среда, 2 января 2019 г.

Екатерине Серовой – 100 лет



2 января – 100 лет со дня рождения Екатерины Васильевны Серовой (1919-1984), русской детской поэтессы. Те, кто ходил раньше в детский сад, наверняка помнят её стихи, ведь их учили наизусть, особенно о цветах. Помните: «Носит одуванчик желтый сарафанчик. Подрастет – нарядится в беленькое платьице», «Погляди-ка, погляди-ка, что за красный огонёк? Это дикая гвоздика новый празднует денёк», «Колокольчик голубой поклонился нам с тобой», «Их видимо-невидимо, не сосчитаешь их! И кто их только выдумал – веселых, голубых?»… Добрые, простые, легко запоминающиеся строки, однажды войдя в нашу жизнь, оставались навсегда в сердце каждого, потому что они сами – живые, как цветы. 

Помните, как Екатерина Серова познакомила с добрым великаном? С виду это был обыкновенный мальчишка, но он мог стать сказочно огромным, мог творить чудеса, а мог и наделать бед. Но великан не хотел быть злым, потому что он – добрый великан! А стихи про геолога, который обладал удивительной настойчивостью и всё-таки отыскал… конфеты! Или стихи про маму, без которой просто никак не навести порядка в доме. Но вот явилась она – и, как по мановению волшебной палочки, все вещи занимают свои места, маленький Андрюшка прекращает плач, и даже кот, который весь день орал, перестает мяукать… А смешная история про рыжих кошек, за которыми гонялся целый квартал?
М. Яснов: «Одна из книжек Екатерины Васильевны Серовой открывается таким четверостишием:
Ветерок спросил, пролетая:
– Отчего ты, рожь, золотая? –
А в ответ колоски шелестят:
– Золотые руки растят!
Если представить все стихи, написанные Екатериной Васильевной, вот такими колосками на широком поле, то можно сказать, что у их автора, действительно, золотые руки и золотое сердце».
Екатерина родилась 2 января 1919 года в Вологде. Мать, Надежда Степановна, была школьным библиотекарем, отец, Василий Иванович – учителем. Из автобиографии: «Я родилась в суровом 1919 году в провинциальном городе – Вологде. От постоянного чувства голода меня спасали только книги. Мама читала на ночь сказки и рассказы мне и моей старшей сестре. Поскольку сестра была на семь лет старше, я уже в годовалом возрасте слушала не «баюшки-баю», а сказки Пушкина, Андерсена, братьев Перро... В три года мне захотелось научиться читать самой, но так, чтобы это было тайной для всех. Книга была для меня зашифрованным посланием, прочесть которое мне поможет волшебник Алфавит. Ключи к алфавиту я нашла на ближайших улицах. Это были громадные вывески, значения которых я знала. Я срисовывала их на клочки оберточной бумаги и тайком приносила домой, где тоже старательно прятала (гуляла я одна, родители были заняты, так что никто мне не мешал). Читать Катя научилась по уличным вывескам. «Парикмахерская», «Булочная» и «Почта» открыли ей половину алфавита. Как-то она увидела объявление, которое не смогла прочесть, и обратилась за помощью к прохожему. Тот прочитал: «Приём учащихся в музыкальное училище».
Освоив все буквы, она приступила к книгам: «Я забиралась под стол, со свисающей почти до полу скатертью, и там, никому не видимая, наслаждалась чтением сказок, дополняя свой запас букв. Когда никого не было дома, я шла к заветному книжному шкафу... До верхних полок мне было не добраться, но на нижней полке лежал толстый том – Шекспир в роскошном издании. Какие там были «картинки»! Красавица Оливия и Титания, зловещие ведьмы у кипящего котла, прелестные эльфы, порхающие над спящими людьми, кораблекрушения... Я прочла Шекспира от корки до корки». Прочитав «Гамлета», очень обиделась на датского принца – за то, что тот «наговорил Офелии гадостей и довёл её до безумия».

Моя книга
Повели меня на праздник.
Много было там гостей,
Сто игрушек было разных,
Тьма сластей, мильон затей.

Но всего там было лишку.
А на краешке стола
Удивительную книжку
Я нечаянно нашла.

Что-то в ней такое было,
Что и слов не подберешь…
Сердце сладостно заныло,
Нетерпенья била дрожь.

К незнакомке я подкралась
И открыла на авось…
Мне с тех пор такую радость
Испытать не довелось.

Переполненная счастьем
Я в словах ныряла всласть,
Подчиняясь чьей-то власти,
Признавая эту власть.

Не читала я названья.
Кто писал? Да кто-нибудь!
Ведь тогда мое незнанье
Не мешало мне ничуть.

А меня играть позвали
И не дали дочитать…
Бунтовала я едва ли,
Мне и было-то лет пять.

Ну, совсем уж все некстати –
Шум, возня, ребячий бег…
Так рождается Читатель, –
Чуть поздней, чем человек.

В 1924 г. семья переехала в Ленинград. Сестра – Зинаида Белянкина – работала библиотекарем в Публичной библиотеке Ленинграда. Катя уже начала сочинять стихи и пьесы для домашнего театра: «Вместе с моей подругой Верой, мы разыгрывали спектакли моего сочинения. Я была и автором, и режиссером, и костюмером. Нам приходилось быть и принцессами, и ведьмами, доводилось играть и мужские роли. Так мой детский кумир – Шекспир – продолжал вдохновлять меня. В это же время я начала сочинять стихи». А любимым предметом в школе была литература. Катя мечтала, что её будущая профессия обязательно будет связана с литературой. Но мама спросила у дочери: «А ты готова к тому, что тебе придётся писать неправду? Не готова? Тогда не поступай на литературный факультет». Это были 30-е годы. Уже был арестован отец. И Катя поступила на физфак Ленинградского университета. Физика ей понравилась. А теория относительности Эйнштейна привела в восторг. В университете шутили: «Сам Эйнштейн признаётся, что знает свою теорию на «четыре», а Серова у нас – на «пять»!» После окончания института Екатерина была оставлена в аспирантуре. Готовилась посвятить жизнь науке, стать магнитологом – учёным, изучающим магнитные поля.
В 1941 году ей исполнилось 22 года. В первые месяцы войны рыла окопы под Красным селом. Уже начались бомбёжки. Однажды низко летящий самолёт расстреливал женщин и стариков, не успевших спрятаться. Было видно лицо лётчика-убийцы. О блокаде Екатерина почти ничего не рассказывала и не любила вспоминать.

Воспоминания ленинградки
День войны или День Победы?..
Помню утро июньского дня.
Незнакомые хищные беды
Разом рухнули на меня.

Стало утро безвыходно черным…
Кто сказал мне, что будет рассвет,
Что нельзя откупиться от бед
Ни нытьем, ни поклоном покорным?

Я – увы! – не запомнила дат,
Но об этом мне в разные сроки
Говорили поэт, и солдат,
И мальчишка, забывший уроки.

Помогли мне поэт и солдат,
Я о них никогда не забуду,
Но недетский мальчишеский взгляд
Строже звал к рукотворному чуду.

В горький час любого из нас
Впечатленье будит, как выстрел.
Перед взглядом ребячьих глаз,
Перед взглядом голодных глаз,
Перед взглядом суровых глаз
Лишь чурбан равнодушно выстоял.

И, повздорив с пустым желудком,
Распрямились мы, поднялись.
Вырастал наш день по минуткам,
Как растет терпеливый лист.

Мы тупую голодную лень
Раздавили старанием лютым…
Он не мог не взорваться салютом
День войны и Победы день.

День победы
Этот день, длиной в четыре года,
Оборваться, не начавшись, мог,
Если б кто-то, выпрямившись гордо,
Первым не шагнул через порог.

Было утро – черное, как деготь.
Мы не знали – будет ли рассвет?
И вонзался коршунячий коготь,
Всюду оставляя подлый след.

Падало грохочущее небо,
Корчилась униженная твердь.
«Сдохнешь без надежды и без хлеба! –
Издевалась надо мною смерть.

Тяжесть боя сильные сносили,
Слабым помогали крест нести.
Знать бы, чье последнее усилье
День Победы помогло спасти.

И в геройстве, и в терпенье лютом
Перед правдой были мы равны.
Он не мог не кончиться Салютом –
Несказанно тяжкий день войны.

После войны она начала писать детские стихи. Сначала для маленькой дочери, потом просто для себя. Стала посещать кружок для начинающих писателей. Среди начинающих были Погодин, Сахарнов, Сладков. Екатерина Васильевна вспоминала: «В 50-е годы стала посещать кружок для начинающих писателей при детском издательстве Детгизе. Этот кружок дал мне больше, чем любой литературный ВУЗ. Там собирались талантливые детские писатели, ставшие потом широко известными – Радий Погодин, Святослав Сахарнов, Виктор Курочкин (его будущий фильм «На войне, как на войне» смотрела вся страна). Начали выходить мои первые поэтические книжки». Серова начала печататься с 1949 года.

Поэты
Возможно, что все поэты –
Люди с другой планеты,
Нигде им тут места нету,
И так неуютно это.

Наверное, все поэты
Тонюсенькой кожей одеты,
Их жгут и морозят наветы,
И плохо кончается это.

Упрямые люди – поэты
Стремятся на все дать ответы,
«На что нам ваши советы!»
Бурчат непоэты на это.

Седые дети – поэты
Мечтают при лучике света
Что кто-то... когда-то... где-то
Поймет их. И главное – это.

