среда, 15 июня 2022 г.

Тополя: 55 стихотворений и 7 песен

 

Тополь

На родине далекой

В веселом свете дня

Стоит кудрявый тополь —

Старинная родня.

Когда-то из предместья

Отец его принёс

С тех пор с тобою вместе

Он год за годом рос.

До солнца был он жаден,

Незаменим в игре.

Немало темных ссадин

Осталось на коре.

Когда бывало туго,

Казался свет не мил —

Ты с молчаливым другом

Печаль свою делил.

Но, несмотря на дружбу,

Войти не смел он в дом,

И в дождь, и в злую стужу

Топтался под окном.

Но отмелькало детство...

К любви и славе глух,

Он стлал твоей невесте

Под ноги белый пух.

Оставив кров свой милый,

Судьбой с отчизной слит,

Ты обошел пол мира,

А тополь все стоит.

Годами умудренный,

Уверен он в одном:

Ты, пережив все войны,

Придешь в родимый дом,

Где все любимо с детства,

Все дорого до слез:

Не только в землю — в сердце

Кудрявый тополь врос.

Л. Татьяничева

 

Тополёк

Наш кудрявый тополёк

Возмужал до срока.

Как зелёный огонёк,

Виден издалёка.

На виду у всех стоит,

Машет головою.

Только тем и знаменит,

Что звенит листвою.

А ещё он тем хорош,

Что в любви доверчив.

Тоже верит, что придёшь

Ты к нему под вечер.

Л. Татьяничева

 

* * *

Опускаю в лунку

Тонкий тополёк

Прямо,

Чтобы в струнку

Он тянуться мог.

Чтобы рос, не каясь,

Он в семье своей,

Бережно касаясь

Ближних тополей.

Если ж недоглядом

Посадить их вкось,

Корни будут рядом,

А вершины - врозь.

Л. Татьяничева

 

Тополь

Как зелен, тополь молодой,

Убор твоих ветвей.

И я любуюсь чистотой

И стройностью твоей.

 

Но горек твой весенний сок,

Горька твоя кора,

И горек каждый твой листок

С отливом серебра.

 

Ты вынес холод зимних дней

И бурю не одну,

И даже горечью своей

Приветствуешь весну.

В. Берестов

 

Городские тополя

Навеки покинув родные поля,

Пришли они в город гурьбой.

Готовы бензином дышать тополя,

Чтоб видеться чаще с тобой.

 

Неслышно зима подползла по кустам,

С ней ветров суровый отряд.

Уж клён с холодами бороться устал

И праздничный отдал наряд.

 

Вот липа, суровые чуя деньки,

Сняла свой убор золотой.

И как ни крепились, расстались дубки

С кудрявой своей красотой.

 

Чуть-чуть загрустила, озябла земля,

Печальные листья летят.

А рыцарски верные нам тополя

Все в тех же доспехах стоят.

 

Хранят они лета частицу для нас,

Как тайную память о друге,

И только строжайший Природы приказ

Заставит их сбросить кольчуги.

Е. Серова

 

Тополь

Этот в два обхвата тополь

Среди прочих — аксакал,

Я под стол пешочком топал,

А он пух уже пускал.

 

Он мне душу грустью полнит,

И так будет до конца,

Ведь он видел, слышал, помнит

Моего отца…

Н. Зиновьев

 

Тополь

Что, тополь, замерзаешь? Признавайся!

И потихоньку стонешь, старина?

Да, много пожил ты, но не сдавайся,

Ты устоял, когда была война.

 

Ты залечил удары и раненья,

Нет орденов, но ты и так герой.

Гляди, пришли другие поколенья,

И ты для них не просто дед чужой.

 

Они тебя доверчиво приняли

В свой пионерский круг, в свою семью,

И клятву пионерскую давали

Беречь и нежить Родину свою.

 

Ты слышишь, тополь, на поле азартно

Кричат грачи, сорвавшиеся с гнезд.

Все это жизнь. Зачем, скажи, слеза-то?

Не плачь! И продолжай свой род и рост!

 

Порадуйся! Твое младое племя

И разрослось и молодо шумит.

Над тополем седым проходит время

И листьями, как книгой, шелестит.

В. Боков

 

Ода тополям

Что значит — жизнь, и что за слово — смерть,

кто в мире мы, я спрашивал у Бога, —

и вот Господь мне повелел воспеть

летучий тополь — жертвенник Ван Гога.

 

Давно ль мы все из чувственной шерсти

и шумно дышим сумраком и бездной,

и лишь во снах дано нам дорасти

до невозможной нежности древесной.

 

Как ни замерзни, как ни запылись,

есть тополей нежгущееся пламя,

есть глубь и тишь, взмывающие ввысь,

соборы сна, светильники с ветвями.

 

Мы приникаем к звездам и кустам

за тем одним, чем душу б излечили,

но шерсть и кровь, приставшие к устам,

нам не изжить в земной своей личине.

 

Своим жестоким вымыслам молясь,

мы служим лжи, корыстны и ретивы.

Лишь тополя под окнами у нас

зовут куда-то как ориентиры.

 

Молчать бы мне в неведенье святом,

сказал «зовут», но всякий зов обманчив,

и высшей правды не было ни в том,

кто на кресте, ни в том, кто из Ламанчи.

 

Сказал «зовут», но свету где найтись?

И коль зовут — не вдаль, но в глубину лишь,

зовут, чтоб мы, как некогда Нарцисс,

в свою — сквозь плоть — божественность вглянулись.

 

Мы с детских лет похожи на волчат,

в нас доброта мгновенна и случайна,

нам свойствен шум, а тополя молчат,

полным-полны значенья и звучанья.

 

И многорукость прочного ствола

с индийским Богом схожа, и нежны в нас

листочком каждым, солнышку хвала,

их немота, надежность и недвижность.

 

Здесь, на земле, от ликов нет лекарств.

Делами злы и разумом убоги,

мы и молчим о судьбах государств,

а тополя — о Вечности и Боге.

 

Душа моя! На то и жизнь дана,

чтоб нам молить о нежности древесной.

Пока есть в мире тополь и луна,

все, что в нем есть, душа моя, приветствуй.

 

Приветствуй все и все благодари,

а зло и боль останутся поодаль,

пока есть в небе крохотка зари,

и есть трава, и есть луна и тополь.

 

Как род людской криклив и неуклюж —

и как стройны сошественники рая,

неправоту героев и кликуш

своим покоем кротко укоряя.

 

И пламень их не жарок, не багрян,

а свеж и зелен. Храмами во мраке

они полны звучанья, как орган,

и тайны тайн, как чистый лист бумаги.

 

В тебе и мне, в Нарциссе и Христе —

одна душа, и больше в тополях нас,

чем в нас самих. Ослепли в суете.

Найдись ручей — я сам в него шарахнусь.

