понедельник, 26 июня 2017 г.

Папа Умки. Юрию Яковлеву – 95


26 июня исполняется 95 лет Юрию Яковлевичу Яковлеву (1922—1995) – замечательному детскому писателю, сценаристу, автору многих интересных сюжетов детского киножурнала «Ералаш», сценариев к мультфильмам и детским фильмам. Кто из нас не помнит мультфильм о белом медвежонке Умке? А увлекательные истории из жизни взрослых и детей, о льве, живущем в семье, кепке-невидимке или семерых солдатиках… «Спят твои соседи – белые медведи, спи скорей и ты, малыш…» Знаменитая «Колыбельная медведицы» написана Юрием Яковлевым. Как и сценарий этого прелестного мультфильма, который в нашей стране любим очень многими… Мы помним его книги «А Воробьев стекло не выбивал», «Где начинается небо», «У человека должна быть собака», «Кепка-невидимка», «Неприкосновенный запас» и другие. По его сценариям снято много фильмов, популярных в 1970–1990-е годы. «Был настоящим трубачом» – о юном артисте Коте Мгеброве-Чекан, убитом в лихие революционные годы и похороненном на Марсовом поле в Ленинграде. «Зимородок» – о неизвестном герое Великой Отечественной, ценой своей жизни спасшем безвинных людей, и о том, как ребята ищут этого героя, чтобы вернуть ему имя… И много еще хороших, но, увы, редко демонстрируемых сегодня фильмов.
«Есть жизни, – писал Юрий Яковлев, – похожие на коптилки: они долго теплятся, дают мало света и наполняют округу дымом и копотью. Но есть жизни – звезды, которые вспыхивают ненадолго, но своим горением делают мир удивительным». Такой была жизнь самого Юрия Яковлева, чьи книги – как те огни из рассказа «Последний фейерверк», вслед за которыми летят и летят сердца читателей. И становятся сильнее, добрее и справедливее.

