суббота, 30 марта 2019 г.

Азбука нравственности в стихах. Клевета

 
Клевета – оговор с целью опорочить кого-либо, ложное обвинение; навет, инсинуация – клеветнические измышления преимущественно в печати, в официальных высказываниях.

Клевета
Она ползёт, она шипит змеино.
Метёт углы шершавым языком.
И тянется по следу длинно-длинно.
И к дому подбирается тайком.

И по дорожке заспанной, полночной,
Когда стоят все двери под крючком,
Она крадётся к скважине замочной
И оловянным пялится зрачком.

Потом идёт по городу судачить.
Живых и мёртвых исподволь бранить.
Ей надо всё вокруг переиначить.
Пересобачить. И перечернить.

Ей надо сделать сильного бессильным.
Людскую радость завистью скосить.
И в мелкозубой ярости крысиной
Слушком поганым душу укусить.

И спрятаться. И в тайнике безвестном
Скрипеть пером, ползучим и тупым.
Ей надо сделать честного бесчестным.
Мечту бескрылой. Зрячего слепым.

О, дай мне время, зрение такое,
Чтоб за сто вёрст найти наверняка
Стреляющего подлою строкою,
Укрытого в норе клеветника.

Он стОит слёз, он столько стоит крови,
Что я – в людскую веря доброту –
Без лишних слов, без долгих предисловий
Рубил бы языки за клевету!
С. Островой

Сплетня
Перед сплетней лихой
Не склонив головы —
Оградим наших жён
От хулы. От молвы.

От поганых наветов.
От злого слушка.
От гадюки,
Что жалит исподтишка.

От отравного хлеба.
От горькой воды.
От горючей, плакучей,
Кромешной беды.

Сколько было размолвок.
И сколько смертей.
Криворотого зла.
Ликовавших чертей.

Сколько было на свете
Разбитых сердец.
Будь ты проклят, писец.
Анонимный писец.

Перед сплетней лихой
Не склонив головы—
Оградим наших жён
От хулы. От молвы.
С. Островой

Клеветники
Я не знаю, ну что это в нас такое
И какой это все приписать беде?
Только слыша подчас про людей дурное,
Мы легко соглашаемся, а порою
Даже верим заведомой ерунде!

И какой все нелепою меркой мерится.
Вот услышит хорошее человек,
Улыбнётся: как видно, не очень верится,
А плохое запомнит почти навек!

То ль кому-то от этого жить острее,
То ли вправду не ведают, что творят,
Но, чем сплетня обиднее и глупее,
Тем охотней и дольше ее твердят.

А раз так, то находятся «мастера»,
Что готовы, используя глупость эту,
Чье-то имя, поддев на конец пера,
Очернить и развеять потом по свету.

И ползут анонимки, как рой клопов,
В телефонные будки, на почты, всюду,
Чтоб звонками и строчками лживых слов
Лицемерить и пакостить, как иуды!

Но всего удивительней, может статься,
Что встречаются умные вроде люди,
Что согласны копаться и разбираться
В той плевка-то не стоящей даже груде!

А «жучки-душееды» того и ждут:
Пусть покрутится, дескать, и пусть попляшет!
Сколько крови попортит, пока докажет,
Говоря фигурально, «что не верблюд»!

А докажет, не важно! Не в том секрет.
Все ведь было разыграно честь по чести!
И нередко свой прежний авторитет
Человек получает с инфарктом вместе...

А порою, как беженец на пожарище,
Он стоит и не знает: с чего начать?
Гром затих, только силы откуда взять?
Нет, нельзя и неправильно так, товарищи!

Пусть умел и хитёр клеветник подчас,
И на хвост наступить ему часто сложно,
Только дело в конечном-то счете в нас,
И бороться с мерзавцами все же можно!

Коли сплетня шмелем подлетит к плечу,
Не кивай, а отрежь, как ножом: – Не верю! –
Нет, не то чтоб: «подумаю» и «проверю»...
А: – Не верю, и кончено. Не хочу!

