воскресенье, 27 февраля 2022 г.

Первый ас Российской империи Петр Нестеров

Первым всегда трудно. Первопроходцы никогда не знают, что их ждет на никем до них не пройденном пути. Но, мужественные и бесстрашные, они устремляются в это неизведанное, потому что жажда познания и нежелание идти проторенными дорогами у них сильнее, чем даже страх смерти. Их часто называли безумцами, но именно эти целеустремленные и энергичные люди двигали вперед науку и технику, совершали великие географические открытия. Их невероятные гипотезы приводили к революционным прорывам в науке, созданию совершенно новых отраслей и технологий в промышленности. Авиация была одним из прорывных направлений, в котором термины «первый», «впервые», «никогда раньше» звучали постоянно. Отечественная авиация, история которой насчитывает чуть больше сотни лет, как и все новое и неизведанное, всеми своими достижениями обязана тем, кто стоял у ее истоков, авиаторам и конструкторам, первооткрывателям и первопроходцам. 

И первым в этом авиационном созвездии стоит имя Петра Николаевича Нестерова, 135 лет со дня рождения которого отмечается 27 февраля, теоретика авиации, авиаконструктора и летчика – одной из ярчайших звезд этой плеяды. За свою короткую жизнь – всего 27 лет – он успел сделать очень многое. И очень часто становился в своем деле первым. Он разработал первый самолет без вертикального оперения, первым выполнил фигуру высшего пилотажа, которую сейчас называют «мертвой петлей», хотя ее официальное название «петля Нестерова», и он же совершил первый в истории воздушный таран, в результате которого оборвалась его жизнь, жизнь блистательного авиатора Петра Нестерова.

Биография Петра Нестерова могла бы послужить сюжетом для нескольких романов. Первый – в жанре селфмэйд, о том, как молодой человек, не имеющий ни влиятельных покровителей, ни богатой родни, сумел только за счет своих личных и профессиональных достижений подняться на недосягаемую для большинства высоту, причем в самом буквальном смысле. Петр родился в Нижнем Новгороде, в семье штабс-капитана Николая Нестерова, воспитателя Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса. Он рано осиротел. Отец ушел из жизни, так же, как позже и сам Петр Николаевич, в 27 лет, оставив вдову с четырьмя детьми. Мальчиков взяли на бесплатное обучение в тот же кадетский корпус, где преподавал отец. Так с 10 лет началась военная карьера будущего легендарного летчика. Он был одаренным человеком: хорошо рисовал, играл на мандолине, пел. Композитор А. Глазунов считал, что его ждет большой успех, если он всерьез решит заняться вокалом. Он много читал, владел несколькими иностранными языками, увлекался точными науками, орнитологией. Учеба давалась ему легко. Уже в корпусе проявились качества, которые стали основой формирования его авиационного мастерства: «Обладает острым умом, чрезвычайно настойчив в принятых решениях, проявляет динамический характер, идеальный тип будущего офицера с ярко выраженными моральными качествами и храбростью». 

Карьера лучшего выпускника кадетского корпуса предполагалась успешной: он поступил в одно из лучших в России военных училищ – петербургское Михайловское артиллерийское, которое тоже окончил с блеском. Имея как лучший выпускник право выбора места службы, вместо столичного полка конной артиллерии отправляется во Владивосток. Об этом периоде его жизни можно писать следующий роман – о любви. По законам Российской империи офицер не мог вступить в брак до 23 лет. Нестерову было всего 19, и он был влюблен. В этом случае для вступления в брак нужно было получать разрешение начальства, которое давалось только если офицер мог доказать свою финансовую состоятельность, а она обеспечивалась годовым доходом не менее 1200 рублей. Это была очень большая сумма, на которую могли рассчитывать офицеры только самых дальних гарнизонов. Поручик Петр Нестеров был зачислен в 9-ю Восточно-Сибирскую стрелковую Его Императорского Высочества Генерал-Фельдцейхмейстера великого князя Михаила Николаевича артиллерийскую бригаду. К месту службы он прибыл вместе с женой Надеждой. Они были очень любящей и верной парой весь отпущенный им короткий срок.

