среда, 19 мая 2021 г.

Азбука нравственности в стихах. Хандра

 

Хандра́ — плохое, мрачное, тоскливое настроение, безысходная, томительная скука. Состояние мрачной подавленности духа, томительного безразличия, вялости, плохого настроения.

 

* * *

Пришла ко мне гостья лихая,

Как дождь, зарядивший с утра.

Спросил её: — Кто ты такая?

Она отвечает: — Хандра.

 

— Послушай, в тебя я не верю.

— Ты Пушкина плохо читал.

— Ты веком ошиблась и дверью.

Я, видимо, просто устал.

 

— Все так говорят, что устали,

Пока привыкают ко мне.

Я вместо любви и печали,

Как дождь, зарядивший в окне.

 

О, хмурое, злое соседство...

Уеду, усну, увильну...

Ведь есть же какое-то средство.

Она отвечает: — Ну-ну!

А. Кушнер

 

Хандра (Песня)

Сердца томная забота,

Безымянная печаль!

Я невольно жду чего-то,

Мне чего-то смутно жаль.

 

Не хочу и не умею

Я развлечь свою хандру:

Я хандру свою лелею,

Как любви своей сестру.

 

Ей предавшись с сладострастьем,

Благодарно помню я,

Что сироткой под ненастьем

Разрослась любовь моя;

 

Дочь туманного созвездья,

Красных дней и ей не знать,

Ни сочувствий, ни возмездья

Бесталанной не видать.

 

Дети тайны и смиренья,

Гости сердца моего

Остаются без призренья

И не просят ничего.

 

Жертвы милого недуга,

Им знакомого давно,

Берегут они друг друга

И горюют заодно.

 

Их никто не приголубит,

Их ничто не исцелит...

Поглядишь: хандра всё любит,

А любовь всегда хандрит.

П. Вяземский

 

Хандра

Бывают дни, когда душа пуста:

Ни мыслей нет, ни чувств, молчат уста,

Равно печаль и радости постылы,

И в теле лень, и двигаться нет силы.

 

Напрасно ищешь, чем бы ум занять,

Противно видеть, слышать, понимать,

И только бесконечно давит скука,

И кажется, что жить — такая мука!

 

Куда бежать? чем облегчить бы грудь?

Вот ночи ждёшь — в постель! скорей заснуть!

И хорошо, что стало всё беззвучно...

А сон нейдёт, а тьма томит докучно!

Н. Огарёв

 

Хандра

1

Когда на серый, мутный небосклон

Осенний ветер нагоняет тучи

И крупный дождь в стекло моих окон

Стучится глухо, в поле вихрь летучий

Гоняет желтый лист и разложен

Передо мной в камине огнь трескучий, —

Тогда я сам осенняя пора:

Меня томит несносная хандра.

2

Мне хочется идти таскаться в дождь;

Пусть шляпу вихрь покружит в чистом поле.

Сорвал… унес… и кружит. Ну так что ж?

Ведь голова осталась. — Поневоле

О голове прикованной вздохнешь, —

Не царь она, а узник — и не боле!

И думаешь: где взять разрыв-травы,

Чтоб с плеч свалить обузу головы?

3

Горят дрова в камине предо мной,

Кругом зола горячая сереет.

Светло — а холодно! Дай, обернусь спиной

И сяду ближе. Но халат чадеет.

Ну вот точь-в-точь искусств огонь святой:

Ты ближе — жжет, отдвинешься — не греет!

Эх, мудрецы! когда б мне кто помог

И сделал так, чтобы огонь не жег!

4

Один, один! Ну, право, сущий ад!

Хотя бы черт явился мне в камине:

В нем много есть поэзии. Вот клад

Вы для меня в несносном карантине!..

Нет, съезжу к ней!.. Да нынче маскерад,

И некогда со мной болтать Алине.

Нет, лучше с чертом наболтаюсь я:

Он слез не знает — скучного дождя!

