четверг, 7 июня 2018 г.

Игорь Мазнин и его стихи для детей


6 июня — 80 лет со дня рождения Игоря Александровича Мазнина (1938-2007) русского поэта, переводчика. В стихах поэту удалось сказать свое, пусть негромкое, слово, продолжить традицию задушевного разговора с ребенком: о том, как красива родная земля и природа, о том, как хорошо жить друг с другом в дружбе; о том, что чудо – в обыденном... 
Давайте будем
Дружить друг с другом,
Как птица– с небом,
Как поле– с плугом,
Как ветер – с морем,
Трава с дождями,
Как дружит солнце
Со всеми нами!..

Игорь Мазнин – москвич. Он родился в 1938 году в семье служащего, вчерашнего крестьянина из села Беседы в ближнем Подмосковье. Вскоре отца призвали в армию и, как сказано в казенном извещении, он «пропал без вести» на советско-финляндской войне 1939–40 гг. А затем началась Великая Отечественная... Жили все время в Москве, на Дубровской улице, у Крестьянской заставы. Мать и двое детей, братьев, из которых Игорь был младшим. Мать работала нянечкой, табельщицей в военном госпитале. Зимой было особенно голодно, холодно. Игорь с братом ходили выкапывать на дрова столбы уличных лавочек. Навсегда осталось в памяти, как великолепное лакомство, суфле – из молока, крахмала и сахарина.
Однажды на чердаке бабушкиного дома в Беседах мальчик нашел много книг. Среди старых пыльных календарей и обрядовой литературы обнаружил том Надсона – в издании А. Ф. Маркса, 1917 года. Был потрясен пафосом и музыкальностью, мучительными сомнениями и туманными мечтами поэта, который так же, как он сам, в два года остался без отца. Под влиянием Надсона начал сочинять стихи. Игорь Мазнин окончил среднюю школу № 470 Таганского района. Среди педагогов были хорошие, талантливые. Русскую литературу преподавала Алена Ефимовна Датнова, выпускница Высшего литературно-художественного института им. В. Я. Брюсова. Она научила своих учеников любить поэзию, познакомила со стихами Блока, Брюсова, Ахматовой, Вяч. Иванова... Значение этого переоценить трудно.
Мазнин хотел стать учителем. Работал учеником монтажника радиоаппаратуры, разнорабочим на строительстве дома для заводских рабочих, истопником в госпитале. В 1957 году поступил в Московский городской педагогический институт имени В. П. Потемкина, на историко-филологический. Институт вскоре влился в МГПИ имени В. И. Ленина. В 1962 году получил диплом учителя, стал работать в школе – преподавать историю. Мазнину свойственны интерес и склонность к теории творчества, к теории воспитания поэзией. Не случайно, видимо, он преподавал литературу в Московском педагогическом университете, а студенты увлекались его семинарами. В нём была способность видеть удивительное рядом. Одаренность радоваться красоте, чувствовать гармонию в движении, в красках, в звуках.
В студенчестве и уже будучи учителем, Мазнин посещал занятия в литературном объединении «Магистраль» при Центральном доме культуры железнодорожников. Объединением руководил поэт и пламенный пропагандист поэзии Григорий Михайлович Левин. Здесь бывали Булат Окуджава, Нина Белосинская, Михаил Курганцев, Дина Терещенко, Виктор Гиленко, Александр Аронов, Елена Аксельрод. Поэты не стеснялись выступать во взрослой аудитории со стихами, написанными для детей. Игорь Мазнин продолжал с увлечением и страстью читать Пушкина и Блока, Баратынского и Ходасевича, Андрея Платонова и Пастернака. Восхищаясь Тютчевым, учился строгому, самокритичному отношению к себе, к своей работе. «Даже в немногом, напечатанном мною,– скажет он впоследствии,– есть лишнее». Читал и поэтов детских: Хармс нравился скорей гуманизмом, чем эксцентрикой, Заходер – изощренной музыкой.
Творческие истоки И.Мазнина – в русском фольклоре. Он впитал традиции русской классики XIX века, лирической поэзии А. Пушкина, Ф. Тютчева, А.Фета, В.Жуковского, А. Кольцова, И.Бунина, С. Есенина, Н. Рубцова, А.Твардовского... Им принято и осмыслено то, что адресовано детям детскими поэтами: К. Чуковским, С. Маршаком, С. Михалковым, А. Барто. Есть среди его стихов и то, что интонационно напоминает Д.Хармса, Введенского... Сергей Иванов в статье «Нелегко писать для маленьких!» назвал Игоря Мазнина «одним из любимых учеников А. Барто, во многом наследником ее традиций». Из поэтов 30– 60-х годов Мазнину ближе всего были Елена Благинина и Зинаида Александрова.
Игорь Александрович пришел в детскую литературу, имея за плечами немалый жизненный опыт. До появления первой своей книжки «Кот Пушок» окончил институт, несколько лет был школьным учителем, работал редактором детского издательства. В 1964 году в издательстве «Малыш» вышла книжка стихов «Что я знаю». На обложке были фамилии трех молодых авторов – Ю. Коваля, Б. Козлова и И. Мазнина. Вслед за этим были изданы сборнички Игоря Мазнина «Почему киты молчат?» (1966), «Кот Пушок» (1967), «Как-то раз позвали нас» (1971): «Откуда приходят сны?» (1972), «Расскажите, облака» (1974), «Теплая тропинка» (1976), «Прогулка по лесу» (1980), «Потенькай, синица» (1982), «Я склонился над цветком» (1986), «Снег и сад» (1987).






