понедельник, 27 мая 2024 г.

День пограничника: 190 стихотворений о пограничниках и границе

 

Каждый год 28 мая личный состав пограничных войск Российской Федерации отмечает свой профессиональный праздник — День пограничника. Он был учрежден в 1958 году постановлением Совета министров СССР. Служба пограничников очень опасна, но очень почетна. Работа у часовых рубежей нелегкая: Россия — одно из крупнейших государств мира, имеющее самую длинную государственную границу. Её общая протяжённость составляет 60 932 км, из них 22 125 км — сухопутные (в том числе 7616 км — по рекам и озёрам), 38 807 км — морские (около 2/3). И стран-соседей у нас больше, чем у кого бы то ни было — восемнадцать.

Ежедневно на охрану государственной границы выходит более 11 тысяч пограннарядов, десятки кораблей и катеров. Пограничники-летчики несут службу по охране воздушных границ. Пограничники-моряки несут службу по охране морских границ. На береговых заставах тоже несут службу пограничники. 

Именно 28 мая 1918 года в РСФСР появилась Пограничная охрана: она была учреждена декретом Совнаркома. А спустя год ее переименовали из охраны в войска. 

В разное время погранвойска подчинялись различным ведомствам. Они были в ведении Особого отдела Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), Объединенного госполитуправления (ОГПУ) и наркомата внутренних дел (НКВД). После окончания Великой Отечественной войны охрану границ поручили министерству госбезопасности, в 1953 году — МВД, а в 1957-м — КГБ. 12 июня 1992 года появились пограничные войска России. В октябре 1992 года погранвойска были включены в состав Министерства безопасности, а 30 декабря 1993-го создана Федеральная пограничная служба — Главное командование пограничных войск Российской Федерации. С 2003 года Пограничная служба — в структуре ФСБ России. В мае 1994 года День пограничника был официально установлен указом президента. При этом дату празднования было решено оставить прежнюю — 28 мая.

Великолепная боевая подготовка и высочайший моральный дух, готовность к самопожертвованию ради защиты государственной границы были отличительными чертами пограничных войск Союза ССР. В День пограничника принято вспоминать тех, кто отдал свою жизнь, защищая рубежи России. Свыше 100 тысяч пограничников были награждены орденами и медалями, 158 воинам-пограничникам присвоено звание Героя Советского Союза и 35 — Героя России. Первыми стражами границы, удостоенными высокого звания, стали участники боев у озера Хасан. Первым знак «Заслуженный пограничник РФ» получил пограничник Никита Карацупа посмертно. За 20 лет службы он задержал 338 нарушителей и 129 уничтожил в схватке. Подразделения и части пограничных войск принимали активное участие в борьбе с басмачеством в Средней Азии, совместно с частями Красной Армии — в вооруженных конфликтах на Китайско-Восточной железной дороге (1929), в районе озера Хасан (1938), реки Халхин-Гол (1939), в советско-финляндской войне 1939 — 1940 годов. Пограничники первыми приняли удар врага в Великую Отечественную войну. Маленькие заставы, на подавление которых гитлеровское командование отводило по 30 минут, от нескольких часов до нескольких суток сдерживали немецкие дивизии. Судьба многих воинов в зеленых фуражках, встретивших врага на западной границе, неизвестна и по сей день. Ни одна застава не отошла без приказа, и в плен пограничники не сдавались. В нашей памяти подвиги пограничников Бреста, острова Даманский, таджикской границы...

В отличие от других родов войск пограничники в СССР никогда не носили пилоток, только зеленые фуражки. Первая советская пограничная форма, в частности папахи и фуражки с зеленым верхом, введена 6 сентября 1918 года. Основными задачами Пограничной службы России являются обеспечение реализации государственной пограничной политики страны в сфере защиты государственной границы, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны России; организация (в пределах своих полномочий во взаимодействии с другими структурами органов государственной власти) борьбы с организованной преступностью, контрабандой, незаконной миграцией, незаконным оборотом оружия, наркотических средств и психотропных веществ, а также противодействие деятельности незаконных вооруженных формирований в пределах приграничной территории.

Память о подвигах пограничников увековечена в стихах и песнях, в картинах художников, в кинофильмах. Предлагаем почитать стихотворения о границе и тех, кто её охраняет. Завтра — посты со стихами для детей и песнями ко Дню пограничника.

 

* * *

Когда людям советским в их мирном сне

Все хорошее, доброе снится,

Я хочу говорить об одной тишине,

О глубокой, полночной, большой тишине,

Что стоит на советской границе.

 

Пусть граница песками, горами идет,

По лесам, по полям и по льдинам, —

Пограничник дозор неустанно ведет,

Милый край охраняя родимый.

 

В этой звонкой тиши тебе слышать дано,

Если ты остановишься с хода,

Как спокойно и радостно бьется оно —

Сердце родины, сердце народа.

 

Ты поставлен на строгий, священнейший пост —

Оглянись — и над леса резьбою

Ты увидишь сиянье струящихся звезд, —

То Кремлевские звезды с тобою.

 

А над рощей, где лунные льются лучи,

Тень легла на утес исполинский,

Будто в первой седой пограничной ночи

Проверяет заставы Дзержинский.

 

И, наследье чекистское свято храня,

Ты идешь в тишине необычной,

Чтоб ни лязгом винтовки, ни стуком коня

Не смутить тишины пограничной.

 

И, глядя в зарубежный, сгустившийся мрак,

Ты стоишь замирая, не дышишь,

Каждый вражеский шорох и вражеский шаг

Точным ухом ты сразу услышишь.

 

Точным выстрелом сразу сожжешь эту тьму,

Потому что в стрельбе ты отличник,

И спокойно, товарищ, мы спим потому,

Что границу хранит пограничник.

 

Я хочу говорить о большой тишине,

Полной громкой, торжественной славы,

Этой песней, подобной неслышной волне,

Верным стражам Советской Державы!

Н. Тихонов

 

У самой границы

У самой границы в секрете

Я зоркую службу несу.

За каждый пригорок в ответе,

За каждую ёлку в лесу.

 

Укрытый густыми ветвями,

И слушаю я, и смотрю.

И сердцем с родными краями

В такие часы говорю.

 

И всё мне становится ближе,

Как будто сквозь сумрак ночной

Я всю свою родину вижу

И вся она рядом со мной.

 

Проходят, встают предо мною

Деревни, поля и леса.

И месяц над самой трубою,

И липа напротив крыльца;

 

И Чёрное море, и горы,

Где я никогда не бывал,

И стены Кремля, у которых

Я клятву народу давал...

 

А только лишь утро затронет

Высокие сосны вокруг,

Я чую — в далёком районе

Зарю объявляет пастух.

 

Мне чудится утренний гомон

И отблеск отточенных кос, —

Как будто тропою знакомой

И сам я спешу на покос.

 

Я вижу, как солнце выходит,

Как трактор идет большаком

И как мальчуган на подводе

Бидоны везет с молоком.

 

А где-то за милую душу

Горланит петух молодой,

И девушка — может, Катюша —

Из хаты бежит за водой;

 

И ласточки крыльями машут,

И топится чья-нибудь печь...

И всё это — родина наша,

А родину надо беречь.

М. Исаковский

 

Пограничник

Тропинки лесные,

Пахучие травы,

За темным оврагом

Простор полевой...

Вечерней порою

В дозор от заставы

Идет пограничник,

Страны часовой.

 

Отчизна дала

Свой наказ часовому:

Гляди, чтобы прочной

Была тишина!

Он полночь встречает,

Народу родному

Всем сердцем желает

Спокойного сна…

 

Идет пограничник.

Он выполнит свято

Приказ командира,

Отчизны наказ.

Тревожная дума,

Забота солдата

Ему на минуту

Забыться не даст!

 

Когда над землею

Рассвет запылает

И станет всё небо

Платком расписным,

Он доброго утра

Всем сердцем желает.

Полям и заводам,

Друзьям и родным…

 

Тропинки лесные,

Пахучие травы...

Звенят соловьи

Над бегущим ручьем.

Идет пограничник

В дозор от заставы

В любую погоду —

И ночью и днем.

 

Покоя и счастья,

Успехов отличных

Тому, кто свой подвиг

Вершит трудовой,

Всем сердцем желает

Солдат-пограничник,

Великой Советской

Страны часовой.

А. Жаров

 

Граница

Ах, граница, граница, граница,

Заросла ты кудрявой лозой.

Только птица, без паспорта птица,

Над ничейной летит полосой.

 

А мы ходим в бесшумном дозоре,

Так, чтоб лист не шуршал под ногой,

А над нами холодные зори,

Опускаются алой рекой.

 

И мы слышим земное дыханье,

У границы стоящих застав.

И звучит в каждом сердце стихами,

Нашей службы священный устав.

 

Ах, граница, граница, граница,

От тебя мы живем в трех шагах.

И пылает над нами зарницей

Нашей доблестной Родины флаг.

А. Софронов

 

Граница

Незримо

нахмурила брови

И всё воедино свела.

Тут зренье и слух

наготове,

Как пуля в канале ствола.

Тут линия фронта

целинно

Уходит в безбрежность годин.

Коварный покой.

Дисциплина

Готовности

номер один.

С. Смирнов

 

Граница

Вот, вот она!

Вот русская граница!

А. Пушкин

 

Какая тишина! Лишь ветер свежий

Доносит песни мирного труда

И шум глухой, дремучей Беловежи.

Да где-то пробегают поезда.

 

Все выше солнце над широким Бугом;

В речном стекле, как в зеркале, кусты

И облака, что проплывают цугом,

И крепости разбитые форты.

 

Свидетели и мужества и горя,

Форты доныне вспоминают дни,

Когда огонь на них обрушил ворог,

Когда огнем ответили они.

 

Сталь скрежетала, пажити стонали,

И ветер голосил, в огне кружа,

И даже камни долю проклинали,

Что положила их у рубежа.

 

Но часовой, стоящий в отдаленье,

Знал и тогда, что защищает он

И этой мирной тишины рожденье,

И освещенный солнцем небосклон,

 

Так вот она, вот русская граница —

Фатальная для недругов земля!

Все, кто хотел с оружьем к нам пробиться,

Легли костьми на черные поля.

 

И хоть на запад и восток — без края —

Ландшафт все тот же — нива да сосна,

Я по ударам сердца различаю,

Где наша, где другая сторона.

М. Танк

 

Границы

Морские раскаты

Вдоль скальных границ.

И люди, как скалы,

Как горный гранит,

Как гордый гранит.

 

Бессменные стражи,

Кристально чисты.

У самого края,

У крайней черты,

У края бескрайности.

Прилив, как припай.

Я к этой безгранности

Сердцем припал.

 

России границы.

Родные границы.

Святые границы!

Все в сердце хранится.

Хранится. Хранится!

 

Морские раскаты

Вдоль скальных границ...

И люди, как скалы.

Как горный гранит.

Как гордый гранит.

И — море гремит.

М. Львов

 

Граница

Крылатое слово,

Тревожное слово!

На карте граница —

Полоскою красною.

Я шел по границе

В дозорах бессонных

От высей Памира

До синего Каспия.

 

Я видел границу

Труда и тревоги,

Когда обрывалося

В горле дыханье.

Я песню носил

О России, о долге

В губах, опаленных

Дыханьем барханов.

 

Плывет тишина,

Сохраненная нами,

И сердце не дрогнет

Над грозной тропою —

Нас в подвиги

С детства еще пеленали

Отцы-комиссары,

Вернувшись из боя.

 

В пути гимнастерки

Седеют от пота,

И, кажется, кровь

От жары закипает...

В такие минуты

Рождается подвиг —

У каждого эти минуты

Бывают!

А. Симагов

 

Всегда мы на задании

Леса всегда зеленые

Шумят в горах кругом.

Границы нашей Родины

Мы свято бережем.

 

Нередко ветры знойные

Из стороны чужой

Приносят запах пороха

К заставе в час ночной.

 

Молчат ущелья темные,

На той на стороне,

Солдаты-пограничники

Не верят тишине.

 

Храним мы стройки Родины,

Ее великий труд.

Нигде у нас лазутчики

Рубеж не перейдут.

 

Леса всегда зеленые

Шумят в горах кругом.

Мы труд Советской Родины

В дозоре бережем.

 

Днем и ночью мы в секрете

По ущельям над рекой,

За любой рубеж в ответе

Перед нашею страной.

Я. Шведов

 

Служим мы на границе

Служим мы на границе,

Дело знаем свое,

Коль тревога случится,

Вся застава в ружье!

Храбрым будь, пограничник,

Сил своих не жалей,

Вражий след необычный

Ты найди поскорей!

 

Наша служба такая:

Каждый миг — начеку!

В земли мирного края

Нет дороги врагу.

Зорким будь, пограничник,

Ночью глаз не смыкай,

Шум травы, гомон птичий

Ты в тиши различай.

 

Вьется лентой граница

Вдоль холмов и озер.

Где-то рядом сменился

Комсомольский дозор.

Стойким будь, пограничник,

Знай наказ боевой:

Ты сегодня защитник,

Всей земли часовой.

П. Годов

 

Звезды

Далеко у синих гор

Полночью безлунной

В тишине несет дозор

Пограничник юный.

 

Пограничник молодой,

В новенькой пилотке

С алой маленькой звездой

Ровно посередке.