А случилось письмо тебе развернуть,
Где коварства – преподлое изобилие,
Ни обратного адреса, ни фамилии,
Плюнь, порви и навеки о нем забудь!

Если ж вдруг в телефонные провода
Чей-то голос ехидное впустит жало,
Ты скажи ему: – Знаешь иди куда? –
И спокойно и тихо пошли туда,
Где хорошего в общем-то очень мало...

И, конечно же, если мы неустанно
Будем так вот и действовать всякий раз,
То без пищи, без подленького тумана
Все подонки, как черные тараканы,
Перемрут как один, уверяю вас!
Э. Асадов
Пробралась в нашу жизнь клевета...
Пробралась в нашу жизнь клевета,
как кликуша, глаза закатила,
и прикрыла морщинку у рта,
и на тонких ногах заходила.

От раскрытых дверей –– до стола,
от стола –– до дверей, как больная,
все ходила она и плела,
поминая тебя, проклиная.

И стучала о грудь кулаком,
и от тонкого крика синела,
и кричала она о таком,
что посуда в буфете звенела.

От Воздвиженки и до Филей,
от Потылихи до Самотечной
все клялась она ложью твоей
и своей правотой суматошной...

Отчего же тогда проношу
как стекло твое имя? Спасаюсь?
Словно ногтем веду по ножу ––
снова губ твоих горьких касаюсь.

И смеюсь над ее правотой,
хрипотою ее, слепотою,
как пропойца –– над чистой водою.
Клевета. Клеветы. Клеветой.
Б. Окуджава

Анонимщик
Анонимщик в глаза
Ничего вам не скажет.
Но его анонимная клевета,
Словно уголь потухший,
Не сожжёт, так измажет.
Так и хочется крикнуть в сердцах:
– На черта!

На черта мы боимся пустых анонимок,
За которыми часто –
То подлость, то ложь.
Ишь строчила строчит!
От усердия вымок,
Опозорить кого-то ему невтерпёж.

Если вправду уж больно тебе захотелось
Заклеймить, обличить –
Встань и прямо скажи.
Есть в народе моём одержимая смелость –
Бесконечное мужество чистой души.

Я бы всех анонимок бумажные тонны
Собирал по стране и в утиль бы сдавал.
Можно было, к примеру, издать Сименона
Или книжицу «Правил хорошего тона»,
Иль иной в гигиене полезный товар.

Эй, вы скрытые некто – без лиц и фамилий!
Пусть писания ваши не будут вам впрок!
А скажите – вы душу свою не помыли
Перед тем, как берётесь за чистый листок?!
А. Дементьев


Клевета
И всюду клевета сопутствовала мне.
Ее ползучий шаг я слышала во сне
И в мёртвом городе под беспощадным небом,
Скитаясь наугад за кровом и за хлебом.

И отблески ее горят во всех глазах,
То как предательство, то как невинный страх.
Я не боюсь её. На каждый вызов новый
Есть у меня ответ достойный и суровый.

Но неизбежный день уже предвижу я, –
На утренней заре придут ко мне друзья,
И мой сладчайший сон рыданьем потревожат,
И образок на грудь остывшую положат.

Никем не знаема тогда она войдет,
В моей крови её неутоленный рот
Считать не устаёт небывшие обиды,
Вплетая голос свой в моленья панихиды.

И станет внятен всем её постыдный бред,
Чтоб на соседа глаз не мог поднять сосед,
Чтоб в страшной пустоте мое осталось тело,
Чтобы в последний раз душа моя горела
Земным бессилием, летя в рассветной мгле,
И дикой жалостью к оставленной земле.
А. Ахматова

Клевета
Лиловая змея с зелёными глазами,
Я все еще к твоим извивам не привык.
Мне страшен твой, с лукавыми речами,
Раздвоенный язык.
Когда бы в грудь мою отравленное жало
Вонзила злобно ты, не возроптал бы я.
Но ты всегда не жалом угрожала,
Коварная змея.
Медлительный твой яд на землю проливая,
И отравляя им невинные цветы,
Шипела, лживая и неживая,
О гнусных тайнах ты.
Поднявши от земли твоим холодным ядом
Среди немых стволов зелено-мглистый пар,
Ты в кровь мою лила жестоким взглядом
Озноб и гнойный жар.
И лес, где ты ползла, был чудищами полон,
Дорога, где я шел, свивалася во мгле.
Ручей, мне воду пить, клубился, солон,
И мох желтел в золе.
Ф. Сологуб

Клеветникам
Молвы язвительной и дерзкой
Внимая ложный приговор,
Стыжусь ответить бранью резкой
На необдуманный укор.

