среда, 5 июня 2019 г.

«Евгений Онегин» – шедевр двух гениальностей Пушкина и Чайковского


«Какая бездна поэзии в «Онегине»…
П. И. Чайковский

Год празднования 220-летия со дня рождения «солнца» русской литературы – Александра Сергеевича Пушкина совпадает еще с одной важной знаменательной датой, имеющей непосредственное отношение к великому поэту. Исполняется 140 лет первой постановке оперы П. И. Чайковского «Евгений Онегин», либретто которой был создан по одноименному роману Пушкина.


К «Евгению Онегину», своей пятой опере, Чайковский шел многие годы, но предопределили ее появление, в частности, встречи с Л. Н. Толстым, состоявшиеся в декабре 1876 года, утверждает автор исследований, статей и публикаций, посвященных творчеству композитора Г. А. Прибегина в книге «Петр Ильич Чайковский» (М., 1990 г.).

Петр Ильич провел с писателем всего лишь два вечера, но еще долгое время находился под впечатлением от разговоров с ним, постепенно уверовав в убеждение Толстого, что «тот художник, который работает не по внутреннему побуждению, а с тонким расчетом на эффект, тот, который насилует свой талант с целью понравиться публике и заставляет себя угождать ей, – тот не вполне художник, его труды непрочны, успех их эфемерен».
Слова Толстого попали на благодатную почву, позволив композитору укрепиться в решении продолжить работу над жанром оперы, к которой он испытывал сильную тягу –«внутреннее побуждение», выражаясь словами писателя. Он был уверен, что свои мысли и убеждения должен выразить через оперу, обладающую необычайной силой воздействия на слушателей, склоняясь «исключительно к выражению чувств нежных и любовных», желая «драмы более интимной, более скромной», но «сильной, основанной на конфликте положений», испытанных или виденных им и могущих задеть за живое.
Не случайно поэтичнейший сюжет пушкинского «Евгения Онегина» сразу же воспламенил и несказанно обрадовал композитора. В книге-исследовании «Евгений Онегин» П. И. Чайковского» (1960 г.) музыковед, доктор искусствоведения Елена Черная пишет о существовании письма Петра Ильича Чайковского, в котором он рассказывает брату о том, как возникла у него мысль создать оперу. В мае 1877 года Чайковский навестил давнишнюю свою знакомую – певицу Е. А. Лавровскую. За чаем зашла речь о музыке, об оперных либретто и Елизавета Андреевна вдруг тихонько сказала: «А что бы взять «Евгения Онегина»?» Мысль превратить пушкинский роман в оперу показалась Чайковскому такой дикой, что он ничего не ответил. Но позднее, уйдя от Лавровских, он кинулся к букинисту разыскивать томик Пушкина. Дома с восторгом перечитал давно знакомые и любимые главы, проведя бессонную ночь, сочиняя сценарий будущей оперы. Затем он обратился к приятелю К. С. Шиловскому, актеру Малого театра, любителю – художнику, скульптору, музыканту и стихотворцу, уговорив его немедленно писать либретто.
Едва дождавшись последнего экзамена в консерватории, где композитор преподавал в ту пору, он едет в подмосковную деревню Глебово, чтобы с жаром приняться за сочинение оперы. «Ты не поверишь, до чего я ярюсь на этот сюжет, – писал он брату, – Какая бездна поэзии в «Онегине»…я знаю, что сценических эффектов и движения будет мало в этой опере. Но общая поэтичность, человечность, простота сюжета в соединении с гениальным текстом заменят с лихвой эти недостатки».
Чайковский сочинял весь день, отдыхая только во время уединенных прогулок по полям и лесам. Он жил, словно завороженный стихами и образами Пушкина, испытывая необычайную полноту жизненных сил и ту сосредоточенность мысли, которая обычно сопутствует вдохновению: «…я влюблен в образ Татьяны, я очарован стихами Пушкина и пишу на них музыку…потому, что меня к этому тянет», – сообщал он брату.
Надо сказать, что творчество великого русского поэта давно уже привлекало композитора. Еще в конце 1850-х – начале 1860-х годов он написал романс «Песнь Земфиры» по поэме «Цыганы» и музыку для оркестра к сцене «Ночь. Сад. Фонтан» из трагедии Пушкина «Борис Годунов»; позже сочинит романс «Соловей», хор «Вакхическая песня»; оперы «Мазепа» и «Пиковая дама»; некоторые произведения останутся только в замыслах (опера «Капитанская дочка»). Его особенно привлекала музыкальность поэзии Пушкина и то, что он «силою гениального таланта очень часто вырывается из тесных сфер стихотворства в бесконечную область музыки…Независимо от сущности того, что он излагает в форме стиха, в самом стихе, в его звуковой последовательности есть что-то, проникающее в самую глубь души. Это что-то и есть музыка», – как написал Чайковский в одном из писем к Н. Ф. фон Мекк (Москва, 1877 г.).