Энергичный, инициативный и хорошо подготовленный Петр Нестеров сразу стал одним из лучших офицеров бригады. Его любили солдаты, он отличался внимательным и уважительным отношением к подчиненным. Именно там, на Дальнем Востоке, он впервые поднялся в воздух. Он всегда был открыт всему новому и необычному, впитывал новые знания и получал новые навыки с огромным удовольствием. Увидев аэростат, который принадлежал Владивостокской крепостной воздухоплавательной роте, он прикинул, как удобно с воздуха вести корректировку артиллерийского огня, добился, чтобы его временно прикомандировали к наблюдательной станции при воздухоплавательном парке и стал наблюдателем-корректировщиком. Правда, поднимался в воздух он недолго – воздухоплавательную роту расформировали, и он вновь вернулся к своим обязанностям офицера-артиллериста. Но с этого времени мечта о небе его уже не оставляла. Подробно о ранних годах жизни П.Н. Нестерова и его дальнейшей судьбе можно прочитать в одной из немногих книг о прославленном летчике – Е.Бурче «Нестеров». Книга издана очень давно – в 1955 году, но не устарела до сих пор. Документы того времени, воспоминания людей, знавших П. Нестерова, редкие фотографии делают эту книгу интересной и информационной, несмотря на то, что что многие оценки даются с точки зрения идеологии советского времени. 

Первый самолет Петр Нестеров увидел после перевода по службе во Владикавказ, куда он ехал через родной Нижний Новгород, в котором в то время демонстрировал свое летное искусство знаменитый русский авиатор Сергей Уточкин на французском «Фармане». Позже Нестеров вспоминал свои впечатления от увиденного: «Начал я свою авиационную деятельность в 1910 году, после того как первый раз увидел полет одного из наших известных авиаторов… Каждый поворот аэроплана заставлял сжиматься мое сердце: я боялся, что аэроплан опрокинется в наружу кривой».

Знакомство на Северном Кавказе с еще одним легендарным летчиком того времени Артемием Кацияном, познакомившим П. Нестерова с основами построения летательных аппаратов, укрепили его увлечение авиацией. Приехав в отпуск в Нижний, Петр Нестеров решил использовать полученный опыт и построить планер собственной конструкции. Делал он его вместе с учеником и последователем известного ученого Н.Е. Жуковского, чье имя носит сейчас Военно-воздушная инженерная академия, Петром Соколовым, с которым познакомился, вступив в Нижегородское общество воздухоплавания. Собирали планер в сарае, принадлежавшем семье П. Соколова. Обшивку для планера шила мать П. Нестерова, Маргарита. Запускали планер с помощью лошади, управлял ею П Соколов, сидя в телеге с веревкой, привязанной к планеру. Аппарат с испытателем П. Нестеровым поднялся в воздух всего на 2 или 3 метра, но это был первый полет будущего великого летчика. В «Нижегородском листке» 3 августа 1911 появилась заметка об этом событии с благожелательным «проба оказалась весьма удачной». Вместе с П. Соколовым и механиком Г. Нелидовым, П. Нестеров разрабатывает проект следующего летательного аппарата – он сделал окончательный выбор в пользу авиации – и добивается, чтобы его направили в недавно открывшуюся Офицерскую воздухоплавательную школу в Санкт-Петербурге. 

Курс обучения воздухоплаванию П. Нестеров завершает 750-верстным 13-часовым полетом на аэростате на высоте 3400 метров, получает диплом пилота-авиатора школы авиаторов Всероссийского аэроклуба Санкт-Петербурга, и становится слушателем авиационного отделения той же школы. 5 октября 1912 года он получает звание военного летчика.

Всего два года до своей героической гибели успеет пролетать Петр Нестеров, но какие это были два года! Из Петербурга авиационный отряд был переведен в Варшаву, где Нестеров начал тренировочные вылеты на боевых «Ньюпорах». 