Гоненья зритель равнодушный,
Я испытал уже давно,
Что злобе черни малодушной
Ответ – презрение одно.

Пускай позор несправедливый
Она готовит мне в тиши, –
Грозу я встречу терпеливо
И сохраню покой души.

Моей невинности сознанье
И незапятнанная честь
Незаслуженное страданье
Дадут мне силы перенесть.

Я прав,– и этого довольно,
И, что бы ни было со мной,
Я не унижусь добровольно
Перед язвительной молвой:

Я не подам руки свободной
Ожесточенному врагу;
Скорей погибну благородно,
Но твердость воли сберегу.
И. Никитин

Клеветник
Он только тем и знаменит,
Что он повсюду письма пишет
И в этих письмах тех чернит,
Кто рядом с ним живёт и дышит.

В нём ни стыда, ни чести нет –
Он всех преследует и травит.
Любой полученный ответ
Он без ответа не оставит.

И с клеветой, и с клеветцой
Он предстаёт перед законом,
Где – беззащитною овцой,
Где – волком, где – хамелеоном.

Он тонко маскирует ложь
И склоки сеет, как заразу.
Его не сразу разберёшь,
Раскусишь и поймёшь не сразу!

Он – «справедливости родник».
А между тем на самом деле
Он просто-напросто гнойник
На чистом и здоровом теле!
С.Михалков

Грязная работа
Две потаскушки – Ложь и Клевета,
Явились в некий Дом согласно приглашеньям.
С подчеркнуто-особым отношеньем
Сажают их, двоих, на лучшие места
И говорят в лицо: – Без вас нам не прожить!
Могли бы вы нам службу сослужить?
– Ну, что ж! –
На это отвечает Ложь, –
Когда правители чего-нибудь боятся
И черные дела по воле их творятся,
Не в первый раз
Они на помощь призывают нас.
Мы говорим на многих языках,
Держа печать и микрофон в руках,
Мы выступаем в самом разном стиле,
В любых обличьях. Лишь бы нам платили!…
Контракт подписан. Разработан план.
Пакует Клевета дорожный чемодан:
– Я еду в Бонн, потом лечу в Мадрид!
– А я в Женеву! – Ложь ей говорит.
И закипела тут работа:
Идут в набор статьи, печатаются фото,
Ползут потоки лжи по радио в эфир.
Ложь на трибуне. Клевета в газете.
За фактом факт – всё в искаженном свете!
Боясь войны, живет в тревоге мир…
Но есть еще и Правда на планете!
Когда она в бою – она всегда сильней!
И Ложь и Клевета бессильны перед ней!
С. Михалков

Клеветник и змея
Напрасно про бесов болтают,
Что справедливости совсем они не знают,
А правду тож они нередко наблюдают:
Я и пример тому здесь приведу.
По случаю какому-то, в аду
Змея с Клеветником в торжественном ходу
Друг другу первенства оставить не хотели
И зашумели,
Кому из них идти приличней наперед?
А в аде первенство, известно, тот берет,
Кто ближнему наделал больше бед»,
Так в споре сем и жарком и немалом
Перед Змеею Клеветник
Свой выставлял язык,
А перед ним Змея своим хвалилась жалом;
Шипела, что нельзя обиды ей снести,
И силилась его переползти.
Вот Клеветник было за ней уж очутился;
Но Вельзевул не потерпел того:
Он сам, спасибо, за него
Вступился
И осадил назад Змею,
Сказав: «Хоть я твои заслуги признаю,
Но первенство ему по правде отдаю;
Ты зла – твоё смертельно жало;
Опасна ты, когда близка;
Кусаешь без вины (и то не мало!),
Но можешь ли язвить ты так издалека,
Как злой язык Клеветника,
От коего нельзя спастись ни за горами,
Ни за морями?
Так, стало, он тебя вредней:
Ползи же ты за ним и будь вперед смирней»,
С тех пор клеветники в аду почетней змей.
И. Крылов

