понедельник, 17 сентября 2018 г.

Свободная женщина Надежда Дурова

235 лет со дня рождения 

Я думаю, многим знаком фильм «Гусарская баллада», вышедший на экраны в далёком 1962 году. Фильм был снят по пьесе Александра Гладкова «Давным-давно» режиссёром Эльдаром Рязановым. Помните сюжет, как юная Шурочка Азарова, переодевшись корнетом, тайком отправляется на самую, что ни есть, настоящую войну? И какую она распевала песню?
Меня зовут юнцом безусым,
Мне это право, это право, всё равно,
Зато не величают трусом -
Давным-давно, давным-давно, давным-давно.

Давно не секрет, что в эту весёлую водевильную историю вложен действительный исторический сюжет, и что у главной героини был реальный прототип из жизни. Вот тут-то и возникает Надежда Дурова, то самое историческое лицо, с которого была списана Шурочка из фильма. Но, надо сказать, что в фильме том не найдёте вы исторической правды, и Шурочка та лишь весьма отдалённо напоминает Надежду Дурову. Хотя, если коснуться имени, то Надежда впоследствии стала Александром, - рассказывает библиотекарь абонемента художественной литературы Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина Галина Фортыгина.

Всегда находятся неудобные люди, белые вороны, исключения из правил – таковой же была и Дурова, женщина, имевшая редкую смелость переступить через предрассудки своего времени, чтобы завоевать личную свободу.
А теперь по порядку.
В 1783 году в сентябре в семье гусарского офицера Андрея Васильевича Дурова и жены его Надежды Ивановны родилась девочка. И уже одно только это обстоятельство, что родилась именно девочка, стало камнем преткновения. Мать в мечтах своих видела сына, «прекрасного, как амур», но родилась «дочь богатырь» – крупная, с густыми чёрными волосами, и к тому же, голосившая без устали. Для молодой матери всё это стало страшным ударом. Она не желала брать ребёнка на руки, кормить его. В самом раннем младенчестве днём за девочкой присматривала нянька (горничная Надежды Ивановны), на ночь же её передавали всякий раз новой кормилице. Впоследствии воспитанием девочки занимался денщик Андрея Васильевича Астахов.
У матери была своеобразная и странная неприязнь к собственному ребёнку, что, конечно же, не могло не сказаться на её судьбе. Девочка, воспитателем которой был боевой солдат, просто не могла вырасти как все остальные девочки, и с каждым часом, месяцем и годом своеобразное времяпрепровождение давало о себе знать.
Девочка не знала другой жизни, кроме как кочевой и казарменной, игрушек, кроме как военных. Такая жизнь продолжалась, пока Андрей Васильевич не ушёл в отставку, Надежде на ту пору было уже пять лет. Теперь у семьи, в которой было уже трое детей, был свой основательный дом. Отец получил службу городничим в городе Сарапуле в Вятской губернии (Удмуртия).
«Мне минуло десять лет. Матушка имела неосторожность говорить при мне отцу моему, что она не имеет сил управиться с воспитанницею Астахова, что это гусарское воспитание пустило глубокие корни, что огонь глаз моих пугает её и что она желала бы лучше видеть меня мёртвою, нежели с такими наклонностями. Батюшка отвечал, что я ещё дитя, что не надобно замечать меня, и что с летами я получу другие наклонности, и все пройдет само собою. «Не приписывай этому ребячеству такой важности, друг мой!» – говорил батюшка. Судьбе угодно было, чтоб мать моя не поверила и не последовала доброму совету мужа своего… Она продолжала держать меня взаперти и не дозволять мне ни одной юношеской радости. Я молчала и покорялась; но угнетение дало зрелость уму моему. Я приняла твёрдое намерение свергнуть тягостное иго и, как взрослая, начала обдумывать план успеть в этом. Я решилась употребить все способы выучиться ездить верхом, стрелять из ружья и, переодевшись, уйти из дома отцовского».
