понедельник, 7 сентября 2015 г.

А.И.Куприн: «Для многих читателей я просто добрый товарищ и занятный рассказчик. И все»


7 сентября 1870 года родился знаменитый русский писатель и драматург Александр Куприн…
Эта дата – прекрасный повод, чтобы перечитать его поистине современные повести и рассказы. Почему современный, спросите вы? Потому, что он писал о том, чего нам всем сегодня не хватает, о том, что мы не ценим и не воспитываем в своих детях. Он писал о любви, сострадании, совести, о там, что делает человека настоящим. Куприн  – мастер эмоциональных, страстных историй, читая которые душа начинает трудиться.
Человек удивительной судьбы, обладавший редким даром цепко и страстно любить жизнь и торопиться испытать в ней все возможные роли.


Он творил в эпоху модернистов, символистов, акмеистов, футуристов  и не стеснялся быть реалистом. В его рассказах и повестях вы найдете описание пейзажей, жанровых сцен и портреты, но везде главный герой – бьющая ключом жизнь, в которую хочется зайти и окунуться с головой. Самые плодотворные годы литературной деятельности А.И. Куприна совпали с годами необычайного расцвета русской литературы, когда творили Л.Толстой, А.Чехов, И. Бунин, Л.Андреев, М.Горький. Разумеется, эти мэтры в значительной мере заслоняли имя Куприна, хотя его повести и рассказы гремели на всю Россию. Но такие вещи как «Гранатовый браслет»,  «Суламифь», «Олеся», «Гамбринус», «Яма» стали каждая по-своему культовыми вещами!
Прожил он недолго, но пестро и ярко, и не за письменным столом. «Чем только <он> не был! – поражался Бунин. – Изучал зубоврачебное дело, служил в каких-то конторах, потом на каком-то заводе, был землемером, актером, мелким журналистом». А еще был и рыбаком, и борцом в цирке, и судебным приставом, и псаломщиком, и охотником… Когда Куприн стал заниматься литературой профессионально, он не утратил этого страстного интереса к экспериментам. В скандально знаменитом романе «Яма» весьма похожий на автора репортер Платонов говорит: «Ей-богу, я хотел бы на несколько дней сделаться лошадью, растением или рыбой или побыть женщиной и испытать роды; я бы хотел пожить внутренней жизнью и посмотреть на мир глазами каждого человека, которого встречаю».
Куприн обладал необыкновенной способностью сближаться с разными людьми. В Одессе он познакомился  с Андреем Белым, Степаном Гавриловичем Скитальцем, журналистом Василием Ивановичем Немировичем-Данченко (братом одного из основателей МХАТа), Семеном Юшкевичем, журналистом Лазарем Карменом (отцом выдающегося кинодокументалиста Романа Кармена), Корнеем Чуковским, юристом Антоном Антоновичем Богомольцем, врачом Л. Я. Майзельсом и талантливой артисткой Верой Леонидовной Юреневой, выступавшей в Одессе в 1909 году. В дружеских отношениях был с И.Буниным, А.П. Чеховым, Л.Н.Толстым, Д.Маминым-Сибиряком, Вересаевым, Ф. Шаляпиным. К. Чуковский вспоминал, что у А. И.Куприна был «деревянный альбом» (столешница), поверхность которого была покрыта автографами знаменитых людей: Ф.Батюшкова,  А.Белого, И.Бунина и др. Сегодня эта доска хранится в Пушкинском доме.
Среди верных друзей  у Куприна были люди и невысоких рангов: И. Поддубный, И. Заикин, а так же циркачи, рыбаки и другие люди из простого сословия. Писатель стремился узнать и понять, как живут и работают люди разных профессий. Он посещал металлургические заводы, спускался в угольные шахты, поднимался в воздух, в водолазном костюме шагал по морскому дну, а в сорок три года вдруг начал всерьез учиться «стильному» плаванию. Его друзьями были знаменитый дрессировщик Анатолий Дуров и клоун Жакомино, рыбак Николай Констанди. Он сдружился с некоторыми балаклавскими рыбацкими атаманами, ходил с рыбаками в море на баркасах, греб веслом наравне с другими, а на берегу охотно сидел с ними в кофейне.