 

Алчба и страх снедают нашу плоть,

а тополя добры и неподвижны.

Галдят пророки — но молчит Господь,

и — внутрь себя — тиха улыбка Вишны.

Б. Чичибабин

 

* * *

Однажды, помнится, мальчишкой

Бежал я садом по тропе

И ногу сильно, даже слишком,

О корни разодрал себе.

 

Катался по траве я долго,

Не мог и шага я ступить.

И, ослеплённый жгучей болью,

Хотел я корень разрубить.

 

Заправил я штаны в рубаху,

Взглянул на тополь — снизу вверх —

И приготовился с размаху

Вонзить топор в кореньев твердь…

 

А тополь! Он стоял — пресветлый!

струилось солнце по листве.

Казалось мне, он каждой веткой

Тянулся к знойной синеве.

 

И был он чуден в том порыве,

Живой зелёный богатырь.

И может быть, тогда впервые

Познал я силу красоты.

 

Она жила со мною рядом,

А я не замечал, слепой.

И замер я, на тополь глядя,

И выронил из рук топор…

 

Вновь с тем же чувством, как ни странно,

Столкнулся много лет спустя.

Порой ты очень больно ранишь

Мне сердце чуткое, шутя.

 

Как больно мне тогда, родная,

Но час пройдёт, за ним — другой

И боль обиды тает, тает

Перед твоею красотой.

В. Конорев

 

Тополя

Там тополя сажали мы с тобою.

Сгибались эти прутики, дрожа,

А нынче серебристою листвою

Стучат в окно второго этажа.

 

Теперь их тень над улицей нависла,

Теперь листва их гордо шелестит.

Неужто впрямь растут они так быстро

Иль это просто время так летит?

 

Случилось так, что я теперь далёко

От нашего с тобою городка.

Меж нами бесконечная дорога,

Что только в снах бывает коротка.

 

Шумит тайга над снежною долиной,

И никаких в помине тополей,

Но горьковатый запах тополиный

На дне глубокой памяти моей.

К. Ваншенкин

 

Тополь

О сколько прошёл я, протопал

По этим полям и буграм:

Я шёл, а серебряный тополь

Сиял, как серебряный храм.

 

Никто тут не мог заблудиться:

С рассвета почти что до звёзд

Сиял он, огромный, лет тридцать

На десять и более вёрст.

 

Но — падали листья на крышу,

И тень заглушала сады:

Свалили мой тополь… Но слышу

И ныне ту песнь высоты.

 

Пусть кто-то сочтёт за причуду,

Пусть кто-то подумает: бред,

Но вижу его — он повсюду

Мне светит сквозь марево лет.

 

Пусть в мире туманы и копоть,

И путь и тернист, и не прям —

Но не заблужусь я: мой тополь

Зовёт и сияет, как храм.

Ю. Асмолов

 

* * *

Старый тополь первый встретил,

Расшумелся мне в ответ.

Ты узнал меня, приветил

Через тридцать с лишним лет.

 

Это старое селенье

С белым храмом у реки

Бережёт мои волненья

Давней радостной тоски.

 

В этом времени забытом

Я один ещё живу

В мире радостном, сокрытом,

Безответном наяву…

 

Незнакомые мне дети

Молча смотрят на меня.

Был и я на белом свете

Неразумное дитя.

 

И не знал пути-дороги,

И не ведал ничего

Кроме маминой тревоги,

Кроме счастья своего.

 

Жизнь развеется в безмерный

Мир беззлобно и легко.

Только тополь вспомнит верный

Всех, ушедших далеко.

 

Старый тополь, грустью вечной

Для чего мне сердце мнёшь

И листвой своей беспечной

В невозможное зовёшь!

М. Карачёв

 

Тополь

Сады молчат. Унылыми глазами

С унынием в душе гляжу вокруг;

Последний лист разметан под ногами.

Последний лучезарный день потух.

 

Лишь ты один над мертвыми степями

Таишь, мой тополь, смертный свой недуг

И, трепеща по-прежнему листами,

О вешних днях лепечешь мне как друг.

 

Пускай мрачней, мрачнее дни за днями

И осени тлетворный веет дух;

С подъятыми ты к небесам ветвями

Стоишь один и помнишь тёплый юг.

А. Фет

 

Тополю

Серебряный тополь, мы ровни с тобой,

Но ты беззаботно-кудрявой главой

Поднялся высоко; раскинул широкую тень

И весело шелестом листьев приветствуешь день.

 

Ровесник мой тополь, мы молоды оба равно

И поровну сил нам, быть может, с тобою дано —

Но всякое утро поит тебя божья роса,

Ночные приветно глядят на тебя небеса.

 

Кудрявый мой тополь, с тобой нам равно тяжело

Склонить и погнуть перед силою ветра чело…

Но свеж и здоров ты, и строен и прям,

Молись же, товарищ, ночным небесам!

А. Григорьев

 

Тополь

Как в мой разум беспокойный

Входит светом пенье грез,

Дикий тополь век свой стройный

В мир дробления принес…

 

Я свирелью многодумной

Славлю солнце в майском сне,

Он своей листвою шумной

Повествует о весне…

 

Если я теряю в плаче

Ясность сердца моего,

Той же грустью, лишь иначе,

Дышит шелест, речь его…

 

В час смятенья грозового

Стойко встретит свист и вой,

Он, как я, качает снова

Непреклонною главой…

 

В нем — во мне — все тот же жребий,

Долг опальных, долг живых —:

Лишь тянуться к солнцу в небе,

К звездам в далях мировых…

Ю. Балтрушайтис

 

Тополёк

Пожелтели в парке клёны,

Оголились в октябре.

Но стоит один зелёный

Стройный тополь во дворе.

 

Льют дожди и вкось, и прямо,

Зимний холод недалёк.

Но стоит один упрямо —

Весь зелёный тополёк.

 

Старшина, обычно хмурый,

Улыбаясь, говорит:

— Вот солдатская натура,

До последнего стоит!

И. Шамов

 

Черный тополь

Не белый цвет и черный цвет

Зимы сухой и спелой —

Тот день апрельский был одет

Одной лишь краской — серой.

 

Она ложилась на снега,

На березняк сторукий,

На серой морде битюга

Лежала серой скукой.

 

Лишь черный тополь был один

Весенний, черный, влажный.

И черный ворон, нелюдим,

Сидел на ветке, важный.

 

Стекали ветки как струи,

К стволу сбегали сучья,

Как будто черные ручьи,

Рожденные под тучей.

 

Подобен тополь был к тому ж

И молнии застывшей,

От серых туч до серых луж

Весь город пригвоздившей.

 

Им оттенялась белизна

На этом сером фоне.

И вдруг, почуяв, что весна,

Тревожно ржали кони.

