понедельник, 14 июня 2021 г.

Берёзы: 110 стихотворений советских поэтов


 * * *

Без берёзы не мыслю России, —

так светла по-славянски она,

что, быть может, в столетья иные

от берёзы — вся Русь рождена.

 

Под берёзами пели, женили,

выбирали коней на торгах;

дорогих матерей хоронили

так, чтоб были берёзы в ногах.

 

Потому, знать, берёзы весною

человеческой жизнью живут:

то смеются зеленой листвою,

то сережками слезы прольют.

О. Шестинский

 

Россию делает береза

Россию делает береза.

Смотрю спокойно и тверезо,

еще не зная отчего,

на лес с лиловинкою утра,

на то, как тоненько и мудро

береза врезана в него.

 

Она бела ничуть не чинно,

и это главная причина

поверить нашему родству.

И я живу не оробело,

а, как береза, черно-бело,

хотя и набело живу.

 

В ней есть прозрачность и безбрежность,

и эта праведная грешность,

и чистота — из грешной тьмы, —

которая всегда основа

всего людского и лесного,

всего, что — жизнь, Россия, мы.

 

Березу, как букварь, читаю,

стою, и полосы считаю,

и благодарности полна

за то, что серебром черненым

из лип, еловых лап, черемух,

как в ночь луна, горит она.

 

Ах ты, простуха, ах, присуха!

Боюсь не тяжкого проступка,

боюсь, а что, как, отличив

от тех, от свойских, не накажут

меня березовою кашей,

от этой чести отлучив...

 

А что, как смури не развеет

березовый горячий веник,

в парилке шпаря по спине...

Люби меня, моя Россия.

Лупи меня, моя Россия,

да только помни обо мне!

 

А я-то помню, хоть неброска

ты, моя белая березка,

что насмерть нас с тобой свело.

И чем там душу ни корябай,

как детство, курочкою рябой,

ты — все, что свято и светло.

Р. Казакова

 

Березы

Березы в ночи — как улыбки…

Вот так улыбается Русь

Сквозь беды свои и ошибки,

Сквозь майские грозы и грусть.

 

Березы — как давние даты,

Что всё еще в сердце остры.

Похожи на русских солдаток

Березы военной поры.

 

Светлы, величавы и строги,

С Россией сроднившись судьбой,

Стояли у каждой дороги,

Солдат провожая на бой.

 

Бежали за поездом следом,

В снегу утопая по грудь…

Зимою бежали и летом,

И был нескончаем их путь.

 

Собой партизан укрывали,

Плечом подпирали жилье,

Бойцам на коротком привале

Тепло отдавали свое.

 

Березы — разлуки и встречи,

Печаль над безмолвием трав…

Люблю ваши сильные плечи

И тихий приветливый нрав.

 

Березы, березы России —

Вы всё вместе с нами прошли.

И нету конца вашей силе,

Идущей от русской земли.

А. Дементьев

 

Ваша светлость, берёзы...

Предосенние грозы,

Синий дым на реке.

Ваша светлость, берёзы,

Как вы там, вдалеке?

 

В родниковом заречье.

На горе, под горой,

Льются ль песни под вечер

И рассветной порой?

 

О продымленных пущах

И сгоревших ночах,

О России, несущей

Шар земной на плечах?

 

О метелях и грозах,

Позолоте жнивья?

Ваша светлость, берёзы,

Как там мама моя?

 

Так ли ярок платочек

Средь лугов и полей,

Что кукушки пророчат

Старой маме моей?

 

Вы смущенье отбросьте,

И, туманно легки,

Загляните к ней в гости

В старый дом у реки.

 

Обогните покосы,

Перейдите жнивьё,

Ваша светлость, берёзы.

Навестите eё.

 

В полночь ли, на рассвете ль,

Как меня, как отца,

Добрым взглядом приветит

У ступенек крыльца.

 

Вы ступайте смелее

Вдоль лугов и полей.

Станет в доме светлее

Старой маме моей.

 

Предосенние грозы,

Синий дым на реке,

Ваша светлость, берёзы,

Как вы там, вдалеке?

А. Екимцев

 

Светло в России от берёз

Светло в России от берёз.

И санный след,

И след колёс

И в полночь разглядел бы я:

Светло в России от берёз,

Светло от снега белого.

От меловых заречных круч

И вишен цвета спелого.

От новых срубов,

Белых туч,

Плывущих над Россиею.

 

И счастлив я, что здесь я рос,

И то мне сердце радует,

Что снежный свет

Родных берёз

На всю планету падает.

А. Екимцев

 

Светите, белые берёзы

Светите, белые берёзы,

Светите рощам и полям,

Светите пашням и покосам

И одиноким журавлям.

 

Светите селам и деревням

И тихой речке под мостом,

Пусть проникает свет ваш древний

И в каждый пруд, и в каждый дом.

 

И в сумрак улиц отдалённых,

Где ни одной берёзы нет,

И на тропинки всех влюблённых

Пусть льётся ваш неяркий свет.

 

Светите и воде, и суше,

И небесам в полночной мгле,

Пусть проникает свет ваш в души,

Рождённых на моей земле.

 

И пусть не меркнет свет ваш древний

В любом распахнутом окне,

Светите всей моей деревне,

Светите всей моей стране!

А. Екимцев

 

Берёза

Берёзу любят все, —

Она у нас пригрета:

Все молятся красе

Берёзового света.

 

От милой белизны,

От ласковой печали

Опять глаза ясны,

Как будто бы вначале.

 

В начале чувств и дней,

Когда их было много…

Сейчас мы перед ней

В предчувствии итога.

 

Итог неисправим,

И потому в испуге

Мы на нее глядим,

Тоскуя друг о друге.

 

Томит житейский хлам;

Но милосердно все же

Лицо остудит нам

Ее живая кожа.

 

Берёзу любят все…

А. Кондратьев

 

Березы

Я люблю, когда шумят березы,

Когда листья падают с берез.

Слушаю — и набегают слезы

На глаза, отвыкшие от слез.

 

Все очнется в памяти невольно,

Отзовется в сердце и в крови.

Станет как-то радостно и больно,

Будто кто-то шепчет о любви.

 

Только чаще побеждает проза,

Словно дунет ветер хмурых дней.

Ведь шумит такая же береза

Над могилой матери моей.

 

На войне отца убила пуля,

А у нас в деревне у оград

С ветром и дождем шумел, как улей,

Вот такой же желтый листопад...

 

Русь моя, люблю твои березы!

С первых лет я с ними жил и рос.

Потому и набегают слезы

На глаза, отвыкшие от слез...

Н. Рубцов

 

Береза

Есть на севере береза,

Что стоит среди камней.

Побелели от мороза

Ветви черные на ней.

 

На морские перекрестки

В голубой дрожащей мгле

Смотрит пристально березка,

Чуть качаясь на скале.

 

Так ей хочется “Счастливо!”

Прошептать судам вослед

Но в просторе молчаливом

Кораблей все нет и нет…

 

Спят морские перекрестки,

Лишь прибой гремит во мгле.

Грустно маленькой березке

На обветренной скале.

Н. Рубцов

 

Берёзка

То весёлая, то грустная,

С лёгкой трепетной листвой,

Хороша берёзка русская

При дороге при лесной.

 

На ветру слегка качается,

Размечтавшись про своё…

Сколько раз не повстречается —

Снова смотришь на неё.

 

Столько жизни в юной скромнице,

Столько русской доброты!

Поглядишь, невольно вспомнятся

Милой родины черты.

 

Радо сердце беспокойное

Этой дочери лесной.

Без неё была б неполною

Красота земли родной.

Н. Палькин

 

Берёзка

Всё ярче сумерки синели,

Летели высвисты щегла,

И вдруг негаданно, в апреле,

В лесу берёзка зацвела.

 

Ещё черна и не одета,

Она стряхнула снег с ветвей

И долго жмурилась от света,

И всё лететь хотелось ей.

 

А рядом с ней подружки спали,

От зимних снов не пробудясь.

И только с ней лучи играли,

Почти что звуком становясь.

 

Но так уж водится в апреле —

Вслед за теплом пришёл мороз.

Подули вьюги и метели.

Седой буран леса занёс.

 

И, цепенея от мороза,

В своей отчаявшись судьбе,

Поникла тонкая берёза...

А я подумал о тебе.

 

Ещё и лет тебе не много.

Ещё и не любила ты.

А уж черна твоя дорога

И горем тронуты черты.

 

День ото дня уходит сила.

У губ морщинка залегла...

Ты слишком рано жить спешила.

Души своей не берегла.

 

А мы тебя не пожалели.

И не спасли тебя от слёз,

Как ту берёзку, что в апреле

Сломал негаданный мороз.

С. Островой

 

Красота

У того речного перевоза,

Где бежит тропинка к хуторам,

В золотом лесу живёт берёза.

Я туда хожу по вечерам.

 

Нет нигде такой на этом свете.

Вот она стоит белым-бела.

Вот она легонько на рассвете

Зябкими плечами повела.

 

В ноги до земли ей поклонитесь,

Встаньте перед нею не дыша.

И молитесь, люди, ей! Молитесь!

Так она светла и хороша.