«Есть люди, которые удивительно скрупулезно помнят свою жизнь. Их память высвечивает в далеком детстве стройную цепь существенных и несущественных событий. Не берусь соперничать с ними. Мое детство хранится в моих рассказах. Оно звучит в них как эхо. То громче, то слабее. Многие свои незабытые переживания я передал и продолжаю передавать героям своих рассказов».
Юрий Яковлевич Яковлев (настоящая фамилия Ховкин) родился 26 июня 1922 года в Ленинграде, в семье служащего. Ещё будучи школьником, он принимал участие в различных литературных кружках, активно работал в Доме пионеров, писал стихи, которые часто появлялись в стенной газете: «И еще я писал стихи. Первое стихотворение написал еще в школе. На смерть Пушкина. Оно начиналось так: Сто лет тому назад, На месте том, у Черной речки, Где редок мир людской. Коварный выстрел, роковой Раздался в тишине зловещей…»
Из воспоминаний Яковлева о детстве: «Очень хорошо помню запах свежего кумача. Стою на сцене вместе с другими ребятами и, запинаясь от волнения, произношу слова Торжественного обещания: «Я — юный пионер СССР…» Потом мне повязывают красный галстук, и я вдыхаю в себя неповторимо радостный запах кумача. Тогда еще не было шелковых пионерских галстуков… Помню морозный декабрьский день, когда весь Ленинград вышел на улицы и замер в скорбном молчании. Самый любимый ленинградцами человек — Сергей Миронович Киров погиб от руки врага… Еще помню приезд в Ленинград испанских детей — маленьких республиканцев. Мы встречали их в порту. Они спускались по трапу, держа у правого плеча сжатый кулак. И мы тоже сжимали кулаки и подносили их к плечу. «Рот Фронт! Но пасаран!..» Некоторых детей сносили с корабля на носилках: они были ранены. Так надвигалась война. Сквозь время и сквозь страны она грозно и неумолимо приближалась к нашей земле, к нашей жизни».
В 1940 году, окончив среднюю школу, Юрий был призван в армию. Через год началась война, и он 6 лет прослужил солдатом. «Я был зенитчиком, и наша шестая батарея стояла под Москвой, у деревни Фуники. Враг был еще далеко от Москвы, а мы уже вели бой. Каждый день были налеты вражеской авиации. Рвались бомбы. Свистели осколки. Тянулись веселые огоньки смертоносных трассирующих пуль. Мы были на местах. Мы вели огонь. Когда сам стреляешь, не так страшно. Наша батарея стояла перед противотанковым рвом, и наши пушки были без колес — у нас не было возможности отступать и не было мысли об отступлении. С каждым днем фронт приближался. В самый критический момент немцы были от нас в нескольких километрах. И между нами и немцами не было ни одного пехотинца. В эти дни я подал заявление в партию. Мы знали, что из-за леса вот-вот выползут немецкие танки. На брустверах наших орудийных двориков лежали ящики с бронебойными снарядами. Неожиданно через наши головы ударили «катюши». Началось наступление наших войск». Яковлев оборонял Москву от налетов фашистских самолетов, был ранен.
С детства и до последних дней он был привязан к матери. Она погибла летом 1942 года во время блокады от голода. Последний раз юноша видел ее в 1940 году у воинского эшелона, увозившего его на войну: «Каждый день моего детства был связан с мамой. Озабоченная и радостная, спокойная и печальная, она всегда была рядом. Она вела нас с сестрой через трудную жизнь, создавая на нашем пути теплое, незамерзающее течение. В последний раз я видел маму на запасных путях московского вокзала, у воинского эшелона. Я был подстрижен под машинку, но форму еще не получил. Это было в ноябре 1940 года, за полгода до начала войны. Мне было тогда восемнадцать лет. Мама погибла во время блокады Ленинграда, летом 1942 года. Я был далеко от Ленинграда. Моя младшая сестра осталась одна». Матери посвящена поэма в прозе «Сердце Земли». Она заканчивается так: «Я глажу траву Пискаревского кладбища. Я ищу сердце матери. Оно не может истлеть. Оно стало сердцем Земли».
«Война превратила мои детские упражнения стихами в страсть. Я почувствовал, как велика сила поэзии, когда она вплотную соприкасается с жизнью. Писал стихи, когда удавалось и где удавалось. Чаще ночью, при свете коптилки, сделанной из снарядной гильзы. Иногда пристраивался рядом с сапожником в его крохотной землянке. Всю войну был активным военкором газеты «Тревога». В газете часто печатались мои стихи, и очерки, и материалы о боевом опыте зенитчиков. Война вывела на ближние подступы к литературе». Как-то, уже после войны, увидел в одной газете стихи «неизвестного автора». Это были его стихи. Так война определила его дальнейший путь. Война дала жизненный опыт, научила мужеству, определила его характер и стремления.
