас родней и красивей!

 

Скромный букетик цветов

К сердцу прижму осторожно.

Нежную синь васильков

Не полюбить невозможно.

 

Ах, васильки, васильки,

Русский простор откровений,

Синих небес лепестки,

Яркое чудо мгновений!

В. Бабарыкина

 

Васильки

Голубые мотыльки на зелёных ножках —

Красят поле васильки, воспарив над рожью.

Словно крылья, лепестки на ветру трепещут,

В синих всплесках колоски ярче злата блещут.

 

Цвета неба мотыльки на зелёных ножках —

И всё те же васильки на лесных дорожках,

«Придорожные цари» в небо взмыть мечтают,

Капли утренней зари на лазури тают.

Н. Филатова

 

Васильки

Васильки, васильки на широком бескрайнем просторе,

Яркий полог небесный цветов полевых,

Даль цветами манит, как безбрежное синее море,

Шелестя на ветру, сладко нежась в лучах золотых.

 

В пряном воздухе резво порхают стрекозы,

Шмель мохнатый лениво жужжит над травой.

Васильки, васильки, вы милей и прекрасней, чем розы,

Напоенные солнцем и утренней влажной росой.

 

Как хотелось бы мне раствориться в безоблачной сини,

И над радужным полем увидеть струящийся свет.

Васильки, васильки, с теплым летом вы нежно простились,

С легкой грустью оставив в полях синий скошенный след.

Н. Мышкина

 

* * *

Васильки...Словно звездочки в поле

Синим пламенем, сквозь колоски

На бескрайнем, пшеничном раздолье

Всё цветут и цветут васильки.

 

Васильки...Сколько песен об этом

И стихов, что душе так близки.

В них частичками звездного света

Всё цветут и цветут васильки.

 

Васильки....Очень часто мне снится

Это поле у тихой реки

И во сне, в золотистой пшенице

Все цветут и цветут васильки...

С. Угрюмова

 

Цветут васильки...

Раздолье пшеничных полей...

А в них, отражением неба,

Цветут васильки... Их нежней

Нигде не найти, где бы не был...

 

Бескрайних небес синева

Слегка по полям расплескалась.

Я все позабыла слова,

Я с детством сейчас повстречалась.

 

Цветут васильки... И глаза

Мальчишки, что рвал их в букеты,

Я вспомню... И тихо слеза

Вдруг скатится... Солнца секреты

 

Пшеничное поле таит

И лишь василькам доверяет.

К себе неустанно манит

Раздолье... Душа отдыхает...

С. Угрюмова

 

Глаза васильков

Глаза васильков,

Голубые, как небо,

В полях золотых...

Как будто из снов —

Запах тёплого хлеба

И рук дорогих...

 

Очень часто мне снится

Картинка без слов:

В золотистой пшенице

Глаза васильков...

С. Угрюмова

 

Васильки. Рубаи

Васильки — это музыка грёз,

Васильки- отражение звёзд.

В золотистом просторе полей —

Васильки- словно капельки слёз...

С. Угрюмова

 

Васильки

Изящество соцветий полевых,

Ромашки, колокольчики и мята.

И васильки. Ну, как же здесь без них? —

Никто к ним не относится предвзято.

 

Я покупаю летние цветы

У бабушек, сидящих у дороги.

Вдыхая аромат средь суеты,

Спешу с букетом к своему порогу.

 

И вспоминаю тропку у реки,

Колосья созревающего хлеба,

И васильки, земные васильки,

Как синее безоблачное небо.

 

А с горки — местности родной простор,

Дорога к храму, лодка у причала.

И ароматный и густой чабор,

Всё свежестью озёрною дышало.

 

И чувство восхищенья и восторг

От красоты сияющего свода.

Перед глазами васильков ковёр,

Внимающая небесам природа.

М. Розумко

 

* * *

Полевые цветы незатейливо, скромно

Расцвели на полях, возле тихой реки.

На крутых берегах, величавых, но томных,

Синью неба пленя, разбрелись васильки.

 

Васильки, васильки, так на небо похожи,

А лазурная синь, опьяняя, влечёт.

И сорняк полевой всех цветов мне дороже,

Это синь милых глаз в моём сердце живёт!

В. Ярошук

 

Васильковый звездопад

С неба звёздочки упали,

На ржаное поле пали,

Очень ловко приземлились,

Цветом синим засветились.

 

Долетели, не устали,

Васильком цветущим стали!

Среди жёлтых стебельков

Поле примет Васильков!

 

Небо, им отдай свой цвет!

Высоты бескрайней свет!

Среди лета, среди ржи

Синий звездопад — кружи!

М. Денисова Зуева

 

Васильки

Очарованный зарёю,

Выйду в поле у реки,

Где над свежею стернёю

Засинели васильки.

 

Рожь убрали. Нынче в поле

Просто рай для сорняков.

Благодатное раздолье

Для осота и вьюнков.

 

Бродит аист недалече.

Ищет корм для аистят.

Говорят, такие встречи

Счастье верное сулят.

 

Счастье в дом несу скорее,

И букет из васильков,

Из ромашек и кипрея,

И созревших колосков.

А. Павлов

 

Василёк

Синеглазый василёк

Влез на тонкий стебелёк,

Отодвинув лучик света

Синей капелькой рассвета.

 

Не один на поле этом

Наслаждается он летом.

Капли ярко-синей влаги

Кто-то выплеснул из фляги.

 

Потерявшись средь пшеницы,

Распушив свои ресницы,

Дремлет скромная ромашка,

Словно белая монашка.

 

Васильков нарву букетик —

Жарким летом он согретый,

Синий росчерк из ладошки —

Положу в твоё окошко.

 

Голубые самоцветы

Засверкают в вазе лета —

Всплески северных сияний,

Словно… искренность признаний.

В. Ростовский

 

Василёк

Василёчек голубой,

Сердцу самый дорогой,

Ты впитал в себя настой

Небо-звон-ни-цы...

 

Цвет июня — лета песнь

Как Божественная весть,

Пастырь неба, веры твердь

Бого-ро-ди-цы...

 

Колосишься на полях,

В святоизбранных местах,

В лучезарно-голубых

Оде-я-ни-ях...

 

Синий маленький цветок,

Вдохновенный Василёк,

Задушевный голосок

Упо-ва-ни-я !..

Е. Киргизова

 

Васильки

Ты слышал, как смеются васильки

Под лаской солнца раннего, на воле?

Как море ржи колышется, и поле

Ждёт лёгкого касания руки?

 

Нежны и ясны синие глаза.

В гляделки с небом — вечною Отчизной —

Цветы играют. В их короткой жизни

Всё — счастье: тихий полдень и гроза.

 

Они — как звёзды. Словно Млечный путь

Спустился ярко-синим отраженьем.

Спеша за ветра летнего движеньем,

Качаются, но не теряют суть.