С. Островой

 

* * *

Берёза — дерево артельное.

Она и дом.

Она и крест.

Она и чудо белотельное,

Сквозь версты видное окрест.

 

Народ ей верил пуще бога.

Мы все несем ее черты

От колыбельного порога

До той кладбищенской черты.

 

И в светлый час, и в час тревожный,

Без суеты, не сгоряча

Она — твой посох подорожный,

Твоя высокая свеча...

С. Островой

 

* * *

Как-то шёл июнь через речонку

И берёзку принял за девчонку.

Подошёл к ней, сел на берегу

Белая ты … будто вся в снегу.

 

Вот тебе зелёный лист в подарок,

Как взмахнёшь им — день не будет жарок.

Вот другой — расправишь на весу,

Полной горстью примет он росу.

 

Третий лист — шумливее, чем эти!

Будет петь он песни на рассвете,

Голову синице закружит,

Солнышко к тебе приворожит…

 

И пошёл июнь зелёным бродом,

И растаял в дымке заревой…

А берёза, перед всем народом,

Ранним утром вспыхнула листвой.

С. Островой

 

Берёза

И что еще припомнилось тебе:

рёв стада, скрип телег, ночные грозы?

Какой обязана была ты ворожбе

стоять года, раскинувшись, берёза?

 

Каким ветрам, скажи, не отдалась,

на черном большаке кого боялась?

Гудела, подымалась и рвалась,

и, напрягаясь, ныла, будто парус.

 

Каких тревог неистовых могла

сберечь, безмолвьем крытая вершина:

то ль свист разбойный, пение щегла

иль голос девичий перед зажином?

 

Не под тобой ли, испокон веков

томимы жаждой счастья, спозаранку

раскидывали скатерть-самобранку

некрасовских семь горьких мужиков?

 

И далеко — на сотни верст кругом,

средь каторжного бездорожья

раскатывались стон и звон острожный,

гон псов и неизбывный гром рогов.

 

О птицами взлетающие дни!

Июльский зной. Оставлена работа.

Вой бабий. Рекруты за поворотом

прощаются навек в твоей тени.

 

И сам я в забытье не утоплю

печаль невест, моление о хлебе:

как свадьбы проезжали во хмелю,

как иерей во ржи служил молебен.

 

И так до дней, исполненных огня

и жгучей славы встреч необычайных,

где — взмах клинка, и — тяжкий храп коня,

и клекот рвущихся в полях тачанок.

 

И в буйстве клевера цветёт людская честь,

а изобилье ржи сверкает в росах ...

И ты стоишь по-прежнему, берёза,

шумишь листвой, не в силах произнесть:

 

прошло былое, как мгновенье сна,

чиста и искренна, как Галатея,

лежит земля, весной покорена,

от оперенья веток молодея.

С. Поделков

 

Мои берёзы

Я с детства в празднике берёз

В моем краю заречном.

Спасибо вам, что я возрос

В свеченье вашем вечном.

 

Вы, землю кровную любя,

Из всех времен далеких

Вобрали доброе в себя

На пройденных дорогах.

 

Ваш добрый свет не загасить,

Не расплескать веками,

Я счастлив, что живая нить

Меня связала с вами.

 

Высокий полдень мой храня

В движении планеты,

Вы наполняете меня

Своим надежным светом.

А. Коваль-Волков

 

Береза

Чуть солнце пригрело откосы

И стало в лесу потеплей,

Береза зеленые косы

Развесила с тонких ветвей.

 

Вся в белое платье одета,

В сережках, в листве кружевной,

Встречает горячее лето

Она на опушке лесной.

 

Гроза ли над ней пронесется,

Прильнет ли болотная мгла, —

Дождинки стряхнув, улыбнется

Береза — и вновь весела.

 

Наряд ее легкий чудесен,

Нет дерева сердцу милей,

И много задумчивых песен

Поется в народе о ней.

 

Он делит с ней радость и слезы,

И так ее дни хороши,

Что кажется — в шуме березы

Есть что-то от русской души.

В. Рождественский

 

Деревья

В земном пути, меняющем кочевья,

Жилища, встречи, лица и края,

Беседу с вами я веду, деревья,

Ни в чем не изменившие друзья.

 

И как мне было с вами не сродниться,

Приветившими родину мою,

Когда живые образы и лица

Я в ваших очертаньях узнаю!

 

Вот старый дуб — листва из звонкой меди,

Могучий стан в извилинах коры,

Он весь гудит, рокочет о победе,

Как некогда на струнах гусляры.

 

Вот сосны. Прямоствольны и упруги,

Колючие — ветрам не разорвать,

Стоят в своей чешуйчатой кольчуге,

Спокойные, как Игорева рать.

 

И елки, неподвижны и суровы,

Роняя низко рукава ветвей,

Ждут, пригорюнясь, — матери и вдовы,

Молчальницы в платочках до бровей.

 

А рядом боязливая осина

И вовсе простодушная ольха

Глядят поверх кустов, как из-за тына,

На тропку, что тениста и глуха.

 

Но всех милей мне девушка-береза,

Пришедшая из сказок и былин,

Снегурочка, любимица мороза,

Аленушка пригорков и равнин.

 

Ей любы наши зори, сенокосы,

Ромашки в росах, звонкие стрижи,

Зеленые она качает косы

Над волнами бегущей с ветром ржи.

 

И с нею сам я становлюсь моложе,

Позабывая беды и года.

Она ведь чем-то на тебя похожа…

Ну что ж! Мы были молоды тогда.

В. Рождественский

 

Карельская берёза

Карельская берёза

Стоит она здесь на излуке,

Над рябью забытых озер,

И тянет корявые руки

В колеблемый зноем простор.

 

В скрипучей старушечьей доле,

Надвинув зеленый платок,

Вздыхает и слушает поле,

Шуршащее рожью у ног.

 

К ней ластятся травы погоста,

Бегут перепелки в жару,

Ее золотая береста

Дрожит сединой на ветру;

 

И жадно узлистое тело,

Склонясь к придорожной пыли,

Корнями из кочки замшелой

Пьет терпкую горечь земли.

 

Скупые болотные слезы

Стекают к ее рубежу,

Чтоб сердце карельской берёзы

Труднее давалось ножу;

 

Чтоб было тяжелым и звонким

И, знойную сухость храня,

Зимой разрасталось в избенке

Трескучей травою огня.

 

Как мастер, в суке долговязом

Я выпилю нужный кусок,

Прикину прищуренным глазом,

Где слой поубористей лег.

 

В упрямой и точной затее

Мечту прозревая свою,

Я выбрал кусок потруднее,

Строптивый в неравном бою.

 

И каждый резьбы закоулок

Строгаю и глажу стократ —

Для крепких домашних шкатулок

И хрупкой забавы ребят.

 

Прости, что кромсаю и рушу,

Что сталью решаю я спор, —

Твою деревянную душу

Я все-таки вылью в узор.

 

Мне жребий завидный подарен;

Стать светом — потемкам назло.

И как я тебе благодарен,

Что трудно мое ремесло!

В. Рождественский

 

Про берёзку

Я её видел и непарадной,

Не царевной гордой на кругу,

А нескладной, даже неприглядной,

Утонувшей по уши в снегу.

 

Не кудрявой и не золотистой,

Не расхожей — оторви да брось,

А совсем беспомощной, без листьев,

Голенькой и вымокшей насквозь.

 

Видывал и в грозы, и в бураны,

При ночных огнях и на заре.

Знаю все рубцы её и раны,

Все изъяны на её коре.

 

И люблю любовью настоящей

Всю, как есть, от макушки до пят.

О такой любви непреходящей

Громко на миру не говорят!

А. Яшин

 

Cказ о березе

Чтоб человек всерьез поверил,

Что лес —

Его надежный друг.

Деревья двинулись на север,

Где в бубен бьет

Полярный круг.

Был пестрым табор их шумливый,

Был молодецким их разгон.

Но вот за Камой густогривой

Остались липа,

Дуб да клен.

Деревьев воинство редело.

И раздавалось сквозь пургу:

— Мороз клинки вонзает в тело,

Идти я дальше не могу!

За Колымою,

За Гыданом,

Где стужа адовой под стать,

Вконец исхлестанный бураном

Стал кедр заметно отставать,

И только хрупкая береза,

Как ночь полярная бела,

Презрев напасти и угрозы,

На север медленно брела.

То в три погибели сгибалась,

То наземь падала ничком,

И листьев согревала завязь

Расшитым тундрою платком.

Шла с верою непостижимой,

Изранив ноженьки об лед,

Как женщина, когда любимый

Ее зовет и очень ждет…

Л. Татьяничева

 

* * *

Краса белоствольных берёз!

Взгляни — и ты сразу поверишь,

Что это волшебник нанёс

На белое чёрную ретушь.

 

То штрих, то пунктирная нить,

То чей-то зрачок воронёный…

Чтоб яркость стволов оттенить,

Был выбран узор этот чёрный.

 

Контрастная сила мазка

И чувств и природы полярность…

Не будь так пустынна тоска,

Мы так не любили бы радость.

Л. Татьяничева

 

Письмена берёз

Когда ростками брызжут семена,

Им радуются люди,

Как открытью.