Поступать в Литературный институт писатель Юрий Яковлев пришел в шинели, после демобилизации, представив приёмной комиссии стихи, созданные на фронте. «Через несколько лет в «Знамени» появились циклы моих армейских стихов, тепло напутствуемых Николаем Тихоновым. Тогда же началось знакомство с Михаилом Аркадьевичем Светловым и большая многолетняя дружба с Львом Кассилем, Сергеем Михалковым, Анатолием Алексиным». Писать его учил сам Лев Кассиль. И не только учил, был наставником писательского отношения к жизни. Как признавался впоследствии Яковлев, Кассиль был больше, чем учитель и больше, чем друг. «Институт окончил в 1952 году, уже будучи автором нескольких книг, членом Союза писателей». Дипломной работой его была поэма. Вступал в литературу как автор стихотворных книг для детей. «Старая шинелька, которую я еще долго носил после армии, сносилась. Военная жизнь осталась позади. Началась новая жизнь. Моя первая книга называлась «Наш адрес». Она вышла в 1949 году в Детгизе — в издательстве, которое стало для меня родным домом и сыграло немалую роль в моей жизни. «Наш адрес» — была детской книгой: Наш адрес необычный, Живем мы за рекой, У площади Черничной, В проезде Земляничном, На улице Грибной». Во второй книге - «В нашем полку» - он собрал стихи о войне, об армии. С первых же строчек он писал о детстве и о войне, о том, что знал и пережил сам. Литература для него стала не только работой, но и страстью.
Юрий Яковлевич был журналистом, много ездил по стране, писал очерки. В автобиографии он писал: «Сотрудничал в газетах и журналах и ездил по стране. Был на строительстве Волго-Донского канала и Сталинградской ГЭС, в колхозах Винницкой области и у нефтяников Баку, участвовал в ученьях Прикарпатского военного округа и шел на торпедном катере по пути дерзкого десанта Цезаря Куникова, стоял ночную смену в цехах Уралмаша и пробирался в плавни Дуная с рыбаками, гостил в военных и пионерских лагерях, несколько раз возвращался к руинам Брестской крепости и изучал жизнь сельских учителей Рязанской области, встречал в море флотилию «Слава» и бывал на погранзаставах Белоруссии. И встречался с ребятами в школах, библиотеках, детских домах — во всех уголках страны. И всегда стремился не «собирать материал», а пожить жизнью своих героев». Общение с людьми сделало будущего писателя зорким, чутким к малейшим движениям человеческого сердца, сострадательным и мудрым.
«В 1960 году в «Огоньке» появился мой первый рассказ «Станция Мальчики». Это был переходный момент в моей творческой жизни. Так стал прозаиком. Нет, я не изменил поэзии. Поэтические образы перекочевали из стихов в рассказы, а ритмы стихов сменили ритмы прозы. Не мыслю себе рассказа без внутреннего ритма, без строгого построения, без поэтической атмосферы. Рассказы я пытайся писать и раньше и даже выпустил две тоненькие книжки («Пост номер один» и «Созвездие паровозов»), но по собственному суровому счету все началось со «Станции Мальчики». Вслед за этим рассказом появился рассказ «Мальчик с коньками», ставший верным спутником многих моих книг». «Кто был тем стрелочником, который вдруг перевел в моей жизни стрелки с пути поэзии на пути прозы? Может быть, мой замечательный сосед «по лестнице» Рувим Исаевич Фраерман и его поразительная «Дикая собака динго». Может быть, мой старший друг Яков Моисеевич Тайц, автор тонкого поэтического рассказа «Негасимый свет», или просто пришло время?» В его «прозаической» судьбе большую роль сыграли «Известия» и «Огонек». Юрий Яковлевич сотрудничал с литературным клубом «Бригантина» 74 московской школы, в котором выступал со своими новыми рассказами. Это общение давало писателю уверенность, что он знает своих героев, понимает подростков, их духовный мир, движения, жесты, своеобразный ребячий язык. Став уже убежденным прозаиком, побывал за рубежом: в Турции, во Франции, в Англии и Италии.
У него были хорошие учителя в литературе - Гайдар, Паустовский, Фраерман. Особенно любил Яковлев повесть Фраермана «Дикая собака Динго». В традиции советской «героической» детской литературы Юрий Яковлев развивает идеи и приёмы Аркадия Гайдара и Юрия Сотника; ряд образов и сюжетов прозы Яковлева впоследствии воспроизвёл Владислав Крапивин. Книги Яковлева – это своеобразные учебники жизни. Основные темы – школьный быт детей, война, дружба между людьми, доброе отношение к животным, чувство благодарности и любовь к матери. Основные идеи его прозы – благородство, верность избранному ориентиру, осмысленность существования. Рассказы этого автора проникают в сердце, затрагивают душу и заставляют переосмыслить свои поступки и поведение. Без нотаций и поучений. Юрий Яковлев как-то сказал, что «главным признаком хорошей книжки для детей является её воздействие не только на маленького, но и на взрослого читателя». Это определение относится в большей степени и ко многим рассказам самого Ю. Яковлева.
Он всегда гордился тем, что пишет для детей: «Я — детский писатель и горжусь этим званием. Люблю своих маленьких героев и своих маленьких читателей. Мне кажется, что между ними нет границы, и я как бы одним рассказываю о других. В детях всегда стараюсь разглядеть завтрашнего взрослого человека. Но и взрослый человек для меня начинается с детства. Я не очень-то люблю таких людей, которых невозможно представить себе детьми. В настоящем человеке до последних его дней сохраняется драгоценный запас детства. Самое чистое и самое самобытное в человеке связано с детством. А мудрость, ум, глубина чувств, верность долгу и многие другие замечательные качества взрослого человека никогда не вступают в противоречие с его неприкосновенным запасом детства».

