суббота, 3 июня 2017 г.

Прогулки по Петербургу с Майей Борисовой


27 мая – День основания Санкт-Петербурга. Предлагаем читателям блога прогуляться по городу с помощью стихов Майи Борисовой. Она — ленинградка в пятом поколении и отражает в стихах чувства, любовь и преданность городу. Пишет о нём так, что прочтя, не полюбить этот город невозможно... Ленинград-Петербург занимает в ее стихах огромное и принципиальное место. За одним образом Ленинграда встаёт другой, за ним — третий, что ни стих — новый пласт, непредсказуемые ассоциации. У неё — не воспевание красот Ленинграда, а знание самой души города. До войны семья Майи Борисовой жила в самом центре Петербурга. Прямо за Казанским собором идёт Казанская улица, в начале её и стоит дом, где прошло детство Майи Ивановны. Когда стоишь на ступенях Казанского собора, весь город как на ладони. Трудно выбрать, в какую сторону идти – везде интересно. Школьницей, затем студенткой Ленинградского университета обошла Майя любимый Ленинград. Пешком, конечно. Появились свои фантастические маршруты, отыскались неповторимые набережные и забавные спуски к воде. Таинственные скверы, неожиданные памятники. Новые ракурсы, новый взгляд на город. «А на площади на Манежной – лип улыбчивых лепет нежный…»; «Колоннада вокруг собора – ярче сада, темнее бора»; «Безупречная женственность Летнего сада…»; «Легкий сад. Взлетный сад. Лестный сад. Летний сад»; «Вот я пришла к тебе, Эрмитаж, на поклонение красоте…»  

        Последнее десятилетие жизни прошло в доме на Дворцовой набережной, 10. Из окон открывался вид на Неву и Петропавловку. Майя Ивановна очень любила Летний сад, не случайно он не раз появляется в её стихах. После переезда на Дворцовую она бывала в нём очень часто, особенно летом, приходя туда с книгой, с блокнотом, сидя на скамейке чуть в стороне от главных, переполненных людьми аллей, и читала, думала, смотрела…

Сентябрьская ночь
А город позабыл, что он заслуженный,
Что волнами и войнами изранен.
И стал таким: рискованным, закруженным...
И стал таким: из молодых, из ранних...

И, накренясь на каждом повороте,
Растаянные тайны выдавая,
Влюбленных выдувал из подворотен,
Как стеклодувы кубки выдувают,

Жонглировал пылающими плошками,
Бил пятерней в ступенчатые клавиши.
И становились парочки на площади,
На самый-самый зыбкий-зыбкий краешек.

О площадь, ваша роль - куда уж плоше?
Не проще ль превратиться вам в качели?
Чтоб только - ax! - взметало ветром плащик.
Чтоб только - ax! - колени коченели.

Холодный и изысканный Петрополь,
Что сделал ты с чинами и с летами?
Хватаясь за колонны, как за стропы,
До самых звезд влюблённые взлетали!

А город, их сияньем осеняя,
И хохотал и бойко пританцовывал.
Качели - ax! - вознесена Сенная...
Качели - ax! - вознесена Дворцовая...

Но утро наступало строго, вежливо.
И город сам себя уравновешивал.
И затихал смущенно и устало.
И всё на свете почву обретало.

