воскресенье, 26 июля 2020 г.

Andre Maurois: жизненные ценности гуманиста XX столетия

К 135-летию со дня рождения Андре Моруа

«Моральные ценности потому и называются ценностями,
что без них невозможны ни дальнейшее развитие общества,
ни счастливая жизнь»
(Андре Моруа)
А. Моруа. работа Филипа Де Ласло,
1934 год
        Юность склонна к самокритичности. Когда, будучи девчонкой 17-ти лет, я начинала «копаться» в себе и высказывала в свой адрес какие-либо замечания, моя мама часто говорила: «Не смей говорить о себе ничего дурного, это сделают за тебя твои подружки» и с ироническим смехом добавляла «О, если б вы с подружками знали всё то, что говорится о вас, то перестали друг с другом разговаривать».
Несколько позже, впервые причитав «Письма незнакомке», мгновенно завоевавшие сердца советских читательниц, я поняла, что мама ловко перефразировала цитаты из книги Андре Моруа: «Никогда не говорите о себе ничего дурного. Это сделают ваши друзья», или «Если бы все мы знали всё то, что говорится обо всех нас, никто ни с кем бы не разговаривал».

«Письма незнакомке» были опубликованы в Париже в 1956 г. издательством «Ля Жен Парк», а на русском языке появились в сокращенном виде в журнале «Иностранная литература» (1974, №1), перевод с французского Я. Лесюка.
Это произведение не случайно стало популярным в те далекие времена. Не забывайте, что в семидесятые годы прошлого столетия (страшно подумать!) не было гаджетов, мобильных телефонов и многие мои соотечественники еще писали длинные письма друг другу. «Письма незнакомке» великого француза воспринимались нами не только как блистательный литературно-психологический опус, но и как определенный эталон эпистолярного жанра. Нас привлекали совершенство стиля Моруа, гармония языка, ясность мысли, мудрый скепсис, не унижающий человека, а выражающий понимание людей и жизни. Это произведение, воплотившее в себе всю прелесть его тонкого, ироничного таланта. Андре Моруа создал образ таинственной незнакомки – женщины, прекрасной лицом и разумом, которой он в ненавязчивой форме диалога давал элегантно упакованные советы и уроки, которые старались усвоить мы, и которыми можно воспользоваться и теперь, спустя многие годы.
Образ адресата писем был собирателен, несколько туманен, ведь он создан воображением автора. «Вы существуете, и вместе с тем вас нет, – пишет он. – Когда один мой друг предложил мне написать вам раз в неделю, я мысленно нарисовал себе ваш образ. Я создал вас прекрасной – и лицом, и разумом… С первого же дня я придал вам определенный облик – облик редкостно красивой и юной женщины, которую я увидал в театре». Но несмотря на неуловимый флёр притягательного образа незнакомки, время от времени автор позволяет читателю увидеть её частичный портрет. Одно из эссе он начинает так: «На днях я видел вас, querida, в «Комедии Франсез». Ваше одеяние – белое плиссированное платье, перехваченное золотым пояском, – делало вас похожей на злосчастного царя Фив».
Моруа не называет имен, оставляя полную анонимность, благодаря чему, эти письма могут быть обращены к любой женщине. Именно поэтому сборник великолепных эссе стал таким цитируемым и используемым целым поколением молодых читателей, и не утрачивает своей актуальности и по сей день. Ведь в легких, незамысловатых очерках автор открывает читателю простые истины, на которые порой мы не обращаем внимание.
Особое внимание читателя я, как библиотекарь, обратила бы на эссе, касающиеся культуры и искусства, литературы, писательского мастерства, такие как «После спектакля Царь Эдип», «О романах», «О выборе книг». Здесь Андре Моруа зарекомендовал себя в первую очередь как чисто французский писатель, отсылая читателя ко многим известным французским произведениям и их создателям. В них затронуты вопросы вкуса, образованности, начитанности, воспитания, автор открыто делится своим жизненным опытом. В эссе «О выборе книг» автор рекомендует выбирать только те книги, с которыми человеку хотелось бы «прожить» и не советует разбрасываться в огромном мире литературы. Рекомендую взять на вооружение совет Моруа, подчеркивающий лаконизм его стиля: «Ничто так не формирует вкус и верность суждений, как привычка выписывать понравившийся отрывок или отмечать глубокую мысль».
В эссе «О романах» автор пытается объяснить, что истинные шедевры не пишутся ради состояния. Такие произведения – низкопробная литература. По заранее заданной схеме, пользуясь общеизвестными штампами, «романист» описывает или любовный сюжет, или в центре его внимания находится историческая перипетия. Настоящие, подлинные произведения словесного искусства пишутся от внутренней потребности, они хотят прожить жизнь под другой личиной. И приводит в пример Бальзака и Стендаля. Автор отмечает: «Фабрицио из «Пармской обители» – это Стендаль, будь он юным красавцем, итальянским аристократом; Люсьен Левен – это Стендаль – красавец лейтенант, отпрыск богатого банкира… Иногда бывает трудно заглянуть под маску. «Госпожа Бовари – это я», - говорил Флобер. Именно поэтому «Госпожа Бовари» - шедевр». Кстати, Моруа и сам руководствовался этим же самым принципом при создании своих художественных произведений и биографий. Только метод «вживления» в образ позволяет создавать истинные произведения искусства.

