пятница, 3 июля 2020 г.

Операция «Багратион». Освобождение Минска и всей Белоруссии



3 июля 1944 года была освобождена столица Белоруссии – город Минск.
Минск был второй столицей республики, захваченной немецкими войсками. 23 июня пал Вильнюс, а 28 июня с падением Минска рухнул весь Западный фронт.
В захваченном Минске не прекращалось сопротивление.79 боевых диверсионных групп не давали захватчикам в Минске жить спокойно. «У нас в Минске бухает ежедневно, ночью треск, как в окопах. Иногда даже бьют орудия, а может быть, это рвутся проклятые мины. Их тут полно. Взорвали электростанцию – неделю не было тока... В воскресенье вечером около офицерского клуба в воздух взлетела легковая машина, а у водокачки – паровоз. Много немцев расстреляно на улицах из-за углов домов. Мне с моими нервами приходит конец», – писал 5 августа 1943 г. немецкий генерал З. Вестфаль. Еще 40 тысяч минчан воевали в партизанских отрядах. Освобождения Минска ждали три долгих года.
Минская наступательная операция, один из ключевых этапов Белорусской стратегической операции 1944 г. под кодовым наименованием «Багратион» была проведена блистательно.


В книге военного историка Р. Иринархова «Триумф операции «Багратион». Главный сталинский удар» подробно рассказывается об этой операции, в свое время названой «Сталинским блицкригом» и «возмездием за 1941 год». Символично, что там, где немцы летом 1941-го года шли почти парадным маршем, добивая в ожесточённых боях войска Западного фронта, в этих же лесах и болотах Белоруссии состоялся сокрушительный прорыв Красной армии, закончившийся разгромом группы армий «Центр» и обвалом гитлеровского фронта.
1944 год называли «годом десяти сталинских ударов». «Багратион» стал пятым, самым триумфальным. Все больше открывается сейчас архивных документов, ранее засекреченых, и появляются, наконец, ответы на многие вопросы, которые поднимает автор в своей книге. В чем секрет триумфального успеха одной из крупнейших наступательных операций Красной Армии в Великой Отечественной войне? Почему немцы пропустили этот удар и не смогли больше восстановить фронт? Как прошли наши армии по территории, которую немцы считали танконедоступной и фактически непроходимой?
Планирование операции «Багратион» началось весной 1944 года. Серия окружений под Витебском, Могилевом, Бобруйском должна была продолжиться танковым броскомиокружением основных сил противника под Минском. После освобождения Белоруссии предполагалось войти в Прибалтику и выйти на границу с Польшей. Возможность танковых маневров в болотистой местности Беларуси вызвала большие сомнения в Ставке.

К.Рокоссовский упоминает об этом в своих мемуарах «Солдатский долг»: несколько раз Сталин просил его выйти и подумать, стоит ли бросать танки в болота. Можно только представить себе, что чувствовал прошедший ГУЛАГ командующий 1-м Белорусским фронтом, отстаивая свою точку зрения. В конце концов, Верховный Главнокомандующий утвердил предложение Рокоссовского о наступлении на Бобруйск с юга, по непроходимым, по сведениям противника, болотам. 
В операции «Багратион» участвовали четыре фронта: 1,2 и 3 Белорусские и 1 Прибалтийский, авиация, Днепровская флотилия и многотысячная армия белорусских партизан. Во главе фронтов были поставлены военачальники, имевшие опыт успешных наступательных операций: И.Х. Баграмян, И.Д. Черняховский, Г.В. Захаров,К.К. Рокоссовский. Координировали действия фронтов А.М. Василевский (на северном направлении) и Г.К. Жуков (на юге).
Уже то, как скрытно и незаметно для противника были передислоцированы в Белоруссию крупные артиллерийские, танковые, воздушные соединения, является свидетельством тщательной разработки и планирования операции. Гитлеровское командование не ожидало главного удара Красной Армии на этом направлении. По мнению немецких стратегов, наступления следовало ожидать на южном или северном флангах. Удержать Белоруссию немцам было жизненно необходимо, и для этого делалось все: оборона по линии Витебск-Орша-Могилев-Бобруйск была хорошо подготовлена, организована и умело связана с природными условиями местности – лесами, болотами, реками и озерами. Крупные города были превращены в настоящие крепости. Их приказано было удерживать до последнего солдата, даже при полном окружении.