Ленинграду
Да, он мне снится – этот город.
И видимо, не раз, не два
Доказывать я буду в спорах,
что он – красивей, чем Москва.
И в стороне сибирской дальней
Мне помнится родимый дом,
И то, что факелы ростральных…
А, впрочем, нужно – о другом…
Я вижу городок на Волге.
В полукольце плешивых гор
В тот очень тяжкий, очень долгий
Сорок второй военный год.
Линялые, шатрами, крыши,
Стада, бредущие в пыли…
Туда блокадных ребятишек
Из Ленинграда привезли.
С утра в детдом несли подарки,
Каких-то ждали новостей…
Заплаканные санитарки
Рассказывали про детей.
Они еды, как солнца, ждали,
Им дали мяса, масла дали,
Они ж, качаясь, как в бреду,
За завтраком – недоедали,
В обед – опять недоедали,
За ужином – недоедали, -
На завтра прятали еду.
Они не оставляли крошек,
Тихи, глазасты и худы,
Они рассматривали кошек
Лишь как запас живой еды.
И падали при каждом шаге.
И молча плакали в тиши.
Но кто-то детям дал бумаги
И очинил карандаши.
И вот на четвертушках мятых
Стал робко возникать на свет
Неточный, памятный, крылатый
Неповторимый силуэт.
Бессмертный шпиль Адмиралтейства!
Его нагую простоту
Чертило раненое детство,
Мусоля грифели во рту.
Он был залогом их спасенья,
Он был оплотом их мечты:
Сверкающий, как луч весенний,
Прямой и острый, точно штык.
Мне часто снится этот город
И, видимо, не раз, не два
Доказывать я буду в спорах,
Что он красивей, чем Москва.
Но вновь и вновь при трудном шаге
Я вспомню это: тишь палат,
Детей, и на листках бумаги
Рисунок, точно текст присяги
Тебе на верность, Ленинград.

Летний сад
Благородная женственность Летнего сада.
Не к лицу ей открыто кокетливый тон:
побужденье к восторгу — решётка, ограда,
а потом уж аллеи, скульптуры потом.
Эти липы с прюнелевыми стволами,
вдоль дорожек — застывшее шествие их...
Щебет птиц, как за пиршественными столами
разговор не хмельной: вспыхнул — и попритих ...
Безупречная женственность Летнего сада:
колорит ненавязчив и плавен обвод.
В редкий зной — многоярусная прохлада,
трепетанье теней, колыхание вод.
Сад, имеющий детски-упорное свойство
выявлять, толковать то, что смутно, темно:
аллегорий, богов белотелое войско
простодушно подсказками оснащено.
При Любви есть дракон — очень страшное рыло,
это — Ночь: вот сова и прижмуренный мак,
Сладострастие лоно простынкой прикрыло...
Слава — так повернулась, а Искренность —так.
Летний сад — это то, что сложилось как надо,
как замыслилось, мнилось, как было пора.
И морозом истерзанная блокада
на него не решилась поднять топора.
Летний сад — это гордое рвенье из ряда:
над собой возвышайся — воздастся стократ.
Летний сад — звездный отсвет на лбу Ленинграда.
Лёгкий сад. Взлётный сад. Лестный сад. Летний сад.

* * *
Снова ясен, снова чёток
на земле мой белый рай.
Летнесадовских решёток
закруглённое «прощай».

Полусолнце, полувеер,
полувыдох, полусклон.
Обессиленные ветви
простирает старый клён.

Под дощатыми плащами
молча статуи стоят.
Научи меня прощаться,
завершаться, Летний сад!

Не жалея о решённом,
о прошедшем не скорбя,
чёткой линией решёток
огораживать себя.

Уходить с чужого пира,
от несытого огня,
прочно каменные пики
постепенно наклоня.

Не теряя строгой формы,
завершая контур свой,
класть последнюю покорно
на гранит береговой.
Чтобы дальше — лишь вода,
да и та — под гладью льда.

