вторник, 31 января 2023 г.

Реалист из Прислонихи Аркадий Александрович Пластов

К 130-летию со дня рождения русского художника

 

Творчество художника Аркадия Александровича Пластова (1893-1972) – одна из вершин русского изобразительного искусства, его украшение и подлинная гордость. Самой большой любовью художника стали люди и действительность поволжского села Прислонихи, что в Ульяновской области. Его имя навсегда связано с этим селом, что и определило круг его интересов. Но его картины – не узкое бытописательство. В своем творчестве он подходил с меркой человека-гражданина, знающего, чем живет его Отечество. Можно ли создавать художественную летопись жизни одной деревни, а в результате отразить судьбу всего крестьянства России? Оказывается, можно. Пластов смог показать советскую страну на основных этапах исторического развития.

Аркадий Александрович Пластов родился в художественно одаренной семье. Сельскими архитекторами и иконописцами были его дед и отец. Поэтому естественным было его решение еще в юности: «Быть только живописцем и никем более!» Но путь к мечте был долгим и тернистым. Сначала годы в Симбирском духовном училище с его грубыми нравами. Затем духовная семинария. «Об этом духовном училище тяжело вспоминать, – писал Пластов. – Суровый и скучный режим, изоляция от внешнего мира, молитвы по команде раз двадцать на день, разнузданная жестокость старшеклассников в отношении младших. Это была страшная среда, и вспоминать эти пять лет, проведенных там, не могу без тоскливого ужаса. Единственной отдушиной было рисование». Искусство тянуло к себе неудержимо. Зачем ему мертвые догмы, когда кругом кипит жизнь. Нашелся в Прислонихе и учитель – Дмитрий Иванович Архангельский. «Пришел ко мне Аркадий, мрачный, мужиковатый, настоящий деревенский хитрый парень. И сказал: «Я у Вас учиться хочу». От учителя Архангельского будущий художник впервые услышал о Третьяковской галерее, имена Сурикова, Васнецова, Нестерова. Знакомство с их творчеством расширило понимание народной жизни и еще больше укрепило любовь к деревенским темам.

Путь Пластова как художника начался в 1912 году, когда он поступил вольнослушателем в Строгановское художественно-промышленное училище в Москве. Правда, рисование гипсовых скульптур его совсем не привлекало. Гораздо интереснее было написание этюдов.

Москва его потрясла. Он ходил на выставки, в музеи, в театры. Всюду сверкающей жизнью окружала его Москва. Все было дико после родной Прислонихи. Только через два года поступил Аркадий в Училище Ваяния и Зодчества. Его учителями были Корин, Пастернак, Васнецов. Златоглавую Пластов понял, полюбил и увез в Прислониху ярчайшие художественные впечатления.

А Прислониха, разбуженная революцией, кипела, как котел. «Я уразумел, что революция в такой стране, как тогдашняя Россия, процесс, который по своему размеру и значению подобен смене геологических эпох в жизни нашей планеты, и что сейчас мало быть просто художником, надо быть еще и гражданином». И он им стал. Сначала односельчане избрали его членом сельского Совета, потом, когда на Поволжье обрушился голод, секретарем комитета помощи голодающим. И только через два десятилетия после революции пишет он свою первую большую картину «Колхозный праздник» 1937г. Каждой детали на этом полотне он придавал правдивость. Картина сверкает свежими красками, как букет полевых цветов. В ней синий цвет василька, белый – ромашки, алый – цвет мака, золото пирогов, коричневых прутьев корзины с огурцами. Все это создает ощущение радости, озорства. И человеку становится радостно от одного цвета. Но правдива и занятна каждая деталь в картине. Сочно и вкусно написан этот натюрморт.

И вторую картину – «Купание коней», такую же торжественную и мажорную, написал Пластов перед войной. И зритель радостно узнал почерк художника. На холсте «Купание коней» фигуры написаны против света – «контр жур», поэтому зрителя больше всего поражает огромный простор, в котором едва просматриваются горы.

В том же счастливом предвоенном 1938 году Пластов создал еще одну картину – «Колхозное стадо». «Собирать материал для этой картины было истинное наслаждение», – вспоминал художник. И остановился он на композиции, которая стала прославлением красоты, силы и мощи коровьего племени. Самое интересное на переднем плане. Подпершись посохом, стоит старый пастух. Одежда его выгорела под солнцем и дождем. Она так естественно перекликается с желтизною травы. На ручке посоха лежат сильные руки. С любовью смотрит он на быка. Видел он его неразумным теленком. А теперь бык – слава колхоза. И все в этой картине так спокойно, так гармонично. Горожанин может и не поймет, что так мило сердцу крестьянина. Стадо художник написал на фоне земли, как бы подчеркнув их родство с землей.