По воспоминаниям маршала А.Василевского «Дело всей жизни», 30 мая Ставка Верховного Главнокомандования окончательно утвердила план Белорусской операции «Багратион». Она была строжайше засекречена под угрозой расстрела и требовала от командиров фронтов и подразделений неукоснительного соблюдения плана и приказов Ставки. На белорусском направлении был введен режим полного радиомолчания, развертывание войск велось в отдалении от фронта, имитировалось строительство долговременной обороны. 
В Ставке Верховного Главнокомандования, где освобождение Белорусской ССР было признано главной задачей лета 1944 года, понимали, что советским войскам предстоит крайне трудная борьба с тактически грамотным и хорошо вооруженным противником. И только молниеносность и внезапность наступления могли привести к успеху. Для форсирования многочисленных водных преград в каждом из четырех фронтов были созданы специальные части, в чьи задачи входили захват переправ и предотвращение разрушения мостов. 
22 июня, в третью годовщину нападения Германии на СССР, советские войска начали разведку боем. Одновременно партизаны провели одну из крупнейших своих акций, устроив налет на все важнейшие коммуникации противника, взорвав более 40 тысяч рельсов и парализовав управление немецкими частями. Немцы ждали одного наступления в Карпатах, другого в Прибалтике – и к столь активным действиям наших войск в Белоруссии оказались не готовы. 
Синхронные удары прорвали на всем протяжении линию обороны вермахта. Основной штурм немецких позиций с севера и с юга развернулся 23 июня. 27 июня были освобождены Орша и Витебск, замкнулось кольцо окружения вокруг Бобруйска, 29 июня — вокруг Могилева, были окружены и части вокруг Минска. Красная Армия взяла реванш за катастрофу 1941 года.

2 июля танковые корпуса, освободив города в окрестностях столицы и отрезав немцам путь к отступлению, подошли к Минску. Генерал-полковник танковых войск Алексей Бурдейный в своей книге «В боях за освобождение Белоруссии. Записки командира корпуса» писал:«Все мы хорошо понимали, что нас ждут в каждом доме этого города — многострадальной столице Белорусской республики. Мы были убеждены, что встретим здесь не только поддержку всего населения, но и активных участников борьбы за освобождение города. Именно это определяло наше желание, стремление, как можно скорее ворваться в город, громить врага на его улицах и площадях и вести наступление не с темпом последовательного освобождения одного квартала за другим, а стремительно пронизать весь город, не давая возможности врагу оказать нам организованное сопротивление. От гвардейцев требовались смелость, решительность и дерзость». 
Маршал Жуков вспоминал: от партизан армия узнала, что сохранившиеся в Минске Дом Правительства и окружной Дом офицеров спешно минируются и готовятся к взрыву. Чтобы спасти их, ускорили движение на Минск танковых частей. Вместе с ними шли отряды разминирования. 
Войска не имели ни схем, ни плана кварталов, не знали расположения улиц и площадей Минска. Бой в городе в таких условиях грозил большими потерями. Было решено привлечь к решению этой сложной задачи уроженцев Минска. Один из них, механик-водитель танка Белькевич, рассказал о том, как лучше войти в город, как расположены мосты и где находятся броды через реку Свислочь. Для него быстрое взятие города было личным интересом: в Минске оставалась его младшая сестра. Но встреча эта не состоялась. Войдя в освобожденный город, сержант узнал от уцелевших соседей, что накануне, 2 июля, его сестра была убита. Это только одна из множества трагедий немецкой оккупации. 
Разведчики, вошедшие в город, докладывали о страшной панике и неразберихе: по улицам метались машины, бронетранспортеры, самоходные орудия. Одним из примеров полной потери контроля немцев над ситуациейстала отчаянная радиограмма, отправленная из 49-й немецкой армии в собственный тыл: «Сбросьте с самолета хотя бы карты местности, или вы уже списали нас?» Радиограмма осталась без ответа.
Около 5 часов утра 3 июля танковая армия генерала Ротмистрова и танковый корпус генерала Бурдейного ворвались в Минск. Танкисты атаковали не успевших приготовиться к бою немцев на окраинах и устремились к центру.Следом за ними в столицу Белорусской ССР вошли остальные части. 
Курьезный случай описан в одном из архивных документов. Утром 3 июля 1944 г., когда советские части уже вошли в Минск, «совершенно не подозревая о взятии города войсками Красной армии, немецкий истребитель «Мессершмит-109» приземлился на аэродроме. Летчик, немецкий лейтенант, вышел из самолета и спокойно стал его осматривать». В итоге советские солдаты захватили в плен и пилота, и его самолет.