Клевета
(Ария дона Базилио из оперы Джоаккино Россини «Севильский цирюльник»)
Клевета вначале сладко
ветерочком чуть-чуть порхает.
И, как будто бы украдкой,
слух людской едва ласкает,
и журчит, как ручеёк, как ручеёк,
тихо, тайно, полегоньку
проползает всюду, всюду,
незаметно, потихоньку,
постепенно всему люду
ум и сердце наполняет, наполняет
и из уст в уста летает,
как затверженный урок.

Всё сильнее с каждым часом
возникает толкованье,
вот гремит уж общим гласом,
стало общим клеветанье,
вот, как буря, разразилось,
загремело, покатилось,
загремело, покатилось
неудержною волной.

Гул сильней всё нарастает,
гул сильней всё нарастает,
в ужасе трепещут люди,
и, как бомба, разрываясь,
клевета всё потрясает
и колеблет мир земной.

Тот же, кто был цель гоненья,
претерпев все униженья,
погибает в общем мненье,
поражённый клеветой,
да, клеветой!
Чезаре Стербини, русский текст Р. Зотов

Клевета
Напечатали в газете
О поэте.
Три миллиона прочитали эту
Клевету.
Незнакомцы,
Незнакомки,
Шлют поэту:
Анонимки:
– Спекулянт!
– Бандит!
– Убийца!
– Печать не может ошибаться!
– А еще интеллигент...
– Справедливые слова.
Общественность – она права. –
Сказали чукчи и эвенки.
Редактор не подал руки...
Друзья-интеллигенты
Поэту принесли венки
И траурные ленты.
А поэт пропал без вести
Говорят, уехал в гости.
Ни покаяния,
Ни завещания,
На двери
Три буквы –
На прощание.
На окраине Москвы
На шоссе и в лесу
Поутру по росе
Идет бандит и спекулянт:
Каждая росинка – чистый бриллиант!
Хорошо убийце
На зеленом лугу!
В солнце
Лес дымится
На другом берегу.
Посвистывает птица –
Газеты не боится!
Г. Сапгир

Анонимщикам
Пошла охота, знать, и на меня –
Всё чаще анонимки получаю…
Я всем вам, братцы, оптом отвечаю,
Хотя и знаю ваши имена.

Какой опоены вы беленой,
Какой нуждой и страстью вы гонимы,
Сидящие в засаде анонимы,
Стократно рассекреченные мной…

С какой «великой» целью вы в ладу,
Когда часами спорите в запале,
Попали вы в меня, иль не попали,
И, если – да, когда ж я упаду ?..

Но если даже я и упаду
И расколюсь на ржавые запчасти,
То чьё я обеспечу счастье,
И чью я унесу с собой беду ?..

Вот снова пуля срезала листву
И пискнула над ухом, точно зуммер.
А я живу. Хвораю, но не умер.
Чуть реже улыбаюсь, но живу.

Но – чтобы вы утешились вполне
И от трудов чуток передохнули –
Спешу вам доложить, что ваши пули –
От первой до вчерашней – все во мне.

Не то чтоб вы вложили мало сил,
Не то чтоб в ваших пулях мало яда, –
Нет, в этом смысле всё идёт как надо,
Но есть помеха – мать, жена и сын.

Разбуженные вашею пальбой,
Они стоят бессонно за плечами, –
Три ангела, три страха, три печали,
Готовые закрыть меня собой.

Я по врагам из пушек не луплю,
Не проявляюсь даже в укоризне,
Поскольку берегу остаток жизни
Для них троих, для тех, кого люблю.

И ненависти к вам я не таю, –
Хоть вы о ней изрядно порадели! –
Вы не злодеи, вы – жрецы идеи,
Нисколько не похожей на мою.