5

Не еду в город. «Смесь одежд и лиц»

Так бестолкова! Лучше у камина

Засну, и черт мне тучу небылиц

Представит. Пусть прекрасная Алина

Прекрасна. — Завтра поздней стаей птиц

Потянется по небу паутина,

И буду вновь глядеть на небеса:

Эх, тяжело! хоть бы одна слеза!

А. Фет

 

Хандра

На старый он диван ничком

Ложился, протянувши ноги,

И говорил, дыша с трудом,

Такие монологи:

 

«Какая жизнь! о, Боже мой!

Какие страшные пигмеи!

Добро б глупцы, добро б злодеи

Неотразимою враждой

Меня терзали!.. Нет! с глупцами

Я б тратить слов не стал; с врагами

Я б вышел на открытый бой.

 

Кто бескорыстно правде служит,

Кто за себя стоит — не тужит!

Но как бороться с пустотой

Полуслепой, полуглухой,

Которая мутит и кружит?

 

Бороться рад бы, — силы нет…

Под бременем бесплодных лет

Изныл мой дух, увяла радость,

И весь я стал ни то, ни се…

И жизнь подчас такая гадость,

Что не глядел бы на нее!

 

Я только вздор один предвижу,

Какая-то галиматья

Выходит из того, что я

Вседневно слышу, или вижу!

 

Не только некого любить,

Мне даже некого сердить,

Мне даже глупо ненавидеть.

Я точно — личность без лица.

Такого даже нет глупца,

Кто б захотел меня обидеть!

 

Я вечно ною от заноз,

А разом вспыхнуть не умею;

Когда я плачу — стыдно слез,

Когда смеюсь — за смех краснею…

Какая жизнь! какой хаос!».

Я. Полонский

 

Хандра с проблесками

1

Пью по ночам хлорал запоем,

Привыкший к яду Митридат,

Чтоб усладить себя покоем

И сном, хоть взятым напрокат.

 

Мне в тягость жить; хочу забыться,

Хочу не знать, что я живу,

Хочу от жизни отрешиться

И от всего, что наяву.

 

Ничтожества сон непробудный!

Затишье по тревожном дне!

Возмездьем будь за подвиг трудный,

За жизнь, столь тягостную мне.

 

2

И жизнь, и жизни все явленья

Мне чудятся, как в смутном сне,

Болезненно все впечатленья

Перерождаются во мне.

 

Скучаю прежним я весельем,

Сержусь на то, что я любил:

Недуг каким-то горьким зельем

Мои все чувства отравил.

 

Во мне идет с ожесточеньем

Борьба враждебных двух начал:

Ум не скудеет размышленьем,

Но воли нет, но дух упал.

 

Разумным и пытливым взором

Я на борьбу свою гляжу,

И сам, как вчуже, я дозором

За нею пристально слежу.

 

Себя сознательным упреком

Я порицанью предаю,

Но суд не действует уроком

На немощь и тоску мою.

 

В моем сознанье проку мало:

В нем бодрых сил не почерпнуть;

Оно лишь новое мне жало

И так в уязвленную грудь.

 

Своих страданий раб послушный,

Не спорю с ними, не борюсь:

Нет, я, как воин малодушный,

Без боя в плен им отдаюсь.

 

3

Чувств одичалых и суровых

Гнездилище душа моя:

Я ненавижу всех здоровых,

Счастливцев ненавижу я.

 

В них узнаю свои утраты:

М мне сдается, что они —

Мои лихие супостаты

И разорители мои,

 

Что под враждебным мне условьем,

С лицом насмешливым и злым,

Они живут моим здоровьем

И счастьем, некогда моим.

 

4

Загадка

Меня за книгу засадили,

С трудом читается она:

В ней смесь и вымысла, и были,

Плох вымысел, и быль скучна.

 

Как много в книге опечаток!

Как много непонятных мест!

Сил и охоты недостаток

Читать ее в один присест.

 

Пред догорающей лампадой

И в ожиданье темноты

Читаю с грустью и досадой

Ее последние листы.

