четверг, 2 июля 2020 г.

Окно в культуру Казахстана



Еще совсем недавно Челябинская область находилась в центральной части страны, и понятие границы было для нас понятием абстрактным. Сегодня мы живем в приграничной зоне, и по территории области проходит государственная граница, разделяющая Россию с Казахстаном.
Что мы знаем о своем соседе?
Сегодня Казахстан – динамично развивающееся государство, которое известно своими внешнеполитическими инициативами, смелыми социальными проектами и культурными достижениями. Многие уже побывали в столице Казахстана городе Нур-Султане и восхитились его архитектурными изысками, по достоинству оценили качество продуктов и полюбовались бескрайними степями страны. Культурными брендами страны стали группа «А-Студио» и Роза Рымбаева. А о современной литературной жизни страны, имеющей давние традиции, известно мало. И вот появилась возможность восполнить этот пробел.
По инициативе первого Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева, в стране осуществляется масштабный проект «Современная казахстанская культура в глобальном мире». Его цель – продвижение тысячелетней истории культуры Казахстана на всех континентах, чтобы она зазвучала на всех главных языках мира: английском, русском, китайском, испанском, арабском, французском.
В рамках этого проекта изданы «Антология современной казахской поэзии» и «Антология современной казахской прозы». Каждый том издан на 6 языках ООН тиражом в 60 тысяч экземпляров. Книги распространены среди университетов, библиотек и исследовательских центров в 93 странах мира. В России издание антологии осуществлено Издательством Московского университета. Появились книги и в библиотеке №32 им. М.Горького.



В увесистый 700-страничный поэтический сборник вошли произведения 31 современного поэта Казахстана. Имена некоторых из них знакомы со времен СССР – Олжас Сулейменов, Кадыр Мырза Али, Туманбай Молдагалиев, другие впервые публикуются на русском языке. Но все они признанные мастера поэтического жанра в своей стране, являются лауреатами и победителями всевозможных поэтических конкурсов, ведут активную просветительскую деятельность. А их произведения включены в программу казахских школ и других учебных заведений.
Возрастной разбег авторов, вошедших в антологию очень большой. Самый возрастной автор  адыр Мырза Али родился в 1935 году, а самый молодой – Ерлан Жунис в 1984 году.
Одной из особенностей литературы Казахстана является ее многонациональный характер. Поэтому в антологию вошли не только авторы, пишущие на казахском языке, но и представители других национальностей, пишущих на русском языке, но проживающих в Казахстане. Такие как В.Гундарев, Н. Чернова.
Современная казахская литература возникла не на пустом месте. Она впитала в себя многовековые национальные традиции, взяла лучшее из многонациональной советской литературы. За последние 30 лет она получила новый виток развития. Появились новые авторы, которые пробуют новые, иногда весьма неординарные формы и создают свои произведения в русле современных течений.
Предлагаю вам небольшую подборку стихов казахских поэтов, вошедших в антологию.
Кадыр Мырза Али
Когда покой всему живому дан,
ложусь я отрешенно на диван
чтоб лучшие свои припомнить строки:
они меня хранят, как талисман.
Язык поэта для влюбленных свят,
Свет — для слепых, а для глухих — набат,
стихи — открытое письмо народу,
в них нету слов, бредущих наугад.
Терпеньем каждая строка сильна,
и жизни всей равна ее цена,
в ней вздох последний, правда завещанья,
ей путь лежит в иные времена.
Теченье жизни — близ моих корней,
шумит листва моих ночей и дней.
Стихи мои исторгнуты, как лава,
из недр земных, а я стремлюсь за ней.
Поэта промысел отнюдь не в том,
чтоб воспевать красавиц над прудом.
Движенье сердца вдруг рождает слёзы,
возникшие нечаянно, с трудом.