Чем больше усердствовала мать, пытаясь перевоспитать свою воинственную дочь, тем упорнее сопротивлялась сама Надежда. Упорство вообще было её отличительной чертой. Преодолевая запреты, рискуя быть наказанной вновь и вновь, она убегала из дома, чтобы вдоволь нарезвиться на воле. Когда Надежде было двенадцать лет, отец приобрёл черкесского жеребца – почти неукротимого, но будучи отличным наездником, сумел найти подход к этому животному и выездил его. Не осталась в стороне и Надежда, она так полюбила этого неприступного коня, что её упорства хватило, чтобы постепенно приручить его, и он ходил за ней, кроткий как овечка. Алкид – именно так назвали его.
Не только Алкид был в ближайшем окружении молодой Надежды, она вообще любила всех животных, и постоянной таскала домой собак и кошек, которых по приказу матери выдворяли прочь.
Вся дальнейшая её жизнь в семье так и прошла под знаком противоборства и отстаивания своих прав на вольное существование. Возможно, замужество стало очередным шагом уйти от чрезмерной материнской опеки. И хотя в записках кавалерист-девицы этот факт никак не обозначен, всё же он документально подтверждён. В восемнадцать лет Надежда вышла замуж за В.С. Чернова и родила сына, которого назвали Иваном (1803). Однако в замужестве она пробыла недолго, и, оставив мужа, с ребёнком вернулась к родителям. Никаких свидетельств о причине разрыва нет, можно только догадываться, почему так получилось. Возможно, виной тому стал её вольнолюбивый нрав и неспособность держаться в узких рамках.
Надо ли говорить, что в то время такой неординарный поступок был из ряда вон выходящим. Всё больше она подвигалась к тому, чтобы окончательно освободить себя от той среды, что предназначена судьбою женскому полу, и сломать стереотип трёх женских ипостасей: дочь-жена-вдова.
До 17 сентября (дня рождения Дуровой) 1806 года, когда Надежда окончательно изменила свою жизнь, оставалось всё меньше времени. А пока она жила в родительском доме. Именно в этот период времени она написала своё первое произведение – повесть о судьбе женщины в современном обществе под названием «Игра судьбы». Впоследствии она неоднократно перерабатывала эту повесть, но её суть от этого не менялась.
В день, когда Надежде исполнилось 23 года, она по собственным словам решилась, хотя бы это стоило ей жизни, отделиться от пола, находящегося под проклятием божиим. Переодевшись однажды в мужское платье и назвавшись мужским именем, она следовала зову своего сердца и не отступила от этого до самой смерти.
Прочь семейная жизнь, прочь домашний быт – теперь она на военной службе вместе со своим верным Алкидом. Итак, из дома уехала Надежда Андреевна Дурова, к службе же приступил Соколов Александр Васильевич – сын помещика.
Конечно, служба была нелёгкой, вместе со всеми ей приходилось переживать все тяготы армейской жизни, без скидки на женскую слабость! Участвовала Дурова и в военных действиях. Коннопольскому полку, в который она вступила в марте 1907 года, пришлось присоединиться к русской армии, уже ведущей бои с наполеоновскими войсками на территории Пруссии.
Из рапорта главнокомандующего Буксгевдена: «Отличное поведение его, Соколова, и ревностное прохождение своей должности с самого вступления его в службу приобрели ему от всех, как начальников, так и сотоварищей его, полную привязанность и внимание».
Было на войне место и геройским подвигам: Дурова не единожды рисковала, и однажды, участвуя в Прусском походе, спасла жизнь офицеру.


