понедельник, 6 мая 2019 г.

Ирина Гуро: писатель и сотрудник НКВД


Ирина Гуро (1904-1988) – русская советская писательница. Автор книг «В добрый путь, Кумриниса» (1950), «Один из вас» (1951), «На суровом склоне» (1953), «Синий кабан» (1955), «Кто пил воду из Зеравшана» (1959), «Наша знакомая Гульджан» (1959), «Путь сибирский дальний» (1959), «Барбюс» (1962), «Всем смертям назло» (1964), «Дорога на Рюбецаль» (1966), «…И мера в руке его» (1973), «Веснушка, собака и кандидат в президенты» (1974), «Песочные часы» (1976), «Конь мой бежит» (1987), «Ольховая аллея» (1989). В 1971 году по роману «Дорога на Рюбецаль» был поставлен одноименный фильм. В 1985 году издан двухтомник избранных произведений. Лауреат премии Н. А. Островского.

Настоящее имя – Соболь Раиса Романовна. Родилась в Киеве в семье директора крупного завода.
С 1919 года принимала участие в организации кружков красной молодёжи. С 1920 года являлась членом Комсомольской организации. В 1921 году поступила на юридический факультет Харьковского института народного хозяйства, который окончила в 1924 году. В 1923-1926 гг вела судебную работу. В 1925 стала членом ВКП(б) – Коммунистической партии.
С 1926 года работала в органах ОГПУ, сначала в Экономическом управлении, затем в Иностранном отделе. В 1938 году была арестована по показаниям собственного мужа М. Е. Ревзина, с которым прожила 13 лет. Сложно представить, как можно было воздействовать на человека, чтобы он оклеветал родную жену. На следствии она вину не признала, была осуждена на 8 лет по подозрению в шпионаже. Находясь в заключении, написала письмо Л. П. Берии, после чего в сентябре 1941 была освобождена с прекращением дела. В ее судьбе большую роль сыграл Павел Анатольевич Судоплатов – сотрудник ОГПУ, генерал-лейтенант МВД, под руководством которого она некоторое время была, и была дружна с его женой – Эммой Судоплатовой. Судоплатов хлопотал об ее освобождении, затем взял ее под свое начало. В дальнейшем Судоплатов под псевдонимом Анатолий Андреев опубликовал три книги, одну из которых в соавторстве с Ириной Гуро «Горизонты: Повесть о Станиславе Косиоре».
С 16 октября 1941 по 27 июля 1942 была оперуполномоченной в особом отделе Юго-Западного фронта. С августа 1942 инструктор разведывательного отряда штаба Северной группы партизан. 12 января 1944 КПК Комитет партийного контроля отказал ей в восстановлении в партии, разрешив вступить в ВКП(б) на общих основаниях. В мае 1945 была уволена в запас. Стала писательницей, взяв литературный псевдоним Ирина Гуро. В 1948 повторно вступила в ВКП(б). В 1958 принята в Союз писателей СССР.

Дорога на Рюбецаль
Роман был написан в 1966 и спустя пять лет экранизирован. Именно за эту книгу Ирина Гуро получила премию имени Н. А. Островского.
Немецкий антифашист Макс в 1939 году эмигрировал в СССР, взяв имя Николай Петров. В годы Великой Отечественной войны он сражался в партизанском отряде. Люди в отряде поначалу относились к нему настороженно. Но потом, увидев в нем настоящего борца против нацизма, приняли его. В борьбе с фашистскими захватчиками он оказался неоценимым помощником – безупречно владел немецким языком, знал немецкие повадки, владел техникой боя, был отличным стрелком и толковым радистом.
Особенно Макс сближается с девушкой Людмилой. Из соратников по борьбе они постепенно становятся близкими друзьями и делятся друг с другом самым сокровенным. Каждодневная опасность, которой оба они подвергаются, наносит определенный отпечаток на их дружбу. У Макса в Германии осталась любимая девушка, Людмила влюблена в товарища по борьбе. Но опасные задания, на которые они выходят парой, где ошибка одного может стоить жизни другому, необыкновенно сближают их. Макс рассказывает Людмиле о своей мечте – подняться на вершину горы Рюбецаль. Рюбецаль – это не просто гора. Это дух Рудных гор Силезии. Он может являться путникам в образе серого монаха, помогать хорошим людям и наказывать плохих, сбивая их с пути, заманивать их в пропасть. К сожалению, Макс погиб при драматических обстоятельствах. После окончания войн Людмила приехала в ГДР в составе русской делегации и осуществила подъем на гору, в память о своем друге.
Одноименный фильм вышел на экраны в 1971 году. В роли Людмилы снялась Любовь Румянцева, в роли Макса – Ауримас Бабкаускас, в роли Мити Мельникова – Валентин Гафт. Кроме того, в фильме одну из своих лучших эпизодических ролей сыграла Людмила Гурченко.