Он - лауреат Всесоюзного конкурса на лучшую детскую книгу. Выпустил не один десяток стихотворных сборников для детей. Игорь Мазнин член Союза писателей с 1973 года. Поэт уже тогда имел свой узнаваемый почерк, свой мотив. «Именно личностность — главное достоинство его незаурядной поэзии»— отмечал С.А.Баруздин. Обыгрывая с удовольствием строчки стихотворения «Весна», С. Баруздин находчиво продолжает его: «На мой взгляд, Игорь Мазнин талантливый поэт. И только всего-то? И только всего».
О самобытности творчества И.Мазнина не раз говорила А.Барто. В ее книге «Записки детского поэта» строки, полные тепла и благожелательности: «На днях с Берестовым читали мы друг другу стихи до часа ночи, а вчера молодой Игорь Мазнин пришёл со своими стихами. Читали, беседовали чуть не до четырёх утра. Поэзию Берестова я давно люблю, а новые стихи Мазнина были для меня неожиданностью, некоторые показались интересными, многообещающими. Есть у него стихотворения, которые как бы опровергают иных молодых литераторов, утверждающих, что в детской поэзии все темы уже «разобраны» первооткрывателями, мастерами. Сколько написано о весне, а Мазнин пишет свою «Весну», и звучит она свежо, не «вторично» На мой взгляд, Игорь Мазнин талантливый поэт».
Своеобразное дарование Игоря Мазнина воплотилось в переводах – с латышского, литовского, татарского, казахского, туркменского и т. д. Поэтические интонации И.Мазнина узнаваемы в переводах Я.Райниса с латышского, Ю.Марцинкявичуса, В. Пальчинскайте с литовского, С. Жупанина с украинского, Р.Десноса с французского... Он перевёл стихи Мусы Джалиля, Нуры Байрамова, болгарских поэтов Цветана Ангелова, Николая Зидарова, Лучезара Станчева и многих других. Великолепны переводы с чувашского и собственные стихи по мотивам чувашского фольклора. Например, «Уж мы холили коней», «Я осинушку срубил», «Как-то раз позвали нас...» — все они из книжки, названной так, как последнее из перечисленных стихотворений. В соавторстве с В. Шульжиком написал пьесу-сказку «Королевство без дураков».
Он работал в издательстве, от «Дома дружбы» умудрился съездить в Тунис и Марокко. Мазнин пользовался уважением своих товарищей по перу. Л. Сергеев вспоминал: «Редкостный друг мой Игорь Мазнин на большинстве фотографий — сама приветливость, доброжелательство. К Мазнину все тянутся — так велико его обаяние. Из всего нашего уходящего поколения он больше всех вызывает доверие. Высокий, полноватый, неторопливый, улыбчивый, с располагающим голосом, он обволакивает своей мягкостью, магическим спокойствием, вселяет душевное равновесие, в любой компании выступает в роли миротворца». Л. Сергеев: «Есть люди крайне редкого дара, которые даже в пасмурные дни за облаками видят солнце, другими словами — не сгущают неприятности и в трудном положении не впадают в уныние. Но главное, они заражают окружающих оптимизмом, вселяют в них надежду на лучшее. Такие люди и в творчестве делают акцент на положительное в мире, что, как известно, гораздо труднее, чем подчеркивать отрицательное. Этим даром отличается поэт Игорь Мазнин».
Знаток поэзии, доброжелательный наставник начинающих стихотворцев, он был известен как книголюб. У него была большущая, потрясающая библиотека, и он, в отличие от многих литературных людей, щедро раздавал книги. Сергеев вспоминал, как Мазнин не раз говорил совершенно незнакомому человеку: «Как, вы это не читали?! Непременно прочитайте, это потрясающая вещь! Завтра же вам принесу». И никогда не забывал своих обещаний, несмотря на то, что книги не всегда возвращали. Мазнина вообще можно назвать хранителем классического наследия. Будучи в высшей степени литературным человеком, он собрал недюжинную коллекцию детской литературы. Одно время даже выпускал журналы «Ванька-встанька», «Славяне», где печатал забытые и малоизвестные стихи знаменитых предшественников. Мазнин сделал великое дело: откопал в библиотеках десятки репрессированных и забытых литераторов.
Мазнин доказывает самоценность литературы, адресуемой детям, раскрывает ее особое место в истории художественной культуры, в воспитании, в развитии личности растущего человека. Подчеркивает незаменимую роль в общей культуре, в движении социального статуса Детства и каждого ребенка: «Детская литература – это самоценная вещь. Говорят, есть один вид литературы – настоящая. Это говорят те, кто не умеет писать для детей. Соглашусь с Маршаком, который сказал, что приличный детский поэт всегда напишет среднее взрослое стихотворение, а приличный взрослый поэт никогда не напишет среднего детского стихотворения».
И.Мазнин говорил о своем личном мироощущении так: «...Во мне есть... известная предрасположенность чувствовать мир, как его чувствует ребенок, и есть способность его преображать. Потому что ребенок всегда преображает. Для него фантазия неотделима от реальности, он еще не знает границ между бытием и небытием. И для него слово выступает как что-то, что способно создавать саму реальность. Слово для ребенка жизнетворно. Кроме того, его фантазия всегда способна одушевлять. Ребенок в сущности – это бытие. Вот он скажет – да будет свет! – и у него свет вспыхивает. И он его видит, а взрослые не видят, они улыбаются... Вот ведь в чем чудо детства. А он говорит – да будет твердь! Да будет небо! – И все случается. Ребенок перевернул стол – получился автомобиль. Начните настаивать, что это не автомобиль – обидите, потому что он создал жизнь – он ее творец».
Мазнин, истинно детский поэт, пришел в литературу по призванию, исключительно из-за любви к детям, природе и животным. Именно поэтому его стихи несут добро, восторг перед красотой природы, радость открытия, веселое озорство. Дети ждут игры, забавы, ведь именно игра есть основная форма деятельности ребенка, и счастлив тот стихотворец, для которого поэзия для детей – тоже забава. Однако сказка, смешное, игра в обмолвку, пародийность – это в какой-то мере свойственно Мазнину, но не составляет основы его творчества. Мазнин – лирик. Даже в самых «игровых» стихотворениях он сохраняет некоторую дистанцию между собой и читателем, шутит робко, даже неуверенно. Почти единственный игровой перевертыш Мазнина печатался под разными названиями («В гостях», «Однажды», «В гости к Федосье»). Поэт имеет дар чувствовать, понимать ребенка, его глубинные движения души: «А я знаю, сколько тонн весит слон: Слон индийский - двадцать тонн, африканский - десять, а не веришь - сам поймай и попробуй взвесить!..» Это абсолютно по-детски и для детей. Даже в названиях чувствуется склонность поэта к музыке стиха, увлеченность музыкой слова. Не случайно на его стихи написаны песни, например, «Песня про удивительного слона». Мотивы его стихов разнообразны, преобладают лирические интонации.
Стихи Игоря Мазнина, светлые и добрые, знакомят ребят с окружающим миром, полным чудес, что встречаются на каждом шагу, только их не всегда замечаешь. Солнце в окошке, тень на дорожке... Птица на ветке, цветок на тропинке, пчела на цветке, муравей на травинке... Как просто и вместе с тем удивительно, если внимательно присмореться да призадуматься. Прекрасный живой мир! Он дан человеку, чтобы тот «жил, любил этот мир и другим сохранил». Это большая радость – видеть и понимать окружающее, запомнить и воссоздать в книжках подмеченное. Игорь Мазнин делился с читателем этой радостью, уменьем видеть необычное в обычном. Его стихи, легкие, открытые, сами собой запоминающиеся строчки-картинки, фразы-вопросы поэта - словно внезапно распахивающиеся окна в неизведанный, полный тайн мир природы, маленьких открытий и большого хорошего любопытства к жизни.

