вторник, 16 августа 2022 г.

Редкое знакомство. Наталья Кончаловская

Н.П.Кончаловская и Н.А.Капитонова

Продолжает цикл воспоминаний легендарного челябинского библиотекаря Надежды Анатольевны Капитоновой рассказ об известной писательнице Наталье Петровне Кончаловской:

Мне очень нравится телепередача «Москва. Пешком…». Может быть потому, что я и родилась в Москве, и училась в московском институте, но Москва непознаваема. И в одной из последних передач ведущий Михаил Жебрак несколько раз процитировал стихи Натальи Кончаловской из ее знаменитой книги «Наша древняя столица», которую знали в свое время все школьники страны. И я, естественно, который раз вспомнила свое удивительное знакомство с Натальей Петровной.

Я прошу прощения, если я в чем-то повторюсь. О встрече с Натальей Петровной я коротко рассказывала, когда писала о «Книжкиных именинах». И есть моя статья о Кончаловской в «Литературной карте области» (ЧОУНБ).

Мне когда-то друзья подарили ее книгу «Дар бесценный», которую она посвятила своему знаменитому деду – художнику Василию Сурикову. Мне была интересна эта книга еще и потому, что Суриков и мой отец – земляки – красноярцы. И было время, когда я побывала в доме-музее Сурикова. Кроме того, в библиотеке была целая библиотечка ее книг для детей, стихи, проза, сказки… Но мне и в голову не приходило, что придет время, и я познакомлюсь с автором всех этих книг. А произошло это знакомство в далеком теперь 1973 году.

Дело в том, что в конце 60-х годов прошлого века наша областная детская библиотека, (а я тогда была ее директором), начала проводить в Неделю детской книги областные праздники книголюбов-школьников. Мы были не одни в этом деле. Нам помогал Обком комсомола и областное общество книголюбов. И появилась традиция – приглашать на эти праздники известных писателей из Москвы. За приглашения отвечали комсомольцы. К нам приезжала Лидия Либединская, Анатолий Маркуша, Маргарита Алигер…

А весной 1973 года незадолго до нашего праздника мы узнаем, что к нам никто не приедет. Обком комсомола на сей раз не сработал. За неделю до праздника меня вызвали в Москву на традиционное совещание по детской литературе. Вел совещание Сергей Михалков. В зале много знакомых писательских лиц, но к кому бы я ни подошла, все уже заняты на Неделю детской книги. Я уже была в полном отчаянии. И вдруг в самый последний день, в конце совещания в президиуме появилась наша Людмила Татьяничева (она тогда уже работала в Москве). Мы с нею в Челябинске были знакомы. Еле дождалась конца разговоров, кинулась на сцену и стала просить ее о помощи. Она меня успокоила, дала номер своего домашнего телефона, велела вечером позвонить. Вечером звоню, Людмила Константиновна называет мне имя Натальи Петровны Кончаловской.

Я не поверила своим ушам, я знала, что она внучка Сурикова, дочка Академика живописи Петра Кончаловского, крестница скульптора Сергея Коненкова, жена Сергея Михалкова, теща писателя Юлиана Семенова («Семнадцать мгновений весны»), мать двух режиссеров – Никиты и Андрея… Но она и сама известная писательница, поэт, переводчик, рассказчик. Человек высокой грамотности и культуры. Да еще и не очень молодой. Ей тогда было 70 лет.

С удивлением думала, что ей Челябинск? Ей, которая видела много стран, вращалась в уникальном обществе… Оказалось, что Наталья Петровна и Людмила Константиновна были подругами. Представляю, как влюбленная в Урал Татьяничева рассказывала подруге о Южном Урале. Потом я узнала из ее книги, что она перед отъездом разговаривала с режиссером Сергеем Герасимовым, нашим земляком, который тоже объяснялся ей в любви к нашему краю. Кто не знает, в Кундравах есть музей его имени. А Кончаловская никогда не бывала в наших краях. Она была человеком очень любознательным и легким на подъем.

И вот мы стоим на вокзале с Сашей Романовой из Обкома комсомола, встречаем Наталью Петровну. Увидели красивую, статную женщину, чем-то похожую на Татьяничеву. 

Устроили в гостиницу «Южный Урал». Она была очень проста в обращении, совсем не капризна. Только предупредила, что у нее больные ноги, но врачи советовали ей ходить пешком. Я приуныла... Наш праздник – дело очень хлопотное, надо много успеть, не до хожденья пешком, а все бегом или на машине. Пришлось прикреплять потом знакомых людей, чтобы водили Наталью Петровну. А ей так много хотелось успеть, у нее было много планов.