 

И было все на волоске,

И думало, и ждало,

И, словно жилка на виске,

Чуть слышно трепетало —

И талый снег, и серый цвет,

И той весны начало.

Д. Самойлов

 

Тополь

«Отчего на склоне

Голубых ночей

Ты поднялся, тополь,

Гордый и ничей?

 

Отчего, встречая

Солнце и дожди,

Ты качаешь ветер

На своей груди?»

 

Но, склоняясь тенью

В лунный водоем,

Ставит листья тополь

По ветру ребром.

 

Голова седая

И девичий стан,

Отвечает тополь

Гостю хвойных стран:

 

«Здесь простора много,

Здесь лазурь и свет.

Горная дорога —

Жребий твой, поэт.

 

И сродни нам море,

Черное, как ночь,

Да седая чайка,

Горькой пены дочь!»

В. Рождественский

 

Тополь стоит…

Тополь стоит,

наготу терпя,

словно скелет

самого себя.

Слишком прозрачны,

очень пусты

черные

неживые кусты.

Тихой тропинки

грустный излом

 

без продолженья…

Р. Рождественский

 

Тополь

Как ты гибок и высок,

Тополь, стройный и могучий!

Словно кровь, в тебе твой сок,

Белый пух, как снег летучий.

 

Глубоко ты в землю врос,

Корни вытянул на метры.

Что тебе любой мороз?!

Что тебе любые ветры?!

 

Прячешь ты, как под крылом,

Под листвою серебристой

Старый сельский отчий дом

С крышей шиферной волнистой.

 

Прячешь дом от непогод,

Укрываешь каждой веткой…

Только я, который год,

В нем бываю очень редко.

 

Сам не знаю, для чего

Выбрал я судьбу такую, —

Променяв давно его

На квартиру городскую!

А. Скуляков

 

Тополь

Простор полей,

Конца ему не видно,

Но знаю: там, окошком в зеленя

Глядит наш дом,

И тополь стреловидный

Высматривает издали меня.

 

Он широко раскинул ветви-руки,

Как будто мир пытается обнять.

Растут в сторонке тополята-внуки,

И на судьбу им нечего пенять.

 

А старый тополь, как ровесник века,

Свидетель гроз небесных и земных,

Шумит себе над кровлей человека —

Высок и прям, и строен, как жених.

 

С холма на холм,

С пригорка на пригорок,

Светла, ещё не вечереет, высь.

И дым в краю, где родился ты, горек,

Да сладок хлеб земли,

Где родились.

И. Крохин

 

Два тополя

1

Возле дома два тополя зорко

С детских лет следили за мной.

Помню я, как весеннюю корку,

Ледяную, долбил ногой.

 

Смутно помню, как между ними

Без поддержки сумел пройти,

Как манили рассветы синие…

Научился ходить — лети.

 

Но полёта боясь, наверное,

Больно руку сдавил отец.

Когда вырос с мечтой заветною,

Потерялся смешной юнец.

 

Я, подраненный горьким опытом,

Начал детям о звёздах петь.

Не пугает их небо рокотом,

Дай им Бог выше нас взлететь!

 

2

Кто-то ищет, где жить теплее,

На чужбине купив земли,

Мне же дальних морей милее

Место главной моей любви.

 

Там два стареньких бедных тополя

Помнят наш многошумный двор.

Унесу я их память во поле

В свежих веточках на простор.

 

Обокрало нас время жадное,

Душат тени больших домов,

Кружевное дыханье влажное

Стало редкостью городов.

 

Пусть взрастут на родимом береге

Тополя без бетонных глыб,

Пусть не в мёртвых огнях Америки

Внуки видят планеты лик.

 

Мы помянем дворы с загадками

С безмашинною кутерьмой,

С молодыми дедами, бабками…

Прах их, Господи, упокой.

В. Бронштейн

 

Тополь

Пеплосеребристый

Шелестящий тополь

Ни о чём не мысля,

Молодость прохлопал.

 

По ветру развеял

Имя драгоценной.

Россыпь откровений

Продал за бесценок.

 

И стоит, как цоколь

Памятнику — Жизни.

Я двойник твой, тополь,

Мы на общей тризне.

Н. Красильников

 

Тополя

Я снова среди вас, столетние деревья.

Как четверть века вы прожили без меня?

Стоит ли всё еще забытая деревня?

Шумит ли водопад, дождинками звеня.

 

Под кроною густой в прохладе вашей таю…

Вы в детство вновь меня далёкое ввели.

И с вами растворясь, душа моя витает.

Как я могла без вас так долго жить вдали?

 

Кого вы столько лет от зноя укрывали?

Живут ли здесь мои старинные друзья?

Боюсь, что тут меня узнает кто едва ли…

Да и кого сама теперь узнаю я!

 

Вон весело бежит ватага озорная,

Спугнула диких пчёл на сонном берегу.

А ту, что с васильком, по-моему, я знаю:

Как будто я сама вдоль берега бегу.

 

Когда ещё судьба сюда меня забросит?

Так грустно, тополя, вам это говорить…

Пусть ветер белый пух ваш по свету разносит,

Чтоб вы могли всегда прохладу нам дарить.

В. Зикеева

 

* * *

Здравствуй, тополь, друг старинный,

юных лет небесный сполох!

Пляшут листьев тамбурины

на ветвях твоих весёлых;

 

заплутал в дремучей кроне

мимолётный знойный ветер,

чтобы ты в сладчайшем звоне

мне взаимностью ответил.

 

Утлый месяц не помеха —

коль пруда настроишь тело

как серебряное эхо

дальней — звёздной — тарантеллы!

А. Ретеюм

 

* * *

Июньский тополь без смущенья

Заносит город в свой актив,

Укрыв открытости и щели,

Что были на его пути.

 

Он отбелеет и уходит

Под тонкий запах цвета лип,

И в этом плавном переходе

Июль бушует и палит.

 

Палит он красками соцветий,

Бушует голосами птиц…

Но лето снова не заметит

Исчерпанность своих страниц,

 

Как и любое время года.

Когда находишься в пути,

Не ведаешь его исхода,

И сколько суждено пройти.

 

И суждено ли возвратиться

По чьей-то памяти. И вновь

В строках прочитанной страницы

Услышать прежнюю их новь.

 

Но этот тополь год от года

Всё обметает липы цвет,

Забыв, что прежние походы

Сводили пыл его на нет.

Г. Блехман

 

Тополиное братство

На горе усталый вид деревни.

Под горой озера и луга.

Стройный тополь, словно стражник верный

Смотрит на речные берега.

 

Помнит он, когда гудело рядом

(Это было не совсем давно),

Днем и ночью жило по нарядам

И по трудодням «Заготзерно».

 

Говорят: природа неразумна

И на нас, людей, ей наплевать,

Но… когда развал пошел бездумный,

Тополь стал хиреть и засыхать.