 

Быть может, вновь для них настанет срок

Вернуться в небо, слиться с высью этой...

В день васильковый середины лета

Из синих звёзд плету тебе венок.

М. Волкова

 

* * *

На лугах по берегам у реки,

На полях, там, где густая трава,

Жарким летом расцвели васильки,

Споря с небом, чья синей синева.

 

Добрый ангел из небес полотна

Эти звездочки для нас нарезал,

Чтоб земля была цветами полна,

На луга и на поля разбросал.

 

Голубые у девчонки глаза.

Так светлы они и так глубоки!

Подарили этот цвет небеса,

А, быть может, и цветы васильки…

М. Петровская

 

Васильки

Темно-синий океан

С небесами слился.

Нет, не зрения обман,

Он мне не приснился…

 

Это остров васильков

На лесной поляне.

Синяя волна цветов

В житейском океане…

 

Я нырну в его волну,

Темно-синей дали.

И венок себе сплету,

Отогнав печали…

 

И до вечера в плену

Я туманной сини.

Как поля твои люблю,

Матушка-Россия!..

Е. Есаулова

 

Цветочки-василёчки

Как будто небо подарило

Земле себя кусочки.

Средь золотой сверкают нивы

Цветочки-василёчки.

 

В них столько доброты и света,

И синевы небесной!

Подарок неба, нивы, лета, —

Цветок простой, прелестный.

 

Всех радует небесным цветом

Цветочек синий, скромный.

Вот девочка в веночке этом

Идёт, словно в короне.

 

Всех небо счастьем одарило!

И улыбается светило!

В. Полянина

 

Васильки

Васильки, васильки...

васильковое детство...

Словно чьи-то глаза

меня в поле зовут...

Только их островками

уже не согреться —

Холодна синева

васильков, что цветут...

 

А когда-то я их

среди ржи собирала,

И венки из лазурных

букетов плела...

Почему же теперь

мне так холодно стало

От цветка одного,

что рука сорвала...

 

Васильки, васильки...

васильковое детство...

Где быть может, меня,

до сих пор еще ждут...

Я по полю иду,

и пытаюсь вглядеться —

Словно чьи-то глаза

меня вновь позовут.

Т. Воронцова

 

Васильки — цветы полевые

Васильки — цветы полевые,

Вы красивые, хоть небольшие.

Вы шикарные, нежные очень,

Как прекрасные, синие очи.

 

Васильки — цветы полевые,

Счастьем вы наполняете дни нам,

Своим запахом тонким, но мощным,

И растете в траве, между прочим...

 

Вы зовете своей простотою,

Называем вас — счастье лесное.

Ни подделать живой красоты,

Ни скопировать их простоты...

 

Васильки — цветы полевые,

Их не рвите, они же живые!

И тогда на заре по утрам,

Словно небо раскроется нам...

А. Буленков

 

Васильки. Синее

Синие-пресиние в поле васильки,

Шустрые-прешустрые кружат мотыльки,

Нежные-пренежные в небе облака,

Тонкая-претонкая тропка далека…

 

Побегу по тропочке тонкой босиком.

Поле манит в сторону синим васильком.

Наберу в охапку я васильков букет.

В глазках вспыхнет искоркой синий-синий свет.

 

Солнце из-за облака подмигнёт лучом.

Словно брызги синие мотыльки кругом.

Васильки качаются среди спелой ржи,

Солнечные лучики в колосках держи!

 

По коленям ласково гладят колоски.

До чего же синие в поле васильки!

Небо слилось с полюшком синевой своей.

Эту синь, как воду ты ключевую пей!

Е. Тихомирова

 

Полевые васильки

Из Голландии цветы —

Розы и тюльпаны —

Экспонаты красоты,

Полные обмана…

 

Мне по нраву васильки

сине- голубые,

С поля, с запахом травы...

самые простые…

 

В них свободы глубина

И к любви стремленье.

Средь пшеницы, ржи и льна —

Красоты мгновенья.

 

Полевые васильки —

лучшие на свете,

Затаю дыханье я …

соберу букетик…

Л. Кириллова

 

Василёк

Все, наверно, знают цветочек василёк,

Своей красой пленяет целебный тот цветок.

Цветок тот побеждает любое воспаленье,

Припарка васильковая — суставов исцеленье.

 

Вам порошок из листьев поможет от отека,

Настой же васильковый можно капать в око.

Я василька цветочки люблю и собираю,

А если заболею — настои принимаю.

Н. Конева

 

Васильки

Воспоминанья детства — васильки,

Как будто с неба синь небес сошла.

Резные лепестки на поле ржи

На стебельках зелёных без числа.

 

А где-то в роще пели соловьи,

Ручей журчал с прозрачною водой.

Плела великолепные венки,

Переплетая с пахнущей травой.

 

Не все довольны синею красой.

Они бывают также и вредны.

Когда их много, урожай плохой,

Причина истощения земли.

 

Приносит пользу тоже василёк,

Лечебные настойки из цветков.

В его цветах находят пчёлы мёд.

Манит их ароматом, он таков.

 

Такой вот замечательный цветок

Небесно-синий, ярко-голубой.

Он не бывает в поле одинок

И не похож ни на какой другой.

Л. Чуйко

 

Васильковое поле

Гуляю в поле

и любуюсь на цветы

Хочу нарвать букет,

но что-то мне мешает.

Ведь поле васильков

небесной красоты

А если я их рву,

то мир ее лишаю.

 

Цветы в букете

долго не живут,

Пройдет немного дней —

они завянут.

Как сохранить нам

эту красоту,

И свежесть чистую

лесной поляны?

 

Все просто,

нужно только постараться,

Терпенье

и желанье приложить,

Помочь цветам

в рисунок перебраться,

И этим жизнь

надолго им продлить!

С. Ледкова

 

Васильки

Васильки-цветочки, яркие платочки.

В звездочки собрались ваши лепесточки.

Синими мазками в золоте пшеницы.

Средь полей широких почему не спится?

 

Отчего дрожите, на ветру качаясь,

В налитых колосьях ото всех спасаясь?

Может, потому что сорными считают,

И средь урожая видеть не желают?

 

Ну и что такого, что растете вольно?

Яркие платочки украшают поле.

Небо подарило вам частичку сини,

В разноцветье лета нет цветов красивей!

 

А наутро солнце в небесах проснется,

И лучом, играя, васильков коснется.

Звездочки-цветочки разбрелись повсюду,

Хоть зовутся сорными, но такое чудо!

С. Михайлик

 

Василёк

Цветочек с именем мужским,

как птичьи перья лепестки,

росою плача от тоски,

ты тянешь стебель к небу.

Красивый яркий медонос,

ты из семьи далёких звёзд,

но крепко корнем в землю врос

среди колосьев хлеба.

 

Ты — украшение полей,

ты моря синего синей,

и в дивной простоте своей

не дашь пройти мне мимо.