Генерал Бурдейный в своих воспоминаниях подробно рассказывает о происходившем в эти часы. В половине восьмого утра первые советские танки были в центре Минска. К вечеру город был полностью освобождён. Из гражданских одним из первых в освобожденном городе оказался писатель Илья Эренбург. Свои впечатления от увиденного он приводил в мемуарах «Люди, годы, жизнь»: «В Минск я попал 4 июля. Танкисты накануне прорвались в город и тотчас ушли дальше на запад. В южных кварталах еще шла стрельба. Я поглядел на длинную улицу и обрадовался: почти все дома невредимы; четверть часа спустя раздались взрывы, и домов не стало. Весь день работали саперы — вытаскивали мины; успели спасти большой Дом правительства, некоторые другие дома. Однако, бродя по городу, я повсюду видел развалины».

Минск лежал в руинах. На месте жилых кварталов остались пустыри, покрытые грудами битых кирпичей и обломков.«Самое тяжелое впечатление производили люди, жители Минска: крайне измученные, исхудавшие, по щекам многих катились слезы», – пишет Г. Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях», в главе «Освобождении Белоруссии и Украины».

К 75-летней годовщине освобождения Минска Минобороны России рассекретило документы, связанные с этим событием. Помимо прочего, материалы содержат описание встречи красноармейцев местными жителями»: «Колонны танков, проходя по городу, забрасывались цветами, так что были больше похожи на огромные букеты цветов, а не на грозные боевые машины», – писал генерал-лейтенант Александр Покровский. В 22.00 3 июля Москва салютовала освободителям Минска 24 залпами из 324 орудий. 

Бои восточнее Минска завершились 13-го июля, когда было закончена очистка лесов вокруг города от недобитых немецких войск. Около 70 тысяч немецких солдат были убиты, около 35 тысяч – попали в плен.16 июля состоялся парад партизан в Минске, в котором приняло участие больше 30 партизанских бригад. 

