среда, 8 июля 2020 г.

Загадочные места «Повести о Петре и Февронии Муромских»


8 июля 2020 года в России вот уже тринадцатый раз отмечается всероссийский праздник – День семьи, любви и верности или День Петра и Февронии Муромских –защитников и покровителей семьи.
Этот праздник один из самых молодых государственных праздников современности, но при этом уходящий своими корнями в глубину веков Российской истории. По преданию, именно в этот день умерли святые Петр и Феврония, и в этот день русская православная церковь поминает их.

Что нам известно об этих святых? Какие тайны они хранят? Обратимся к первоисточнику – «По́весть о Петре́ и Февро́нии Му́ромских”.
Сюжет повести. В славном городе Муроме правил князь по имени Павел. После долгих лет счастливого супружества его жену, княгиню, начал преследовать змей, принимавший облик ее мужа и сладкими речами уговаривавший на поцелуи и ласки. Княгиня разгадала происки змея и выяснила, что смерть его произойдет от Петрова плеча, от Агрикова меча. А Петром звали шестнадцатилетнего брата князя. Однажды в церкви во время молитвы Петру явился ангел и указал на Агриков меч. Дождавшись подходящего случая — Павел почивал у себя, а змей в облике мужа был у княгини, — Петр выхватил меч и ударил змея, который в то же мгновение явил свой истинный облик. Ядовитая кровь из смертельной раны змея окропила кожу Петра, которая покрылась страшными струпьями и язвами.
Тяжело страдая, юный Петр ни от кого не мог получить исцеления. Он разослал слуг своих по разным деревням и селам. Один гонец в селе Ласково зашел в избу, что стояла у самого края леса, и увидел в ней девицу, сидящую на лавке и ткущую полотно. Девица назвалась Февронией и сказала, что знает, зачем гонец к ней пожаловал, и просила передать князю, чтобы тот приехал к ней за исцелением.
Второй раз Петр послал гонца к девице с вопросом, что хочет получить за врачевание Феврония. Ответом Петру было желание Февронии стать его женою. Петр передал с гонцом свое якобы согласие на брак, но только после излечения. Феврония взяла небольшой сосуд, зачерпнула “кисляжди” (хлебной закваски) и, подув на нее, сказала, чтобы молодой князь после того, как выпарится в бане, смазал этим снадобьем струпья и язвы на всем теле, а один струп оставил непомазанным. Выйдя из бани, Петр почувствовал себя здоровым, кожа была чиста, только один непомазанный струп оставался. Слова своего о женитьбе князь Петр не сдержал, послал лишь девице подарки. Она же их не приняла. Вскоре Петр заметил, как от непомазанного струпа по всему телу стали новые расходиться, и он вновь весь покрылся струпьями. На этот раз Петр решился на свадьбу с Февронией и был полностью исцелен ею. Вскоре князь Павел отошел в мир иной, и править в Муроме стали Петр с Февронией. Долго прожив в счастливом браке и состарившись, остаток дней своих они решили провести в монастыре и умерли в один день.
Главная загадка повести – чем болел князь?
Ученые до сих пор спорят об этом. Описание болезни общее, мало деталей. За разъяснением давайте обратимся к специалисту. Вот что пишет кандидат медицинских наук С. Монахов: «Анализируя повесть с позиций дерматовенерологии, можно с уверенностью констатировать, что князь Петр страдал не проказой, а псориазом. В пользу псориаза говорит тот факт, что непомазанный струп, от которого впоследствии заболевание вновь рецидивировало, есть не что иное, как обычная, одиночная псориатическая бляшка. Известно, что псориаз (вернее, предрасположенность к его проявлениям на коже) — генетически определенное состояние. Запускающим фактором для него часто становится сильный длительный стресс, особенно в комбинации с механическим или физическим воздействием на кожу. Князь Петр испытал такой стресс при встрече с демоном, да еще в обличии змея, тяжелое потрясение в связи с поруганной честью жены брата, а также имел место контакт кожи с ядовитой кровью змея.
Учитывая юный возраст Петра и быстрое стойкое исчезновение высыпаний, можно думать о клинической разновидности заболевания — каплевидном псориазе».
«В состав “кисляжди” входили, по-видимому, какие-то противовоспалительные (например, молочная и салициловая кислоты) и кератопластические вещества. Эти природные соединения усиливают и ускоряют образование рогового слоя кожи. Механизм действия кератопластических средств различен. Эти соединения стимулируют выработку антител, фагоцитарную реакцию, усиливают рост и размножение клеток, стабилизируют мембрану клеток и регулируют ее проницаемость, способствуют синтезу клеточных и внутриклеточных мембран, участвуют в процессах тканевого дыхания. Кератопластические вещества издревле входили в лечебные средства, упоминавшиеся в сонниках и лечебниках, — это и настойка календулы, масло шиповника, прополис, деготь и многие другие. Окончательному выздоровлению нашего героя способствовал его счастливый брак с Февронией, благотворно повлиявший на деятельность нервной системы, которая, как известно, непосредственно связана с кожными процессами».