У Натальи Петровны было прекрасное выступление на областном празднике. Он проходил во Дворце железнодорожников. Больше всего она рассказывала о Сурикове и читала отрывки из «Дара бесценного». Но видно не бывает бочки меда без ложки дегтя. В перерыве ребята бросились на сцену взять автографы у Кончаловской. Свою книгу она оставила на столике. Гостем праздника был и наш писатель Марк Гроссман, он сидел за столиком, но не заметил ее исчезновения. Книга пропала. Когда она мне это сказала, я очень просила не объявлять о пропаже на весь зал, что я ей отдам свою книгу. Но она не согласилась, в ее книге были заметки. Пришлось выслушать ее просьбу вернуть книгу на весь зал. Стыдоба! Книгу не вернули.

На сцене Дворца культуры железнодорожников во время детского праздника. В центре М.Гроссман.
Женщина в светлом — телевизионщик. А мы с Натальей Петровной сбоку.

Удивительно, сколько она за несколько дней успела выступить!: в Обкоме комсомола перед селькорами, институте культуры, на ЧМЗ. Смотрела, как плавится металл. Выступила на телевидении, в школе №1, перед учителями города… По 2 – 3 выступления в день!

Однажды она меня спросила, не назову ли я ей имя какого-нибудь интересного человека в нашем городе, о котором она бы написала. А у меня душа болела (и сейчас болит), что о настоящем герое никто не хотел написать книгу. Мы в 60-70-е годы прошлого века приглашали в библиотеку доктора Синякова. Георгий Федорович рассказывал ребятам о том, во что трудно было поверить. Не могу удержаться и хоть коротко расскажу о нем. Во время войны он – врач госпиталя – попал в плен, в немецкий концлагерь Кюстрин (100 км от Берлина). Ему позволили лечить наших пленных. Его врачебное уменье оценили даже фашисты, устроив ему «экзамен», который он блестяще сдал. А он не просто лечил, а спасал наших раненых и больных, помогал бежать из лагеря. Когда лагерь должны были освободить наши войска, был приказ фашистов расстрелять последних 3000 пленных. Наш доктор через переводчика сумел убедить расстрельную команду уйти, не применив оружия.

После войны его чудом не сослали в наш лагерь, потому что тех, кто был в плену, считали предателями. Он работал в больнице ЧТЗ, но никому двадцать лет не говорил о своем подвиге. Но все это время его разыскивала летчица Анна Егорова. Она попала в этот же лагерь после тяжелейшего ранения (фашисты сбили ее самолет). Немцы ждали ее выздоровления, чтобы публично казнить. А наш доктор тянул с ее лечением, спасая ее. Искали его и десять других наших летчиков, которых он сумел спасти. После войны Анна Егорова долго его искала, в 1961 году «Литературная газета» написала об Анне Егоровой («Егорушка») и о докторе Синякове. Откликнулись сотни спасенных доктором людей. Они собрались в Москве, пригласили и нашего доктора. Анна Егорова прошла у нас после плена много унизительных испытаний, но все же заслужила звание Героя Советского Союза, а доктору, несмотря на многочисленные обращения к правительству, этого звания так и не дали. Никто не взялся писать о нем книгу. Плен ему не простили.

Я созвонилась с Георгием Федоровичем, Наталья Петровна побывала у него в гостях, несколько часов слушала его воспоминания. И позже этот рассказ был напечатан в ее книге «Магнитное притяжение» («Цех человечности»). Больше того, Кончаловская побывала у доктора в хирургическом отделении больницы ЧТЗ. Он рассказал о своей особой работе. Георгий Федорович оперировал новорожденных, если у них были дефекты лица, избавляя детей от уродства.

Наталье Петровне очень хотелось попасть в Ильменский заповедник, посмотреть на знаменитые уральские редкие камни. Обком комсомола нам дал машину, и мы поехали с нею. В заповедник нас не пустили, там в это время «разгулялись» энцефалитные клещи. Зато мы побывали в минералогическом музее Миасского горного техникума. Наталья Петровна приходила в восхищение от наших самоцветов. Доехали мы до Тургояка. У нее был неподдельный восторг. А я гордилась, наша гостья была в красивейших местах Европы, но наши места покорили ее.