 

Ветви без коры, как без кольчуги

Сохнут с каждым годом все быстрей.

Всё терпел он — и жару, и вьюги,

Видя труд, нелегкий труд людей.

 

Сколько лет еще, — никто не знает —

Мог бы он цвести и молодеть…

Стройный тополь молча умирает

В том краю, где только жить да петь.

С. Абрамов

 

Тополь

Все деревья пожелтели, листья сбросили,

Только тополь — зеленеет, будто летом.

Листья летние на нём к исходу осени.

И стоит, шумя листвою, как поэт он.

 

Листья несколько пожухлые от инея,

Но отрадно их живое шелестение.

…Он не хочет опускаться до уныния,

До безволия и до оцепенения.

Г. Иванов

 

Бедный тополь

Зашумела пурга за окном,

Будто чувствует всё, будто слышит,

Как забыв о покое земном,

Бедный тополь ветвями колышет.

 

Он не стар, но, увы, не жилец —

Его крепкие корни прогнили.

Да, наверное, это конец.

Тополь годы жестоко казнили.

 

Мы забыли о наших корнях,

А без прошлого нет настоящего.

Нет отваги и чести в парнях,

Нет в девчоночках жеста изящного.

 

Настоящим зачем дорожить? —

Все смущаются томного взгляда.

Мы ведь молоды… Нам бы пожить…

А о будущем думать не надо?

 

Пусть подумает кто-то другой,

Принимая другие законы.

Мы, как тополь, забитый пургой —

Без корней, без ствола и без кроны.

М. Сафиулин

 

Тополь сбросил листву

Тополь сбросил листву, будто старый плащ,

И остался совсем раздетым.

Он далёк от густых и заросших чащ,

Был красивым, широким — летом.

 

А сейчас облетел. Тощий ствол поник.

И ничтожна возможность побега.

Ждёт прихода зимы, чтоб одеть парик

Из пушистого, белого снега.

 

Вот подарит зима из снегов наряд —

Воротник и большую шапку,

Вот тогда-то его все и разглядят,

И не будет уже так зябко.

 

Но не стоит жалеть озорной листвы,

Сокрушаться о мира создании.

Лишь бы люди не стали к нему черствы

И любили в любом одеянии.

М. Сафиулин

 

Тополь

Проплыла глубокий омут,

вышла на берег светла,

шла по берегу крутому,

колокольчики рвала,

к белокаменному дому

вдоль по городу прошла.

Так прошла — взлетали шторы

в стооконных корпусах,

тополя, как семафоры,

застывали на носках.

Все дорожки молча звали,

тихо кланялись цветы,

и звенели звоном стали

деревянные мосты.

И вполголоса спросили

горожанки у ворот:

— Кто такая, всех красивей,

вдоль по городу идет?..

Трижды я ходил обходом,

трижды шел навстречу ей,

поклонился мимоходом

в самой тесной из аллей.

Только дрогнули ресницы,

будто крылья синих птиц,

не могла остановиться,

не могла поднять ресниц.

Ночь спустилась. Дня не жалко.

Спи. А я приду к огню.

Невеселым горожанкам

небылицу сочиню:

как стоял в долине тополь,

по бокам — вершины гор,

этот тополь как закопан,

не поливан до сих пор.

В жажде сох, страдал в обиде,

неприметен и угрюм,

ничего кругом не видел

от своих угрюмых дум.

В жаркий месяц соловьиный,

в день — каленный добела,

между солнцем и долиной

тучка малая плыла.

Не сложила тучка крылья,

прогремела стороной,

тополь издали накрыла

синей тенью дождевой.

И увидел тополь: в мире

освеженный он стоит,

развернув над корнем шире

ветки теплые свои.

Перед ним — горит малина,

перед ним — за садом сад,

семицветна вся долина,

стоголосы все леса.

Весь малинник в птичьем свисте,

камни гор кругом гудят,

искры молний, трепет листьев —

всё — в предчувствии дождя.

Б. Ручьёв

 

Тополь

В темной роще ветер воет,

По полю гуляет,

Он на тополь налетает,

К земле пригибает.

Стан высокий, лист широкий

Грустно зеленеет!

Кругом поле, словно море,

Широко синеет.

Поглядит чумак на тополь,

Сердцу грустно станет;

Чабан утром с сопилкою

Сядет на кургане,

Глянет — и душа заноет:

Кругом ни былинки!

Гибнет тополь, как в неволе

Гибнет сиротинка!

Кто же наградил беднягу

Судьбою проклятой?

Погодите, все скажу вам,

Слушайте ж, дивчата!

Полюбила, пригожая,

Казака дивчина,

Полюбила, только милый

Ушел, да и сгинул…

Кабы знала, что покинет,

Его б не любила;

Кабы ведала, что сгинет,

Его б не пустила;

Кабы знала, за водою

Поздно б не ходила,

Не стояла б до полночи

Возле вербы с милым;

Кабы знала!..

И то горе —

Если знать да ведать,

Впереди какие с нами

Приключатся беды!

Вы не спрашивайте лучше!..

Сердце молодое

Знает, как любить…

Пусть любит! Пока не зароют!

Ведь недолго ваши брови,

Дивчата, чернеют,

И недолго ваши лица

Нежно розовеют —

Лишь до полдня, — и завянут;

Брови полиняют…

Так не ждите и любите,

Как сердечко знает.

Начнет песню соловейко

В роще на калине,

Запоет казак тихонько,

Идя по долине.

Выйдет из дому дивчина

Повидаться с милым,

А казак дивчину спросит:

«Тебя мать не била?»

Станут рядом, обнимутся,

Соловей зальется;

Послушают, разойдутся,

А сердечко бьется!

И никто их не увидит,

И не спросят люди:

«Где была ты, с кем стояла?»

Она лишь знать будет!

И любила и ласкала,

А сердечко млело.

Сердце чуяло тревогу,

А сказать не смело.

Не сказало, — и трепещет,

Воркует все тише,

Как голубка без голубя;

А никто не слышит…

Не поет уж соловейко

В роще над водою.

Не поет уже дивчина,

Под вербою стоя.

Убивается дивчина,

Не зная, что будет.

Без него ее родные

Как чужие люди;

Без него и солнце светит,

Будто враг смеется;

Без него могила всюду…

А сердечко бьется.

Год прошел, второй промчался,

Не вернулся милый;

Как цветок, дивчина сохнет,

Молчит, как могила.

«Что ты вянешь?» — мать родная

Ее не спросила, —

За старого, богатого

Выдать дочь решила.

«Выйди замуж! — мать сказала. —

Я тебя пристрою.

Он богатый, одинокий,

Будешь госпожою!»

«Не пойду я за такого,

Не пойду я, мама!

Лучше дочь свою родную

Опусти ты в яму.