Следующий загадочный и неоднозначный момент в повести, это то как быстро Феврония справилась с болезнью князя. Хотя многие врачеватели того времени не могли помочь ему. Возникает вопрос – Кем была Феврония жрицей или святой?
Чтобы ответить на этот вопрос нужно более внимательно прочитать вторую половину повести. Некоторые поступки Февронии могут показаться скорее языческими, чем христианскими. Однако, при ближайшем рассмотрении, они не дают основания считать Февронию языческой жрицей.
Итак, мы пом­ним, что Петр тя­же­ло за­боле­ва­ет. Он смог одо­леть вра­га, но, по по­пуще­нию Бо­жию, де­мон на­но­сит ему те­лес­ные яз­вы, ко­то­рые рас­про­стра­ни­лись по все­му те­лу.
Князь ис­кал по­мо­щи у мно­гих вра­чей, но ни­кто не смог его ис­це­лить. Услы­шав, что в Ря­зан­ской зем­ле мно­го хо­ро­ших вра­че­ва­те­лей, му­ром­ский пра­ви­тель ве­лит вез­ти его ту­да. В по­ис­ках ле­ка­рей, как мы уже знаем, один из кня­же­ских слуг за­брел в се­ло Лас­ко­во и за­шел в дом неко­е­го «дре­во­ла­за», то есть со­би­ра­те­ля ди­ко­го ме­да. Здесь он встре­тил необыч­ную де­вуш­ку: она тка­ла холст, а у ее ног ска­кал за­яц. От­рок сна­ча­ла не вос­при­нял ее все­рьез и ска­зал, что хо­чет по­бе­се­до­вать с хо­зя­е­ва­ми до­ма. Де­ви­ца, ви­дя та­кое к се­бе от­но­ше­ние, не да­ла пря­мых от­ве­тов – го­во­ри­ла с го­стем за­гад­ка­ми. То­го по­ра­зи­ла ее муд­рость, и он на­ко­нец рас­ска­зал о том, что по­слан в Ря­зан­ский край, чтобы най­ти вра­ча для сво­е­го за­болев­ше­го гос­по­ди­на.
Фев­ро­ния  от­ве­ча­ла от­ро­ку: «Ес­ли бы кто-ни­будь взял тво­е­го кня­зя се­бе, тот мог бы вы­ле­чить его».  «Что это ты го­во­ришь?! – вскри­чал от­рок. – Кто мо­жет взять мо­е­го кня­зя се­бе? Ес­ли кто вы­ле­чит его, то­го князь бо­га­то на­гра­дит. Но на­зо­ви мне имя вра­ча то­го, кто он и где дом его». Она же от­ве­ти­ла: «При­ве­ди кня­зя тво­е­го сю­да. Ес­ли бу­дет он чи­сто­сер­деч­ным и сми­рен­ным в сло­вах сво­их, то бу­дет здо­ров».
«Юно­ша быст­ро воз­вра­тил­ся к кня­зю сво­е­му и по­дроб­но рас­ска­зал ему о всем, что ви­дел и что слы­шал. Бла­го­вер­ный же князь Петр по­ве­лел: «Ве­зи­те ме­ня ту­да, где эта де­ви­ца». И при­вез­ли его в тот дом, где жи­ла де­вуш­ка. И по­слал он од­но­го из слуг сво­их, чтобы тот спро­сил: «Ска­жи мне, де­ви­ца, кто хо­чет ме­ня вы­ле­чить? Пусть вы­ле­чит и по­лу­чит бо­га­тую на­гра­ду». Она же без оби­ня­ков от­ве­ти­ла: «Я хо­чу его вы­ле­чить, но на­гра­ды ни­ка­кой от него не тре­бую. Вот к нему сло­во мое: ес­ли я не ста­ну су­пру­гой ему, то не по­до­ба­ет мне и ле­чить его». И вер­нул­ся че­ло­век тот и пе­ре­дал кня­зю сво­е­му, что ска­за­ла ему де­вуш­ка.
Князь же Петр с пре­не­бре­же­ни­ем от­нес­ся к сло­вам ее и по­ду­мал: «Ну как это мож­но – кня­зю дочь дре­во­ла­за взять се­бе в же­ны!» И по­слал к ней, мол­вив: «Ска­жи­те ей – пусть ле­чит, как уме­ет. Ес­ли вы­ле­чит, возь­му ее се­бе в же­ны»».