Конечно, композитор не ставил целью перенести весь роман на оперную сцену и не претендовал на то, чтобы его произведение было «энциклопедией русской жизни» в отличие от пушкинского «Евгения Онегина». Он взял лишь то, что было связано с душевным миром и судьбами пушкинских героев, назвав свою оперу «лирическими сценами» из печальной истории о людях, прошедших мимо своего счастья, мимо своей судьбы.
«Передать в музыке пушкинский роман Чайковскому хотелось по-новому, – пишет в своем исследовании Г. А. Прибегина, – хотя и наметились сразу же типичные оперные формы: ансамбли, хоры, арии и т.п. Музыкальную драматургию произведения Чайковский создает на едином мелодическом дыхании, где один номер органически переходит в другой…Здесь все поет. Композитор словно распевает стихи Пушкина, подобно тому, как поют романсы на стихи поэтов, и создает необычайно широкие мелодии, покоряющие одухотворенностью и красотой, поэтичностью и интонационно гибкой выразительностью. Подобно роману в стихах Пушкина, Чайковский создает свой роман в музыке».
Одержимости этой работы над оперой не смогли помешать ни тяжелое душевное потрясение, вызванное неудачной женитьбой композитора, ни связанная с этим потрясением длительная болезнь и спешный отъезд за границу, где Чайковский пробыл целый год. Едва оправившись от пережитого и вновь получив возможность писать, он с прежней энергией принимается за оперу и заканчивает ее в поразительно короткий срок – в ноябре 1878 года партитура была готова.
Чайковский с волнением сообщает друзьям о завершении своего труда с огромным волнением, о чем свидетельствует его письмо к С. И. Танееву: «...То, что я написал, в буквальном смысле вылилось из меня, а не выдумано, не вымучено», и далее: «...если была когда-нибудь написана музыка с искренним увлечением, с любовью к сюжету и действующим лицам оного, то это музыка к «Онегину». Я таял и трепетал от невыразимого наслаждения, когда писал ее».
Еще ни одно произведение Чайковского не вызывало такого дружного восторга его московских друзей, которые впервые познакомились с оперой в доме Н. Г Рубинштейна. По свидетельству ближайшего друга Петра Ильича, его биографа Николая Кашкина: «Танеев играл на фортепьяно, а мы следили по нотам. Впечатление получилось огромное, какое-то захватывающее дух…». С. И. Танеев, музыкант необычайно строгий, писал Чайковскому: «Онегин» доставил мне столько наслаждения, я провел столько приятных минут, рассматривая его партитуру, что совершенно не способен найти в его музыке хоть какой-нибудь недостаток. Чудная опера!»
Окончив оперу, Петр Ильич мечтал поскорее увидеть ее на сцене, но не императорской – с ее помпезностью, с одной стороны, и рутиной – с другой. Так возникла мысль о постановке ее силами учеников Московской консерватории в оперном классе, где руководителем-режиссером был известный актер Малого театра И. В. Самарин, а дирижировал спектаклями Н. Г. Рубинштейн. По словам Н. Кашкина, ничем и никогда в консерватории не интересовались так, как подготовкой к этому представлению: певцы, хор, оркестр работали с полным усердием, режиссер делал просто чудеса.
Тот же Николай Дмитриевич Кашкин вспоминал впоследствии о последней репетиции: «…в зале наступила полная тьма, только виднелись свечи у оркестровых пультов… рядом присел Чайковский и мы начали слушать оперу. Все шло отлично, а чудная стройность и свежая звучность голосов молодого многочисленного хора производили просто чарующее впечатление. После сцены письма Татьяны Чайковский прошептал мне на ухо: «Какое счастье, что здесь темно! Мне это так нравится, что я не могу удержаться от слез». Но и со мной было то же самое» (И. Кунин. Петр Ильич Чайковский. М., 1958).
На репетиции присутствовал И. С. Тургенев, который еще в 1872 году высоко оценил талант молодого композитора, предсказав ему большое будущее. Музыка оперы показалась ему очаровательной, пылкой, страстной, юной, чрезвычайно красочной и поэтичной. В письме к Л. Н. Толстому, интересовавшемуся «Онегиным», Иван Сергеевич охарактеризовал музыку как «несомненно замечательную», отметив, что «особенно хороши лирические, мелодические места».