Пусть попы свои молитвы

Поют надо мною.

Лучше умереть, чем стать мне

Старика женою!»

Не сдавалась мать-старуха,

Делала, что знала,

Чернобровая дивчина

Сохла и молчала.

Темной ночью ворожею

Расспросить решила:

Долго ль ей на этом свете

Не видаться с милым?

«Бабусенька, голубонька,

Моя дорогая!

Ты скажи мне только правду.

Я узнать желаю:

Жив ли милый? Крепко ль любит?

Иль забыл-покинул?

Ты скажи мне: где мой милый?

Не томи дивчину!

Бабусенька, голубонька,

Скажи, ведь ты знаешь!

Выдают меня родные

За старого замуж.

Никогда его, такого,

Сердцем не полюбишь.

Я давно бы утопилась —

Жалко, душу сгубишь.

Если умер чернобровый,

Сделай, моя пташка,

Чтоб домой я не вернулась…

Тяжко сердцу, тяжко!

Там со сватами тот старый…

Я умру, горюя!»

«Ладно, дочка! Делай только

Все, что прикажу я.

Сама была молодою,

Это горе знаю.

Все минуло — научилась,

Людям помогаю.

Твою долю, моя дочка,

Я давненько знала.

Для тебя давно-давненько

Зелье припасала».

В пузырек лихое зелье,

Как чернила, льется.

«Ты возьми вот это диво

И встань у колодца.

Петухи пока не пели,

Водою умойся.

Отхлебни немного зелья,

Ничего не бойся!

Не оглядывайся, дочка,

Что б там ни кричало,

Ты беги туда, где с милым

Своим расставалась,

А на середину неба

Выйдет ясный месяц, —

Выпей снова; не придет он —

В третий раз напейся.

В первый раз — ты прежней станешь,

Прежнею, былою.

Во второй — в степи далекой

Топнет конь ногою.

Если жив твой чернобровый,

Он тотчас прибудет.

А на третий… лучше, дочка,

Ты не знай, что будет!

Не крестись. Не то погибнет

Все, что дать могу я…

А теперь иди любуйся

На красу былую».

Взяла зелье, поклонилась:

«Спасибо, бабуся!»

Тихо вышла. «Может, бросить?

Нет уж, не вернуся!»

Умылася, напилася,

Тихо усмехнулась,

Выпила еще два раза

И не оглянулась, —

Поднялась, как бы на крыльях,

И в степь полетела,

И упала, заплакала,

А потом… запела;

«Ты плыви по морю, лебедь,

Далеко, далеко.

Ты расти, расти, мой тополь,

Высоко, высоко.

Тонким вырастай, высоким —

До туч головою,

Спроси бога: чернобровый

Будет ли со мною?

Ты взгляни, взгляни, мой тополь,

За синее море.

Ведь на той сторонке — радость,

А на этой — горе.

Где-то там мой чернобровый

По полю гуляет,

А я плачу, годы трачу,

Его поджидаю.

Ты скажи ему, что люди

Надо мной смеются;

Я погибну, если милый

Не сможет вернуться!

Закопать меня в могилу

Матери охота…

Кто ж теперь тебя, родная,

Окружит заботой?

Кто утешит, приласкает,

Старухе поможет?

Мама моя!.. Радость моя!..

Боже милый, боже!..

Если милого, мой тополь,

И за морем нету, —

Ночью, чтоб никто не видел,

Поплачь до рассвета!

Ты расти, мой милый тополь,

Высоко, высоко.

Ты плыви по морю, лебедь,

Далеко, далеко!»

Вот такую песню пела,

Так она томилась

И, на удивленье людям,

В тополь превратилась.

В дом родимый не вернулась,

Счастья не узнала —

Стала тоненькой, высокой,

До тучи достала.

В темной роще ветер воет,

По полю гуляет.

Он на тополь налетает,

К земле пригибает.

Т. Шевченко (в переводе А. Безыменского)

 

Баллада о тополях

В тени их

скрыта школьная ограда.

Они следят

с улыбкой

за тобой,

горнист из пионерского отряда,

так мастерски

владеющий трубой.

 

Нас кронами укрыв,

как шалашами,

они шумят

под вешнею грозой…

Послушай:

я их помню малышами,

обыкновенной

тоненькой

лозой.

Послушай:

в небе стыл рассвет белесый,

проткнула землю

первая трава, —

за ручки,

важно,

приведя из леса,

их посадили мы —

десятый «А».

 

И ночью,

после бала выпускного,

мы поклялись,

сюда опять прийти.

...И вот

мы к тополям

вернулись снова,

но впятером

из двадцати шести.

 

Горнист

из пионерского отряда,

послушай:

клятв никто не нарушал.

Ты родился,

должно быть,

в сорок пятом

и, значит,

сорок первого не знал.

 

А в том году

схлестнулись

с силой сила,

стояла насмерть

русская земля.

За тыщи верст

разбросаны могилы

тех, кто сажали

эти тополя.

 

Но,

будто бы друзья мои — солдаты,

стоят деревья

в сомкнутом строю,

и в каждом я,

как в юности когда-то,

своих друзей бесценных

узнаю.

 

И кажется,

скажи сейчас хоть слово

перед шеренгой тополей живой —

и вдруг

шагнет вперед

правофланговый

и в трауре поникнет головой.

Как требуют

параграфы устава,

начни

по списку

вызывать солдат:

— Клим Щербаков! —

И тополь —

пятый справа —

ответит:

— Пал в боях за Ленинград.

— Степан Черных! —

и выйдет тополь третий.

— Матвей Кузьмин! —

Шагнет двадцать второй…

 

Нас было

двадцать шесть

на белом свете —

мы впятером

с войны

вернулись в строй.

Но остальные

не уходят.

Рядом

они стоят,

бессмертны,

как земля.

 

Горнист

из пионерского отряда,

взгляни:

шумят под ветром тополя.

И если в час беды

о нас ты вспомнишь,

твой горн

тревожно протрубит подъём,

то мы придем,

горнист,

к тебе на помощь.

Живые или мертвые —

придем.

М. Сергеев

 

Тополя

1

Хутор Светлый —три десятка домиков

В косогор обветренный вросли.

А кругом — куртины желтых донников,

Да шумят, метелясь, ковыли.

А кругом — поля; хлеба качаются,

и полны перепелов поля.

И бежит дорога, не кончается,

хутор Светлый надвое деля.

 

Дремлет над горою Недреманною

пряная степная тишина,

и видать, как синеву туманную

на Невинку цедит вышина.

 

Хутор Светлый... Прямо за дорогою,

возле хаты, что других белей

каждый день верхами небо трогают

пять пирамидальных тополей.

 

2

Далеко-далеко Рава-Русская,

за год не доскачешь на коне

В Раве-Русской переулки узкие

и сады вишневые — в огне.

