понедельник, 7 февраля 2022 г.

Александр Чижевский: Жизнь в служении науке

Самые простые вещи, встречающиеся на каждом шагу, могут стать для человека источником научного открытия, толкнуть его ум на изобретение.

А. Л. Чижевский

Александр Леонидович Чижевский – личность многогранного таланта: гелиобиолог, космоэколог, русский мыслитель-космист, историк, инженер, врач, художник и поэт Он первым доказал тесную взаимосвязь между космическими явлениями и процессами, протекающими на Земле. А еще жизнь Чижевского на несколько месяцев соприкоснулась с Челябинском, сделав драматический кульбит в виде тюрем и ссылок, из которых ученый смог выйти несломленным.

125 лет назад, 7 февраля 1897 года в польском городе Цехановец в семье кадрового военного родился Александр Леонидович Чижевский. Его отец, Леонид Васильевич, служил в артиллерии, а мать, Надежда Александровна, умерла, когда мальчику не было и года. В его жизнь входят тётя – родная сестра отца – Ольга Васильевна Чижевская-Лесли, ставшая для будущего ученого второй матерью, и бабушка – мать отца Елизавета Семёновна, с которой Александр прожил одиннадцать лет и которая, по словам Чижевского, была его первым учителем и воспитателем.

Александр Чижевский, его отец Леонид Васильевич и мать Надежда Александровна

Александр Чижевский с тётей Ольгой Васильевной Чижевской-Лесли
и бабушкой Елизаветой Семёновной

В декабре 1906 года семья Александра Чижевского переехала в польский город Белу, находившийся в то время в составе Российской империи. Здесь была расквартирована 2-я Артиллерийская бригада, где служил его отец.

Слабое здоровье Александра, сверхчувствительность ко всему окружающему благоприятствовали развитию таких сторон души мальчика, которые не могли безразлично относиться к искусствам. С раннего детства он страстно был увлечен музыкой, поэзией и живописью. Александра Чижевского постоянно вывозили во Францию и Италию. Там, в семилетнем возрасте он занимался живописью у художника Гюстава Нодье, ученика Эдгара Дега.

Александр Чижевский за мольбертом

В трехлетнем возрасте мальчик знал наизусть несколько небольших стихотворений на русском, немецком и французском языках. Их бабушка заставляла читать вслух. Еще одно увлечение юного Александра Чижевского – книги. К десяти годам он перечитал всех классиков-фантастов на русском и французском языках и лирику великих поэтов, умело подобранную в детских антологиях. С отцом Александр состязался в числе приобретаемых книг.

В девятилетнем возрасте Чижевский увлекся астрономией, да так, что уже через год написал «Популярную космографию по Клейну, Фламмариону и другим». Продолжил он заниматься астрономией и в Калуге, куда в 1913 году его отец получил назначение. Там Александр поступил в частное реальное училище Ф. М. Шахмагонова, которое окончил в 1915 году и в том же году он сдал экзамены и поступил в Московский археологический институт.

Наблюдая в телескоп за звездами, Александр Чижевский стремился познать тайны космоса. Не одну ночь он посвятил изучению луны. От астрономических книг Чижевский очень скоро переходит к книгам о Луне и ее влиянии на земную природу, на органический мир, на человека. Тем более он сам с детства был метеочувствительным и мог заранее предсказывать перемены погоды.

Александр Чижевский за научным экспериментом. Калуга. 1914 год 

Чижевский перечитывает все, что касается этого вопроса: от сочинений Гиппократа, Гелена и многих других – до Парацельса, Нострадамуса. В этих источниках Александр находил мысли о связи между фазами Луны и явлениями органического мира Земли.

От изучения Луны Чижевский перешел к изучению Солнца. Он перечитал все об этом небесном светиле в домашней библиотеке отца и в Калужской городской библиотеке. Все, что можно, он выписывал из крупнейших магазинов Москвы и Петрограда. Отправлял свои запросы в книгохранилища разных городов и просил о выписках и справках.

В Калуге состоялась судьбоносная встреча Александра Леонидовича Чижевского с Константином Эдуардовичем Циолковским – ученым-самоучкой, ставшим основоположником современной космонавтики. Он сыграл немаловажную роль в становлении Чижевского как ученого.

Портрет К. Э. Циолковского с дарственной надписью

Все научные дела Александра Леонидовича подвергались совместному обсуждению и критике. Константин Эдуардович также делился с Чижевским своими мыслями, читал ему свои неопубликованные произведения, вместе они производили совместные вычисления.

Чижевский переиздал работу Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» под новым названием «Ракета в космическом пространстве» и разослал её зарубежным учёным и научным обществам.