* * *
Мой серый, пепельный, жемчужный,
мой увлажнённый и сквозной,
как неожидан и не нужен
тебе тяжёлый этот зной...
Весь этот пир, вся эта свадьба,
жара и жажда, медь и мёд,
вся эта южная бравада -
она нейдёт тебе, нейдёт.
О мой опаловый, опальный,
не льсти зелёному листу:
тебе покорность листьев палых
куда как более к лицу.
Обилье праздничных подарков,
хмельных страстей круговорот -
всё, что размашисто и ярко,
оно нейдёт тебе, нейдёт;
загаром блещущие груди,
небес простор без облаков,
плодов бессовестные груды,
зазывно прущие с лотков...
Куда милей рисунок рынка,
когда порхает здесь и там
озябло-голубая рыбка,
весной прижатая к сетям.
Твой гимн — топтанье круглых капель
на опустевшей мостовой.
Бессонницу родящий кашель -
вот твой пароль и отзыв твой.
Озноб, горячка, бред... Священен
неумолимый твой недуг!
Ну, а довольство, пресыщенье -
они нейдут тебе, нейдут...

А теперь путешествуем по городу вместе с детьми. Отправляемся на прогулку по набережным и улочкам Северной Пальмиры. Романтичный, таинственный, неизменно прекрасный Петербург. 
Красивый сборник Майи Борисовой. «Интереснее пешком: Тридцать три стихотворения и три рассказа о Ленинграде-Петербурге» - это поэтическая прогулка по городу с чудесными иллюстрациями Г.А.В.Траугот. Эта книга - еще одна возможность прогуляться по берегу Невы, увидеть шпиль Адмиралтейства, пройтись по Летнему саду. Интереснее ходить пешком, не спеша: тогда появляется возможность пристально разглядывать детали и обращать внимание на приметы, ставшие маленькими городскими легендами, – вроде лошади, ещё недавно верной помощницы в городском хозяйстве, или полуденной пушки, которая оказывается «ручной» (потому что она «не для войны»), или простого, но такого всем знакомого «городского» пирожка … «Дедушка Крылов» в Летнем саду – это «общий» дедушка для всей ребятни. Оказалось, что можно поговорить с лошадью и дать ей правильный совет. Можно и с лебедем пообщаться, если лебедь захочет.
         Приятно жить в городе, у которого есть не только своя история, но и свои стихи, с ней связанные. Именно такие книги помогают привить любовь к хорошей литературе, познакомить с красивыми местами, в которые хочется приезжать, а потом возвращаться.

Все знают слово Ленинград.
Быть ленинградцем каждый рад.
Мы очень любим город свой.
Сияет солнце над Невой
Или дожди стучат в окно-
Его мы любим всё равно.
Мы в этом городе живём.
И он растёт, и мы растём.

Интереснее пешком
Очень просто сесть в трамвай
И сказать:
– Вези давай! –
Очень просто сесть в такси
И сказать:
– Давай вези! –
Ну, а если вам не к спеху,
Если город вам знаком,
Интереснее не ехать,
Интереснее – пешком!

Мост
Мост нагнулся над рекой,
Над водою ровной:
«Ах, красивый я какой,
Ах, какой огромный!»

А всю зиму напролёт
Он грустит ужасно:
Воду сковывает лёд –
Не в чем отражаться.

Кораблик
Над грохотом и пылью,
Над шумной суетой
Плывёт на тонком шпиле
Кораблик золотой.
Летают рядом чайки,
Звезда горит вдали.
Он бы и рад причалить –
Да в небе нет земли.

Купол золотой
Сияет купол высоко,
Он цвета золотого.
Здесь для залётных облаков
Всегда постель готова.
Ложатся ночью облака
На этот купол добрый,
Свои пушистые бока
Пристроив поудобней.

Памятник царю и его коню
Вот памятник царю Петру
И царскому коню,
Фотографируют его
По двести раз на дню.
Царь много славных дел свершил,
А конь неоднократно.
Его на подвиги возил
И привозил обратно.

Гранитный лев
Лежит гранитный добрый лев
У входа в старый дом,
И ребятишки, осмелев,
Сидят на нём верхом.
Гранитный лев ребятам рад,
Без них скучает он,
И снится льву в который раз
Один и тот же сон:
В саду среди густой травы,
Едва взойдёт луна,
Резвятся каменные львы
И львы из чугуна -
Дрожат ночные сторожа
И прячутся в домах...
А дети, весело визжа,
Катаются на львах!