Взрыв
Повесть о большевике-ленинце, секретаре Московского комитета партии В. М. Загорском (1883-1919). Загорский погиб 25 сентября 1919 года во время взрыва бомбы, брошенной в помещение Московского комитета партии.


Горизонты
Книга Ирины Гуро написана в соавторстве с Анатолием Андреевым – переводчиком и публицистом, автором статей по политическим проблемам XX века, и посвящена деятелю КПСС Станиславу Викентьевичу Косиору. В остросюжетной форме повествуется о событиях 1930-1935 на Украине, когда наиболее полно проявился талант партийного руководителя Станислава Косиора.

Невидимый всадник
Роман посвящен молодежи 20-30 годов XX века. Очень интересно «из первых рук» описаны люди той поры, о том, как они буквально горели коммунистическими идеями и желанием построить новую жизнь, создать новое общество.
Лично для меня роман был созвучен роману А. Мариенгофа «Циники» и М. Дурново «Мой муж Даниил Хармс». Но если в тех описывается интеллигенция, с трудом пытающаяся вписаться в реалии нового времени, то здесь представлены люди из других слоев общества, впитавших новаторские идеи и жившие ими.
Группа молодых людей, большинство из которых сбежали из дома по идейным разногласиям, в соответствии с реалиями времени, живет в «коммуне» – занимают три комнаты в бывшей буржуйской квартире, отобранной у женщины-стоматолога, которая проживает со своим сыном Гришкой здесь же. Показаны удручающие условия жизни, которые, впрочем, молодежь переносит стойко – квартира кишит клопами: «Они были всюду. Только в гладильной доске их не было». По этой причине главная героиня на ней и спит. Царит ужасающая бедность – есть практически нечего: «Мы пили морковный чай, заваренный в медном чайнике, и ели пайковый хлеб, иногда с солью». В коммуне устраивают пир, когда получают посылки из дома. Одежда, чуть ли не лохмотья, которые тем не менее имеют божеский вид: ситцевые платьишки, расползающиеся по швам, девочки аккуратно крахмалят. На ногах носят «деревяшки»: «Девчата с особым шиком постукивали ими по тротуару. Поэтому они назывались еще «лапцым-дрицым». Когда стояла жара, деревяшки не стучали, а оставляли на мягком асфальте вмятый след. Если ремешки, на которых держалась деревянная подошва, обрывались, то «лапцым-дрицым» складывались бутербродиком и засовывались в портфель, а их обладательницы продолжали путь босиком».
Но молодежь той поры не унывала, и не заморачивалась неустроенностью быта. Насыщенно жили богатой на события жизнью. Без конца ходила в какие-то кружки, секции, на лектории, занимались подработкой, обожали поэтическое творчество, и каждый второй пробовал сам писать стихи: «Мы все ходили с туго набитыми портфелями. В них носили пайки хлеба, протоколы собраний и стихи пролетарских поэтов… »
Главная героиня, по паспорту Таисия Смолокурова, Тая, но предпочитающая домашнее имя Елена, а по-свойски так и вообще Лелька, руководит кружками политграмоты на нескольких фабриках, производивших спички. Она по нескольку раз в неделю приходит к рабочим, чтобы донести до них все плюсы революции. Восхищает подкованность молодых людей той поры в политических вопросах. Они знали все, что делается в каждом уголке мира, газеты зачитывались до дыр, а потом до хрипоты обсуждались новости.
Очень много интересных бытовых подробностей той эпохи можно подчерпнуть на страницах книги: «Трамваи не ходили, автобусы тем более». В каждом квартале появились «паштетные». Не «кафе», а именно «паштетные», так как по мнению хозяев такое название выглядело скромнее и соответствовало духу времени: «Иногда нэпманы, подделываясь под советский стиль, называли свои заведения сокращенно. «Растмаслопонч» – это звучало как боевой клич неведомого племени, но означало всего лишь ларек, где жарились на постном масле пончики».