 

Он снимает автомат

Там, у горной кручи.

Словно вороны, летят

Грозовые тучи.

 

Но спокойно люди спят,

Спят поля и птицы,

Если алые горят

Звезды на границе…

М. Джалиль (Перевод Ю. Кушака)

 

Пограничник

Ночь к полям припадает,

Предгрозьем грузна.

Наливаются росы,

Травы цветут.

Не разгонится ветер,

Не проглянет луна.

Напряженному слуху

Звенит тишина.

Я в заставе.

В степи —

На посту.

 

Тишина на границе

Ожиданьем густа.

Перед утром опасность

Наползает в упор.

Будто шаг осторожный

Шелестит по кустам,

Будто крадется кто-то

Вблизи от поста.

Под рукой

Шевельнулся затвор.

 

Кто там стелется волком

В балке степной?

Кто там

Тенью застыл впереди?

Перебежчик ли тайный?

Офицер ли штабной!

Выходи на дорогу,

Бродяга ночной!

Я нащупал прицел —

Выходи!

 

Жаркий выблеск зарницы

Опалил облака.

Вздох в груди шевельнулся

И в горле застыл.

Ветер тронул

Сухие листы лозняка.

На горячем затворе

Обмякла рука.

Никого...

Только тень

Да кусты.

 

Никого.

Только темень

Да приступы сна.

Зрак звезды одинокой

Мигнул и потух.

За спиной

На равнине

Отдыхает страна.

Нарастает удушье.

Звенит тишина.

Я в заставе.

В степи —

На посту.

А. Сурков

 

На границе

Тишина обступила могилу, и слышно,

Как листки расправляет весенняя вишня,

Как ползет муравей по синей тычинке цветка,

Как пульсирует кровь в напряженных жилах виска,

Как на шее дивчины дрогнули крупные бусы.

Тут выходит с правого фланга безусый,

Самый статный,

В солнце от шпор до накатистых плеч,

Мнет фуражку в руках, начинает тихую речь:

 

— Вот, Сергей, по-весеннему чисто небо,

И цветы, как юность твоя, распустились едва.

Не тебе бы лежать на лафете. Не мне бы

У могилы твоей говорить неживые слова.

Еще в прошлую ночь мы стояли с тобой в карауле,

Сторожили рубеж. Замышляли большие дела,

Но кусты расступились внезапно, и пуля

Сквозь твое комсомольское сердце прошла.

 

Как тяжелая кладь, гнетет твоя домовина,

Сердце сушит и жжет неживая улыбка твоя.

Вот... Сергей... головой нерожденного сына

Я клянусь, мы клянемся, ровесники и друзья...

Этим полем, несущим весенние всходы,

Этой вишней, склонившей над гробом цветы,

Мы клянемся хранить города и заводы —

Радость жизни твоей и твоей бессмертной мечты, —

 

Трубы глухо запели «Вы жертвою пали»,

Троекратный салют колыхнул при дороге кусты.

Трактор шел через лог. В селе ребята кричали.

Как всегда, на границе в полдень сменялись посты.

А. Сурков

 

Пограничники

Кривая луна у земли на краю,

Спит застава Ширам-Кую.

И слышу я только сердце в груди

И тебя, страна,

лежащая позади.

 

Луной обесцвеченные добела,

Мы выпрямили молодые тела.

Вызови нас и в бой поведи,

Страна,

лежащая позади.

 

И в каждом жизнь — череда годов,

И каждый из нас к смерти готов.

Мы погибнем — ты новых роди,

Страна,

лежащая позади.

 

Идет часовой и поет про себя,

Поет про себя и про всех ребят.

Ходи, часовой! На тебя глядит

Страна,

лежащая позади.

 

Пустыня зажала нас в тисках:

Сухая колючка. верблюжья тоска.

Зовет нас молодость и долг один —

Страна.

лежащая позади.

 

Наших фуражек зеленый цвет —

Это пустынь ни песков расцвет.

Нам приказала их разбудить

Страна,

лежащая позади.

 

Идут на границе большие дела,

Сухо скрипит крыло седла.

Слушай звон дозорных удил,

Страна,

лежащая позади!

В. Луговской

 

Минута молчания

Обелиск из серого гранита,

Мраморная белая доска —

Памятью нетленной об убитом

Командире энского поста.

 

Степь, река, отроги Алатау.

В синеве — цепочка журавлей.

В летний день в тридцатом на заставу

Налетела банда басмачей.

 

Бились до последнего патрона,

В ход пошли гранаты и штыки.

Уходило солнце с небосклона,

Падали налетчиков клинки.

 

И к заставе помощь из отряда

Горячила на скаку коней,

Только командира из засады

Срезал пулеметчик басмачей.

 

И теперь на этом пограничье

В новом поколении бойцов

Есть один торжественный обычай —

Жизнь свою сверять с путем отцов.

 

Уходя в дозор в ночную смену,

В ясный день, в мороз и снегопад

На минуту встанет неизменно

К обелиску боевой наряд.

В. Пухначев

 

Гибель начальника заставы

Пограничные заставы,

Нелюдим район,

Только степь, песок да травы

С четырех сторон.

 

Пали сумерки густые

На степные травы,

У границы часовые,

И не спят заставы.

 

Проводов стальные жилы

Весть несли тревогой:

«Перешла границу банда

Горною дорогой».

 

Мчит начальника заставы

Конь дорогой топкой, —

Семь коней, как из земли,

Выросли за сопкой.

 

Не забудут долго травы,

Что у большака,

Смерть начальника заставы, —

Смерть большевика.

Н. Жданский

 

В секрете

Ветер ходит, как дозорный,

Пограничной полосой,

Дождик брызжет мелкий, сорный,

Затянувшийся, косой.

 

Мне опять сидеть в секрете

Час, и два, и три часа,

Позабыв про все на свете,

Слушать ночи голоса.

 

Почему в такую пору

Треснул сломанный сучок?

Ежик сунул в мышью нору

Любопытный пятачок?

 

Ветер ранил ветку веткой,

Доняла вода лису?

Дождь пробил дробинкой редкой

Лист дубовый на весу?

 

Или — враг проходит мимо,

И уже смывает дождь

След шагающих незримо

Каучуковых подошв?

 

Кто он, обходящий битву

Тайным лазом хитрецов? —

Маузер — его молитва,

Темнота — его лицо!

 

Стоит мне вздохнуть о звездах,

Помечтать про свой колхоз, —

Он подымет мост на воздух,

Поезд сбросит под откос...

 

Но и я, ножа острее,

Встречу вора — повалю,

Он хитер, а я хитрее,

Он не спит, и я не сплю!

 

Все равно неотвратимо

Он увидится со мной,

Нет ему дороги мимо,

Нет ему судьбы иной!

 

Что ж, что встреча не сегодня?

Ночь истрачена не зря...

В небо по ковровым сходням

Поднимается заря.

 

Затихая, замирая,

Прячась в елке голубой,

Ветерок сквозь сон играет

На гармонике губной.

П. Шубин

 

Граница

 

1

Талый запах. Невидимый дым от воды.

На тяжелом снегу посиневшие волчьи следы.

Полный месяц. Продрогшая за ночь сосна.

Пограничники знали, что это крадется весна.

 

И весну пропускали. К заставам ночей голубых

весна высылала своих молодцов — вестовых,

и, храня первопутки весенней красы,

становились подснежники на часы.

 

Полуденное солнце все гуще роняло лучи.

Как черные письма, над лесом летели грачи.

Стало рано светать. Стало поздно темнеть.

На проталинах стала трава зеленеть.

И сверкала за дальним откосом река,

как студеная грань у штыка.

 

2

Был апрель. Огибая глубокую падь,

раздвигая орешник, уже на рассвете

по стеге, по которой не плыть, не ступать,

мы прошли над рекой и укрылись в секрете.

 

Мы лежали молчком. Два бойца. Два винта.

И четыре ноги. И четыре обутка.

Третий, босый и преданный нам до хвоста,

знаменитый, прославленный пес Незабудко.

 

Целых полчаса слова не молвили мы.

Тишина на границе. Ни хруста, ни звука.

Но мы знали, что в этом кольце полутьмы

только лихо живет, как прямая порука,

 

только бродит по кочкам болотный огонь,

преют пни да гниют прошлогодние травы.

Так лежали мы, сжав на затворе ладонь,

в четырех километрах от нашей заставы.

 

А вокруг все редела и рушилась мгла,

налагая на землю оковы запрета.

И казалось, какая бы нечисть могла

посягнуть на могучую силу рассвета!

 

Много хитрости разной в лесах рубежа...

Я сказал Фомину:

— Полежим да побачим... —

Незабудко рванулся и замер, дрожа,

словно искры метнулись но жилам собачьим.

 

Что почуял он в этой глухой тишине?

Незабудко трясло, выгибало от злости,

мы едва удержали его на ремне,

Пес умел понимать: если «гости», так «гости».

 

Я шепнул Алексею:

— Ты видишь?

— А ты? —

И Фомин обернулся. Зрачки как застыли.

— А видал ты когда-нибудь, чтобы кусты

мимо людей на прогулку ходили? —

 

Я глянул направо. И впрямь: от реки,

качаясь, таща корневища кривые,

пять лохматых кустов поднялись на дыбки

и пошли по прямой, словно звери живые.

 

Передвинутся, встанут — и снова в поход,

будто ветер сдувает их с гладкого наста.

— Что ж, — решили мы, — встретим господ,

встреча давно подготовлена. Баста! —

 

Сказано — сделано. Ум — наперед,

с бухты-барахты не бросились в бой мы:

Алексей с Незабудко пополз на обход,

я залег, приготовя четыре обоймы.

 

Расстрелять нарушителей было легко —

мы немедля нашли бы управу над ними.

Но задача была не легка далеко —

нарушителей взять мы решили живыми.

 

Подпустив на каких-нибудь двадцать шагов,

я им крикнул:

— Сдавайся! Оружие бросить! —

Сам лежу за пеньком и гляжу на врагов —

поднялись, а руки ни один не заносит.

 

«Ну уж, думаю, маху теперь я не дам,

наши снайперы пуль не теряют!»

И давай их «под корень считать» — по ногам.

Спотыкаются... падают, но удирают!

 

И тогда Алексей Незабудко спустил.

Раздирая когтями замшелую гущу

полуволчьих кровей, полубешеных сил,

Незабудко, как буря, упал на бегущих.

 

Он швырял себя в темную силу врага;

повалив одного, налетал на другого;

у него будто выросли сразу рога,

и спасенья врагам не нашлось никакого...

 

Четырех мы скрутили уже на лугу.

Незабудко — за пятым, который без шляпы.

И, догнав, вдруг завыл, изогнулся в дугу,

рухнул наземь и вытянул лапы.

 

Тут за пятым вдогонку пошел Алексей

через рыжие мхи, через мокрые чащи.

— Да сдавайся ты, дура! — все чаще и чаще,

задыхаясь от бега, кричал Алексей.

 

Он настиг беглеца у запретной межи,

он успел ему крикнуть еще раз: — Лежи!

Не желаешь? Так на ж тебе в шею воловью! —

Захлебнувшись своею же собственной кровью,

нарушитель с трудом обернулся назад,

обернулся и... выстрелил, гад, наугад!

 

Алексей зашатался. Под левым плечом

что-то свистнуло, вышло насквозь и пропало.

И немыслимо было понять нипочем —

то ли сам он упал, то ли небо упало.

 

3

Мы несли Алексея в открытом гробу.

Первый гром разорвался над тихой заставой.

Первой каплей весна раскололась на лбу.

Алексей недвижимый лежал, величавый.

 

Мы не слышали тяжести тела его.

Десять рук подпирали дубовое днище.

Как бессмертье его, как его торжество,

цвета крови над ним вознеслось полотнище.

 

И ударили трубы. И где-то вдали

взмыла молния белой каймой полукружья.

Командиры несли, пионеры несли

на сафьяне его боевое оружье.

 

Кто-то всхлипнул. И сразу угас, замолчал.

Телеграфные струны качнулись от ветра.

И припомнилось, что Алексей получал

из Воронежа письма в зеленых конвертах,

 

что читал он те письма на десять ладов,

наизусть их заучивал, гладил щекою,

и ответы писал по двенадцать листов,

и закладывал каждый из них резедою.

 

Так и шли мы, горячие, полные сил,

и безмолвно клялись, что его не забудем

и как можно скорей то, что он не дожил,

доживем за него, дострадаем, долюбим!

 

Хлынул дождь. Он пошел по полям, стороной,

по озимым хлебам, над колхозным привольем,

разбиваясь о крыши, свисая по кольям,

плодоносный, весенний, косой, проливной!

С. Васильев

 

Две заставы

Петроградскую заставу

Знаю я давным-давно.

Про её судьбу и славу

Есть старинное кино.

 

Там и песня о заставе, —

Я мальчишкой пел её, —

Как над нами тучи встали,

Как рабочий взял ружьё.

 

От заставы от фабричной

В призывной серьёзный год

До заставы пограничной

Наша молодость идёт.

 

Пограничная застава

Под скалою, над рекой.

Здесь природа величава,

Но не верь в ее покой.

 

Днём и ночью в обороне

Бережём тревожный мир.

Нерассёдланные кони,

Подпоясанный мундир.

 

Я считаю, что неправы,

Кто разделит жизнь свою

На две разные заставы —

Та в труде, а та в бою.