31 декабря 1807 года Надежда Дурова приобрела новое имя – отныне она называлась Александром Александровичем Александровым, и носила это имя до самой смерти. Этому событию предшествовал такой случай.
Однажды Надежда написала письмо отцу, сообщая в нём, где она и под каким именем находится (из дома она уехала тайком), просила о прощении и благословлении. Отец же непременно захотел вернуть беглянку домой, и написал письмо императору Александру I с просьбой отчислить её со службы. Царя заинтересовал этот случай, и он приказал доставить к нему Соколова, сохраняя его тайну. Заметим, что ещё со времён Петра I существовал запрет на службу женщин в русской армии, поэтому такой случай считался беспрецедентным.
Царь первоначально хотел наградить Дурову и возвратить  домой, но выслушав её горячую просьбу, разрешил остаться под именем А.А. Александрова. Он отпустил Дурову служить дальше, наградив Георгиевским крестом за героическое спасение офицера. Теперь она была причислена к Мариупольскому гусарскому полку корнетом.
Отечественную войну 1812 года она встретила, уже будучи подпоручиком Литовского уланского полка, и с этим полком прошла весь путь русской армии. Была она и адъютантом при М.И. Кутузове. В сражении при Бородине получила серьёзную контузию и была вынуждена отправиться на длительное лечение. Отпуск она провела в родительском доме в Сарапуле.


В общей сложности Надежда Дурова прослужила в армии десять лет, и вышла в отставку в 1816 году в чине штабс-ротмистра. Ей было 33 года.
Несколько лет прожила она в Петербурге, потом на Украине у родных, затем вернулась к отцу в Сарапул, он всё ещё занимал там пост городничего. После его смерти вместе с братом Василием Андреевичем уехала жить в Елабугу (он был переведён туда на пост городничего).
Появилось много досужего времени, и она нашла, чем его занять. Как писала Дурова в автобиографии, – «от нечего делать вздумалось мне пересмотреть и прочитать разные лоскутки моих Записок… собрать эти лоскутки и составить из них что-нибудь целое и напечатать». Ещё во время походов Дурова таскала с собой дневниковые записи, которые пополняла регулярно. И вот теперь появилась потребность собрать воедино все записи и составить единый труд.
Так прошло несколько лет, Дурова по-прежнему жила в Елабуге и занималась литературным трудом, но без попыток опубликования – она сомневалась в своём таланте. Она считала, что главное условие для создания настоящего литературного произведения – писательский талант. Об этом она говорила в своих «Литературных затеях»: «… название стихотворца, по моему мнению, можно дать всякому, кто только прибирает рифмы, хотя б в них не было искры человеческого смысла; но быть поэтом может только тот, кто получил от природы этот изящный дар, не зависящий ни от навыка, ни от наук».
И только в 1835 году она решилась, по настоянию брата, отослать свои Записки А.С. Пушкину. В 1836 году она в Петербурге, приехала для знакомства с Пушкиным, который принял её очень радушно и «приложил все возможные старания для успеха общего дела». При его непосредственном участии Записки были изданы. Но, издавая дневники Дуровой, Пушкин допустил своевольный шаг, в предисловии он раскрыл её тайну: «… корнет Александров был девица Надежда Дурова». Писательнице это не понравилось, недаром она давала государю обещание оставаться А.А. Александровым, теперь она испугалась раскрытия своей тайны. Первоначально Пушкин напечатал воспоминания Дуровой лишь отрывочно в своём «Современнике», отдельной книгой Записки вышли осенью 1836 года под названием «Кавалерист-девица. Происшествие в России». Как и предсказывал великий поэт, Записки имели большой успех и подняли интерес к скромной персоне писательницы.