В последней книге «Удивительный слон», которую Мазнин издал за свой счет, собрано почти все, что поэт написал для детей. Перечитывая стихи, нетрудно заметить, что Мазнин поэт, создавший свой мир. Его стихи узнаваемы, а за строфами виден добрый, искренний автор. Бескорыстие и романтизм, широкое, свободное дыхание, любовь к Родине, ее природе, истории, внутреннее благородство и многокрасочность слова – вот что такое поэзия Мазнина. Она участвует в извечной борьбе добра со злом, в воспитании человека. Когда в 1985 году в издательстве «Малыш» вышла книжка Юрия Владимирова с предисловием Игоря Мазнина, читателей привлекла мысль, относящаяся не только к Владимирову, но и к самому Мазнину: «Стихи Юрий Владимиров писал, конечно, не ради забавы, а для того, чтобы добро не только в сказках, но и в жизни, всегда и везде побеждало зло».
Каждая его книга не только для ребенка. Она и на вырост. И для взрослых. Но всегда откровенно и проникновенно обращена прежде всего именно к ребенку. Его стихи настоящие, глубокие, философские, с оригинальным образами, музыкальные и нежные, с тонким юмором и любовью к природе. Они о простых истинах: добре, любви к братьям нашим меньшим, маленьких детских радостях. О том, как здорово летом побродить по лесным тропинкам, проскакать по траве на лихом коне, вырастить первый собственный урожай, помечтать о встрече с музыкальным слоном или пофантазировать, из чего же сделаны облака. Душевные, добрые и хорошо написанные, они понравятся и будут понятны старшим дошкольникам и младшим. Стихотворения «Будем дружить», «Посмотри, как день прекрасен», «Как я счастлив», «Ходит дождь по переулку», «Зимний день» должны быть представлены во всех детских хрестоматиях. Сегодня при реальном господстве прагматизма, расчета, равнодушия, бесчувствия возрастает роль поэзии, доминанта которой – эмоционально-эстетическое мироощущение. Умножается ценность поэзии, утверждающей красоту, сорадость, соучастие как животворный смысл бытия. Такой, как поэзия Мазнина.