Я в первый раз за много лет

нарву цветов твоих букет,

напоминает мне их цвет

глаза моей любимой.

М. Доброван

 

Васильковый сон

Чуть колышет ветерок

Синеву на ножке.

В чистом поле василёк

Задремал немножко.

 

Видит он чудесный сон,

Красота какая:

Пестрокрылый махаон

Близ него порхает.

 

Нежно сядет на цветок,

Крылышки раскроет...

«С добрым утром, василёк!

Встрече рад, не скрою:

 

Есть красивее цветы,

Ярче и пышнее,

Но притягиваешь ты

Синевой своею».

 

Он посадку совершил

С мастерством пилота.

И на лепестке застыл,

Как сюжет для фото.

Е. Евстратова

 

Василёк

Среди колосьев рясных,

Волнист и синеок,

Немножко затерялся

Красавец-василёк.

 

Окатит ветер дрожью,

Роса с утра кропит,

Слегка намочит дождик,

А он себе стоит!

 

Среди густых колосьев

Легко увидишь ты

Небесных отголосков

Знакомые черты...

Е. Евстратова

 

Васильковое

Поле с васильковыми глазами

Плещется в лазурных небесах.

Мне сегодня многое сказали

Ваши синецветные глаза.

 

И в плену у васильковой власти

На себе лучистый взгляд ловлю.

Огонёк сапфировый не гаснет,

Согревая трепетным «Люблю».

Е. Евстратова

 

Васильки

В поле васильки — какое чудо!

Не сдержал восторга агроном.

Созревай же, нива златокудра,

Под небесным голубым шатром.

 

Что же быть ещё милее может,

Чем простор бескрайний голубой?

Что ещё так душу растревожит,

Увлечёт, порадует собой?

 

Меж колосьев васильки синеют,

Словно кто-то кистью маховой,

Широко окрашивая небо,

На поля побрызгал синевой!

М. Тютюнник (пер. Е. Евстратовой)

 

Васильки во ржи

Как ничейные...

Васильки во ржи,

Синеокие...

Стебельки-стихи

Солнцем залиты,

Политы дождем,

Ветром веяны

Теплым летним днем...

 

И без пафоса,

Без особой лжи,

Распустилися

Васильки во ржи,

Каждой сказочке...

По букетику,

Добру молодцу

По приветику.

 

Чтобы помнили

Сердца теплые,

Расчудесные,

Бесподобные

Васильки во ржи

Лишь для вас цветут.

Поле дикое,

Душа — чистый пруд.

Г. Ахматова

 

Васильки

Когда сеет дождик ночами

Сапфиры небесной реки,

То знайте, с рассвета лучами

Проснутся во ржи васильки.

 

Нежней не найдёте букетов —

И кто вас назвал сорняки?

Вы радость влюблённого лета,

Изящны, волшебны, легки.

 

Туманов порвав ожерелье,

За плечи обняв колоски,

Своей благодатной пастелью

Пленяют сердца васильки.

 

Пленяют, и нет мне покоя

От этих лазоревых глаз,

Волнуется море живое,

Внушая восторг и экстаз.

 

И небо, и солнце и звёзды

Вселенские ткут кружева,

Вплетая в соцветия воздух,

В венки заплетая слова…

 

Закрою глаза, и, как прежде,

В апрельском купаясь снегу,

С букетиком синей надежды

Я счастью навстречу бегу.

Н. Спасина

 

Васильки

Зной с рассвета до рассвета.

Шмель колдует у реки.

Вдоль дороги красно лето

Рассыпает васильки.

 

Разбрелись они по полю...

Лето! Летушко, прости!

Надышаться б сини вволю —

Там трава хоть не расти.

 

Васильки — совсем не розы.

Кто сказал: «Они цветы» —

Это ангельские слезы,

Те, что светлы и чисты.

 

Зачарует, не отпустит

Их небесной силы взгляд!

Тихой нежности и грусти

Брызги синие летят...

Т. Воровская-Русанова

 

Спустились в поле небеса...

Спустились в поле небеса, там васильки

Свои раскрыли паруса, нежны, легки.

Смотри, смотри, и там и тут синеет даль!

Они для нас с тобой цветут. Оставь печаль.

 

Улыбку вызовут они — огни с небес

И нам подарят в дар к любви своих чудес.

Нарви букет, неси домой, пусть васильки

Подарят радость нам с тобой, но не беги.

 

Останься в поле, задержись, побудь чуть-чуть.

Цветам и небу улыбнись. В чем жизни суть,

Когда твоих забот не счесть? Летят года…

Всю жизнь нам некогда присесть, и так всегда.

 

И вот природа говорит: «смотри, дружок,

Как синевою весь горит теперь лужок,

Как быстро время то пройдет. Февраль… Апрель…

А василек сейчас цветет, глазам поверь!»

 

Какой же яркой синевой цветут поля.

Для всех цветут, для нас с тобой горит земля.

Но не горит она огнем — тут дыма нет.

Все ярче с каждым новым днем их синий цвет!

О. Зимановская

 

Василёк и цикорий

Василёк и цикорий — два брата.

Так волнуют меня их глаза.

От восхода, весь день до заката

В них бездонных небес бирюза.

 

Первый брат верно служит Отчизне:

К сельской местности в сердце любовь.

А цикорий привык к шумной жизни

Средь кварталов больших городов.

 

Василёк и цикорий — два брата.

Так волнуют меня их глаза.

От восхода, весь день до заката

В них бездонных небес бирюза.

С. Белов

 

Василёк мой

Здравствуй, мой цветок,

Мил и синеок!

Что ж ты, василёк,

В поле одинок,

От ветров продрог,

От дождя промок?

 

Не зашёл ты что ж

От дороги в рожь?

Там защита сплошь.

Там не страшен дождь,

Успокоишь дрожь

И друзей найдёшь.

 

Будут там тебе,

Прилетев с небес,

Птицы песни петь

О моей судьбе:

Что и где терпел.

Как живу теперь.

 

Мы ж с тобой друзья,

И твой тёзка я.

Привела стезя

Вновь к тебе не зря:

Долго без тебя

Мне никак нельзя.

 

Над тобой склонюсь

И щекой прижмусь —

И стекает пусть

В землю наша грусть.

Ты ж не плачь, мой друг:

Я ещё вернусь.

В. Федорченко

 

Васильки

Васильки вдоль дороги,

Милый цвет голубой,

Почему вновь тревоги,

Когда еду домой?

 

Василёк — цветок неба,

Он посланник небес,

Васильки вдоль дороги,

Вот одно из чудес.

 

Голубые цветы,

Васильковые дали,

Не хочу, чтоб меня

Без вины предавали.

 

По дороге прямой,

По своей, не чужой!

Васильковой тропой

Возвращаюсь домой.