Да­вай­те по­раз­мыс­лим над за­га­доч­ны­ми сло­ва­ми о спо­со­бе вра­че­ва­ния бо­ля­ще­го кня­зя.
Нач­нем с то­го, что жизнь древ­не­рус­ско­го кре­стья­ни­на XIII ве­ка бы­ла про­сто неот­де­ли­ма от все­го, что мы сей­час на­зы­ва­ем фольк­ло­ром. До­суг мо­ло­дые кре­стьян­ские де­вуш­ки про­во­ди­ли в пе­нии пе­сен, рас­ска­зы­ва­нии ска­зок, за­га­ды­ва­нии за­га­док. Рус­ские лю­ди пе­ли про­тяж­ные, ска­зоч­ные пес­ни и во вре­мя ра­бо­ты. Фев­ро­ния, ко­неч­но же, бы­ла очень хо­ро­шо зна­ко­ма со всем этим. От­сю­да и ее ма­не­ра по­сто­ян­но ис­поль­зо­вать в ре­чи по­сло­ви­цы, прит­чи и за­гад­ки.
Фев­ро­ния не про­стая де­ви­ца. Она че­ло­век не от ми­ра се­го, ес­ли хо­ти­те – немнож­ко юро­ди­вая. Ее по­ве­де­ние неор­ди­нар­но. Да­же то, что она дер­жит в гор­ни­це лес­но­го жи­те­ля – зай­ца, необыч­но. Но нам все это не уди­ви­тель­но: свя­тые лю­ди ча­сто ве­ли се­бя стран­но, непри­выч­но для окру­жа­ю­щих, и их сло­ва име­ли под­час та­ин­ствен­ный, за­га­доч­ный смысл, ко­то­рый от­кры­вал­ся поз­же. Кста­ти, и при­ру­чен­ный Фев­ро­ни­ей за­яц не дол­жен вы­зы­вать осо­бо­го удив­ле­ния, ведь мно­гие свя­тые лю­ди, жи­вя в гар­мо­нии с при­ро­дой, дру­жи­ли с ди­ки­ми зве­ря­ми. Вспом­ним, как пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский и ба­тюш­ка Се­ра­фим Са­ров­ский кор­ми­ли хле­бом мед­ве­дей.
При­вер­жен­ность к фольк­ло­ру бы­ла свой­ствен­на не од­ной толь­ко свя­той Фев­ро­нии. Неко­то­рые на­ши рус­ские по­движ­ни­ки так­же чрез­вы­чай­но его лю­би­ли. Оп­тин­ский ста­рец Ам­вро­сий в пись­мах к раз­ным лю­дям не толь­ко по­сто­ян­но ис­поль­зо­вал кры­ла­тые вы­ра­же­ния рус­ско­го язы­ка, но и сам при­ду­мы­вал по­го­вор­ки и по­сло­ви­цы. Свя­ти­тель Фе­о­фан За­твор­ник так­же ча­сто при­бе­га­ет в сво­их по­уче­ни­ях к на­род­ным фра­зео­ло­гиз­мам.
Свя­тая Фев­ро­ния бы­ла пло­тью от пло­ти про­сто­го рус­ско­го на­ро­да, и в том, что она хо­ро­шо зна­ла уст­ное на­род­ное твор­че­ство и лю­би­ла его, нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го.
Но бо­лее слож­ной за­гад­кой яв­ля­ют­ся не ино­ска­за­ния, ко­то­ры­ми го­во­рит с кня­же­ским от­ро­ком Фев­ро­ния, а ее сло­ва о том, что вы­ле­чить кня­зя мо­жет толь­ко тот, кто возь­мет или да­же по­тре­бу­ет кня­зя се­бе. Ко­неч­но же, речь здесь идет не про­сто о том, чтобы врач взял боль­но­го в свой дом и ле­чил его, так ска­зать, ста­ци­о­нар­но. Это и так под­ра­зу­ме­ва­лось, ведь в «По­ве­сти…» го­во­рит­ся, что князь был уже на­столь­ко слаб, что не мог си­деть на коне: его при­вез­ли в Ря­зан­ские зем­ли на под­во­де. К то­му же в тек­сте ска­за­но не «к се­бе», а «се­бе». Нет, здесь все го­раз­до глуб­же.