 

Всё это опыт, уверяют,

Терпенья надобно иметь,

И в ободренье обещают,

Что будет продолженье впредь.

 

Благодарю! С меня довольно!

Так надоел мне первый том,

Что мне зараней думать больно,

Что вновь засяду на втором.

 

5

Я — прозябаемого царства:

Мне нужны воздух, солнце, тень,

На жизнь и все ее мытарства

Работать мне тоска и лень.

 

В юдоли сей трудов и плача

Заботы, жертвы и борьба —

Головоломная задача,

А голова моя слаба.

 

Скажу со скорбью и упреком:

Не приспособлен я к борьбе

И сотворен я человеком

Назло природе и себе.

 

Нет, я растительного царства,

Питаюсь теплым блеском дня;

А жизнь и все ее мытарства

Непроходимы для меня.

 

6

Цветок

Зачем не увядаем мы,

Когда час смерти наступает,

Как с приближением зимы

Цветок спокойно умирает?

 

К нему природы благ закон,

Ему природа — мать родная:

Еще благоухает он,

Еще красив и увядая.

 

Его иссохшие листки

Еще хранят свой запах нежный,

Он дар нам памятной руки

В день слез разлуки безнадежной.

 

Его мы свято бережем

В заветной книге дум сердечных,

Как весть, как песню о былом,

О днях, так грустно скоротечных.

 

Для нас он памятник живой,

Хотя он жизнью уж не дышит,

Не вспрыснут утренней росой

И в полночь соловья не слышит.

 

Как с другом, с ним мы говорим

О прошлом, нам родном и общем,

И молча вместе с ним грустим

О счастье, уж давно усопшем.

 

Цветку не тяжек смертный час:

Сегодня нас он блеском манит,

А завтра нам в последний раз

Он улыбнется и завянет.

 

А нас и корчит, и томит

Болезнь пред роковой могилой,

Нам диким пугалом грозит

Успенья гений белокрылый.

 

Мертвящий холод в грудь проник,

Жизнь одичала в мутном взоре,

Обезображен светлый лик,

Друзьям и ближним в страх и горе.

 

А там нас в тесный гроб кладут,

Опустят в мраки подземелья

И сытной пищей предадут

Червям на праздник новоселья.

 

В предсмертных муках и в борьбе,

Неумолимой, беспощадной,

Как позавидую тебе,

Цветок мой милый, ненаглядный!

 

Будь ласковой рукой храним,

Загробным будь моим преданьем,

И в память мне друзьям моим

Еще повей благоуханьем.

 

7

Что выехал в Ростов.

Дмитриев

 

«Такой-то умер». Что ж? Он жил да был и умер.

Да, умер! Вот и всё. Всем жребий нам таков.

Из книги бытия один был вырван нумер.

И в книгу внесено, что «выехал в Ростов».

 

Мы все попутчики в Ростов. Один поране,

Другой так попоздней, но всем ночлег один:

Есть подорожная у каждого в кармане,

И похороны всем — последствие крестин.

 

А после? Вот вопрос. Как знать, зачем пришли мы?

Зачем уходим мы? На всем лежит покров,

И думают себе земные пилигримы:

А что-то скажет нам загадочный Ростов?

П. Вяземский

 

* * *

Недуг, которого причину

Давно бы отыскать пора,

Подобный английскому сплину,

Короче: русская хандра

Им овладела понемногу;

Он застрелиться, слава богу,

Попробовать не захотел,

Но к жизни вовсе охладел.

 

Как Child-Harold, угрюмый, томный

В гостиных появлялся он;

Ни сплетни света, ни бостон,

Ни милый взгляд, ни вздох нескромный,

Ничто не трогало его,

Не замечал он ничего.

А. Пушкин (Из «Евгения Онегина»)

 

* * *

И жить не хочется, и чувствовать невмочь,

и нету сил страстям и сожаленьям,

и даже ночь щемящим наслажденьем

меня, свою безрадостную дочь,

не воротит и не привяжет к жизни.