Туманбай Молдагалиев
Сердце мое
В молодость седому не вернуться,
Ручейку, бурля, как встарь, не течь.
Наступает время оглянуться,
Сердце пожалеть и поберечь.
Прошлым жить — напрасная утеха
Для души, уставшей от тревог.
Тает век, летит за вехой веха:
Их догнать еще никто не смог.
Сердце, сердце, в дерзости орлиной
Улетало ты под облака,
Жаждой высоты неисцелимой
Так же одержимое пока.
Возвращаясь песней, как бывало,
Пусть потомок мой оценит слог.
Не жалей того, что миновало,
Ибо слово — вечности залог.

Ночь
Луну в листве найдешь не без труда,
Тепло земли – всегда душе отрада.
Льнут к Алатау облаков стада,
И лишь в реке еще жива прохлада.
      В грядущее тебя зовут мечты.
      Шум камыша, как знак земного лада.
      Мерцают звезды с горней высоты,
      Над кронами плывущие куда – то.
И девичий далекий голосок,
И рощи, что во тьме ночной шумели,
Затихнут вдруг, боясь нарушить сон
Младенца в невесомой колыбели.
               Перевод Виктора Кирюшина

Олжас Сулейменов
Язык отцов, язык тысячелетий,
Ты временем, как глина, обожжен,
В тебе — удар меча и посвисти плети,
Мужская гордость и горячность жен,
В тебе звучат забытые наречья
Шумеров, гуннов, хрип монгольских слов.
Где ты рожден? В пожарах Семиречья?
Тебя по жилам к нам перенесло.
И ты звучишь, переполняя тело,
Ударом сердца, колоколом душ.
И как меня судьбою б ни вертело,
Клянусь тобою — як тебе приду.
Так из далеких и счастливых странствий
Приходит сын к забытому отцу,
Приходит в ярком, дорогом убранстве,
В начале жизни или же к концу.

Фариза Онгарсынова
Стихи не стареют — стареют поэты,
да разве поэты жалеют об этом?
Из клетки морщин, как мечта золотая,
жар-птица бессмертной любви вылетает.
О, вечный юнец во владении стужи —
снега на висках, а горячие души,
как прежде, как в двадцать, способны гореть.
Поэты душой не умеют стареть.
И так одиноко бывает порою
седому мальчишке с душой молодою.
Часы распадались, спрядались, как гарус
Что было отмерено, мирно смеркалось:
казалось, пространство от скачки рябит,
но старость в свой хитрый ввела лабиринт.
Узлом затянув современность и древность,
являлась бессонниц звериная ревность,
а смерти подкоп под обрывом всех лет
был песнями взорван — стал вечен поэт.
Перевод Татьяны Фроловской

Владимир Гундарев
Художник
Ты, нелюдим,
Забился в угол,
Во мрак простуженной двери
Возьми, художник, черный уголь
И — белый снег им сотвори!
Изобрази лицо мадонны,
Не знающее горьких слёз, —
И потеплеет в этом доме,
А душу — освежит мороз.
Пускай на свет слетятся мошки,
Но разве ты заметишь их?
И вновь художник полон мощи
И полон слабостей своих.

Несипбек Айтулы
Судьба
Бездомную собаку повстречал,
Весь вид ее — одна сплошная жалость.
И невообразимая печаль
В глазах потусторонних отражалась.
Ободранные, впалые бока,
Слезящиеся темные глазницы...
Избитая не раз, наверняка,
Она людей случайных сторонится.
Пугливо озирается вокруг,
Как будто вор, среди домишек хилых,
И кто ей враг, а кто, возможно, друг,
Понять уже, наверное, не в силах.
А я зачем-то взял ее домой
И накормил досыта тем, что было,
И вдруг она, как ветер злой зимой,
Отчаянно, жестоко заскулила.
Да чем же я тебе не угодил,
Ведь о тепле мечтала, как о благе?
Всего-то на веревку посадил,
А ей нужна свобода, бедолаге.