Наконец наступил решительный день 17 марта 1879 года. Зрительный зал Малого театра, где происходил спектакль, был переполнен; в некоторых ложах люди не сидели, а стояли сплошной стеной. На спектакль приехал из Петербурга учитель Чайковского Антон Рубинштейн, великий музыкант, которого Чайковский в годы ученичества просто боготворил. Партию Татьяны пела М. Н. Климентова, Ольги – А. Н. Левицкая, Онегина – С. В. Гилев, Ленского – М. Е. Медведев, Гремина – В. В. Махалов.
Публика приняла оперу восторженно: и исполнителей, и композитора по окончании спектакля вызывали на поклоны неоднократно. Но сам композитор был, в сущности, разочарован. Ему казалось, что на репетиции «Онегин» шел бесконечно лучше, чем на премьере.
Мнения критиков были противоречивы и наивны. Кто снисходительно называл оперу милой, кто утверждал, что она скучна; нашлись и такие критики, которые обвинили композитора в искажении сюжета Пушкина. Новаторство Чайковского привело рецензентов в недоумение. И только музыкальный критик Герман Августович Ларош, которого Чайковский высоко ценил и считал «одной и самых даровитых натур и обладателем громадного музыкального дарования», написал необычайно проникновенную рецензию. «Никогда еще композитор не был в такой мере самим собою, – писал он, – как в этих лирических сценах…Чайковский – несравненный элегический поэт в звуках; трагическая сила, потрясающий пафос, разгул фантазии, смелый реализм – все это вне его власти, и нужны были годы тяжких искушений и заблуждений, прежде чем этот талант нашел свое естественное русло. Никто, вероятно, не ожидал, что точкою гармонического примирения суждено было быть знаменитой поэме Пушкина. Теперь, когда это случилось, нам это кажется очень простым и очевидным…Духовное родство должно было его привлечь в ту деревню, «где скучал Евгений». Счастливая звезда не дала ему почувствовать этого влечения раньше, когда талант его не окреп и не сложился, когда у него далеко не было нынешней правдивой и тонкой кисти».
Тем не менее, именно широкая публика оказалась больше всего тронута и взволнована этим необычайным произведением. Об этом свидетельствуют как горячие письма, полученные Чайковским от своих «простых слушателей», так и то, что клавир оперы, выпущенный Юргенсом (крупнейший нотоиздатель того времени), разошелся мгновенно. «Онегин» нашел отклик во многих сердцах: лирические сцены, казавшиеся самому композитору такими скромными и непритязательными, открыли им мир чувств, какого еще не знала опера: внутренний психологический напряженный драматизм зазвучал в опере подлинной глубиной и страстью.
Три героя – три судьбы – три драмы. Таков общий итог столкновения каждого из них с реальной жизнью. В первом действии оперы терпят крушение мечты Татьяны, которой Онегин хладнокровно и равнодушно прочитал нравоучительную «проповедь». Во втором, соприкоснувшиеся с действительностью, растоптаны искренние чувства молодого поэта; погибает и сам Ленский, романтическая любовь которого оказалась непонятной и ненужной. И, наконец, в последнем действии «лирических сцен» третий герой, Онегин, именем которого и названа опера, попадает в неожиданно драматическую ситуацию. Его единственная и настоящая в жизни любовь оказалась не боле чем несбывшейся мечтой о счастье, которое «было так возможно».
Не только главные герои оперы, но и другие действующие лица и участники массовых сцен охарактеризованы Чайковским музыкально убедительно и ярко. Все внутренние и внешние сценические отношения персонажей оперы и хора, представлявшего то крестьян, то провинциальное, то великосветское общество, органично связаны общей линией развития пушкинского сюжета.
На большую сцену «Евгений Онегин» пришел в 1881 году, когда его постановку осуществил московский Большой театр, а в 1884 – петербургский Мариинский. С того времени и по сей день эта замечательная опера с успехом идет на многих прославленных сценах России, к сценической жизни которой были причастными лучшие отечественные музыканты.
Свою интерпретацию «лирических сцен» предложили самые известные дирижеры – Г. Рождественский, Е. Колобов, В. Федосеев, В. Гергиев и др. Некоторые из них, как, например, Ю. Темирканов, выступили и в качестве режиссеров-постановщиков «Евгения Онегина». Многие десятилетия украшением оперного репертуара Большого театра была знаменитая постановка оперы Б. Покровским (1944). В 1952 г. партию Татьяны в ней исполнила Г. Вишневская. Работа с Б. Покровским над образом Татьяны стала встречей, перевернувшей ее представления об оперном театре. В 1982 г., во время прощания с оперной сценой, в Париже специально для Галины Павловны поставили «Евгения Онегина», в котором она восемь спектаклей пела партию Татьяны.
Г. Вишневская