Вчерашний день, прощай, и ты прощай,

день завтрашний... И в чьей еще отчизне

так мягок выстрел в отворот плаща...

Н. Горбаневская

 

* * *

Есть дни: душа как будто в сон печальный,

Болезненно томясь, погружена;

Нет слез у ней о прошлой жизни дальной,

О будущем не думает она,

 

И нет забот тревоги настоящей,

И незаметно жизнь вокруг идет,

И всё равно, лазурью ли блестящей

Иль тучами одет небесный свод.

 

Все чувства спят... Как имя дать недугу?

А он тяжел!.. Болезнь, безумье, лень?

Когда мы ночь встречаем как подругу

И как врага прогнать стремимся день...

 

И сердце спит. Порой воспоминанье,

Боль новая — движенье даст ему;

И чувство есть, чтоб высказать страданье,

И слово есть, — и вдруг вопрос: к чему?

 

А если дух коварный песнопенья

Ту вырвет мысль и в слово облечет, —

Всё ж этих слов, опомнясь от забвенья,

Душа тогда своими не зовет.

 

Затем, что в ней есть луч небес высоких,

И гордость есть, и жалобы земной

Она не любит... Мутного потока

Не любит ключ с серебряной струей!

Н. Хвощинская

 

* * *

Хандра, она же — сплин, который — селезёнка

На греческом... Когда природа мрачновата,

Хандра всего нутра томительно и звонко

С утра ломала дух и плоть аристократа, —

И кто лечил хандру под клятвой Гиппократа,

Считал, что селезёнка виновата!..

 

Хандра и сплин, они — поэзии цитата,

Хандру и сплин преодолевшая крылато

На греческом, на русском, на латыни, —

Стихи прекрасны о хандре, а также сплине,

О селезёнке там ни слова нет в помине,

Она отсутствует, ни в чём не виновата!

 

У нас теперь похолодало, солнца мало,

Но мне хватает, а советов многовато:

Хандру советует лечить ума палата, —

Развлечься, бегать, чтоб хандра не донимала.

Хандра и сплин, они — поэзии цитата,

Хандру и сплин преодолевшая крылато!

Ю. Мориц

 

* * *

Как будто вытекла вся кровь,

глаз не открыть — набрякли веки...

Но звать не надо докторов —

усталость это в человеке.

 

А за окном трухлявый дождь...

И пугало на огороде

разводит руки... Не поймешь,

во мне ль так худо иль в природе.

 

Тоскуют на ветвях навзрыд

грачами брошенные гнезда...

Но слышен в небе птичий крик:

— Вернемся рано или поздно!

 

Хочу хандру преодолеть.

Надеюсь, что преодолею.

А ну-ка, смерть! Не сметь! Не сметь!

Не сметь садиться мне на шею.

Э. Рязанов

 

Хандра

И в сердце растрава,

И дождик с утра.

Откуда бы, право,

Такая хандра?

 

О дождик желанный,

Твой шорох — предлог

Душе бесталанной

Всплакнуть под шумок.

 

Откуда ж кручина

И сердца вдовство?

Хандра без причины

И ни от чего.

 

Хандра ниоткуда,

Но та и хандра,

Когда не от худа

И не от добра.

Поль Верлен (Перевод Б. Пастернака)

 

Хандра

Проклятая хандра! Опять гляжу в окно.

Густая сеть дождя все небо пронизала.

И копоть между крыш висит, как покрывало,

И тени вдоль домов, и луж полным-полно.

 

Мне думать лень, мой мозг бездействует давно.

Уставясь в темноту, лениво и устало

На вымокшем стекле рисую что попало.

Пойду-ка погулять! Куда? А, всё равно!

 

Ни новых книг. Ни лиц. Прохожие-тупицы.

Фиакры, холод, грязь да ливень проливной...

Темнеет. Фонари. И я плетусь домой.

Зеваю и жую, листаю книг страницы.

 

Все спят. И только мне не спится до утра.

И спать мне не дает проклятая хандра!