Школы не работают, «учитесь сами» – говорят оставшиеся учителя. В коммуне идею самообразования решили поддержать, и выбрали преподавателем математики Федю Доценко, потому что у него был солидный вид: «он носил очки и чесучовый пиджак своего отца. Сам был высокий и жутко худой. В общем – интеллигент».
С правописанием и орфографией творится непонятно что. Поэт Панкрат Железный пишет записку для Лельки с ужасающей безграмотностью, так как «как мы все игнорировал не только твердый знак, но и мягкий – из протеста против старой орфографии. А заодно и знаки препинания – пусть буржуи препинаются, им делать нечего».
Вскоре ребята записали в ЧОН – части особого назначения из коммунистов и комсомольцев. Вечерами тренировались в стрельбе из нагана. Затем их, таких молодых и по-детски восторженных, бросили буквально в мясорубку – бороться с многочисленными бандами. Именно здесь Лелька прошла свои первые университеты – она увидела кошмарную жестокость и смерть друзей, и это её кардинально изменило. Вернувшись домой, она больше не шестнадцатилетняя балаболка, полемизирующая о революционных идеалах, она боец, который не задумываясь сможет направит оружие на обидчика и хладнокровно нажать на курок. Осознание этого момента напугало, по-моему, и ее саму.
Её направляют на учебу на юриста, чуть позже она поступает практиканткой в губернский суд к народному следователю Шумилову. Здесь повествование перерастает в детектив. Вместе со своим наставником, будто Шерлок Холмс и Ватсон, они расследуют каверзные дела, одним из которых явилось дело фальшивомонетчиков. Во время задержания главаря банды Шумилов получил серьезное ранение. После выздоровления он получил назначение в московскую прокуратуру, и ходатайствует о переводе вместе с собой товарища Смолокурову в должности старшего следователя. Там юная сыщица участвует в расследовании запутанных и колоритных историй. Чего только стоит загадочное дело об исчезновении Гертруды Тилле, и найденное в её личных архивах странное фото породистого рысака, участвующего в скачках.
Книга и на сегодняшний день представляет интерес не только как образец литературы о молодежи начала XX века, но и для людей, занимающимся историей уголовного дела в России. Также, поскольку написано все же женщиной, из нее можно подчерпнуть сведения о моде той поры, особенно женской. Например, во время сдачи экзамена профессор делает замечание, что «печать нэпа» лежит на облике главной героини. При этом имелся в виду её «новый зеленый костюм, сшитый по тогдашней моде: жакет типа «толстовки», юбка по щиколотку. А также желтые туфли фасона «пупсик» на высоком каблуке, спереди со шнуровкой на два пистона и бантиком». Сразу хочется полезть в интернет и погуглить, что это за «пупсик» такой.
Конечно, несколько забавно выглядят рассуждения главной героини о капитализме и о нэпе, как о явлениях, изживающих себя, горячее осуждение буржуазного танца фокстрот, попыток развенчать криминалистическую теорию Ломброзо. Но в этой книге – целая эпоха взросления молодых горячих сердец, чересчур идеалистически настроенных, но которым пришлось столкнуться с суровыми реалиями жизни. Та же Тая вынуждена уйти с любимой работы из-за необъективности начальства. Во время очередного расследования убийства, она догадывается, кто настоящий преступник. Но тот является начальником строительства крупного и важного для страны объекта. Начальство Таи её доказательства признает необоснованными, и под суд идет другой человек. Чтобы сбежать от этой несправедливости, она уезжает в тайгу. Там она меняет несколько профессий, ей доводится работать в нечеловеческих условиях, буквально на износе физических возможностей, но тем не менее она счастлива. Именно там она встречает свою настоящую любовь. На протяжении всех значимых событий её жизни Лелька, как поэтическая натура видит появление невидимого всадника, тихо едущего в серебряном седле месяца, знаменуя своим появлением новый этап в ее жизни.