Незадолго до войны Пластов сделал четыре композиции акварелью: «Выборы комбеда», «Премирование коровой», «Запись в колхоз», «Подписка на заем». «Вот было удовольствие делать эти вещи! – пишет Пластов. – Ведь все это прошло когда-то перед глазами». В этих акварелях не случайных деталей, все они достоверны. За каждой фигурой – биография односельчанина. Вся композиция – перелом в сельской жизни после революции.

Много картин написал Пластов до Великой Отечественной войны. Его уже знали художники, знали зрители. Но всенародная известность к живописцу пришла только во время войны. В большое искусство он вошел горестной картиной «Фашист пролетел». «Пока писал ее, так наплакался». Русский пейзаж на всех картинах Пластова. Но на этой пейзаж не притягивает внимание. Здесь изображено преступление. Хотя и здесь пейзаж прекрасен. Только что над ним пролетел немецкий самолет. Упал мальчик пастух. Растерянно толпятся овцы. Воет над мальчиком собака. Картина очень четко скомпанована: сквозь нее проходит страшная линия, линия смерти, линия войны. И в этот уголок России ворвалась война и внесла самое безобразное – смерть ребенка.

Всю Великую Отечественную войну Пластов писал все, что «видел совершившимся или могущим совершиться». Вот картина «Немцы идут» 1941. На первый взгляд, полотно кажется наполненным светом и счастьем. Большую часть холста занимают подсолнухи. И только приглядевшись, мы видим измаранное черным дымом небо. Война похожа на грозу. Это от нее бросились люди в заросли подсолнухов. Но и здесь нет спасения. Молодая женщина в ужасе бежит в правый обрез картины. Нет, есть и надежда на этой картине – молодой парень, еще подросток, целится из ружья во врага. Странное чувство вызывает эта картина – она словно на перепутье лежит между миром и войной.

И еще одна военная картина – «К партизанам» 1943 г. Русской зимой по березовому лесу едут крестьяне к партизанам. Лес, словно друг, загораживает их от врага. Спокойно и уверенно въезжают они в него, как в свой дом. Увидев эту картину, другой советский художник Мартирос Сарьян напишет Пластову: «Спасибо Вам за Ваше крепкое русское сердце, стойко борющееся за настоящее искусство, делающее честь великому народу. Все те качества, которыми обладает русский народ, чувствуются в каждом Вашем мазке».

Многие художники после войны писали военные полотна. Как бы ни близка была эта тема Пластову, после войны он, жизнелюб, отклонился от нее, чтобы отдаться мирной жизни. И в последний год войны была написана художником одна из самых значительных его картин – «Жатва» 1945 г. Однажды в холодный августовский день Пластов бродил по ржаному полю и набрел на сцену, которая у него изображена на этой картине. В тот же вечер он сделал эскиз. В картине царствует один цвет – рыжий, сдержанный цвет ржаного поля. Так во время уборки хлеба кажется, что все пространство заполнено желтизной. На переднем плане возле снопов обедает старик, окруженный внучатами. В остывшем супе – хохломская ложка. Тема войны так и кричит из этого полотна. Война забрала из деревни здоровых и сильных мужчин. Солдаты будут есть хлеб, скошенный стариком и детьми. Это картина о мужестве раннего детства и поздней старости, о несгибаемости России.

А вот картина «Сенокос» 1945 г. Написана она в военный год, но уже победная. Даже праздничная по звонкости и свежести красок. Пластов любил косьбу до самозабвения и говорил с гордостью: «Я – прекрасный косец!» Опять как все жизненно: наряду с двужильными мужиками встали в ряд подростки и бабы. Светит прекрасное солнце, серебрится листва, красуются березы. Художник А. Яковлев вспоминал: «Помню, как меня, ученика художественной школы, поразила выставленная в Третьяковской галерее картина Пластова «Сенокос». Каким светом, солнцем, жаром пронизана эта живопись! Каким медвяным, травным запахом пропитан холст! Это была какая-то волшебная картина. Мы бегали смотреть ее каждый день. Разве поймешь, почему у Пластова листья шелестят, а трава пахнет и слышен шорох колосьев и звон кузнечиков? Можно научиться видеть цвет, делать хорошую живопись, но тому, что умел делать красками Аркадий Пластов, научиться нельзя. Это волшебство. А волшебником надо родиться».