Полуденная пушка
Стреляет в полдень пушка,
Скрывается в дыму.
Когда стреляет пушка,
Не страшно никому!
Шумит вода речная
У крепостной стены
А пушка ведь ручная:
Она не для войны.

Красавица Нева
Над красавицей Невой
Липы шелестят листвой.
И гранитом самым лучшим
Ей одели берега!
Но совсем не белоручка
Знаменитая река!
Баржи, лодки, пароходы
На себе несёт Нева.
И в трубе водопроводной
Тоже плещется Нева.
Продавщицу мы торопим:
- Не нальёте ли нам вы
С красным клюквенным сиропом
Газированной Невы?

Рыболов
Трудный день у рыболова:
Он не вымолвит ни слова,
Он все время начеку…
Ой, Нева-река,
Подтолкни к его крючку
Хоть пескарика!

Смотрю на воду
Люблю смотреть на воду
Во всякую погоду.
Весной в безоблачные дни,
Когда сияет солнце,
Вода сверкает и звенит,
Как будто бы смеётся…
Затянут небо облака,
Спадёт июльский зной,
И вдруг становится река
Нахмуренной и злой.
При тихом маленьком дожде
Бегут мурашки по воде…
А поздней осенью, когда
Совсем уже темно,
Блестит спокойная вода,
Как чёрное стекло.
И листья жёлтые на ней,
Не двигаясь, лежат.
И отражения огней
Слегка-слегка дрожат.

Как разговаривать с лебедем
Чтобы утки прибежали,
Надо крикнуть: ути-ути!
Чтобы гуси прибежали,
Надо крикнуть: тега-тега!
Чтобы куры прибежали,
Надо крикнуть: цыпы-цыпы!
Но не знает никто из людей,
Как подзывать лебедей.
Уж очень он гордый!
Уж очень нарядный!
Наверное, с ним
Поздороваться надо…
Потом предложить ему
Хлеба кусочек.
Он сам подплывёт,
Если только захочет.

Летний сад на просушке
Надо ж: круглые сутки
Летний сад – на просушке!
Запирают ворота:
На газонах болота,
На дорожках озёра –
Им не высохнуть скоро…
Ну-ка, ветер весенний,
Брось на время веселье,
Ты наведайся к солнцу,
Стукни солнцу в оконце,
Скинь с него одеяло,
Чтоб оно засияло,
Чтоб оно поспешило,
Летний сад просушило!

Красивая решётка
Сказала мама:
— Подойди!
Я подошёл поближе.
Сказала мама:
— Погляди!
И я сказал:
— Ну, вижу…
Сказала мама:
— Глупый ты
Пока ещё, сынище!
Решётка — дивной красоты,
Второй такой не сыщешь…
А я сказал:
— Простой забор,
Хоть и высокий, правда…
Сказала мама:
— Вот позор…
И мы пошли обратно.
Потом я ел, гулял опять,
Играл с соседским Петей
И наконец улёгся спать
При выключенном свете.
И тут как будто наяву
Я вдруг увидел чётко
Листву, решётку и Неву…
Красивая решётка!

Первые бабочки в Летнем саду
Я бабочек видел!
Двух бабочек видел!
Никто и нигде
Их пока что не видел.
А тут на дорожке –
Две бабочки сразу!
Сначала я думал,
Что капнули краску.
Потом я подумал:
Цветные бумажки.
Вдруг вижу: взлетели
И крыльями машут!
У Летнего сада
Такая примета:
Здесь раньше всего
Начинается лето.

Листья бегут
Ветер в Летнем саду.
Ходят волны в пруду.
Листья возле реки
Мчатся вперегонки.
-Жёлтый лист,
Красный лист,
Вы откуда взялись?
Вдоль аллеи, пруда
Вы спешите - куда?
-Дунул ветер сильней,
Мы слетели с ветвей,
Чтоб на землю упасть
И набегаться всласть!
А с приходом зимы
Спать уляжемся мы.