* * *
Солнце в окошке, тень на дорожке,
Крик петушиный, мурлыканье кошки,
Птица на ветке, цветок у тропинки,
Пчела на цветке, муравей на травинке,
И рядышком – жук, весь покрытый загаром.
И всё это – мне, и всё это – даром!
Вот так – ни за что! Лишь бы жил я и жил,
Любил этот мир и другим сохранил….

Это мало или много?
Это мало или много -
Полем теплая дорога
Или тихий темно - синий
Омут с облаком в средине,
Белым, словно снежный ком,
Обведенный ободком?

Это много или мало -
Вечер лунный,
Ветер шалый,
Или песенка скворца
Возле самого крыльца?

Или кустик земляники,
или яблоневый цвет -
Нашей Родины великой
Сотни радостных примет,
Навсегда
Вошедших с детства
В наши души,
В наше сердце?!

Посмотри, как день прекрасен
Посмотри, как день прекрасен
И как ясен небосклон,
Как горит под солнцем ясень,
Без огня пылает клён.

И кружится над поляной,
Как жар-птица, лист багряный.
И багряны, как рубины,
Рдеют ягоды рябины
В ожидании гостей –
Красногрудых снегирей...

А на взгорке, в рыжих листьях,
Словно в пышных шубах лисьих,
Величавые дубы
С грустью смотрят на грибы –
Старые и малые
Сыроежки алые
И пурпурный мухомор
Посреди кротовых нор...

День меж тем к концу подходит,
В красный терем спать уходит
Солнце красное с небес...
Гаснут листья. Меркнет лес.

Давайте дружить
Давайте будем
Дружить друг с другом,
Как птица– с небом,
Как поле– с плугом,
Как ветер – с морем,
Трава с дождями,
Как дружит солнце
Со всеми нами!..
Давайте будем
К тому стремиться,
Чтоб нас любили
И зверь, и птица
И доверяли
Повсюду нам,
Как самым верным
Своим друзьям!..
Давайте будем
Беречь планету,
Во всей Вселенной
Похожей нету.
Во всей Вселенной
Совсем одна,
Что будет делать
Без нас
Она?..

Утренние стихи
Как это приятно —
Проснуться
И встать,
И синее небо
В окне увидать,
И снова узнать,
Что повсюду — весна,
Что утро и солнце
Прекраснее сна!

Март
Задымились
Проталины,
Всполошились снега: —
Неужели
Пропали мы?..
И пустились в бега!

Весенние стихи
С чего это всюду
Такое веселье,
Такое – с зари до зари –
Торжество?
С того, что справляют
Скворцы новоселье…
И только всего-то?
И только всего!

С того, что несётся
Невзрачный, бумажный,
По речке ожившей
Кораблик отважный,
А волны и ветер
Качают его…
И только всего-то?
И только всего!

И только всего,
Что, как прежде красна,
Пришла, прилетела,
Вернулась весна!

Тихо шепчет подорожник
Тихо шепчет подорожник:
– Нарисуй меня, художник!..

А художник смотрит вдаль,
Ничего не слышит:
Неба низкого печаль
Серой краской пишет.

Тронет кистью холст тугой,
Отойдёт на шаг-другой,
Глаз прищурит – и опять
Начинает колдовать.