Берез я разгадала письмена,

Благодаря счастливому наитью.

Таинственный

Открылся мне язык.

И стал понятен

Этот древний почерк.

...К строке строка —

И предо мной возник

Лесных легенд

Волнующий подстрочник.

Такой не ожидала я чести!

Но сколько надо сил мне

И старанья,

Чтоб бережным стихом перевести

Легенды эти

С языка молчанья!

И если кто-то

Мне задаст вопрос:

— Чем можешь ты гордиться?

Я отвечу,

Что разгадала письмена берёз

И оживила их

Родною речью!

Л. Татьяничева

 

Берёзовые кресты

В сердце болью спеклось

Горе русской земли,

Легионы берёз

В ту войну полегли.

Превращал их в костёр

Пушек огненный вал.

Иноземный топор

На кресты их срубал.

 

После бурь,

После гроз

Птичьи песни звончей.

У России берёз,

Как у солнца —

Лучей!

Мои думы о том,

Чтоб во веки веков

Не стоять им крестом

На могилах врагов.

Л. Татьяничева

 

Береза

Береза

В упрек ничего не сказала,

Когда ее ствол

Буреломом задело.

Она лишь

Пригоршнями листья бросала,

Как будто за все

Расплатиться хотела.

 

За свежие ветры

И жаркое лето,

За тихий ручей,

Утолявший ей жажду,

За птиц,

Что будили ее на рассветах,

За звезды,

Мерцавшие ей не однажды.

 

Она не спешила

На землю валиться,

Хоть сил оставалось

На самом пределе:

Береза хотела

За все расплатиться.

И, падая,

Листья о землю звенели...

Ю. Воронов

 

* * *

Берёзы не только в отечестве нашем,

У наших озер и средь наших холмов.

Вдали украшает иные пейзажи

Их легкая белая нежность стволов.

 

Но эти проселки, но эти покосы,

Но эти берёзы в туманной тиши ...

Особое чувство в России к берёзам

Их делает сестрами нашей души.

В. Лазарев

 

* * *

Берёз белоствольные арфы...

Сквозь ливни, осенний ночной неуют,

Как светлые окна, как свечи,

Откуда-то,

Из глубины,

Недалече

Берёз белоствольные арфы встают.

Полоски свеченья, огней —

Скольженье в воде лебедей,

Русалок немое круженье,

Томленье, что в цвете нашло выраженье.

 

А может, струятся слезою святой

На те, на могилы родные...

В ночи вырастает, как выдох земной,

Негромкая песня России...

 

Сквозь ливни, осенний ночной неуют,

Как светлые окна, как свечи,

Откуда-то,

Из глубины,

Издалече

Берёз белоствольные арфы встают.

П. Боцу

 

* * *

Ты видел, как рождаются берёзы?

Совсем как травы:

Стебель да листок.

Средь бела дня

Или на зорьке розовой

Чуть полыхнет очнувшийся восток, —

Посмотришь,

Приподнялся из пеленок

И как былинка хлипкая стоит

Берёзы русской махонький ребенок

И вовсе не берёзовый на вид.

Не всякий и заметит эту кроху,

В два-три, едва раскрывшихся, листка.

Ей сызмала не раз придется плохо:

То непогода,

То земля жестка,

То — солнце заслонить стремятся травы.

О, сколько в жизни надо испытать

И вынести,

Чтоб стройной, да кудрявой,

Да белою берёзонькою стать!

А. Баева

 

* * *

Люблю березу русскую,

То светлую, то грустную,

В беленом сарафанчике,

С платочками в карманчиках,

С красивыми застежками,

С зелеными сережками.

 

Люблю ее, заречную,

С нарядными оплечьями,

То ясную, кипучую,

То грустную, плакучую.

 

Люблю березу русскую,

Она всегда с подружками

Весною хороводится,

Целуется, как водится,

 

Идет, где не горожено,

Поет, где не положено,

Под ветром долу клонится

И гнется, но не ломится!

А. Прокофьев

 

* * *

Упрекают критики всерьёз

В том, что много мной посажено берёз,

И не только по цветным моим лугам,

А по песням, по частушкам и стихам.

«Ну и что ж, — я отвечаю, — ну и что ж!

Ведь красивы так, что глаз не отведёшь!

 

Ведь в России где-то часом родились,

Ведь в России побелились, завились!

И проходят то суглинком, то песком,

А на Север, а на Крайний — лишь ползком!

 

Перед ними только камень, только лёд,

Мёртвый холод подниматься не даёт,

А берёзка, белой смерти вопреки,

Проползает, хоть на шаг, из-за реки!»

А. Прокофьев

 

* * *

Почти над самым плёсом,

Почти что над волной

Шумят, шумят берёзы,

Посаженные мной.

 

Они широкой кроной

Стремятся к облакам,

А что топор не тронул —

Спасибо землякам!

 

Друзья мою деревню

Зелёною зовут.

Пускай мои деревья

Меня переживут.

 

Под их высокой крышей

В заречной стороне

Другой стихи напишет

И вспомнит обо мне,

 

Помянет добрым словом

Каким-то летним днём

В краю моём суровом,

В Приладожье моём.

 

Он сказочною новью

Пройдёт, где я ходил,

И скажет: «Вот Прокофьев

Берёзы посадил.

 

А что ещё он делал —

Ответить не берусь!..»

Привет им, в платьях белых,

Твоим любимкам, Русь!

А. Прокофьев

 

Березка

Больше всех украсила полянку,

Встала, золотиста и светла.

Ты не заблудилась, россиянка?

Ты ведь до Швейцарии дошла!

 

Как шумится на чужой сторонке,

Зеленеется в другом краю?

От твоих подруг, моя сестренка,

Я тебе поклон передаю!

А. Прокофьев

 

Березка моя…

Березка моя

Белоствольная,

Дорожка к тебе

Беспокойная.

 

То татарником

Разгорается,

То бежит вразлет —

И вдруг теряется!

 

За большим кустом

За калиновым,

За крутым мостом,

За долиною.

 

Будто к роще в тень

В утро дивное

За горюч каме́нь

Быстро прыгнула!

А. Прокофьев

 

* * *

Что-то женское живет в березе белой,

Что-то нежное исходит от ствола.

Подхожу стыдливо-оробелый

И боюсь, что скажет: — Не звала!

 

Попрошу застенчиво прощенья,

Потихоньку стану отходить.

И взгляну на недоступное виденье,

И начну на расстоянии любить.

 

Песни буду петь ей постоянно,

Женскую в ней славить красоту,

Только бы березка осиянно

Подымалась гордо в высоту!

В. Боков

 

Не руби березы

Не руби березы белой,

Не губи души лесной,

Не губи и зла не делай,

А особенно весной,

 

Не губи, не тронь березы,

Обойдись с ней по-людски,

А иначе брызнут слезы,

Сам засохнешь от тоски.

 

Пусть береза, как невеста,

Бережет свою красу,

Ей не в печке жаркой место,

Место ей всегда в лесу!

В. Боков

 

Старая береза

У березы старой

Высохла вершина.

Так распорядилась,

Так судьба решила.

 

И стоит береза,

Жалуясь и горбясь.

Где ее величье?

Где былая гордость?

 

Каркает ворона

Возле леспромхоза,

Но ее не слышит

Старая береза.

 

Вся ее надежда,

Вся ее забота —

Юная береза

Около забора!

В. Боков

 

Братиславские березы

Белая береза дошла до Братиславы!

Белая береза дошла до Сахалина!

Девичьи косы стричь не решилась,

Белое личико сохранила.

 

Заговорил с ней: — Здравствуй, землячка!

Вот и я теперь за Дунаем!

Нам за отлучку не извиняться,

Мы с тобой Родину не забываем.

 

Сестры родные твои попросили,

Чтобы я тебе поклонился.

От берез белоствольной России,

От деревни, в которой родился.

 

Мать, бывало, березе молилась,

Видела в ней чистоту, непорочность,

А березка стояла, прямилась,

Нежилась в белой прекрасной сорочке.

 

Что в тебе есть? Чем ты сердце волнуешь,

Слезы накатывая на очи?

Ты только синее небо целуешь

Или кого-то еще между прочим?

 

Как тебе, милая, здесь шумится?

Ты не боишься осенних прогнозов?

Поле убрано. Сжата пшеница.

Недалеко до снегов и морозов.

 

Все ощутимее золото листьев,

Все оголенней сквозят расстоянья.

Вот и кончается время туристов,

Время тружеников — постоянно.

В. Боков

 

* * *

Березонька, как ты бела,

Тебя судьба не обделила.

Ты где, скажи мне, добыла

Такие яркие белила?

 

Стройна, как церковь на Нерли,

И недоступна, как невеста,

Ты вытянулась из земли,

Сказала солнцу: — Дай мне место!

 

— Ну, как тебе я откажу,

Ты мне давно за дочь родную,

Я на тебя весь день гляжу,

А ночью к месяцу ревную.

 

Вставай вот здесь и — смело в рост,

Не сомневаюсь, ты прекрасна! —

Был разговор и прям и прост,

Во всем была большая ясность.