С. Медведева

 

Васильки во ржи, васильки...

Васильки во ржи. Васильки.

Испеки коржи. Испеки.

Окропи росой. Окропи.

Отдохни, постой. Отдохни.

 

На помин кутья. На помин.

Полегли братья как один.

Васильки во ржи. Васильки

У реки лежат. У реки

 

На закат гляди. На закат.

Сотню крат роди по сто крат.

Нареки цветки. Нареки

Васильки мои. Васильки...

О. Крюкова

 

* * *

Эх, сорняки вы, мои сорняки,

Эх, васильки полевые!

Вы да ромашки, что солнцу близки,

Эх вы такие-сякие!

 

Будет вам горькую долю терпеть,

Будет вам скромно таиться,

Мой огород вам доверен теперь,

Мой палисад и криница.

 

Всё заселяйте, я так проживу,

Я уж косить вас не стану,

Выйду под утро да кинусь в траву,

В дождь из росы и тумана.

 

И никому вас в обиду не дам,

Вы ли виной недороду,

Травка-муравка, лопух-лебеда,

Цвет моего огорода?

В. Волобуев

 

Васильки

В ясный день, как мотыльки,

Синею волною,

Расплескались васильки

По ржаному полю!

 

Неба синь и зелень трав,

Птиц многоголосье,

Будто в раме, васильки

В золоте колосьев!

 

Как заветную мечту,

Как воспоминание,

Дарят радость, красоту

И очарование!

 

Тайну, что не рассказать,

В душе хранимую,

Васильковые глаза

Его, любимого!

Л. Чистилина

 

* * *

На июльских просторах полей

Васильки утопают во ржи.

Их волна, будто с жёлтых морей,

Ветром ласковым нежно кружит,

 

Заводя часовой механизм

В лепестках одиноких цветов.

Скоро осень — закончится жизнь

Утонувших во ржи васильков.

 

И от этого им не уйти,

Им отмерен коротенький срок,

Но на этом коротком пути

Всех красою пленил василёк.

 

Любоваться его красотой

Ухожу от нахлынувших бед,

Окунувшись в любовь с головой,

Васильковый встречаю рассвет.

 

Знаю точно, что в старости лет

С милым в поле вернусь я назад

Посмотреть васильковый рассвет,

Повстречать васильковый закат.

Л. Артюшина

 

* * *

Наслаждаюсь желтым, розовым, зеленым,

Пью оттенки жадными глазами.

Удивляюсь георгинам и пионам,

Но люблю — люблю ромашки с васильками.

 

Буду землю разрыхлять, считать бутоны,

Отгонять букашек с мотыльками,

Буду холить георгины и пионы,

А потом — лежать в ромашках с васильками.

 

На обиду вскинусь зло и оскорблённо,

Навернутся слёзы — я не камень.

Ах, простите, георгины и пионы,

Побегу реветь к ромашкам с васильками.

 

Единицам предпочту я миллионы.

Извините, что — обиняками...

Подарю вам георгины и пионы,

А себе возьму ромашки с васильками.

 

«Я права?» — спрошу я у вороны,

А она кричит под облаками:

«Выдрать с корнем георгины и пионы,

Пусть цветут одни ромашки с васильками».

Т. Путинцева

 

* * *

Василёк осенний, лепестками неба

Украшая поле, на ветру стоит.

Скошенная нива убранного хлеба

У его подножья золотом блестит!

 

Василёк осенний провожает осень,

Радуясь последним солнечным лучам.

Большего от жизни он уже не просит

И цветы подарит выпавшим снегам.

 

Ласково усыпят белые снежинки

Василёк осенний — спи и вспоминай.

Ты ушёл на небо не сухой былинкой,

— Лепестки украсят твой зелёный Рай!

А. Краснов

 

Васильки

Полевые васильки, васильки,

В моей памяти смогли воскресить

Светлой юности шальные деньки,

Нежных глаз твоих небесную синь.

 

Золотые огоньки помнишь ты?

Те, что в сердце зажигались любя,

Когда мне дарил на память цветы

С тем же цветом, что глаза у тебя.

 

Мой прекрасный василёк голубой,

Что ж ты спрятался в высокую рожь?

Сколько связано, до боли, с тобой!

Только душу мне, прошу, не тревожь.

 

Я охапку васильков соберу,

Тех, что звёздочками в поле горят,

В небо синее глаза подниму

И увижу васильковый твой взгляд.

Л. Шуминская

 

Василёчки, васильки

Василёчки, васильки,

Чудные цветочки.

Средь густой и пышной ржи

Синь небес — глоточки.

 

Василёчки, васильки,

Цветики простые.

Словно звездочки во ржи

Нежно-голубые.

 

Словно неба островок,

Маленький кусочек.

Василёчек, василёк

Миленький цветочек.

 

Васильков цветов нарву

И сплету веночек.

Милого приворожу

В светленький денечек.

 

Прилетит вдруг голубок

В клюве с васильками.

И подарит счастье Бог,

Радость между нами.

 

Василёчки, васильки

Разгулялись в поле.

Жду милого у реки,

Где ж ты друг мой, Коля!

 

Вижу, миленький идет,

А в руках цветочки.

Василёчки, васильки,

Синь небес — глоточки!

В. Шеломова

 

Василёк

Твоих сложных цветков середина —

Синий бисер в ресничках тычинок.

Лепестки в виде юбок-воронок

Из небесного шиты сатина.

 

Хоть во ржи ты и сорная травка,

Но в веках врачеватель знакомый,

Гиппократом когда-то искомый,

Чтоб больных ожидала поправка.

Л. Баранова

 

Васильки

Бульвар вдоль пасмурной реки.

Дворы трущобные, деревья.

В душе тревожные волненья.

И неба своды далеки...

 

Зимой повеяло с реки;

Светает в сумрачных квартирах.

Но где-то, в сказочных эфирах,

Цветут невинны васильки...

 

Подуют южные ветра,

Пройдет душевное ненастье...

Как образ детства, образ счастья —

Руси старинной васильки!..

А. Рябинин

 

Васильки

Васильки, полевые цветы,

Не могу наглядеться на вас.

Сразу мне вспоминаешься ты

С синевою задумчивых глаз.

 

Васильки, васильки, васильки,

Словно синий волнистый ковёр.

Мы сидели у тихой реки

И в молчанье вели разговор.

 

И улыбку, и нежность даря,

Не скрывая свой ласковый взгляд,

Ты светилась то, словно заря,

То пылала, как яркий закат.

 

Васильки, васильки, васильки

Синевою окутали день:

И душа в синеве, и вода у реки,

И от тополя синяя тень.

 

Никогда не забыть этот час

У извилистой тихой реки.

Светло-синих небес и задумчивых глаз.

Васильки, васильки, васильки…

Ю. Петров

 

Васильки

Васильковое поле,

Васильковое небо,

Васильковые очи,

Васильковый рассвет.