Ж. Лафорг

 

* * *

Ах, я мучусь в ожиданье

Слез любви и нежных мук

И боюсь, мое желанье

Не исполнилось бы вдруг.

 

Эта горькая отрада,

Эта сладкая хандра!

Вновь томится от разлада

Сердце, смолкшее вчера.

Генрих Гейне (Перевод В. Вебера)

 

* * *

Бездействие, возвышенный удел!

Бездействую, сгорая со стыда.

Сколь сильно бы трудиться ни хотел

Не приступаю к делу никогда.

 

Как лютый зверь, забравшийся в нору,

Бездействием томлюсь, оцепенев:

Впадаю в безысходную хандру

И на нее же низвергаю гнев.

 

Так путнику не выйти из песка,

Из ласковых, предательских зыбей:

Вотще за воздух держится рука,

Она слаба, а мысль еще слабей.

 

Иной судьбы не знаю искони:

Средь мертвых дел за днями длятся дни.

Ф. Пессоа (Перевод Е. Витковского)

 

* * *

Час часы показали,

ночь пуста и скучна.

Озябшие тени лежали

в застывшем саду; и луна

 

гладкая, словно череп,

катилась по небу вниз;

и, в холоде ночи потерян,

к ней руки тянул кипарис.

 

Сквозь полуоткрытые окна

музыка в дом вошла,

она звучала далеко

и никуда не звала.

 

Мазурки забытые звуки,

я с детства не слышал вас.

Чьи неумелые руки

вас воскресили сейчас?

 

Бывает — хандра находит,

и мыслей теряется нить,

и душу зевотой сводит,

и кажется... лучше не жить.

Антонио Мачадо

 

* * *

Всегда в часы хандры и недовольства

Нам кажется, что свет небес поблек,

Дорога вниз прямей, чем путь наверх,

И горести похожи на геройства.

 

Вот мой совет: сиди в себе самом,

Как опытный крестьянин в непогоду,

Не спорь с разбушевавшейся природой,

Бездельем занят, словно бы трудом.

 

Простится этот грех, зато потом

С незамутненным сердцем и умом

Примись, благословясь, за труд привычный

И в дар за то, что день сей пережил,

Увидишь ты неложный блеск светил,

Что, собственно, не так уж необычно.

В. Верлока

 

Хандра

 

...Откуда бы, право, такая хандра?

Поль Верлен, пер. Б. Пастернака

 

За мутным окном проплывают снега:

Погода в юбчонке девчонки Дега.

Хандра по-французски, ты как-то сказал...

Ну что же, похоже.

«Центральный вокзал».

 

Пойдём-ка, побродим. Пора, брат, пора.

Зачем нам с тобою такая хандра.

Придумаем сказку с хорошим концом:

Погреемся, что ли, холодным винцом.

 

Потом доберем золотым вискарем.

А как нам еще совладать с ноябрем?

С печалью коровьей в глазах фонарей,

С застывшею кровью всех тех ноябрей,

 

С промозглым Брюсселем в прокисшем снегу,

С ослепшим «хочу» и с глухим «не могу»,

С постылым, остылым... да что там, родной.

Пока не скосило — еще по одной.

 

За папу. За маму. За дом, за семью.

За скучную даму, подружку твою.

За то, чтоб хотелось дожить до утра...

 

Да, гиблое дело.

Такая хандра.

О. Гришина

 

Размышления о структуре традиционной российской хандры

…С свинцом в груди и с жаждой мести…

И снилась ей долина Дагестана;

Знакомый труп лежал в долине той…

М. Лермонтов

 

Человек лежит на стуле

между волком и собакой,

между пятым и двадцатым,

от забора до обеда.

 

У него болят ботинки,

у него в груди прореха,

где должна быть жажда мести,

волосатой и ужасной.

 

Он лежит, как труп знакомый,

завернувшись в одеяло,

и глядит невыразимо

то налево, то на небо.

 

Как налево — так вздыхает,

песнь, однако, не заводит.

Как на небо — умолкает.