Пока мы ехали, была возможность поговорить с Натальей Петровной о многом: о ее книгах. Я – наивная – спросила о ее давней детской книге «Джунго, нинь хао!» («Здравствуй, Китай!») (1959)… Книга эта была написана вместе с Юлианом Семеновым. Семенов был мужем ее дочери Катерины от первого брака. Они дружили, вместе побывали в Китае. И написали свои впечатления о поездке. Но это было трудное время для Китая, когда в Китае было столько необдуманных решений властей: (поголовное уничтожение воробьев и т.д.). Наталья Петровна замахала руками: «Забудьте про эту книжку!».

Много говорили о семье Михалковых–Кончаловских. Наталья Петровна явно была центром этой большой семьи. Рассказы сыновей это подтверждают. Говорила откровенно о муже, который был не очень привязан к семье, к общему их дому на Николиной горе. Рассказывала о семейных традициях. Мне запомнилось, как она рассказывала о друзьях семьи, о гостеприимстве их дома. Я знала, что эта семья с дворянскими корнями. Наталья Петровна – дворянка по бабушке, Михалков и вовсе из старинного дворянского рода. Я видела в Рыбинске на другом берегу Волги сохранившуюся усадьбу МихАлковых. Думала, что в доме у Натальи Петровны высоких гостей угощают как-то по-особому. Оказалось, все просто. Наталья Петровна была мастером по изготовлению наливок (водка на смородине, лимоне…). Позже сыновья рассказывали, как они в детстве тайно «пробовали» эти изделия. Называли эти напитки «КончалОвка» (не путать с «КончАловкой»). Закуска – проще простого. Запомнила рецепт. Моется картошка в мундире, режется пополам, варится до полуготовности, укладывается резаной стороной вверх, посыпается тертым сыром и в духовку. К этому селедочка. И все в восторге. Представляю, какие разговоры велись за таким столом!

Перед отъездом ее в Москву мы с Натальей Петровной поспорили. Она рассказала, что является членом градостроительного Совета Москвы (за книгу «Наша древняя столица», над которой она работала 15 лет). Говорила, что без разрешения этого Совета в Москве ничего не сносится и не строится. Жизнь доказала, что это не совсем так. А еще у нее была мечта превратить главный универмаг Москвы (ГУМ), который стоит на Красной площади, в музей города Москвы, но ее мечта так и не осуществилась. В чем был спор? Когда я училась в Москве, мои единственные родные жили недалеко от того места, где сейчас снова стоит Храм Христа Спасителя. Я у них часто бывала. Рядом с храмом небольшая площадь, от которой радиусами отходят улицы: Пречистенка, Остоженка, Гоголевский бульвар, Волхонка… Там, где сливаются улицы Пречистенка и Остоженка, стояли старые двухэтажные дома, м.б. пережившие пожар Москвы в 1812 году.

Прошли годы, приехала в знакомые места. Приехала и не узнала. Старых домов на углу нет, на их месте небольшой сквер и почему-то памятник Энгельсу. А за сквером и памятником открылись прекрасные древние красно-кирпичные палаты. (Потом я узнала, что это палаты боярина Юшкова, построенные в 1680 году). Но меня удивило, что у узких окон здания вместо белокаменных резных наличников рисунки белой краской. Все это напоминает декорацию. Я об этом рассказала Кончаловской, она меня уверяла, что я не права. Что в этих палатах жил ее дед Суриков, когда оформлял Храм Христа. А она – уже большая девочка бывала в этих палатах. Там все, как принято было в старой архитектуре. Я спорить не стала, но она запомнила. И когда приехала второй раз, мы встретились. Она призналась, что я была права. Реставраторы схалтурили. Она добилась, чтобы палатам вернули белокаменные резные наличники.

Но она мне в ответ «отомстила». Пока Наталья Петровна была в Челябинске первый раз, она несколько раз вспоминала работы каслинских мастеров, знала историю мастера Василия Торокина. Купила в магазине сувениров фигурку каслинского «Орленка». А я ей подарила маленького чугунного чертика – тонкую работу каслинских мастеров. Потом она написала в «Магнитном притяжении» о своем отношении к этому чертику. Пощадила меня, не назвала моего имени: « … Я беру черта в руки, он показывает мне длинный нос. Голая спина его с отчетливо вылепленным позвоночником, и копытца на мохнатых ногах, и длинный хвост, закрученный, словно бич, спиралью, – все это выдает в нем иностранца!... В руках у меня не тот русский « домашний черт» – это, конечно, Мефистофель! И меня берет досада: почему в русские сувениры затесался немецкий черт?...»