Ф. Наркирье «Андре Моруа»
В том же 1974 году издательство «Художественная литература» выпустило книгу Федора Семеновича Наркирьера «Андре Моруа», которая позволила обратить более пристальное внимание на личность и творчество французского писателя, публициста и гуманиста. Попытаться понять его жизненную позицию и гуманистические взгляды. До сих пор считаю, что это самая лучшая биография писателя.
«Я очень горжусь тем, что после Франции Россия – страна, где моего отца читают больше всего. Это единственная страна, где появилась посмертная биография Андре Моруа, чем мы обязаны профессору Наркирьеру...», – писал сын писателя Жеральд.
Напомню: Федор Семенович Наркирьер (р. 1919, Москва) – критик, литературовед, доктор филологических наук (1968), научный сотрудник ИМЛИ, исследователь французской и бельгийской литературы XX века.
Надо отметить, что литературоведческая работа Наркирьера состоит не только из размышлений автора о жизни и творчестве своего героя – известного французского писателя, признанного мастера биографического жанра, неутомимого художника-исследователя Андре Моруа, он дал подробный разбор жизнеописаний Байрона, Шелли, Гюго, Жорж Санд, Дюма, Бальзака, а также психологических романов Моруа («Превратности любви», «Семейный круг» и др.) и новелл. В книге использованы материалы эксклюзивных материалов: воспоминаний, фрагментов личной переписки.
По мнению Ф. Наркирьера, все, написанное Моруа, объединяет вера в человека, в могущество и благотворное воздействие творческой личности. В статьях и эссе Андре Моруа ярко проступает его писательская индивидуальность, проявляются его литературные вкусы, пристрастия, жизненное кредо. И книга «Письма незнакомке» является ярким примером высокого литературного мастерства Моруа, демонстрируя его личные взгляды на жизнь, поскольку в ней он показал себя как тонкий психолог и знаток человеческих душ.