Между разрушенными и сожженными домами Минска шли маршем заросшие и исхудавшие партизаны. В руках у них была самая фантастическая коллекция оружия, какую только можно себе представить, включая и то, что делали в лесах сами. Их встречали с восторгом – они были победителями! В параде участвовала и партизанская техника, в основном немецкие трофеи. У некоторых из них была интересная боевая биография. Грузовик ЗИС-21 с газогенераторным двигателем, способным работать на дровах, сначала был захвачен наступавшими немцами, а потом угнан белорусскими партизанами. Его водитель, немец Ганс Куляс, перешел на сторону партизан и после войны остался в СССР.
Движение советских войск на запад было неудержимо. 16 июля был освобожден Гродно, а 28 июля Красная Армия заняла Брест и завершила освобождение Беларуси. Белорусская наступательная операция продолжалась с 23 июня по 29 августа 1944-го. В результате ее полуторамиллионная группировка войск Рокоссовского, Черняховского, Захарова и Баграмяна разбила немецкие и венгерские части, занимавшие Белоруссию, север Украины и юг Литвы и отбросила гитлеровцев на восток Польши. 
После освобождения Беларуси операция «Багратион» продолжилась. Красная армия продвинулась на запад более чем на 600 км. Были созданы плацдармы для новых наступательных операций: Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Прибалтийской.
Потери Красной Армии в операции были самыми большими из всех сражений 1944 года: безвозвратные потери (убитые, пропавшие без вести, пленные) – 178,5 тыс. чел. Потери с немецкой стороны были колоссальны. Командование целые дивизии записывало в списки пропавших без вести, чтобы скрыть количество погибших, утверждает историк Ю.Кнутов. После того, как рухнул германский фронт, в советский плен попали десятки тысяч вражеских солдат. 
И тогда советское руководство решило организовать парад пленных немцев, чтобы все увидели размеры катастрофы германской армии. Утром 17 июля по улицам Москвы прошли привезенные из Белоруссии 57 тысяч пленных солдат. Во главе колонн шли высшие чины – выбритые, в форме и с орденами, всего 19 генералов армии и 6 полковников. Основную часть колонн составляли небритые, плохо одетые нижние чины и рядовые. Парад завершали поливальные машины, смывшие с мостовых советской столицы фашистскую грязь.

Слово проигравшим :в книге «Итоги Второй мировой войны. Выводы побежденных» генералы и адмиралы немецкой армии, например, К. фон Типпельскирх, А. Кессельринг, Г.Гудериан, пытаются понять, что же стало причиной сокрушительного поражения их мощной военной машины. Генерал З. Вестфаль отмечал в своих воспоминаниях, что это был разгром, затмивший по своим последствиям Сталинградскую битву. 

А автор книги «Проигранные сражения» Г. Фриснер, видный представитель немецко-фашистского генералитета, делает вывод, что никогда нельзя недооценивать противника.
Это было крупное поражение вермахта. Считается, что это было крупнейшее поражение немецких вооруженных сил во Второй мировой войне. Была разгромлена группа армий «Центр», группа армий «Север» поставлена под угрозу поражения. Успешное завершение операции «Багратион» открыло нашей армии путь на Берлин и значительно ускорило Победу над германским нацизмом.
День 3 июля в Республике Беларусь отмечается, как День Независимости. Беларусь – единственная постсоветская республика, для которой Днем Независимости стал не день освобождения от якобы советской оккупации, и не день суверенитета от Советского Союза, и не день выхода из состава СССР, а день освобождения Минска от фашистских оккупантов. С праздником, Беларусь!

Список литературы:
1.                 Бурдейный А.С. В боях за освобождение Белоруссии / А.С.Бурдейный. – Минск, 2013.
2.                 Василевский А. М. Дело всей жизни / А. М. Василевский.  М., 1990
3.                 Жуков Г.К. Воспоминания и размышления: в 3 томах / Г. К. Жуков.  М., 1987.
4.                 Иринархов Р. С. Триумф операции «Багратион»: Главный Сталинский удар / Р. Иринархов. – М., 2014.
5.                 Итоги Второй мировой войны: выводы побежденных / К. Типпельских, А. Кессельринг, Г. Гудериан [и др.]. – М.; С. – П., 2002
6.                 Рокоссовский К.К. Солдатский долг: мемуары / К. К. Рокоссовский – М., 2000.
7.                 Филиппи А. Припятская проблема / А. Филиппи. Проигранные сражения / Г. Фриснер. – М.; С.-П.,2002. 
8.                 Эренбург И.Г. Люди. Годы. Жизнь. Кн. 5 и 6. / И.Г. Эренбург. – М., 1966.

Юлия Брюханова, зав. сектором отраслевой литературы 

Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...