Любовь Шашкова
Сколько хватит терпенья — до Судного дня —
Дай мне, Боже, любить тех, кто любит меня.
Сколько хватит надежды — свивать эту нить
До крови, до мольбы — но любить и любить.
Сколько веры достанет — прощать и прощать
Тех, что в злой суете эту нить будут рвать.
Сколько хватит любви — узелочки вязать,
Их надеждой, надеждой, скрепляя опять…

Бакытжан Канапьянов
Пришли неизвестно откуда,
Уйдем неизвестно куда.
Последняя выбита ссуда
На смутные эти года.
Быть может, к последнему морю
Выводит дорога судьбы,
Где к звездному тянется рою
Блаженная пыль ворожбы.
Мне слово мое нагадали
На строчках святого шитья.
Мелькнула цыганкою в шали
Бездомная муза моя.
И, прячась строкою в дискету,
Проступит на той стороне
Тот образ, что виден поэту
В небесном предутреннем.

Есенкул Жакыпбек
Идет поэт
(напоите поэта водою)
Напоите поэта водою!
Он устал от хвальбы и борьбы.
Все поэты с глубокой судьбою,
Не поэты, когда без судьбы.
Он идет, исписавшийся гений,
И послушать стихи не зовет.
А пред ним преклоняли колени
Те, кто ныне в фаворе живет.
В нём от прошлого нет и в помине
Ни зазнайства, ни крепкой руки.
Отвернулись все женщины ныне,
Отвернулись и все мужики.
А ведь было, что слушали стоя,
Правду-матку чеканил поэт.
И тогда он чего-нибудь стоил,
А сейчас, к сожалению, нет.
Всех стихов золотую посуду
Растерял он в величье своем.
Вот и гонят его отовсюду,
Вот и стал он в итоге бомжом.
Перевод Владимира Силкина

Гульнар Салыкбай
Насквозь промерз души листок
Насквозь промерз души листок,
И тело дерева продрогло,
Спросонок озарив восток,
Взирает солнечное око.
Оно сквозь щели туч глядит,
Оно внимательно следит:
Как за окошком жизнь идет?
А жизнь берёт нас в оборот:
То улыбнется, то заплачет,
То всё отдаст, то снова спрячет.
Храня листок моей души,
Из черных глаз ночи, в тиши
Текут стихи...
Перевод Владимира Бояринова

Улугбек (Улугбек Есдаулет)
О, есть ли сила
Художник тщательно стирает
Черты портрета на бумаге,
Что кажутся ему не теми,
Что появились без души.
Как свет, его лицо он тушит
За смех его ненатуральный
И трет границы глаз недобрых, 
Чтоб те исчезли навсегда.
Ушные раковины трет он
За то, что слишком любят слухи,
Рот утирает лепестками
За то, что слишком много врет.
О, разве мало мы встречаем
Существ тупых и равнодушных?
В них зло рождалось изначально,
Его ли смоет молоко?
И есть ли сила, что стирает
Следы холодных рук злодейских,
Что в сердце ранили коварно,
Тебя и честь твою поправ?
Перевод Максима Замшева

Бауыржан Карагызулы
Род людской
С перепугу просыпался
ты от звездных голосов?
Род людской, ты не рождался,
а почил без лишних слов!
Род людской, ты сломлен духом
и весьма расчетлив стал.
К Господу приникши слухом,
ты устал или отстал?
Космос впитывая взглядом,
сломя голову летишь.
В бездну слов, что рядом с адом,
с тихим ужасом глядишь.
Род людской, ты знать не волен,
что присутствуешь во всём.
Ты, голубчик, слишком болен.
Хочешь, мы тебя спасем?!
Перевод Владимира Бояринова