Со своей семьей до середины 1960-х гг. проживала в Невском районе в коммунальной квартире по адресу: ул. Бабушкина, д. 61, в том самом знаменитом доме, который был известен под прозвищем «колбаса». В Невском районе родились ее дочери и были написаны первые стихи для детей. Дочь Екатерины Васильевны Ольга Стекольникова с нежностью вспоминает Парк культуры и отдыха им. И. В. Бабушкина, Щемиловку, так тогда называлась Фарфоровская улица, где стоит самый длинный дом в городе. Кстати, она тоже пишет стихи и организовала группу, посвящённую творчеству мамы. (СТИХИ ЕКАТЕРИНЫ СЕРОВОЙ | Вконтакте)
Муж Екатерины Васильевны, Лев Борисович Стекольников, был поэтом и писателем-фантастом. Родился в Петербурге в семье ремесленника-переплетчика, в 1930 окончил школу-девятилетку и поступил в Ленинградский топографический техникум. На практике побывал с экспедициями на Северном Урале, в Поволжье и Карелии. Во время Великой Отечественной войны был военным топографом. Воевал на Ленинградском фронте, на Дальнем Востоке. После демобилизации в 1948 стал профессиональным литератором. Автор семи поэтических сборников: «Исток», «Крутая тропа», «В добрый путь!», «Компас», «Трудное счастье», «Время полной листвы», «Добрый след». Будучи страстным энтомологом-любителем и собирателем бабочек, Стекольников опубликовал несколько книг для детей: «Необыкновенный махаон», «Записки Толи Сундукова», «Что такое аскалафус?», ряд повестей и рассказов в периодической печати. К научной фантастике обратился довольно поздно – в 52 года. Написал пять фантастических произведений: «Кладоискатель АВС», «Трехглавый дракон», «Kuzia succinus», «Предупреждает «Меркурий-1» и «Нашествие феррофагов». Он не раз отправлялся в энтомологические экспедиции: в последний раз был в Каракумах весной 1967 года, где пополнял коллекцию насекомых. Екатерина Серова рано стала вдовой – муж умер 19 февраля 1968 года.
Из автобиографии: «Однажды мне на глаза попало объявление о московском конкурсе «На лучшее научно-художественное произведение для детей». Ни на что не надеясь, я послала на этот конкурс только что написанную книжку о цветах, и напрочь об этом забыла. Каково же было мое удивление, когда я получила открытку с приглашением явиться для получения «Почетной грамоты». Через некоторое время Детгиз издал книжку «Наши цветы». И тут ко мне пришел небывалый успех!»
Литературная известность пришла к ней в 1955 году, когда в издательстве «ДетГиз» вышел сборник ее стихотворений «Наши цветы» с иллюстрациями ленинградской художницы Наталии Басмановой. Книга получилась изящная, нежная, гармоничная. Каждое стихотворение в сборнике Серовой посвящено одному хорошо известному цветку: «солнцем налитой лютик золотой», «крепкий, статный и румяный» кипрей, ромашки – «нарядные платьица, желтые брошки», кувшинка на листке, «как на плоту упругом», «неженка великая» повилика…



Тонкий знаток природы, талантливый писатель Виталий Валентинович Бианки написал: «Спасибо за чудесный подарок. Еще и еще раз перечитываю Вашу книжку. И – как всегда при встрече с подлинным искусством – «Цветы» Ваши доставляют мне радость. Вот уж подлинно Вы... оторвали от неба лоскуток, чуть-чуть поколдовали – и сделали цветок!» Когда появились «Наши цветы», Екатерина Васильевна получила из Московского Интерната для слепых детей письмо: «Пришлите как можно больше экземпляров «Наших цветов», слепые дети впервые поняли прелесть простых луговых цветов и полюбили их». «Ваши цветы, – писал Берестов Екатерине Васильевне Серовой, – открыли дорогу стихам о природе. Они объединили и продолжают объединять множество людей».

Его величество случай
В ДЕТГИЗ принесла я стихи о цветах.
NN, как разгневанный витязь:
«Великие стройки у всех на устах,
А вы о цветочках… Стыдитесь!»

На стройках великих бывать не пришлось…
Тут конкурс на тему научную
Москва объявила… Пошлю на авось
«Цветочки» мои злополучные!

И вдруг от NN телефонный сюрприз:
«Явиться Вам надо за премией!»…
Друзья подшутили? Иль теле-каприз?
Лишь зря потеряю время я!

Цветы и наука! Ведь это же дичь…
Но конкурс-то был «закрытый».
Быть может, решили, что лирик-москвич
О теме вспомнил забытой.

NN мне награду вручает, угрюм…
Но – Чудо! – издал мои «цветики».
А после – какой неожиданный бум
В заброшенной детской поэтике:

Сто тысяч – тираж!.. И еще вариант!
Цветочное помешательство!
С «цветами» Басманова – яркий талант –
Идет в другое издательство.

«Цветы» издавали в Москве и в Перми…
Да что же такое случилось с людьми?
Соскучились по природе?
И что-то добавилось, вроде.

Мне тайну успеха открыл интернат,
Где дети слепые жили.
Они полюбили невидимый сад,
Они с ним, на равных, дружили.

Ведь я не описывала цветы –
Характеры их раскрывала,
Детей заслоняла от слепоты,
Особое зренье давала.

Такая душевная близость к цветам
И зрячим понравилась тоже:
То тут появлялись «цветочки», то там…
Рисунки уже непохожи.

Другие художники…Автор забыт…
(Хоть тексты-то неизменны!)
Таков наш сумбурный писательский быт:
Как детям, тесны наши стены
Творениям нашим бренным

Полвека прошло, но живут «цветы»,
(По-моему, это – излишек!)
Но душу мне греют не книжек листы –
Привет от слепых детишек.

Большая редкость, когда книга для малышей получается такой цельной и глубокой. Книга о цветах, но за ними – «большая природа», сама жизнь. Серова доверяет ребенку, его способности видеть и понимать красоту. К примеру, о ландыше она рассказывает так: «Мне кажется, его задень – он тихо зазвенит… Давай послушаем, а вдруг услышим – я и ты…» Стихи Серовой прекрасно подходят для знакомства детей старше трех лет с миром растений. И вместе с тем это настоящая поэзия. Искусная легкость поэтического языка сочетается в них с живым, непосредственным чувством – как будто автор рассматривает цветок в первый раз и удивляется.
А. Крестинский: «Есть у Екатерины Васильевны замечательная способность извлекать из обычного необычное, есть свой, собственный юмор – умный и лукавый. В её книжке «Наши цветы» есть такое стихотворение:
Колокольчик голубой
Поклонился нам с тобой.
Колокольчики-цветы
Очень вежливы. А ты?
Поэт напомнил нам то, о чём мы нередко забываем, но сделал это не занудным поучением, а изящно, с улыбкой. Невольно мы запомним стихотворение, а при случае расскажем его другим. Так возникает эстафета поэзии. Советую вам почитать эту книгу не торопясь. В поэзии есть свои секреты, они открываются только внимательному читателю. Прочтите-ка вслух это четверостишие про гвоздику:
Погляди-ка, погляди-ка,
Что за красный огонёк?
Это дикая гвоздика
Новый празднует денёк...
Достаточно прочесть это четверостишие один раз, чтобы запомнить. И сразу возникает какой-то восторг и невольное желание повторять вслух эти вкусные, чёткие, звучные строки: «Погляди-ка, погляди-ка... Это дикая гвоздика...» В чём тут секрет? Наверно в этих повторяющихся созвучиях, в этой твёрденькой, крепенькой букве «д», которая так настойчиво звучит в стихах. А может быть и ещё в чём-то? Подумайте сами».
С 1958 года Серова была членом редколлегии «Костра», её стихи часто печатались на страницах журнала. Стихи Екатерины Серовой радуют и веселят ребят, ненавязчиво учат доброте, трудолюбию, а главное – неравнодушию. Вспомним хотя бы некоторые, наиболее известные книжки Е.В.Серовой: «Наши цветы» и «Отчего ты, рожь, золотая?», «Мамин день» и «Подскажи словечко», «У Егорки отговорки» и «Невероятный случай», «Мозаика», «Сказка о страхе», «Чудаки», «Новогодние происшествия», «Чудо-книга для малышей» и многие другие. Подборки «Славная семейка» (про грибы), «Морские стихи», «В гостях у Пушкина». «Пропажа», «Как кот стал Котом Котофеичем» и другие.

Почитайте её стихи – и заметите, насколько многогранно её наследие. Нам, как библиотеке им. Пушкина, близки и дороги её стихи о поэте. (Планируем сделать отдельную подборку к 10 февраля). Мир природы – «Зелёная страна» – стихи о цветах, травах, ягодах и грибах, кустарниках и деревьях. Стихи о рыбах, птицах, животных, в том числе о кошках. 
Есть ещё «Подводная страна». Екатерина Серова обладает удивительным даром поэтического описания природы. В её стихах природа одушевлена: героями произведений могут быть и солнышко, и дождик, и мохнатый шмель, и даже морской камешек («Вот что можно сделать лаской!»). С особой любовью описывает Е.Серова цветы, воспринимает их как живые существа и проводит параллель между жизнью цветов и поступками людей. Это кладезь материала для экологического воспитания.
В сборнике «Отчего ты, рожь, золотая» есть обращение автора к читателям: «Дорогой друг! Когда-то я любила собирать маленькие букетики полевых цветов, они мне нравились больше садовых гигантов. Но вот недавно я попала в дачную местность, где не была несколько лет, пошла по тропинке, по которой ходила множество раз, – и не узнала ее! Что такое? Вот знакомый бугорок, вот любимая извилинка тропинки, вот болтливый ручеек… А где же буйно цветущие луга? Не играют друг с другом ромашки, не кивают друг другу колокольчики, не прячется застенчиво фиалка, не полыхают заросли Иван-Чая. Только чахлый клевер да редкие лютики на пожухлой истоптанной травке. Кто же в этом виноват? Мы! Мы все! И мои скромные букетики тоже. Ведь садовник не только срывает цветы в своем саду – он их растит. А мы только рвем, топчем, ломаем ветви. Мы можем сорвать цветок и тут же его выбросить – бессмысленно, безжалостно. Ты скажешь: «Цветы не живые, они ничего не чувствуют, и деревьям тоже не больно!» А ты был цветком или деревом? Ты знаешь, что они чувствуют? Мы знаем, что и цветы и деревья тянутся к свету. А может быть, и к добру? Может, от нас его ждут? А мы им – зло! Сегодня ты сорвешь и бросишь цветок, завтра поймаешь и раздавишь – не думая – чудесную и хрупкую бабочку. А ведь можно пойти и дальше. Можно выместить обиду на безвинной бездомной кошке. Или променять старую больную собаку, без памяти тебя любящую, на интересного породистого щенка. А ведь есть еще и беззащитные люди. И можно… Остановись, пожалуйста, пораньше!» М. Яснов: «От этих бесхитростных слов, сказанных уже много лет назад, и сегодня немного щемит сердце, потому что они правдивы и, к сожалению, злободневны. Екатерина Васильевна просит нас оглянуться, задуматься, не дать совершиться злу. Собственно, для этого и существует поэзия».
Есть ещё «Страна детства». У Серовой много стихов о детях, о школе. В сюжетных стихах о школьной жизни Е.Серова наследует творческую манеру А.Барто. Особенно это ощутимо в раннем сборнике «Единица или нуль?». Екатерина Васильевна очень хорошо понимает школьную жизнь. Когда читаешь её стихи о школе, особенно про весёлого и находчивого Егорку в книжке «У Егорки отговорки», кажется, будто поэт сидел за партой рядом с Егоркой. Он самый обыкновенный, немного лентяй, болтун и фантазер. Наверное, в каждом классе тоже есть свой Егорка, которого ребята только и делают, что ругают. Стихи Серовой незаменимы для нравственного воспитания. В них на положительных и отрицательных примерах показано, что такое настоящие ценности – умение думать, чувствовать, дружить, трудиться. О героизме и трусости, лени и лжи, о лицемерии и эгоизме…Стихи помогут родителям в борьбе с детскими страхами и капризами («Сказка о страхе», «Сказка про капризы»).