 

Вот почему она бела,

Вот почему она не плачет,

Она любимицей была,

А это в жизни что-то значит!

В. Боков

 

* * *

Я подошел к березке белой,

Прижался к ней, заговорил.

Она листвою закипела,

И я ей песню подарил.

 

Береза кланялась над речкой,

Плыла, как лебедь, по волне.

— Спасибо, милый, за словечко

И за внимание ко мне!

 

Я ей ответил: — Друг зеленый,

Готов всегда тебе помочь,

Перед твоей зеленой кроной

Готов стоять и день и ночь.

 

Стремлюсь с любовью чистой, прежней

К тебе, березонька моя,

К тебе, отзывчивой и нежной,

К тебе, певучей, как поля!

В. Боков

 

* * *

Я в лесу была сегодня

И с ведром, и с топором,

Но топор мой не был поднят,

Дело кончилось добром.

 

Возвратилась я под крышу,

Лёг топор в своё гнездо,

Но и дома будто слышу

Той берёзы робкий вздох,

 

Той — одной из трёх берёзок,

Трёх подружек, трёх сестёр:

Тело бело, ноги босы...

И — осёкся мой топор.

 

И стояла рохля рохлей —

Не по мне такая роль...

Даже в горле пересохло

И прошла по сердцу боль.

 

Не умею быть жестокой,

Резать, ранить, убивать,

И берёзового соку

Мне, конечно, не пивать.

 

Я воды из тёплой лужи

Близ берёзок напилась,

И была она не хуже,

Чем берёзовая сласть,

 

Мне вослед — ветвей качанье,

Еле слышный вздох лесной,

Облегчённый, изначальный,

Благодарный и живой.

О. Фокина

 

* * *

Она давно росла-стояла

Вблизи тропинки полевой:

Зимой ветвями задевала,

Звенела птицами весной.

 

Дождинки стряхивала летом,

Роняла осенью листву,

Она давно у тропки этой

Стояла, словно на посту.

 

И столько раз меня встречала,

И провожала столько раз!

А я ее не замечала,

Не останавливала глаз,

 

И не придерживала шага,

И равнодушно мимо шла:

Она — большая — не мешала,

Как будто вовсе не была.

 

Но мне однажды сон приснился

(Гадай — к добру иль не к добру!),

Что ты под ней остановился,

Погладил белую кору.

 

И что назвал ее красивой,

Хотя, скромна, светла, стройна,

Тебя об этом не просила,

И впрямь красивая, она.

 

...Я сновиденью благодарна,

Когда любуюсь наяву

Березкой той неординарной,

Твоей которую зову.

О. Фокина

 

* * *

...Лишь одна береза,

Тонкая, прямая,

Под дождем осенним

Зелена, как в мае.

Я люблю березу

За характер русский,

Я хожу к березе

По тропинке узкой.

 

Но однажды ветер

Заблудился где-то,

Без него на землю

Вновь прокралось лето.

 

И меня к речонке

Завлекли стрекозы...

Не видала сутки

Я своей березы.

 

А как прибежала,

Да как увидала,

У меня на сердце

Радости не стало.

 

Здесь всегда живые

Листья трепетали, —

С ветками кривыми —

Ты ли это? Та ли?

 

И в ответ береза:

«Не вздыхай так тяжко!

Отдала я ветру

Сразу все медяшки.

 

Я друзей печалить

Долго не хотела,

За ночь пожелтела,

За день облетела...»

О. Фокина

 

Береза

Росла красивой,

Росла высокой,

Ее сломили —

Она засохла.

Ее сломили

Зимой, по насту.

Ручьи будили:

«Вставай и здравствуй!» —

Будили ветры,

Будили птицы,

Но мертвых веток

Не добудиться...

А пень остался,

И птиц услышал,

И догадался,

Что жив и дышит.

Тянул, как брагу,

Он все упорней

Живую влагу

В живые корни.

Но сок пьянящий,

Не нужный стеблю,

Едва поднявшись,

Течет на землю...

Я припадаю

К пеньку губами,

Я обнимаю

Пенек руками,

И пью, как брагу,

Скрывая слезы,

Родную влагу

Родной березы.

Я знаю горе,

Я горю внемлю,

Живи же, корень,

Я буду стеблем!

Я — продолженье

Твое живое,

Твое цветенье

С твоей листвою,

И все, что гибнет

Во мне и вянет,

Твой сок поднимет,

Спасет, распрямит...

О. Фокина

 

* * *

Березы — это женщины, поверь,

Погасшие давно, в чужом столетье,

И в наше запрокинувшие ветви,

И с нами речь ведущие теперь.

 

Березы — это женщины.

Толпой застывшие —

В отраде иль обиде? —

Да сбудется… Вернитесь… Не губите!..

И — скупо радость цедится судьбой.

 

И — вдосталь слёз. Несчитано.

Легли им нА плечи и слава и бесславье —

Офелии, Далилы, Ярославны

Узнали бы себя, если б могли…

 

Небыстрые, негромкие.

Их зов застыл, простыл.

Их губит, кто как может, —

Хвала худая и топор и ножик,

Но свет их разряжает темь лесов.

 

Березы — это женщины.

Взгляни, как вознесло их

с первым майским дымом…

Они не здесь — в своем, невосполнимом,

Но нашу встречу празднуют они.

 

Как празднуют!

Торжественно внемли, мой дорогой,

их голосу, веленью…

Да будет с нами их благословенье!..

Березы — это женщины земли.

И. Снегова

 

Берёза

Она под старость растолстела,

Внизу потрескалась кора.

Хранит её большое тело

Удар шального топора.

 

Мне было пять, а ей — не знаю…

Я от дождя прижался к ней

И облаков увидел стаю

В широком неводе ветвей.

 

Сквозь зелень нежную берёзы

Сверкала первая гроза,

А с неба радужные слёзы

Катились в детские глаза.

 

Потом я рос, мечтал, менялся.

Но ей, могучей и прямой,

Таким же маленьким казался,

Как той далёкою весной.

 

Да, мною прожито немало…

Но, чувство странное храня,

Я не хочу, чтобы упала

Она на землю до меня.

 

И хоть неловко в том признаться,

Но так случается порой:

Люблю к её стволу прижаться,

Как к телу матери родной.

С. Воскресенский

 

Береза

В лесу еловом все неброско,

Приглушены его тона.

И вдруг белым-бела березка

В угрюмом ельнике одна.

 

Известно, смерть на людях проще.

Видал и сам я час назад,

Как начинался в дальней роще

Веселый, дружный листопад.

 

А здесь она роняет листья

Вдали от близких и подруг.

Как от огня, в чащобе мглистой

Светло на сто шагов вокруг.

 

И непонятно темным елям,

Собравшимся еще тесней:

Что с ней? Ведь вместе зеленели

Совсем недавно. Что же с ней?

 

И вот задумчивы, серьезны,

Как бы потупив в землю взгляд,

Над угасающей березой

Они в молчании стоят.

В. Солоухин

 

Чета белеющих берёз

Куда ни вёл бы путь неблизкий,

К какому б дальнему огню,

Я в сердце образ материнский,

Я образ Родины храню.

 

Храню светло и молчаливо

Её от трав до самых звёзд...

И на холме, средь жёлтой нивы

Чету белеющих берёз.

 

Лежит она в лесах и пашнях,

Меж океанов и морей.

Я провожаю день вчерашний

И новый день встречаю с ней.

 

Встречаю сердцем словно диво

И снег, и майский грохот гроз...

И на холме, средь жёлтой нивы

Чету белеющих берёз.

 

Её проезжие дороги,

Её большие города,

И слёзы мамы на пороге,

И тяжесть ратного труда.

 

В сыновьем сердце терпеливо

Я сквозь огонь жестокий нёс

И на холме средь жёлтой нивы

Чету белеющих берёз.

 

Нас разлучить ничто не может,

Уйду с земли — встречай, земля.

Пускай другой, на полке лёжа,

Глядит в российские поля,

 

Пускай увидит он счастливо

Родной простор под стук колёс...

И на холме средь жёлтой нивы

Чету белеющих берёз.

В. Солоухин

 

Северные березы

Хорошо вам, красивые, белые сестры,

Белоствольными рощами тихо стоять,

Не под северным ветром, как лезвие, острым,

Не от северных жгучих морозов стонать.

 

Хорошо вам, прямые и стройные станом,

И легко зеленеть, и легко золотеть.

Ваши кроны подобны зеленым фонтанам,

Словно женские волосы, каждая ветвь.

 

Ваши корни блаженствуют в мягком суглинке,

Под зеленым покровом цветущей травы.

Среди ржи вы красуетесь, как на картинке,

И бессмертных стихов удостоены вы.

 

Только как сохранить эти пышные ветви,

И стволов прямизну, и приветливый вид,

Если ветви стрижет обжигающий ветер,

Если корни скользят о холодный гранит.

 

Где роскошного летнего полдня сиянье

Или теплых и тихих ночей благодать?

Наша жизнь — это только противостоянье

И одна невеликая цель — устоять.

 

Валуны, плывуны, непогожее лето,

И зазимок опять, и мороз недалек.