Всю свою жизнь писатель Юрий Яковлев занимался поиском героев для своих произведений. И находил их совсем рядом, и они помогали ему удивительными судьбами. Когда-то рассказали ему о своем сыне старые артисты – о маленьком ленинградском Гавроше. Так появились фильм и повесть «Был настоящим трубачом». В одной из повестей Юрий Яковлев описал подлинную историю юных танцовщиков Ленинградского дворца пионеров, которые вместе со своим учителем поехали из блокадного Ленинграда на фронт. Воспитанники А. Обранта рассказали, как юные танцоры приехали с учителем на фронт и выступали перед солдатами – показали около трех тысяч концертов. Так появилась повесть «Балерина политотдела» и художественный фильм «Мы смерти смотрели в лицо». Основой повести «Девушка из Бреста» и художественного фильма «Колыбельная для мужчин» послужила жизнь К. И. Шаликовой - героини войны. Повесть и сценарий к фильму «Дочь командира» помогли написать юные защитники Брестской крепости.
Юрий Яковлев не мог не рассказывать о войне. Она осталась в памяти и отзывалась эхом. Яковлев написал такие книги на военную тему: «Реликвия». «Жить нам суждено». «Где стояла батарея». «Позавчера была война». «Один мальчик сказал: «Почему, когда человека зовут в бой, у него есть и имя и фамилия, а когда он погибает в бою, то становится безымянным?» Если меня спросят, каких ребят я ценю больше всего, я отвечу: тех, кто борется с забвеньем, кто возвращает павшим героям их имена — красных следопытов». Вместе с юными следопытами Юрий Яковлев прошел по местам боевой славы, чтобы воскресить героическое прошлое, от которого тянется ниточка в сегодняшний день с его насущными проблемами. Он написал мужественные и скорбные рассказы о войне: «Там, где стояла батарея», «Зимородок», «Сретенские ворота», «Тяжелая кровь». И в этих рассказах меньше всего говорится о боях и снарядах. Везде речь идет о человечности, о мужестве поступков и о трудном нравственном выборе: не смог друг убитого на войне солдата окончательно добить его мать известием о гибели сына («Сретенские ворота»). Не мог «мальчик с коньками» бросить умирающего человека, бывшего солдата, которому стало плохо на улице, хотя человек был незнакомый, а мальчик очень торопился на каток.
Писатель с детства очень любил животных, поэтому в его творчестве много рассказов о братьях наших меньших. В его доме всегда были четвероногие любимцы - собаки, кошки. «Я всегда любил животных: собак, лошадей, коров. И кошек. И зверей, которые сидят в клетке, но которых так мучительно хочется погладить и почесать за ушком. В последние годы у меня появилось немало (но и немного!) рассказов, связанных с животными. И все началось с того, что в доме сперва появилась одна собака — Динго — Доня, Донюшка. Потом — тринадцать щенков. Потом из тринадцати с нами осталась Эгри — Люля — Люлечка. Эти две собаки как бы открыли мне путь ко всем зверям. Я глубже и сильнее стал любить мир живых существ. В моей жизни собака — новый, с ее помощью открытый горизонт жизни. Новая запевшая струна. Новые переживания, страдания и радости. Я убежден, что тот, кто любит собак или других животных, больше любит людей». Очень много у писателя произведений о взаимоотношениях человека и животных, есть особый цикл рассказов о животных «Вдвоём с собакой», «Мой верный Шмель», «Умка», «Я иду за носорогом», «Багульник» и др. Цель Ю. Яковлева - пробудить добрые чувства в сердце ребёнка. Кто любит животных, тот не может быть плохим человеком - такой вывод делает автор. Он решительно проводит прямую линию от отношения человека к живой природе, к его характеру и душевным качествам. Писатель уверен, что доброта по отношению к живому существу и мужество - понятия одного ряда.
Юрий Яковлев известен многими стихотворениями, поэмами и интересными прозаическими произведениями. Герои его книг - подростки, наши современники. «С первых моих шагов в литературе, - говорит Яковлев, - мальчишки и девчонки не сходят со страниц моих посвящённых им книг». Рассказ, короткая новелла - это любимый жанр Яковлева, в котором он нашёл себя. Основной идеей своих произведений писатель провозглашает героизм, благородство и соблюдение собственных нравственных идеалов. Основной ценностью в человеческом характере, которую следует воспитывать с детства, он считает доброту к людям и к животным, а также чувство дружбы и верности в отношениях с товарищами. На первом плане у него моральные проблемы. Как научить детей сострадать, сопереживать, чувствовать не только свою боль, но и чужую, как научиться оценивать свои поступки и поступки товарищей – вот что волнует писателя, который заставляет читателя задуматься над собственным характером, над отношением к окружающим. Ю. Яковлев воюет против безразличия, бездушия. Он не боится ставить перед девчонками и мальчишками сложные вопросы, с которыми они могут столкнуться в жизни. Всех героев рассказов Ю. Яковлева объединяет одно чувство - чувство справедливости. Писатель призывает не отступать от своих идеалов, не изменять дружбе, не искать лёгкого пути, быть готовым постоять за друга.
Короткие рассказы и повести о детях, о трудном возрасте, о переживаниях, когда решается их будущая жизнь, – именно об этом рассказывал Юрий Яковлевич. Книги этого направления: «Травести». «Трудная коррида». «Автопортрет». «Иван-виллис». «Дочь преферансиста». Каждый его рассказ открывает какую-то важную истину: «Багульник». «Он убил мою собаку». Писатель хочет разбудить рыцарские чувства в ребятах. Одна из его книг так и называется «Рыцарь Вася» (1967). Для того чтобы быть рыцарем, не обязательно нужны тяжёлые доспехи, мечи и кони. Можно быть обыкновенным школьником - и в то же время настоящим рыцарем, смелым и благородным, бороться с несправедливостью и ложью. Сюжеты его рассказов - знакомые эпизоды из жизни подростков. Герои - мальчишки (нередко и девочки) - «рыцари», правдоискатели («А Воробьев стекло не выбивал», «Всадник, скачущий над городом», «Рыцарь Вася», «Собирающий облака»). Рассказы Юрия Яковлева обращены к детям, но, и взрослым не мешает прислушаться к голосу автора. В своих произведениях он осуждает бестактное отношение взрослых к первой любви («Гонение на рыжих»), жестокость по отношению к животным («Он убил мою собаку»). Книги Ю. Яковлева «Гонение на рыжих» и «Когда уезжает друг» помогают читателю-подростку взрослеть нравственно, глубже понимать жизнь. И в каждом рассказе писателя – беспокойство за судьбу ребёнка, за его будущее.