 

Ты признался в любви,

Так изящно и нежно,

Подарив мне однажды

Васильковый букет.

К. Годунова

 

Васильки — украшение сада

Утро хмурое веет печалью...

А на клумбе в цветочном саду

Васильки смехом зорьку встречают,

Рос искринки пытаясь раздуть.

 

Да, им нравится рожь и пшеница,

Но они могут радовать взор,

Как цветы для венков Синей Птицы,

Медоносы... И просто декор...

 

Васильки очень неприхотливы,

И на клумбах забот с ними нет.

Величавы они... Горделивы...

Но несут детской радости свет!

 

Драгоценностью летнего сада

К нам приходят они на газон...

Красотою улыбчивой взгляда

Шарм дают цветникам весь сезон!

 

Серым войлочком плотно покрыты

Суховатые их стебельки...

Но цветки любят яркость событий

И не терпят бесцветной тоски!

 

Огоньками в цвет неба мигают...

Алым пламенем к звёздам летят...

Снежно-белой короной блистают...

И лиловой мечтою искрят...

 

...Нужен солнечный свет всем растеньям...

Васильки ж без него — не живут.

Даже при небольшом затененьи

Неохотно и плохо растут...

 

Дан не зря тон твердыни небесной

Крохам скромным... То им — божий дар!

Ведь их души с улыбкой и с песней

Стойко держат фортуны удар!

 

...Васильки — это чудо природы,

Украшенье цветочных садов!

Состояние счастья... Свободы...

Радость жизни... Святая любовь...

 

В поле чистом цветочки синеют,

Голубеют в любимых очах...

Птицу Синюю в сердце лелеют...

И в лазурь неба рвутся в мечтах...

Е. Буторина-Палагута

 

Васильки

Мне приснилось ржаное поле,

Ветер гладит волной колоски.

И такое кругом раздолье!

А вокруг васильки, васильки...

 

Просыпаюсь, а на подушке

Россыпь синеньких нежных цветков...

Это мой дорогой Ванюшка

Подарил мне букет васильков!..

Г. Богатырева

 

Васильки

Расцвели васильки!

Синевы островки

Разукрасили поле.

Нам кричат васильки:

«Из Парижа на волю

Наперегонки!»

 

Люсетта, какая отрада

Легко и свободно дышать —

Окон и дверей открывать

Для этого в поле не надо;

Какая отрада глядеть,

Как ветер колдует над нивой,

Как рожь начинает шуметь

Своей белокурою гривой,

 

На волю из города тянет!

Сильней мою руку сожми

И за руку дочку возьми, —

Пожалуй, она не устанет.

Малютку подальше ушлем,

Пускай собирает цветочки —

А мы, притаившись, без дочки

Дни молодости вспомянем.

 

Из сини небесной соткался,

Рождаясь на свет, василек,

Хочу, чтобы синий венок

На дочке моей красовался!

Как будто в короне пойдет,

И всяк на нее подивится.

«Смотрите-ка, лета царица!» —

С улыбкою скажет народ,

 

Расцвели васильки!

Синевы островки

Разукрасили поле.

Нам кричат васильки:

«Из Парижа на волю

Наперегонки!»

Огюст Барбье

 

Басни и легенды:

 

Василёк

В глуши расцветший Василёк

Вдруг захирел, завял почти до половины,

И, голову склоня на стебелек,

Уныло ждал своей кончины;

Зефиру между тем он жалобно шептал:

«Ах, если бы скорее день настал,

И солнце красное поля здесь осветило,

Быть может, и меня оно бы оживило?» —

 

«Уж как ты прост, мой друг!»

Ему сказал, вблизи копаясь, жук:

«Неужли солнышку лишь только и заботы,

Чтобы смотреть, как ты растешь,

И вянешь ты, или цветешь?

Поверь, что у него ни время, ни охоты

На это нет.

Когда бы ты летал, как я, да знал бы свет,

То видел бы, что здесь луга, поля и нивы

Им только и живут, им только и счастливы:

Оно своею теплотой

Огромные дубы и кедры согревает

И удивительною красотой

Цветы душистые богато убирает;

 

Да только те цветы

Совсем не то, что ты:

Они такой цены и красоты,

Что само время их, жалея, косит,

А ты ни пышен, ни пахуч:

Так солнца ты своей докукою не мучь!

Поверь, что на тебя оно луча не бросит,

И добиваться ты пустого перестань,

Молчи и вянь!»

Но солнышко взошло, природу осветило,

По царству Флорину рассыпало лучи,

И бедный Василёк, завянувший в ночи,

Небесным взором оживило.

 

О вы, кому в удел судьбою дан

Высокий сан!

Вы с солнца моего пример себе берите!

Смотрите:

Куда лишь луч его достанет, там оно

Былинке ль, кедру ли — благотворит равно,

И радость по себе и счастье оставляет;

Зато и вид его горит во всех сердцах —

Как чистый луч в восточных хрусталях,

И всё его благословляет.

И. Крылов

 

Колос и Василёк: Басня

Однажды

Колос умирал от жажды.

Но в бедствии своем он не был одинок:

От зноя погибал и Василек.

 

И вот в свой смертный час взмолился к туче Колос.

И туча серая, что краем поля шла,

Свернула вдруг с пути, услышав тихий голос,

И на хлеба свой дождик пролила.

 

Тут встрепенулся каждый стебелек —

И ожил Колос, ожил Василек —

Он жадно потянул живительные соки…

 

Края у туч настолько широки,

Что пользуются этим Васильки,

Которые хотя и синеоки

И украшают девичьи венки,

Но, как известно, все же… сорняки!

С. Михалков

 

Васильки

Откололся кусочек неба

и в поля золотые упал,

обернулся цветочком синим,

васильком его кто-то назвал.

 

Васильки, васильки, васильки —

синих звёзд в венках огоньки,

на головках российских мадонн

нимбы светятся из васильков.

 

И бескрайних ржаных полей

василёк верным спутником стал,

символ верности и чистоты —

всех влюблённых он оберегал.

 

Васильки, васильки, васильки —

синих звёзд в венках огоньки,

на головках российских мадонн

нимбы светятся из васильков.

 

Синезвёздный посланник небес —

благодатью в сердцах зазвучал,

а в глазах, ожидавших чудес,

лучезарным теплом засиял.

 

Васильки, васильки, васильки —

синих звёзд в венках огоньки,

на головках российских мадонн

нимбы светятся из васильков.*

Н. Сотникова

 

*Существует множество легенд о васильках. Так, прелестная старинная легенда о васильках есть у П. Мантегацца. Однажды небо упрекало растения одного хлебного поля в неблагодарности. «Все, — сказало оно, — что населяет землю, благодарит меня. Цветы воссылают мне свои благоухания, леса — свой таинственный шепот, птицы — свое пение; только вы стоите, как окаменелые, и упорно молчите, хотя не кто иной, как я, наполняет ваши корни освежающим дождем и заставляет зреть золотистые зерна ваших золотистых колосьев».