И тепла, и добра, и вселенского света

Нам отпущен жестокий и скудный паек.

 

Просветленные дни, словно птицы — пролетом,

Промелькнули, — и нет, от зимы до зимы.

Мы суровой природы придавлены гнетом,

Где бы просто расти, извиваемся мы.

 

О стволах, как свечах, не мечтаем подавно,

О какой же метать прямизне и красе:

Все в буграх и узлах, в черных все бородавках,

Перекручены все, переверчены все.

 

Утешаться ли нам? Говорят, древесина,

Если мы попадем под пилу и топор,

Древесина у нас уникально красива,

За узором — узор, за узором — узор.

 

Тот оттенок ее, золотист или розов,

Полировки ее драгоценная гладь:

Вот во что отложились ветра и морозы,

Как страданья поэта ложатся в тетрадь.

 

Все, что было жестокостью, стойкостью, болью,

Золотыми словами сверкает с листа.

Утешаться ли нам, что суровая доля

По конечному счету и есть красота?

В. Солоухин

 

Березка

Её к земле сгибает ливень

Почти нагую, а она

Рванётся, глянет молчаливо, —

И дождь уймётся у окна.

 

И в непроглядный зимний вечер,

В победу веря наперёд,

Её буран берёт за плечи,

За руки белые берёт.

 

Но, тонкую, её ломая,

Из силы выбьются… Она,

Видать, характером прямая,

Кому-то третьему верна.

С. Щипачев

 

Береза

Может, есть деревья покрасивей.

Но она по-русски мне мила.

Сколько было всякого в России,

А береза все-таки бела.

 

Лошадь в нее брызгала грязищей,

Ветер на нее пылищу нес,

Обтирал лаптишки старый нищий

О тугие корни у берез.

 

А она — дождями обмывалась,

Сбрасывала с тела мутный след,

А она все белой оставалась,

Молодая — в тысячу-то лет.

 

Как ее ломали, мяли, гнули,

Разносили на домашний быт...

Чистою всегда была. Чистюлей

Не была и не хотела быть.

 

Из нее ль не делали рабыню,

Не секли в крутые времена?..

Черные-то меточки поныне

На себе хранит еще она.

 

Не ахти с какой судьбой счастливой, —

В пламени горевшая дотла,

Может, и похожая на иву,

Никогда плакучей не была.

 

Как в солдат, в нее стреляли тоже,

Рвал ее осколками снаряд...

Если говорят: мороз по коже! —

Это про березу говорят.

 

Хоть зимою всякие деревья

Вроде бы похожи на нее, —

У меня к ней главное доверье

За натуру чистую ее.

В. Туркин

 

Берёзы

Отъярились осенние грозы

И забрезжались в ясной дали,

Столь привычные взору, берёзы —

Златокрылые светы земли.

 

Замахали призывно ветвями,

Листвяным опереньем искрясь,

Прикровенно являя пред нами

Немирскую свою ипостась.

 

И, быть может, во дни увяданья,

Их нетленного вида страшась,

Просветлеет, стяжав покаянье,

Многогрешная чья-то душа.

А. Ребров

 

Береза

На холме она,

молодая,

в стороне от общего леса.

Пролетают стройными стаями

журавли, —

их песни отвесны,

ниспадают на юный клевер,

на березовую весну...

Ленинградский маленький север...

Еду, еду —

и поверну,

подойду к березе,

поглажу,

на губе листок подержу.

...Кто мне родину

так покажет,

как я сам ее разгляжу?

Г. Горбовский

 

Посмотрите на эту березу

Посмотрите на эту березу,

на ее безобразную позу.

Как стоит она лихо,

дурнушка!

Рядом с ней процветает избушка.

Точно хлебец румяный —

строенье.

А береза само неуменье

красоваться.

И шея кривая.

А на фоне того каравая

ей и вовсе, сопливой,

не место.

Но береза

бывает невестой.

Нет ей дела

до пышной халупы,

что пропахла гороховым супом,

что трещит от тепла и картошки...

Не береза, а радость

на ножке!

Г. Горбовский

 

Береза

На выезде с кремлевского двора,

За выступом надвратной башни Спасской,

Сорочьей черно-белою раскраской

Рябеет — вдруг— прогиб ее ствола.

 

Должно быть, здесь пробилась самосевом,

Прогнулась, отклоняясь от стены,

Угадывая, где тут юг, где север,

Высвобождая крону из тени...

 

Ее не видно по пути к царь-пушке

За краем притемненного угла.

Простецкая — точь-в-точь с лесной опушки,

С околицы забвенной деревушки.

С кладбищенского сельского бугра...

 

А выросла в столице ненароком,

Чтоб возле самой башни мировой

Ее курантов слушать мерный бой

И города державный рокот,

 

Вновь зеленеть, и вновь терять свой лист,

И красоваться в серебре морозном,

И на ветвях качать потомство птиц,

Что здесь кружились при Иване Грозном.

 

И вздрагивать во мгле сторожевой

От гибельного грохота и воя,

Когда полосовалось над Москвой

Огнями небо фронтовое.

 

И в кольцах лет вести немой отсчет

Всему, что пронесется, протечет

На выезде, где в памятные годы

Простые не ходили пешеходы,

 

Где только по звонку, блюдя черед,

Машины — вниз — на площадь, на народ,

Ныряли под ступенчатые своды

И снизу вырывались из ворот.

 

И стольких здесь она перевидала,

Встречая, провожая всякий раз,

Своих, чужих — каких там ни попало, —

И отразилась в стольких парах глаз,

По ней скользнувших мимолетным взглядом

В тот краткий миг, как проносились рядом...

 

Нет, не бесследны в мире наши дни,

Таящие надежду иль угрозу.

Случится быть в Кремле — поди взгляни

На эту неприметную березу.

 

Какая есть — тебе предстанет вся,

Запас диковин мало твой пополнит,

Но что-то вновь тебе напомнит,

Чего вовеки забывать нельзя...

А. Твардовский

 

Береза

Вот здесь, вдали от любопытных глаз,

Береза шелестела молодая.

Сюда весной я приходил не раз,

У той березы встречи ожидая.

 

И том стихов в обложке голубой

Носил с собою целые недели:

Его мы вместе начали с тобой,

Его вдвоем и дочитать хотели.

 

Я думал — ты придешь. Но дни за днями шли,

А ты прийти сюда не догадалась.

Теперь березы нет: срубили и сожгли.

И книжка недочитанной осталась.

М. Исаковский

 

Берёза

Берёзка в розоватой коже

Стоит, серёжками струясь.

А на берёзке — тёмный глаз

На око девичье похожий.

 

Однажды, перейдя межу,

Я шёл по молодому лугу,

Но увидал, но подхожу —

И мы глядим в глаза друг другу.

 

Она как будто вся горит,

Как бы испытывает душу

И… только что не говорит.

И — чёрт возьми! — Не знаю сам,

Но я подпал под обаянье

Простого дерева. Глазам

Берёзки этой изваянье

 

Предстало, точно древний рок.

Так женственно сияло тело,

Так горестно она глядела,

И был в зрачке такой упрёк,

 

Что я смутился и пойти

Решил не лугом, а деревней,

Как будто встретился в пути

С заворожённою царевной.

И. Сельвинский

 

Берёза

Я поклонюсь берёзе белой —

Спрошу родную, как дела?..

Ты так зимой заиндевела,

Что даже в май не отошла!

 

Бывало, зоренькою росной

Я пастушком за рощей дрог.

Дышал на изморозь берёзы

И отогреть ничуть не мог...

 

Лупили грозы, гнули вьюги,

Досталось всякого-всего.

Крылом одним летишь над лугом,

Другим —

У сердца моего!..

В. Михалёв

 

Березка

Там — дубки стеной поднялись,

Там вон — кленов строгий ряд.

А она в сторонке малость —

Будто вышла поиграть.

 

Косоплечий дождь, растаяв

В безграничном майском дне,

Диво-радугу поставит

Не иначе как над ней.

 

И уходит, путь направив

Через рощи, через дол,

Выжимать её заставив

Веток вымокший подол

В. Михалёв

 

Береза

Я полюбил тебя в янтарный день,

Когда, лазурью светозарной

Рожденная, сочилась лень

Из каждой ветки благодарной.

 

Белело тело, белое, как хмель

Кипучих волн озерных.

Тянул, смеясь, веселый Лель

Лучи волосьев черных.

 

И сам Ярила пышно увенчал

Концы волос зеленой кроной

И, заплетая, разметал

В цвету лазурном цвет зеленый.

С. Городецкий

 

Берёза

Береза, береза, лет двести шумела,

А время настало, и ты постарела.

Береза, такой тебя вижу впервые

Засохшие ветви, как космы седые.

 

Шуршат пожелтевшие листья в тревоге,

И ты, как старушка, стоишь у дороги.

Стоишь ты сутуло на перекрестке,

Кругом поднимаются дочки— березки.

 

Набросив на плечи зеленые шали,

Девчушки расходятся в дальние дали.

Бегут врассыпную, шагают рядами,

Ведут о тебе разговоры с ветрами.

 

Береза, береза, стареешь, тоскуя.

Но я не покину тебя и такую.