Ю. Яковлев хорошо знает психологию подростка. Не случайно читатели узнают в его героях себя и своих друзей. Книга «Тайна Фенимора» - о том, как каждую ночь в спальне мальчиков в пионерлагере «Дубки» появляется загадочный Фенимор. Он превратил их жизнь в настоящее приключение. Он знал много историй и умел рассказывать. Ночи напролет, затаив дыхание, мальчишки слушали истории приключений на Диком Западе. Днем, раскрасив лица зубной пастой, они носились со стрелами и луками, выслеживая индейских поработителей. А еще они засыпали «где придется», ночью-то поспать не удавалось. Эта история была экранизирована в третьей серии фильма «Три веселые смены».
Герои рассказов Юрия Яковлева не вписываются в рамки обывательского здравого смысла. Вопреки насмешкам и попыткам загнать их в русло мелких ценностей они живут, как привыкли жить – по мечте. Вот Малявкин («Собирающий облака»), про которого автор сочувственно говорит, что рядом с его «неудачной фамилией поставили большой жирный крест».К нему даже родной отец относится с какой-то усталой безнадежностью. Малявка – тихий двоечник, у него даже хобби никакого нет. Вернее, есть одно, о котором не знает никто (узнают – засмеют!): он собирает … облака! Невзрачный мальчишка с богатой душой и твердым чувством справедливости. Но как же тяжело приходится ему среди равнодушных и приземленных людей…Так же одинок и главный герой рассказа «Рыцарь Вася». Неловкость и сочувствие вызывает его нескладный вид: «Приятели называли его тюфяком. За его медлительность, неповоротливость и неловкость… Вид у него был сонный, будто он только что проснулся или собирался уснуть. У него все валилось из рук, все не ладилось. Одним словом, тюфяк». «Почему природа перепутала и вложила гордое сердце Дон-Кихота в толстую, неуклюжую оболочку Санчо Пансы?» Как многие неловкие и смешные люди, этот паренек в мечтах представляет себя совсем иным: бесстрашным и ловким рыцарем, спешащим на помощь тем, кто в беде. И когда приходит настоящая беда, Вася Рыбаков, рискуя собой, спасает тонущего малыша. Малявкин или Рыцарь Вася - внешне обычные неудачники, над которыми смеются одноклассники. А на самом деле - необычные личности, способные на благородные поступки и восхищение.
Смешные и нелепые, на взгляд окружающих, герои Яковлева оказываются в тысячу раз душевно богаче, добрее и благороднее хихикающих над ними обывателей. В каждом своем произведении он настойчиво и горячо повторяет: учитесь понимать людей, учитесь видеть за неброской внешностью и странными на первый взгляд поступками – благородное, честное сердце. «Теперь мы вспоминаем, что Нинка из седьмой квартиры была на редкость некрасивой… Но мы этого не замечали. Мы пребывали в том справедливом неведении, когда красивым считался хороший человек, а некрасивым – дрянной» («Игра в красавицу»). Даже в наше время интересно читать и сопереживать героям таких произведений Юрия Яковлевича, как «Девочка, хочешь сниматься в кино?» или «Дочь преферансиста». Там нет лишнего пафоса, зато есть время непростой жизни и настоящие человеческие чувства. А еще Юрий Яковлев – один из немногих юношеских писателей, который не боялся говорить с читателем о том, что жизнь не всегда бывает справедлива к хорошим людям. Не всегда истинные герои в произведениях Яковлева получают заслуженную награду. Горькое и печальное чувство, да что там – кулаки сжимаются в бессильном порыве восстановить справедливость. Но герой не чувствует себя обделенным. Боль от несправедливости утихает, спокойная совесть и ощущение, что ты, преодолев горечь и обиду, встал на более высокую ступеньку, становятся наградой. А это не так уж мало.
В конце своей жизни он написал совершенно новое для себя произведение: «Мистерия. Страсти по четырем девочкам» посвящена Тане Савичевой, Анне Франк, Сасаки Садако и Саманте Смит. Каждая повесть читается на одном дыхании. Сегодня, когда уже несколько поколений растет в полном неведении истории, неплохо было бы напомнить подросткам о героинях этих книг. В мистерии есть и отрывки из дневников девочек, и их мысленные диалоги с традиционными персонажами мистерии Арлекином и Пьеро, которые время от времени снимают маски и оказываются обыкновенными мальчишками - нашими современниками. Временами, когда хочется особенно подчеркнуть какую-нибудь важную мысль, писатель и сам становится действующим лицом мистерии.