Перфекционист во всем, он критически отнесся к методам пилотирования, применяемым в то время, и нарушал их неоднократно. Его идеи поворота аэроплана с креном и тем более, возможности сделать в воздухе «мертвую петлю» и летчики, и конструкторы посчитали сумасбродством, но остановить отважного экспериментатора было невозможно. Однажды, набрав 1600-метровую высоту, что удавалось не каждому летчику, он выключил мотор и принялся кругами и восьмерками планировать над Варшавой, чем привел наблюдающих за ним сослуживцев в ужас. Эта нестеровская система планирования с выключенным мотором и железное самообладание спасли ему жизнь, когда во время очередного полёта в карбюраторе загорелся бензин и мотор остановился. А его первые в мире изыскания в технике маневрирования моноплана в горизонтальной плоскости и исследования в осуществлении виражей принесли ему первое признание.

Во время первых в России совместных учений авиации и артиллерии наиболее ярко проявился летный талант П. Нестерова. Он теоретически обосновал и проверил на практике технику взаимодействия авиации с полевыми войсками. И вскоре, несмотря на небольшой летный стаж, Петр Нестеров назначается командиром авиационного отряда. В своем отряде он обучал летчиков полетам с глубокими виражами и посадке с отключенным двигателем. Нестеров был не просто способным пилотом, которых в то время было не так много, он был гениальным летчиком, основоположником высшего пилотажа, чьими разработками с успехом пользовались советские авиаторы. И даже сегодня летающие на фантастической современной технике пилоты используют некоторые его находки. Нестеров впервые в истории русской военной авиации совершил дальний перелет в составе отряда из трех самолетов без подготовки в условиях, максимально приближенных к боевым в августе 1913 года по маршруту Киев – Остер - Козелец – Нежин – Киев. Рекордным стал перелет, совершенный Нестеровым уже в одиночку, Киев – Гатчина, совершенный за один день. О нем писала вся мировая пресса. О короткой, но яркой летной судьбе П.Нестерова, о том, чем ему обязана авиация, можно прочитать в книге К. Трунова «Петр Нестеров».

Он не только летал, совершенствуя технику пилотирования, но и сам занимался конструкторскими разработками. Он разработал проекты бескилевого самолета с увеличенной площадью вертикального оперения, модернизировал самолет «Ньюпорт-4», разработал конструкцию семицилиндрового двигателя. Он никогда не останавливался на достигнутом и 9 сентября (27 августа по ст. стилю) 1913 года в Киеве на военном аэродроме на самолете «Ньюпорт-4» он первым в мире совершил знаменитую «мертвую петлю». «С этим только поворотом воздух является побежденным человеком. По какой-то ошибке человек позабыл, что в воздухе везде опора, и давно ему пора отделаться определять направление по отношению к земле», – писал он в статье «Как я совершил мертвую петлю».

Через несколько дней он получил очередное звание – штабс-капитан. Весь мир восхищался русским летчиком. Поток восторженных телеграмм, присуждение золотой медали Киевским обществом воздухоплавания, и… запрет военного начальства на выполнение «мертвой петли». Но Нестеров считал, что «фигурные полёты – это школа лётчика», и, несмотря на запрещения, 31 марта 1914 года он повторит «мёртвую петлю». Во время военных маневров в сентябре 1913 года он осуществил первую в мире «атаку самолёта противника».

К началу Первой мировой войны П. Нестеров был самым известным русским летчиком. Их позже стали называть асами, а первым русским асом был он, Петр Николаевич Нестеров. Он осуществлял ночные полеты, взлеты и посадки в темноте – впервые в мире. Разрабатывал применение ацетиленового прожектора на монопланах для ведения ночной разведки. Особенностью Петра Нестерова была его универсальность. Он был в одном лице и летчиком, и конструктором. Накануне Первой мировой войны он начал конструировать одноместный скоростной самолет, вынашивал идею о перестройке хвостового оперения в виде «ласточкина хвоста», мечтал выйти в отставку и целиком посвятить себя конструированию самолётов.

Он многое мог бы еще сделать и как летчик-испытатель, и как авиаконструктор, но начавшаяся в августе 1914 года Первая мировая война перечеркнула все планы. Авиационный отряд Нестерова воевал на Юго-Западном фронте, участвовал в боях за Львов. В боевых условиях П. Нестеров проверял свои давно вынашиваемые идеи ведения воздушного боя, продолжал совершенствовать тактику ведения ночной разведки, искал новые способы боевого применения авиации, продолжал свои авиационные эксперименты. Одним из первых он произвел бомбардировку австро-венгерских войск артиллерийскими снарядами. Командование противника объявило, что сбившему аэроплан штабс-капитана Нестерова выплатят крупную денежную премию. 