Даже не бежит за пивом.

 

Ничего-то он не пляшет,

ничего-то не танцует,

и от сладостных напевов

в нём ничто не шевельнётся.

 

А какие тут напевы!

Ох, и сладкие какие!

Вам никто таких напевов

в целом мире не сыграет!

 

А и девы тут какие!

Ох, и славные какие!

А ему оно не надо —

у него болят ботинки,

а в ботинках тоже ноги,

а в спине такие штуки,

чем приделывают ноги,

и в душе такие штуки,

у которых нет названья, —

все болят одновременно.

 

Что же он лежит на стуле?

Что он к доктору не едет

через снежные дороги?

Не поёт про это песен?

Как вообще лежат на стуле?

Почему это — на стуле?

Автор этого не знает.

Автор знает только то, что

тошно жить на белом свете,

всюду край и нет спасенья:

за бочок тебя укусят

серый волк, пришедший слева,

чёрный пёс, лежащий справа,

красный лев, летящий сверху

наподобье вертолёта.

 

Автор знает также то, что

нету жизни человеку

между пятым и двадцатым

и в обратном направленье.

Нету смысла шевелиться,

нету правды, нету счастья,

нету даже жажды мести,

вот какая незадача…

А. Левин

 

Осенний карнавал

В этой комнате жил карнавал мелочей,

Жили-были часы и сухие цветы,

Выбегал из угла паутины ручей,

И пугливые куклы, надувные коты

Обращались друг к другу на ты.

 

В этой комнате пела пурга конфетти

Из кружочков известки, и пыли, и мглы,

Двух больших стеариновых птиц на пути

Из шкатулки в коробочку встретив, застыл

Карандаш, что когда-то вишневым прослыл.

 

А в дремучем столе поселился футляр

Из-под старых очков, а с футляром альбом,

А в альбоме, в траву выдувающий пар

Паровозик, бегущий, как старенький гном,

И окрашенный в черный, как сом;

 

За окном... Что б там ни было, все позабыл

О весенней земле позолоченный жук —

Вот уже десять лет как изловлен он был, —

Ему даже не снится нескошенный луг,

Тень сачка и внезапный испуг.

 

Как епископ, в пыли растрепавшихся книг

Ищет истину червь и шуршит по ночам.

Он прочел очень много, он — злобный старик,

Он танцует, а челюсти глухо стучат,

Бубенцы же совсем не звенят.

 

И в костюме луны представляет печаль

Эта лампа — старуха с клюкой.

Ее длинного носа не скроет вуаль,

Она слышит, как всхлипнул на полке гобой

И не в такт отбивает ногой.

 

Этажерка — приют для осенних стихов —

Проскрипела разок, и другой, и опять

Замерла в тот момент, когда царь пауков —

Крестовик с тихим свистом упал на кровать

И пустился обратно бежать.

 

Видно, вправду хандра. Этот хриплый мотив

Захлебнулся, когда кот в усы пробурчал,

Что не вышло кадрили, и, как не пыхти,

Паровозик из Брайтона в Дувр опоздал,

И осенний уныл карнавал.

М. Андреев

 

Хандра

В скрипучих недрах старого дивана,

Запущенный, похмельный и больной,

Я обессилен пыткою двойной —

Бессонницы и скверного романа.

 

Весь дом пропитан запахом касторки,

Пеленок, щей... А в переплет окна

Оскалилась ущербная луна

С неотразимым шармом дынной корки.

Ю. Брагинский

 

Хандра

Ноябрь — он с неба валится и хлещет.

На белый лист ложится грязный след.

Горячий чай и вязаные вещи.

Хандру накинуть, словно пыльный плед,

 

и строить планы на побег из плена

иллюзий, убеждений и обид.

Сломать свою гордыню об колено

и гипс носить, имея гордый вид.

 

И спать — за год немного укачало.

И забывать — глаза и адреса.