 

Породнились наши песни,

Вышли мы в один дозор,

Если тучи встали, если

Пахнет в воздухе грозой.

Е. Долматовский

 

Моя застава

Тишина стороны сопредельной

Не обманет идущих в наряд.

Молчаливо насупился ельник

И следы на снегу говорят.

 

Зной палит и метель хороводит,

Рвется в небе гроза как снаряд,

А с Заставы при всякой погоде

В ночь идет пограничный наряд.

 

Чтоб врасплох нас беда не застала,

Мы не знаем, что значит отбой.

Неусыпно дежурит Застава,

Заслоняя Отчизну собой.

 

Спокойна будь, моя Держава,

Тебя я зорко берегу.

Моя Застава, моя Застава,

Моя Застава начеку.

М. Владимов

 

Тревога

Тревога!

Как взрыв

Средь явлений обычных,

имея на это права,

вторгаются в будни

застав пограничных

чеканной закалки слова.

 

Стремительно,

мелочи быта сметая,

ночное прервав забытье,

в сознание входит

предельно простая

команда:

— Застава, в ружье!

 

Короткий доклад

прорывается скупо...

Сквозь ветра

порыв ледяной:

— Товарищ начальник...

Тревожная группа...

И властно:

— В машину! За мной!

 

И вот уже мечется

враг окруженный,

но некуда деться ему...

Не спят в этот час

офицерские жены —

глядят в непроглядную тьму.

 

...Граница!

Сменяются сроки и даты,

и лица чудесных парней.

Здесь часто

на поиск уходят солдаты.

На подвиг — пожалуй, верней.

 

Под северным небом,

в песках раскаленных,

присяге и долгу верны,

стоят побратимы

в фуражках зеленых —

тревожная группа страны!

В. Кравченко

 

Быть зорче вдвое!

Вновь забайкальская зима

Пуржит и вьюжит,

И на ресницах бахрома

От лютой стужи.

 

На сопки, на тропу легла

Седая грива,

Не рассчитаешь шаг — и мгла

Столкнет с обрыва.

 

В такую ночь суровей взгляд

И лица строже,

И снеговых лавин раскат

Всегда тревожен.

 

Пусть сопки прячутся во тьму,

Пусть вьюга воет —

Но воин знает, что ему

Быть надо зорче вдвое.

 

Ему беречь покой страны,

Мир на планете,

И для солдата не страшны

Ни снег, ни ветер.

 

И стужу выдержит боец,

И непогоду:

Ведь с ним тепло людских сердец,

Любовь народа.

И. Дружинин

 

На Дальнем Востоке

Застава,

Граница.

Высокие ели

Качала седая пурга.

Летели, кружились и пели метели,

Стеною вставали снега.

 

…В домик вошли мы,

Пошли раздеваться,

Роняя на коврик снег

Мы были с концертом.

Нас было пятнадцать,

Бойцов было семь человек.

 

— Один на дежурстве, — они говорили. —

Придёт он лишь только в конце. —

Пришёл он,

И мы для него повторили

Двухчасовой концерт.

 

Граница, граница… Высокие ели

Качала седая пурга.

Летели, кружились и пели метели,

Но тёплыми были снега.

А. Фатьянов

 

Я на посту

Страна моя в сиянии огней,

Всегда с любовью думаю о ней,

Храню красу ее цветущих дней.

Я на посту, солдат и гражданин,

Твой верный сын, Отчизна, смелый сын.

 

Страна богата и народ богат —

Мощь Родины умножим во сто крат!

Захватчики войною нам грозят,

Но на посту солдат и гражданин,

Твой верный сын, Отчизна, смелый сын.

 

Я не хочу, чтоб кровь лилась рекой.

Покой границы — Родины покой.

Цвети, мой край, и песню счастья пой!

Я на посту, солдат и гражданин,

Твой верный сын, Отчизна, смелый сын.

 

Готов и сердце я отдать в бою

За Родину священную мою.

За свой народ всей жизнью постою.

Я на посту, солдат и гражданин,

Твой верный сын, Отчизна, смелый сын.

М. Дильбази

 

Застава, в ружье!

Как мирно струится

Мерцание звезд!

Но держит граница

Недремлющий пост.

Взорвется молчанье

И в сердце твое

Ворвется словами:

— Застава, в ружье!

 

Привычно и быстро,

Почти на лету,

Мгновенно, как выстрел,

Уйдем в темноту.

Мы мчимся сквозь полночь,

Летим сквозь нее...

Застава, на помощь!

Застава, в ружье!

 

На самом тревожном

Переднем краю

Храним мы надежно

Отчизну свою.

Со мной и с тобою

Вся сила ее...

Оружие к бою!

Застава, в ружье!

В. Татаринов

 

Тревожная группа

Короткий приказ нас уводит сквозь ночь,

Нам время отмерено скупо.

Кого-то настичь, а кому-то помочь

Уходит тревожная группа.

 

И ливень опять нас по лицам сечет,

И ветер навалится грубо,

Но вовремя к заданной цели придет,

Пробьется тревожная группа.

 

Не дремлет радар, как всевидящий глаз,

Он полночь немую прощупал,

И всё же граница не может без нас!

Ты слышишь, тревожная группа?

 

По диким камням и дозорной тропой,

Где горы вздымаются круто,

На службу с тобой и с тобою на бой

Иду я, тревожная группа!

 

Я вижу мой век, вижу край мой родной

Без мелочей — резко и крупно.

Сквозь время, сквозь пламя,

Сквозь память со мной

Проходит тревожная группа...

В. Татаринов

 

Глухо вскрикнула птица...

Глухо вскрикнула птица

В тёмной чаще лесной.

Перед нами граница,

Край родной за спиной.

 

Нелегка наша служба,

Но здесь ясно вдвойне —

Если Родине нужно,

Значит, нужно и мне!

 

Здесь чужие туманы

К нам плывут по реке

И доносят команды

На чужом языке.

 

Совпадают по сути

Здесь, у этой волны,

Наши личные судьбы

И судьба всей страны.

 

Ни украдкой, ни с боем

Здесь врагу не пройти,

Мы с тобой перекроем

Все дороги-пути.

 

И отвага, и дружба

Здесь в особой цене.

Если Родине нужно,

Значит, нужно и мне!

 

Полыхает зарница

Огневой полосой.

Перед нами граница,

Край родной за спиной.

В. Татаринов

 

Пограничник молодой

Нам доверено страной

Дело непростое —

Мирный труд земли родной

Мы храним с тобою.

 

Мы храним свой край родной,

Зори в небе чистом…

Пограничник молодой —

Верный сын Отчизны!

 

Здесь такая тишина,

Как нигде на свете.

Словно чуткая струна,

Вздрогнет в соснах ветер.

 

Скажем просто, не хвалясь,

Есть нам чем гордиться:

Знает Родина — у нас

На замке граница!

В. Татаринов

 

За Родину в ответе

Граница Родины моей —

Прекрасней всех на свете.

Богатство золотых полей...

Я за поля в ответе.

 

Иду с товарищем в наряд

В тумане на рассвете,

Деревья вдоль тропы стоят —

Я и за них в ответе.

 

И в зной, и в дождь, и в снегопад

В дозоре иль в секрете

За мною села, города —

И я за них в ответе.

 

Пусть варят сталь, детей растят,

Взлетают на ракете,

Пусть наши люди мирно спят —

За них за всех в ответе.

 

Я охраняю дом родной,

Где мать, где наши дети...

Пусть будут дружба, мир, покой

На голубой планете.

 

Но если недруг посягнет

На Родину...

Родная!

Где я стою — он не пройдет.

Я твердо это знаю!

А. Назаров

 

Дыханье границы

Дозорные вышки

Среди облаков.

Тревогою дышат

Порывы ветров.

В ущелье таится

Всю ночь темнота.

Дыханье границы

Рядом всегда.

 

Придешь из дозора,

Уснешь в тишине,

Но грозные горы

Увидишь во сне,

От них не укрыться

Тебе никуда:

Дыханье границы

Рядом всегда.

 

Другие дороги

Тебя позовут,

Но ветры тревоги

С тобою живут.

И в мирных зарницах

Сквозь дни и года

Дыханье границы

Рядом всегда.

Б. Дубровин

 

Пограничник

Пограничнику ведом

Хитрый, опытный враг,

Как седым его дедам,

Как отцам в дни атак.

 

Он к пескам не однажды

Чужеземцев прижмет,

Умирая от жажды,

Напоит пулемет.

 

Если счет на минуты,

А мороз — сорок пять,

Он рванется разутый

Диверсанта нагнать.

 

Тяжелы и кровавы

Будни службы святой:

Именные заставы,

Обелиск со звездой.

 

Ах, застава, застава,

Жизнь бурливо течет.

Воин выстрадал право

На любовь и почет.

 

Пусть почаще дивчина

Письма пишет ему —

Настоящий мужчина

Будет рад и письму.

 

Отблеск воинской славы

Не померкнет в веках.

Безопасность державы

У солдата в руках!

С. Сорин

 

Солдаты советских границ

Над бурным Араксом проходит дозор,

Стрит на посту часовой.

Суровые скалы, да выступы гор,

Да коршуны над головой.

 

В глубоком ущелье сгущается мгла,

В тумане не видно штыка.

На гребень затвора привычно легла

Готовая к бою рука.

 

На Дальнем Востоке, где солнце встает,

За синей Курильской грядой,

Моряк-пограничник, свой катер ведет

По гребням пучины седой.

 

Ни сушей, ни морем, ни небом ночным

Никто наш рубеж не пройдет.

Сердца непреклонны, прицелы точны,

И верит солдатам народ.

 

Граница, граница Советской страны,

...Священная наша земля!

Отважны, сильны и присяге верны

Солдаты — твои сыновья.

В. Малков

 

На пограничной заставе

Снежная ночь над заставой.

Все застилает пурга.

Но не имеешь ты права

След не заметить врага.

 

Трудно в такую погоду

Нашим дозорным в пути,

Но присягал ты народу

Службу достойно нести.

 

Видишь, как белою тенью

Кто-то метнулся в ночи,

Слышишь, как в это мгновенье

Сердце тревожно стучит.

 

Долго ты ждал этой встречи.

Много ночей ты не спал...

Вовремя враг был замечен,

Воин присягу сдержал.

 

Был поединок недолог:

Пуля — на пулю в ответ,

Возле заснеженных елок

Кончился вражеский след...

 

Пусть над далекой заставой

Воет и злится пурга,

Знает родная держава,

Мы не пропустим врага.

В. Малков

 

Мы родину храним

Мы, советские солдаты,

Клятве воинской верны.

День и ночь храним мы свято

Мирный труд родной страны.

 

Каждый камень, каждый кустик

На границе нам знаком:

Никогда врага не пустим

В наш советский мирный дом.

 

Как следы от нас ни скрыты,

Как ни хитро выбран путь—

Мы солдаты-следопыты —

Нас ничем не обмануть.

 

Пусть лазутчик вражий знает,

Что не дремлет часовой.

Словно пуля, настигает

Пограничный окрик: «Стой!»

 

Не гляди на то, что молод

На границе часовой, —

Здесь отцов и братьев школа —

Опыт службы боевой.

 

Нами Родина гордится.

Верит воинам народ...

На замке у нас граница

Для непрошенных господ.

 

В секрете, в дозоре

На страже мы стоим.

На суше, на море

Мы Родину храним!

В. Малков

 

* * *

Вот она —

восточная граница.

Холод пламенеет на воде.

Здесь слова —

«Покой нам только снится»

Так верны, как, может быть, нигде.

 

Здесь в дозоре

Навсегда запомнишь,

Как светла бывает мгла ночей,

Здесь порой пропарывают полночь

Лезвия прожекторных лучей.

 

Все придет твоей сноровке в помощь —

И ветла, и камень, и камыш,

Здесь в дозоре

Навсегда запомнишь,

Как порой громка ночная тишь.

 

На заре погоны и фуражки

Вновь зеленым цветом расцвели.

Край зеленый.

Край людей отважных. —

За спиной —

Шестая часть земли.

С. Золотцев

 

Заря на заставе

Товарищи мне ничего не сказали,

Когда мы сидели на тихом вокзале.

 

Я шарил во мгле настороженным взглядом,

Я знал, что граница находится рядом,

Я прятал в рукав огонек папиросы,

Вполголоса я отвечал на вопросы.

 

Дежурный качнул фонарем над перроном

(Косые лучи прикоснулись к погонам).

Сказал, что дрезина на третьем пути

Стоит на заправке шагах в двадцати.

 

Потом начиналось любимое дело:

Дорога, дорога, дорога гудела,

И версты наматывались на колеса,

И синие звезды глядели раскосо.

 

Росла за плечами держава. И справа

Из-за поворота вставала застава.

И лунными бликами освещена

Была пограничная тишина.

 

Пока мы сидели в солдатской столовой,

Где струганый стол на распорке еловой,

По иглам еловым в болотистой чаще

Неслышно посты разводил разводящий.

А. Межиров

 

Граница

Тускло светит луна,

Над рекой тишина,

Спят спокойно и звери, и птицы,

Спит высокая рожь,

Только ты не заснешь

В час ночной, боевая граница!

 

Люди спят в городах,

Травы дремлют в садах,

И озера сомкнули ресницы,

И волна спит в порту,

Только ты на посту

В час ночной, боевая граница!

