понедельник, 22 января 2018 г.

«Чудесное окно» Сергея Эйзенштейна

120 лет со дня рождения

По словам Виктора Шкловского, Сергей Эйзенштейн был «героем нашего времени, который прославил искусство кино, стал классиком кино». 1998 год – год 100-летия С.Эйзенштейна - был объявлен ЮНЕСКО «годом Эйзенштейна», что стало еще одним свидетельством международного признания вклада советского режиссера в развитие мировой культуры.
Режиссёр театра и кино, художник, сценарист, педагог, доктор искусствоведения, профессор ВГИКа, автор фундаментальных работ по теории кинематографа Сергей Михайлович Эйзенштейн родился 22 января (10 по старому стилю) 1898 года в Риге, в немецко-русской семье инженера и архитектора, действительного статского советника (с 1917 года), Михаила Осиповича Эйзенштейна (1867—1921) и Юлии Ивановны (урождённой Конецкой), дочери состоятельного купца, - рассказывает зав. библиотекой №17 Любовь Приходько.


Эйзенштейн с детства изучал три иностранных языка. В 1909 году родители развелись, и по решению суда мальчик остался с отцом. Окончил Рижское реальное училище, учился в Петроградском институте гражданских инженеров. Весной 1918 года Эйзенштейн вступил добровольцем в Красную армию.
В 1920 году Эйзенштейна направили в Академию Генерального штаба, где он учился на восточном отделении (японский язык). Эйзенштейн поступил художником в московский молодежный театр. Это был Первый рабочий театр Пролеткульта. Он оформил свой первый спектакль «Мексиканец» по книге Джека Лондона. Появившись там впервые, молодой человек заявил, что готов писать декорации, ставить спектакли. Как режиссёр театра Пролеткульта поставил спектакли «Слышишь, Москва», «Противогазы», «Мудрец». В 1921-22 годах обучался в Государственных высших режиссёрских мастерских под руководством Всеволода Мейерхольда, преподавал различные дисциплины от эстетики до акробатики. Эйзенштейн тесно сотрудничал с группой Владимира Маяковского, в его журнале «ЛЕФ» в 1923 году опубликовал свой творческий манифест «Монтаж аттракционов». В манифесте обосновывался метод воздействия на публику с помощью цирковых, эстрадных приемов, а также плаката и публицистики в спектаклях, поставленных Эйзенштейном в 20-е годы.



Переход режиссёра вместе со своим коллективом в кино, сближение с передовыми кинематографистами тех лет (Л.В. Кулешов, Д. Вертов, Э.И. Шуб, Л.Л. Оболенский), изучение опыта зарубежного кинематографа способствовали его быстрому освоению нового искусства. В 1924 году Сергей Эйзенштейн перешел в кино, а в 1925 году совместно с Григорием Александровым, Максимом Штраухом и Иваном Пырьевым выпустил первый полнометражный фильм «Стачка», который получает в 1925 году на Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств в Париже золотую медаль. Картина содержала различные новаторские элементы (в частности необычные ракурсы и кинометафоры) и получила неоднозначные отзывы как от прессы, так и от зрителей. Её называли революционной и новаторской.
  


Комиссия Президиума ЦИК СССР поручает Эйзенштейну постановку эпопеи «1905 год». В связи со сжатыми сроками Эйзенштейн сокращает замысел до эпизода восстания моряков на броненосце «Князь Потёмкин Таврический». Картину показали 24 декабря 1925 года в Большом театре на торжественном заседании в честь 20-летия революции 1905 года. В 1952 году в списке десяти «лучших фильмов всех времён и народов», составленном 58 кинорежиссёрами Европы и Америки по предложению Бельгийской Синематеки, «Броненосец „Потёмкин“» занял первое место.




Тогда же Сергей Эйзенштейн попытался хоть как-то наладить свой быт. Во время работы над «Броненосцем «Потёмкиным» режиссер познакомился с журналисткой и кинокритиком Перл Моисеевной Фогельман (литературный псевдоним Пера Аташева). В 1934 году они официально оформили свой брак. Режиссер Григорий Козинцев в своей книге «Глубокий экран» писал: «У Сергея Михайловича было немало учеников и последователей… но сердце целиком ему отдал только один человек. Теперь Перу Аташеву помнит совсем узкий круг людей, а в 20-е годы с молодой, веселой журналисткой дружили, кажется все кинематографисты. У Перы была милая и потешная наружность: небольшого роста, полная, черноглазая, она заразительно смеялась по любому поводу. Мы пригласили ее сниматься в маленькой роли покупательницы в «Новом Вавилоне». Уже тогда она была предана Эйзенштейну. Пера делала для него все: подбирала нужные материалы, занималась корреспонденцией, переводила отзывы прессы. Он уехал в Европу, потом в Америку, годами они не виделись, но все равно она жила только им… Сергея Михайловича уже не было в живых, но Пера жила только им. Целыми днями …она трудилась – разбирала его почерк, приводила в порядок его огромный архив… Пера тяжело заболела; ухудшилось зрение… напрягая усилия, она разбирала новые страницы. Отсюда, из маленькой заброшенной комнатки, начинались и выставка рисунков Эйзенштейна, и публикация многих его сочинений». «Имя этого человека живет в собрании сочинений Эйзенштейна», - писал Виктор Шкловский о роли Перы Аташевой в изданиях работ великого мастера.