Дорога жизни
Какая в жизни первая глава?
Наверно, это – первые слова,
Которые хотел сказать малышка,
Едва родившийся…
Попробуй, их услышь-ка!

Два слова может мама понимать:
«Дай молока!» И это может мать.
Спешит порадовать свое дитя!
Но это можно разгадать шутя.

Малышка гукнул: «Пропустите свет!»
Так просто сделать это – проще нет…
А мама к сердцу прижимает чадо
И заслоняет свет…
Как ей сказать: «Не надо!»

Как тяжко это бремя – немота!
Тебе суют ненужные предметы
И как сказать: «Не то!» или «Не та!»
Язык не слушается, и зубов-то нету.

Но, наконец, задача решена:
Кто скажет: «Ма!», кто: «Дай!», а кто-то: «На!»
И сразу видно, что ребенку важно, –
Не зная зла, он действует отважно!

И если он заботой окружен –
Считай, что он уже вооружен…
Хотя, когда уход домашний слишком истов
Он поражает вялых эгоистов.

Судьба подносит разные сюрпризы,
Не выполняй, малыш, ее капризы.
Найди того, кто даст тебе добро:
Не золото, не сласть, не серебро, –

Научит, как любить и понимать людей, –
А это – очень тонкая наука!
Ведь улыбаться может и злодей,
Понять, где правда – не простая штука!

Ищи ее усердно и найдешь…
Не всю ее… Дорогу к ней хотя бы!
Пускай она колючая, как еж,
Иль скользкая, как кожа жабы.

А ты не бойся и шагай вперед,
Пусть иногда и страх тебя берет,
Его одолевай ты понемногу!
Тогда найдешь ты верную дорогу!

Без нас и с нами
Есть пословица такая
Давних лет:
Хорошо, мол, там, я знаю,
Где нас нет.
Не бывали там печали,
Злые речи не звучали,
Где нас нет.

Значит, надо покориться
Злой судьбе?
Значит, чудо не случится
При тебе?
Значит, правды не увидят
Значит, слабого обидят
При тебе?

Дорогие, мы ведь люди, –
Это ж честь!
Пусть же там прекрасно будет,
Где мы есть.
Позаботимся мы, чтобы
Там не знали лжи и злобы,
Где мы есть.

М. Яснов: Это поэтическое богатство отдано всем нам, читателям, не просто на чтение, не только ради удовольствия, но, прежде всего, чтобы поразмышлять над жизнью и проникнуться добротой ко всему живому, растущему, требующему внимания и заботы. Но в стихах – чтобы они стали стихами – мало выразить какую-то добрую и справедливую мысль: для этого было бы достаточно незамысловатой прозы или простого устного высказывания. В стихах – тем более написанных для детей – важна сама поэтическая ткань и, конечно, игра. Е.Серова умеет поиграть со словами – а на самом деле, именно через такую игру и дается представление о добре и зле, именно в ней содержится лекарство от многих «болезней роста» наших юных героев. А ещё это стихи о семье. О добрых мамах и умелых папах, заботливых бабушках, дружных братьях и сёстрах и об отношениях в семье. Обращает на себя внимание спокойная, деликатная интонация поэта в разговоре с маленьким читателем.
М. Яснов: «Мне посчастливилось долгие годы знать Екатерину Васильевну и общаться с ней. И в глубокой старости она оставалась добрейшим, все понимающим человеком, и когда мы время от времени говорили по телефону, обсуждая порою ее непростую жизнь, не было в ее словах ни нотки просительности, а если и звучали какие просьбы, то не за себя, а за других, ближних, которым следовало бы помочь. Вот этот порыв – навстречу страждущим, был ей присущ всю жизнь и с невероятной цельностью выразился в ее стихах для детей. Все в этих стихах – призыв оглядеться, увидеть красоту, приметить живое, не дать ему погибнуть».
Екатерина Васильевна любила прогулки по лесу и поездки к морю, восхищалась красотой природы, любила всё живое. А ещё очень любила книги, заполонившие всю квартиру. И всегда сохраняла интерес к жизни. Дочь Серовой вспоминает: «Игре со вставными прилагательными нас научил мой двоюродный брат Толя, когда мы встречали Новый год в Старом Петергофе. Участвовать в этой игре могут и два человека, и целая компания. Один берет отрывок из книги, желательно неизвестно какой, а остальные или остальной называют наугад прилагательные, которые приходят в голову. Прилагательные вставляются в отрывок. Куда – это решает вставляющий. Результат получался очень забавным. Начало «Анны Карениной» со вставными прилагательными звучало так: «Все многолетние счастливые семьи адекватны»… Прилагательное «многолетние» предложила жена Толи Тамара, ботаник, которая в тот момент, читала что-то о многолетних растениях. Я, под влиянием тогдашней поликлиническо-аптечной работы, выдавала прилагательные, совсем немыслимые. Например, «бронхиальный». Кто из героев «Анны Карениной» оказался бронхиальным, уже не помню… Мы решили взять игру на вооружение. Через некоторое время я решила усложнить правила игры. Выписала из орфографического словаря прилагательные от «абордажный» до «ящурный». Прилагательные заняли две тетрадки! Для одного отрывка назывались прилагательные только на букву «А». Для следующего – только на букву «Б». И дальше по алфавиту. По заведенному мною правилу одни и те же прилагательные могли повторяться только через месяц. Мама вносила в игру импровизацию, на ходу изобретая прилагательные, которые отсутствовали в словарях: например, «шерлокхолмсовский» или «шлагбаумный». Результаты часто получались неожиданно подходящими. Например:
Сногсшибательная машина. Дикорастущий подросток.
Приструненная гитара. Потусторонняя дверь.
Золотоносные фигуристы. Незабудочные впечатления. Подсолнечный пляж.
Вставляю прилагательные в рассказ О. Генри, где герои в наводнение сбиваются с дороги. Застреваю на фразе: «мы были на границе чего-то с чем-то». Какого чего-то? С каким чем-то?! Спрашиваю совета у мамы. «Чего-то затопленного с чем-то полузатопленным!» – тут же подсказывает мама... Вечером, готовясь ко сну, негромко спрашиваю маму:
– Ты еще не спишь?
– Я прилагаю подбирательные! – отвечает мама сонным голосом.
Как в маминой «Пропаже»: «Раша ныжая была!»

Скончалась Екатерина Васильевна Серова в возрасте 89 лет. Отпевание было 16 января 2008 в СПб крематории. В январе 2017 года впервые петербургским детским поэтам была вручена Литературная премия имени Екатерины Серовой. Детская библиотека № 8 Невской ЦБС стала официальным партнёром литературной Премии имени Екатерины Серовой и будет носить имя поэтессы. Екатерина Серова – автор более 50 книг для детей, член Союза писателей Санкт-Петербурга, классик детской литературы. Её сборник «Лужайка» вошёл в «Золотой фонд литературы для детей». Ряд книг переведён на иностранные языки. По книжке «Сказка о страхе» сняли мультфильм «Волшебные фонарики». Стихи Екатерины Васильевны Серовой хорошо знакомы и современным малышам, а не только их родителям и бабушкам-дедушкам. Вышли за последние годы: «Сказка о страхе», «Мамин день, «Ежовы рукавицы: басни, шутки и загадки про звериные повадки», «Подскажи словечко», «Чудаки», «Мозаика», «Пропажа», «Как кот стал Котом-Котофеичем», «Новогодние происшествия», «Муравьиный поезд». Переизданная «Детгизом» книга «Наши цветы» по-прежнему наполнена ветром, запахами лета и неповторимой авторской интонацией.
«Мамин день». Чудесная тонкая книжка с очень добрыми и теплыми стихотворениями о маме. Открывает книгу стихотворение «Волшебник», ведь действительно, каждая мама – волшебник, который своими руками строит мир малыша, закладывая по кирпичикам его будущее. Оказывается, мамой быть совсем не просто – столько важных дел за день нужно сделать! Но мамы на то и волшебницы, чтобы творить настоящие маленькие чудеса!
«Сказка о страхе». Однажды в лес пришел Страх, и мышонок Малыш решил отправиться в путешествие, чтобы найти того, кто научит зверей и птиц не бояться… Сказка в стихах, написанная Екатериной Серовой, расскажет детям, что победа над страхом – одна из самых больших и важных в жизни!
«Подскажи словечко». В этой книжке собраны увлекательные и познавательные стихи-загадки Екатерины Серовой. Их чтение легко превратить в интересную игру, ведь слово-отгадка прячется в рифме, а выразительные иллюстрации Бориса Калаушина помогут быстро найти правильный ответ!
«Новогодние происшествия». Сколько хлопот под Новый год у доброго волшебника Деда Мороза! Ведь гостинцев на праздник ждут все: и ребята в домах, и зверята в лесу. А тут навстречу запыхавшемуся Деду Морозу – мальчуган по прозвищу Свистун. Взялся мальчишка помочь разнести подарки, да вот беда: все премудрости букваря просвистели мимо его бедовой головы. Как же разобраться, кому какой подарок предназначен? Так и начались в зимнем лесу настоящие новогодние происшествия…
«Пропажа». Пропала рыжая кошка и мальчик пошел её искать. Не нашел, но хоть друзьям пожаловался. И друзья не бросили его в беде: стали ловить и приносить ему разных кошек, котов и котят – вдруг это и есть та самая Пропажа?
«Муравьиный поезд». Короткие звонкие стихи Екатерины Серовой весело и интересно расскажут ребятам о зверятах и их привычках.
«Зеленая страна» В книгу вошли стихотворения: «Кто в лесу живет?», «Славная семейка», «Зеленая страна», «Подводная страна».
Яснов: «Перечитывая сегодня ее давние-давние книжки, мы найдем в них и поразительно точные образы, и совершенно свежие на сегодняшний вкус словечки и рифмы, и то ощущение гармонии жизни, без которой все-таки не может быть поэзии, и уж точно не может быть поэзии детской». Чудесные стихи Екатерины Серовой знакомы уже не одному поколению читателей. Их можно с удовольствием читать и разучивать всей семьёй! Стихи забавные, некоторые даже откровенно смешные, хорошее настроение всей семье обеспечено. Стихотворения вызывают улыбку и теплоту на сердце на весь день. Много поучительного – есть о чем поговорить с ребенком, что обсудить. Стихотворный слог у Екатерины Серовой очень легкий, легок для восприятия и запоминания. А сколько загадок! М. Яснов: «Стихи Екатерины Серовой – это, в основном, лирика для маленьких. Нужна ли она им? Способны ли юные читатели на глубокие и далеко не всегда простые чувства сопричастности природе? Установить это можно только опытным путем: читая стихи. Что мы каждый раз и призываем делать».