Придет весна и все начнет с начала —

бессонницу, Гомера, паруса…

Н. Тебелева

 

Хандра

Я устала от грусти и этой осенней печали,

От немых полуслов и тоскливо опущенных глаз,

Я устала от фраз, тех, которые мы не сказали,

И от музыки ветра, досадно похожей на джаз.

 

Я устала хандрить в ожиданье ночного покоя

И сидеть у окна, нетерпеньем буравя часы.

Я устала… Мне хочется счастья… С тобою…

А ещё — окончания глухо-немой полосы.

Л. Козырь

 

* * *

Ах, отчего на сердце так тоскливо?

Ах, отчего сжимает грудь хандра?

Душа упорно жаждет позитива,

Взамен увы ей хочется ура!

И. Иртеньев

 

Сплин

Тягучий день. О кровли барабанят...

Игра кругов и дутых пузырей...

Хандра и дождь мечты мои туманят.

О, серый сон! — Проклятие людей!

 

Счастливей тот, кого глубоко ранят,

Чем пленник скук и облачных сетей,

Чей мутный мозг одним желаньем занят —

Как гром, прервать унылый марш дождей.

В. Гарднер

 

Прочь, хандра осенняя!

Я осень не люблю за тьму

за вязко-непроглядную,

но время вспять не повернуть,

сочту ее наградою!

 

Туманный морок за окном

и дождичек простуженный,

да ветер гонит листьев ком,

зачем все это нужно мне?

 

Загонит слякоть всех домой,

аллеи станут стылыми,

но я скажу тоске: «Постой,

не буду я унылою!»

 

Сезон концертов настает,

лишь в музыке спасение,

с ней сердце радостью живет,

и прочь, хандра осенняя!

З. Сергеева

 

Панацея

Как приунять в себе нытье?

А взять его за подбородок

и что-нибудь сказать уроду,

к примеру: «Пасть закрой, дубье!»

 

Нытьё-унынье — злейший враг.

Как превратить его в веселье?

Здесь не помогут банька, зелье,

ни шляпа с перышком, ни фрак.

 

Выныривая из хандры,

стремись не золотые рыбки

ловить… Но — отпускать улыбки

в благое небо, как шары!

Г. Горбовский

 

* * *

Знаю, легче всего память носит грехи,

Знаю, даже во сне бередят неудачи.

Разве только из них состоит наша жизнь?

Сколько раз все бывало иначе.

 

Но окажется вдруг у последней черты,

Что ушла навсегда та счастливая шалость,

Но рассветы опять горячи и чисты,

Погляди — разве мало осталось.

 

Нет, не время теперь бросить наши дела,

Об ушедших годах сожалея уныло.

Горевать о любви, что когда-то была,

Даже всех наших дней не хватило.

 

Так что хватит хандрить, поднимайся — пора!

Ведь друзья тебя ждут не больным, не отпетым.

А о чем мы с тобой промолчим до утра,

Никому не расскажем об этом.

А. Васин

 

На позитивной волне

(против депрессии)

 

Уравновесь плохое настроение,

Сведи на нет унынье и тоску.

Засветит ярче солнышко весеннее.

Ну, улыбнись — хоть через «не могу»!

 

Пускай хандра не вздумает куражиться,

Ранимое сердечко береги.

Не так всё мрачно, как порою кажется.

Печаль — всего лишь по воде круги,

 

От камешка-досады, в душу брошенного,

Расходятся, оставив слабый след, —

Всё в воду канет. Пусть тебя не гложет он —

Солоноватый привкус прошлых бед.

 

Настройся на удачу и везение,

На радость, на весёлую волну.

Уравновесь дурное настроение.

А лучше — объяви ему войну!

А. Забавина

 

Средство от хандры

Поверьте, жизнь станет уютней немножко,

Когда в вашем доме появится кошка:

Пушистый комок стопроцентного счастья.

(Пускай своенравный и странный отчасти!)

 

От хворей и скуки, хандры и печалей

Есть верное средство — кошачье мурчанье.

А также мохнатое, тёплое пузо —

Лекарство от срывов, душевного груза.