Весной, как и прежде, к тебе устремляюсь —

Так вешней порой возвращается аист,

Заботясь о детях, гнездо обновляя

Береза, береза, навеки родная...

П. Бровка (перевод Я. Хелемский)

 

Берёзка

Среди еловой тьмы

Пунктирный ствол берёзки.

И различаем мы

Набухшие желёзки.

 

Поёт весенний сок.

Волнуется берёзка.

Такое в нужный срок

Бывает у подростка.

 

С ней рядом ёлки те

Густеют в буераке.

Она в их черноте —

Как молния во мраке.

К. Ваншенкин

 

Берёза

Он промазал, охотник. Он выругался.

Гильзу тёплую в снег отшвырнул.

А по веткам разбуженным двигался,

колыхая сосульки, гул.

 

И берёза с корою простреленной,

расколдованное дитя,

вся покачивалась, вся посверкивала,

вся потягивалась, хрустя.

 

И мерцала томленьем невысказанным,

будто он, прикоснувшись ко лбу,

разбудил поцелуем — не выстрелом,

как царевну в хрустальном гробу.

 

И охотник от чуда возникшего

даже вымолвить слова не мог:

от дробинок его, в ствол вонзившихся,

брызнул, брызнул берёзовый сок!

 

И припал он, забыв об измотанности,

пересохшей от жажды душой,

словно к собственной давешней молодости,

к бьющей молодости чужой.

 

И берёза не ведала, может быть,

не жалея ему ничего,

что теряет она свою молодость

с каждой каплей, входящей в него.

 

Струйки били, сладящие, терпкие.

И, сражая его наповал,

мир дарующий булькал, как тетерев,

тот, в которого он не попал.

 

Зубы так и ломило от холода,

и у ног задремало ружьё…

Так поила берёза охотника,

позабыв, что он ранил её.

Е. Евтушенко

 

* * *

Пастух кору надрезал у березы.

Склоняясь, тянет сладковатый сок.

За каплей капля падает в песок,

Березы кровь прозрачная, как слезы.

 

А над землей — дыхание весны,

И все деревья с корня до листочков,

Едва раскрывшихся, напоены

Железной силой, рвущей створки почек.

 

Так ясен день! Так небосвод глубок!

Так журавли курлычут, пролетая!

И в этот миг березе невдомек,

Что, может быть, смертельна рана злая,

 

Что, может быть, от муки холодея,

Она увянет к будущей весне:

Иссохнет ствол, и ветви онемеют,

И помертвеют корни в глубине.

 

Но этот черный день еще далек,

И долго будет кровь еще струиться,

Над нею станут бабочки кружиться

И пчелы пить густой пахучий сок.

 

Покуда ж все, как прежде: зеленеет

Наряд ветвей, и зелень так свежа!

И пьет пастух. И на коре желтеет

Глубокий след пастушьего ножа.

Н. Браун

 

* * *

Нет проку, милый, от того,

Что льёшь в восторге бурном слёзы:

«Не знаю краше ничего,

Чем наши русские берёзы!»

 

Пускай они тебя полюбят

За то, что в схватке уберёг

От тех, кто, добывая сок,

Их по живому телу рубит...

А. Марков

 

Плач берёз

Рубят-рубят по рощам берёзы,

И кладут, и кладут в штабеля.

У берёз выступают слёзы —

Плачет, плачет родная земля.

 

Болью в сердце сознание это:

Губят-губят живую красу...

На берёзку убавилось света,

Стало тише на песню в лесу.

Н. Денисов

 

Дар берёз

Да, сладок берёзовый сок! —

Но горько в надрубах страдать им...

И кто же ещё так же смог

За боль воздавать благодатью?..

Н. Денисов

 

* * *

Обрубили берёзке руки —

Сок струится по коже белой.

Молодая, она от муки

Преждевременно поседела.

 

Боль-кручина ей сердце гложет,

Стали кудри её багряны.

Кто поймёт её, кто поможет

Залечить ей лихие раны?

 

Лишь хохочет над нею ветер,

Да разносят сплетни сороки...

О, как трудно прожить на свете

Беззащитной и одинокой.

Н. Денисов

 

Береза

Звенел топор, потом пила.

Потом — последнее усилье.

Береза медленно пошла,

Нас осыпая снежной пылью.

 

Спилили дерево не зря, —

Над полотном, у края леса,

Тугие ветры декабря

Могли свалить его на рельсы.

 

Его спилили поутру,

Оно за насыпью лежало

И тихо-тихо на ветру,

Звеня сосульками, дрожало…

 

Зиме сто лет еще мести,

Гудеть в тайге, ломая сосны,

А нам сто раз еще пройти

Участок свой

По шпалам мерзлым.

 

И, как глухой сибирский лес,

Как дальний окрик паровоза,

Нам стал привычен темный срез —

Большая мертвая береза.

 

Пришла весна.

И, после вьюг,

С ремонтом проходя в апреле,

Мы все остановились вдруг,

Глазам испуганно не веря:

 

Береза старая жила,

Упрямо почки распускались.

На ветках мертвого ствола

Сережки желтые качались!..

 

Нам кто-то после объяснил,

Что бродит сок в древесной тверди,

Что иногда хватает сил

Ожить цветами

После смерти…

 

Еще синел в низинах лед

И ныли пальцы от мороза,

А мы смотрели,

Как цветет

Давно погибшая береза.

А. Жигулин

 

Баллада о старой берёзе

Пилили старую берёзу

на Благовещенье, в апреле:

мол, накреняется опасно

и по стволу бежит разлом.

О том высокое решенье

всей жилкомхозовской артелью

скрепили подписью-печатью

за полированным столом.

 

И ствол опутали цепями,

потом подвесили на крючьях,

и автокран, гудя натужно,

стрелу нацелил в облака,

и мерзко завизжали пилы,

зубастые, с повадкой сучьей,

и груды розовых опилок

легли безвольно по бокам.

 

А пень не знал, что он — обрубок,

что он лишён ветвей и листьев,

он всё качал из почвы воду

неделю, две и даже три.

А мимо проходили люди,

несли сочувствие на лицах,

и внучка теребила бабку:

«Берёзка плачет, посмотри!»

 

И вскоре пень в потёках сока

похож стал на свечной огарок,

что еле светит, еле греет,

что тлеет из последних сил,

и лужа животворной влаги

прельстила голубей и галок

и стала местом водопоя

и радости для малых сих.

 

Сверкают радужные капли,

гудят берёзовые жилы,

и плачет пень, о чём не знает,

и смертью попирает смерть,

пьяны от ярой браги птицы,

и корни в недрах полуживы,

и жарит годовые кольца

светила огненная медь.

С. Смирнов

 

Как умирала береза

Она, как женщина лежала —

И не девчонка, и не мать, —

И красоту свою держала,

И не желала отпускать.

 

Она, как женщина, лежала

в зеленой кофте вырезной

И всех прохожих поражала

Немертвенною белизной.

 

Потом, с каким-то скрытым горем,

Отчаясь что-нибудь понять,

Она затихла вдруг на взгорье.

И молча стала умирать.

 

Я к ней пришел сюда под вечер.

Она была уже не той...

Она свои нагие плечи

Прикрыла кроной золотой.

 

Увял шатер ее зеленый.

А было ей немного лет.

И лишь на ветке отдаленной

Не гас зеленой жизни свет.

В. Кулемин

 

Белая берёза — русская земля

Белая берёза, милая сестра.

Ты расти, не бойся злого топора.

Белая берёза — птицы по ветвям,

Я тебя в обиду никому не дам.

 

Белая берёза, дует ветерок,

Он к тебе заглянет в синий вечерок.

Белая берёза, он к тебе с высот

Из-за синя-моря песню принесет.

 

Белая берёза, мой поклон тебе,

Ты — в судьбе России и в моей судьбе.

Белая берёза — русская земля,

И печаль, и радость, и любовь моя.

П. Кудрявцев

 

* * *

Смотрите, в прутике неброском,

Растущем на краю села,

Уже видны черты берёзки,

Её ветвей, её ствола.

 

Как в хрупкой девочке-подростке

Сокрыта женская краса...

Под ливнями, на перекрёстке

Такие зреют чудеса!

В. Макаров

 

Вершинный шум берёз

Добра и широка

Душа моей России

И, видя ясный свет

Прекрасного лица,

Немало пышных слов

О ней произносили,

Божились дружбой с ней

До самого конца.

 

Да вот беда — божба

Подчас была притворной

И клятвы вместе быть

Давались не всерьёз,

О чём предупреждал

Могучих, непокорных,

Простых сынов её

Вершинный шум берёз.

 

Знал этот древний шум

Нашествие Батыя,

Ливонскую «свинью»,

Французов мерный строй, —

Да разве всех сочтёшь

Врагов твоих, Россия,

Что смерть тебе несли

В веках любой порой!

 

И шум не утихал,

Звучал с тревожной силой

Во всех краях Руси,

На всём её пути,

Казалось им, берёзам —

Дочерям России,

Что дружный шум беду

Поможет отвести.