Я хотела иметь бы крылья,
Всех друзей бы я облетела,
С каждой полочки сдунула б пыль я,
Нежным ветром обдула тело.

Детям я подарила бы сказку,
Старикам – заботу и ласку,
Молодым – мечты и веселье,
А больным – волшебное зелье.

* * *
Мой стих не будет жить в веках,
Дождавшись той минуты,
Когда меня развеет в прах
Огонь казенно-лютый.

Быть может, скажет кто-нибудь,
Что, мол, жила такая,
А кто-то может и всплакнуть,
Минуте потакая.

Нет, я в бессмертье прорасти
Хочу совсем иначе:
Девчушку глупую спасти,
Зашедшуюся в плаче:
Обиду горькую понять,
Часть ноши на себя принять.

А та девчушка – день придет –
Запомнит этот миг
И отзовется в свой черед
На чей-то слабый крик.

А тот, кого она спасет,
Добро сквозь годы пронесет
И передаст – ладонь в ладонь
Так, как когда-то древний род
Поддерживал огонь.

Бессильно – скажут мне – добро!
Ему ли мир спасти?
Тут надо действовать хитро,
Тут надо сеть плести!

Хоть я не ведаю конца,
Но на своем веку
Не стану слушать хитреца,
Поверю добряку!


О дружбе
Ветер меня не страшит ледяной,
Злые собаки бегут стороной,
Все хулиганы встали спиной,
Значит, со мной кто-то родной.

Мой Петербург
Мне в Петербурге жить не довелось,
(Не говорю о нашем «бурге» новом.
Но Петербург я чувствовала сквозь
Сумятицу веков проросшим словом.

Я в мыслях строила болотный город наш
В разорванной рубахе и в оковах.
Голодная, шатаясь, шла в шалаш,
Чтоб кануть в небыль до мучений новых.

И явью стала мысленная жуть,
Когда настигла город наш блокада:
В опорках, как в оковах, тяжек путь…
Голодный обморок… И снова голос: «Надо!»

Окопы рыли мы, как в дни Петра
Копали рвы «потешные» смутьяны
И против танков мы, как мошкара
Против слонов, сражались зло и рьяно.

И победили! Город был спасен,
Невидимой стеною обнесен.

Теперь я город познаю с трудом:
Былые улицы по-новому зловонны,
Бензиновый угар окутал всё кругом,
За вывесками не видны колонны.

Машин шикарных иноземный стиль
Мне не знаком…
Но дань отдам прогрессу –
Охотно я сажусь в автомобиль…
Чтоб где-то вдоволь походить по лесу.

Увы! В лесу нет норок для людей.
Я возвращаюсь к «бургу» (или «граду»?)
Он все же мой – герой и прохиндей.
И чужеземных мне миров не надо.

Ночью
И забавны, и грустны,
По ночам гуляют сны.
Заберутся под подушки
И колдуют из-под них.
И становятся старушки
Молодыми в тот же миг.

Снова раненых выносят
На войне сквозь дым и чад,
Снова ткут, и жнут, и косят,
Снова: «Горько!» им кричат…

Где девчонки-активистки?
Их в постелях больше нет,
Знаменитые артистки
Покоряют белый свет.

Не мальчишки на постелях
Спят тревожным, бурным сном, –
Это в небо улетели
Космонавты, в основном.

Им вселенная покорна,
Все задачи им ясны…
Под подушкою упорно,
До утра, колдуют сны.

Раскрывает секреты зеркало
Вот ты маме помог добровольно,
А уж как тебе было лень! –
Подмечаю я взгляд довольный,
Мимолетной улыбки тень.
«Героизм» я твой уважаю,
С удовольствием отражаю.

Если ты перетрусил однажды –
Свету белому был не рад! –
А ко мне подошел отважным,
Ты меня не обманешь, брат!
Но грустить еще нет причины, –
Ведь не вдруг мужают мужчины.

А случится тебе разозлиться
И обидеть друга зазря…
Не люблю я злющие лица,
Откровенно-то говоря.
Но тебя я таким отражу.
Может, что-то тебе подскажу?

Каждый может во мне прочесть
Лишь ему понятную повесть.
Все как есть.
Мне неведома лесть.
Но помочь я считаю за честь,
Я ведь, зеркало, ваша совесть.

Письмо старинного книжного шкафа.
(адрес на конверте стерся)
Хоть храню в себе сокровища.
Открываться я все реже стал:
Сторожат меня чудовища:
Равнодушье,
Лень,
Невежество.

И томятся в заключении
Золотые приключения.
Отчеканенные строки
Не найдут к тебе дороги.

Я в плену держу нечаянно
И героев, и поэтов.
В рог трубит Роланд отчаянно…
Не услышит он ответа!

Пять кошмарных лет Сервантес
Прожил пленником в Алжире!
Снова плен.
В большой квартире,
Где царит хрусталь в серванте.

Равнодушью неохота
Внять призывам Дон Кихота.
Ненавистно рыхлой Лени
Санчо дельное правленье.

А Невежество с презрением
Ставит в угол всех философов:
«Дай им только волю, гениям,
Не уйдешь от их вопросов!»

Жаждут нового рождения
Знаменитые невольники,
Ждут от вас освобождения,
О всезнающие школьники!

Избавители любезные,
Награжу вас чудесами!..
Но условие железное:
Путь ко мне найдите сами.

Автор просится в попутчики
Книжный шкаф мы избавим от плена!
И сама я пойду непременно.
Но… чудовищ коварная троица,
Кто подскажет: а где она кроется?
Мы заглянем в себя по пути:
Хоть одно не удастся ль найти?

Просят картины, портреты, фотографии
Погляди ты на нас попристальней
И подумай:
А кто нас берег?
«Дом в лесу», «Корабли у пристани»,
Твой рисунок – смешной зверек?

А вот эту мадонну с младенцем,
Сберегая, что было сил,
Заворачивая в полотенце,
Кто везде за собой носил?

Не за то ли, что с бабушкой схожа,
Так о ней заботился дед?
Ты на бабушкин старый взгляни-ка портрет,
Ведь была она помоложе!

А в тебе еще – кровь прабабки,
Незнакомого прадеда кровь.
Чьи характеры, чьи повадки
Проявились у правнука вновь?

Может предки твои – цыгане?
Или были они хлебопашцы?
Позовут ли гены в скитания,
Или гены крестьянские скажутся?

Ты на нас погляди попристальней
И о ближней и дальней родне
От тебя мы не скроем истины:
Мы не зря висим на стене.

Огорчается автор
К сожаленью бывают такие дома –
Не поверила б я, да видала сама,
Где на стенках – красавцы артисты,
А в семейных альбомах – чисто.

Разговор с горой
Пришла я к горе вчера…
Сурова была гора –
Грозилась ветрами и тучами,
Ершилась кустами колючими.

Сказала почтительно, скромно я,
(Гора ведь такая огромная!);
«Мне бы – прости мою смелость –
Залезть на тебя хотелось!»

Взглянула гора свысока
И подумала наверняка;
«Ну, где уж тебе, убогая,
Смешная козявка двуногая!
Хоть ты и кропаешь стихи,
Да ростом-то – вроде блохи!»

И все же полезла по круче я.
Кусались кусты колючие,
Хлестали ветки бока мне,
Скользили коварные камни,
Но я поднималась упорно
Чуть видной тропиночкой горной.

В пути отдыхая порой,
Я так говорила с горой:
– Скажу я тебе, не тая;
Хоть рост у меня блошиный,
Но ты вот лежишь, а я
Дойду до твоей вершины.
Стара ты гора и мудра,
И внушаешь всем уважение,
Но тебе неизвестна, гора,
Чудесная штука – движение!

Тут ветром холодным пахнуло, –
Должно быть, гора вздохнула.

Градусник огорчается
Люди радуются безмерно,
Если я говорю им: «Нормальная!»
Оттого и пошла, наверно,
Вот такая привычка повальная:

– Как живется, Коля?
– Нормально!
– Дома кто-то был болен?
– Нормально!
Так поправился, что ли?
– Нормально!

Заявляю официально:
Если ты человек, а не градусник,
И душа для людей открыта,
Поделить ты и горем, и радостью, –
Не случайными крохами быта!

Волшебник
Ты мне скажешь: «Волшебников нет!»
– Почему же, – спрошу я в ответ, –
Через каждые четверть часа
Происходят везде чудеса?

Ты чулок разорвёшь – да ведь как! –
Можно в дырку просунуть кулак!
Станешь утром чулок надевать –
Что за чудо? Он целый опять!

Нагуляешь в саду аппетит:
«Эх, поесть бы!»
А стол уж накрыт –
Тут котлеты, кисель и баранка...
Может, скатерть у вас – самобранка?

Ты мечтаешь иметь самосвал,
В Новый год загляни-ка под ёлку:
Ведь не сам самосвал прискакал?
Без волшебника не было б толку!