В революционном 1917 году Чижевский окончил Московский археологический институт. В том же году защитил две диссертации по темам: «Русская лирика XVIII века» и «Эволюция физико-математических наук в древнем мире» на степень магистра всеобщей истории. После их защиты несколько лет состоял старшим научным сотрудником, действительным членом института и профессором Московского археологического института.

С 1918 года Чижевский занимался биологическими исследованиями с ионами воздуха. Для этого в доме отца Александра Леонидовича была создана лаборатория. Эксперименты проводились на белых крысах. Вся семья Александра Леонидовича принимала участие в детальной разработке методики исследований. Исследования проводились в течении трех лет. На проведение научных опытов нужны были деньги. Их Чижевский заработал, рисуя маслом пейзажи. Им было написано более 100 картин. 

А.Л.Чижевский в домашней лаборатории

Кроме того, в эти годы Александр Чижевский преподает на Калужских командных пехотных курсах, созданных его отцом Леонидом Васильевичем Чижевским, и в 4-й советской единой трудовой школе.

Результаты опытов Чижевский доложил в Калужском научном обществе в декабре 1919 года. Опыты позволили впервые точно установить, что отрицательные ионы воздуха действуют на организм благотворно, а положительные – чаще всего оказывают неблагоприятное влияние на здоровье, рост, вес, аппетит, поведение и внешний вид животных.

Доклад Чижевского был разослан ряду научных деятелей. Среди них шведский профессор Сванте Аррениус – автор электролитической теории диссоциации растворов. В ответ Александр Леонидович получил добрый отзыв от Аррениуса о своих работах: «Вам удалось открыть явление весьма большого научного значения и поставить ряд очень смелых проблем».

В последующих исследованиях Чижевский обнаружил, что отрицательные ионы кислорода, получаемые с помощью ионизаторов воздуха, благотворно влияют на состояние организма человека. Этот процесс искусственной ионизации воздуха с помощью ионизаторов воздуха получил название «Аэроионизация».

У Александра Леонидовича Чижевского ничего бы не получилось, если бы он не встречал поддержку и содействия со стороны многих людей. Среди них можно назвать руководителя Института биофизики Наркомздрава РСФСР Петра Петровича Лазарева. Их встреча состоялась в 1920 году. Лазарев всегда с исключительной тщательностью прочитывал экспериментальные работы Чижевского, иногда делал исправления или требовал более глубокой проработки того или иного вопроса. Кроме того, в течение некоторого времени Александр Чижевский работал внештатным научным консультантом Института биофизики Наркомздрава СССР.

Дало ощутимую пользу Чижевскому и знакомство с Алексеем Максимовичем Горьким, который заинтересовавшись исследованиями Чижевского, написал рекомендательное письмо заместителю народного комиссара просвещения РСФСР Михаилу Николаевичу Покровскому.

Приглашал Чижевского к себе и нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский в то время живший в Кремле, С одной стороны его визитной карточки значилось: «Анатолий Васильевич Луначарский», с другой: «прошу пропускать ко мне тов. А. Л. Чижевского». Молодой ученый бывал часто у Луначарского и каждый раз пользовался этой своеобразной «охранной грамотой».

По рекомендации Анатолия Луначарского Чижевский в начале 1920-х года назначается инструктором литературного отдела Наркомпроса и избирается председателем Калужского губернского союза поэтов. Этому назначению поспособствовало увлечение Чижевским поэзией. Из-под его пера в 1915 и в 1919 году в Калуге вышили два сборника стихотворений, а в 1918 году – литературный трактат о значении поэтического творчества «Академия Поэзии». Сказалось и то, что Александр Чижевский был знаком с целой плеядой писателей и поэтов, среди них Иван Бунин, Валерий Брюсов, Алексей Николаевич Толстой, Леонид Андреев, Александр Куприн, Сергей Есенин, Владимир Маяковский.

Нужно отметить, что Александр Леонидович Чижевский в эти годы постоянно повышает свое образование. Он проходит обучение в качестве вольнослушателя на физико-математическом и медицинском факультетах Московского университета и посещает лекции в Народном университете Шанявского.

В 1918 году Чижевский на историко-филологическом факультете Московского университета защитил диссертацию на степень доктора всеобщей истории по теме «Исследование периодичности всемирно-исторического процесса», став в 21 год доктором исторических наук.

Спустя 6 лет Чижевский материалы своей диссертации изложил в книге «Физические факторы исторического процесса». Теория ученого заключалась в следующем: апогей исторических событий: революций, войн и смут наступает, когда на солнце наблюдается наибольшее число солнечных пятен, и спадает в годы их минимума. Помимо влияния Солнца на социально-исторические процессы Чижевский обнаружил и синхронность в появлении эпидемий.