Но сегодня отчего-то,
Отчего-то не идёт
У художника работа,
Как он краски ни кладёт.

По неведомой причине,
Неизвестно почему
Нет печали на картине –
Не колдуется ему!

Оттого ль, что выпал дождик,
Цвет сменили облака,
Оттого ль, что сам художник
Для печали мал пока…

Однажды я думал
Однажды я думал
О близкой зиме,
О ветре холодном,
Замёрзшей земле,
О том,
Что пройдёт,
Может, день,
Может, два,
И выпадет снег,
И погибнет трава.
И редкие листья
На голых ветвях
Дрожать будут зябко
В примолкших садах…
И я написал:
«Миновала зима».
И я написал:
«Наступила весна».
И сам удивился
Нелепой затее:
Какая весна,
Если завтра — метель?
И всё-таки стало
Немного теплее
И даже послышалось —
Каплет капель…

Отчего так много света?
Отчего так много света?
Отчего вдруг тепло?
Оттого,
Что это – лето
На всё лето к нам пришло.

Оттого и каждый день
Всё длиннее, что ни день,
Ну, а ночи,
Ну, а ночи
Всё короче и короче!..

Прогулка по лесу
Тень и свет...
Березы, клёны,
С родником на дне овраг,
Что-то шепчущие кроны,
Шелест листьев,шорох трав.

Шу-шу-шу,
Как будто мыши
Носят зерна в тайный склад
И то прелою соломой,
То половой шуршат...

Только что там мыши,
Если меж ветвей снует, зверя,
Сколько хочешь птичьих песен
В честь проснувшегося дня?

Если здесь и там блистает,
Отражая небеса,
Семицветная, цветная,
Самоцветная роса?..

А на кочке – гриб стоит,
Из-под шляпы вдаль глядит,
Говорит: — Какие дали!
Что за утро! – говорит. –

Так и тянет
В путь податься
И идти, идти, идти,
Не пугаясь
Затеряться
В этих далях по пути!

Летний вечер
Речная излука... Лесная поляна...
До новой зари позабыв про дела,
Укрытая легкою дымкой тумана,
В ладошке цветка задремала пчела.

И где-то в кустах еще тенькает птица,
И день еще теплится, день еще длится,
И солнце еще не желает садиться
И гаснуть не хочет,
И — светится мгла...
Как много на свете любви и тепла!

Летний вечер
Погасло небо,
Солнца нет.
Но не простыл от солнца след.
Поля, стога,
Овраг, ручей
Хранят тепло его лучей...
Туманом лес заволокло,
Но и в лесу
Живёт тепло.
И в перьях птицы под крылом,
И в нашей памяти о нём.

Цветок
Неподалеку от дорожки
Стоит цветок на тонкой ножке
И водит круглой головой
Над первой, робкою травой –
Следит широким глазом
За всем на свете разом:
И в лужице за уточкой,
И за мальчишкой с удочкой,
За ветерками на реке
И облаками вдалеке,
И за шмелём в пижаме,
И — с ужасом! — за нами...
Зачем компанией вдвоём
Мы по дорожке в сад идём?

Гроза
Приближается гроза,
И от страха сами
Закрываются глаза —
Хоть держи руками!
Вот и дождь
Вприпрыжку с градом,
Грохот грома у окна…
Посижу-ка
С мамой рядом,
Что ж она дрожит одна?!

Находка
Шёл домой я
Сквозь лес напрямик —
И внезапно
Нашёл боровик,
Чем был очень
Доволен, конечно.
Но когда
Я полез за ножом,
Чтобы срезать
Находку неспешно,
Мне подумалось
С грустью о том,
Как торопится
Время вперёд
И всё время
Уходит куда-то,
Как зимы уже
Близок приход,
Как меняется
Всё без возврата...
Ведь за те
Две недели, пока
Боровик
Забирался
На кочку,
Отцвели
По цветочку луга,
Облетели
Леса по листочку.

Облака
– Облака, облака,
Пышные, белые,
Расскажите, облака,
Из чего вас делали?
Может вас, облака,
Делали из молока?
Может быть, из мела?
Может быть, из ваты?
Может быть, из белой
Из бумаги мятой?

– Никогда, никогда, –
Отвечали облака, –
Никогда не делали
Нас из молока.
Никогда из мела,
Никогда из ваты,
Никогда из белой
Из бумаги мятой.
Мы – дождевые,
Мы – снеговые.
Если летом мы плывём,
Мы с собой грозу несём,
Если мы плывём зимою,
Мы пургу несём с собою.

День и ночь
Ездят небом
Круг за кругом
Брат с сестрою
Друг за другом:
Брат — на солнышке-коняшке,
У сестры — луна в упряжке.
Он — весь день,
Она — всю ночь,
Как проедут —
сутки прочь!