 

Спят луга и поля,

Спят в тиши тополя,

Лес притих, и заря соснам снится.

Не пройти здесь врагу,

Ты всегда начеку

В час ночной, боевая граница!

М. Андронов

 

Родная граница

Заря в поднебесье еще не блеснула.

И, зорко смотря в темноту,

В бессонных дозорах, во всех караулах

Солдаты стоят на посту.

 

Граница, родная граница!

Болота, сосняк, валуны.

Здесь ночью и днем неустанно хранится

Покой нашей мирной страны!

 

Прикрыв от напасти народное счастье

Подобно стальному щиту

Под небом Отчизны, под знаменем части

Солдаты стоят на посту.

 

Герои-солдаты в сердцах своих чистых

Несут, как любовь, как мечту,

Сыновнюю верность, и знает Отчизна:

Солдаты стоят на посту.

Б. Кежун

 

У нас на заставе

У нас на заставе грозна тишина,

Опасность незримо таится.

У всех в гарнизоне забота одна,

Ведь рядом проходит граница.

 

У нас на заставе друзья, так друзья,

Не просто знакомые лица.

А как же иначе? Иначе нельзя,

Ведь рядом проходит граница.

 

У нас на заставе то снег, то дожди,

То дымка тумана клубится.

Качнется вдруг ветка, знай, в оба гляди,

Ведь рядом проходит граница.

 

У нас на заставе короткие сны,

Но встреча с любимою снится.

И наши гитары недаром нежны,

Ведь рядом проходит граница.

 

У нас на заставе обманчив рассвет,

А ночь нескончаемо длится.

И в этом секрета особого нет,

Ведь рядом проходит граница.

 

У нас на заставе покой всей страны

Надежно, как знамя, хранится…

Нужна нам застава, и мы ей нужны,

Ведь рядом проходит граница.

М. Пляцковский

 

Часовой на посту

В темном небе луна,

Чутко дремлет волна,

Отдыхает страна —

Часовой на посту.

 

За Байкалом живет

Та, что весточки ждет.

Сон ее бережет

Часовой на посту.

 

Чтобы недруг не мог

Перейти наш порог —

На границе замок —

Часовой на посту.

 

Озаряя зенит,

В ночь ракета летит.

Небо мира хранит

Часовой на посту.

 

От Кремлевских ворот

До неведомых вод

Всю страну бережет

Часовой на посту.

 

В темном небе луна,

Чутко дремлет волна…

Будь спокойна, страна, —

Часовой на посту!

М. Лисянский

 

Спокойно работай, страна

Под синим звездным шатром

Мы ночь в дозоре встречаем.

Мы землю свою бережем,

Мы небо свое охраняем.

 

Прожектор шарит в ночи

От края неба до края.

Скрестились лучи, как мечи,

Дорогу врагу отсекая.

 

Восток зарею объят,

И к людям солнце стремится.

Не спит на границе солдат,

Сквозь сердце проходит граница.

 

Родная наша страна,

Навек у нас ты одна,

Гордимся тобою,

Твоею судьбою,

Ты наша любовь и весна.

Твои часовые —

Сыны боевые,

Спокойно работай, страна!

М. Лисянский

 

* * *

Молодые, открытые лица...

И порадуюсь искренне я.

Тут проходит России граница,

Служат парни — мои сыновья.

 

Им не надо рассказывать много

Про житье непростое, бытье.

Деловиты. Вам молча помогут.

Ненавидят ребята нытье.

 

Им уныние — нет, не знакомо.

Ваше сердце сумеют понять.

Потому что у отчего дома

Ждут невеста и добрая мать.

И. Кажешева

 

Пограничная охрана

Пограничная охрана, ты берёшь своё начало

На Руси моей бескрайней с трёх святых богатырей.

Пограничная охрана, ты врагов мечом встречала

И границу охраняла от непрошеных гостей.

 

Пограничная охрана, от зари и до заката

Ты несёшь годами службу на далёком рубеже.

Пограничные законы для тебя, как правда, святы,

Нет в стране тебя надёжней, нет в стране тебя нужней.

 

Пограничная охрана, гордо реет твоё знамя —

Символ мужества и чести, символ стойкости людской.

Пограничная охрана, ты всегда и всюду с нами,

Коль с тобой мы породнились, нет судьбы у нас иной.

 

И в любую непогоду — в бурю, град иль в злую стужу

На посту своём бессменно пограничный твой наряд.

Знают все, что верно служит, знают все, что честно служит

Каждый воин-пограничник — несгибаемый солдат.

 

Пограничная охрана, ты героями богата

И со славою знакома ты с далёких, грозных лет.

Пограничная охрана, нам понятье это свято,

И для каждого в России эта святость не секрет.

М. Евлашин

 

На страже границы

Край родной всегда солдату дорог,

На границе дорог он вдвойне.

Тишина похожа здесь на порох,

Мы не верим этой тишине.

 

День и ночь на страже мы границы,

И враги пусть знают наперед,

Что всегда мы им, как говорится,

От ворот укажем поворот.

 

Мы к морозу лютому привычны,

Нам не страшен раскаленный зной.

Мы гордимся службой пограничной,

Охраняем Родины покой.

 

Бой случится, мы в бою не дрогнем,

Нам земля родная дорога.

В край советский все пути-дороги

Навсегда закрыты для врага.

М. Карамушко

 

Не верьте тишине

Тихо на границе.

Гаснут где-то за рекой огни да зори.

Что же мне не спится,

Будто ночью я опять стою в дозоре?!

Смолкли даже птицы,

Даже птицы в перелесках до утра уснули.

Тихо на границе, —

Но не верьте этой тишине.

 

Слева или справа

Зашептались меж собой трава и ветер.

Смотрит вдаль застава, —

Чтоб спокойно спали все друзья на свете.

Речка чуть струится,

И в окне твоем уже погашен свет, родная.

Тихо на границе, —

Но не верьте этой тишине.

 

Звезды, не мигая,

Вместе с нами на посту глядят в озера.

Видно, дорогая,

Мы увидимся теперь с тобой нескоро.

Пусть же вам приснится,

Пусть приснится вам неспящая в горах застава.

Тихо на границе, —

Но не верьте этой тишине.

М. Матусовский

 

У пограничной полосы

Мне не забыть тропинку к дому,

Мою станицу не забыть,

Но на границе по-иному

Стал нашу землю я любить.

 

Волнуют гор седых подножья

И звезд ласкающая синь…

Моя земля, ты мне всего дороже

У пограничной полосы!

 

Граница, дальняя граница —

Ты берег Родины большой.

Безмерна честь с тобою слиться

Горячим сердцем и душой.

 

Пусть завершает год станица,

Пусть снова ждут поля весны —

Стоят надежно на границе

Отчизны верные сыны!

А. Сальников

 

Пограничная застава

Скоро поезд подадут,

И гудок раздастся зычный.

Вот уже и вышел срок

Нашей службы пограничной.

 

Чтобы скрыть свою печаль,

Я глядеть стараюсь браво.

До свидания, прощай,

Пограничная застава.

 

Необычная река,

Лес синеет необычный.

Здесь и воздух не простой,

Даже воздух пограничный!

 

Небольшой сосновый столб,

А за ним моя держава.

Вот и вся она, как есть,

Пограничная застава.

 

Здесь сдружились мы навек,

Хоть и встретились впервые.

Пограничные друзья

Как собратья фронтовые.

 

Быть в числе твоих солдат —

Нет на свете выше права.

Низко кланяюсь тебе,

Пограничная застава.

 

Скоро сядем мы в вагон,

Скоро поезд вдаль помчится.

Где же сердце наше, друг?

Остается на границе.

 

Ведь она, ты так и знай,

И любовь, и наша слава.

До свидания, прощай,

Пограничная застава.

М. Матусовский

 

Давай прощаться!

Как говорят, я сдал свои дела,

И вот прощаюсь я с заставой нашей.

Иду к тебе в вольер,

Разлука тяжела…

А ты мне рад,

А ты хвостом мне машешь.

 

Дай лапу, друг,

Давай прощаться, пес, —

Умчит меня веселый стук колес

В те самые отеческие дали,

Которые с тобой мы охраняли.

 

Там ждут меня и мама и родня,

Там ждет меня пора свиданий сладких…

Я милой расскажу,

Как некий пес меня

Однажды спас

В одной неравной схватке.

 

Ты понял все, и стал печальным взгляд.

Ты по ночам мне будешь дома сниться…

Тебя, товарищ мой,

Своих друзей-солдат,

И сердце я —

Оставлю на границе!

Ф. Лаубе

 

Солдатские сны

После отбоя, когда засыпают солдаты,

В сумраке ночи, минуя бесшумно посты,

Входят в казармы и бродят в подушках измятых

Тенью незримой солдатские сны...

 

Снятся солдатам родные деревни и села,

Снятся косы и очи подружек веселых,

Снятся им города, снятся лица друзей,

Снятся глаза матерей.

 

Блеском суровым луна на штыках задрожала,

Зорко дозоры на страже границы стоят.

Ночью в казармах, готовые встать по сигналу,

Чутко солдаты усталые спят.

 

Если нежданно враги посягнут на границы,

Встанут солдаты и грудью пойдут защищать

Нашу Отчизну, которой нельзя не гордиться,

Нашу родную, великую мать!

Ф. Лаубе

 

Полночь на границе

Горы.

Пропасти.

Обрывы.

Ветер студит лоб.

Бесконечные извивы

Пограничных троп.

 

Водопады и пороги.

Полночь и туман.

Огоньками по дороге —

Автокараван.

 

Словно выкован из стали,

Замер часовой.

Рядом с ним на пьедестале

Воин —

Как живой.

 

И беседуют в тумане

Две родных души,

С изваяньем изваянье —

Сын с отцом

В тиши.

 

— Я, отец мой,

Здесь впервые

На посту стою.

Берегу

В часы ночные

Родину мою.

 

Пусть порой

Туман ползучий

Густ как молоко,

С моего поста над кручей

Видно далеко!

 

— Слышу, сын мой!

Так же зорок

Будь, мой сын, всегда,

Чтоб вовеки

Злобный ворог

Не пришел сюда.

 

Если верностью солдатской

Верен ты стране,

Под землей,

В могиле братской

Спать спокойней

Мне.

 

Крепко спать

И слышать все же

Сквозь глубокий сон

Дятла стук,

С морзянкой схожий,

Листьев перезвон.

 

Слышать все:

Как бродят кони,

Как от вешних гроз

Тихо вздрагивают корни

Молодых берез…

 

Ну, а если служба, сын мой,

Тяжела еще —

Обопрись незримо, сын мой,

На мое плечо.

 

Стань, мой сын,

Сильнее вдвое,

Выше и стройней

Ради мира и покоя

Родины своей!

Юлий Ванаг (Пер. с латышского)

 

Зелёный цвет

Зеленый цвет мы выбирали сами

И были цвету этому верны,

Когда судьба из проруби да в пламя

Бросала по окраинам страны.

 

На рубежах Отечества державных

Мы берегли его покой и мир,

И братские могилы на заставах

Нам придавали мужества и сил.

 

Брест и Хасан, клочок земли — Рыбачий

Отвагу тех простых ребят хранят,

Которые в былом и в настоящем

На страже нашей Родины стоят.

 

И как бы нас с тобой сейчас ни звали,

Зеленый кант — залог надежных уз.

Мы все остались в рамках той морали,

Которая скрепляет наш союз.

 

Все идеалы — те, что были святы,

Мы пронесем сквозь годы и века,

Мы, как и прежде, Родины солдаты —

Бойцы ее бессмертного полка.

В. Васюта

 

Строга граница

Солдат не знает,

Что случится

И через день, и через час:

Граница всё-таки граница,

Строга, как Родины наказ.

 

И если надо, пограничник

И поплывёт, и побежит,

Но он не дрогнет,

И не струсит,

И не позволит отступить…

И тот, кто жизни этой вкусит,

Тот будет истинно любить.

 

Любить Россию непреклонно,

Как любят верные сыны…

Солдаты первого заслона

Всегда на краешке страны.

В. Захаров

 

Застава

Приходит снова

На границу день,

По-боевому неизменно точно,

Под напряженным знаком перемен

Взамен ушедшей

в неизбежность ночи,

И солнце, укорачивая тень,

Под шум берёз и тополей хлопочет.

И голоса земли звучат у стен

Заставы, пребывающей бессрочно,

Как часовой на вверенном посту.

И в этом мудрость видится большая,

Которую лишь сердцем постигаешь,

И познаешь душою, как мечту.

И, кажется, — все на земле дороги

Проходят сквозь границу и тревоги.

В. Захаров

 

Поиск

Тишина, как палец на курке.

Тишина, готовая взорваться.

Тишина. И только вдалеке

Начинает птица просыпаться,

 

Никому, наверное, невдомёк,

Что сегодня ночью на заставе

Лейтенант ответил на звонок

И казарму тёплую оставил.

 

Он всю ночь с солдатами кружил

По местам глухим и потаённым…

А потом начальству доложил

И заснул, усталостью сраженный.

 

В комнату заявится рассвет,

Как жена, на цыпочках, несмело…

Лейтенанту снился черный след

На снегу голубовато-белом.

В. Захаров

 

Передний край

Здесь ощущение такое,

Здесь на переднем рубеже,

Что ты всегда на поле боя,

Что бой всегда в твоей душе.