Александром Чижевским будет сформулирован закон: «Состояние предрасположения к поведению человеческих масс есть функция энергетической деятельности Солнца». 

В 20-годы Чижевский знакомится с артистом цирка и дрессировщиком Владимиром Леонидовичем Дуровым. Между ними с первых же дней установится большая человеческая дружба, которая не прекратится до последних дней жизни ученого. Александр Леонидович примет активное участие во всех интереснейших исследованиях, проводившихся в Практической лаборатории по зоопсихологии, основанной Наркомпросом. Ее организатором и вдохновителем и был Дуров. В лаборатории на протяжении семи лет Чижевский ставит опыты по биологическому и физиологическому воздействию аэроионов на животных. 

А. Л. Чижевский, В. Л. Дуров и шимпанзе Мимус 

Здесь в 1927 году прошли испытания электроэффлювиальной люстры, впоследствии получившей название «Люстра Чижевского» – устройства, способного очищать воздух от разнообразных загрязнений. Испытания дали положительный результат, что способствовало назначению Александра Леонидовича Чижевского в 1930 году директором созданной Центральной научно-исследовательской лаборатории ионификации (ЦНИЛИ) Академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина. 

Но вскоре опыты ЦНИЛИ были подвергнуты жесткой критике. В газете «Правда» стали появляться статьи, порочащие идеи Чижевского, например, в 1935 году в статье «Враг под маской учёного» Чижевского обвиняли в контрреволюции, называл «носителем антисоветских идей» и «врагом под маской учёного». Итогом стал в январе 1935 года запрет издания и распространения работ под редакцией Чижевского, а через полтора года ЦНИЛИ вообще был распущен.

Только в конце 1938 года Чижевский был вновь приглашен на работу в качестве научного руководителя по аэроионификации Дворца Советов. Затем, вплоть до начала Великой Отечественной войны, Чижевскии возглавлял две лаборатории по аэроионификации (одна — на кафедре общей и экспериментальной гигиены в 3-м Московском государственном медицинском институте, другая — в Ленинградском государственном педагогическом институте) при Управлении строительства Дворца Советов Совнаркома СССР.

Что касается международного признания научной деятельности Чижевского, то в 1937 году Парижская академия медицины обратилась к ученому за разрешением собрать в единую монографию все его основные работы по медицинской космобиологии, опубликованные во Франции и Германии, и издать их в Париже под грифом Парижской академии медицины. В следующем году монография Александра Чижевского «Эпидемии и электромагнитные пертурбации внешней среды» вышла в свет на французском языке. Ее доброжелательно приняли во многих странах мира. В сентябре 1939 года за обоснование космической биологии Александр Леонидович был избран почетным президентом Международного конгресса по биологической физике и космической биологии. На конгрессе был принят меморандум о его научных трудах. Чижевский назван главой биофизиков мира за открытия в различных областях естествознания, имеющих для человечества первостепенное значение и за обоснование космической биологии и аэроионификации. Он был выдвинут на соискание Нобелевской премии, но ее не получил.

В Челябинск Чижевский приехал осенью 1941 года вместе с эвакуированным Малым театром, актрисой которого была его жена Татьяна Сергеевна Рощина. Здесь их поселили в двух комнатах коммунальной квартиры дома №36 по улице Цвиллинга, главным фасадом выходящего на площадь Революции. По приезде в Челябинск Чижевский переболел воспалением легких. Выздоровев, приступил к научной работе на дому. С собой он привез все самое ценное: документы, переписку, книги, рукописи, в том числе плод 25-летнего труда – исследования об аэроионах. Установив связь с областной клинической больницей, стал консультантом в лечении огнестрельных ран, ожогов, язв и других болезней с применением ионотерапии.

В начале 1942-го в какой-то беседе о Великой Отечественной войне Чижевский, не задумываясь о последствиях, выразился в положительном плане о немецкой нации, вроде того, что «немцы, в целом, очень культурная нация», что и послужило поводом для его репрессии. 21 января 1942 года Чижевский по доносу необоснованно был арестован. При аресте было конфисковано самое дорогое для Чижевского - труд об аэроионах. Чижевский писал: «Я гордился этой работой и очень любил каждую ее страницу. Так было до 1942 г. Сожалею ли я об этом? И да, и нет. В это время гибли миллионы человеческих жизней. Я выжил, мой труд исчез». Следствие длится более года. 5 марта 1943-го Чижевский записал «Холод +5 в камере, ветер дует насквозь, жутко дрогнем, кипятку не дают». 13 марта 1943 года ученый был осужден к лишению свободы на 8 лет «за антисоветскую агитацию». Отбывал наказание на Северном Урале, в Подмосковье и в Казахстане.