После войны Пластов, чуткий к проявлению народных настроений, очень скоро отразил в своих новых картинах радость жизни, радость Победы. С жадностью писал этюд за этюдом, так и накопились работы, которые ему, потрясенному великолепием мира, казались «дрянными этюдишками», на самом деле – жемчужинами русского искусства.

Просыпается художник. А за окном белым-бело. Выпал первый снег. Когда-то под впечатлением выпавшего первого снега А. С. Пушкин написал простые всем знакомые строки: «Зима! Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь…» С этими простыми и прекрасными строками Пушкина перекликается одна из картин Пластова, написанная вскоре после войны, когда человеческое сердце стало вновь открыто простым чувствам, простым радостям. Речь идет о картине «Первый снег» 1946 г. Как у Пушкина, в глубине картины мужик, стоящий в санях, «обновляет путь». Еще вчера ворона сливалась с черной землей, сегодня она рисуется на белом покрывале. На березе трещит сорока – радуется. А на переднем плане – выскочившие на крыльцо дети. Есть чему радоваться. Санки, коньки, ледышки. А дверь-то в избу открыта. Значит, скоро выскочит мама, закроет ее. «Выстудите хату».

Картина написана тонко и изящно. Посмотрите, какие тона: серо-золотистые, серо-голубые. Симфония красок. Здесь хочется привести выдержку из письма Пластова к сыну Николаю, тоже художнику: «По самой своей профессии художник – охотник за красотой. Он видит красоту там, где, кроме него, ее никто не видит. Для того, чтобы прочитать картину, надо не меньше ума, чем для того, чтобы написать ее».

В 1947 году, желая, по завету односельчан отобразить «весельство» их жизни, написал Пластов свою разноцветную «Ярмарку». Площадь ярмарки залита солнцем, вдали – уходящая гроза. Большую часть картины занимает карусель. Как она разукрашена! Как счастливы мальчишки на расписных конях. Все крутится, визжит от радости. Но самые счастливые люди на полотне – не дети. Слева два старика, те, что в годы войны работали в поле, уходили в партизаны. Сейчас они идут, не помня себя от счастья. А рядом внук в военной фуражке, с орденами. Выжил, победил, вернулся. Картина настолько радостна, что кажется, ноги сейчас сами пойдут в пляс.

После войны все стало праздником. Работа – праздник, выборы во власть – праздник. Выборы имели огромное значение в жизни советских людей. Выборы – это акт доверия, символ благодарности народа своей социалистической Родине. Люди истосковались по радости, и выборы оформляли особенно пышно.

«Едут на выборы» 1947 г. В чем же виден праздник? Женщины надели самые нарядные платки, мужчины – теплые тулупы. Рядом с кокетливой рыжеволосой девушкой задумчивое лицо молодухи в белом платке. Может, вспоминает мужа, которого забрала война. И что-то уж сильно мал гармонист, съезжает гармонь на ноги, и он топырит ноги, чтобы не дать гармони соскользнуть. Сильно и ярко написана эта картина.

Идеи захватывают мастера. Вот он уже живет новой картиной. 1957 год. Из-под кисти мастера выходит полотно «Август колхозника». Перед нами крестьянский двор, старые и мрачные постройки, длинные тени. И вдруг во двор въехал колхозный грузовик. Перед зрителем счастливый момент: на земле аккуратно расстелены половики, на них ссыпают янтарное зерно. Оно, словно солнце, спустилось в этот темный двор. Тут все его обитатели. Опираясь на клюку, стоит старик. Даже пес понимает, что в дом пришла радость. На крыше в ожидании обеда сидят голуби. Словно золотой песок пересыпает с ладони на ладонь маленькая девочка. Зритель понимает, что хлеб – вознаграждение за год работы колхозника. И опять же на картине – земляки «Лександрыча».

В 1951 году появилась картина «Ужин трактористов». Она подытожила десятилетия раздумий художника о новой деревне. Пашет теперь поле железный конь. Трактор. И первый парень на деревне, конечно же, тракторист. Как изобразить тракториста, думает Пластов. С гармонью? Кто же узнает, что он тракторист? Нет, тракториста надо писать на земле, чтобы вспаханной пахло от картины, травой пахло. Утром? Или в разгар рабочего дня… Напишу тракториста вечером, решил художник. Тракторист устал и трактор устал. Доярки пахарям молоко принесли. Много раз видел художник, как меняется поле в течение суток. Днем зеленое, а на закате красным становится, синим, когда солнце зайдет. Самое красивое поле – красное. Вот его и написал Пластов. Написал освещенного огнем заката тракториста, мальчика плугаря. И девочка в белом льет в миску из бидона молоко. А за ними – незнающий отдыха трактор. У него еще не заглушен мотор, дымит, значит, перерыв на ужин короткий. На холсте застыло мгновение. Так и будет отрезать ломоть хлеба тракторист, будет литься молоко.