 

И нынче слышен он,

Волшебный шум древесный,

Хоть в инее стволы,

Хоть зелена листва,

И чем-то он сродни

Молитве неизвестной

Да потеряли мы

Священные слова…

 

Спасите отчий край

От дикой распродажи,

Храните кров родной

От дьявольских угроз,

Чтобы всегда шумел

Над головою вашей

Вершинный шум берёз —

Бессмертный шум берёз!

В. Макаров

 

* * *

Стоит на пригорье, раскинувши косы,

Встречая рассвет в туманах и росах,

И ей не страшны злые бури и грозы,

То символ России — родная берёза.

 

Как русская женщина, всюду поспеет,

Весной напоит, зимой обогреет,

И всюду, где можно, использует вмиг

Берёзу сноровистый русский мужик.

В. Иванов

 

* * *

Неужели меня

От дождя не укроет береза,

Та береза,

Которую я укрывал от мороза

Старым дедовским ватником,

Старым своим одеялом,

Чтоб она выживала

И вновь по весне оживала.

Укрывал и не знал,

Что она не боится мороза…

Неужели меня

От дождя не укроет береза?

В. Фирсов

 

Стихи о березовой роще

Не идолы славы и мощи,

Не цезарский пышный чертог —-

Пусть снится мне белая роща,

А с ней голубой хуторок.

 

Той рощи давно уже нету,

Тот хутор навек позабыт.

Но столько блаженного свету

Мне память опять подарит!

 

У нас деревенька стояла

Всего лишь за вёрсту от них.

И вся эта роща сияла

Напротив окошек моих.

 

Сияла листвой многосенной,

Сияла стволами берез.

И я этот свет несравненный

Сквозь долгие годы пронес.

 

От жизни беспутной и дикой

Не раз он меня исцелял

И детскою той земляникой,

И зеленью тех опахал.

 

Доселе мне снится дорога

Под сенью березовых глав.

И веянье Господа Бога

Дороже мне всяческих слав.

 

Привет, межевая канава —-

Святейшего храма порог!

И вдруг среди кущ, как застава,

Звучал хуторской флюгерок.

 

И снится мне белая гречка,

Играющий пчелами сад,

И то голубое крылечко,

И тот голубой палисад.

 

И ласковый свет новолунья

Доселе струится в меня —-

И ты, хуторская певунья,

Красивая тетка моя!..

 

Изыди же, злой искуситель,

И всю свою смрадь уноси!

Поскольку не спит Искупитель,

Живущий у нас на Руси.

 

Промчатся года лихолетий,

Развеется пепел и дым,

И снова мы выйдем, как дети,

К березовым рощам своим.

 

И снова проляжет дорога

В тот белый сияющий храм.

И веянье Господа Бога

Промчится по всем клеверам...

 

Не идолы славы и мощи,

Не цезарский пышный чертог —-

Пусть снится мне белая роща,

А с ней голубой хуторок.

Н. Тряпкин

 

Березовая роща

Осыпаются листья, в которых

затаился и жил для меня

еле слышный, немолкнущий шорох

отгремевшего майского дня.

 

Эти самые листья весною,

недоверчивым, вкрадчивым днем,

содрогнуло короткой волною,

опалило внезапным огнем.

 

И раскаты горячего грома

задержались в прохладной листве…

Я с тех пор в этой роще, как дома,

мы в глубоком и крепком родстве.

 

Я дымком неосевшим дышала,

прислоняясь к душистым стволам,

и она мне ни в чем не мешала,

все делила со мной пополам.

 

Утешала меня, как умела,

птичьи споры со мною вела,

умудренно и мерно шумела,

зеленела, ветвилась, росла.

 

Угощала меня земляникой,

приводила мне в ноги ручей…

И от этой заботы великой

я сдалась и поверила ей.

 

Был так верен и так бескорыстен

наш немой безусловный союз…

 

Осыпаются тихие листья.

Молкнет роща, а я остаюсь.

Сокрушительным ветром подуло.

Гром умолк и развеялся дым.

 

Что ж ты, роща, меня обманула?

Грош цена утешеньям твоим!

Раздаются упреки глухие

наступлению осени в лад…

 

Осыпаются листья сухие,

но стволы нерушимо стоят.

И шумит непреклонно и грозно

их прямая и голая суть:

 

Невозвратно, напрасно и поздно!

Молодую листву позабудь.

Укрываться от правды — пустое!

Будь ясна, как осенняя тишь,

 

и решай, облетишь ли с листвою

или твердо, как мы, устоишь.

Нам лукавый обман ненавистен,

утешенья ничтожно малы…

 

Облетают последние листья,

но стоят нерушимо стволы.

М. Алигер

 

Берёзовая роща

Белее снега чистого

И месяца лучистого,

Как в белых платьях девицы,

Берёзы стали в круг.

 

Их ветви — руки тонкие,

Как будто струны звонкие.

Лишь ветер к ним притронется —

И всё поёт вокруг.

 

При ясном свете месяца

Вся роща точно светится.

И реже сумрак вечера,

Светлее ночи тень.

 

И лес могучий, кряжистый

Глядит на рощу радостно:

Всегда теперь с ним рядышком

Сияет светлый день.

Г. Ходырев

 

* * *

Берёзовая роща…

Тих и бел

Твой светлый мир

Спокойствия и ласки…

Я, путник,

Что в дороге поседел,

Стою, молчу и жду

Чудесной сказки.

 

Берёзовая роща,

Белый храм,

Где каждая берёзонька —

Колонна…

И солнышко уходит,

Как с амвона,

Багряное,

К неведомым богам…

А. Молчанов

 

Березовые зори

Небеса набухают грозами,

Что несутся издалека.

Над Узолою, над березами

Распускаются облака.

 

Ветерки пронесутся беглые,

В звонкой роще найдут приют.

Там березы — свирели белые —

Тихой музыки молча ждут.

 

За работами и заботами

Мы забыли про белый свет,

А березы, как свитки с нотами,

Ожидают от нас ответ.

 

Счастье нового возвращения,

Все пустое уходит в тень.

От свеченья берез священного

Возгорается новый день.

А. Фигарев

 

* * *

Где-то есть посаженные мной,

Светлые, как ландыши, березы.

Дай им бог здоровья! В жар и зной

Пусть кропят их утренние росы,

Освежает дождик проливной,

Проливные омывают грозы.

 

А они, наверно, поднялись,

Стали взрослыми, мои беляны,

Светлую печаль свою, свой лист

Опускают на свои поляны,

По лугам поемным пролились,

Разбрелись дремучие туманы.

 

И луна восходит, и луна

В озеро глубокое глядится,

Озирает пристально она

Всех утопших призрачные лица,

Освещает спину валуна,

Что над самой над водой круглится.

 

Молча выплывают из воды,

На берег выходят берегини,

Оставляют влажные следы

Озера глубокого богини,

Колдовские рвут они цветы

На моей просторной луговине.

 

Выжимают воду из волос,

На землю роняют эту воду,

Отдаленным громыханьем гроз

Полуночную бодрят погоду,

Неоглядным половодьем рос

Сонную окапливают одурь.

 

Веселят посаженные мной,

Светлые, как ландыши, березы.

Дай им бог здоровья! В жар и зной

Пусть кропят их утренние росы,

Освежает дождик проливной,

Проливные омывают грозы.

Ф. Сухов

 

* * *

Стоит береза в призрачном дыму,

Она в такую замирает стужу,

Накинув — будто простыню — зиму

На обнаженную живую душу.

Ф. Сухов

 

* * *

Ты видел факельное шествие

Берез осенних на Руси?

Они леса зажгли окрестные, —

Теперь попробуй погаси!

 

Они прошли сперва опушкою

И, рощу снизу подпалив,

Легко скользнули над верхушками

И скрылись в чаще сосен, ив.

 

А на ветвях огонь подпалины

То гас, то вспыхивал опять.

И озарялись им прогалины

И всё мрачней чернела падь.

 

Уже горят и клены шустрые,

И вековечные дубы.

Вот где-то звонко сучья хрустнули,

Вот корни встали на дыбы.

 

А ветер носит пламя клочьями,

Бросает в заводи осин,

Огнем кусты насквозь прострочены,

Прошита стынущая синь...

 

Горят березы над планетою,

Их опаленный лист звенит.

Над вечерами и рассветами

Октябрь плывет

Д. Смирнов

 

Зеленоглазки

Хорошие мои зеленоглазки,

Берёзки нашей песенной земли!

Я с детских лет привыкла к вашей ласке,

Как в рощу, в сердце вы ко мне вошли!

 

Когда брожу, усталая немного,

Задумчивой лесною стороной,

То чувствую себя не одиноко:

Вы рядышком, берёзоньки, со мной!

 

А если мчусь просторами России,

И ветер вдаль уносит облака,

Как верные сестрички дорогие,

Мне машете платочками всегда.

 

Куда бы я теперь ни уезжала,

И где бы ни встречала я рассвет,

Мне вас всегда, берёзки, не хватало.

Без вас ни жизни, ни России нет.

Д. Смирнов

 

* * *

Березка тянулась, как струйка табачного дыма,

Тянулась, струилась, а было вокруг нелюдимо,

И некому было заметить, как в час предвечерний

Седые волокна ветвились в голицынской черни.