А кто из нас был кролик, кто – питон,
Кто жил попыткой веры, кто – тщетою, –
Всё выяснится там, за той чертою,
Где все мы, братцы, встретимся потом…
Л. Филатов

* * *
Клевета, шантаж, подлоги –
Стиль, стилистика, приём,
Век высоких технологий,
Русофобщины подъём, –
Семь слогов пою в дороге:
Живы будем – не помрём!

Русофобщина в разгаре –
Стиль, стилистика, приём,
Нас вульгарно оболгали
Гитлерические твари!
Что в моём репертуаре?
Живы будем – не помрём!

Клевета, подлоги, травля –
Стиль, стилистика, приём,
Русофобщина – как травма –
Корчит запад скрипалём!
Семь слогов – и сгинь отрава:
Живы будем – не помрём!

Вся Россия виновата,
Что не лезет в гроб живьём,
Что она великовата,
Не годится для захвата, –
Эта песня навсегдата:
Живы будем – не помрём!
Ю. Мориц

Клеветники
Всё то, что свято, оплюют,
героя шулером ославят,
и собственный карман набьют,
да и услужливость проявят.

Но верю в справедливый суд,
когда сквозь времени потемки
всех их – клеветников, иуд,
к ответу призовут потомки.

Пусть будет суд потомков строг,
но мы в родной российской сини,
мы твёрдо знали – с нами Бог.
А те, другие… да Бог с ними.
В.Патрушев

Клевета...
Клевета, клевета, клевета...
Словно плесень въедается в сердце,
И в ответ из души пустота,
Вдруг пугает открытою дверцей…

Свет померкший доверчивых глаз,
И в гримасе застывшие губы…
Повторённая  множество раз,
Клевета всё живое в нас губит…

Так не вы ли? – Скажите, как есть!
В мою душу друзьями стремились?..
Скрыв под масками зависти желчь,
В неё ядом злословий излились…

Ожидали,  что я надломлюсь?
Да!  Душа ещё долго  кровила…
Я за вас неразумных молюсь…
Вы, не зная, мне Имя отмыли!..*
И. Швец

Клевета
Клевета сбивает с ног,
не даёт потом подняться.
Как прокисшее вино
начинает растекаться
вдруг по чьей-нибудь судьбе,
покрывая липкой грязью.
Может и пристать к тебе.
И когда какой-то мразью
среди грешной суеты
будешь в миг ославлен ты,
то поймёшь: страшней навета
ничего на свете нету.

Клевета сжигает души.
Иногда почти до тла,
мир добра привычно руша,
удлинняя цепи зла.
Эти цепи, обвиваясь
скользкой мерзкою змеёй,
свой властью наслаждаясь,
нас сжимают. И порой
редко кто из под удара,
не пав духом, не солгавши,
может выйти. И не даром
к лжи, наветам, даже фальши
тот, кто властью наделён
прибегает. Знает он,
чтоб соперника убрать –
надо просто оболгать.

Клевета сбивает с ног.
Клевета сжигает души.
Что на это скажет Бог?
Он молчит. Устал и слушать,
как поносим мы друг друга.
Он не этому учил.
А вот мы бежим по кругу,
часто из последних сил…
С. Калита

Клевета
Мне говорят: Умнее будь – молчи,
Пускай живут, пускай себе клевещут.
Тем, кто годится только в палачи,
Их клевете берут, и рукоплещут!

Их клевету берут, боготворят,
И чем нелепей, тем ей больше верят.
Бери и лги, что хочешь, всё подряд,
И клевещи… – да кто ж тебя проверит?

Да кто ж тебя во лжи изобличит?
Кто видел всё? Кто слышал всё? Кто знает?
Мне говорят: Умнее будь – молчи,
Пускай живут и честь свою теряют!

Теряют то, что изначально есть.
Поэтому, им нечего терять!
Их клевета ведь этим и живёт,
Что мы молчим!
С. Ирза

* * *
Поверить в Клевету так просто,
Одежд и лиц красивых море,
Лапшу навесит без вопросов,
Лишь рот раскроешь, запоёт.