«Мы нисколько не неблагодарны, — возразили колосья, — мы украшаем землю, твое дитя, вечно волнующимся и качающимся морем зелени, но мы не можем тебе иначе выразить нашей благодарности: у нас нет способа, чтобы вознестись к тебе; дай нам его, и мы будем осыпать тебя ласками и говорить о нашей к тебе любви».

«Хорошо, — сказало небо, — если вы не можете вознестись ко мне, так я сойду к вам». И вот небо приказало земле вырастить среди колосьев чудные синие цветочки, кусочки его самого. И с тех пор стебли хлебных злаков наклоняются при каждом дуновении ветерка к этим отпрыскам синего неба, ластятся к ним и нашептывают им нежные слова любви.

 

Василёк

Когда заря восток окрасит,

Во всех домах погаснет свет.

Тогда, таинственно прекрасен,

Забрезжит розовый рассвет.

 

За горизонтом прячась, солнце

Осветит маковки берёз.

И пташка ранняя зальётся

Весёлой песней вешних грёз.

 

Среди травы цветёт фиалка,

Редеет утренний туман.

Зеленоглазая русалка

В волнах качает гибкий стан.

 

А вспыхнет солнце в небе синем,

И закурлычат журавли,

На поле выйдет сын России,

Бессменный сеятель земли.

 

Придёт к траве травой густою,

Чтоб после праведных забот

Склониться низко над водою

И смыть с лица солёный пот.

 

Русалка это созерцала,

И закипела рыбья кровь.

Она сама теперь узнала,

Что влюблена, что есть любовь.

 

Всю ночь влюблённая страдала,

И. чтоб не мог он уходить,

Она его заколдовала,

В цветок задумав превратить.

 

Растёт цветок, как небо, синий,

Который каждому знаком.

И был когда-то он Василий,

А стал навеки васильком.

Н. Цветкова

 

Васильки

Стихи о том, как появились на хлебных полях синие васильки

 

Упрекало небо хлебные поля,

Что добро не ценят, всё стоят, дремля…

Колосом кивают, в мысли погрузясь,

То ли не мила им синяя краса?

 

«Я даю вам много долгие года

Тёплого, густого, чистого дождя.

Посылаю нивам солнечные дни,

Знаю, даже жнивам радости нужны.

 

Лес, цветы и птицы шлют мне свой поклон,

Каждый по крупице тешит небосклон.

Вы же равнодушно смотрите на мир,

Ну, скажите дружно, кто же ваш кумир?»

 

Отвечали небу пышные поля:

«Нам счастливый жребий вверила земля.

Холим каждый стебель, спать нам — недосуг,

Чтобы благолепен был весь мир вокруг.

 

Радуемся в грёзах свету и теплу,

Но неведом способ — петь тебе хвалу».

И послало небо синий лоскуток,

Чтобы вместе с хлебом чудный рос цветок.

 

С той поры пестреют в поле васильки,

Неба синь лелеют нежные цветки.

И в апофеозе клонится к цветам

Золото колосьев, будто к небесам…

 

Ластится и шепчет, жизнь благословя,

Посылая небу нежные слова…

Г. Чехута

 

Цветок кентавра — василёк

Засушенный венок из васильков,

Из нежных и застенчивых цветов

В гробнице самого Тутанхамона

Лежал у изголовья Фараона.

 

Известен всему миру сей цветок,

Он покорил и Запад, и Восток.

Цветок Кентавра — мы из мифов знаем —

Был в Греции особо почитаем.

 

Но есть ещё и русское предание,

Из прошлого пришедшее сказание

О васильке — прелестном скромном диве.

Как появился он на хлебной ниве? —

 

Сияло Небо яркой бирюзой,

Украсив мир чарующей красой,

Но вдруг оно пред нивою склонилось,

И к ней с обидой лёгкой обратилось:

 

«Я слышу птиц восторженное пение,

Их звонкий гимн минуте пробуждения.

Цветов весенних дивный аромат

Доносит к небесам цветущий сад.

 

Тебя я тоже солнцем одарило

И корни щедро влагой напоило.

Твои колосья — кладовые хлеба,

Божественный подарок всем от Неба.

 

А от тебя не слышу я привета,

Слов благодарных, чуткого ответа.

Не ты сама, так я иду к тебе,

Чтобы напомнить тихо о себе.

 

Я подарю тебе сияние облаков,

Охапку синих простеньких цветов.

Украсят пусть небесной красотой

Они просторы нивы золотой»

 

Теперь при лёгком ветра дуновении

Картина вызывает изумление...

Колосья наклоняются к цветам

И шепчутся. О чём? Узнать бы нам.

 

Кентавры — дикие смертные существа с головой и торсом человека на теле лошади, обитатели гор и лесных чащ. Отличаются буйным нравом и невоздержанностью. Предположительно, кентавры первоначально были воплощением горных рек и бурных потоков. Латинское название василька — «Centaurea cyanus», что переводится как «синий цветок Кентавра». По легенде Кентавр, раненый Геркулесом, излечился с помощью василька, приложив его к ране.

А. Балашова

 

Баллада о кувшинке и васильке

Под тёмно-зелёным покровом воды,

Куда не достанет и Солнце лучами,

Чисты и прохладны, как горные льды

Озёрные девы резвятся ночами.

 

А утром на зеркало озера вновь

Кувшинками выйдут из водного царства,

И, если ты смел, из цветков приготовь

Себе талисман, амулет и лекарство.

 

Кувшинку назвали: Трава-Одолень,

И, в путь собираясь, её заклинали:

«Отринь нам с дороги колоду и пень,

Храни нас в пути нашем в дальние дали!»

 

Неспешно над озером плыли века;

Молодка жила то ль в Клину, то ль в Рязани,

Родила она паренька — Василька,

Дитя с голубыми, как небо глазами.

 

Он вырос на диво силён да пригож,

Присуха девчатам, доселе бедовым,

Шелковые кудри, как спелая рожь

И глаз синева на бессонницу вдовам.

 

Однажды в июльскую светлую ночь

На праздник весёлый Ивана Купалы

Ушёл он от шумной компании прочь

К прохладной воде от веселья усталый.

 

И видит: навстречу ему босиком

Идет красоты несказанной девица —

Лишь косы скрывают её целиком,

Свет полной луны в волосах серебрится.

 

И голос её словно арфа звучал:

«Я долго ждала тебя, смертный, но милый!

Ты часто ходил на рыбацкий причал,

Я там, расцветая, тебя полюбила!»

 

А он, поражённый красой неземной,

Журчащею речью и взглядом покорным,

Чуть слышно шептал «Будь навеки со мной»...

И Лель опалил их огнём животворным.