 

Не потому, что ты воинствен,

А потому что грань ясна:

Здесь от тебя всегда зависит,

Какою будет тишина.

 

Она — застыла ночью чёрной

Струною на тропе дозорной.

Она — отмерянные метры

Меж двух миров,

Меж двух начал.

 

Она — мои родные кедры.

Там, где рассветы я встречал,

Где я почувствовал впервые

Истоки кровного родства

С землёй, где ночи зоревые,

Где к солнцу тянется трава.

В. Захаров

 

Опять дожди

Опять дожди, затеяли дожди —

Посыпали стеклянные завески.

Вода гудит,

Как колокол гудит

Всё пропитав:

Поля и перелески.

 

А служба — службой,

Что ни говори,

Поскольку беспокойно на планете.

И воины бессменно до зари

Таятся в неразгаданном секрете.

 

Ни покурить.

Ни слов произнести,

Ни у костра весёлого погреться.

Ты должен службу бдительно нести,

Ты должен в точку

каждую всмотреться.

 

Ты здесь стоишь во имя или для —

Сам подберёшь эпитет к слову «зорко»…

Как гимнастёрки, вымокли поля,

Или поля мокры, как гимнастёрки.

В. Захаров

 

На границе

Там, где земля с горизонтом роднится,

Там, где заря наподобье костра, —

Вечнозелёный околыш границы

Носит Отчизна моя неспроста.

 

Жизнь на весну бесконечно похожа,

Радость и счастье не знают преград.

Только граница суровая всё же,

Вечно здесь чутко солдаты стоят!

Т. Ульянова

 

В дозоре

Шагают трое по дозорной тропке

И слушают границы голоса...

Венера опускается на сопки,

Прибудет смена через полчаса.

 

В глазах солдат — спокойствие и сила,

Во взоре — ясность, полная мечты.

За их спиною трудится Россия

Во всём своём величье красоты!

Т. Ульянова

 

* * *

Наряд за нарядом, наряд за нарядом

Живут пограничники с мужеством рядом.

Суровые лица, спокойные лица

У этих парней, берегущих границу.

Хранят они счастье, которое рядом...

Наряд за нарядом, наряд за нарядом.

Т. Ульянова

 

* * *

Адрес пограничника — застава,

То в снегах она, то зелена.

Здесь живут солдаты по уставу,

И Отчизне служба их видна.

 

Здесь живут солдаты по уставу,

Здесь звучат простые имена.

Адрес пограничника — застава.

Этот адрес знает вся страна.

Т. Ульянова

 

На границе

Уходит день, темнеет на границе,

И в тишине, со стороны чужой,

Неслышно ночь через рубеж струится,

Проходит пограничной полосой.

 

Густою мглой все на заставе метит:

Кустарники за следовой чертой,

И ельник, где дозорные в секрете,

И путь крутой на пост сторожевой.

 

Лишь небеса, от края и до края,

Пронзает сумрак всполохом зарниц,

Одни и те же звезды зажигая

По ту и эту сторону границ.

 

Все ярче Ковш, в зените светит Лира,

Как летопись давно прошедших лет...

Преданьем о незыблемости мира

Горят огни созвездий и планет.

 

Когда-нибудь, познав язык общенья,

Постигнем смысл космических страниц,

Преодолеть сумеем отчужденье

По ту и эту сторону границ.

А. Постникова

 

Патриотические стихи о Российском Пограничнике

«Горячие точки» — работа и смерть,

В истории — краткая строчка,

Служить на границе — награда и честь,

Граница — «горячая точка».

 

Застава… там служба особо остра,

У самой границы — на страже

От ночи до ночи, с утра до утра

Почти что всегда — в камуфляже.

 

Работа без праздников и выходных,

В стабильно-тяжёлом режиме:

Назначить наряды, проверить посты,

Понять, где — свои, где — чужие.

 

Военная служба обычных людей,

Каких по России — немало,

Защита любимой Страны рубежей —

Судьбою и честью их стала.

 

В историю Родины вписан навек,

Отмечен наградой столичной

Достойный и мужественный человек,

Российской Страны Пограничник.

И. Яненсон

 

День пограничника

Пограничник никогда не дремлет,

Охраняя линию границ!

Он любому звуку чутко внемлет,

Даже крикам перелётных птиц!

 

А граница суши или моря —

Это линия трагедий, бед…

Исторически все даты помним

От потерь до доблестных побед!

 

И сегодня тоже всё не просто —

Линия границы, как струна!

Хоть и техника достигла роста,

Человек надёжнее всегда! —

 

Пограничники за всё в ответе:

За конфликты, за границы строй,

За порядок на большой Планете —

Пограничники хранят покой!

 

И весь мир пред вами преклонится

В ожиданьи справедливых дел,

Ваш священный подвиг вечно длится —

Это пограничников удел!

 

Люди спят под вашим чутким оком,

Мирно спят, спокойно видят сны,

А вы чуете спиной и боком

Всех врагов с весны и до весны!

В. Бунин

 

28 Мая

За службу Отечеству крест свой ношу

Цвета булатной стали.

Его рядом с сердцем на грудь положу

Двадцать восьмого мая.

Не верю. А ты бы поверил всерьёз? —

Мне ли страна родная

В оправе вручила из боли и слёз

Двадцать восьмого мая!

 

О тех, кто границу не сдал, не сробел,

Так и погиб у края,

Кто тельник зелёный надеть не сумел

Двадцать восьмого мая.

Я с ними знаком. Лично, с каждым из них —

Здесь ли, за рампой рая...

День памяти павших, день встречи живых —

Двадцать восьмого мая.

 

Их боль — боль моя, мой пожизненный крест,

Кровь, как вода живая.

И в Пяндже-реке отражается Брест

Двадцать восьмого мая.

За службу Отечеству крест свой ношу,

Ноша моя простая.

Ну сделай, чтоб — мир! — я у Бога прошу

Двадцать восьмого мая.

А. Николаев

 

День пограничника

На страже рубежей стоять —

Задача не простая.

И высока честь — охранять

Покой родного края

 

И знать, что за спиной твоей —

Большой страны просторы,

Бескрайности её полей,

Её леса и горы;

 

И дом родительский, семья;

Друзей, любимой лица...

И на всю жизнь она — твоя,

Она с тобой — ГРАНИЦА!

А. Агапов

 

100 лет пограничной охране

А на плечах у нас — зелёные погоны,

Мы защищаем рубежи страны родной.

Здесь на границе есть свои законы,

Мы на посту! В стране царит покой!

 

Мы в небе, на земле и бурном море

Идём с собакой-другом полосой.

И замираем мы в ночном дозоре.

Нас прикрывает небо непроглядной мглой.

 

А летом маскируемся листвою.

Заляжем в камуфляже за кустом.

Мы на посту с небесною звездою,

Она нам светит скрытно серебром.

 

Напарник-пёс всегда в дозоре рядом,

Лесные шумы знаем с ним вокруг.

И не пройдёт вражина к нам обманом.

Ночами слышим пташек перестук.

 

Граница на замке. Она закрыта!

И не взломать врагам её вокруг.

Не лает пусть врагов галдящих свита.

И не возьмёт никто нас на испуг!

А. Харин

 

28 мая — День пограничника

Ты — пограничник, ты — в дозоре,

Два года в службе пройдены.

Твой список службы безупречен.

Отдал свой долг ты Родине!

 

Ты полосой ходил в дозоре,

Глазами видел всё вокруг.

Ходил с друзьями на параде,

Стучал в брусчатку ваш каблук.

 

России долг вы отдавали,

В руках держали автомат.

В честь вас награды отливали,

Ты — пограничник, ты — солдат!

 

Чеканил шаг, и взгляд красивый.

Салютом воздух прогремел.

И в каждом было много силы.

И гимн России вверх взлетел!

 

Ты — пограничник, ты отважный!

Страны хранишь ты рубежи.

Рубеж страны, тобой хранимый,

Тебе здесь вверено служить!

А. Харин

 

Чекисту

На страже ты родной державы,

Не знаем даже мы лица.

Достоин ты народной славы,

Ты крепче смертного свинца!

 

Наш край далёк. Родной границы

Врагу поставлен в ней заслон.

Нарушить могут только птицы,

Чтобы летать им за кордон.

 

И лезли, лезут к нам шпионы,

Мечтают наш секрет узнать.

Добыть российские все тайны,

Но наших тайн им не узнать!

 

Чекист! На страже ты Отчизны,

Она дала тебе наказ!

И ты рискуешь своей жизнью,

Но мы не знаем твоих глаз.

 

Чекист России — наш хранитель,

Ты безымянным можешь быть.

Воздвигнут памятник в граните,

И подвиг твой нам не забыть!

А. Харин

 

На границу, мне сказали, попаду!

Провожало меня в армию село,

Отдать долг России время подошло.

Не хотелось расставаться мне с селом,

Здесь осталась моя мама и наш дом.

 

Шёл служить, оберегать свою Страну,

На границу, мне сказали, попаду.

Шла любимая со мною вся в слезах:

«Береги, любимый, с честью ты страну!»

 

Вот пишу, что на границе я служу,

Курс бойца успешно весь я прохожу.

И присягу своей Родине я дам,

И иду я по отцовским здесь следам.

 

Он служил и охранял свою Страну,

Не отдали наши земли никому.

Он Героя получил за подвиг свой,

На смерть стычка была ночью за рекой!

 

Сохранил Россию — Родину ты нам,

Дали пулями отпор своим врагам.

И во славу Гимн России зазвучал,

И салют Победу нашу повенчал!

 

Встанем все и вспомним в памяти своей:

Гнали мы врагов, захватчиков взашей.

На коленях обращусь к земле родной:

Ты подарена мне, Родина, судьбой!

А. Харин

 

Дозор на границе

Идём в дозоре с псом Трезором.

Туман накрыл простор речной.

Над речкой небо потемнело.

Страны родной храним покой!

 

Вдруг эхом шорох вдаль умчался.

Собака ловит эха звук.

Она — мой друг, ушами слышит,

Мой на границе верный друг.

 

Застыли с ним в ночном дозоре,

Притих от ветра шумный лес.

Шумит волною тихо море.

Мы с псом притихли в тишине.

 

Мы бережём тебя, родную,

Спокойно спи, моя страна.

Мы сохраним свою Россию,

Врагу отпор дадим сполна!

 

Рассвет забрезжил за рекою,

Туман поднялся высоко.

Покрылись волны сединою,

Нам охранять страну дано.

 

Знакомо всё мне на границе,

Я знаю каждый кустик здесь.

Лишь нет границ летящей птице,

Взмахнёт крылом из-под небес!

А. Харин

 

Письмо от сына

Служу я, мама, на границе.

Свой долг отчизне отдаю.

К врагам граница наготове.

Россию-Матушку храню!

 

Я познаю в дозорах службу.

Нам звёзды светят серебром.

Познал солдатскую я дружбу,

Ты, мама, снишься и наш дом.

 

Я помню, мама, твои руки.

Вернуть бы детство моё вспять.

Твоих напевов слышу звуки,

Хочу прижаться и обнять!

 

Я знаю ласки твои, мама,

И в мыслях дом наш у реки.

Ты жизнь мне, мама, подарила,

Здесь наши корни глубоки.

 

В слезах прочла письмо сыночка,

Слезами строчки окропив.

Собрав с любовью два листочка:

«Какое счастье, что ты жив!»

А. Харин

 

Граница ночью

Граница шла на расстоянье

Руки. Но, канувшие в тьму,

Приметы противостоянья

Укрыты были, как в дыму.

 

Лишь силуэты гор. Да тени

Двух темных облак на луне.

Да кроны странные растений,

Как будто корни в вышине.

 

А между тем,

Прорвав завесу

Той тьмы,

Разяще, как клинок,

Вдруг луч ударил из-за леса

И лег на снег у наших ног.

 

То был прожектор на мгновенье

Прожектористами включен.

И твердь в районе отчужденья,

И хлябь из мрака вырвал он.

 

Вдоль всей границы,

Вровень с нею,

Змеясь по снежной целине,

Бежал сквозь ночь он, пламенея,

В том, все пронзающем огне.

 

Как тот, другой,

Припорошенный

Пыльцой,

В другом конце страны,

Бежал тогда

Сквозь луч зеленый

За две минуты до войны.

Л. Решетников

 

Тревожная группа

И снова — в ружье! Напряженье погони...

А в мыслях по-прежнему только одно:

«Быстрее, ребята! Догоним, догоним!

Ему не уйти, не уйти все равно!»

 

Ручей под откосом. И травы по пояс.

Но разве препятствие это — ручей?

Раскручен внезапно начавшийся поиск.

И сразу все взвешено до мелочей.

 

В сиреневой дымке полночного мрака

Чужая фигура нащупала брешь...

Ах, только б не сбилась со следа собака,

Ах, только б заслоны закрыли рубеж!

 

«Быстрее, ребята! За тем перелеском

Не выйти ему из района засад!»

Тревожная группа сработала с блеском.

К утру возвратились солдаты назад.

 

И в этих словах по-военному скупо

Граница, как в зеркале, отражена.

И снова — «На поиск, тревожная группа!»

На главный свой поиск уходит она.

Б. Москвин

 

Пограничная полоса

Здесь обманчива тишина,

И реальна команда: «К бою!»