У писателя всегда была тяга к цельным и сильным натурам. С разносторонним спортсменом и одним из первых русских воздухоплавателей и летчиков, большим энтузиастом и популяризатором авиации в России Сергеем Исаевичем Уточкиным Александр Куприн познакомился в 1904 году в Одессе, на Большом Фонтане. Они подружились, и эта дружба связывала их долгие годы. Бывая в Одессе, Куприн встречался с отважным авиатором, а Уточкин, приезжая в Питер, тотчас торопился повидаться с Александром Ивановичем. 13 сентября 1909 года Куприн совершил с Уточкиным полет на воздушном шаре. Кроме них, в полете приняли участие еще редактор «Одесских новостей» И.М.Хейфец и корреспондент газеты «Русское слово» И.А.Горелик. Как вмещались эти четыре человека в сплетенной из лозы корзине высотой 95 и периметром по борту 480 сантиметров - представить трудно.
Об этом полете Куприн оставил яркие воспоминания. «Пилот говорит, что можно садиться в корзину. Легко сказать - садиться, но как туда влезешь вчетвером? Корзина не больше как мне по пояс, в верхнем обрезе два квадратных аршина, книзу немного суживается... садимся со всей смехотворной неловкостью, на которую только способны новички...»
Многие из писателей оставили такие волшебные воспоминания о Куприне, читая которые представляешь его живым и остается сильно пожалеть, что не встретишь его никогда.
Так, например, интересный случай.
«Самый чуткий нос России». Так Федор Шаляпин представил однажды гостям своегодруга –  писателя Александра Ивановича Куприна. Некий французский парфюмер, присутствовавший на том вечере, решил вдруг устроить новоявленному гостю настоящий экзамен. Он предложил Куприну определить состав духов –  последнюю разработку его фирмы. Француз явно намеревался сбить спесь с самоуверенного русского: подобное задание не всякому и профессионалу под силу. Когда экзаменуемый медленно, но уверенно перечислил все основные ароматы парфюма, француз схватился за голову: «Не понимаю! Как!? Как это может быть, что вы, человек с таким редким дарованием, можно сказать, с настоящим собачьим нюхом, – и вдруг какой-то писатель?!»
Современники шутили, что в Куприне было что-то «от большого зверя». Д. Мамин-Сибиряк вспоминал: «Куприн имел одну несколько странную привычку – настоящим образом, по-собачьи, обнюхивать людей. Многие, в особенности дамы, сильно обижались...». Впрочем, одна из дам,  писательница Н. Тэффи, искренне восхищалась его даром: «Вы обратите внимание, как он всегда принюхивается к людям! Потянет носом, и наконец, знает, что это за человек!».
По части запахов у Куприна был единственный соперник – Иван Бунин. И когда онисходились вдвоем, между ними начиналось состязание: кто определит более точно, чем пахнет, например, цирковая арена или ближайший трактир. Однажды в большой писательской компании зашел спор о том, чем пахнет женщина. «Женщины пахнут сливочным мороженым», – заметил Чехов. «А мне кажется – цветками липы, слегка подвявшими»,– подал голос Бунин. Куприн, сделав небольшую паузу, сказал: «А, по-моему, молодые девушки пахнут арбузом и парным молоком. А старушки, здесь на юге,– горькой полынью, ромашкой, сухими васильками и ладаном». Чехов, в знак признания победы, пожал Куприну руку...
Каким его запомнили современники?
По воспоминаниям К. Чуковского («Портреты и этюды»): «В то время, Александр Иванович производил впечатления человека даже чрезмерно здорового: шея у него была бычья, грудь и спина - как у грузчика; Коренастый, широкоплечий, он легко поднимал за переднюю ножку очень тяжелое старинное кресло. Ни галстук, ни интеллигентный пиджак не шли к его мускулистой фигуре: в пиджаке он был похож на кузнеца, вырядившегося по случаю праздника. Лицо у него было широкое, нос как будто чуть-чуть перебитый, глаза узкие, спокойные, вечно прищуренные – неутомимые и хваткие глаза, впитавшие в себя всякую мелочь окружающей жизни».