С таким же азартом мы читали затем и эссе «Открытое письмо молодому человеку о науке жить», написанное в 1966 году. Это эссе, ставшее последним обращением и напутствием Моруа к молодому поколению, хотя и компактнее, но ничуть не хуже более подробных и развернутых «Писем незнакомке».
Письма, переписка, вообще, излюбленный Моруа тип общения. В «Открытом письме молодому человеку о науке жить» он защищает эту угасающую традицию, тщетно конкурирующую с телефоном: «Письмо может стать произведением искусства, желания ваши облекаются в нем в совершенную форму»
Умудренный жизненным опытом мыслитель 80-ти лет ведет диалог с воображаемым оппонентом, 20-летним молодым человеком. Сам Андре Моруа называет это «воспитательным письмом». Оно касается всех сфер жизни и является попыткой передать свои знания молодому поколению людей в надежде, что они будут совершать меньше ошибок и больше поймут о мире.
С чем сталкивается каждый человек в своей жизни? Моруа охватил достаточно большой круг вопросов, по которым в другое время можно интересно подискутировать. Это образование, деньги, брак, отношение к женщинам, досуг, политика, жизнь в обществе, целеполагание и еще много других мелких, но важных моментов, в которых он должен иметь определенную точку зрения или определенное видение, чтобы жить в мире и согласии. Хотя бы с самим собой. Он затронул смысл и цель жизни, литературу, с которой должен ознакомиться человек для того, чтобы считать себя культурным. Кстати, приятно увидеть в списке русских писателей – Толстого, Тургенева, Гоголя, Пушкина, Чехова; а вот Достоевский не нравился Моруа.
О чём же повествует автор в своих учениях?
Во-первых, нельзя жить для себя. Думая только о себе, человек всегда найдет тысячу причин чувствовать себя несчастным. Без конца пережевывая свое прошлое, он будет испытывать одни сожаления да угрызения совести... Зачеркнуть прошлое все равно невозможно, попытайтесь лучше создать настоящее, которым вы впоследствии сможете гордиться... Всякий, кто живет ради других – ради своей страны, ради женщины, ради творчества, ради голодающих или гонимых, – словно по волшебству забывает свою тоску и мелкие житейские неурядицы.
Второе правило – надо действовать. Вместо того, чтобы жаловаться на абсурдность мира, постараемся преобразить тот уголок, куда забросила нас судьба. Мы не в силах изменить вселенную, да и не стремимся к этому. Наши цели ближе и проще: заниматься своим делом – правильно выбрать его, глубоко изучить и достичь в нем мастерства.
Третье правило – надо верить в силу воли. Неверно, что будущее целиком и полностью предопределено. Великий человек может изменить ход истории. Тот, у кого достанет смелости захотеть, может изменить свое будущее… И поскольку «возможности наши зависят от того, на что мы дерзнем», нужно, не задумываясь об их ограниченности, быть всегда в форме.
Не менее важно и четвертое правило – надо хранить верность. Верность слову, обязательствам, другим, себе самому. Надо быть из тех людей, которые никогда не подводят. Человека ждет тысяча искушений. Вы скажете: «Как? Если я женился на кокетливой, лживой и глупой женщине, я не могу ее оставить? Если я избрал профессию, а потом разочаровался в ней, я не могу ее сменить?» Нет. Верность не должна быть слепой… Профессию всегда выбирают вслепую – ведь изучить ее можно лишь после того, как выбор сделан. То же и в любви». Тем не менее всегда (или почти всегда) можно перевоспитать женщину, плодотворно работать в избранной области... Верность сама создает для себя почву.
«…Наверно, эти жизненные правила покажутся вам и слишком строгими, и слишком общими. Я прекрасно это понимаю, но других предложить не могу. Я не требую от вас, чтобы вы прожили жизнь суровым стоиком. Развивайте в себе чувство юмора. Будьте способны улыбнуться своим – и моим – словам и поступкам. Если вы не можете побороть свои слабости, смиритесь с ними, но не забывайте, в чем ваша сила».
Отчетливо чувствуется время написания эссе: после Второй мировой войны и в разгар «холодной». Ощущение хрупкости мира, который можно уничтожить нажатием одной кнопки, тогда витало в воздухе.
Моруа верен себе и вечным ценностям. Жить для других, действовать, верить в силу воли, держать слово... Он дает такие советы молодым, приводит возможные возражения против своей позиции и сам же их опровергает.
Книга прекрасных советов мудрого человека достойна того, чтобы стать настольной. Если вы сомневаетесь в актуальности советов Моруа, то смело вас заверяю, что несмотря на то, что они написаны пол века назад, читаются так, как будто были произнесены только вчера. Это подтверждает то, что автор был очень мудрым, раз смог настолько предугадать время.