А мне бы это в голову не пришло. Я чертика рассматривала, как чудесное мастерство наших каслинских умельцев, которые из хрупкого чугуна могли отливать такие тонкие вещи. М. б. первый чертик был сделан в давние времена в Каслях каким-то немецким мастером? Наталья Петровна мне созналась, что передарила кому-то этот мой подарок.

И вот наступило время проводов нашей гостьи в Москву. Устроить обед у меня дома я не решилась. Я жила в то время на 8 этаже, а лифт не работал. Решили мы с мужем пригласить Наталью Петровну в ресторан ее же гостиницы. Она легко согласилась А мы тогда были совсем не ресторанные люди, чувствовали себя не в «своей тарелке». Спросили, что она будет пить. Наталья Петровна предложила водки. Выпили. Не помню, чем закусили. Но тут кто-то пригласил Наталью Петровну на танец. И мы с мужем, разинув рот, смотрели, как наша гостья лихо отплясывала.

Очень тепло прощались. Она приглашала меня в гости в свою московскую квартиру, но я так и не решилась у нее побывать, о чем сейчас жалею… Мы встретились еще раз в Москве на ее творческом вечере в Доме писателей.

А 1977 году Наталья Петровна прислала мне свою книгу «Магнитное притяжение» («Дет. лит.»). Первая, самая большая часть посвящена как раз двухнедельной поездке Кончаловской к нам, в Челябинск и Магнитку. Вторая часть – «Кладовая памяти» – портреты ее знакомых: композитора Сергея Прокофьева, хирурга Александра Вишневского, Марины Цветаевой… Третья – «В поисках «Дара бесценного» – о поездке Натальи Петровны в Красноярск, на родину ее деда.

Наталья Петровна объяснила название своей книги: «Магнитное притяжение к людям, к их образам…» И, действительно, главное в ее книге – люди, видно, что она к людям относится с уважением, радостью, уменьем открывать в людях хорошее…

Один свой рассказ она посвятила Сергею Герасимову, его воспоминаниям о детстве на Южном Урале, о красоте и богатствах нашей земли. Мне кажется, нам – челябинцам это интересно.

Интересно нам читать и о ее первых впечатлениях о наших горах и озерах, которые она увидела еще из окна поезда. Челябинск показался ей «Огромным индустриальным городом». Написала она о том, какими показались ей старые и новые улицы Челябинска, наш парк культуры… Большое впечатление произвел на Кончаловскую памятник погибшим на войне ученикам у школы №1.

Много хороших слов она посвятила памятнику «Орленок». Часть из них часто цитируют: «Если бы скульптор Лев Головницкий, автор этого произведения, больше никогда ничего не создал, то все равно имя его осталось бы прославленным, настолько прочное место заняла эта скульптура в истории советского искусства…».

Про ее рассказ «Цех человечности» (о докторе Синякове) я уже писала. А не так давно в воскресное утро включила радио, а там наша журналистка Евгения Ефремова в передаче «Написано войной», к моему удивлению, читает отрывки из этого рассказа! Оказалось, она прочитала мою статью о Кончаловской, не поленилась, пошла в публичку, взяла книгу «Магнитное притяжение» и рассказала о докторе, цитируя Кончаловскую.

Нашелся у нас писатель-историк, который захотел написать о докторе книгу. Он уже написал большую работу о страшном концлагере Освенцим. Но помешали сегодняшние сложности в отношениях между государствами. Германия и Польша запретили пользоваться их архивами, а они очень нужны для книги.

Нашла Наталья Петровна слова и для описания вкусного обеда в «Уральских пельменях».

Часть своих рассказов о поездке к нам Кончаловская посвятила своей второй поездке, которая была в мае, в Магнитку. Мы успели встретиться, поговорить. Приехала она не одна, с женщиной – секретарем. И в Магнитке Наталья Петровна работала на износ. Сумела побывать на ММК, выступала в мартеновском цехе перед сталеварами… Побывала в гостях у Бориса Ручьева, с творчеством она была знакома. Встреча с поэтом была за полгода до его ухода из жизни. Она еще не могла знать, что квартира Ручьева станем музеем его имени. Свой рассказ о Ручьеве она назвала « «Мы жили в палатках».

И о других интересных людях Магнитки успела рассказать Наталья Петровна.