Теперь обратимся к излюбленной теме Пластова – пастухам. Со знанием дела написана картины «Витя-подпасок» 1951 г. и «Пастушонок» 1966 г. Полотна эти разные. По цвету, пейзажу, по образам мальчиков. Но есть и общее: любовь художника к персонажу. На плечи мальчиков легла огромная ответственность и тяжелая работа по выпасу крестьянского стада. На картине «Витя-подпасок» вечер, стадо идет домой. Мужчин после войны было мало. Кого назначали пастухом? Инвалида? Такая работа ему не под силу. Тяжесть пастушьей доли ложилась на неокрепшие плечи вот такого Вити-подпаска. Гордо ведет он домой деревенское стадо. Мальчика надо уважать – такой принцип русской деревни.

И словно продолжением картины «Витя-подпасок» стал написанный через пятнадцать лет «Пастушонок» 1966 г. В первой картине автор показал героическое начало. Подросток, как наследник Трех Богатырей. «Пастушонок» же изображен лирично, прозаично, даже с юмором. Глядя на него, трудно не улыбнуться. Смотрите, как азартно он ест хлеб, посыпанный земляникой. Как по-хозяйски организовал он свой обед. Даже картошку испек на костре. Мальчик беспечен и счастлив. Эта картина звонче и ярче предыдущей.

 


Все картины Пластова можно назвать повествовательными. Они – рассказ о том, как люди в Прислонихе живут и работают, веселятся и отдыхают.

Но есть у Аркадия Пластова и картины, которые можно назвать повестью, романом. Например, «Летом». Это подробное описание лета, страды, полдника в тени дерева, купания. Такие картины, похожие на стихи и песни, Пластов писал в последние годы. На первый взгляд, они бессюжетны. Лежит мальчик на траве, люди срубили дерево. Ну и что? По силе ощущений, по чувству любви к Родине, к своему народу эти картины и кажутся стихами и песнями. «Смерть дерева» – картина о жалости. Много лет дерево шумело листвой, пило соки из земли. Жалеет это дерево старик, изображенный на полотне. Уважение ко всему живущему на земле испокон веков было свойственно крестьянину. Людям, не жалеющим природу, не прочесть смысл этой картины.

Или вот картина «Юность». Про что она? Про юность. Об этом говорит цвет травы и поза мальчика. На полотне все молодо. И пусть вечно длится этот день.


Но самая поэтическая картина родилась в 1952 году. Это «Родник». Девушка пришла по воду к роднику. Ведро уже полно, вода льется через край. Но девушка не торопится уходить. Она заворожена звоном и видом воды, словно сама превратилась в ветлу, и как ветла готова стоять здесь вечно. Сердцем написана картина, сердцем и надо ее читать. Впрочем, как и все картины замечательного русского художника Аркадия Александровича Пластова. Он прожил долгую жизнь и оставил нам бесценное наследство – развернутую эпопею крестьянского бытия родной его сердцу Прислонихи. Его картины важны не только как свидетельства очевидца, но и как гимн трудолюбию, моральной чистоте русского народа. Памятник родному народу поставил крестьянин из русской деревни Прислониха Аркадий Александрович Пластов.

 

Литература:

Жукова А. С. Пластов из Прислонихи: документально-художественная повесть / А. С. Жукова. – М.: Детская литература, 1982. – 190с.

А. А. Пластов / Составитель альбома Н. А. Пластов, авторы статей Н. А. Пластов, В. П. Сысоев. – Л.: Художник РСФСР, 1979. – 311с.

Долгополов И. В. Певцы Родины: очерки / И. В. Долгополов. – М.: Молодая гвардия, 1981. – 271с., ил.

Беда Г. В. Живопись: учебник для студентов педагогических институтов/ Г. В. Беда. – М.: Просвещение, 1986. – 192с.

Ягодовская А. Т. От реальности к образу. Духовный мир и предметно-пространственная среда в живописи 60-х, 70-х годов/ А. Т. Ягодовская. – М.: Советский художник, 1985. – 184с., 85 ил.

Земля и люди: альбом / составитель Е. В. Можуховская, вступительная статья Е. И. Зверькова. – Л.: Художник РСФСР, 1982. – 190с.

Долгополов И. В. Мастера и шедевры/ И. В. Долгополов т. 3. – М.: Изобразительное искусство, 1988. – 784с.

 

Валентина Тюрина, Центральная библиотека им. А.С.Пушкина

Всего просмотров этой публикации:

Комментариев нет

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика