вторник, 6 сентября 2022 г.

Первому кругосветному путешествию – 500 лет!


Кругосветное путешествие, кругосветка, кругосветное плавание или перелет… Сколько мы слышали об этом! Сколько писали! И кто только о таком не мечтал! Его еще называют циркумнавигация.

500 лет назад впервые было совершено путешествие вокруг Земли. Все, что впервые – это всегда трудно, рискованно, удивительно и увенчано славой. Легендарно! Оно же и научно: испанская морская экспедиция под руководством Фернана Магеллана на практике доказала шарообразность Земли и наличие единого Мирового океана. Научно эту точку зрения обосновывали еще до нашей эры: Пифагор, Аристотель, Платон, Эратосфен. Позже ее развивали другие ученые.

И только в 1519 году стартовало первое в истории человечества кругосветное плавание. 

А начиналось все так. Бедный португальский дворянин Фернандо Магальянш, воевавший в Северной Африке в 1512-1515 годах, после ранения вернулся на родину и попросил у короля повышения по службе с прибавкой к жалованью, но получил отказ. Оскорбленный, он уехал в Испанию и предложил свои услуги по открытию новых стран королю Карлу V. Опытному 37-летнему моряку дали звание капитан-генерала, деньги на снаряжение экспедиции и 5 кораблей: «Тринидад», «Сан-Антонио», «Консепсьон», «Виктория» и «Сантьяго».

Магеллан

В то время очень высоко ценились пряности, как вкусовая приправа и как консервирующее средство. Когда португальцы, двигаясь на восток, достигли Молуккских островов – знаменитых «островов пряностей», вопрос об определении границ государств стал чрезвычайно острым. Магальянш (он же Магеллан) заявил, что острова Молукки, важный источник португальского богатства, должны принадлежать Испании, так как находятся в западном полушарии. И предложил проникнуть к этим «островам пряностей» западным путем, чтобы не возбудить подозрений португальцев. Он вместе со своим партнером, португальским космографом Руи Фалейру, убедительно доказывал, что между Атлантическим океаном и Южным морем должен быть пролив. Иногда вера стоит дороже, чем знания!

У Магеллана было весьма двусмысленное положение. С одной стороны, провокации со стороны португальцев (он чуть не стал жертвой покушения), с другой – испанцы тоже не очень-то доверяли подданному Португалии. Испанцев настораживало, что из 265-ти участников экспедиции 43 оказались португальцами. И даже после того, как 20 сентября 1519 года корабли вышли в море, один из капитанов отказался повиноваться Магеллану. Бунт был подавлен, мятежник взят под стражу. 


На первом этапе путешествия через Атлантический океан, под тропиками флот Магеллана носило туда-сюда по морю, пока не подул попутный ветер. Преподаватель Оксфордского университета Дж. Бейкер в своей книге «История географических открытий и исследований» (Москва, 1950) собрал сведения из разных источников, в том числе участников этой экспедиции. Он приводит рассказ автора наиболее полного описания этого путешествия, молодого итальянца Антонио Пигафетта о 5-тимесячной зимовке в Сан-Хулиане (Аргентина), во время которой капитаны 4-х судов задумали измену против командира эскадры. В результате двоих он казнил, некоторых высадил на берег, еще часть взял под стражу за неимением специалистов. И тогда же корабль «Сантьяго», посланный на разведку Южного побережья, погиб.

Примерно через год, в августе 1520 года, корабли Магеллана чудом нашли пролив в Тихий океан, тем самым сделав знаменитое открытие (Магелланов пролив). Плавание через пролив оказалось далеко не простым делом и отняло 38 дней. В ходе его исследования дезертировал корабль «Сан-Антонио», и эскадра свелась уже к 3-м кораблям. Выйдя из пролива в Тихий океан, который они прозвали так за то, что не испытали в нем ни одной бури, корабли продолжали плыть в течение 3-х месяцев и 20 дней, не имея свежей пищи. «Сухари, которыми мы питались, представляли собой не хлеб, а пыль, смешанную с червями, загаженную мышами и издававшую поэтому невыносимое зловоние… вода, которую мы принуждены были пить, была гнилая и вонючая. Чтобы не умереть с голоду, мы ели бычьи кожи, которыми обшивают снасти, чтобы веревки не перетирались о дерево. Эта кожа под действием воды, ветра и солнца так затвердела, что ее нужно было размачивать в морской воде в течение 4-5 дней. Затем мы пекли ее на угольях и ели. Часто мы питались древесными опилками, и даже крысы, столь противные человеку, сделались таким изысканным блюдом, что за них платили по полдукату за штуку. Но это еще не все. Самое большое несчастье было в том, что нас постигла болезнь, при которой десны распухали до такой степени, что закрывали зубы как в верхней, так и в нижней челюсти, и люди, пораженные этой болезнью (цингой), не могли принимать никакой пищи. 19 человек из нас умерло…»

Это плавание Магеллана через Южное море после выхода из Атлантического океана доказало, что между Америкой и тропической Азией лежит гигантское водное пространство. Это была настоящая революция в географии. Оказалось, что большая часть поверхности земного шара занята не сушей, а океаном – единым Мировым океаном.

В январе 1521 года эскадра впервые увидела землю, это был архипелаг Паумоту, а в марте моряки прибыли на Филиппинские острова. По разговорам туземцев на малайском языке Магеллан понял, что находится уже недалеко от «Островов пряностей». Правитель острова Себу потребовал с них пошлину. Магеллан платить отказался, но предложил ему дружбу и военную помощь, если тот признает себя вассалом испанского короля. Правитель принял предложение и через неделю даже крестился вместе со своей семьей. По утверждению Пигафетты, вскоре были крещены «все жители этого острова и некоторые с других островов». В роли покровителя новых христиан Магеллан вмешался в распри между туземцами. 27 апреля он отправился с людьми на остров Мактан, где их атаковали 3 отряда. Магеллан приказал поджечь селение. Это разъярило мактанцев, и они стали осыпать чужеземцев стрелами, камнями и копьями. «Капитан упал лицом вниз, и тут его закидали копьями и начали наносить удары тесаками до тех пор, пока не погубили… Он все время оборачивался назад, чтобы посмотреть, успели ли мы все погрузиться в лодки».

После гибели Магеллана новокрещенный правитель Себу пригласил своих союзников на пир. 24 моряка, в том числе новые капитаны флотилии, приняли приглашение и сошли на берег. Двое из них, заподозрив неладное, вернулись. Остальные были перебиты. На судах осталось 115 человек, среди них много больных. Управлять тремя кораблями с таким экипажем было затруднительно. И один из кораблей, «Консепсьон», пришлось сжечь. Осталось 2 судна. Только в ноябре 1521 года «Тринидад» и «Виктория» достигли Молуккских островов и наконец-то взяли полный груз пряностей – корицу, гвоздику, мускатный орех.


Каравеллы уже готовились к отплытию, когда на «Тринидаде» обнаружилась течь, он нуждался в капитальном ремонте. Теперь «Виктории» предстояло возвращаться на родину в одиночку. Капитаном был избран Хуан Себастьян Эль-Кано. Решили, что по завершении ремонта «Тринидад» пойдет на восток, к Панамскому заливу, а Эль-Кано поведет «Викторию» на родину западным путем – вокруг мыса Доброй Надежды. Если бы был жив Магеллан, то он вряд ли повел корабль на запад, через «португальское полушарие». Это было бы воспринято как измена испанской короне, так как любая встреча с португальцами должна была закончиться для изменника Магеллана арестом. А Эль-Кано не был португальцем. Он был баском, испанцем. Обвинение в измене ни с чьей стороны ему не угрожало. Он повел «Викторию» на запад. И оказался очень прав. Так как «Тринидад» после нескольких месяцев ремонта еще полгода скитался по Тихому океану и, не справившись с ветрами, вернулся к Молуккским островам, где весь экипаж попал в плен к португальцам.