 

Меж землей и небом пламя мечется,

черный дым на белый день ползет.

Там за все, что мы зовем Отечеством,

платит кровью пограничный взвод.

 

И зарей вечерней за околицу,

постарев на тысячу годов,

провожает мать своих соколиков,

провожает пятерых сынов.

 

Там, в дали немыслимой, под городом,

что стоит на краешке страны,

длится бой с осатанелым ворогом —

и уходят из дому сыны.

 

3

Жухли травы, зноем заморенные,

хоть не время травам умирать.

Над скупой казенной похоронною

в белой хате причитала мать.

 

Хутор Светлый будто бы уменьшился.

Он притих, от горькой пыли сед,

от печальных причитаний женщины,

от предчувствий неизбежных бед.

 

А когда душа чуть-чуть оттаяла

и застыл в копытцах тонкий лед, —

в память сына, павшего под Таллином,

посадила тополь у ворот.

 

Он стоял,

считая дни суровые,

и не знал, что после белых вьюг

рядом с ним его два брата кровные

оглянутся горестно вокруг...

 

Шли бои за камни Севастополя,

закипали на Миус-реке,

и росли три молчаливых тополя

в ставропольском грустном хуторке.

 

4

Каждый день кому-то нес увечия,

сеял смерть и прибавлял морщин.

Но вела дорога бесконечная

воинов России на Берлин.

 

В речь входили странные названия

чужедальних рек и городов,

и сражений грозное дыхание

слушали все пять материков.

 

В тех сраженьях умирали воины

от усталой Родины вдали.

На земле, траншеями раскроенной,

обелиски звездные росли.

 

А когда однажды степь окутали

тучи

и апрельский день поблек, —

посадила мать в далеком хуторе

молодой четвертый тополек.

 

5

Над рейхстагом теплою зарницею —

знамя. Тает дым пороховой.

На последней огневой позиции

пал боец — к ступеням головой.

 

В теплый вечер огненными кронами

подожгли салюты небосклон,

и пришел с последней похоронною

в хутор Светлый старый почтальон.

 

С той поры и слепнут окна низкие

в хате белой, глядя в синь полей,

и стоят живыми обелисками

пять пирамидальных тополей.

 

К ним выходит мать-старушка древняя

и, печально помолясь буграм,

как с сынами взрослыми, с деревьями

говорит о чем-то по утрам.

 

А вдали, над лысой Недреманною,

облаков алеют паруса,

и бегут машины за туманами,

словно улетают в небеса.

И. Кашпуров

 

Тополёк из детства

Тополёк, тонкий мой тополёк,

До тебя в детство путь далёк.

Я росла у тебя на глазах.

Да и ты, тополёк, подрастал.

 

Помнишь, стала совсем невестой?

Ты шептал мне листвою песню.

К тем годам стал и ты повыше,

Доставал до старенькой крыши.

 

Где мой добрый родительский дом?

Я всё время помню о нём.

О тебе, друг мой ветвистый,

Ты из детства с гитарой и твистом.

 

Прикоснуться б к тебе ладошкой,

А на сердце скребутся кошки...

В детство путь бесконечно далёк

И к тебе, милый мой тополёк...

Г. Пересёлкова

 

Тополь

Ветру противится тополь замшелый и старый,

Тянутся ввысь, словно руки, побеги кривые,

Ветки на вены похожие, на капилляры,

В них по весне пробуждаются соки живые.

 

Ствол заскорузлый в чешуйчатый панцирь одетый,

Мощные корни, и в облике сила литая,

Сильно подрезан он был после жаркого лета,

Но пробивается к солнцу листва молодая.

В. Соколова- Зарщикова

 

Тополя, тополя, ваше горе описано в мифах

Тополя, тополя, ваше горе описано в мифах,

Тополя, тополя, ваши слёзы серебряный снег.

Тополя, тополя, вы в поэзии чудные рифмы,

Тополя, тополя вижу ваших пушинок разбег.

 

Даже Боги собрались почтить дочерей Гелиоса

И решили они обратить дочерей в тополя.

Вот сгорел Фаэтон, ваша жизнь оказалась в вопросах,

Белоснежным ковром вдруг покрылась вся наша земля.

 

Тополя, тополя, вы с тех пор прочищаете воздух,

Тополя, тополя, сколько нежности в ваших ветвях,

С умилением смотрят на вас все далёкие звёзды,

Когда землю укроет ваш пух на полях.

Б. Межиборский

 

* * *

Я думаю все время об одном —

Убили тополь под моим окном.

 

Я слышал хриплый рев грузовика,

Ему мешала дерева рука.

 

Я слышал крики сучьев, шорох трав,

Еще не зная, кто не прав, кто прав.

 

Я знал деревьев добродушный нрав,

Неоспоримость всяких птичьих прав.

 

В окне вдруг стало чересчур светло —

Я догадался: совершилось зло.

 

Я думаю все время об одном —

Убили тополь под моим окном.

В. Шаламов

 

* * *

Благоустройство города кипит.

 

В моём микрорайоне два фонтана…

«Спасибо вам!» — бабуля говорит

Парням рабочим из Таджикистана.

Работа к завершению идёт:

Площадок детских тьма, скамейки строем…

Но голубь свой район не узнаёт,

И с птичьей грустью смотрит на родное.

Не видит солнца здешняя земля,

Над плиткой тротуарной клубы пыли.

 

В чём виноваты были тополя,

Которые безжалостно срубили?..

Г. Глушнёв

 

Тополя вырубают

Тополя вырубают. Такое обычное дело —

За назойливый пух, что в июне летит высоко,

И кружит по дворам, и змеится позёмкою белой,

И по солнечным лужам плутает среди облаков.

 

Тополя вырубают. Всё кажется просто и ясно —

Их так долго терзали дожди, и снега, и ветра,

Что когтистые ветви к земле наклонились опасно.

Отслужили, отжили. Должно быть, и правда пора.

 

Отчего же тогда по-сиротски безмолвно тоскует

Неуютное небо среди оголившихся стен?

И всё кажется мне: это долгую память людскую

Вырубают живьём, ничего не сажая взамен.

Е. Полянская

 

Старый тополь

Вонзая блещущее жало

В его могучий древний стан,

Пила прожорливо визжала,

И дрожь катилась по листам.

 

Грачи испуганно кружили,

Был страшен тот последний путь —

Под треск древесных сухожилий

Он тяжко пал Земле на грудь.

 

А через час его не стало,

Работы для пилы — пустяк.

Кряжи четыре самосвала

Украдкой сбросили в овраг…

 

Зачем, за что его убили?

Не знаю, но пронёсся слух,

Что люди просто не любили

Его летящий белый пух.

В. Проскуряков

 

* * *

          — В центре обрезали тополя, видел?

          — Так пусто стало…

                                         Из разговора

Райцентр, меня прижми

К ветвям своим недужным.

К тому, что меж людьми

Стихает ветром южным,

Ещё порой скользя

Застенчиво по лицам…

Что выказать нельзя

Усмешливым столицам.

Беда идёт горой,

А мы пойдём — долиной.

…Верни мне прежний строй —

Хотя бы тополиный!

Верни мне воздух твой,

Не «измы» и не культы…

Подёрнулись листвой

Белеющие культи,

Но минет век — иль год —

И снова взвизгнут пилы.

Верни мне воздух — тот,

Что только вместе пили…

А. Нестругин

 

Зачем спилили тополь за окном...

 

                В окне вдруг стало чересчур светло —

                Я догадался: совершилось зло.

                Я думаю все время об одном —

                Убили тополь под моим окном.

                В. Шаламов

 

Зачем спилили тополь за окном?

Пустяшный труд и — только пень остался…

Ещё осталось — вспомнить мне о нём:

Он на ветру шатался белым днём,

А тёмной ночью — по дворам шатался.

 

За что убили тополь за окном?!

Конечно, пух глазами ощущаю,

Ещё — он застил неба окоём…

Когда ж земля довольствуется пнём,

Я всё ему погибшему прощаю.

 

Сутра качался — звёзды заметал,

А солнцу он — совсем помехой не был!

На тыщщи листьев в мае красота

Была бы злее и пьяней, а так

Весну урезали и обнажили небо.

 

Сыскала осень на Руси причал…

Любая ветвь — осенняя свеча:

Погасишь — и наш день уже не светел…

Качался тополь — я не замечал,

А вот не стало дерева — заметил!

Г. Грезнев

 

Стихи для детей

 

Тополёк-парашютист

— До свиданья, листва, и покой, и уют

И надёжная крыша от гроз! —

По зелёной подвеске скользнув,

парашют

Тополиное семя унёс.

— Пусть минует тебя неудача-напасть! —

Зашумело в горячей листве. —

Поднимись в синеву, чтоб на землю упасть,

Чтоб годами шуметь

В синеве!

Т. Белозёров

 

Тополёк

Если б рос я топольком,

Я бы радовал наш дом,

Я б под дождиком шумел —

Я б сумел!

 

Приглашал старушек в тень

В жаркий день,

Я б мальчишек разнимал,

Я б малышек поднимал,

 

Я бы рос, да рос, да рос,

До окон своих дорос,

Постучал бы: — Мам, а мам… —

Мама глядь в окно, а там —

Видит: рожица моя:

— Добрый день, а вот и я!

О. Бундур

 

Тополь

Не листву растратил тополь —

Растерял свои года.

Вылетает ветер с воплем,

Словно ястреб из гнезда!

 

Тополь бьет листвою оземь,

Словно шапкой дорогой!

Мол, пощады мы не просим,

Мы перезимуем осень!

Нам такое не впервой!

Г. Новицкая

 

Тополь-тополек

За окном, за окном

Мокнет тополь под дождём.

Каждым листиком дрожит,

В стёкла ветками стучит.

Будто просит, будто просит:

«Пригласи, Алёша, в гости!»

 

— Милый тополь-тополёк,

Пригласил бы я, дружок,

Вместе были бы давно.

А пройдёшь ли ты в окно?

Н. Красильников

 

Тополиный парикмахер

Ходит с лесенкою длинной

Парикмахер тополиный:

— Здравствуй, тополь,

Ты растрепан.

И железною пилой

Кудри с тополя долой.

Тополек не стал сердиться,

Просто в лужи не глядится:

«Ничего, что я урод,

То ли будет через год»

Г. Демыкина

 

Первые листья

На могучем тополе

Дружно почки лопнули.

А из каждой почки

Вылезли листочки —

Развернули трубочки,

Распушили юбочки,

Оглянулись, улыбнулись

И сказали: «Мы проснулись!»

В. Товарков

 

* * *

Это что за Великаны,

Словно башенные краны,

С высоты на всех глядят,

Облака достать хотят?

 

Как-то летом расшалились,

Да за облако схватились.

Как тряхнули, что вокруг

Разлетелся белый пух.

 

А теперь стоят, скучают,

Ничего не замечают.

Еле кроной шевеля,

Тихо дремлют — тополя.

Е. Николаева

 

Маленький тополь

Маленький тополь

стоит под дождём.

Ветер колышет

Рубашку на нём.

Струи воды

Растрепали листву…

Он улыбнулся

И молвил: «Расту!

М. Ионова

 

* * *

Наш тополь проснулся,

Наполнился соком.

Вчера еще спал он

В сугробе глубоком,

Сегодня — смотрите,

Он снова живет!

Опять — День Рожденья!

Опять — Новый Год!

И лопнули клейкие

Домики почек,

Толкает их крепкий

Упрямый листочек,

Согретый лучами

Весеннего дня:

— Пустите, пустите,

Пустите меня!!!

Р. Алдонина

 

* * *

День и ночь зелёной

Тополь машет кроной.

Неуклонно день и ночь

Облака сметает прочь.

Если небо чисто,

На земле лучисто!

Если небо ясно,

На земле прекрасно!

Тополиная метла

Свод небесный подмела.

С. Островский

 

Зачем сломали веточку

— Почему ты плачешь,

Тонкий тополёк?

Кто тебя весною

Так обидеть мог? —

 

— Росла и крепла веточка,

Смотрела в синеву,

Обломили веточку,

Бросили в траву!

 

Не услышит больше

Песен соловья.

Не увидит солнышка

Веточка моя.

 

— Росла и крепла веточка,

Смотрела в синеву.

Зачем сломали веточку,

Бросили в траву!

Т. Петухова

 

Тополь

Был когда-то

Тополёк

С ноготок.

Стал тянуться вверх

Росток.

Ночью вырос

На вершок.

Вечером подрос

Немного

И увидел вдруг —

Дорога.

 

Ох, какая непоседа

Эта самая

Дорога.

Ходит-ходит

Без обеда

И туда,

И сюда —

Неизвестно куда.

 

Не стоит

И тополёк.

Тянет ветки

Выше,

Выше,

Чтоб увидеть,

Как под крышей

Ловит капли

Желобок.

 

Барабанит

Дождь кругом...

Тополь

Ростом стал

Как дом.

Раньше видел

Только двор,

А теперь —

Такой простор!

 

Вырастает

Тополь, — выше!

Видит крыши,

Снова крыши.

Ох, как много

Ребятишек! Встал на цыпочки

Чуть-чуть,

Чтоб на школьный двор

Взглянуть.

Шёпотом позвал

Мальчишек —

Может, кто-нибудь

Услышит.

И опять растёт,

Растёт —

Веткой небо

Достаёт.