Волшебники всюду, где дети,
Все могут волшебники эти:
Умеют испечь пирожки,
Умеют лечить синяки.

Упала девчушка-малышка,
Вскочила лиловая шишка,
Но шепчет волшебник:
– Не плачь! –
Ведь он – замечательный врач.
Не лечит волшебник могучий
Ни йодом, ни мазью пахучей,
Он только подует, погладит, потрёт,
Потом поцелует – и всё заживёт!
Любовно хранит он
Ребячий покой.
Он добрый-предобрый...
Да кто ж он такой?

Без мамы
В нашем доме карусель:
Ручейком течёт кисель,
По столу тарелки
Прыгают, как белки.

Маша ищет кошку,
Кошка ищет плошку,
Миша ищет папу,
Папа ищет шляпу.
И никто ничего не находит!

Миша хнычет, Маша плачет,
Кошке тошен белый свет!..
Это что, ребята, значит?
Значит – мамы дома нет!

Вот и мама. Наконец-то!
Всё становится на место.

Три мамы
Танюша под вечер с гулянья пришла
И куклу спросила:
– Как, дочка, дела?
Опять ты залезла под стол, непоседа?
Опять просидела весь день без обеда?
С этими дочками – просто беда,
Скоро ты будешь, как спичка, худа!
Иди-ка обедать, вертушка,
Сегодня к обеду ватрушка.

Танюшина мама с работы пришла
И Таню спросила:
– Как, дочка, дела?
Опять заигралась, наверно, в саду,
Опять ухитрилась забыть про еду?
«Обедать!» – кричала бабуся сто раз,
А ты отвечала:
«Сейчас!» да «Сейчас!»
С этими дочками – просто беда,
Скоро ты будешь, как спичка, худа!
Иди-ка обедать, вертушка,
Сегодня к обеду ватрушка.

Тут бабушка, мамина мама, пришла
И маму спросила:
– Как, дочка, дела?
Наверно, в больнице за целые сутки
Опять для еды не нашла ни минутки.
А вечером сунула в рот
Сухой бутерброд?
Нельзя же сидеть целый день без обеда.
Уж доктором стала, а всё – непоседа!
С этими дочками – просто беда,
Скоро ты будешь, как спичка, худа!
Иди-ка обедать, вертушка,
Сегодня к обеду ватрушка.

Три мамы в столовой сидят,
Три мамы на дочек глядят.
Что с дочками сделать упрямыми?
Ох, как не просто быть мамами!

Мамин день
В детском саду
Суматоха и шум:
– Скоро начнётся!
– Где мой костюм?
– Витя и Женя,
Дайте флажки!..

Шёпот, движенье,
Споры, смешки.
Что же за праздник
Готовится тут?
Видно, почётные
Гости придут!
Может, придут генералы?
Нет!
Может, придут адмиралы?
Нет!
Может, герой, облетевший весь свет?
Нет, нет, нет!
Гадать понапрасну бросьте,
Смотрите, вот они – гости,
Почётные, важные самые:
– Здравствуйте, мамы!

Папа дома
Ребята, вы с папой моим
не знакомы?
Знакомьтесь быстрее –
Сегодня он дома;

Сегодня ему
Не идти на завод;
Но дома у папы
Немало забот.

Не терпит мой папа
Безделья и скуки.
У папы умелые
Сильные руки!

И если кому-нибудь
Надо помочь.
Мой папа всегда
Поработать непрочь.

Случилась беда
С деревянным конём:
Теперь никуда
Не ускачешь на нем!
Мой конь исцарапан,
Мой конь без ноги...
– Пожалуйста, папа,
Коню помоги!

И папа жалеет
Коня и меня,
И красит, и клеит
Больного коня!

Конёк мой упрямый
Гарцует опять...
А тут уже мама
Зовёт выручать.

Печальны дела
Электрической плитки:
Не стало тепла
В металлической нитке.

По ней не бежит
Электрический ток.
Над ней не бурлит
Озорной кипяток.

Но маме отец говорит:
– Не беда. –
Монтёра отец
Не зовёт никогда.

Он крутит отверткой
Проворной и верткой...
Исправлена плитка –
Согрелась вода!

Над плиткой поет
И бурлит кипяток.
А папа берёт
Со стола молоток;

Поправит он полку
У книжного шкафа...
Все делает с толком –
На то он и папа!

Бой в лесу
Наконец-то мы вдвоем
С папой в лес шагаем.
Мы не просто так идем,
Мы местечко знаем.
Там грибов такая рать –
Сами лезут в руки!
Не придется выбирать
Через час по штуке.
Подосиновики так
Сами ходят по пятам,
И волнушки рядом –
Розовеньким стадом.

А семья боровиков
Притаилась у пеньков;
Все с таким отличным
Боровым нарядом:
Белые с коричневым –
Сахар с шоколадом!
Недаром волоку я
Корзинищу такую:
Ведь сколько там поместится
Красавцев с темной шляпой!..
Не зря я ждал два месяца
Такой прогулки с папой.

Шагали мы, шагали,
Вдруг папа говорит:
– Я слышу запах гари,
Наверно, лес горит!
Вон, видишь, слева дым?
Пойдем-ка поглядим, –

Пошли на запах дыма –
Попали в бурелом.
Идти необходимо –
Полезли напролом.
Ух, густа чащоба!
– Пробьемся?
– Ну, еще бы! –

Отыскиваем щелки –
Ну, где уж тут дорожки!
Царапаются елки,
Как бешеные кошки.
Драться, елки, бросьте-ка,
Мы вас победим!..
Выбрались на просеку,
Вот откуда дым!

Рядом с нами
Между пнями
Вьется низенькое пламя.
Это вот и есть пожар?
Для чего ж я так бежал?
Я-то думал, тут бушует
Жаркий океан!
Я-то думал, тут лютует
Грозный великан!

А выходит по-другому:
Просто на пеньках
Суетятся крошки-гномы
В красных колпачках!

Вот он, гномик-огонек,
Обежал кругом пенек,
Пляшет, извивается,
Будто издевается!
Дразнит красным язычком,
Машет красным колпачком!

Я нахала уничтожил –
Раздавил ногой,
А нахал – глядите! – ожил!
Тот или другой?
Дразнит красным язычком,
Машет красным колпачком!

Я покончил с этим –
Повстречался с третьим…
Да их тут батальоны!
Да их тут миллионы!

Рядом папа с хрустом
Выламывает палку
И бормочет грустно:
– Леса им не жалко!
У сухого ельника
Развести костер…
Я б того бездельника
В порошок растер!

Так и тушим пламя –
Палкой да ногами.
Это слабовато,
Нам бы две лопаты!

Я пляшу, пляшу, пляшу,
Я тушу, тушу, тушу…
Пень горелый рушится,
А в глазах все кружится!

Слышу, будто бы вдали:
– Уморился, сынка? –
Мимо девушки прошли
В пестреньких косынках.
– Помогите, девушки! –
Крикнул папа им.
– Нет, – сказали девушки, –
Очень мы спешим! –

Окунулись обе
В бурелом по пояс,
Ломятся в чащобе…
Может, им на поезд?
Может, мать в больнице?..
Скрылись две девицы.

Снова мы вдвоем
Возимся с огнем:
Топаем да бьем!
Топаем да бьем!
У меня все тело
Одеревенело.

Не сдаются, вьются гномы…
Два часа. Пора бы к дому!
Мы огонь подзадержали,
Поубавили чуть-чуть,
А теперь мы о пожаре
Сообщим куда-нибудь.

План хороший…Но пока нам
Все удастся, – путь далек. –
Станет грозным великаном
Каждый гномик-огонек.
Великаны загудят,
Путь живому преградят,
Полетят во все концы!..
А в лесу живут птенцы,
Бабочки-летуньи,
Пчелы-хлопотуньи,
Муравьи-трудяги…
Пропадут бедняги!
А зайчата-сосунки?
А ежата-ползунки?
Копошатся по домам
Малые зверятки,
Поджидают пап и мам
Да играют в прятки.

И не чувствуют, что к ним
Подползает черный дым,
Что, как дикий злобный конь
Скачет по лесу огонь!

Доберется до зверят –
И сгорят малютки…
То есть как это – сгорят?
Нет, уж это дудки!
Не уйду отсюда,
Гномам будет худо!

– Эй вы, злые гномы,
Прекратите пляс!
Бросьте, все равно мы
Уничтожим вас.

Я как заведенный
Прыгаю по кочкам.
Мне б воды студеной!..
Хоть бы полглоточка!..

Жарятся подметки,
Как на сковородке,
Вот подам какое
Мамочке жаркое!

Скажет: «Вот растяпа,
Не сберег сапог!..»
Что кричит там папа?
– Глянь кругом, сынок! –

Поглядел я – вот так раз!
А огонь-то ведь ПОГАС!!!

Снова напролом
Через бурелом
Ломимся вдвоем…
Мы едва бредем!

Лезем понемногу,
Думал, уж не выйдем!..
Вышли на дорогу,
И кого ж мы видим?

Те же две девицы
В пестреньких косынках!
Вам и не приснится,
Что у них в корзинках:

Сплошь одни боровики,
Не малы, не велики,
Все с таким отличным
Боровым нарядом:
Белые с коричневым –
Сахар с шоколадом!

А у нас-то с папой –
Груздь с червивой шляпой
Да еще горькушки,
Древние старушки.
Дно корзинки видно –
Небывалый срам!
Очень стало стыдно…

Стыдно, да не нам!

Пропажа
Зазевался я немножко –
Не закрыл входную дверь,
И у нас пропала кошка.
Где искать её теперь?

На чердак пришлось залезть мне,
Обыскал я весь подвал.
В нашем доме восемь лестниц, –
Я на каждой побывал.
Ну, скажите вы на милость, –
Кошка точно провалилась!

Говорит мне друг Серёжка:
– Что ты скачешь, как коза? –
Я сказал ему про кошку,
Он Алёшке рассказал.
Через час про кошку знали
Все друзья во всём квартале.

Я пришёл домой без кошки,
Я пришёл домой без ног,
Я хотел прилечь немножко
И уже стянул сапог.
Вдруг послышался звонок…
Я опять надел сапог.