Дым
Вышел дым из трубы,
осмотрелся вокруг.
И увидел вдали
светлый солнечный круг.
Постоял, повздыхал:
— Далеко до небес!.. —
и колеблясь чуть-чуть,
вверх тихонько полез.

Пасмурный день
Сидит на окошке
Притихшая кошка
И что-то чуть слышно
Урчит и урчит,
И смотрит на то,
Как пустая дорожка,
Внизу под окошком,
Всё утро грустит.

И ёжится зябко,
И ждёт не дождётся,
Когда ж надоедливый
Дождик пройдёт,
И выбежит кто-нибудь к ней,
И пройдёт
С ней вместе по саду
До самых ворот!

Лось
Рассветный лес
И пуст, и нем,
Как будто нету
В нём сегодня
Никого совсем,
А только мы вдвоём,
Да первый
Робкий ветерок,
Листок
Катящий
Возле ног...

Но — чу!
Ты слышишь
Веток хруст:
Чащобою насквозь,
Неся рогов
Тяжёлый куст,
К реке
Шагает лось.
Он так огромен,
Что привык
Ходить
Повсюду
напрямик.

Прошёл...
И сделалась слышна
В лесу рассветном
Тишина,
И оказалось,
Что совсем
Он не был пуст
И не был нем,
Что просто
И душе, и глазу
Жизнь
Открывается
не сразу.

Про сову
У совы
Глаза, как плошки,
А не видят днём
Ни крошки...

А вот ночью эти плошки
Видят всё в лесу густом:
И ежонка на дорожке,
И зайчонка под кустом.

И травинку на пригорке,
И хвоинку на земле,
Даже мышку в тёмной норке,
Даже белочку в дупле.

Потому-то,
Потому-то
И была б сова не прочь,
Чтобы всякую минуту
Над землёй
Стояла ночь!

Крот и темнота
Чем темней
Подземный ход,
Тем ясней
Всё видит крот:

И сплетенье
Корешков,
И скопленье
Червяков,
И личинок копошенье,
И компанию жуков...

Потому что
Темнота —
Мать родная
Для крота!..

Ёжик
Летним лесом,
Тупы-тап,
Мчится ёжик
Со всех лап.

– Ёжик-ёжинька,
Постой,
Расскажи нам,
Что с тобой?..

Ёжик лапками
Туп-туп,
Ёжик глазками
Луп-луп.

А вокруг –
Покой и тишь,
Лишь елозит
В листьях мышь.

Ёжик в листья –
Тапу-тап,
Ёжик мышку лапкой
Цап!..

Зайка-заинька…
Зайка-заинька, дружок,
Не ходи босой в лесок.
В лыко лапочки закутай
И ходи в него – обутый,
Чтоб всегда
На лапах
Был лишь лыка
Запах…

Волк искать тебя пойдёт
И – на липу набредёт,
А тебя, в лаптях из лыка,
Не отыщет, не найдёт!

Белка
Белка по лесу носилась –
В честь самой себя резвилась.
То скакала, словно мяч,
То летала, как циркач.
Зацепилась за сучок,
Удивилась: сундучок.

Сжала белка зубки –
Брызнули скорлупки!

Сверчок
Кто придумал,
Что сверчок –
Неприметный старичок,
Как сморчок с вершок,
Надевший
Чей-то черный пиджачок?..

Потому-то,
Хоть сверчок
Крепко знает свой шесток,
Что ни вечер,
Вновь играет
И поет его смычок.
Сам себе и швец, и жнец,
Он – на скрипочке игрец:
Развеселый
Разудалый,
Добрый малый, наконец!..
«Тирли-тирли-тирли-тир»,
Будоражит сонный мир
Голосок запечной скрипки,
Зазывающей на пир, –
«Тирли-тирли-тирли-тир!»

А еще сверчок – поэт,
Полюбивший с малых лет
Ночь и звезды,
И, конечно,
Млечный путь
И лунный свет.

Разве мог бы старичок
Так играть хотя б часок?
Старичок бы
С ног свалился
И на все бы лето слёг!

Сентябрь
Листьям –
Время опадать,
Птицам –
Время улетать,
Грибникам –
Блуждать в тумане,
Ветру –
В трубах завывать.
Солнцу – стынуть,
Тучам – литься,
Нам с тобой –
Идти учиться:
Буквы с цифрами писать,
По слогам букварь читать!

* * *
Ходит дождь по переулку
И до самой темноты
Приглашает на прогулку
Сапоги, плащи, зонты:

— Что в домах сидите, братцы,
Что пылитесь по углам,
Не пора ли прогуляться
Вам по рощам и полям?