Дворец Петра
Мы вместе с бабушкой вчера
Ходили во дворец Петра!
Вообще-то это просто дом,
Зато старинный очень,
Поэтому, должно быть, в нём
И жить никто не хочет…
Там не сидят на стуле,
Развалится вдруг он,
И медные кастрюли
Не ставят на огонь,
Не топят в доме печки,
Не зажигают свечки,
Везде висят таблички:
«Нельзя!», «Не смей!», «Не тронь!»
Зато, когда мы вышли,
Уж я не утерпел,
Скакал как можно выше
И очень громко пел:
Пришёл я в сад
Старинный!
Теперь я сам
Старинный!
Здесь даже пруд
Старинный!
И каждый прут
Старинный!
Старинная аллея,
Старинная скамья,
На ней сидит старинная
Бабушка моя!

По мокрой мостовой
Как славно по мокрой
Бежать мостовой,
Где все отражается
Вниз головой!
Бежим по витрине
«Хрусталь и фарфор»!
Под шину машине
Попал светофор!
Трамвайные рельсы
Теперь ни к чему—
Ведь едет трамвай
По себе самому.
Мы даже увидели,
Как через сквер
Шел кверху ногами
Милиционер!

Кто гуляет по Летнему саду
Гуляют девчонки-
Болтают о чём-то.
Гуляют мальчишки
Беном и вприпрыжку.
И мамы
различного вида и роста,
А с ними детишки
в колясках и просто.
Вот двое строителей
В ватниках серых
В обеденный час
На скамейку присели.
Под клёном густым
Отдохнули в тени
И снова пошли
На работу они.
Зато уж однажды-
Вот честное слово!-
Увидел я вдруг
Генерала живого:
Блестя орденами,
Он шел по аллее,
Погоны сверкали,
Лампасы алели.
Навстречу ему
Шла седая старушка...
Взглянул генерал
Да как крикнет:
-Танюшка!
И эта старушка -
Вот честное слово!-
Всплеснула руками:
Ах, батюшки, Вова!
И тут же в саду,
Не смущаясь нимало,
У всех на виду
Обняла генерала!

Дедушка Крылов
Он прямо как живой сидит!
И это очень кстати:
Он за ребятами следит,
Как будто воспитатель.
Вовка с мамою гуляет,
Мама Вовке заявляет:
– Если ты даёшь мне слово,
Что ни шагу от Крылова,
Так и быть, побудь один.
Я отправлюсь в магазин.
Все ребята любят спорт!
И Крылов решает спор:
– Объявляю, всех скорей
Прибежал Петров Андрей!
Наступает поздний вечер…
До свидания! До встречи!
Завтра снова – у Крылова!
В полвторого – у Крылова!
Доброй ночи, сладких снов,
Общий дедушка Крылов!
Читайте также

6 комментариев:

  1. Здравствуйте, Ирина! Спасибо за это стихопутешествие по Санкт-Петербургу! ЗдОрово!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Наталия Викторовна! Спасибо, что стихопутешествовали вместе с нами!

      Удалить
  2. Здравствуйте, Ирина! Вот как город оказывает влияние на людей. Спасибо за поэтическую прогулку по Питеру!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Елена, здравствуйте! Спасибо, что отметили как влияет город на людей. Такой город, как Санкт-Петербург - Ленинград, кого-то вдохновляет на поэтические строчки, кого-то - на фотоэтюды, главное - вдохновляет!

      Удалить
  3. Ирина, здравствуйте! И так можно путешествовать по Питеру, с помощью стихов! Спасибо!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Людмила Федоровна! Спасибо! Путешествовать по Питеру всегда приятно, и если не можем пока пройтись по его улицам и набережным, путешествуем хотя бы с помощью стихов...

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...