H.A. Тэффи сказала в первой главе своих замечательных воспоминаний об А. И. Куприне: «Он был романтик. Он был капитаном юношеских романов, морским волком с трубочкой-носогрейкой в зубах, завсегдатаем портовых кабачков. Он чувствовал себя храбрым и сильным, грубоватым внешне и поэтически-нежным душевно».
К. Г. Паустовский не без основания писал: "По размаху своего таланта, по своему живому языку Куприн окончил не только «литературную консерваторию» но и несколько литературных академий». Л. Толстой не раз восхищался рассказами Куприна «Ночная смена», «В цирке», хорошим знанием армейского быта в «Поединке». «У него настоящий, прекрасный настоящий талант», - сказал Л. Толстой о Куприне в 1906 году. И. Бунин восторженно говорил о многих рассказах Куприна, восхищался их «разнообразными достоинствами... тем, что преобладает в них: свободой, силой, яркостью повествований, его метким и без излишества щедрым языком...».
Он происходил из знатной, но обедневшей татарской семьи. Происхождением гордился. Уже в детстве попал с матерью во Вдовий дом, где испытывал унижения от нищеты.
Нерадостно было и отрочество Куприна. Несомненно, правы были те, кто говорил, что «многое в его противоречивом характере можно объяснить казенным детством, военным воспитанием». Как и его старшие сестры, он мог получить образование только за казенный счет, ценой хлопот и унижений матери. Сначала, в возрасте 6 лет, он был определен в сиротский пансион Разумовского, затем, в возрасте 10 лет, поступил во 2-ю военную гимназию, вскоре преобразованную в кадетский корпус, а по окончании кадетского корпуса, уступая слезным мольбам матери, выдержал экзамены в Александровское военное училище. Военное детство писатель отразил в значимых повестях.
Куприн объяснял название повести «Поединок» так: «Всеми силами моей души я ненавижу годы моего детства и юности, годы корпуса, юнкерского училища и службы в полку. Обо всем, что я испытал и видел, я должен написать. И своим романом я вызову на поединок царскую армию». «Поединок» (1905) – это, как известно, повествование, написанное по мотивам личного опыта службы в полку. 
Военному детству посвящена и маленькая повесть «На переломе (Кадеты)» (1900), а военной юности в юнкерском училище – роман «Юнкера» (1928–1932). Вместе они составляют единую трилогию, однако осмысление событий в них разное. Если «На переломе» и «Поединок» проникнуты обличительным пафосом, то «Юнкера» – произведение ностальгическое, в котором картины прошлого предстают в светлых тонах, хотя мрачные стороны училищного быта тоже не обходятся молчанием.
Конечно, эти произведения и сегодня заслуживают внимания читателей, особенно юношей, которым не чуждо желание стать настоящими мужчинами, по которым стосковались современные девчонки.
Интересно, что именно военное воспитание сделало Куприна физически сильным. «Человек должен развивать все свои физические способности, – говорил он. – Нельзя относиться беззаботно к своему телу. Среди людей интеллигентных профессий я очень редко встречал любителей спорта и физических упражнений. А наши литераторы, на кого они похожи – редко встретишь среди них человека с прямой фигурой, хорошо развитыми мускулами, точными движениями, правильной походкой. Большинство сутулы или кривобоки, при ходьбе вихляются всем туловищем, загребают ногами или волочат их – смотреть противно. И почти все они без исключения носят пенсне, которое часто сваливается с их носа». Оцените актуальность мысли!
В дальнейшем А.И.Куприн расстается с военной карьерой, изучает Россию не меньше М.Горького и погружается в мир литературы.
На жизненном пути его встретились две необыкновенные и, не побоюсь расчетливо сказать, «своевременные женщины», каждая по-своему помогала писателю в свое время.