Вы едва ли не полгода
Не ходили никуда,
Но теперь — пришла погода:
Осень, изморось, вода.

То-то чудо —
Грязь и слякоть,
Холод, ветер, мокрый снег.
То-то радость —
Вместе плакать,
Мокнуть вместе — то-то смех!

Осинка
Льётся солнце. Свищет птица.
Паучок плетёт гамак.
Ива в зеркало глядится.
Жук гуляет просто так.

Дуб бахвалился рубашкой.
Пень молчит. Пчела жужжит.
Лишь одна она, бедняжка,
Каждым листиком дрожит.

Ветра нет. Тиха низинка…
Чем помочь тебе, осинка?

Накануне зимы
Всё быстрее облетают клёны,
Всё темнее низкий свод небес,
Всё виднее, как пустеют кроны,
Всё слышнее, как немеет лес...
И всё чаще прячется во мгле
Солнце, охладевшее к земле.

Потенькай, синица!
Потенькай, синица:
«Тень-тень, потетень!» —
Уж очень сегодня
Неласковый день.
Вдруг солнце услышит,
Захочет узнать:
«Кто это распелся?» —
И... выйдет опять!

Зимний день
Чудеса, чудеса —
Солнце, сосны, небеса!..
Чудна ветка, чуден иней,
Сверху — рыжий, снизу — синий,
Чуден город, чуден снег,
Чуден каждый человек...
Чуден день, погода чудна.
И что суетно и людно,
И что шумно, и что тесно,
Просто — чудо как чудесно:
Так, что веришь
Даже в те
Чудеса, что в решете!..

Походили, поболтали…
Походили, поболтали,
Посидели, помолчали,
Оглянулись – утра нет,
Говорят: – Уже обед!..
Пообедали
И встали,
Повстречались,
Побежали,
Погонялись за котом,
Посмеялись,
А потом —
Распрощаться не успели,
Как уже лежим в постели:
Светит звёздочка в окно,
На дворе —
Темным-темно.
Дня как будто не бывало,
А гуляли – очень мало!..

Странное дело
Как-то раз
Я то и делал,
Что весь день
От дела бегал,
А под вечер
Кто бы знал!
От безделья
Так устал,
Что, добравшись
До кровати,
Как подкошенный
Упал...
Неужель
От дела бегать
Тяжелей,
Чем дело
Делать?

Просто так
Чтобы жизнь
За шагом шаг
Не прошла вдруг
Просто так,

Ничего
Нельзя в ней делать
Нам с тобою
Просто так:

Просто так
Смотреть в окно,
Просто так
Ходить в кино,

Огорчаться
Просто так,
Просто так
Смеяться,

Расставаться
Просто так,
Просто так
Встречаться.

Почему?
А просто так...
Просто мир
Устроен так.

Простое слово
На свете
Добрых слов
Живёт немало,
Но всех добрее
И нежней одно –
Из двух слогов
Простое слово «ма-ма»,
И нету слов,
Роднее, чем оно!

Хочу не спать
Лежу,
Борюсь со сном упрямо,
Хочу не спать
До самого утра,
И слышу вдруг,
Как говорит мне мама:
— Вставай,
Медведь мой,
Завтракать пора!

Однажды
В гости к Федосье
Матрёна пришла,
К чаю пришла,
Лимон принесла.
А Федосья растерялась
И заторопилась,
А Федосья растерялась
И заговорилась:
- Пейте, Матрёна, с лимончиком,
Пейте, Лимона, с матрёнчиком!

Каша
Если печка – то печёт,
Если сечка – то сечёт,
Ну, а гречка – то гречёт?
Вот и нет,
Она – растёт!..
Если гречку собрать
И в горшок положить,
Если гречку водою
Из речки залить,
А потом,
А потом
Долго в печке варить,
То получится наша
Любимая каша!

Пир
В старом замке
Под горой
Был однажды
Пир горой.
До утра в нем
Пировали,
Пели песни
И плясали
Не король,
Не королевич
С королевной молодой.
Не царевна,
Не царевич,
Не сапожник,
Не портной –
В старом замке
Пели звонко
И плясали
Три мышонка!
Потому что
Три мышонка
В первый раз
За триста лет
Отыскали
В старом замке
Корку хлеба
На обед!

Мамы и дети
Три жёлтых утёнка
Купались в реке,
Три жёлтых цыплёнка
Копались в песке,
А мамы их —
Курица с уткой,
Свободной
Пленившись минуткой,
На лодочке
Рядом
Катались,
На деток
Своих
Любовались:
На деток-утяток,
На деток-цыпляток,
Таких дорогих
От макушек до пяток!..