А Россия на всех одна,

И она за твоей спиною.

Кто-то скажет — самообман,

Что имели мы, потеряли.

Но уходит наряд в туман.

Что их ждет там, на перевале?

 

Здесь умеют ценить друзей,

Не бросая слова на ветер.

А любовь с каждым днем сильней

К той единственной в целом свете.

Только здесь, на краю земли,

Ты оценишь весь мир иначе.

И друзьям, что в наряд ушли,

Пожелаешь в горах удачи.

 

Здесь обманчива тишина.

И надежда в усталых лицах,

Что придет, наконец, весна,

И отпустит ребят граница.

Нас встречает родной вокзал

И любимые на перронах.

Наливай, погранец, бокал —

Пьем за тех, кто в зеленых погонах.

 

Пограничная полоса —

Так всегда было, есть и будет.

Пограничная полоса —

Кто узнал ее, не забудет.

Это ночи тревожных снов,

Это горы в тумане синем.

Где мечтали мы об одном —

Возвратиться домой, в Россию.

В. Мазур

 

А на плечах у нас зелёные погоны

Сегодня ночью все спокойно на границе,

Но все равно застава не смыкает глаз —

В любой момент ракета в небо может взвиться,

И в тот же час сигнал «в ружье» поднимет нас!

 

Наш ПТН стоит у самого залива,

Рокочут ровно и негромко дизеля,

И до рассвета по волнам неторопливо

Прожекторов лучи тревожные скользят.

 

Давно привыкли наши руки к автоматам,

Давно умеем мы без промаха стрелять,

А дома нас с тобой ждут мирные девчата,

И письма нежные нам шлют отец и мать.

 

А на плечах у нас зеленые погоны,

И мы с тобой, дружок, опять идем в наряд.

У пограничников суровые законы —

Нельзя нам спать, когда другие люди спят.

В. Аншуков

 

Зелёная фуражка

Фуражка эта в поле и в лесу

Надежно служит воину в наряде.

Она всегда, везде ему к лицу:

И в будни, и на праздничном параде.

 

Она ему народом вручена

Реликвией вовеки незабвенной.

Овеянная славою она —

Частица нашей доблести военной.

 

В ней все: пошив и форма, и сукно

Добротно и воистину красиво...

Но те, кому носить её дано,

От этого не выглядят спесиво.

 

И, коль сражаться выпадет судьба,

То не дадут врагу в бою поблажки.

Не посрамит бесчестием себя

Солдат в зелёной воинской фуражке.

В. Костромыгин

 

Зелёная фуражка

Кто зелёную фуражку бережёт, —

тот меня сейчас, как лучший друг, поймёт,

Что не может быть важнее для страны,

приграничья, где не спят её сыны.

 

Службу верную земле своей несут

и границу также честно берегут,

как и много лет отцы у них назад

ей служили, не ходили на парад.

 

День и ночь они стояли на посту —

кто на вышке, кто у речки на мосту.

Берегли, как говорили, крепкий сон,

чтобы был всегда-всегда спокоен он

у детей такой большой родной страны.

Погранцы всё так же родине верны!

 

Поздравляю тебя с праздником, страна!

Пограничная охрана — так важна.

Пограничные войска идут вперёд,

Уважает их и любит наш народ!

Г. Пысина

 

Моя застава

Девятнадцать часов. Построение. Плац.

И начальник проходит вдоль строя,

В «хромочах» — галифе. Это вам не парад

И не строй для ночного отбоя.

 

На заставе — расчёт: с двадцати к двадцати.

Начинаются сутки дозором.

Сколько надо пройти, незаметны пути,

Километры ночного обзора.

 

Замирает душа, время стопорит бег.

Ночь прожектором рвётся на части.

Осветит КСП, на полосочках — снег,

Нарушитель прошел. Настоящий.

 

И готов след принять заставской верный пес —

Лучший пес следовой здесь на марше.

И в ночной тишине вдруг повиснет вопрос:

Что так медлит с командою старший?

 

На заставу — сигнал. Карабин на плечо.

Строем встанет тревожная группа.

Заалеет рассвет над рекой кумачом —

Нарушитель задержан, Юсупов.

 

А дозору идти по тому же пути

И до «стыка» следить за порядком…

Тут уж как не крути, по расчёту — следи.

Благодарность тебе — по остатку.

Г. Пысина

 

Граница

Граница разною бывает —

Порой коварна и хитра,

Лишь только тот о ней не знает,

Кто не служил там никогда.

 

Граница грозною бывает,

Для тех, кто хочет навредить.

Кто там служил, тот точно знает,

Что тишину, покой заставы

Порой не просто сохранить.

 

Граница разною бывает,

Но память воинов хранит,

Тех, кто погиб не ради славы,

А думал о друзьях своих.

 

И только тут сумеют парни

Пройти проверку на любовь:

К Отчизне, к матери, к невесте,

К земле своей — какая есть.

 

Будь тверже, зорче, пограничник!

Не забывай свой долг и честь.

И на приказ: «В ружье, застава!»

Короткое ответишь: «Есть!»

Л. Казыма

 

Служат парни на границе

Тот, кто служит на границе,

Только тот и знает,

Как обманчива, опасна

Тишина бывает.

 

Зорко смотрят часовые

С вышки вдаль в бинокли.

От дождя и от жары

Кители промокли.

 

Возвращается наряд

С дальнего обхода —

Всё в порядке! Отдохнуть

Можно всем немного.

 

То жара томит тела,

То вдруг снег завьюжит.

Но граница на замке —

Честно парни служат.

 

Нужна на границе

Бойцу тренировка.

Нужны им и сила,

И ум, и сноровка.

 

И если же трудности

Встретят в пути,

Сумеют решенья

любые найти.

Л. Казыма

 

Зеленая фуражка

Гордятся ребята фуражкой зеленой

И в День пограничника ее наденут снова.

Гордятся и тем, что они — пограничники.

А, значит, душою и сердцем — отличники.

 

Гордятся ребята фуражкой зеленой.

Любовно хранят в шкафу китель с погонами.

Положенный срок отслужив, возвращаются.

И в День пограничника все вместе встречаются.

Л. Казыма

 

* * *

На заставах частенько солдатам не спится,

По ночам их не раз подымает граница.

До чужой стороны здесь четыре шага,

Но солдат начеку, не пропустит врага.

 

Пограничником Родина может гордиться,

Недоступна для недруга наша граница.

Пусть сады нашей Родины ярче цветут,

Часовые границ зорко службу несут.

Н. Струкова

 

Граница

Над Амуром рассвет разливается,

Просыпается наша страна.

Без тревог ночь на утро меняется —

Отдыхала спокойна она.

 

На просторах свободно ей дышится.

Враг зубами скрипит у границ.

Нива с хлебом ядрёным колышется.

Свет играет далёких зарниц.

 

А в дозоре ребята надёжные —

На Восток не пропустят врага,

Сделать могут они всё, возможное,

Проплывут мимо лишь облака.

 

В поле, в небо и в сопки высокие,

В города, в деревушки, в село

Не войти супостату жестокому,

Не по силам ему сделать зло.

 

На границе служить честь не каждому,

Чтоб удары принять на себя.

Доверяет страна лишь отважному,

Чтобы рабства не знала земля!

О. Суслова

 

Граница

Ты провести границу не спеши —

она дрожит как пульс на сотом герце,

она как нить на профиле души,

как трещина на глобусе и сердце.

 

Мы здесь стоим. Построены стихи.

Кричат грачи, весна слагает гимны.

Ты часовой, поэт, ты заступил

на рубежи земли неповторимой!

 

Ты вспомнишь все — усталых матерей,

тоску мальчишки по сгоревшей хате,

слезу отца, двустволки егерей,

матроса в окровавленном бушлате,

 

солдата на простреленной стерне,

чекиста, что поднялся в штыковую…

Пусть ананасы плавают в вине,

но где найдешь ты Родину такую!

 

Отчизну снов заснеженных полей

и городов, что из руин восстали,

где девушек любили и друзей,

и помнить никогда не перестанем.

 

Пока скопцы галдят наперебой

в толпе певцов лекарственных облаток…

Умри, поэт, — умри как часовой

за Родину, за женщину, за брата…

О. Павловский

 

Пограничный дозор

Где-то вдали, на краю у родимой земли,

Есть уголок, и ему честь Державы нести.

В далях веков отголосок российской души

Был как заслон, кто с мечом попытался пройти.

 

Дальний Восток и далекий горам Памир

Славу и честь, кто погиб на заставах, хранит.

Там, где горела, гноилась в порезах земля,

Кровью бойцов до сих пор полыхает она.

 

Помни о них, герб Державы и флаг кто хранит.

Им поклонись, там начало России лежит.

Первыми, кто отражал атаки врага,

Насмерть стоял, не страшась, дрался сталью штыка,

 

В стужу и зной охраняет границы покой,

Снег и пурга им не помеха,

И вдалеке от родных пограничный дозор

В слякоть и дождь бережет мир земной.

А. Гусев

 

За тех, кто с 20-ти

Раскрывает ночь свои ладони

Людям, уходящим в тишину...

Что там ждет — покой или погоня?

Каждый миг похож здесь на войну.

 

Первый метр, а может быть — последний...

Метр земли... А за спиной — страна!

Дух границы... он всегда наследный...

И не важно — Мир или Война.

 

Здесь — мое! А там чужое — ваше!

Нам не нужно чьей-то там земли,

Потому, что нет милей и краше

Тех широт, что за спиной легли.

 

Здесь, на первых метрах веет силой.

За любовь, за жизнь, за всю страну

Воины со всех концов России

В 20 заступают... на войну.

 

Спи, страна! Пусть в сполохах зарницы,

Пусть грохочет летний шумный гром...

Есть закон у воинов границы,

Что прописан в зелени погон,

 

И в священной зелени фуражки,

Что безмерно сердцу дорога,

Что являлась гордостью бесстрашных

Воинов, идущих на врага.

 

Здесь, на первых метрах веет силой.

Здесь, внимая сердцем тишине,

Воины со всех концов России

В 20 вновь готовятся к войне...

К. Вдовцев

 

За тех, кто с 20-ти...

Листает календарь страницу за страницей,

И память вновь вернет в прошедшие года.

Когда пришел служить впервые на границу,

Связал судьбу свою я с нею навсегда!

 

Не раз ходил в дозор я по последним метрам,

Оставив в сердце нить от КСП в века.

Ворвался праздник в жизнь весенним майским ветром.

Граница на замке — гуляй, Погранвойска!

 

Встречаю там и тут парней знакомых лица

В фуражках и беретах зеленых на пути!

Сплотила нас навек земли родной граница.

И первый тост поднимем за тех, кто с 20-ти! *

 

Мне часто по ночам теперь уже не спится,

Я памятью брожу средь гор и кишлаков.

Ворвалась в жизнь мою Афганская граница

Маневренными группами, броней погранпостов.

 

И на чужой земле, на кручах и в ущельях,

С душманами не раз вступали в смертный бой.

Остались там навек те, кто попал в прицелы,

Но не ушли с границы, закрыв ее собой!

 

И в праздник вижу я друзей надежных лица,

С кем я шагал тогда на огненном пути.

Сплотила нас навек Афганская граница.

Но первый поднимаем за тех, кто с 20-ти!

 

Незримой нитью в высь, к вершинам жизнь стремится.

Доверила страна хранить ее покой.

Приказ, секрет, дозор — все это госграница.

Желаю чистой я контрольно-следовой!

 

Сегодня праздник, что ж, давайте веселиться,

Достойно службу мы свою смогли пройти.

Но первый тост поднимем за тех, кто на границе,

Кто заступил в наряд, за тех, кто с 20-ти!

Р. Касай

«За тех, кто с 20-ти!» — традиционный тост тех, кто служил на границе. В восемь вечера на всех заставах страны пограничники заступают в наряды и начинаются пограничные сутки.

 

Моя судьба — мои заставы

Кому-то вновь граница снится,

Кому-то — минная растяжка,

А нам с тобой опять не спится,

Моя зеленая фуражка.

 

То койка вдруг нам станет тесной,

То левый бок болит, то правый.

А я скажу, пожалуй, честно:

Заснуть нам не дают заставы.

 

Заставы Бреста и Кагула,

Заставы горного Аракса,

Заставы старого аула,

Заставы древнего Серахса.

 

Враги всерьез нас не считали —

Какая там, мол, оборона,

А мы, как фениксы, стояли,

И до последнего патрона.

 

Судьба моя — мои заставы,

Друзья мои — родные лица,

Я пью за вас, за вашу славу,

За вашу преданность границе.

И. Воронин

 

Мой пограничник

Ты, там, вдали, ты на границе,

Стоишь, защитник городов,

Против тебя и шевелиться

Не стоит злу — на все готов!

 

Ради других, ради России

Без страха жизнью заплатить.

Однажды сердце окрылили

Слова присяги. Не забыть!..

 

Опасность, риск подстерегают,

Но на чеку ты, рядом пес:

Он для тебя словно товарищ,

Ведь он с тобою службу нес.

 

Достоинство, отвага, сила

Внутри тебя — ты весь из них.

Мой пограничник, мой любимый,

Скучая, шлю в письме я стих...

Н. Константинова

 

Погранотряд

Вокруг немая тишина,

спит даже ветер на границе.

В наряд вступил погранотряд,

не пролетит здесь даже птица.