Прошло время со времени нашей встречи с Натальей Петровной. Почти полвека! Ее уже нет на свете. Она умерла в 85 лет. Удивительно! Как раз в эти августовские дни (2022), когда я пишу эти строчки, отмечают юбилей ее сына – режиссера Андрея Кончаловского. Ему 85.

К сожалению, мне не удалось побывать на ее могиле на Новодевичьем кладбище, где она похоронена рядом с отцом и матерью. А на доме, где была городская квартира писательницы (Поварская 35), теперь висит мемориальная доска, ей посвященная. Издаются ее книги.

Заглянула в интернет, посмотреть фото Натальи Петровны. И расстроилась. Есть ее хорошая фотография, где она молодая с маленьким сыном (похоже с Никитой). И странная подпись: «Бывшая жена С.Михалкова Наталья Сурикова». 

Очень обидно за Кончаловскую! Она не только жена, а известная писательница и поэт. И она не Сурикова, это фамилия ее славного деда. А она – Кончаловская. Такой фамилией можно гордиться.

 

А я храню в домашней библиотеке книги Натальи Петровны. Мне дороги ее автографы. В книге « Дар бесценный»: « Дорогой бесценной человечине» – Надежде Анатольевне!

Внучка русского живописца – Василия Ивановича – Наталья Кончаловская 1973 г. 27 марта

Подгоняю к 30 марта – дню Рождения сей Надежды!»

 

И автограф к «Магнитному притяжению»: «Дорогой Надежде Анатольевне! На добрую долгую память о нашей интереснейшей встрече! С благодарностью

Наталья Кончаловская. 1977.»


Я и храню эту добрую память. Свидетельство этому – мои о ней воспоминания.

 

Н.Капитонова

 

Читайте еще воспоминания Надежды Анатольевны Капитоновой:

Книжкины именины

«Штучная дама» Лидия Либединская

Великая женщина Белла Абрамовна Дижур

Владимир Караковский. Друг – «Учитель милостью божьей»

 

И пост в нашем блоге

«Жизнь мне слово подарила» к 115-летию со дня рождения Н. Кончаловской

10 комментариев:

  1. Всегда жду воспоминания Надежды Анатольевны, в них приводятся очень интересные подробности, раскрывающие вроде бы известных личностей с неожиданной стороны. Пожалуйста, почаще радуйте нас такими рассказами.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Ольга! Обязательно передадим Ваши теплые слова и пожелания Надежде Анатольевне)

      Удалить
  2. Спасибо за рассказ. Заинтересовала книга "Магнитное притяжение", поискала в интернете текст, но не нашла. А в библиотеках, наверно, уже нет нигде? Вот бы почитать и про "Орлёнок", и про доктора, и описание обеда в «Уральских пельменях"...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Книга Н.П. Кончаловской Магнитное притяжение : рассказы о встречах - Москва : Детская литература, 1976. - есть в библиотеке №14 им. Н.В.Гоголя
      Рассказы из книги "Магнитное притяжение" вошли в двухтомник Н.П.Кончаловской "Избранное" - спрашивайте в Центральной библиотеке им. А.С.Пушкина и библиотеках №№ 1, 12, 22

      Удалить
  3. Это прекрасная рубрика! Надежде Анатольевне есть, что рассказать. Жаль, что по радио ее прекрасный голос теперь не слышно стало:((

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, передадим Ваше восхищение Надежде Анатольевне) И, конечно, согласны с Вами, жаль, что исчезли из радиоэфиров интереснейшие, живые рассказы такого редкого профессионала

      Удалить
  4. Как всегда у Надежды Анатольевны, много милых мелочей, чёрточек, позволяющих лучше узнать человека. Даже рецептик кулинарный. А можно ещё воспоминания? Они такие уютные, неформальные. Спасибо.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, обязательно передадим Надежде Анатольевне все приятные слова и комплименты и попросим новые воспоминания. 27 августа в нашем блоге читайте рассказ Надежды Анатольевны о ее ближайшем друге, уникальном человеке Татьяне Леонидовне Ишуковой, которой в этот день исполнилось бы 85 лет

      Удалить
  5. Надежда Анатольевна, не могли бы Вы подробнее рассказать о докторе Синякове? Наверняка в копилке ваших встреч и знакомств есть воспоминания и об этом удивительном человеке.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Галина, Надежда Анатольевна советует прочитать рассказ Натальи Кончаловской «Цех человечности» в книге «Магнитное притяжение». Рассказ написан по воспоминаниям Георгия Федоровича Синякова, беседам с ним, и лучше прочитать его

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...