Первая, Мария Карловна Давыдова, барышня образованная и общительная, беседы с литераторами были для нее не в новинку. Мария Карловна была посвящена и в замыслы произведений, над которыми работал А.И.Куприн. Она была человеком ярким, умной собеседницей, стиль ее воспоминаний свидетельствует о литературной одаренности. Во многом она направляла писателя и оригинально боролась с его ленью, используя чары любви. Так, известен случай, когда Мария Карловна съехала с их общей квартиры и закрыла перед Куприным двери съемной. Причина была проста. Она разрешала мужу встречу только после написания очередной главы. Они были счастливы, но, видимо, двум сильным людям просто оказалось тесно под одной крышей, и Мария Карловна, как многие эмансипированные и яркие женщины, не умела создать уют домашнего очага, о котором с детства мечтал Куприн. Понятно и то, что сам он со своим неукротимым нравом мало подходил на роль идеального мужа светской женщины.
По уходу за дочерью Куприных помогала сестра гражданской жены Д. Мамина - Сибиряка Лизонька, которая вернулась с Русско-японской войны, где была в качестве сестры милосердия.
Итак, он признался ей в любви. Расторгнув брак с Марией Карловной, Куприн оставил ей участок в Балаклаве и право на издание всех опубликованных ранее произведений, поэтому сам в первые годы второго брака вновь испытывал денежные затруднения. Жил он с новой семьей некоторое время в Гатчине, снимал дачу, затем, в 1909 г., переехал в Одессу. 
В отличие от Марии Карловны, Елизавета Морицовна, напротив, на главные роли не претендовала. Любопытную деталь о жизни Куприных оставила в своих воспоминаниях жена Ивана Бунина, Вера Николаевна Муромцева. Она рассказала, как ее муж и Куприн однажды заскочили ненадолго в "Пале - Рояль", где "застали Елизавету Морицовну на площадке… третьего этажа. Она была в домашнем широком платье (Лиза в это время ждала ребенка)". Бросив ей несколько слов, Куприн с гостями отправился в поход по ночным притонам. Продолжалось это не час и не два, и все это время беременная женщина простояла в ожидании на лестничной площадке.
Лизонька, с ее мягким характером, умением дарить любовь и заботу,  превратилась в настоящую сиделку, опекуншу и музу Александра Куприна. Она возьмет все хлопоты по дому, по уходу за писателем. Она будет наблюдать, как гаснет писатель в Куприне. Она пошлет телеграмму  Марии Карловне о смерти А.И.Куприна. А позднее одинокая и забытая повесится в блокадном Ленинграде…
Как позднее вспоминала их дочь Ксения: «Любовь к Лизе возвращает его к давнишней мечте о пересказе «Песни песней», о великой любви царя Соломона к простой девушке из виноградника». Так появилась знаменитая «Суламифь», а позднее гимн, торжествующий любви – повесть «Гранатовый браслет».
Все эти произведения А.И.Куприна, «Олеся», «Суламифь», «Гранатовый браслет» – величайший образчик литературы о любви, без которых невозможно понять бесценность этого божественного дара.
Об А.И.Куприне написано много, но, на мой взгляд, наиболее достоверно, поэтично и любовно говорил о нем К.Паустовский («Поток жизни»): «Есть у Куприна одна заветная тема. Он  прикасается к  ней целомудренно, благоговейно и нервно. Да иначе к ней и нельзя прикасаться. Это-тема любви… Один из самых благоуханных и томительных рассказов о любви – и самых печальных – это купринский «Гранатовый браслет».
Я предлагаю вам окунуться в «поток жизни» купринских повестей и рассказов, обогатив себя яркими, страстными эмоциями и открыть для себя неизвестные страницы его жизни.

Источники:
http://www.kuprin.org.ru/- Классик отечественной литературы Александр Иванович Куприн.
http://a-i-kuprin.ru/ Куприн Александр Иванович.Разделы: произведения, библиотека, ссылки
http://www.portal-slovo.ru/philology/37245.php - Образовательтный портал «Слово».Ничипоров И.Б. А. И. Куприн. Очерк творчества.
http://www.rg.ru/2014/05/29/kuprin.html -Чуковский К. Портреты и этюды
http://www.vinograd.su/education/detail.php?id=42835 – Александрова Т.Л. А.И.Куприн. Жизнь и творчество.
http://www.greatwomen.com.ua/2008/05/07/elizaveta-moricovna-kuprina/ - Знаменитые женщины. Елизавета Морицовна Куприна

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...