суббота, 19 июня 2021 г.

Самая спрашиваемая книга сегодня: Гузель Яхина «Эшелон на Самарканд»

 


Тема беспризорников не нова в отечественной литературе: об этом писал новатор советской педагогики А. Макаренко в своей «Педагогической поэме», писали Г. Белых и Л. Пантелеев в «Республике ШКИД», В. Шишков в своих «Странниках». Но практически никто из современников не возвращался к этой теме. И вот Гузель Яхина решила восполнить этот пробел.

В новой книге Гузель Яхина развивает идею, затронутую ей в «Зулейхе», – долгое путешествие на поезде в голодные 30-е годы прошлого века. Но теперь обитателями эшелона становятся дети – их эвакуируют из голодного Поволжья в землю обетованную – Туркестан. На пути следования им предстоит столкнуться с огромным количеством трудностей – скудным обеспечением, болезнями, бюрократическими проволочками, а также бандами, бесчинствующими на просторах молодого государства.

Кровопролитная гражданская война закончилась. Экономическая система рухнула и погребла под собой миллионы человеческих жизней: над молодой Страной Советов свирепствует голодомор.


Тысячи детей, враз осиротивших, наводнили города. Толпы голодных, плохо одетых, сквернословящих и не поддающихся никакому контролю детей, теряющих на улицах рассудок и человеческий облик, создают глобальную проблему и рост преступности (если верить Российской энциклопедии, к 1922 году количество беспризорников составляло 7 млн человек). Проблему решают на самом верху, создав сеть интернатов и трудовых коммун, деятельность которых регулирует Детская комиссия. Одной из мер борьбы с безнадзорностью становится переброска санитарными поездами «голдетей» в новорождённые южные республики.


В книге как раз такой, наспех сформированный, санитарный поезд везет детей-беспризорников в свежесозданный детский дом в Самарканде – хлебный край, где растет «чудо-ягода – виноград».


Это четыре тысячи верст и полтора месяца пути. География пути сложна и полна опасностей: из Казани до Оренбурга, через Казахстан, по берегу Аральского моря, потом пустыня. Состав собран из разномастных вагонов: вагона бывшего первого класса, путевой церкви, наспех сколоченного вагона-кухни и пяти пассажирских вагонов, за что прозван его обитателями «гирляндой». Начальником эшелона назначен Деев, молодой фронтовик Гражданской, которому нет и тридцати. К нему прикомандирована детский комиссар Белая, немногим старше Деева, железная леди в пехотных ботинках. Их роднит вера в революционные идеалы, но Деев, натура горячая и необузданная, периодически съезжает с катушек от невыносимости виденного и пережитого. За недолгую жизнь ему часто приходилось убивать, и мирное население в том числе.

Помимо Деева и Белой из взрослых в поезде одиннадцать социальных сестер, из которых одна ихтиолог, другая попадья, третья вообще библиотекарша, повар Мемеля – не говорящий по-русски парнишка, и семидесятилетний фельдшер Буг. Эта разношерстная компания выезжает из Казани с крайне скудными продовольственными припасами в многодневное путешествие, в котором им суждено стать одной большой семьей.


Но главные в этом романе не Деев и не Белая со своими идеалами, принципами и муками совести. Главные в этом романе – дети. Мальчики и девочки от двух до двенадцати. Которым за их короткие жизни довелось испытать слишком много: разруху родных домов, страшную смерть родных и близких, многомесячный голод и скитания, раннее пьянство, воровство, проституцию. С самого начала книги автор показывает масштабы катастрофы под названием «Беспризорность». Казанский эвакоприёмник переполнен детьми, свезенными сюда с просторов Красной Татарии. Они одеты в невообразимое тряпье, они матерятся как сапожники, они умудрены опытом и циничны. Все они на разных стадиях хронического недоедания: кто-то худ, как щепка, кто-то опух от голода, а кто-то уже и не может встать. У некоторых поврежден рассудок, как, например, у Сени-чувашина, преследуемого гигантской вошью.


Яхина умелой рукой погружает читателя в гущу событий, когда становишься не просто наблюдателем, а чуть ли не пассажиром того поезда. Это неудивительно: красочно проиллюстрировать эпоху становления Советского Союза ей помогла основательная работа с архивами, в чем она признается в комментариях. Ей дан пространный перечень книг, с которыми она поработала: мемуары, исторические труды, документальные очерки. Яхина не просто скомпилировала документальные лоскуты, а произвела глобальную историческую реконструкцию с жаргонизмами, бытовыми деталями, правдивым жизнеописанием тяжелых жизненных условий простого народа и моральными устоями молодых кадров страны. И нужно отдать ей должное – она не сгущает краски, не акцентирует внимание на «чернухе», а наоборот, говорит о том, какими средствами молодое государство осуществляло заботу о своем народе. Яхина окрестила своё детище приключенческим «красным вестерном», и это меткое определение.  


Кроме того, в этой книге в полной мере раскрывается талант Яхиной как рассказчика – её непревзойдённый «гайдаровский» стиль, когда она слова не просто складывает, а будто сказку сказывает, как до неё Гайдар про «Мальчиша-Кибальчиша», «Тимура» и «Р.В.С.». И сказочными же являются и некоторые события в изложении Яхиной – чудеса по-другому не скажешь. Как такое могло произойти в такие кровопролитные дни – уму не постижимо.

Кинематографичность повествования взяли на заметку и в мире кино – известно, что права на экранизацию уже приобрел известный российский режиссер Алексей Учитель. 

Спрашивайте книгу во всех библиотеках города!

Читайте также:

1 июня – день рождения Гузель Яхиной

«Дети мои» Гузель Яхиной

Гузель Яхина «Дети мои»: Молчаливое откровение

 

Фото с сайта

https://back-in-ussr.com/2017/06/sovetskie-besprizorniki-1920--1930-h-godov.html

Источники:

Беспризорность // Большая Российская энциклопедия. – Т. 3. – М, 2005. – С. 417–418.

Олеся Согрина, зав.библиотекой №10 «Радуга»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...