 

Допито до капли хмельное вино,

Поднялась русалка с цветочного ложа:

«Пойдём же со мной на прохладное дно,

Там ждёт нас любовь и бессмертие тоже!»

 

«Не в силах забыть я родительский дом,

Поля, и леса, и огромное небо,

И яркое солнце, и тучи с дождём;

Меня не прельщает подводная небыль!»

 

Обида отвергнутой девы страшна,

Схватила русалка магический стебель,

Ударила. Сполох. И вновь — тишина.

Заря разгорается в утреннем небе.

 

Рассыпался каплями в наших краях

Погибший от мести русалки Василий;

Из капельки каждой на хлебных полях

Родился цветок-василёк синий-синий.

Г. Солодилов

 

Легенда о васильках - 1

Римляне верили: некогда жил

Юноша, очень любил василёк.

Имя своё* в честь его получил

Этот прекрасный и нежный цветок.

 

Был тот цветка красотой поражён,

И проводил целый день в поле он,

До одного там цветки собирал,

Поле лишь после того покидал.

 

Даже всегда паренёк был одет

В платье, где преобладал синий цвет...

Юношу мёртвым однажды нашли.

Тело его васильки облегли.

 

Флора** была этим восхищена —

Тело в цветок превратила она,

Новое имя решив ему дать, —

Стали цианусом тот называть.

 

*Международное научное название василька — Centaurea cyanus (первая часть происходит от слова «Кентавр», вторая — от имени юноши «Цианус», хотя на самом деле — от цвета цветка: «цианус» переводится с латыни как «синий»).

**Флора — богиня цветов в древнеримской мифологии.

И. Есаулков

 

Легенда о васильках - 2

Когда-то вдова в деревушке жила,

Работницей доброй в народе слыла.

Прекрасного сына вдова та растила,

А имя у юноши было Василий.

 

Глаза отдавали его синевой.

Девицы заглядывались на него,

А он эти взгляды и не замечает,

До ночи на поле ржаном пропадает.

 

Ещё на рассвете Василий вставал —

Пахал, или сеял, иль рожь убирал.

Когда бы была ему вольная воля,

То он оставался бы ночью на поле!

 

Окончив работу, спускался к реке.

От поля текла речка невдалеке.

В прохладной воде с наслажденьем купался,

На камне сидел, на закат любовался.

 

Внимания даже он не обращал

На что-то другое и вовсе не знал

О том, что русалочка сохнет, страдает, —

Раздвинув кувшинки, за ним наблюдает:

 

«Ах, если бы смог он меня полюбить,

В речной глубине мы бы с ним стали жить!

Всегда под водой тишина и прохлада.

Мне так одиноко — я жизни не рада!»

 

Однажды тот шёпот её услыхал,

Русалку среди камышей увидал,

Но поле покинуть своё отказался —

И сразу цветком у реки закачался.

 

Сказала злорадно красотка ему:

«Так не доставайся же ты никому!»

...Исчез навсегда из деревни Василий,

А в поле растёт с той поры цветик синий.

 

Сияет на солнце его бирюза,

Как будто Василия это глаза.

И люди, как только цветок увидали,

Так сразу его василёчком назвали!..

И. Есаулков

 

Легенда о васильках - 3

Небо как-то обвинило,

Что неблагодарна нива:

«Никакого нет ответа,

Хоть лучами ты согрета!

 

Все благодарят меня:

Птичьи песенки звенят,

Аромат цветов пьянит,

Лес листвою шелестит.

 

Только ты одна ленива!»

Отвечала небу нива:

«Да, дождями я полита.

Только ты не будь сердитым,

 

Зла нисколько не держи, —

Как ответить, подскажи!

И тогда я вновь и вновь

Буду выражать любовь!»

 

Небо с нивой согласилось

И на землю к ней спустилось —

Средь колосьев золотистых

Засияли цветом чистым

 

С небом схожие цветы

Необычной красоты.

Ветерок по ним бежит

Посреди цветущей ржи.

 

К ним колосья наклонились

И в узор чудесный слились...

Нива небо прославляет

И о нём не забывает!

И. Есаулков

 

Легенда о васильках - 4

Хирон был целителем и травы знал,

Богат был лечебный его арсенал.

От многих недугов целитель лечил.

Себя даже как-то кентавр излечил:

 

Когда Геркулес ядовитой стрелой

Нанёс ему рану, цветочный настой

Хирон применил — и цветок василёк

Кентавру, согласно легенде, помог.

 

О сыне попросит его Аполлон* —

На время учителем станет Хирон:

Научит того травы распознавать,

Настоем из сока цветов заживлять,

 

Конечно же, пользоваться васильком.

Асклепий прилежным был учеником,

И вскоре учителя он превзошёл —

Лечил больных соками трав хорошо,

 

Использовал также Асклепий цветок, —

Как старый кентавр Хирон, брал василёк...

И в имени, данном наукой, цветка

Есть часть, что напомнит нам про старика!..**

 

*Аполлон попросит Хирона воспитать его сына Асклепия.

**Научное название василька синего — Centaurea cyanus. Первая часть напоминает о кентавре, а вторая переводится как «синий».

И. Есаулков

 

Легенда о васильках

Подарило лазурную сказку

Небо, землю приворожив,

Разбросало цветы синеглазки

Среди желтой пшеницы и ржи.

 

В это чудо нырнули русалки,

Косы русые льном распустив,

Его синь собирают в охапки

Напевая, сплетают в венки.

 

Парень статный им вторит негромко,

Косит колос тугой, налитой,

Лоскотунья его, как девчонка,

Полюбила, позвала с собой.

 

Очарованный девой-красою,

Прямо омут в быстрину реки

Он ушел, и всплылИ над водою,

Василькового цвета цветы.

 

Небо плещется в поле янтарном,

Но порой никому невдомек,

Что русалочка именем парня

Назвала эту синь василек.

К. Андриенко

 

Легенда о Васильке

Легенд живёт на свете много,

Как линий разных на руке.

Одну я (не судите строго)

Вам расскажу — о васильке.

 

Когда-то на Руси родился

Обычный мальчик — Василёк.

Когда ж подрос, преобразился —

Красив стал, строен и высок.

 

Глаза его небесной сини

Будто лазурь текучих вод

В своих глубинах отразили,

А может быть, — наоборот.

 

Расправив молодые плечи,

Однажды в поле он пахал.

Присев умыться в быстрой речке,

Вдруг чудный голос услыхал.

 

Забыв про плуг, про хлебный колос,

Рукой раздвинув камыши,

Увидел деву, ту, чей голос

Он слышал только что в тиши.

 

Как волшебство она явилась.

Пленив чудесной красотой,

К нему игриво обратилась,

Плеснув прозрачною водой:

 

Ну, здравствуй, незнакомец милый!

Не правда ли, вода чиста?