 

В моменты, когда вам паршиво и туго —

Скорей обнимите хвостатого друга.

Скорей обнимите (без лишних вопросов!)

Потешную морду, что плюшевым носом

 

Уткнётся под бок и понюхает руку,

И «включит» над ухом урчащую «штуку».

Она не изменит ваш мир в одночасье,

Но точно зарядит уютом и счастьем.

 

Что кошка попросит взамен? — Каплю ласки,

Немного любви… И кусочек колбаски.

Ю. Вихарева

 

Хандра

А у меня опять хандра!

Мне скучно с самого утра.

Тоскливо целый день.

Мне говорят, что я хитра

И это просто лень,

Что в младших классах

Не хандрят!

Тогда пускай нам говорят —

С какого возраста хандрят?

Мол, подожди годочка три,

Тогда, пожалуйста, хандри!

А. Барто

 

Хандра

Если хочешь похандрить,

Лучше в цирк не приходить.

Ненавидит цирк хандру.

Цирк хандре не по нутру.

Л. Яковлев

 

Песни

 

Хандра

Меня никто не слышит,

Пою один в пустоте.

Гитара сумрак колышет,

Милая мне не пишет,

Не пишет, не пишет

В своей простоте.

 

Быть может, о жизни нашей

Милая знает одно —

Что море — полная чаша

И каждый вечер — кино.

 

Откуда ей знать, далекой,

Что в трале была дыра

И утром под чаячий клекот

На судно вползла хандра.

 

Хандра висит на вантах,

Вцепилась в перо руля,

На горло вяжется бантом

Ноет сладчайшим дискантом

О том, как прекрасна

Родная земля...

 

Тоскует по рыбьему брюху

Широкий рыбацкий нож

И почта ушла, по слухам,

На север, увы, не вернешь.

 

Лишь кэп все честит кого-то

И сверху кричит: «Не дрейфь!»

Но тоже хандрой измотан,

Готов завалиться в дрейф.

 

А рыбу, как ветром сдуло,

А рыбы простыл и след...

На палубе пляшут акулы,

Скукою сводит скулы —

Ни плана, ни пая,

Ни счастья в жизни нет...

 

Гитарой своей в каюту

Старых друзей соберу

И в дымно-парном уюте

Будем лечить хандру.

 

Крепким несладким чаем,

Трубкою с табаком

И до утра нескончаемым

Северным говорком.

 

А утром старпома глотка

Всем протрубит: Аврал!

И траловая лебедка

Вытащит полный трал.

 

Навстречу ему со скрипом

В треске стальных вожжей

Хандра соскользнет по слипу

И не всплывет уже...

А. Иванов

 

Бррр

Ну и пора — то снег, то дрожь,

То ветер — злой метатель града.

И зонт мой ни на что не гож —

Не радует дождей рулада.

Ушла приятная прохлада.

Мороз точит свой вострый нож...

И лезет холод со всех дыр...

Бр-р...

 

Стыдясь щербатой наготы,

Деревья судорожно тают.

Смотрю на лета негатив

И вместе с листьями летаю.

На юг бы двинуть эту стаю,

Но не настолько я ретив...

Однако — холод со всех дыр...

Бр-р...

 

Трава, лишь только разошлась,

Ей небо сверху — шапку снега.

Мол, — «Ишь ты шустрая нашлась.

Цыц, хлорофиллы, хватит бегать.

Стоять! — Зеленая телега.

Октябрь. — Временные, слазь!»

И шпарит холод со всех дыр...

Бр-р...

 

А ночи черная дыра

Питается моей хандрою.

И ведь питается хандра

Опять же — черною дырою...

Но я терпение утрою.

Не съест меня сия пора!

Но что за холод со всех дыр...

Бр-р...

 

Ну и пора — то снег, то дрожь,

То ветер — злой метатель града.

И зонт мой ни на что не гож...

(вам-пам-падам-падада)

Такая не по мне пора...

Всё! Мне пора.

И. Андриенко

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...