Партии из оперы вошли в золотой репертуар лучших певцов мира. Непревзойденным истолкователем партии Ленского стал Л. Собинов. Певец великолепно схватил тончайшие оттенки лирики Чайковского, весь его внешний облик, пластика идеально отвечали образу, созданному поэтом и композитором.
Л. Собинов в роли Ленского
Ленский – любимая партия С. Лемешева, «сквозной» образ его творческого пути. С этой партией он впервые вышел на сцену зимой 1925г. в студии Станиславского, Ленским же простился со сценой Большого театра, спев пятисотый спектакль «Евгения Онегина» 13 ноября 1965 года. «Я часто думаю о том, как хорошо, что Чайковский воссоздал в музыке пушкинских героев, сделал их осязаемо реальными, зримыми, живыми людьми, – говорил С.Я. Лемешев. – Я глубоко уверен, что эта опера бессмертна. Вслед за нами придут другие Ленские и Онегины, придет новая публика, и все опять заново переживут то, что переживали мы, прикасаясь к живому роднику поэзии Пушкина и Чайковского…»
С.Я. Лемешев
Вереница новых сценических решений как в России, так и за рубежом, позволяет увидеть очень разные, порой диаметрально противоположные подходы к прочтению оперного шедевра.
Анна Нетребко и Дмитрий Хворостовский

Уже в наше время одна из блистательных исполнительниц Татьяны Анна Нетребко, в одном из интервью, сказала: «Эта история принадлежит 19-му веку, когда благородство, честь, гордость, верность – такие понятия еще существовали. Сейчас они почти не имеют смысла. А ведь у Пушкина все завязано на этом. Сейчас пытаются превратить это в какую-то сентиментальную историю. Я пытаюсь объяснить, что это не сентиментальная история, все гораздо глубже. Что русские характеры сложны уже по самой своей природе, и, если вы будете пытаться это изобразить как любовную историю – ох, она ему отомстила, она его отвергла! – это глупо, это пошло, это не имеет никакого отношения ни к Пушкину, ни к Чайковскому».
Сам же Чайковский всю жизнь считал «Евгения Онегина» одним из любимейших своих сочинений. Он был счастлив тем, что пережил успех своего детища и на сценах оперных театров России, и Европы. В многочисленных письмах композитор неоднократно подчеркивал, что роман Пушкина оказывает на него вдохновляющее действие: «Я написал эту оперу потому, что в один прекрасный день мне с невыразимою силою захотелось положить на музыку все, что в «Онегине» просится на музыку. Я это и сделал, как мог».

Использованные источники:
Кунин И. Ф. Петр Ильич Чайковский. ЖЗЛ. – М., Молодая гвардия, 1958.
Прибегина Г. А. Петр Ильич Чайковский. – М., Музыка, 1990.
Сидельников Л. Чайковский/ След в истории. – Ростов-на-Дону, Феникс, 1998.
Черная Е.С. «Евгений Онегин» П. И. Чайковского. – М., 1960.
Шольп А. Е. «Евгений Онегин» П. И. Чайковского: Очерки. – Л., Музыка, 1982.
http://infoculture.rsl.ru/donArch/home/KVM_archive/articles/2010/05-06/2010-05-06_r_kvm-s8.pdf Л.Б.Баяхунова. История некоторых постановок оперы П.И.Чайковского. «Евгений Онегин»

Ольга Солодовникова, зав.отделом социально-гуманитарной литературы Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...