  

После премьеры «Потемкина» Эйзенштейн проснулся знаменитым. В 1926-м фильм отметила Американская киноакадемия и «молодого гения» пригласил поработать в Голливуд сам Дуглас Фэрбенкс. Однако до поездки он успел еще снять посвященный 10-летию Октябрьской революции «Октябрь». От Эйзенштейна ждали второго «Потемкина», но он - экспериментатор по натуре - сделал другое кино, интеллектуальное. Только штурм Зимнего снял в своих прежних традициях - после выхода фильма зрители будут считать, что в реальности все происходило именно так. В фильме «Октябрь» впервые в художественном кино показан образ Ленина (в исполнении рабочего Никандрова).



Сергей принялся хлопотать о выезде в Штаты - разрешение мог дать только Сталин. Вождь нехотя позволил загранкомандировку, в которую режиссер отправился вместе с сыгравшим в «Потемкине» Григорием Александровым и оператором фильма Эдуардом Тиссэ.
Г.Александров, С. Эйзенштейн, Э.Тиссэ(4-й справа)


По пути в Америку в октябре 1928 года Эйзенштейн вместе с Тиссэ и Александровым побывали в Европе. Это была официальная поездка, целью которой было дать возможность Эйзенштейну и его съемочной группе больше узнать о звуковом кино, а также лично представить капиталистическому западу известных советских артистов.
Свободно говоривший на нескольких языках, Эйзенштейн выступал по берлинскому радио, читал лекции в Гамбурге, Берлине, Лондоне, Кембриджском университете, Амстердаме, Сорбонне. Встречался с Бернардом Шоу, Луиджи Пиранделло, Джеймсом Джойсом, Федором Шаляпиным. Эйзенштейн побывал на студии Уолта Диснея, восторгался его анимационными звуковыми работами, встречался с Чарли Чаплиным, Гретой Гарбо, Марлен Дитрих и другими и актерами Голливуда.


С Чарли Чалиным



В 1930 году он заключил контракт с кинокомпанией Paramount Pictures на экранизацию романа Теодора Драйзера «Американская трагедия». Вместе с Айвором Монтегю и Григорием Александровым при содействии Драйзера начал работу над сценарием. Через месяц Paramount отказалась от его сценария. С помощью писателя Эптона Синклера Эйзенштейн приступил к съёмкам фильма «Да здравствует Мексика!». Однако после того, как было отснято 75 тысяч метров, Сталин направил ему телеграмму с предложением вернуться в СССР. Отснятые Эйзенштейном кадры Госфильмофонд СССР смог получить только в 1979 году, и Григорий Александров смонтировал фильм, получивший в 1979 году почетный Золотой приз Международного кинофестиваля в Москве.




После возвращения в 1932 году Эйзенштейн занялся научной и педагогической деятельностью, стал заведующим кафедрой режиссуры Государственного института кинематографии, в 1935 году получил звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Эйзенштейн писал статьи, составил проект программы по теории и практике режиссуры, на основе прочитанных лекций начал собирать книгу «Режиссура».



Весной 1935 года Эйзенштейн начал работать над сценарием «Бежин луг». Сценарий к фильму был написан драматургом, бывшим чекистом, Александром Георгиевичем Ржешевским. Сюжетом фильма была коллективизация сельского хозяйства, сочетавшая радужные и трагические краски и опиравшаяся на историю Павлика Морозова. Фильм не был воспринят критикой и не был закончен. Однако репутация Сергея Эйзенштейна была восстановлена после выхода его фильма «Александр Невский».
В 1938 году Эйзенштейн написал сценарий историко-патриотического фильма «Александр Невский», вышедший к семисотлетию Ледового побоища Он стал одной из лучших работ Эйзенштейна. За него режиссер получил Сталинскую премию и степень доктора искусствоведения. «Александр Невский» пользовался огромной популярностью во время войны (он вышел на экраны в 1942 году), был буквально растащен на цитаты, а некоторые кадры используются в различных документальных фильмах и по сей день. На съемках фильма началось творческое содружество С. Эйзенштейна с композитором Сергеем Прокофьевым, написавшим музыку к фильму.