 

Малейший шорох — тишину

прорезал тут же лязг затвора,

Но всё спокойно... И отряд

вступил на линию дозора.

 

Не прокрадется злейший враг

ни поездом, ни самолетом,

Ни степью, лесом не пройдет,

не проберётся и болотом.

 

Наш пограничник начеку,

он бережет страны границы.

Спокойно спите, города, —

враг не пройдет к родной столице.

Беретта К

 

Северная граница

Вокруг граница и тоска,

Куда ни кинешь взгляд,

Метели, льды, пурга, снега —

И наш погранотряд.

 

На море девять баллов шторм,

И океан ревёт,

Суровый, северный буян

Бурлит во льдах, поёт.

 

И, словно гимн, звучит в ночи:

«Я всё переверну, залью,

Разрушу, заберу

И всё пущу ко дну».

 

А на земле шумит буран

И сыплет сединой.

И снег, и дождь, и ураган

Не заберут покой.

 

Оберегаем мы покой

И Родины ключи.

Всегда граница на замке,

Не думай перейти.

 

Пусть непогода, тяжело,

И север, и тоска,

Метели, льды, пурга, снега:

Граница на века!

А. Стефанов

 

Заполярные солдаты

Вы слышите?

По наледи шурша,

В шинелях, разлетевшихся крылато,

Морозом обжигающим дыша,

Шагают заполярные солдаты.

 

Две сотни ног, как будто две ноги.

Конца колонны в сумраке не сыщешь.

На лютой стуже смёрзлись сапоги —

Железом громыхают голенища.

 

Кто сотворил, какой придумал бес

Колючую поземку плоскогорий,

Зелёное свечение небес,

Протяжный ветер северного моря?

 

Опять луна от холода бела,

И белая дорога под ногами.

И песня за сугробами легла,

Прижатая летящими снегами.

 

Здесь все до срока нежность берегут.

Слова просты и шутки грубоваты.

Нас жёны ждут... А может быть, не ждут.

Но в этом мы совсем не виноваты.

 

Когда приносит письма старшина

И дышит на озябшие ладони,

Мне чудится: лесная тишина,

Полозьев свист и свадебные кони...

 

Пока не встанет медленный рассвет,

Пока не грянут полковые трубы,

Нет прошлого и будущего нет —

Есть только ты, твои глаза и губы.

 

Вы слышите, как воют провода,

Как дизели работают с одышкой?

И к нам приходит солнце иногда,

Похожее на атомную вспышку.

 

Летит метель над всем материком,

В такие ночи женщинам не спится.

И твердый снег визжит под каблуком

В безмолвии арктической границы.

И. Жданов

 

В белых просторах

Кружится, кружится, кружится вьюга над нами,

Стынет над нами полярная белая мгла.

В этих просторах снегами, глухими снегами,

Белыми скалами наша граница легла.

 

Каждую, каждую, каждую нашу снежинку,

Каждую каплю карельских озер голубых,

Камни на скалах и мох на оленьих тропинках

Мы бережем в пограничных ночах снеговых.

 

Милая, милая, милая, там, за горами,

Там, где ночами стоит над тобой тишина,

Знай, дорогая, — солдатское сердце не камень,

Женская верность солдату в разлуке нужна.

 

Тянутся, тянутся зимние ночи слепые.

Летом не сходит полярное солнце с высот.

В этих просторах великой Советской России

Русский солдат свою верную службу несет.

Л. Ошанин

 

Под полярной звездой

На снега сквозь мохнатые хвойные ветви

Звезды свет негасимый струят с высоты.

Ярче всех и нежней мне Полярная светит,

О тебе, милый друг, навевая мечты.

 

Спят во льдах сном глубоким озера объяты,

На морозе застыли леса до глубин,

Но и в стужу тепло на душе у солдата,

Оттого что подругой желанной любим.

 

В эту полночь на небе сиянье играет,

А бывает — пурга, и метели свистят.

Спи спокойно и помни, моя дорогая,

Что сердца у солдат бьются с Родиной в лад.

 

Пусть приснится тебе снежный Север далекий,

Над лесами и скалами свод золотой,

И озера в серебряных чашах глубоких,

И солдат на посту под Полярной звездой.

Н. Щербаков

 

* * *

Пограничье...

День встает над сопками,

И заря румянится слегка.

Словно из оленьей шерсти сотканы

Тронутые дымкой облака.

 

Выцвел камень,

Будто ситец старенький,

Подставляя грудь свою ветрам.

Зябкие, ершистые кустарники

Стелются по скалам здесь и там.

 

Небо хмуро,

Штормы тут неласковы,

Мраком и туманом ночь густа.

Что ж, порой скупа бывает красками

Самая живая красота.

 

Прочно сшиты,

Грубовато скроены,

Неприступны скалы смотрят ввысь.

С этим краем дружат воины, —

Видно, с ним характером сошлись.

В. Криволапов

 

Северная граница

Солнце скрылось за рекою,

Тени в горы улеглись.

Не шумит река волною.

Звёзды яркие зажглись.

 

Пограничники в дозоре.

Превратилась вода в лёд.

Здесь не мёрзнет только море.

Жизнь на море не замрёт.

 

Пограничник в маскхалате

По снежку лыжню пробил.

Снегом ветры не кружите,

Службу я здесь полюбил.

 

Снег лежит, совсем не тает,

Он безжалостно пуржит.

Ветер след наш заметает,

Пограничник не спешит.

 

Заяц выскочил из леса,

След в снегу запутал свой.

Он не вызвал интереса,

Не нарушил ритм ночной.

 

Полосу прошли нарядом:

Снег не тронут, нет следов.

Пограничник видит взглядом:

Нет нарушивших шагов.

 

Север наш суров морозом,

Жжёт лицо, снежок в глаза.

Север мой красив восходом,

Служба здесь моя нужна!

А. Харин

 

Пограничники морские

И в шторм, и тихую погоду,

Стоят защитой корабли.

Здесь пограничники морские,

Врагу границу не пройти.

 

И пограничный катер волны,

Все под собою подомнёт.

Прицельно пушки загрохочут,

На абордаж врага возьмёт!

 

«Сторожевик» в волну врываясь,

Своею мощностью ревёт.

Над гладью килем подымаясь,

В прицел противника берёт!

 

Маяк фарватер лучом светит,

Врага укажет курс лучом.

И нарушитель не уходит,

Горит под пушечным огнём!

 

И каждый день военной службы,

Хранят морские рубежи.

На страже Родины — России,

Стоят границей корабли!

А. Харин

 

О, скалы, гранитные скалы

О, скалы, гранитные скалы,

Холодная кромка земли!

Вы домом родимым мне стали,

Здесь крылья мои отросли.

 

Привык я ходить на просторе

Сквозь темень полярных ночей.

Люблю необъятное море,

Сияние зимних лучей.

 

Я здесь по приказу народа

Стою и в мороз и в пургу.

Я в наши советские воды

Зайти не позволю врагу.

 

О, скалы, гранитные скалы,

Холодная кромка земли!

Вы домом родимым мне стали,

Здесь крылья мои отросли.

Н. Букин

 

Мне верит страна

Звезды качаются рядом со мной,

Плещет под скалами черный прибой.

Здесь граница прошла по волнам.

И прожектор лучом режет ночь пополам.

 

Море волнуется ночью и днем,

Все, что мне дорого—в сердце моем.

Взгляд устремляю я только вперед,

К нашему берегу враг не пройдет.

 

Мирно под звездами дышит страна,

Мне, пограничнику, верит она.

Здесь граница прошла по волнам.

И прожектор лучом режет ночь пополам.

Е. Карасев

 

Над тихой рекой

Над тихой рекой не шуршат камыши,

Застыла луна в вышине.

И все в этой дикой таежной глуши

В глубоком покое и сне…

 

Заснули повсюду и птица и зверь,

Могучая дремлет сосна.

Ночной тишине, пограничник, не верь,

Граница не ведает сна.

 

Далеко, далеко подружка твоя,

Далеко родительский дом,

Ночные, лесные, глухие края.

Безмолвно и тихо кругом.

 

И лес и поля отдыхают теперь,

Не плещет о берег волна.

Ночной тишине, пограничник, не верь,

Обманчива здесь тишина.

 

Ты здесь охраняешь границы страны,

Советской державы покой, —

В дремучем лесу у мохнатой сосны,

Над тихой холодной рекой:

 

Недвижна луна высоко в синеве,

Замолкла сова на суку.

Ночной тишине, пограничник, не верь,

Солдат, будь всегда начеку!

С. Алымов

 

Заставы

Вы насмерть стояли, присяге верны,

На дальневосточной границе.

Один — на десяток...

Не дрогнули вы!

И в песне сердцам вашим биться.

 

Граница!

Билет комсомольский храня

У самого сердца, солдаты

Шли в бой...

Шли, Отчизну собой заслоня, —

За мать, за детишек, за брата…

Г. Чалов

 

До свиданья, Командоры!

До свиданья, Командоры,

В синем море острова,

Желтых отмелей повторы,

Белой пены кружева!

 

До свиданья, до свиданья.

Будут сниться мне всегда

Этих далей расстоянья,

Эта грозная вода.

 

Эта суша островная,

Эта улица одна,

Сквозь которую сквозная

Даль летящая видна.

 

Над трубою — дыма челка,

Неожиданный снежок,

И звенящий без умолку

Электрический движок.

 

И сквозь грохот волн бегущих —

Прерывающийся рев

К суше котиков плывущих

И пасущихся коров.

 

И стучащие негромко,

Уходящие с утра

За синеющую кромку

Дальрыбпрома сейнера.

 

Но гремит под ветром скользким,

Ранним ветром — сиверцом,

Красный флаг в селе Никольском,

Над райкомовским крыльцом.

 

За плечами — дни, как горы:

Что ни дальше, то бледней.

Лишь седые Командоры

Все видны до этих дней.

 

Командорская могила

У откоса на краю,

И снежок поверх настила,

На котором я стою.

 

И, одетые в наряды

Цвета луга и полей,

Вдаль идущие наряды

Пограничных патрулей.

Л. Решетников

 

Полосочка ничейной тишины

Качает звезды в бухте Провидения

Студеная зеленая вода.

Мы к серым сопкам местного значения

Беречь границы прибыли сюда.

 

Как будто от фонарика карманного

Дрожит на небе тусклый свет луны.

И тянется за островом,

За островом Ратманова

Полосочка ничейной тишины.

 

Пусть вьется над заставой пограничною

Сердитая и дымная пурга,

Нам стала ночь полярная привычною,

Родными стали здешние снега.

 

Хотя по дому чуточку скучается,

Мы знаем, сутки поровну деля:

За нашими погонами кончается

Суровая чукотская земля.

М. Пляцковский

 

Тихоокеанская пограничная

От снежных вершин заполярной Чукотки

До залитых солнцем приморских высот

По тропам знакомым привычной походкой

Солдат-пограничник дозором идет.

 

Родная земля! Все для воина свято —

Таёжная ширь и просторы морей,

И гордостью полнится сердце солдата,

И взгляд его зорче, и поступь смелей.

 

Пусть ветер, пусть стужа, пусть трудно ночами —

Он все одолеет, с пути не свернет.

Огни коммунизма горят величаво,

Свой труд и покой ему вверил народ!

 

Цвети же, мой край, солнцем счастья согретый,

Леса новостроек вздымай в высоту!

От северных сумрачных скал до Посьета

Надежные люди стоят на посту.

П. Забора

 

Тревога

«В ружье!» — и врывается ветер с порога,

И сразу пустеют бока пирамид.

«Тревога!» — летит над песками тревога,

Тревога неистово в сердце стучит.

 

Недоуздки рвут в нетерпении кони,

И смерчи встают у бандитских следов.

«В погоню!» — с заставы уходят в погоню

Бойцы легендарных двадцатых годов.

 

И где-то в кольце раскаленных барханов,

Где пекла любого земля горячей,

Клинки ослепят курбаши-атамана

И пули настигнут его басмачей…

 

И нам нелегко достаются дороги,

Хранящие память о наших отцах.

Великое чувство великой тревоги

Живет неизменно в солдатских сердцах.

Г. Ламбрианов

 

Есть застава на южной границе

Где туман по ущелью клубится,

Где обманчива гор тишина,

Есть застава на южной границе,

Носит имя героя она.

Неприступны седые отроги,

Облака на утесах висят.

Здесь, на узкой кремнистой дороге,

Службу нес пограничник-солдат.

 

Там, где камни плющом перевиты

Под высокой отвесной скалой,

Окружили солдата бандиты,

Но живым не сдается герой.

Бой ведет он за Родину правый,

Из винтовки без промаха бьет.

Поднялась по тревоге застава

И на помощь солдату идет.

 

Он погиб, но друзья отомстили,

От расплаты враги не ушли.

Мы о нем эту песню сложили,

Свято память о нем сберегли.

Где туман по ущелью клубится,

Где обманчива гор тишина,

Есть застава на южной границе,

Носит имя героя она.

В. Малков

 

Застава

Знаю — это останется,

В сердце моем сохранится...

Запаленный «афганец»,

Глухого ущелья оскал,

А отсюда

Взбирается круто граница

По зазубринам

Голых и сумрачных скал.

 

Надвигается ночь.

И уходят в наряды дозоры,

И привычно и строго

Солдатскую службу верша.