Есть у неё сестра Невежда,
Одета в ярких фраз хитон,
Скользит змеёй их голос нежный,
И обволакивает в сон.

И впасть в зависимость от монстров,
Так быть царём, как Птолемей,
Развесив уши без вопросов,
И Лжи внимая у дверей.

Владеет Подозренье миром,
Пронзит обидой, вознесёт,
На трон поставит пред кумиром,
Иль речью сладостной прижмёт.

О, Глупость, как ты хлопотлива,
Твоим устам бы воду пить,
Тогда была бы горделивой,
Ты из болот бормочешь муть.

Приходит Зависть из трясины,
В изодранном плаще монах,
В елейной речи слёз осины,
Чтоб в дым окутать сердце, в прах.

Коварство сзади меч вонзает,
Вплетая ленты и цветы,
А с ним и Ложь уж выплывает,
Подруга вечной Клеветы.

И Клевета с огнём в руках,
Готова вмиг сразить дробиной,
Чтоб душу ниспровергнуть в Страх,
И сделать голову повинной.

О, Глупость, как ты тороплива,
Поверив сладостным речам,
Путей не ведая счастливых,
Доверив выбор палачам.

Невинность Правду обнажает,
И целомудрием манит,
Перстом на небо, обжигая,
Лишь сзади всех благоволит.

Она проста, робка, неслышна,
В ней океан людских миров,
Но тот, кто Чувствами услышит,
Того она возвысит вновь.

Раскаянье с ней рядом бродит,
От злобы платье разодрав,
И взгляд её пустой, уродлив,
И чёрный тон одежд, кровав.

Есть меры высшей справедливость,
То Истина Нагая, без прикрас,
Она последняя , как милость,
Но свет её горит и не погас...
Г. Соловьева

Клевета
Живешь и чувствуешь бессилье
Перед людскою клеветой,
Она – над разумом насилье
И дышит подлостью одной.

Она не ведает пощады,
Ей голос правды незнаком,
Ей лучше нет другой отрады,
Чем жить в злословии своем.

И эту ложь неправды вздорной
Бездушный, черствый человек
Берет, как меч, для целей черных
И тем доволен целый век.

Ему нет дела до участья
К тому, кто истиною прав,
Желает он другим несчастья,
В себе все честное поправ.

Он ждет, как хищник, жертвы мщенья,
Чтоб клевету на свет пустить.
Такие люди в озлобленье
Без мук других не могут жить.

А ты, измученный бедою,
Гонимый злобной клеветой,
Живешь лишь правдою одною,
Своею честностью простой.

И только думаешь в тревоге,
Услышав в сердце скорбный стон:
«Где справедливость ваша, Боги,
Где человеческий закон?»
В. Павелин

Тебя критикуют и критика несправедлива?
Тебя критикуют и критика несправедлива?
Опять осуждают стоящие там, за спиной?
Так то от того, что умна и в добавок красива…
Им как пережить, что судьба не воюет с тобой?

Ты их не ругай, не ищи нужных слов, оправданий…
В себе береги чистоту, доброту и любовь…
Им сложно живётся в интригах, и в сплетнях, в обмане…
В ответ ты обидных речей никогда не готовь!

Ведь если бы люди на лай за спиной отвечали,
Они никогда не добились бы в жизни высот.
А люди всегда тех, что там, впереди, поливали
Озлобленной критикой, той, что у Бога не в счёт…

Тебя критикуют и критика несправедлива?
Прости их, ведь зависть – порок, что на сердце стеной,
В ответ пожелай личной жизни без горя, счастливой…
Им скучно всё время стоять за твоею спиной…

Запомни, счастливые люди не смотрят в затылок…
На тех, кто стоит впереди, никогда не шипят…
Прощение и сострадание – нужная сила…
Любовь с добротой – самый стильный и яркий наряд…
И. Самарина-Лабиринт

О критике
Быть похваленным
Я не стремлюсь.
Похвалы я стыжусь и боюсь.
Если хвалят меня, замечаю:
Это многих людей огорчает.
Если же критикуют меня –
Огорчаюсь один только я,
А другие сияют, ликуют…
Я за радость!
Пускай критикуют.
Г. Ладонщиков

Клевета
Клевета – страшнее всех оружий,
Даже пули плавит на лету.
Но её использовать не нужно,
Ведь Аллах не любит клевету.