«Для фортепиано соло»
Манеру письма Андре Моруа относили к «реалистичной», близкой к лучшим образцам русской классической литературы.
Сборник «Для фортепиано соло» (1960) – еще одна бесценная коллекция шедевров малой прозы великого Андре Моруа, объединившая более 40 новелл, созданных писателем на протяжении всей жизни, и, если читать внимательно, то возможно отследить связь между некоторыми из них.
Лаконично и емко, с истинно галльским юмором – изысканным и злым – автор пишет о человеческих пороках и слабостях. И в то же время, следуя излюбленному принципу парадокса, писатель находит в своей душе место для благожелательности и сочувствия к своим героям и героиням, жаждущим занять под солнцем лучшие места.

        В изящно изданную книжку «Фиалки по средам» также вошла часть новелл Моруа, опубликованных в 1960 году во Франции.
«Фиалки по средам» открываются рассказом «Биография». По словам Моруа, в основе новеллы автобиографический эпизод, относящийся к концу 20-х годов, когда он работал над жизнеописанием Байрона. Молодому исследователю Эрве Марсена удалось пролить свет на малоизвестный эпизод из жизни Байрона. Но старой леди, владелице семейного архива, куда важнее правды фамильная легенда, согласно которой прабабка ее мужа была любовницей поэта.
Вопросам искусства посвящена и насквозь ироническая новелла «Рождение знаменитости». Рассказ этот, датированный 1919 годом, не потерял своей актуальности: шумный успех в парижских салонах художнику приносит отнюдь не следование правде жизни, а шутовская затея – создание «идео-аналитической» школы живописи. Моруа в совершенстве владеет излюбленным оружием французских литераторов – острой и гибкой, как рапира, иронией.
Новеллы Моруа о людях искусства объединяет общая мысль о враждебности всего истинно прекрасного буржуазному. Проклятье «Золотого тельца» (так называется одна из новелл) тяготеет над людьми буржуазного мира. Зависимость человека от золота выступает то в сложно опосредствованной, то в прямой, откровенно уродливой, страшной форме.
Мастер психологической новеллы, Моруа опирается на лучшие традиции французских и зарубежных авторов. Среди своих предшественников, он называет имена английской писательницы Кэтрин Мэнсфилд, мастера тонких психологических зарисовок, и, разумеется, Чехова. Отменный знаток русской литературы, Моруа не раз писал о Чехове и Толстом. Моруа видит в Чехове «решительного противника декадентства», называет его образ жизни «героическим, но без громких фраз», ценит за то, что он никогда не терял надежду.
Андре Моруа
        Удивительным публицистическим диалогом с читателем было по своей внутренней сути все творчество Андре Моруа. За 82 года жизни (1885-1967) он опубликовал более 150 книг, более тысячи статей. Он писал романы, новеллы, афоризмы, художественные биографии, эссе, исторические и литературоведческие труды, очерки, путевые заметки, трактаты, мемуары. Сочинения эти объединяет единая философская и художественная установка: стремление осмыслить окружающий мир, понять его законы и разъяснить их читателю. Для него, духовного наследника писателей Просвещения, философия, история и литература неразрывно связаны. Как и они, Моруа считал, что беды людей коренятся в их заблуждениях, что, исправив неверные суждения, можно исправить мир.
Моруа творил и свою собственную биографию. Не с «башни из слоновой кости» наблюдал он жизнь – «человек действия» (как он себя называл), он отстаивал свои идеалы с оружием в руках в двух мировых войнах, сражался и пером публициста. Суровый жизненный опыт дал ему право наставлять других. Он много испытал, много видел, был знаком с выдающимися политическими деятелями и писателями современности. Закономерен и автобиографизм его произведений, он отражает творческую философию автора. Он учит нас житейской мудрости, помогает понять себя и окружающий мир.