Тяжелее и выше

В эту пору становятся горы,

И кривой полумесяц

Отточен острее ножа.

 

На заставе спокойно.

А мне почему-то не спится.

Окна настежь распахнуты,

Видно звезд золотое шитье.

Ощущаю всей кожей,

Как близко проходит граница,

Не по каменным кручам —

Сквозь сердце проходит мое...

Г. Серебряков

 

Московский погранотряд

Жаркие пески, древняя страна,

Войн кровавых в схватках отголоски,

Мы тебе близки, мы твои друзья,

Наш родной погранотряд Московский!

 

Ты стал нам близким и родным

Вдали от суеты столичной,

И эту песню посвятим

Тебе, Московский, пограничный!

Ты научил нас жизнь любить

По-настоящему, красиво,

А если нужно, положить

Живот за матушку-Россию.

 

Ты научил ценить друзей

И в трудный час всегда быть вместе,

Быть верным Родине своей,

Присяге, Доблести и Чести!

Ты научил нас быть собой

За годы пограничной службы,

Мы крепко связаны с тобой

Мужскою, нерушимой дружбой.

 

Учил служить, не ждать наград,

На благо Родины и силой

Нас наделил! Тебе, отряд,

За это дружное «спасибо»!

С тобою мы — одна семья,

И даже в суете столичной

Мы будем помнить про тебя,

Отряд Московский, пограничный!

А. Николаев

 

Горная застава

Горная застава, горная застава,

Вышка часового и российский флаг,

Левый фланг и правый, левый фланг и правый,

В тишине тревожной громкий лай собак.

 

Горная застава, горная застава,

Выше гнёзд орлиных, выше облаков.

Пограничной службы боевая слава,

Ты стоишь на страже с глубины веков.

 

Помнят твои стены взрывы и тревоги,

Ливни из осколков и свинцовый град,

Тропы серпантином, в рытвинах дороги,

В тишину летящий, словно вихрь, наряд.

 

Горная застава, пропасти, обрывы,

Ветры ледяные, нервный шум листвы,

Дерзких нарушителей шквальные прорывы

И неугомонные паводки весны.

 

Горная застава — колыбель отваги,

Славою овеянный пост родной страны.

Реют пограничные над тобою стяги,

Служат под крылом твоим Родины сыны.

М. Евлашин

 

Строевая для туч над границей

Здесь «спокойной ночи» не желают

И, бывает, до обеда спят.

Здесь собаки лишнего не лают,

Здесь трава и камни говорят.

 

Просто нужно научиться слышать,

Видеть и принять судьбу, как есть.

Горы выше пограничных вышек.

Выше гор оказана нам честь —

 

Встретить и врага, и первый лучик,

Птиц, спешащих снова гнёзда свить.

Над границей хмуро ходят тучи...

Мы научим с песней их ходить!

А. Матвеев

 

Застава в горах

Застава в горах... Здесь закат и загар красит лица,

Умело рисует парнишки-художника кисть

Флаг Родины нашей над чисто условной границей,

Сменившей войны беспредел на обычную жизнь.

 

Застава в горах... Обнажённое южное солнце,

Зелёные скалы, густая небесная синь.

Над узкой долиной тропинка набитая вьётся

По склонам, таящим ловушки запрятанных мин

 

Застава в горах... На стене незнакомые лица:

На небе солдаты земные хранят рубежи.

Их сердце — огонь, в их глазах полыхает граница,

Давая простым фотографиям новую жизнь.

 

Проходят в незримом дозоре, как будто живые,

Герои легенды, в себе победившие страх.

По-прежнему с нами, весёлые и молодые,

Чьи «звёзды» сияют в ночи над заставой в горах.

 

Застава в горах... Здесь о службе на время забыли,

Растоплена банька: таков командирский приказ,

Чтоб души, тела мы от въевшейся грязи отмыли,

Видавшие боль и страданья людские не раз.

 

Ранним утром легко и свежо,

С древних пиков стекает прохлада,

И дрожит триколор на ветру над заставой в горах.

Неспокойный рубеж стережём,

Нам зелёный берет — как награда

За нелёгкую службу, за волю, смирившую страх.

А. Николаев

 

Ночной дозор

Мы вышли дозором. Луна в три обхвата —

Кровавая, медная, злая —

Взошла над песками и, тени роняя,

Вокруг всё смеялось над нами.

 

Цветы полыхали коврами густыми,

Барханы кривились, вздыхая.

Могучая Азия глухо дышала

В кустах саксаула за нами.

 

И шорох весны пробегающий ветер

Носил в непомерные дали.

и молодость многих осталась навечно

В таджикских горах и в медалях.

А. Стефанов

 

Таджикская застава

Выше гнёзд орлиных, выше облаков

Горная застава у афганских гор.

Вышка часового и российский флаг.

Сколько пережила ты боевых атак?

 

На таджикский гребень из тумана шли

Караваны «духов» из чужой земли,

Но всегда встречал их, словно вихрь, наряд:

Серпантинов трассы и свинцовый град.

 

А на зорьке слышен громкий лай собак.

Вновь спешит прорваться к нам жестокий враг.

Пропасти, обрывы, с ветром шум листвы.

И летят с вершины паводки весны.

 

Осенью, зимою, летом и весной

Горная застава в памяти со мной.

Славою овеянный пост родной страны.

Служили с честью, с верностью здесь Родины сыны...

А. Стефанов

 

Пограничные горы

На краю земли родимой

День и ночь ведут дозор

Цепью непреодолимой

Пики поднебесных гор.

 

Недвижимы,

Немы,

Строги...

Час и два глядит с плеча

Вниз архар золоторогий

У иного силача.

 

Их обветренные лица

Овевают зной и мгла,

И у самых глаз орлица

Развела свои крыла.

 

Но и грому

Гулким эхом

От дозора не отвлечь

Их, укрытых диким мехом

От подножия до плеч.

 

Здесь чабан порой,

На посох у обрыва опершись,

На приступочке утеса

Думу думает про жизнь.

 

Старику прервать нет силы

Бесконечных мыслей бег —

Обо всем, что сердцу мило

И чем счастлив человек:

 

Об извилистых дорогах,

Что проделали отцы

И надежно на отрогах

Перепутали концы,

 

О прапрадедовских сказах,

В детстве слышанных не раз,

Страшных щелях,

Тайных лазах,

Еле видимых для глаз...

 

И о том,

Что тайны эти

Знает только он

Да тот,

Кто за ним сейчас

В секрете

По тропе бинокль ведет.

Есет Аукебаев (Пер. с казахского В. Антонова)

 

* * *

На границе снова лето,

Все в зеленое одето:

И деревья и поля —

Все зеленое.

И — я...

 

За границей — тоже лето,

Не совсем удобно это:

Зелен лес, холмы, овраг...

Все зеленое!

И — враг…

Есет Аукебаев (Пер. с казахского В. Антонова)

 

Граница не спит

Зарозовел небосклон,

Травы в густом серебре...

Как безмятежен твой сон,

Мир, голубой на заре!

Никнет неслышно тростник

Тихому в такт ветерку,

Даже немолчный родник

Дремой объят на бегу.

 

К мягкому облаку лик

бледная клонит луна,

Звезды предчувствуют миг

Необоримого сна.

Горы под хвойной дохой

В призрачной спят полумгле...

Все в благодатный покой

Погружено на земле.

 

К этому времени я

Дома умыт и побрит:

Знаю —

граница моя

Целые ночи не спит.

Есет Аукебаев (Пер. с казахского В. Антонова)

 

Случай на заставе

Гнедой влетел без седока

В ворота мимо часового.

Вздымались потные бока,

Лоснился хром седла пустого…

 

Минута — и взнуздал отряд

Коней горячих по тревоге.

И — пулей в створ ворот летят,

И вихрем мчатся по дороге.

 

Коленями бока коней

Сдавили,

Дали волю шпорам,

Хоть некуда уже быстрей

Мелькать холмам и косогорам.

 

Хоть за спиной

Из-под подков

Хвостом кометы пыль клубится,

Подстегивает ездоков

Мысль:

Жив? Убит?

И — где убийца.

 

И вот — могучая река,

Что в скалах круглый год ярится

И разделяет берега:

Ее вода — двух стран граница.

 

Им повезло:

На берегу

Израненного часового

От мертвых неподалеку

Они нашли еще живого.

 

— Вот так-то! —

Молвил капитан

Двум недругам окоченелым, —

Мы вправе умирать от ран

Не раньше, чем покончим с делом.

 

И с этой присказкой простой,

Откинув сабельные ножны,

Стал на колени

И — седой —

Героя поднял осторожно.

 

В дороге тот открыл глаза

И хмурым сверстникам —

Безусый —

С улыбкой бледною сказал:

— Служу Советскому Союзу…

Есет Аукебаев (Пер. с казахского В. Антонова)

 

Жди

Светом луны

Озарены

Реки, леса и поля.

Тихо кругом,

И серебром

Утренним блещет земля.

 

Я на посту

И красоту

Эту храню от врага.

Счастье в груди —

Осенью жди,

Ты, что мне так дорога.

 

Как уезжал,

К сердцу прижал,

В тихие глянул глаза,

Ранит с тех пор

Душу твой взор

И на ресницах слеза.

 

Я на посту

И красоту

Эту храню от врага.

Счастье в груди —

Осенью жди,

Ты, что мне так дорога.

 

Спит твой аул,

Лес окунул

В озеро хвойный наряд.

Тихо кругом.

С думой про дом

Стиснул я автомат.

 

Я на посту

И красоту

Эту храню от врага.

Счастье в груди —

Осенью жди,

Ты, что мне так дорога.

Есет Аукебаев (Пер. с казахского В. Антонова)

 

В дозоре

Привет с далекой границы,

Где горы и камни одни,

Тревожно пылают зарницы,

Текут беспокойные дни.

 

Из Пянджа воды я напился,

Умоюсь и дальше пойду,

А если где враг затаился,

Его все равно я найду.

 

Здесь камень любой перескажет,

Что видел и слышал в ночи,

Чужого мне ветер покажет,

Постой, друг Пират, помолчи.

 

Знакомо петляют тропинки,

Но я их проверю опять...

А дома подружка-блондинка

Ушла уже с кем-то гулять.

 

А я автомат обнимаю,

Пока недосуг помечтать,

Спи, мама, спокойно, родная,

Я буду твой сон охранять.

И. Ахтырцев

 

Сапоги обжигает роса...

Сапоги обжигает роса,

Автомат упирается в локоть.

Если здесь и слышны голоса,

То слышны голоса издалёка.

 

Служба здесь налагает печать

На людей и, конечно, природу.

Вот и звери привыкли молчать,

Не бродить без нужды в непогоду.

 

Здесь шальная звезда да луна

От маршрута вольны отклониться.

Пролегла КСП, как стена,

По которой проходит граница.

 

С двух сторон барабанят дожди,

С двух сторон — только разные — ветры,

Так колотится сердце в груди,

Что слыхать его за километры.

 

До тебя этой ночью дойти

При желании не умудриться.

Ты прости, если можешь, прости,

Это — служба, и это — граница.

 

До рассвета уже полчаса,

Автомат упирается в локоть.

Если здесь и слышны голоса,

То слышны голоса издалёка.

В. Силкин

 

Письмо пограничника

Ночь морозная темна,

Лишь дорога светится...

Ждешь меня лишь ты одна

Много долгих месяцев.

 

В полуночной тишине

Письма пишешь частые,

Что скучаешь обо мне,

Что счастливо здравствуешь.

 

Мирно спит моя страна,

Спит село далекое...

Я стою, не зная сна,

Под звездой высокою.

 

Вспоминай хоть невзначай

Пограничье дальнее.

Никому не назначай

Ты в саду свидания!

 

Пахнет волжскою волной

Ветер пролетающий.

Шлю тебе поклон земной

От моих товарищей...

 

Шлю поклоны всей родне,

Всем друзьям-колхозникам,

Всей приволжской стороне,

Соснам да березонькам.

 

Мирно спит моя страна,

Спит село колхозное...

На посту стою без сна,

Ночь темна морозная.

Д. Голубков

 

Письмо советского пограничника

Все красиво в кино да в книжках

про священные рубежи...

С высоты пограничной вышки

я иначе взглянул на жизнь.

 

Вся плакатная позолота,

да простит меня замполит,

растворилась солдатским потом,

но реальность уже не злит.

 

В повседневности пограничной

мир на краски не оскудел,

ключик мой золотой, скрипичный

отыскался вдруг, между дел.

 

И обычный листок тетрадный

становился билетом в рай.

Вновь мы шли коридором радуг,

а весна текла через край...

 

Форма в пятнах вся? — Эх дуреха,

так положено! Камуфляж.

Отпуск? — Да, было бы неплохо,

я от службы словил кураж.

 

Ставят старшим пограннаряда,

от границы дают ключи.

Беспокоиться зря не надо,

ну какие здесь басмачи?

 

Я пишу тебе, дорогая,

привирая совсем чуток.

День и ночь я хожу по краю,

чтобы солнце вставало в срок.

 

Нет причины грустить и злиться,

что не птицей летит письмо.

Я люблю тебя, и с границы

непременно вернусь домой.

А. Матвеев

 

В новогоднюю ночь

Замело пургой-метелью

Край суровый, край лесной,

На посту стоит под елью

Пограничник в час но