Петр Нестеров погиб в бою около города Жолква 8 сентября 1914 года, совершив первый в истории авиации воздушный таран. Увидев австрийский «Альбатрос», производивший разведку на недоступной для выстрелов с земли высоте, Нестеров немедленно поднял самолет, собираясь проверить свою очередную идею – сбить вражеский аэроплан тараном, ударив колесами своего самолета по крылу самолета противника – в то время истребители еще не были оборудованы пулеметами. Он совсем не собирался жертвовать своей жизнью ради уничтожения этого самолета, но произошла трагическая ошибка – вместо края плоскости крыла удар пришелся в средину австрийского самолета. В результате неуправляемого планирования самолета Петр Нестеров ударился виском о ветровое стекло самолета, что и стало причиной его гибели.

Как могло случиться, что лучший авиатор российской армии ошибся при выполнении маневра? Существует несколько версий, но летчики склоняются к тому, что Нестеров полетел не на своем самолете. Его машина была по какой-то причине не готова к вылету, и он вылетел на легком «Моране». Какие-то особенности управления именно этой машиной были ему неизвестны. В результате российская авиация потеряла лучшего своего пилота. Позже еще один летчик, А.Казаков, нестеровским ударом колесами сверху сбил самолет противника, оставшись при этом в живых. После этого австрийские лётчики, напуганные «сумасшедшими русскими», увидев готовый к атаке сверху самолет, предпочитали не доводить дело до таранов, а сами сажали свои машины и сдавались в плен. Таран Нестерова был, есть и остается только русской тактикой боя в воздухе, все попытки наших противников перенять эту тактику заканчивались для них неудачей.

Прощались с Петром Нестеровым не только летчики, но и все высшие чины, включая генерала Н. Рузского. Он сам проводил гроб с телом летчика на вокзал, откуда он отправился в свой последний земной путь. О его подвиге писали все российские газеты и мировая пресса. Вышла открытка, изображающая гибельный таран Нестерова. 

Собственным примером Петр Нестеров доказал, что для настоящего военного летчика оружием может служить всё, в том числе и его собственный самолет.


Книга О. Смыслова «Защитники русского неба. От Нестерова до Гагарина» посвящена им, людям без которых невозможно было бы движение вперед в авиации.

 

Список использованной литературы:

Бурче Е.Ф. Петр Николаевич Нестеров, 1887-1914 / Е.Ф. Бурче. – М. : Молодая гвардия, 1955. – 247 с., ил. – (Жизнь замечательных людей).

Клех, И. История русского неба / И. Клех // ГЕО / GEO. – 2007. – N 2. – С. 139-154.

Дузь, П. Д. История воздухоплавания и авиации в России / П. Д. Дузь. – 2-е изд., перераб. – Москва : Машиностроение, 1981. – 271 с. : ил.

Малов, В. «В 60 верстах от Петербурга...» / В. Малов. – (Теплоходом, самолетом...) // А почему?. – 2016. – № 7. – С. 8-10.

Микуленок, И. Мертвая петля Петра Нестерова / Игорь Микуленок ; фото авт. – (Судьбы) // Природа и человек. XXI век. – 2015. – № 2. – С. 32-34.

Смыслов О.С. Защитники русского неба. От Нестерова до Гагарина / О. С. Смыслов. – Москва : Вече, 2016. – 384 с. – (Военно-историческая библиотека).

Трунов, К. И. Петр Нестеров / К. И. Трунов. – Москва : Сов. Россия, 1975. – 208 с., ил.

Фигурные полеты – школа летчика : к 120-летию со дня рождения П. Н. Нестерова / А. Н. Чабанова // Военно-исторический журнал. – 2007. – N 2. – С. 7.

http://www.pecherskiy.nne.ru/text/publish_other/10.2005.3.

http://w ww.poljot1.com/html_general_infos/aviation_history/pages/biog/biog_nesterov_ru.html

 

Элеонора Дьяконова. Центральная библиотека им. А.С.Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...