Пусть берег затянуло илом, —

Там, на теченье, — красота!

 

Давай поплаваем с тобою, —

Отжав волос намокших прядь,

Сказала юноше стыдливо:

Я научу тебя нырять!

 

Но кто ты? — юноша опешил.

Девица я, хозяйка вод,

Иди ж. Василий, да не мешкай,

Известны омут мне и брод.

 

Ну а меня откуда знаешь,

И что Василием зовут?

Плыви ко мне, — со мной познаешь,

Как воды быстрые текут!

 

Всё позабыв, поплыл Василий,

Не устоял пред красотой!

Они друг друга полюбили,

Познал он ласки девы той!

 

Тебя тогда я полюбила,

Когда к реке ты приходил

И размотав своё удило,

Ты рыбу с берега ловил.

 

Ведь это я тогда велела,

Чтоб ощутил ты рыбы клёв,

Из камышей всегда смотрела,

Как тебя радовал улов.

 

В глаза твои я лишь взглянула —

В них вод родимых синева!

И в ней навеки потонула,

Себя не выдав лишь едва.

 

Давай же жить в подводном царстве,

Свободно плавать и нырять!

Свои забудешь ты мытарства —

Не будешь сеять и пахать.

 

Но мне не жить такой судьбою,

И я хочу тебя любить,

Пойдём на берег, там с тобою

Земною жизнью будем жить!

 

А дальше, он, — гласит преданье,

В глазах её прочтя укор,

Переборов любви страданья,

Не поддался на уговор!

 

Она ж, убитая отказом,

Что не уплыл с ней Василёк,

В порыве превратила разом

Его из юноши в цветок!

 

И лепестки его соцветий

Легки, как крылья мотылька,

Нет синевы синей на свете,

Чем лепестки у василька!

О. Фомина

 

Василек. Легенда о цветке

В небе солнышко лоснится,

В поле колос золотится.

И вот там, среди колосьев —

Васильков многоголосье.

 

Нива эта с Васильками

Словно поле с мотыльками.

Озоруя дунет ветер,

Нагнув колос на рассвете.

 

Вспыхнут Васильки — их тыщи,

Словно угольки в кострище.

Все ж их больше у дороги.

Правда, невдомек то многим,

 

Что растет во многих странах.

Его листья лечат раны.

Если не в порядке почки,

Листья помогают очень,

 

Обладают ароматом

Как гвоздики, так и мяты.

Знают так же все, едва ли:

Васильком его назвали,

 

Сей цветок голубоглазый,

Как свидетельствуют сказы,

В честь парнишки — хлебороба.

У него была зазноба,

 

Нет не девушка — русалка.

(Отчего мне Васю жалко)

Та любила его тоже.

(Ведь романы все похожи)

 

Но представленные лица

Не могли договориться:

Где им жить, в каком «гнезде»:

На земле иль на воде?

 

С ним не спорила Русалка:

Расставаться с Васей жалко.

Потому заворожила

И в цветочек превратила.

 

Синий иль голубоглазый —

Узнаешь его ты сразу.

Он по прихоти судьбы

Словно синева воды.

 

C той поры и каждым летом

Расцветают синим цветом

В хлебном поле Васильки,

А из них плетут венки

Эти милые русалки,

Одевая вместо шапки.

Б. Ханин

 

Легенда о Васильках

Эпиграф

«Васильки, васильки средь рядов

пожелтевшего хлеба,

Васильки, васильки, как

безоблачный полдень ясны,

Видно, это на землю упали

осколочки неба,

заставляя нас вспомнить забытые

песни весны.»  

Сергей Красиков

 

Предисловие

Василек пришел к нам из глубокой древности. Во время раскопок гробницы Тутанхамона было найдено множество предметов из драгоценных камней и золота. Но найденный в саркофаге маленький венок из васильков потряс археологов. Цветы высохли, однако сохранили цвет и форму. Славяне знали о целительной силе василька и с древних времен применяли это растение для исцеления ряда заболеваний. С васильками у славян связано два праздника: «пошел колос на ниву» — отмечался при появлении колосьев на ниве и «именинный сноп» — проводился в конце лета перед уборкой урожая. Во время праздника молодые девушки и парни собирались на окраине деревни. Они становились в два ряда друг против друга, брались за руки, а по рукам, как по мосту, шла убранная васильками и лентами девочка. Пары переходили из последних рядов в первые до тех пор, пока девочка по их рукам не подходила к ниве. У нивы она сходила на землю, срывала несколько колосьев и бежала с ними в село, где ее дожидались родители. Шествие от села до нивы сопровождалось пением: «Пошел колос на ниву, на белую пшеницу, уродись на лето рожь с овсом, со дикушей, со пшеницей». Праздник «именинный сноп» проводился в конце лета, перед уборкой хлебов. Женщины-хозяйки выходили с хлебом и солью зажинать ниву. Вязали первый сноп, украшали его васильками и ставили в красный угол дома. Первый сноп и носил название именинника. Это один из любимых цветов россиян. Он растет на злаковых золотых полях, отражая в своих соцветиях всю синь летнего неба…

 

Раскинулось поле…ржаные колосья,

И плещет до неба, почти в межполосье.

А воздух, как марево, солнцем разлитый —

Июль на дворе…серой пылью покрытый.

 

И в небе прозрачном, не сжатым жнивьём —

Щитом золотым отражается в нём…

Тут ветер, как по морю в нивах гуляет,

Туманом белёсым холмы покрывает.

 

А небо, украдкой, с травой говорит,

И рожь упрекая, немного шумит:

«Я всем помогаю, водою пою,

И все благодарность всегда шлют свою!

 

Цветы посылают мне свой аромат,

Вдохнёшь раз его — сразу счастлив и рад!

Леса присылают мне шёпот берёз,

Все сказки, услышу про дрёмы из грёз…

 

А птицы мне пенье — чудеснее нет,

Все реки своё отраженье и свет!

Лишь Вы, как взошли, словно камень в душе,

Стоите, молчите, в своём шалаше…

 

Не я ль вас поила весенним дождём,

И с солнцем дарила тепло каждым днём?

Заставила зреть золотые колосья

Ждала и терпела всегда в межполосье?»

 

И поле ржаное средь белого дня

Волною, пошло отвечая винясь:

«Всегда благодарны, родной небосклон,

За золото наше — тебе наш поклон!

 

Мы словно дитя твоё, зелени море,

Качаемся с ветром на диком просторе.

Готовы тебе всё отдать, подарить,

Но, жаль, мы не птицы, не можем парить…

 

Нет способа верного, чтобы на небо

шагнули, взлетели тебе на потребу.

Ты небо, родное, прошу, помоги,

Тогда испытаешь все ласки любви!»

 

…И небо упало…посредь ржана поля,

Кусочки себя, разбросав на просторе.

Теперь средь колосьев в простые деньки