Открываю дверь – Серёжа!..
Протянул он мне кота:
– Получай–ка!
– Это что же?
– Кошка!
– Кошка, да не та:
Эта очень уж бела,
Наша рыжая была!

Распрощался я с Серёжей
И уселся за урок.
Только начал, как в прихожей
Зазвенел опять звонок.

Снова дверь открыл проворно…
Это что ещё за зверь?!
Кто–то страшный,
Кто–то чёрный
Молча лезет в нашу дверь.

Ой, да это же Никита,
Только чёрный, как сапог!
Он сказал мне деловито:
– Вот, я кошку приволок…
С этой кошкой в кочегарке
Бой вели мы очень жаркий,
Я измазался, как чёрт!

Кот, – сказал я, – первый сорт,
Только чёрный, как смола,
Наша рыжая была!

Не успел Никита выйти,
Как явился Малкин Витя
Тоже с кошкой, а потом
Приходил Андрей с котом.

А потом пришла Алёнка –
Предложила мне котёнка…
Всех мастей и всех сортов
Приносили мне котов!

Я ходил вперёд–назад,
Я твердил, как автомат,
Позабыв про все дела:
– Наша рыжая была!..
Наша рыжая была!

Вот пришла Петрова Нина,
На руках – большой зверина.
До чего же страшный кот!
Нинка спрашивает: – Тот? –

Что я – запись на пластинке?
У меня язык устал,
Я такое брякнул Нинке,
Что и сам не разобрал:
– Раша ныжая была… –
Нинка чуть не умерла!

Дальше помню, как в тумане:
Звон и стук, и снова звон…
Папа стонет на диване,
Мама ест пирамидон,
И плывут из темноты
Всё коты…
Коты…
Коты!

Поздно вечером, усталый,
Я свалился на кровать,
Не откинув одеяла,
И тотчас вскочил опять,
Потому что одеяло
Подскочило, заорало,
Завертелось, как юла…
Вот где рыжая была!

Как кот стал Котом Котофеичем
Был у бабушки серенький кот.
Уж такой за котом был уход!
Был он чистый, пушистый, пригожий,
На большой одуванчик похожий.

Всем бы кот – хоть куда!
Но ленивый – беда!
Спал он сутками,
спал до одури –
Свет не видел такого лодыря!

Говорила коту хозяйка:
– Ах ты, плут! Ах, бездельник! Вставай-ка!
По квартире носится мышь,
А ты преспокойно лежишь!

Фыркал кот на хозяйку сердито:
– Я сибирский! Я родовитый!
Я не то, что другие коты!
И лежал целый день у плиты.

А мыши совсем обнаглели:
Все запасы у бабушки съели:
И горох, и крупу, и муку…
А кот все лежал на боку!

Тут терпенье у бабушки лопнуло,
И ногою бабушка топнула:
– Вон из дома, ленивый зверь! –
И прогнала кота за дверь.
Кот воскликнул: – Имейте в виду,
К беспризорным котам я иду! –

Во дворе он встретил суровых,
Облезлых котов дворовых.
Предложил он им:
– Не хотите ли
Я побуду у вас предводителем?»
– Ш-ш-што?! – в ответ зашипели коты
И подняли грозно хвосты!..
Кот умчался, не чуя ног,
И остался совсем одинок…

То ли месяц прошел, то ли год.
Отощал наш породистый кот,
Перестал притворяться храбрым,
Стал похожим на старую швабру.
Полежал он, собрался с силою:
«Навестить бы мне бабушку милую!
Я бездельник был и дурак.
Там, наверно, сейчас кавардак,
Где-то близко полчища крыс.
Как бы бабушку кто не загрыз!»

Подошел он к знакомому дому
И улегся вблизи на солому,
«Крысы дико боятся котов,
А теперь я прогнать их готов!»

А у бабушки стало тише,
Присмирели и крысы, и мыши…
«Ой, да это же милый мой кот
На траве лежит у ворот!»

Появилась от крыс ограда –
До чего же бабушка рада!
Позвала кота, обогрела…
Отдохнул он чуток – и за дело!

Он гонял, и царапал, и грыз
Ненасытные полчища крыс,
А мышей уничтожил – без счета!
Эх, и славная вышла охота!

И теперь этот кот знаменитый,
Но не тем, что такой родовитый,
Знаменит он теперь, как работник,
На мышей и на крыс охотник,
(Ведь охотиться надо умеючи!)
И по всей округе коты
С ним на «Вы» теперь, не на «Ты»
И зовут его Котом Котофеичем!

Сказка о страхе

Страх
Говорят, в глухих местах
Жил когда-то лютый страх.
Не видал его никто,
Не слыхал его никто...
Только слух пустили птицы:
Страх в пустой норе таится!

Но каков же он, каков
ЭТОТ СТРАХ?
Может выше облаков
ЭТОТ СТРАХ?
Может скользкий он и липкий
ЭТОТ СТРАХ?
Как змея наверно гибкий
ЭТОТ СТРАХ?
Кто-то ходит за спиной –
ЭТО СТРАХ!
Тронет лапой ледяной –
ЭТО СТРАХ!
Побежит по телу дрожь –
ЭТОТ СТРАХ!
Кто-то шепчет: «Не уйдешь!» –
ЭТО СТРАХ!

Перестали птицы петь,
Похудел толстяк Медведь,
Волком взвыла Росомаха:
– КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ СТРАХА?

Малыш
В норушке жил мышонок,
По имени Малыш.
Его почти с пеленок
Пугала мама-Мышь:
– Миленький сыночек,
Ты сожмись в комочек,
Никуда ты не ходи,
Ни на что ты не гляди
И ни с кем ты не дружи.
А сиди себе дрожи!

– Не дружить? – спросил Малыш.
– Как же жить? – спросил Малыш.
– Не могу! – сказал Малыш.
– Убегу! – сказал Малыш.

Вот Малыш собрался в путь:
– Слушай, зверь и птаха!
Я найду кого-нибудь,
Кто не знает Страха.
Пусть он нас научит, братцы,
Как нам жить и не бояться!

Попрощался наш герой
Со своей родной норой,
Покатил горошком
По лесным дорожкам.

Он кричал сто тысяч раз:
– Рыбы, звери, птицы!
Отзовитесь, кто из вас
Страха не боится?

Нет ответа. Лес притих.
Смелый, где ты? Нет таких!
Ночь подкралась,
Тьма и тишь.
Озирается Малыш:
То ли рядом – елки?
То ли рядом – волки?..
Тени черные ползут.
Шепот, шорох там и тут.
Вот он, вот он в двух шагах –
СТРАХ!

Светлячки
Сердечко мышонка стучит молоточком,
Несется мышонок по кочкам,
По кочкам, не видя дороги,
Не чувствуя ног...
Вдруг – чудо!-
Навстречу идет огонек!

С фонариком в лапке
Подходит жучок:
– Будем знакомы:
Монтер Светлячок!
Вы ночью бежите зачем и куда?
Какая, скажите, случилась беда?

Бегу я от страха! –
Мышонок ответил, –
Я, в общем-то, храбрый,
Но только при свете...

Помочь бы мышонку!
Да вот ведь досада:
Ушла на работу
Монтеров бригада.
Ушла и, конечно,
Вернется не скоро...
Но – стойте! –
Счастливая мысль у монтера!

Фонариком он посигналил кому-то
(Махнул им три раза) –
И в ту же минуту
Еще засветились фонарики –
Явились верхом на комарике
Монтеровы дети:
Светланка и Светик.

Монтер приказал,
Деловитый и строгий:
– Ребята,
Чтоб было светло на дороге!
Прохожему плохо
В безлунную ночь,
Должны мы немедленно гостю помочь.

Друзей позовите,
У вас их не счесть.
И дружно ребята
Ответили: «Есть!»

С березок и елок,
С пеньков и сучков
Слетелось полсотни
Ребят-светлячков!
Помчались цепочкой
По темной дорожке:
– Давайте перчатки!
– Ребята, где кошки?..

А бедный мышонок вмешался, дрожа:
– Нельзя ли без кошек?
Я кошек ужа...

Но тут у мышонка
Застряли слова –
От хохота дрогнула
Рядом трава:
Смеялись кузнечики
И светлячки,
От смеха тряслись
Старички паучки,
Жуки хохотали,
Держась за бока,
Даже слизняк
Улыбнулся слегка.

Светланка вскипела:
– Хихикать вы бросьте!
Последнее дело
Смеяться над гостем.
Малыш, не смущайся,
Ведь ты не привык:
У нас, у монтеров,
Особый язык.

Смотри-ка, сейчас
Мы нацепим на ножки
Железные когти, –
По-нашему, кошки,
С такими удобней
Влезать на стволы...
А ну-ка, живей,
По деревьям, орлы!

Ну, все нипочем
Светлячушке – девчушке:
Забралась на елку
До самой макушки!
А Светик залез
На громаднейший клен...
И понял мышонок:
ТУТ СТРАХ ПОБЕЖДЕН!

По тропке мышонок
Бежит, осмелев:
– Ребята, сейчас-то
Я храбрый, как лев!
Но вот, погодите,
Останусь один –
И кончено:
Страх надо мной господин!
Вы мне посоветуйте, братцы,
НУ КАК ЖЕ СО СТРАХОМ СРАЖАТЬСЯ?

Ребята на гостя
Глядят удивленно,
А Светик слезает
С могучего клена.
И шепчет мышонку
Отличный совет.
Какой? А вот это
Пока что секрет!

Тут дали команду:
– Включай фонари! –
Малыш, красота-то какая,
Смотри:
Сияют березки,
Сверкают пеньки,
Везде огоньки,
огоньки, огоньки!
И каждый мигает,
И каждый зовет,
И храбро шагает
Мышонок вперед.

– Спасибо!– кричит он
Друзьям-светлячкам. –
Теперь-то со Страхом
Я справлюсь и сам!

Победа
В лес родной мышонок мчится:
– Выходите, звери, птицы,
Я от Страха вас спасу! –
Удивились все в лесу:
– Ты же крошечный, Малыш,
Как же страх ты победишь?

– Что-же, – тявкнула Лисица, –
Пусть со Страхом он сразится!
Говорят, что на заре
Скрылся страх в своей норе.

И сказал Малыш: – Умру,
А проникну в ту нору!

А нора глядит зловеще...
Страх берет мышонка в клещи!
Я всю правду тут пишу:
Стало жутко Малышу.