Песочные часы
Книга об антифашистском подполье в самом сердце Германии во время Второй Мировой войны.
Рудольф Шерер, восемнадцатилетний парнишка приехал в Германию из СССР за несколько недель до начала войны. Его родители, по национальности немцы, а по политическим убеждениям социалисты и антифашисты, эмигрировали в Россию несколько лет назад, сбежав из своей страны из-за гонений. Руди, полностью разделяющий взгляды родителей, приехал в Нацистскую Германию в качестве подпольщика. Ему нужно выяснить, живут ли по старым адресам люди, партийные функционеры, и радировать об этом. По легенде он – Вальтер Занг, приехавший погостить у бабушки. Но, в назначенный день придя к заброшенному дому, где была спрятана рация, Руди с ужасом обнаруживает, что дом разрушен, а всю площадку сровняли с землей в связи с грядущим строительством.
Поначалу его охватывает паника. Он буквально раздавлен этим событием. Один, в чужой стране, не имеющий возможности выйти на связь с близкими, чтобы сообщить, где он и что случилось. Кроме того, начинается война, и все пути возвращения на родину для него отрезаны. С этих пор он вынужден сам заботиться о себе. Ему требуется немалое мужество, чтобы взять себя в руки, не допустить ни малейшей ошибки и не выдать себя. Чувство одиночества, тревога за родных и близких, незнание, как выйти на «своих», буквально разъедают его. Он вынужден носить личину Вальтера Занга и буквально мимикрировать в чужой среде. Ежедневно выслушивать нацистские речи, читать в газете торжествующие новости о скорой победе над дикой варварской страной, и мучиться от невозможности вести полноценную борьбу против фашизма, которую он мог бы вести. Он снимает комнату у старушки-нацистки с фотографией фюрера на комоде, и устраивается кельнером в бирхалле – пивной ресторанчик «Песочные часы». Ведя неприметную жизнь официанта, Руди все время держит ушки на макушке, и постепенно приходит к пониманию, что хозяин «Песочных часов» занимается не только продажей пива и соленых крендельков. Так Руди, благодаря провидению, находит единомышленников.
Символом бирхалле, как и жизни Руди, являются песочные часы, которыми можно управлять, повернув, например, время вспять, и можно отмерять целые куски жизни по этим часам, отмеряя начало новой вехи. И даже когда жизнь совершает крутой поворот, главной герой знает, что часы идут, и, значит, жизнь продолжается.

Ольховая аллея: повесть о Кларе Цеткин
Жизнеописание революционерки и активного партийного деятеля, одной из основателей Коммунистической Партии Германии, активного борца за права женщин, Клары Цеткин, в девичестве Клары Эйснер.
Так как биография написана женщиной, которая сама является ярой коммунисткой, то понятно, что в книге Клара Цеткин выведена в единственном ключе – как легенда, стоявшая у истоков революционной борьбы, как борец за коммунистические идеалы, как несгибаемый лидер в борьбе за основание Второго интернационала, как бессменный редактор социал-демократической газеты «Равенство». На личной жизни акцент не сделан, хотя основные вехи обозначены. Симпатия к Осипу Цеткину – революционеру-эмигранту из царской России, участнику народнического движения, успевшему побывать в тюрьме, а затем и влюбленность. Но влюбленность описана скупо и сухо – строго в рамках приличия на фоне их общих политических интересов, как соратников по партии. Также вскользь упоминается рождение и взросление двух ее сыновей, второе её замужество с художником с Фридрихом Цунделем, который был моложе Клары на 18 лет. Зато очень подробно описаны ее встречи с единомышленниками – с Лаурой Лафарг – дочерью К. Маркса, Августом Бебелем, Карлом Либкнехтом, Розой Люксембург. Довольно подробно описаны ее встречи с рабочими на всевозможных предприятиях, о том, как она тщательно готовилась к этим выступлениям. В долгой борьбе она безупречно овладела ораторским мастерством, умением полемизировать с достойными противниками, у нее были все задатки лидера, и безусловно, она была харизматической личностью, умевшей убеждать и вести за собой. Её агитационные способности трудно недооценить – благодаря Кларе Цеткин социал-демократическое движение женщин Германии было одним из сильнейших в Европе.