В таких условиях Чижевский ни дня не оставался без умственной работы. В эти годы он, часто с помощью заключенных, разработал новую теорию движения крови, приравненную к открытию кровообращения, завершив исследование электрических свойств крови.

Отбыв срок, он в 1958 году вернулся в Москву с женой Ниной Владимировной, поселились в однокомнатной квартире. Александр Чижевский возвратился к аэроионификации. Работал научным консультантом, затем руководил лабораторией аэроионификации и кондиционирования воздуха. Удалось опубликовать две монографии: «Структурный анализ движущейся крови» и «Аэроионификация в народном хозяйстве». В 1960 году ВЦСПС принял постановление «О проведении в жизнь исследований А. Л. Чижевского в области ионификации».

Александр Чижевский с женой Ниной Владимировной

Страна вступила в эпоху полетов в космос. Чижевский хотел участвовать в этом процессе. В марте 1962 года он беседует с Сергеем Павловичем Королевым. Он изложил свое видение развития космонавтики и сотрудничества с КБ Королева, о необходимости использования аэроионизаторов для защиты космонавтов и космических кораблей. Но сотрудничество не состоялось.

13 сентября 1962 года дело в отношении Александра Леонидовича Чижевского постановлением президиума Челябинского областного суда было прекращено за отсутствием состава преступления, и он был реабилитирован. Через два года, 12 декабря 1964 года Чижевский умер в Москве. Его похоронили на Пятницком кладбище.

В Челябинске на доме №36 по улице Цвиллинга в 1993 году была открыта мемориальная доска с текстом: «В этом доме до ареста в 1942 году жил выдающийся ученый, основатель гелиокосмологии мыслитель Александр Леонидович Чижевский. 1897-1964». 

Александр Леонидович Чижевский после себя оставил богатейшее культурно-научное наследие. Он стал создателем новых наук: биологической космологии, динамической биоэлектростатики, биоорганоритмологии, аэроионификации. Труды Чижевского продолжают оставаться актуальными и в XXI веке. 

А еще Александр Чижевский подарил нам более пятисот стихотворений, посвященных красоте природы, научным проблемам, человеку, Солнцу и воздуху. И одно из них мне хочется привести в заключении:

Жить гению в цепях не надлежит,

Великое равняется свободе,

И движется вне граней и орбит,

Не подчиняясь людям, ни природе.

 

Великое без Солнца не цветёт:

Происходя от солнечных истоков,

Живой огонь снопом из груди бьёт

Мыслителей, художников, пророков.

 

Без воздуха и смертному не жить,

А гению бывает мало неба:

Он целый мир готов в себе вместить,

Он, сын Земли, причастный к силе Феба.

 

Источники:

Чижевский, А. Л. Вся жизнь / А. Л. Чижевский. – Москва : Советская Россия, 1974 .– 206, [2] c.

Логинов, Д. Солнечный гений [Текст] / Денис Логинов // Смена. – 2020. – № 11. – С. 4-18.

Орлов, Д. Чудо-протуберанец на русском солнце. Александр Чижевский [Текст] / Даль Орлов // Наука и религия. – 2019. – № 4. – С. 24-29.

Орлов, Д. Солнце на всех... / Даль Орлов // Наука и религия. – 2021. – № 4. – С. 34-35.

Соловьев, В. «Зарвавшийся» солнцепоклонник / В. Соловьев // Чудеса и приключения. – 2007. – N 4. – С. 5-7.

Фонотов, М. С. Челябинская зима Чижевского / М. С. Фонотов // Соловьиный остров : Юж. Урал в этюдах / М. С. Фонотов. – Челябинск, 2001. – С. 139-140.

Колпакова, В. Я выжил, мой труд исчез: А. Чижевский в Челябинске: 3 месяца свободы, больше года тюрьмы / В. Колпакова, М. Чулкина // Челябинский рабочий. – 2002. – №3. – URL: http://xn--80aedgelrc7abnlgh1f9e.xn--p1ai/LC/Dopoln/2009_ChR_02_01.html

 

Михаил Скрябин, библиотека №32 им. М. Горького

2 комментария:

  1. И как ему на всё хватало времени ?

    ОтветитьУдалить
  2. Ответ на этот вопрос, Сергей, кроется в том, что Александр Леонидович Чижевский, как гениальный ученый, знал, что время — самый бесценный человеческий ресурс.Он научился им управлять, ставить цели, планировать дела и всю жизнь. Ну и Чижевский был увлеченным человеком.

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...