Но в душе мышонка светит,
Как далекий маячок,
Тот совет, что подал Светик –
Самый храбрый светлячок.

Увидал притихший лес,
Как Малыш в нору полез...
Вдруг попал с размаху
Прямо в лапы Страху?

Две минуты... пять минут...
Ох, минуты как ползут!
Шесть... и семь... и восемь...
Ой, смотрите,– носик!

Это носик Малыша!
Вот он вылез не спеша
И сказал всего три слова:
– НЕТУ СТРАХА НИКАКОГО!

Фыркнул Еж: «А ты не врешь?»
И к норе подкрался еж,
Сунул рыльце, весь дрожа...
Нет, никто не съел Ежа!

Зазвенел счастливый лес:
– Страх исчез!... Страх исчез!...

Расхрабрились птицы, звери –
Смельчаки, как на подбор!
Поглядите, кто не верит,
Адрес дам: Счастливый бор.

Говорят, что та беда
И с тобой бывает:
Будто тоже иногда
Страх одолевает?

Ладно, я тебе секрет,
Так и быть, открою –
Светик дал такой совет
Нашему герою:

«НАМОТАЙ СЕБЕ НА УС,
ЭТОТ СТРАХ – УЖАСНЫЙ ТРУС!
ХРАБРО ДВИГАЙСЯ ВПЕРЕД,
СТРАХ СЕЙЧАС ЖЕ УДЕРЕТ!»

Сказка про капризы

1. У Лизы
Жили у Лизы братья Капризы.
С ними, дурными, замучилась Лиза!
Утром с кровати полдня не встаёт,
Хочется встать ей – Каприз не даёт!
Ей разогреты котлета и рис.
– Выплюнь котлету! –
Шепчет Каприз.
Мама велела:
– Надень-ка пальто! –
Лиза б надела, Каприз ни за что.
Бабушка Лизу ведёт в Зоосад,
Тянут Капризы Лизу назад!
Лиза устала, Лизе невмочь...
Лиза сказала:
– Капризы, прочь!

И помчались Капризы
По капризным дорожкам,
Подбирались Капризы
И к дверям и к окошкам.
Поглядите: Один
Забежал в магазин
И забрался, лукав,
К продавщице в рукав.

2. Что случилось с продавщицей?
Что случилось с продавщицей?
Что такое с ней творится?
Продавщице говорят:
– Отпустите шоколад.
Отвечает продавщица:
– Получайте, вот горчица!

– Мне же плитку шоколада!
– Бросьте, вам горчицы надо!
– Шоколаду! – спорят с ней.
– Но горчица же вкусней!

Покупатель горячится –
У него горячий нрав...
Тут другая продавщица
Хвать подругу за рукав!

И Каприз быстрее птицы
Улетел из рукава,
И сказала продавщица:
– Я, простите, неправа.
Получите шоколад! –
Всё опять пошло на лад.

3. В больнице
А другой Каприз – в больнице,
Ищет – где бы схорониться?
У него коварный план:
Влез он к доктору в карман!

И у доктора в тоже мгновение
Стало странное настроение:
Стал ворчать и капризничать он...
Но вдруг зазвонил телефон:

– Неотложная?
В нашей квартире,
На проспекте Труда, дом четыре,
Стало плохо гражданке одной,
Поскорей помогите больной,
Приезжайте!
– А я не хочу!
– Вы шутите?
– Нет, не шучу!
– Вы же врач «Неотложной»?
– Ну, да!
– Вы поймите, случилась беда,
Помогите!
– А я не хочу! –
Тут чихнуть захотелось врачу.
Он достал из кармана платок,
А с платком и Каприз уволок.

И тотчас же опомнился он,
И тотчас закричал в телефон:
– Я немедленно еду на вызов!

Как хорошо без Капризов!

4. Куда им деться?
Каприза повстречал Каприз:
– Братишка, ты? Какой сюрприз!
Ты что-то невесёлый!
– Я только что из школы.

Хотел в кружке «Умелых рук»
Я перессорить всех вокруг,
А там меня поймали
И так бока намяли!
Могу уверить смело я,
Что руки там умелые!

Потом в космический кружок
Приполз я, весь избитый,
А там кричат:
– Лети, дружок,
В ракете на орбиту! –
Едва отбился от ребят!
– И мне сейчас попало, брат!

Едва пролез на стройку,
Меня подъёмный кран
Схватил – и на помойку!
Ну просто хулиган!

– Куда ж нам деться – вот вопрос!
– В деревню кинемся, в колхоз!

5. Капризы в деревне
И помчались Капризы
По капризным дорожкам,
Но не лезли Капризы
Ни к дверям, ни к окошкам,
А по главной капризной дороге
Всё несли их капризные ноги,
И Капризы ещё до обеда
Очутились в колхозе «Победа».
Тут Каприз попрощался с братцем,
Он решил в курятник забраться:
Осторожно пролез под дверью
И залез к Пеструшке под перья.

Закричала Пеструшка:
– Ко-ко!
Убегу я от вас далеко!
Надоело нести яички!
Я избавлюсь .от этой привычки!

– Что ты мелешь, – кудахчет соседка, –
Ты же курица, ты же наседка!

А курица щурится:
– Нет, я не курица!
С этого дня я – корова,
До свиданья, кума, будь здорова!

Вот несётся по улице
Ошалевшая курица
И кричит:
– Му-му-му! Ко-ко-ко!
Я корова, даю молоко!
Подходите, кому молочка? –
Тут Пеструшка споткнулась о камень,
И Каприз полетел от толчка
В придорожную грязь вверх ногами!

– Ах-кудах! – вскричала курица.
– Куд-куда я мчусь по улице?
Пять часов, а мне к шести
Надо яйца снести!

И она побежала в курятник.

А второй Каприз, точно вор,
Пробирался на скотный двор.
Он забрался Бурёнке в ухо...
Закричала Бурёнка-толстуха:

– С молоком я замучилась, му-у!
 Молока я не дам никому-у!
Я высиживать буду цыплят,
Это очень легко, говорят!

И в курятник отправилась наша корова,
А в курятнике был только маленький Вова,
И корова сказала ему:
– А я не корова, му-у-у!

Я – курица! Кто сомневается,
Тот просто набитый дурак!
И корова уселась на яйца,
А яйца крякнули: кр-р-рак!

Караул! Беда! Поток!
За белком течёт желток!
Испугались курицы,
Петухи волнуются.
А трёхлетний Вова
Побежал за птичницей:
– Мама, там корова
Сделала яичницу!

В это время слепень здоровый
Прямо в нос укусил корову.
Затрясла головой толстуха,
И Каприз улетел из уха.

Замычала Бурёнка:
– Му-у-у!
Что я делала тут, не пойму?
Я нечаянно, честное слово! –
И пошла в коровник корова.

6. Капризы растерялись
Повстречались Капризы
Посредине села
И признались Капризы:
– Плохи наши дела!

Нас прогнали доярки и птичницы,
Нас прогнали девчонки-отличницы,
Сапогом нас огрел агроном!..
Ни в один тут не сунешься дом.
И в колхозе раздолья нам нету!
Побежим-ка по белому свету.

И помчались Капризы
По капризным дорожкам,
Подбирались Капризы
И к дверям, и к окошкам:
– Вы пустите нас погостить! –
Но никто их не хочет пустить.

Если к вам они постучатся,
Запирайтесь покрепче, братцы!

Новогодние происшествия
Шагал по лесу Дед Мороз
Как раз под Новый год.
Тащил подарки – целый воз! –
Порадовать народ.
И для ребят и для зверят
Гостинцы выбрал сам.
Раздать их надо всем подряд
К двенадцати часам.
Спешит, пыхтит Морозко-дед
Помощников-то нет!
И вдруг навстречу – ученик
По прозвищу Свистун –
Неугомонный озорник,
Отчаянный хвастун.
– Послушай, друг! –
окликнул дед. –
Не хочешь ли помочь? –
Свистун кивнул ему: – Привет!
Я вам помочь не прочь.

– Подарки надо разнести,
Возьми хоть эти шесть.
Есть адреса на всех шести,
Ты можешь их прочесть.
Я в темноте не разберу,
Ты сам уж разбирай;
Снеси в берлогу, в конуру
На птичник и в сарай.
Бельчатам в чащу сосняка
Подарок славный есть.
Наташе, дочке лесника, –
Лесной проспект, дом шесть.

Как, разберешься или нет?..
Не сомневайся, дед!
Все разнесу за полчаса,
Не пожалею ног!..
Но на подарках адреса
Свистун прочесть не смог.
От сентября до января
Свистун свистел в кулак,
Не мог ни строчки букваря
Он одолеть никак.
Свистун бормочет: – Вот беда,
Какой пакет нести куда?

Лентяй Свистун, глаза не три,
На буквы не смотри:
Их в алфавите тридцать три,
А ты запомнил – три!
Свистун подарки на авось
Разнёс по адресам.
А что с подарками стряслось,
Сейчас увидишь сам.

Происшествие первое
Вылез из берлоги
Мишка-малышок.
Сразу на пороге
Увидал мешок.
– Ишь ты, что подкинули,
Это не малина ли? –
Запустил когтишки…
– Тьфу ты пропасть, – шишки!
Вынул шишку Мишка,
Да в берёзу – хлоп!
Отскочила шишка
Прямо Мишке в лоб.
Кинул он с досады
Сразу десять штук.
Шишки, как снаряды,
Мишку по лбу – стук!
Скоро бедный Мишка
Проклинал судьбу:
Выскочила шишка
У него на лбу!

Происшествие второе
Мел сарай козёл-сынишка
И нашёл у двери книжку.
Закричал отцу-козлу:
– Что тут, папа, на полу?
Папа принял важный вид,
Папа сыну говорит:
Это скверная капуста:
Нет ни вкуса в ней, ни хруста.
Да к тому же и листы
Не особенно чисты:
Видишь тут крючки и точки?
Это червь изгрыз листочки.
Твёрд и чёрен корешок…
Неудачный кочешок,
Брось её скорее на пол!..
Неучён был этот папа.