Расставайтесь люди с клеветою,
Ведь она несёт лишь неуспех.
Ведь она является – бедою,
Ведь она – наш самый тяжкий грех.

Навалявшись в зависти по уши,
Нагулявшись с ненавистью злой,
Клевета вернется в ваши души,
И в груди уляжется змеёй.

Всё в ней есть и дерзость перед Богом,
Трусость перед Правдой и Людьми,
Ведь она повенчана с пороком,
Зря ли Язвой Мира нарекли.

Надо, надо голову скрутить ей,
Вырвать вместе с мерзкой шеей всё,
Тем, чью кровь считала колоритней,
Но больше тем, кто породил её.

Или словами, или же деяньями,
Все грешны пред Силою Небес,
Все мы ходим в грешном одеянии,
С чистой непорочностью вразрез!

Не спешите и не клевещите,
Нам на то не выданы права.
Мелкий грех кому-нибудь простите,
Чтоб Аллах простил вам ваши два.

Клевета – она как снежный ком,
Что с горы столкнули злой рукой.
Обретая силу, рушит дом,
Рушит судьбы и крадёт покой.

Нет у ней ни друга ни подруги,
Беспощадно бьёт того и ту,
Нечестивцам возвращая муки,
Платит клевета за клевету!

Как ни жаль, но срок ей не назначен,
И живёт она, не думая тужить,
Как же быть? Ответ здесь однозначен,
Просто с ней не надобно грешить.

Клевета, ребята, не игрушка,
Бумерангом бьёт больней, чем плеть,
Клевета – коварная «старушка»,
Подлости которой много лет!

В юности терзала наших предков,
Бегая чумой из дома в дом,
Будет нас она трясти нередко,
И потомков потрясёт потом.

Прочь гоните эту злую врушку,
И тогда, сквозь годы, может быть,
Эта вечно жившая «старушка»,
Вдруг начнёт себе могилу рыть.

Правда поплавком всплывёт наружу
Ложь свою проглотит маету,
Значит верить клевете не нужно,
Надо ненавидеть клевету!
Д. Цолоев

Клевета
Музыка В. Рагимов
Как просто верить клевете.
Она так незамысловата!
Но пробивает щит и латы,
она всегда на высоте.

Она глаза закроет вам.
Нет, вы закроете их сами.
Ловя запущенный в вас камень,
чужим поверите словам.

Здесь главное всегда – начать.
С откоса камушек – в дорогу!..
А в остальном – три «не» помогут –
«не верить», «не любить», «не ждать».
А. Шахгелдян

В этой серии:
Одиночество
Оптимизм
Осуждение
Отзывчивость
Относительность.
Память
Патриотизм
Пессимизм
Подлость
Подхалимство
Порядочность
Постоянство
Пошлость
Правда
Предательство
Приспособленчество
Прямота
Пустословие
Равнодушие
Разочарование
Ранимость
Раскаяние
Ревность
Решительность
Самодостаточность
Самопожертвование
Самосовершенствование
Свобода
Сердечность
Сила духа
Скромность
Скупость
Смелость
Смысл жизни
Совесть
Созидание
Сострадание
Сочувствие
Справедливость
Спокойствие
Стойкость
Страх
Судьба
Суета
Терпение
Требовательность
Трудолюбие
Трусость
Тщеславие
Удивление
Упорство
Упрямство
Хамство
Хитрость
Хорошие люди
Цель
Цена времени
Цена слова
Человечность; Человеколюбие
Честь
Честность
Чёрствость
Чистосердечие
Чуткость
Щедрость
Эгоизм

Продолжение следует... 

2 комментария:

  1. Страшно, когда приходится сталкиваться с клеветой и сплетней...

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...