В 1941–1945 годы режиссер снимал фильм «Иван Грозный». Съемки начались в Москве, затем, после эвакуации студии «Мосфильм» в 1942 году, были продолжены в Алма-Ате. Главную роль сыграл Николай Черкасов. Первая серия картины вышла на экраны в начале 1945 года. За первую серию он получил Сталинскую премию первой степени, вторая серия была запрещена Сталиным, подверглась жесткой критике в Постановлении ЦК. Резко контрастируя с первой серией, вторая является, по сути, обличением деспотизма и государственного террора. Царя уже ничто не оправдывает, он предстает как человек, раздираемый страстями, сам становится их жертвой и заливает кровью страну.
Мысль о неотвратимости расплаты за победу в борьбе за власть не могла быть высказана в советском кинофильме конца сороковых годов. Съемки третьей серии были прекращены.
Вторая серия вышла на экраны России и всего мира лишь в 1958 году. В фильме снялись звезды отечественного кинематографа середины XX века: Николай Черкасов (Иван Грозный), Людмила Целиковская (Анастасия Романовна), Михаил Жаров (Малюта Скуратов), Павел Кадочников (Владимир Старицкий) и другие.




Картина была удостоена приза жюри за лучшую операторскую работу (операторы Эдуард Тиссэ и Андрей Москвин) на кинофестивале в Локарно (Швейцария) в 1948 году. По итогам референдума критиков, проведенного английским журналом Sight and Sound в 1962 году, картина признана седьмой в десятке лучших фильмов в истории киноискусства, а в 1978 году «Иван Грозный» был назван восьмым среди ста лучших лент всех времен.

Рассказывая о Сергее Эйзенштейне, хочется вспомнить и Леонида Оболенского (он полжизни прожил на Урале, 10 лет – в Челябинске), актера, режиссера, звукооператора, друга и соратника Сергея Эйзенштейна, Льва Кулешова и других основателей отечественного кино. Всеволод Мейерхольд пригласил популярного чечёточника Оболенского ставить танцы в спектакле «Великодушный рогоносец». Там Оболенский познакомился с молодым театральным режиссёром Сергеем Эйзенштейном и привёл его в мастерскую Кулешова, где Эйзенштейн проучился три месяца.


«Оболенский – самый аристократичный, самый утонченный член нашего коллектива, – писал Кулешов. – Человек всесторонних интересов – актер, режиссер, танцор, инженер, лингвист, историк искусства, фотограф, оператор. Ближайший друг Эйзенштейна, которому режиссер доверял свои сокровенные мысли... Он ценил Оболенского, часами с ним беседовал, видя в нем эрудированного человека. Особая привязанность Эйзенштейна и Оболенского объясняется еще и тем, что Оболенский был крестным отцом Эйзенштейна». О том, что Оболенский «соблазнил» его в кинематограф, есть собственноручная запись Эйзенштейна... А Оболенский считает себя учеником Эйзенштейна, называет его «человеком, научившим меня думать»... Леонид Оболенский привез в 30-х годах из Германии в СССР звукозаписывающую аппаратуру. Перед войной Оболенский, доцент ВГИКа, по совету Эйзенштейна работал над диссертацией о звуковом кино.
Сергей Эйзенштейн написал огромное количество статей, сценариев, мемуаров и писем: «Монтаж аттракционов» в 1923 году, «С.Эйзенштейн о С.Эйзенштейне, режиссере кинофильма «Броненосец «Потемкин» и «Броненосец «Потемкин» в 1925 году. «С экрана в жизнь», «Как я стал режиссером», «Автобиография», «Перспективы» в 1927 году (статья излагала теорию «интеллектуального кино»), «Будущее звуковой фильмы» в 1928 году в соавторстве с В.Пудовкиным и Г.Александровым, «Четвертое измерение в кино» в 1929 году, «О форме сценария» в 1929 году, «Волки и овцы» и «Режиссер и актер» в 1935 году, «Монтаж» в 1938 году, «Вертикальный монтаж», «Двенадцать апостолов», «Моя первая фильма». В 1956 году вышло однотомное, а в период с 1964-го по 1971-й год - шеститомное собрание сочинений Эйзенштейна.
В 1997 году в Московском киноцентре состоялась презентация двухтомных «Мемуаров» Эйзенштейна. Среди рисунков Сергея Эйзенштейна были юношеские карикатуры, эскизы театральных костюмов, эскизы костюмов и сцен к фильмам.


  



Источники:
Любовь Приходько

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...