Мне очень близ­ко объ­яс­не­ние этих слов пре­муд­рой де­ви­цы, ко­то­рое да­ет из­вест­ный фило­лог, ис­сле­до­ва­тель древ­не­рус­ской пись­мен­но­сти Ан­на Ар­хан­гель­ская. По ее мыс­ли, Фев­ро­ния го­во­рит этим ино­ска­за­ни­ем: «Ис­це­ле­ние – это вме­ша­тель­ство в чу­жой ор­га­низм. «Ес­ли я ему не же­на, то как я мо­гу его ле­чить?» Она же не про­фес­сио­наль­ный ле­карь». Дей­стви­тель­но, ни­где не ска­за­но, что Фев­ро­ния за­ни­ма­лась це­ли­тель­ством. Кня­же­ский по­сла­нец на­брел на ее жи­ли­ще, как ему ка­жет­ся, слу­чай­но. Он про­сто хо­чет спро­сить до­ро­гу к из­вест­ным в этой окру­ге вра­чам. И со­вер­шен­но непра­вы те, кто ви­дит в Фев­ро­нии ка­кую-то прак­ти­ку­ю­щую на­род­ную це­ли­тель­ни­цу.
«Но на са­мом де­ле встре­ча эта со­вер­шен­но неслу­чай­на. И цель ее да­же не из­ле­че­ние кня­зя, а ис­пол­не­ние во­ли Бо­жи­ей. Неиз­вест­но, об­ла­да­ла ли Фев­ро­ния да­ром ис­це­ле­ния или ей про­сто бы­ло от­кры­то от Бо­га, что Гос­подь через нее ис­це­лит Пет­ра и в этом его воля. А во­ля Бо­жия все­гда ве­дет че­ло­ве­ка ко спа­се­нию. Ей бы­ло от­кры­то и ее из­бран­ни­че­ство на этот путь».
«Так вот, Фев­ро­ния во­все не вос­поль­зо­ва­лась мо­мен­том, чтобы удач­но вый­ти за­муж за бо­га­то­го и знат­но­го же­ни­ха, как это мно­гим мо­жет по­ка­зать­ся. Она по­кор­на во­ле Бо­жи­ей, ко­то­рая бы­ла ей от­кры­та. А Гос­подь от­крыл ей, что имен­но этот путь при­ве­дет и ее, и кня­зя к свя­то­сти и спа­се­нию. По­это­му про­сто ко­щун­ствен­на мысль, что Фев­ро­ния как-то ма­ни­пу­ли­ру­ет Пет­ром, шан­та­жи­ру­ет его и при­нуж­да­ет к бра­ку с ней».
Итак, князь Петр, хо­тя внешне и при­нял усло­вие Фев­ро­нии и обе­щал взять ее в же­ны, ес­ли ис­це­лит­ся, во­все не со­би­рал­ся дер­жать сло­во. А ведь муд­рая де­ва пре­ду­пре­жда­ла: «Ес­ли бу­дет он чи­сто­сер­деч­ным и сми­рен­ным в сло­вах сво­их, то бу­дет здо­ров!»
Да­лее ска­за­ние еще раз по­ка­зы­ва­ет, что Фев­ро­ния зна­ла все, что долж­но про­изой­ти по­том. Она от­прав­ля­ет боль­но­го по­па­рить­ся в бане, а са­ма в это вре­мя го­то­вит мазь из хлеб­ной за­квас­ки. По на­ка­зу де­вуш­ки князь ма­жет этим сред­ством все стру­пья, кро­ме од­но­го. На­ут­ро все его те­ло ста­ло здо­ро­вым. Петр по­сы­ла­ет до­че­ри борт­ни­ка да­ры, но свое обе­ща­ние же­нить­ся на ней ис­пол­нять не хо­чет. Вско­ре по­сле при­бы­тия кня­зя в Му­ром его те­ло вновь по­кры­ва­ет­ся яз­ва­ми. Он воз­вра­ща­ет­ся к Фев­ро­нии, ка­ет­ся и со сты­дом про­сит про­ще­ния. «Она же, ни­ма­ло не гне­ва­ясь, ска­за­ла: «Ес­ли станет мне су­пру­гом, то ис­це­лит­ся». Он же твер­дое сло­во дал ей, что возь­мет ее в же­ны», – рас­ска­зы­ва­ет «По­весть…».

Ле­че­ние по­вто­ря­ет­ся, и князь же­нит­ся на про­сто­лю­дин­ке. А далее счастливый и долгий брак. Христианский брак, который является символом идеальных семейных отношений.
При внимательном прочтении «Повести…» можно найти и другие спорные и неоднозначные моменты, ведь она была написана в 1547 году. Устройство жизни русского общества, семьи значительно изменилось. И это естественно!
Но до сих пор «По́весть о Петре́ и Февро́нии Му́ромских» вдохновляет нас на «тихий» подвиг! Она напоминает, что в основе христианского брака лежат такие духовные ценности, как верность, терпение, взаимопомощь, честность и любовь между супругами!
Любите друг друга! Храните семью как великую ценность!

Источники:
1.                 Монахов С. Загадка болезни князя Петра. Наука и жизнь 2007 № 10. С. 29-30
4.                 https://drevo-info.ru/articles/10928.html

Лариса Тараторина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...