Происшествие третье
У белочки детки
Проснулись чуть свет
И видят: на ветке
Подвешен пакет.
Пакет развязали зубами
И крикнули белочке-маме:
– Oй, мама! В пакете
Громадные кости!..
– Не трогайте, дети,
Немедленно бросьте!
А что, если в гости
Соседка придёт,
Огромные кости
У белки найдёт?
Что скажут про белку соседи?
Что белка убила медведя!
А если узнает
Медвежья родня,
Она растерзает
На части меня!

Происшествие четвёртое
Утка вывела гулять
Трёх сынков и дочку.
Увидала утка-мать
Новенькую бочку.
– В бочке, видимо, вода.
Ну-ка, слазаю туда!
Из бочонка через миг
До утят донёсся крик:
– Я тону в меду-у-у!
Я ко дну иду-у-у!
Набежала сотня уток,
Видят: утке не до шуток!
Сто верёвок принесли,
Еле бедную спасли!

Происшествие пятое
А в это время во дворе
Сидела Жучка в конуре.
Глядела на кочан капустный
И вид имела очень грустный.
Ворчала Жучка: – Перед сном
Я так мечтала о мясном,
А мне подсунули капусту…
Капусту, чтоб ей было пусто!

Происшествие шестое
Наташа подарок
Нашла у дверей.
– Уж нет ли тут марок?
Развяжем скорей!
Таинственный свёрток
Наташа взяла
И десять обёрток
Со свертка сняла.
И вскрикнула: – Ой!
От каких чудаков
Подарок такой?
Тут мильон червяков!

То ли птица разболтала,
То ли заяц разгласил –
Только всем известно стало,
Кто подарки разносил.
К Свистуну примчалась белка:
– Что за глупая проделка!
Бородой затряс козёл:
– Ты, Свистун, меня подвел!
Подошла степенно утка:
– Неприлична ваша шутка!
Зарычал отец-медведь:
В порошок его стереть!
Окружили Свистуна,
Заварилась каша!..
Пожалела хвастуна
Девочка Наташа.
Успокоила козла
И медведя тоже:
Он же, братцы, не со зла:
Он читать не может!
Эх ты, горе-грамотей,
Ты над книжкой попотей:
Буквы одолеешь –
Сразу поумнеешь.

И Свистун не спорит с нею:
– Ладно-ладно, поумнею!
Прочитаю все подряд –
Я способный, говорят!

Тут сказал Топтыгин:
– Братцы,
А подаркам – пропадать?!
Надо с ними разобраться.
Эй, кому тут шишки дать?
Догадайтесь-ка, ребята:
Эти шишки кто возьмёт?
Подарить кому бы надо
Кости?
Книжку?
Сладкий мёд?
Кто червей не побоится
И проглотит на обед?
И кому капуста снится –
Угадаешь или нет?

Подскажи словечко
Гладко, плавно лился стих,
Вдруг споткнулся и притих.
Ждёт он и вздыхает:
Слова не хватает!
Чтобы снова в добрый путь
Стих потёк, как речка,
Помоги ему чуть-чуть,
Подскажи словечко.

Твои помощники – взгляни –
Десяток дружных братцев.
Как славно жить, когда они
Работы не боятся.
И, как хороший мальчик,
Послушай каждый ...(пальчик)

Шагает мастерица
По шёлку да по ситцу.
Как мал её шажок!
Зовётся он – стежок.
Никак не согласится
Она лежать без толку.
Кто знает мастерицу,
Усердную …(иголку)

Я не хвастая скажу:
Всех друзей омоложу!
Идут ко мне унылые –
С морщинками, со складками,
Уходят очень милые,
Весёлые и гладкие!
Значит, я надёжный друг,
Электрический ...(утюг)

Мне неженки сандальи
Доверчиво сказали:
– Боимся мы щекотки
Большой сапожной ...(щётки)

Вот так чудо! Он со вкусом
Может кушать пыль и мусор!
И жужжит, как сотня ос.
Работяга …(пылесос)

Для меня резинка, братцы.
Лютый враг!
Не могу я столковаться
С ней никак.
Сделал я кота и кошку –
Красота!
А она прошлась немножко –
Нет кота!
С ней хорошую картинку
Не создашь! –
Так вовсю ругал резинку...(карандаш)

По небесам оравою
Бредут мешки дырявые,
И бывает иногда:
Из мешков течёт вода.
Спрячемся получше
От дырявой …(тучи)

Поглядите, поглядите –
Потянулись с неба нити!
Что за тоненькая нить
Землю с небом хочет сшить?
Не ответишь – подождём,
Отгадаешь под …(дождём)

Говорю я брату: – Ох,
С неба сыплется горох!
– Вот чудак, смеётся брат, –
Твой горох ведь это …(град)

Ясными ночками
Гуляет мама с дочками.
Дочкам не твердит она:
– Спать ложитесь, поздно! –
Потому что мать – Луна,
А дочурки …(звёзды)

От кого, мои друзья,
Убежать никак нельзя?
Неотвязно в ясный день
Рядом с нами бродит …(тень)

На лугу среди букашек
Поднялся переполох:
Оттеснил семью ромашек
Великан …(чертополох)

Все знакомы с нами:
Яркие, как пламя,
Мы однофамильцы
С мелкими гвоздями.
Полюбуйтесь дикими
Алыми …(гвоздиками)

Золотой и молодой
За неделю стал седой,
А денёчка через два
Облысела голова.
Спрячу-ка в карманчик
Бывший... (одуванчик)

Не видна из грядки.
Играет с нами в прятки.
И никто бы не нашёл.
Да гляди – торчит хохол!
Потяните крепко.
Вытащится …(репка)

Злая, как волчица,
Жжётся, как горчица!
Что это за диво!
Это же …(крапива)

Если мы растём на ели,
Мы на месте, мы при деле,
А на лбах у ребятишек
Никому не нужно …(шишек)

Заставит плакать всех вокруг,
Хоть он и не драчун, а …(лук)

Муха ахнула сперва:
– Ах, какие кружева! –
А попала в кружева –
И пропала голова!
Бедняжка, словно в тине,
Увязла в …(паутине)

Погляди на молодцов:
Веселы и бойки,
Волокут со всех концов
Матерьял для стройки.
Вот один споткнулся вдруг
Под тяжёлой ношей,
И спешит на помощь друг.
Тут народ хороший!
Без работы, хоть убей,
Жить не может …(муравей)

В лесу, под щебет, звон и свист,
Стучит лесной телеграфист:
«Здорово, дрозд-приятель!»
И ставит подпись …(дятел)

И в лесу, заметьте, дети,
Есть ночные сторожа.
Сторожей боятся этих,
Мыши прячутся, дрожа!
Очень уж суровы
Филины и …(совы)

Трещала с самого утра:
«Пор-р-ра! Пор-р-ра!» А что – пора?
Такая с ней морока,
Когда трещит …(сорока)

Зимой на ветках яблоки!
Скорей их собери!
И вдруг вспорхнули яблоки,
Ведь это …(снегири)

Не скале он строит дом,
Разве жить не страшно в нём?
Хоть кругом и красота,
Но такая высота!
Нет, хозяин не боится
Со скалы крутой скатиться –
Два могучие крыла
У хозяина …(орла)

В своей короне красной
Он ходит, как король.
Его ты ежечасно
Выслушивать изволь:
– Я тут! Я на чеку-у-у!
Я всех вас допеку-у-у!
Уснули дети. Свет потух.
Молчи, горластенький …(петух)

И в море не купаются,
И нет у них щетинки,
А всё же называются
Они – морские…(свинки)

Ёжик вырос в десять раз,
Получился …(дикобраз)

Живёт спокойно, не спешит,
На всякий случай носит щит.
Под ним, не зная страха,
Гуляет …(черепаха)

Он ходит, голову задрав,
Не потому, что важный граф,
Не потому, что гордый нрав,
А потому, что он …(жираф)

Уж очень вид у них чудной:
У папы – локоны волной,
А мама ходит стриженой.
За что она обижена?
Недаром часто злится
На всех мамаша …(львица)

По реке плывёт бревно –
Ох, и злющее оно!
Тем, кто в речку угодил,
Нос откусит …(крокодил)

Я – хозяйка разных снов:
Про дельфинов, про слонов,
Про дворцы хрустальные,
И про звёзды дальние.
Вы ложитесь, и на ушко
Вам нашепчет сны …(подушка)

Она сказала тихо:
– Хвалиться я не смею,
Конечно, я не Солнце
И даже не Луна,
Но я стараюсь очень,
Стараюсь, как умею,
Чтоб жизнь была светлее,
Когда я включена.
Прислушаться и нам бы
К рассказу скромной …(лампы)

Когда лежу на месте,
Не раскрывая рта,
Во мне скажу почести,
Такая пустота!
Скорей, скорей бы лето!
И люди будут класть
Дорожные предметы
В мою большую пасть.
Мне, видно, от рожденья
Такой характер дан,
Что я люблю движенье,
На то я …(чемодан)

Это тесный-тесный дом:
Сто сестричек жмутся в нём.
И любая из сестёр
Может вспыхнуть, как костёр!
Не шути с сестричками,
Тоненькими …(спичками)

До чего же скучно, братцы,
На чужой спине кататься!
Дал бы кто мне пару ног,
Чтобы сам я бегать мог,
Я б такой исполнил танец!
Да нельзя, я – школьный …(ранец)

У меня знакомых – тьма,
Не могу их счесть сама,
Потому что, кто пройдёт,
Тот и ручку мне пожмёт.
Людям рада я, поверь,
Я приветливая …(дверь)

Хоть у нас четыре ножки,
Мы не мышки и не кошки.
Хоть мы все имеем спинки,
Мы не овцы и не свинки.
Мы не кони, хоть на нас
Вы садились сотни раз.
Чтобы ноги отдохнули.
Посиди-ка ты на …(стуле)

На земле прекрасные
Светят звёзды красные.
Знает, любит вся Земля
Звёзды нашего …(Кремля)

Праздник, праздник у ворот!
Кто встречать его пойдёт!
Я и верный мой дружок –
Красный маленький …(флажок)

Грянул гром, весёлый гром,
Засверкало всё кругом!
Рвутся в небо неустанно
Разноцветные фонтаны,
Брызги света всюду льют!
Это праздничный …(салют)

Сегодня всё ликует!
В руках у детворы
От радости танцуют
Воздушные …(шары)

Вы, конечно, все словечки
Подсказали мигом!
Дорогие человечки,
Закрываем …(книгу)



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...