Ерлан Жунис
У мира прихотей немало, знаешь сам...
У мира прихотей немало, знаешь сам:
Все дивным садом часто кажется цветам,
Кругом цветы повсюду видятся цветку...
Кто виноват, что всё иначе на веку?
Для камня черного — всё черное вокруг,
Простую ягоду он камнем видит вдруг.
«Не камни мы!» — кричали юные сердца,
Не осушивши чашу скорби до конца.
Высоким будь ты для предельной высоты,
Чтобы любили все тебя, люби их ты.
Из камня черного не делай ты горшка,
Не обижай ты белоснежного цветка.
Перевод Ивана Голубничего

Взяв в руки и перелистав «Антологию современной казахской прозы», мы познакомимся с 30 авторами. В силу специфики издания в нем представлены лишь произведения малых форм: рассказы, новеллы, сказки и даже небольшие повести. Хотя, многие из представленных писателей являются авторами пьес, и больших романов.
Конечно же, в своем творчестве они опираются на классическое наследие своих предшественников. Но в то же время ищут ответы на новые вызовы времени, экспериментируют и создают собственную реальность.
Казахские писатели пишут про жизнь в больших городах и крошечных аулах, обращаются к прошлому своего народа и событиям сегодняшнего дня.
Центральное место в произведениях занимает человек с его поисками места в жизни, с трагедиями и бесконечным поиском счастья.
Открывает антологию произведение Акима Тарази (настоящая фамилия Ашимов) – один из старейших и уважаемых писателей Казахстана (родился в 1933 году).
Свое произведение «Возмездие» он предваряет такими словами: «Это небольшое произведение под названием «Жаза» я написал под непосредственным влиянием декабрьского (1986 года) восстания казахской молодежи в Алма-Ате, как говорится, по горячим следам. Но, во избежание всяких недоразумений, которыми тогда была полна писательская жизнь, вынужден был снабдить его предисловием, где я уверял бдительных цензоров, и не только их, что это перевод с японского. Слава создателю, то время все же миновало. И я могу теперь смело восстановить свое авторство. Надеюсь, навсегда. Аминь!».
Бексултана Нуржекеева называют «казахским Мопассаном». Одна из основных тем в его творчестве – любовь, отношения между мужчиной и женщиной. О беззаветной любви и страсти, о радостях жизни и трагедии человеческих судеб рассказывает он и в рассказе «Смерть души». Еще одна излюбленная тема писателя – древняя история отечества, ее спорные моменты и белые пятна.
Мухтар Магауин – писатель, литературовед, критик, переводчик, публицист, историк. В 1997 году он был признан лучшим писателем тюркского мира и стал лауреатом престижной международной премии Фонда деятелей искусств и писателей Турции «За заслуги перед тюркским миром». Мухтар Магауин создает свои произведения в разных жанрах. Любители анималистической прозы в стиле Д.Лондона с интересом прочтут «Гибель борзого».
Писатель Толек Абдик перевел на казахский язык памятник древнегреческой мифологии «Мужи Эллады». В своем творчестве он придерживается реалистического направления и удачно применяет модернистские и постмодернистские приемы. «Разума пылающая война» представляет собой дневник. Для чего человек доверяет бумаге свидетельство своего одиночества на земле, – не для того ли, чтобы еще хоть один человек на свете откликнулся на его душевные переживания?
Алибек Аскаров одним из первых в казахской литературе стал писать в стиле «сафари». О своих многочисленных путешествиях в разные уголки мира он рассказывает ярко и самобытно.
Айгуль Кемелбаева не только автор рассказов, повестей и романа. Она занимается литературными исследованиями, в которых особое внимание уделяет национальному аспекту.
Творчество Юрия Серебрянского перекликается с творчеством польского писателя Я.Л.Вишневского.
В общем, составители «Антологии современной казахской поэзии» и «Антологии современной казахской прозы» многое сделали для того, чтобы многогранно и интересно представить литературную жизнь своей страны. А задача читателей ознакомиться с предложенным материалом и по достоинству оценить творчество писателей Казахстана. Ждем вас в библиотеке №32 им.М.Горького и других библиотеках города.


Людмила Давыдова, зав. отделом художественной литературы
библиотеки №32 им.М.Горького

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...