Источники об Ирине Гуро:

[Гуро] Соболь, Раиса Романовна [Электронный ресурс] // Википедия. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Соболь _Раиса_Романовна
Какурина, Д. А. Гуро И. // Краткая литературная энциклопедия Т. 2. / гл. ред. А. А. Сурков.– М.: Сов. энцикл., 1964. – Стб. 453. – Режим доступа: http://feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke2/ke2-4533.htm  
Ревзин Михаил Ефимович [Гуро Ирина] // Тумшис, М. А., Золотарев, В. А. Евреи в НКВД СССР. 1936-1938 гг. Опыт биографического словаря. – М., 2017. – Режим доступа: https://iknigi.net/avtor-vadim-zolotarev/133388-evrei-v-nkvd-sssr-19361938-gg-opyt-biograficheskogo-slovarya-vadim-zolotarev/read/page-34.html

Книги Ирины Гуро:

Гуро, И. Арбатская излучина / И. Гуро. – М.:  Моск. рабочий, 1979. –
Гуро, И. Взрыв: повесть / И. Гуро. – М.: Дет. лит., 1976. – 191 с.
Гуро, И. Горизонты: повесть о С. Косиоре / И. Гуро, А. Андреев. – 2-е изд. – М.: Политиздат, 1979. – 407 с. – (Пламенны революционеры). – Режим доступа: https://www.libfox.ru/410691-irina-guro-gorizonty.html
Гуро, И. И мера в руке его… Песочные часы: романы / И. Гуро. – М.: Сов. Писатель, 1981. – 624 с.
Гуро, И. Невидимый всадник / И. Гуро. – М.: Молодая гвардия, 1982. – 336 с. – (Стрела). – Режим доступа: http://e-libra.su/read/367825-nevidimyy-vsadnik.html
Гуро, И. Ольховая аллея. Повесть о Кларе Цеткин / И. Гуро. – М.: Политиздат, 1973. – 416 с. – (Пламенные революционеры)
Гуро, И. Песочные часы : роман / И. Гуро. – М.: Сов. писатель, 1976. – Режим доступа: https://e-libra.ru/read/517594-pesochnye-chasy.html
Гуро, И. Ранний свет зимою / И. Гуро. – Новосибирск: Западно-Сибирское кн. изд-во, 1966. – 268 с.
Олеся Согрина, заведующая библиотекой № 10 «Радуга»

3 комментария:

  1. Каким же подонком надо быть, чтобы служить той власти, которая тебя по клевете на зону упекла. Или же они знали за собою вину, поэтому воспринимали свой арест, как должное.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Владимир, "не судите, да не судимы будете"

      Удалить
    2. Олеся Согрина4 апреля 2020 г., 13:00

      Сейчас сложно сказать, чем на самом деле руководствовался человек. Но мне кажется, что Гуро была действительна верна делу партии, верила, что выполняет важную работу для молодого государства и поэтому была уверена, что осуждена ошибочно. Именно поэтому и боролась так рьяно за свое освобождение — писала письма во все инстанции. Удивительно другое — что её услышали и отпустили. Быть может поэтому и осталась в органах после освобождения — была благодарна, что вышестоящие инстанции разобрались, что она не виновна. Люди той эпохи буквально жили идеями становления нового времени, верили в справедливое государство. Одно скажу точно — не дай Бог попасть в такую мясорубку, пережить предательство близкого человека, побывать в застенках и суметь выжить и не растерять себя. Безусловно, Ирина Гуро очень сильный человек

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...