Что я знаю?
А я знаю,
Сколько тонн
Весит слон:
Слон индийский -
Двадцать тонн,
Африканский -
Десять,
А не веришь -
Сам поймай
И попробуй взвесить!..

Если утки…
Если утки
Перестанут крякать,
А лягушки
Вдруг устанут квакать,
Петухи кричать "ку-ка-ре-ку",
А кукушка
Плакать на суку –
Сразу мертвой станет тишина
И не будет
слышна…

Грустная история
Садовой тропинкой
Бежала скакалка,
А следом за нею —
Еловая палка.
Кричала скакалка
«Гип-гип!» и «Гей-гей!»,
И палка еловая
Вторила ей.

И била копытом,
И рвалась из рук,
И гривой плескала,
И ржала,
И вдруг...

Умолкла скакалка,
Застыла на месте,
И палка еловая
Встала с ней вместе,
И тихо,
И грустно
Сказала:
— Как жалко!

— Ещё бы не жалко, —
Вздохнула скакалка:
— Всегда так:
Едва
Разгорится игра,
Как тут же услышишь:
«Обедать пора!..»

И вот —
Запылили
По тёплой тропинке
За грустными
Туфлями
Следом
Ботинки:
Скакалка
И палка —
Подружка
С дружком...

Да разве разлуку
Заешь пирожком?

Песня про удивительного слона
Жил-был один
Удивительный слон,
И был до того
Удивительным он,
Что лишь заиграют
На скрипке,
Как слон расплывался
В улыбке.
И скрипка играла,
И слон танцевал
И что-то тихонько
Себе напевал.
И поднимался
На задние ноги,
И принимался
Кружить по дороге,
И говорил:
— Умоляю я вас,
Играйте, пожалуйста,
Медленный вальс!..

И скрипка играла,
И слон танцевал,
И что-то тихонько
Себе напевал.
Но главное все-таки
Было не в том,
Что был этот слон
Музыкальным слоном,
А в том, что он,
Дав представленье,
Не брал никогда угощенье,
А говорил:
— Для слонов танцевать,
Поверьте, одно наслажденье!..
И скрипка играла,
И слон танцевал
И что-то тихонько
Себе напевал.

Кот Пушок
Прыгнул кот Пушок
На стул,
Потянулся
И... уснул.
Потому что он устал —
Целый день
С хвостом играл!

Пёс Барбос
За полем – лес,
за лесом – речка,
за речкой – дом
с резным крылечком,
а у крылечка – пёс Барбос,
большие уши, грустный нос,
сидит и думает о том,
как будет он вилять хвостом,
когда его хозяин Петя,
который лучше всех на свете,
устанет по полю гулять,
грибы устанет собирать,
ловить устанет рыбу в речке,
придёт и сядет на крылечке.

Утро
Ищут зёрнышки цыплята,
Цып,
Щиплют травушку утята,
Щип,
Умываются котята,
Мырр,
В грязной луже — поросята,
Брр!

Пингвин
Ходит важно пингвин
Среди льдин
В чёрном фраке
И белой манишке.
Разодет — хоть куда,
Только,
Вот ведь беда,
Позабыл пингвин
Про штанишки.

Воробей
Скачет бойкий воробей
Возле маленьких детей:
— Эй, ребятки,
Просьба есть,
Бросьте крошек
Поесть.
Помогите воробью,
Я вам песенку спою!

Почему киты молчат
Почему киты молчат,
Ничего не говорят?
Ведь имеют киты
В-о-т та-а-ки-е рты!
Потому, что киты
В рот набрали воды.

О чём мечтает поросёнок
Хотите знать,
О чём с пелёнок
Мечтает каждый поросёнок?
Секрета нет.
Могу сказать:
Почище мамы
Грязным стать!

Вечерние стихи
Если в дом твой,
Если в дом твой,
Совершенно не слышна,
Вслед за вечером вступила
Голубая тишина,
Должен ты
Про всё на свете,
Жаль не жаль,
А забывать
И, как все на свете дети,
Поскорей
Идти в кровать.

Потому что
Всё, что можно
Делать в этой тишине,
Это – очень осторожно
Разговаривать во сне.

С кем угодно:
Хоть с куницей,
С кем удобно:
Хоть с китом.
Хоть с медведем
И лисицей
Хоть с собакой
И котом…

Ведь во сне
Все эти звери
Снятся обязательно:
Только –
Спать ложись скорее,
Только –
Спи внимательно!..

2 комментария:

  1. Ирина, спасибо за знакомство с талантливым поэтом. К сожалению, стихи Игоря Мазнина мне раньше не были знакомы.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, как хорошо открывать новые поэтические миры, новых поэтов. Я думаю, Вам, как автору "БЛОГА КОТА ВАСЬКИ" больше понравилось стихотворение "Кот Пушок"...

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...