Дурова в одночасье сделалась модной персоной, теперь все хотели познакомиться с ней, видеть её у себя. Она никому не отказывала, отвечала на все приглашения, являлась ко всем неизменно в мужском платье и вела себя соответственно. Свою жизнь в Петербурге она описала в повести «Год в Петербурге». Общество, падкое на сенсации, вскоре пресытилось, и интерес к Дуровой прошёл, но в русской литературе она всё же осталась как яркая и самобытная писательница – автор «Записок кавалерист-девицы».
Вслед за «Кавалерист-девицей» новоявленная писательница печатает целый ряд произведений: повести «Год жизни в Петербурге», «Павильон», «Серый ключ», «Угол», «Клад», а также романы «Гудишки» и «Ярчук. Собака-духовидец». Большая часть её работ построена по одному образцу – автор пересказывает читателю чью-то историю.
Пушкин, благословив писательницу, открыл ей путь в большую литературу. Кроме отдельных изданий, вышел и её четырёхтомник повестей и рассказов, печатали Дурову и в сборнике «Сто русских литераторов». Кроме Пушкина, талант Дуровой высоко оценили и Белинский, Гоголь, Жуковский.
В сороковые годы к произведениям Дуровой интерес окончательно падает, она безвыездно живёт в Елабуге, и больше уже не пишет. В этом городе она прожила всю оставшуюся жизнь, в собственном небольшом домике, в котором постоянно квартировали животные, которых Дурова подбирала на улице. К животным у неё вообще было особое отношение, вот как она сама об этом говорила: «Природа дала мне странное и беспокойное качество: я люблю, привыкаю,  привязываюсь всем сердцем к квартирам, где живу; к лошади, на которой езжу; к собаке, которую возьму к себе из сожаления; даже к утке, курице, которых куплю для стола, мне тотчас сделается жаль употребить их на то, для чего куплены, и они живут у меня, пока случайно куда-нибудь не денутся».
Для своего времени Надежда Дурова была уникальным явлением, это сейчас женщины могут позволить себе быть самодостаточными, своевольными, делать карьеру, идти в армию, выходить замуж или не выходить… Но тогда это был единичный случай. Дурова сделала себя сама, сделала свободной… Она сумела не только взять свободу, но и «охранить её от всех притязаний, сделать своим уделом и наградою».
Надежда Дурова умерла в 1866 году в возрасте 83-х лет, хоронили её с воинскими почестями.



Интересные факты:
Ø     В «автобиографии» Дуровой сказано: «Родилась я в 1788 году в сентябре. Которого именно числа, не знаю… Можете назначить день, какой вам угодно». Каким образом ей назначили дату рождения – 17 сентября – не знаю, но именно этот день считается днём её рождения;
Ø     «Родилась я в 1788 году», – тоже неверно. Дурова отняла у себя пять лет возраста, когда сбежала из дома для поступления в армию, чтобы её могли счесть за молодого человека;
Ø     Известно, что Дурова с собой взяла любимого своего коня Алкида. На нём она проскакала многие вёрсты, участвовала в сражениях. Однако конь её погиб по роковой случайности, а не в бою. Его обладательница очень горевала и жалела, что не могла умереть тут же;
Ø     Дурова – единственная женщина – обладательница Георгиевского креста со времени его учреждения в середине VIII века;
Ø     Своего сына Ивана Чернова Надежда Дурова не воспитывала, но заботу всё же проявляла. Она, по разрешению императора, устроила его в закрытое военное учебное заведение в Петербурге – Императорский военный сиротский дом;
Ø     В Елабуге есть музей-усадьба Надежды Дуровой, который был открыт в 1993 году. Этот дом – памятник истории и культуры федерального значения.


Источники:
Дурова, Н.А. Записки кавалерист-девицы/ Н.А. Дурова.- 2005.- 288с.;
Муравьёв, В. Кавалерист-девица Надежда Дурова// Дурова, Н.А. Избранные сочинения кавалерист-девицы Н.А. Дуровой.- 1983.- С. 5-24;
https://cyberleninka.ru/article/v/tvorchestvo-n-a-durovoy-v-russkom-literaturnom-prostranstve-xix-veka
http://irbit.info/history/analytics/34/1230/
Прочитала сама, рекомендую всем!
До встречи в библиотеке
Галина Фортыгина

4 комментария:

  1. Здравствуйте, Ирина! Спасибо за интересный рассказ. В студенческие годы я читала записки Дуровой. Понравилось

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за ваш отзыв, Анна Владимировна! Надеемся, что и современное поколение читателей найдет записки Надежды Дуровой занимательными и интересными!

      Удалить
  2. Спасибо, Ирина! Фильм "Гусарская баллада" очень люблю. "Записки кавалерист-девицы" читала с удовольствием.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина Михайловна, благодарим, что поделились своими впечатлениями! Всем рекомендуем их почитать :)

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...