Большое место в жизни Яковлева занимал кинематограф. Он был членом редколлегии киножурнала «Фитиль», членом худсовета студии «Союзмультфильм». Автор сценариев игровых и анимационных фильмов: «Умка» (1969), «Умка ищет друга» (1970), «Зимородок» (1972), «Был настоящим трубачом» (1973), «Верный друг Санчо» (1974), «У меня есть лев» (1975), «Колыбельная для мужчин» (1976), «Девочка, хочешь сниматься в кино?», «Три весёлые смены» (1977), «Мы смерти смотрели в лицо» (1980), «Родился я в Сибири» (1982), «Семеро солдатиков» (1982), «Площадь Восстания» (1985). Написаны сценарии к 15 полнометражным фильмам и к мультфильмам: «Большое место в моей жизни занимает работа в кинематографе. У меня за спиной несколько полнометражных художественных фильмов: «Пущик едет в Прагу», «Первая Бастилия», «Всадник над городом», «Мы с Вулканом», «Красавица». С большим увлечением работаю на студии мультипликационных фильмов. «Белая шкурка», «Умка», «Бабушкин зонтик», пожалуй, самые удачные из мультфильмов, снятых по моим сценариям». А ещё - мультфильмы «Приключения Огуречика», «Необычный друг», «Скрипка пионера», «Разрешите погулять с вашей собакой» (по рассказу «Багульник»).
 Почти сорок лет он сотрудничал с журналом «Мурзилка». За это время в «Мурзилке» опубликовано 55 рассказов и статей Юрия Яковлевича. За 30 с лишним лет вышло несколько десятков повестей и рассказов. В 1972 году Яковлева наградили орденом Красного Знамени, в 1985 – орденом Отечественной войны II степени. В 1983 за сценарий фильма «Семеро солдатиков» получил Государственную премию СССР.
В 1982 вышла книга Яковлев Ю. «Немного о себе»: «Есть вещи, которые на первый взгляд не кажутся стоящими в одном ряду. Любовь к родной природе, к земле, ко всему живому, что пробивает себе путь к жизни, эта любовь кажется очень далекой от войны, от подвигов, от смерти. Но добро должно быть сильным, мужественным, оно должно быть под надежной защитой — только тогда оно победит и восторжествует. Вот почему мои рассказы о войне, и рассказы о детях, и рассказы о четвероногих друзьях стоят в одном ряду, дополняют друг друга и служат одному делу. Когда смотрю на большую, могучую реку, меня всегда интересует робкий, едва заметный ручеек, который дает ей начало. После долгих раздумий я пришел к простой истине, что любовь к Родине начинается с любви к матери. А человек начинается с его отношения к матери. И все лучшее, что в человеке, достается ему от матери».
Умер Юрий Яковлевич Яковлев в Москве 29 декабря 1995 года. Похоронен на Даниловском кладбище. «Нет ничего страшнее в мире, чем забвение. Забвение - ржавчина памяти, она разъедает самое дорогое», - писал Юрий Яковлев. Да, забвение - страшная вещь, особенно для писателя. Но еще есть такой фактор, как время. Оно отсеивает все конъюнктурное, несущественное. И оставляет истинные ценности. Если писателю есть что сказать, его будут слушать во все времена. Благодаря настоящему незаурядному литературному таланту книги, написанные Яковлевым, легко читаются, их герои вызывают искреннее сочувствие у читателя, а захватывающий сюжет до сих пор привлекает внимание любителей качественной детской литературы. Писатель учил добру маленьких читателей, учил ненавязчиво и мудро. Его рассказы и повести задевают за живое. Пронзительные, зовущие на помощь, взывающие к совести, они учат понимать других, любить людей, не обращаться жестоко с животными. Прекрасно написанные сказки и повести, талантливые сценарии фильмов этого писателя и сегодня стоит включать в круг детского и подросткового чтения.
«Есть на свете дома, в которые приходят без приглашения. Приходят, как говорится, на огонёк, - когда грустно и одиноко. Творчество писателя – такой дом. Мой дом – мои книги, - писал Ю. Яковлев, - а мои герои – люди, для которых читатель переступает порог моего дома». «Я буду очень рад, - говорит писатель, приглашая нас в гости, - если ты, мой читатель, на этот раз застал в моём доме своих старых добрых знакомых… Ты даже встретишь здесь друга своего раннего детства медвежонка Умку. Может быть, не все обитатели моего дома оказались твоими знакомыми, возможно, что с некоторыми из них ты встретишься впервые. Надеюсь, они станут твоими друзьями».