 

Полоска, дымок, сизоватая струйка, дыханье,

Тебя увидал я, березка, один на прощанье.

Не деревце струйкой взбиралось мечтательно в гору —

Печаль моя так выражала себя в эту пору.

 

Струилась, тянулась, ветвилась невнятная дымка,

Дремотный намек, полусон, полуявь, невидимка.

Л. Озеров

 

* * *

Березы в сумерках синели.

Они так яростно светлы,

Так в полумраке пламенели

Их невесомые стволы.

 

Они, казалось, не вздымались

С земли, как близлежащий лес,

Они спокойно опускались,

Как соколы, с седых небес.

 

Они сквозь зелень голубели,

К себе приковывая взор,

Но, кажется, не мы глядели

На их мерцающий собор —

 

Они белками голубыми

Так широко раскрытых глаз

В плывущем сумеречном дыме

Смотрели пристально на нас.

Л. Озеров

 

Берёзам ода

Берёзоньки, я вас ли не люблю,

Златой ваш лист, целующий мне ноги?

Не я зажёг его, не я спалю,

Всегдашний путник на большой дороге.

 

Рождённый и захваченный землёй,

Её крутой неодолимой властью,

Обласканный слепой волчицей — мглой, —

Тревога безучастному ненастью.

 

Я ль против листьев — ваших сыновей, —

Моей братвы, сгорающей и ясной?

Идущему любить ли ветровей,

К зиме самодержавный, да напрасный?

 

Не я по листьям, нет, — октябрь прошёл,

Безжалостный судья — природы шутка,

Одетый в вашу кровь — в багряный шёлк,

Целующий вас красочно и жутко!

 

А я как вздох: всего-то лист златой,

Захваченный предзимней непогодой,

Настигнутый холодною пятой,

Склоняюсь к вам, берёзы, с тихой одой.

И. Григорьев

 

За листопадом

Берёзы, дымя, побурели,

Споткнулись о ржавую медь.

Кого они только не грели,

И стало им нечем гореть.

 

Ни песен, ни жар-полушалка —

Лишь осени стылое дно.

И стало им лета не жалко.

И стало им всё — всё равно.

 

Зияют в чащобах напасти,

Дрожат, ознобя пустыри...

Не рвись, мое сердце, на части —

С разлукой меня не мири.

И. Григорьев

 

Береза

За бродом, за переправою

Береза цветет над речками:

Не только листва кудрявая,

Но даже кора — колечками

Золотыми...

А лист у нее смеющийся,

А смех у листа заливистый,

А ствол — маслянисто льющийся,

А то — в поясах, прерывистый,

В перебоях...

Еще и волной разорвано

(Подобно письму зазорному)

Ее отраженье влажное;

И сыплет флажки бумажные,

То краткие, то протяжные,

Вдоль теченья...

И мнится: не наверстается,

Сойдет, быстриной невзлюбленный,

Но в тихой воде срастается,

Подобно змее разрубленной,

Ствол дрожащий...

Я знаю, что есть у омута

Черемуховая комната,

Где, вычерченная начисто,

Боящаяся вторжения,

Так робко береза прячется,

Что в списке лесов не значится!

Но выдало отражение,

О береза,

Тебя среди ив... (А где ж еще

Могло быть твое убежище?)

Кувшинкою ядовитою,

Как музыкою, обманута,

Рукой Водяного скрытою

За косу к воде притянута, —

Ты не здесь ли

В настойчивое течение,

Как будто в дурное чтение,

Запретное, погружаешься;

Бледнея, теряя зрение,

Никнешь, гаснешь...

И вдруг, заскользив

Сиреневыми

Склонами, — выпрямляешься,

И — в панцире исцеления,

К трясине полна презрения,

На дальнем холме являешься,

Как святая!

Как притча многовековая,

Как присказка, вечно новая,

Как вечно звучать готовая

Блуждающая пословица, —

Она и в лице изменится,

А все — никуда не денется:

Исчезнет — и восстановится

По наброскам,

По черновикам заброшенным,

В карманах пространства сношенным,

Истертым рукой забвения

И сомнений, —

Как светлая Ночь Иванова,

Она возродится заново;

Воспрянет, как слово гения,

В блеске новом...

Н. Матвеева

 

Родина лесов

К русским людям —

к нам взывает снова

«Белая берёза» Бубеннова;

Неужели мы её сдадим

Пришлой и оседлой силе вражьей?!

Был хорош её изгиб лебяжий

И мороза в ней алмазный дым...

 

Не сдадим? Да уж как будто сдали?

Стóит гимна и медали

Кто ещё не предал на корню,

Не отгородил для олигархий, —

Кто не сдал берёзу — волей гарпий —

Тёмной силе, Бледному коню!

 

«Не сдадим»? Уже сдана во многом.

И числа, и счёта нет предлогам!

Под предлогом въевшегося в ель

Короеда (сами — короеды!)

Над берёзой крепнет свист победы

Топора, всевластного досель.

 

Ропщет люд. (Сей ропот — клад жемчужный!

Только — чтó ж он может, безоружный?)

А хититель не смыкает вежд;

Для компаний, для «Отца и сына

Домби» — древесина... Древесина...

Что ни взмах — то Швабрину коттедж!

И у сосен вырубщики те ж;

 

Хвойную с тайги сдирают шкуру,

Лес в Китай сплавляют по Амуру...

Казнь каштанов... Ивовый погром...

Светопреставления такого

Не опишешь ни пером Лескова,

Ни жар-птицы огненным пером!

 

На Коньке на Горбунке, бывало,

Не обскачешь лиственного вала —

Не достанет никаких часов...

Ты цвела — в лесах до поднебесья...

Неужели ты идёшь в безлесье,

Родина лесов?!

 

Не одни берёзы под прицелом;

Падают — титанов войском целым

Ясень, кедр, дубы — из края в край...

Что поджог не взял — возьмёт порубка.

Вся страна — продажа да покупка!

Здравствуй, сволочь!

Родина, прощай.

Н. Матвеева

 

Березка

Мне с березкой в гуще сосен

Повстречаться довелось:

Разодела шелком осень —

Так и светится насквозь.

 

Я стою с хорошей рядом.

Загляделся. Вот чудак!

Мне давно уйти бы надо,

— Не уходится никак!

 

Я шепчу: «Светловолоска!» —

Листья нежно теребя.

Не могу уйти: березка

Так похожа на тебя!..

И. Виноградов

 

Берёзы

Загадочные, словно чудо,

Поднявшись на уступы скал,

Берёзы белые, откуда

Занесены вы на Урал?

 

Нет, вы не из чужих пределов

Под небо нашей стороны

Толпой кочевниц белотелых

Самой судьбой занесены.

 

Вот здесь, где белыми плечами

Играть привыкла Агидель,

Впрямь солнце вешними лучами

Качало вашу колыбель.

 

В одном краю я с вами вырос,

Пил ту же воду, что и вы.

И мил всегда узорный вырез

Мне вашей женственной листвы.

 

Я связан с вами долей кровной,

На вас задумчиво гляжу

И нашей общей родословной

Все ощутимей дорожу.

 

Душевна отчая природа,

И кажется мне, оттого,

Что с вами племени и рода

Я в этом мире одного.

 

Вот предо мною вы стоите

Над тихим берегом реки

И по-башкирски говорите,

Надев зеленые платки.

 

Берёзы, белые берёзы,

И вы живете по-людски.

Мне ваши вздохи, ваши слезы

И ваши радости близки.

 

Вы трепетны и белокожи

И так пленительно стройны,

Что вправду на невест похожи

Башкирской нашей стороны.

 

Сравнил бы с ними вас, но это

Не вправе сделать я, коль вы

В сквозных платках того же цвета

Стоите около Москвы.

 

На польских шепчетесь просторах,

Лесам и рощицам верны.

И в Кольских голубых озерах,

Как в зеркалах, отражены.

 

Порой белы, порой белесы,

Над полем, шляхом иль рекой,

Великодушные берёзы,

Какой вы нации? Какой?

 

Да никакой.

Ведь вы — деревья

И радовать должны сердца

Тем, что чужды высокомерья

И не меняете лица.

Назар Наджми (Перевод Я. Козловского)

 

Легенда о берёзе

Есть легенда в Сибири

с незапамятных лет,

Есть преданье

о русской берёзоньке вечной:

Будто шла она всюду

за русскими вслед

Иль спешила вперед,

как гонец и разведчик.

 

Там, где кедры темнели

и саранки цвели,

Среди дебрей шумящих,

возле рек безымянных,

Появлялась берёза

из дремучей земли,

К суеверному ужасу

старых шаманов!

 

Среди кедров угрюмых,

между темных ветвей

Появлялась берёза,

будто солнечный лучик,

И в тайге становилось

и теплей, и светлей,

И шептали шаманы:

значит, близятся люча1.

 

Но глядел с любопытством

охотник-бурят

На нее,

что несла столько ласки и света:

«Может, русский не враг,

а товарищ и брат,

Если добрый такой же,

как и дерево это».

 

С тех приокских полей,

с тех приволжских полян,

С берегов,

где ютились крепостные селенья,

Появлялась берёза

на отрогах Саян,