Наиболее полно и последовательно Моруа изложил свои философские, политические и эстетические взгляды в эссе «Во что я верю (1951). В эстетический идеал Моруа входят честность, смелость, милосердие и, самое главное, верность. На верности, чувстве долга держатся, по убеждению Моруа, все человеческие отношения: надо хранить верность женщине, другу, родине, братству людей всего мира. Для писателя нравственные критерии вечны, незыблемы и едины – в семейной, общественной, политической жизни. «Все сказанное о браке относится и к другим узам, связующим людей» («Во что я верю»), «то, что я говорю здесь о людях, приложимо, разумеется к нациям», «когда мы изучаем нашу собственную жизнь или историю своей страны…» («Письма незнакомке»).
Один из решающих критериев, выдвигаемых А. Моруа – это гуманизм. «Да, – говорил Моруа в полемике с иными авторами, вспоминая страшное время фашистской оккупации, – мы и в самом деле видели отвратительных чудовищ. Однако рядом с ними сколько героев, одновременно мужественных и добрых; какая самоотверженная преданность самым человеческим идеалам, сколько уже сделано для того, чтобы человек стал более счастливым и равноправным. И если вы не скажете об этом, если на вашей палитре не будет наряду с мрачными красками живых и веселых цветов, вы дадите искаженную картину жизни и причините много зла».
Но гуманист-Моруа становится непримирим, когда дело доходит до попрания человеческих ценностей. Схватку с нацистской Германией, залившей кровью Европу, писатель начал еще в 1939 году, разоблачал фашистскую идеологию во время Второй Мировой войны, продолжил и после её окончания, до последних лет жизни.
Для Андре Моруа, прославлявшего всеми своими произведениями мощь и силу разума, Гитлер олицетворял темные силы человеческой природы, бесовское, иррациональное начало. «Гитлер, этот Вотрен в масштабе нации, дорвавшийся до власти бандит, проповедовал беспощадную жестокость, попрание всех моральных устоев, коварство и насилие. Для Гитлера поступать как «истинный национал-социалист» значило убивать детей, сжигать женщин в печах крематориев, нарушать самые священные обязательства, окружать себя палачами» («Открытое письмо молодому человеку о науке жить»).


Более двадцати книг из творческого наследия Моруа посвящено жизни и творчеству великих писателей, литературоведческим исследованиям. Многие его произведения переведены на русский язык, в их числе «Превратности любви», «Семейный круг», «Жизнь Александра Флеминга», «Карьера Дизраели», «Байрон», «Олимпио, или Жизнь Виктора Гюго», «Три Дюма», «Прометей, или Жизнь Бальзака» и др. В шестидесятые годы Моруа охотно выступал на страницах советской печати. Им были установлены дружеские связи с советскими литераторами. Писатель был активным борцом за мир и другом нашего народа. В 1962 году он выпустил вместе с Луи Арагоном книгу «Параллельная история США и СССР (1917-1961)».
Андре Моруа любил нашу страну и нашу культуру. Ему принадлежат статьи о Толстом, Чехове, Гоголе. Он автор интересной книги о Тургеневе. В последние годы своей жизни Моруа хотел написать биографию Толстого, но тяжелая болезнь помешала осуществить этот замысел, хотя были собраны многие материалы и сделаны наброски. Андре Моруа принадлежат предисловия к французским изданиям «Войны и мира».
Андре Моруа вошел в историю литературы не только как автор биографических произведений, но и как выдающийся публицист. В художественной публицистике Моруа сплавлены воедино элементы биографического жанра, журналистики, мемуаров, философского диалога, полемики с воображаемым или реальным противником. И в этом – её своеобразие.
В заключение хочется заметить, что Андре Моруа действительно прав, говоря, что счастливым может быть только тот человек, который следует моральным ценностям. В ином случае истинного счастья не испытать, ведь не зря говорил великий И. Кант: «Мораль - это учение не о том, как должны сделать себя счастливее, а о том, как мы должны стать достойными счастья».
Многие книги блистательного Андре Моруа ждут вас в фондах Центральной библиотеки им. А. С. Пушкина.

Источники:
Моруа А. Надежды и воспоминания: худож. публицистика. Пер. с фр./Предисл. Ф. С. Наркирьера и А. Ф. Строева. - М.: Прогресс, 1983.
Моруа А. Собр. соч. в шести томах. Том 1. Три Дюма. Части I-VII. Пер. с фр./ Сост. И общ. Ред. М. Н. Ваксмахера; Вступит. ст. З. И. Кирнозе и В. Н. Пронина.- М.: Пресса, 1992.
Ольга Солодовникова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...