Почитайте вместе с детьми стихи Яковлева:

Давайте, ребята, учиться считать
Давайте, ребята, учиться считать,
Делить, умножать, прибавлять, вычитать,
Запомните все, что без точного счета
Не сдвинется с места любая работа.

Без счета не будет на улице света.
Без счета не сможет подняться ракета.
Без счета письмо не найдет адресата
И в прятки сыграть не сумеют ребята.

Летит выше звезд математика наша
Уходит в моря, строит здания, пашет,
Сажает деревья, турбины кует,
До самого неба рукой достает.

Считайте, ребята, точнее считайте,
Хорошее дело смелей прибавляйте,
Плохие дела поскорей вычитайте,
Учебник научит вас точному счету,
Скорей за работу, скорей за работу!

Жил-был Огуречик
Жил-был Огуречик,
Как маленький человечек,
На папу и маму похожий -
Такой же зелёнокожий.
Ночью мама – Огурчиха
Напевала сыну тихо:
«Огуречик, Огуречик,
Не ходи на тот конечик:
Там мышка живёт,
Тебе хвостик отгрызёт».
Только глаз не смыкает
Зелёный малыш,
Он все думает:
«Что же за зверь – эта мышь?
Видно, очень опасный,
Рогатый, клыкастый…»
А потом Огуречик подрос.
Надел он шляпу из лопуха,
Перо попросил он у петуха.
Сшил кафтан из капустных листков,
Сапоги стачал из стручков,
Подпоясался вьюнком,
Словно кожаным пояском,
И отправился странствовать.
Идёт-бредёт Огуречик
Мимо лесов и речек,
Взбирается он на горы,
Перелезает через заборы.
Похрустывает вкусно
Его кафтан капустный.
Шлёпают башмачки -
Гороховые стручки.
Машет шляпой он встречным,
Улыбается ртом огуречным.
Светит круглое солнце ему с высоты.
Смело путник идёт,
Но глядит на кусты:
«Что, как мышь поджидает меня у куста?
Что, как я возвращусь на гряду без хвоста?»
День идёт, два идёт, три идёт.
Вдруг он видит:
Под деревом плачет Щеглёнок -
Желторотый,
Совсем ещё, видно, ребёнок.
Поспешил Огуречик туда.
- Что случилось?
- Упал из гнезда,
И теперь я один тут сижу…
Говорит Огуречик:
- Давай подсажу.
Понадейся на Огуречика! -
И подставил зелёное плечико.
Огуречик зашагал дальше.
Подбежал к Огуречику заяц худой,
Поделился с прохожим своею бедой:
- В кладовой моей пусто:
Ни стручка, ни капусты.
- Не могу тебе, серенький, дать я кочан,
А могу тебе дать свой капустный кафтан.
Заяц сгрыз
Весь кафтанчик капустный
И сказал, облизнувшись:
- Он вкусный!
И снова Огуречик в пути.
Вдруг он видит:
По берегу курица бегает,
И тревожно петух кукарекает:
- Наш цыплёнок
Нырнул за утёнком!
Что же будет
С несчастным цыплёнком?!
Ко-ко-ко, помоги!
Ко-ко-ко, помоги!
Огуречик снимает скорей сапоги,
С головы он срывает лопух
И бежит во весь дух.
Огуречик нырнул
И лягушку спугнул.
Вот пловец-Огурец
Появился в реке,
Жёлтый, мокрый комочек
Он держит в руке.
Не беда, что промок
У ныряльщика пух.
- Жив сынок, цел сынок! -
Поднял крылья петух.
- Вы – герой, Огурец! -
Восклицает отец. -
Ведь, себя не щадя,
Вы спасли нам дитя!
Спасибо вам, Огуречик!
Путешествие продолжается.
Вдруг слышится топот,
Вдруг слышится рёв.
Народ закрывает ворота дворов.
- Скорей убегай! Скорей убегай!
Сорвался с цепи бугай Напугай!
В этот миг из травы
Придорожной, густой
Кто-то крикнул быку Напугаю:
- Постой!
От меня ты, рогатый, не убежишь!
Я тебя не боюсь.
Мне страшна только мышь!
Наклонил свою грозную голову бык:
- К разговору такому я, бык, не привык.
Это что там за мелкая тварь, не пойму…
На рога я тебя подниму! Му-у-у!..
Тут как схватится чья-то рука
За кольцо,
Что торчало в ноздрях у быка!
И Напугай послушно пошёл за Огуречиком.
- Что за смелый герой?
- Что за храбрый боец?
- Посмотрите,
Да это простой огурец!
- Не простой огурец -
Огурец-молодец!
Может сыном гордиться отец!
Идёт по земле Огуречик зелёный,
Кивают ему придорожные клёны.
Идёт он дорогой прямой,
Идёт он обратно домой.
И тут появилась туча суровая,
Тяжёлая, дымная,
Тёмно-лиловая.
И в то же мгновенье,
Как будто каменья,
Посыпался град.
Открытое поле кругом.
Беги, Огуречик, бегом!
Бежит Огурец без оглядки,
Бежит он к родной своей грядке.
И лёг он на грядку,
Как будто в кроватку,
И заболел.
Пришла к нему докторша Свёкла:
- На вас вся рубашка промокла.
Послушаем, как у вас с сердцем.
Пропишем микстуру вам с перцем.
Тут Перец свой красный выставил нос,
И вот что, наморщившись, он произнёс:
- Больной очень крепок,
Он крепче всех репок.
Он будет здоров
И без докторов.
И Огуречик поправился.
Однажды забрёл Огуречик
На самый далёкий конечик.
И видит – зверёк незнакомый
На грядке расселся, как дома.
Хрустит на зубах у него кочерыжка.
- Ты что же здесь делаешь, серый воришка!
Зверёк испугался и убежал.
Тут сказал Огуречику старый отец:
- Ты совсем уже взрослый у нас Огурец!
Ты же мышь с огорода прогнал.
Говорит Огуречик:
- А я и не знал.
Задумался Огуречик -
Большой огурец.
Тут и сказке конечик,
Тут и книжке конец.

Убежало молоко
У -
бе -
жало,
убежало
молоко.
У -
бе -
жало,
убежало
далеко.
Убежало из кастрюли.
След оставило на стуле.
Чуть подальше от плиты
Обрываются следы.
Эй, вы, ложки-поварёшки!
Медный таз!
По какой такой дорожке
Молоко бежит сейчас?
Тихо звякнули конфорки,
А язык шершавой тёрки,
Надоедливо зудя,
Что-то мне съязвил с гвоздя.
Обо всём узнал случайно
Я от старой чашки чайной.
Молоко под круглой крышкой
Стало вдруг страдать одышкой,
Тихо булькало сначала,
А потом вдруг заворчало.
Стало злиться, кипятиться:
“Ну куда это годится?
Здесь, как в бане паровой!
Здесь мне душно, прямо ужас!”
И, немного поднатужась,
Сбило крышку головой.
И пошло гулять по свету
Молоко.
Разыскать его по следу нелегко.
Не легко.
Говорят, что над Арбатом
Белым облаком горбатым
В синем небе высоко
Проплывало молоко.
На дворе морозно было,
И захватывало дух.
Может быть, оно застыло,
Превратилось в белый пух?
И на землю осторожно
Опустился снег творожный?..
Говорят, оно в цистерне
По Москве неслось вечерней.
Разбежались широко
Буквы:
М – о – л – о – к – о.
А потом его в молочной
Мельком видел наш сосед.
Но сосед не знает точно,
Наше это или нет.
Динь!
Динь!
Динь!
И вот с постели
Спрыгнул на пол я легко:
- Кто там?
Басом мне пропели
Из-за двери:
- Мо – ло – ко!
Безошибочно и точно
Голос я узнал молочный.
Продавец, как врач, в халате
Ящик снял с плеча легко.
Протянул бутылку:
- Нате,
Получайте молоко!
Молоко бурлит в кастрюле,
Поднимаясь высоко.
Рядом я сижу на стуле,
Караулю молоко,
Чтобы сразу удержать,
Если вздумает бежать!