 

Вдруг увидел

За домами

Поле

С жёлтыми

Цветами.

Очень тополь

Удивлён —

Видит мир

Со всех сторон.

От большого

Удивленья

Покачнулся

Вместе с тенью.

Раньше думал,

Что земля —

Только двор,

Дома и дети.

Оказалось —

Есть поля,

Есть холмы

На белом свете.

 

Тёплый вечер

Над деревней

Зажигает

Лунный свет,

Возле тополя

Деревья

Собирают

Свой совет.

 

Замолкают

Вишни, груши...

Всем деревьям

Перед сном

Очень хочется

Послушать,

Что там видно

За селом.

 

И рассказывает

Тополь

Про загадочные

Тропы,

Про колодец

Очень древний...

 

Тихо думают

Деревья:

«Хорошо быть

Тополями,

Видеть небо

За полями».

С. Вангели (Пеpевод Р. Ольшевского)

 

Песни:

 

Тополя

Музыка: Г. Пономаренко

 

Тополя, тополя в город мой влюбленные,

На пути деревца, деревца зеленые,

Беспокойной весной вы шумите весной,

И не спится вам вместе со мной.

 

Тополя, тополя, беспокойной весной вы шумите листвой,

Тополя, тополя, и не спится вам вместе со мной.

 

Тополя, тополя солнцем коронованы,

Ждут дороги меня и тревоги новые,

Далеко ухожу, в сердце вас увожу,

Как весенний волнующий шум.

 

Тополя, тополя, далеко ухожу, в сердце вас уношу,

Тополя, тополя, как весенний волнующий шум.

 

Тополя, тополя, мы растем и стареемся,

Но душою любя юными останемся,

И как в юности вдруг вы уроните пух,

На ресницы и плечи подруг.

 

Тополя, тополя, и как в юности вдруг вы уроните пух,

Тополя, тополя, на ресницы и плечи подруг.

 

Тополя, тополя, и как в юности вдруг вы уроните пух,

Тополя, тополя, на ресницы и плечи подруг.

На ресницы и плечи подруг

А. Колесников

 

Тополя

Музыка: Я. Френкель

 

Там тополя сажали мы с тобою.

Сгибались эти прутики, дрожа,

А нынче серебристою листвою

Стучат в окно второго этажа.

 

Теперь их тень над улицей нависла,

Теперь листва их гордо шелестит.

Неужто впрямь растут они так быстро

Иль это просто время так летит?

 

Случилось так, что я теперь далёко

От нашего с тобою городка.

Меж нами бесконечная дорога,

Что только в снах бывает коротка.

 

Шумит тайга над снежною долиной,

И никаких в помине тополей,

Но горьковатый запах тополиный

На дне глубокой памяти моей.

К. Ваншенкин

 

Тополя целуются

Музыка: Б. Терентьев

 

Тополиный белый снег

По ночной Москве кружится.

Отчего сегодня мне,

Отчего же мне не спится?

 

В доме рядом свет погас.

Засыпает улица.

Лишь под окнами у нас

Тополя целуются.

 

Тихий шепот тополей,

Этот летний снежный вечер

Снова вдруг напомнил мне

Машу сказочную встречу!

 

Как с тобою рядом шли

По уснувшим улицам,

Ты сказал мне: посмотри —

Тополя целуются!

 

Пролетит за годом год,

Снова будет вечер снежный.

Но я знаю, не пройдет

Наша верность, наша нежность!

 

Ведь не каждому дано,

Не у всех получится

Услыхать, как за окном

Тополя целуются!

 

Спит Садовое кольцо.

Вечер влез на подоконник.

Хорошо зарыть лицо

В теплый мир твоих ладоней!

 

Ведь, наверное, не зря

На пустынных улицах,

Как и прежде, тополя,

Тополя целуются!

Н. Олев

 

Тополек

Музыка: Е. Яхнина

 

Вечер опускается

На Москву.

Тополь распускается

В синеву.

 

Клейкие листочки,

Тихий уголок!

Ой вы; ночи, ночки,

Тополь, тополек!

 

Веточку пахучую

Я верчу.

Говоришь, что мучаю,

Что шучу.

 

Что тебе отвечу?

Видишь сам,

Как я рада встречам,

Этим вечерам!

 

Клейкие листочки,

Тихий уголок!

Ой вы, ночи, ночки,

Тополь, тополек!

И. Векшегонова

 

Ой, поля, вы поля

Музыка: В. Шафранников

 

Ой, поля, вы поля,

Ой, родная земля!

Словно стражи стоят

Вдалеке тополя.

 

Стали в строй тополя,

Словно воинов рать,

Чтоб родные поля

От ветров охранять.

 

За заслоном лесным

Край колхозный богат,

И зерном золотым

Урожаи звенят.

 

Ой, поля, вы поля,

Ой, родная земля!

Словно стражи стоят

Вдалеке тополя.

П. Железнов

 

Тополиная стража

Музыка: А. Изотов

 

У твоего окна два тополя на страже.

Ну, как мне подойти, как постучать в окно?

Такая тишина — услышать можно даже

Дыхание твоё там, в комнате ночной.

 

По улице ночной промчал бродяга-ветер,

В тревоге тополя, в листве переполох.

Наверно, только мы, одни на белом свете,

Не спим, когда ты спишь, не ведая тревог.

 

Почувствуй, что я здесь, мне это очень важно!

Обрадуйся, проснись, и улицей ночной

Давай с тобой сбежим от тополиной стражи

По городу бродить, пропахшему весной!

С. Гершанова

 

Тополёк

Музыка: Г. Топорков

 

За рекой на заре соловьиной,

У развилки дорог,

В день, когда на войну уходил он,

Посадил паренёк тополёк.

 

Тополёк, тополёк,

Пусть расскажет тебе ветерок,

Как любил край родной паренёк

Девятнадцати лет.

 

Далеко от родного порога

Воевал паренёк,

А в степи зауральской широкой

Подрастал молодой тополёк.

 

Тополёк, тополёк,

Пусть расскажет тебе ветерок,

Как в атаку ходил паренёк

Девятнадцати лет.

 

Письма сына.

Их мать сохранила:

«Бой за Прагу ведём,

Передайте привет моей милой.

Пусть немного еще подождёт».

 

Тополёк, тополёк,

Пусть расскажет тебе ветерок,

Не вернётся с войны паренёк

Девятнадцати лет.

 

Зим и вёсен — промчалось их сколько.

У развилки дорог

Ждет домой синеглазого Тольку

Тополёк, тополёк, тополёк.

 

Тополёк, тополёк,

Пусть расскажет тебе ветерок,

Что убит был в бою паренёк

Девятнадцати лет,

Девятнадцати лет, тополёк.

В. Елисеев


Читайте также

Тополиный пух: 60 стихов и 10 песен

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...