Эль-Кано

В экипаже «Виктории» оставалось 47 испанцев и 13 туземцев. Испанцы, распродавшие свою одежду в обмен на корицу, страдали от жестокого холода. Кроме риса и воды, не осталось ничего съестного. Корабль дал течь и в одном из штормов потерял фок-мачту. Круглые сутки люди стояли у помп, откачивая воду. Они умирали один за другим от голода и непосильной работы. Зайдя на острова Зеленого Мыса за продовольствием, Эль-Кано потерял еще 13 человек, они были арестованы португальцами. Но, благодаря решительным действиям капитана, «Виктория» сумела уйти от преследования. До берегов Испании оставались еще сотни миль…


6 сентября 1522 года в бухту Сан-Лукар вошла каравелла, похожая, как рассказывали очевидцы, скорее на остов потерпевшего крушение судна. «Виктория» – значит «Победа». Из 265 моряков, отправившихся 3 года назад с Магелланом, вернулись домой только 18. Корабль бросил якорь у берегов Севильи. Держа в руках зажженные свечи, они сошли на берег. Босые, ужасно худые, одетые в лохмотья, они шли, едва волоча ноги, к церкви – туда, где 3 года назад присягали на верность королю. Они шли, чтобы вознести молитвы за упокой души Магеллана, погибших товарищей, шли, чтобы возблагодарить Бога за свое спасение. В этот же день Эль-Кано написал на имя короля просьбу вызволить из плена моряков, оставшихся на островах Зеленого Мыса. Через 5 месяцев пленные были возвращены на родину.


«Заслуги Эль-Кано не были достойно оценены при жизни, – пишет Юрий Сенкевич в книге «Их позвал горизонт» (Москва, 1987). – Эль-Кано на века остался в тени Магеллана. Конечно, нет нужды противопоставлять их имена. Магеллан задумал и добился осуществления экспедиции… Но нужно обладать исключительным мужеством, чтобы довести до Испании одинокую каравеллу, чтобы без всяких заходов в порты совершить полукругосветное плавание… И только после плавания Эль-Кано стало ясно, какой величины наша планета, сколько на ней воды и сколько земной тверди».

Книга Эль-Кано

Если для Магеллана и Эль-Кано проблема поиска западного пути к Восточным Индиям представлялась в разных аспектах, то было между ними и общее – вера в путеводную силу провидения. В наш век, когда мы располагаем атомными судами и навигационными системами, трудно осознать, какой ценой был оплачен подвиг «Виктории», парусной скорлупки водоизмещением всего 80 тонн. В книге Мейрин Митчелл «Эль-Кано. Первый кругосветный мореплаватель» (Москва, 1977) подробно рассказано, какие трудности приходилось преодолевать морякам. Они плыли по неведомым морям без хронометра и секстана, не имея ясного представления о долготе, пользуясь только квадрантом и таблицами солнечного склонения, часто далеко не точными, а магнитное склонение компаса в то время было понятно лишь немногим. Им постоянно грозила опасность попасть к каннибалам или в плен к португальцам. И, пожалуй, не будет преувеличением сказать, что капитан и команда «Виктории», сумевшие преодолеть подобные трудности, совершили великий подвиг в истории мореплавания.


В наших библиотеках, к сожалению, нет книги воспоминаний участника экспедиции Антонио Пигафетта, зато есть книги, где он много цитируется и которые стоит почитать, чтобы иметь более полное представление о первом кругосветном путешествии и о том, как открывался мир. Например, вот такие издания:

Бейкер, Дж. История географических открытий и исследований. – Москва: Изд-во иностр. лит-ры, 1950.

Кунин, К. И. Магеллан. - Москва: Молодая гвардия, 1940.

Ланге, Пауль Вернер. Подобно солнцу: жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание. – Москва: Прогресс, 1988.

Магидович, И.П., Магидович, В.И. Очерки по истории геогрвфический открытий. Т. 2: Великие географические открытия (конец середина XVII в.). – Москва: Просвещение, 1983.

Митчелл, М. Эль-Кано. Первый кругосветный мореплаватель. – Москва: Мысль, 1977.

Сенкевич, Ю.А., Шумилов, А.В. Их позвал горизонт. – Москва: Мысль, 1987.

Цвейг, С. Подвиг Магеллана. – Киев: Изд-во АН УССР, 1956.

 

Наталья Гаврилова, Центральная библиотека им. А.С.Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...