В какие игры играют тигры
В зоологическом саду
Играют зайцы в чехарду.
В бассейне маленький енот
С утра устроил стирку.
Боюсь, что он в белье протрёт
Огромнейшую дырку.
Поласковей,
Поласковей
Рубашку
Прополаскивай!
Не могут жить еноты
На свете без работы.
Хотя у оленей
Родители строгие,
Играют в пятнашки
Олени безрогие.
Играют в пятнашки
Они дотемна,
Ни разу не выкрикнув:
«Чур, не пятна!»
Пятнистые олени
В игре не знают лени.
А слон молодой
Играет с водой.
Хоть нет у слона
Ни брандспойта,
Ни каски,
Но воду он льёт,
Как пожарник заправский.
Товарищи посетители,
Вы душ принять,
Не хотите ли?
Глядит на пёрышко хитро
Проворная лисица.
Для вас – обычное перо,
А для лисицы – птица.
Два козлёнка весело
Играют в равновесие.
Стучат копытца о бревно -
Другой упал бы вниз давно!
Как пассажир
На своём пароходе,
Плывёт бегемот
На отце – бегемоте.
Сынку удобно,
А отцу
Тяжеловато что-то.
И пот струится по лицу
Папаши-бегемота.
Попалась мартышкам
Обычная
Курносая кукла
Тряпичная.
С игрушкой они
Поигрались немножко -
Остались от куклы
Лишь ручки да ножки.
Мартышки скулят:
- Не нарочно мы,
Ведь просто игрушки
Непрочные.
Играют зверята,
Как будто ребята.
И даже бодливые яки
Играют спокойно,
Без драки.
И львята, когда веселятся,
Условятся:
«Чур, не кусаться!»
И даже свирепые тигры
Играют в весёлые игры.
И должен, друзья,
Извиниться заранее,
Что играм тигриным
Не знаю названия.

Что там за родственник Луны
— Что там за родственник Луны,
Племянник или внучек,
Мелькает между тучек?
— Да это спутник!
— Вот те раз!
— Он спутник каждого из нас
И в целом — всей Земли.
Руками спутник сотворен,
А после на ракете
Доставлен в дали эти.

Колыбельная
Спят все звери на земле:
Кто в берлоге, кто в дупле.
А цыплята спят в лукошке.
А бычку приснились рожки.
Не снимает петушок
На ночь красный гребешок.
Зебра в клетке зоосада
Спит в рубашке полосатой.
Баю-баюшки-баю,-
Песню тихо я пою.
Воробей на ветке шаткой
Спит удобно, как в кроватке.
Кенгуру в большом мешке
Спит у мамы на брюшке.
На волнах качаясь, спит
Чудо-юдо рыба-кит.
Спит мохнатый медвежонок.
Лапу он сосёт спросонок.
Стоя спит, не лёг в постель
Жура-жура-журавель.
Звери спят и не мурлычут,
Не поют и не курлычут,
Не ревут и не мычат.
Все уснули, все молчат.
Смотрят звёзды из-за шторы.
Только филин - старый сторож,
Он не спит. Горят не зря
Два зелёных фонаря.
Два зелёных круглых глаза,
Кто не спит, заметят сразу.
Баю-баюшки-баю,-
Песню тихо я пою.
Старый дуб листвой густою
В тишине ночной колышет.
Месяц - ушко золотое -
Тоже эту песню слышит.
Даже тучка в поднебесье
Не плывёт - дослушать хочет.
А сынок не слышит песни:
Он уснул. Спокойной ночи.

Колыбельная медведицы
Ложкой снег мешая, ночь идет большая,
Что же ты, глупышка, не спишь?
Спят твои соседи - белые медведи,
Спи скорей и ты, малыш!
Спят твои соседи - белые медведи,
Спи скорей и ты, малыш!
Мы плывем на льдине, как на бригантине,
По седым суровым морям.
И всю ночь соседи - звездные медведи -
Светят дальним кораблям...
И всю ночь соседи - звездные медведи -
Светят дальним кораблям...



Сонный дом зевает тихо.
Сонный дом зевает тихо.
Сонно тикают часы.
В кухне сонные котята
Моют ушки и усы.
Только Сонечка-малышка
Спать игрушкам не даёт:
- Расскажи нам сказку, книжка,
Дай мне лапу, бегемот!
Ну-ка, быстрые лошадки,
Отправляйтесь в магазин!
Отгадай мои загадки,
Новый плюшевый пингвин!
Просыпайтесь, лягушата,
Я читать вас научу!
Стройтесь, мокрые утята
Мы пойдём сейчас к врачу!
Тук-тук-тук! Скорей откройте!
Тётя Цапля, я пришла!
Вы мне яблочко помойте,
Я его вот здесь нашла!
Дядя Миша косолапый,
Ты меня не урони!
Не мотай своею лапой -
Сядь на стульчик и сиди!
Волк, не рви мою пижаму
Не тяни за хвост лису,
Если ты разбудишь маму -
Завтра в садик отнесу!
Ой, тихонько! Не кричите!
Кто-то в спальню к нам идёт!
Всё, игрушки, замолчите,
А не то вам попадёт.
Лучше мы поспим немножко.
Эй, комарик, не жужжи!
Залетай-ка, сон, в окошко,
Что-нибудь нам покажи.
Тут закрыла Соня глазки,
И притих уютный дом.
Чтоб быстрей увидеть сказки.
Все уснули крепким сном.

2 комментария:

  1. Юрий Яковлев - замечательный детский писатель. Увы, сейчас тоже забытый! Что такое происходит с детской литературой в наше время?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, к сожалению, ситуация не всегда радужная в этой области, но в силах библиотекарей привлечь ребят к чтению таких авторов и их прекрасных произведений!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...