суббота, 22 февраля 2020 г.

Анна Керн. «И жизнь, и слезы, и любовь…»


22 февраля 2020 года – 220 лет со дня рождения Анны Петровны Керн

Когда речь заходит о любовной лирике Пушкина, почти каждому наверняка первым приходит на ум стихотворение «К***», более известное по первой своей строке «Я помню чудное мгновение…».
Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.


Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

Анне Петровне Керн, которой посвящен этот шедевр русской лирики, 22 февраля 2020 года исполняется 220 лет со дня рождения.
Анне Керн посчастливилось не только встретиться с Пушкиным и вдохновить его на бессмертные строки, но и посмертно быть рядом с ним – в ее мемуарах.
Анна Петровна Керн (многие знают ее именно по фамилии первого мужа), урожденная Полторацкая, Маркова-Виноградская во втором замужестве прожила долгую жизнь, полную неустанного поиска всепоглощающей любви.
Судьба преподнесла ей бесценный подарок знакомства и дружбы со многими известными людьми: поэтами, писателями, композиторами.
Многие исследователи пушкинского творчества до сих пор не могут разобраться во взаимоотношениях поэта с его музой: то он звал ее «гением чистой красоты», «ангелом любви» и «хорошенькой женщиной», то «вавилонской блудницей», «мерзкой» и «дурой».
С точки зрения многих литературоведов и биографов июнь 1825 года, проведенный Анной Петровной в Тригорском, подаривший этому миру шедевр любовной лирики, был пиком ее продолжительной жизни, принес ей бессмертие. Но принесло ли ей знакомство с Пушкиным счастье?
Самая первая встреча поэта с Анной Петровной состоялась еще в 1819 году в Петербурге в салоне Олениных и, скорее всего, так и осталась бы мимолетной, не будь Керн родственницей обитателей села Тригорское, соседствующего с Михайловским.
В один из июньских дней 1825 года Пушкин отправился в Тригорское, где вновь встретил Анну Петровну, только что приехавшую погостить. Прежде они состояли в переписке, бывшей возможной благодаря их общей дружбе с Аркадием Родзянко.
«В течение 6 лет, – вспоминала Анна Петровна, – я не видела Пушкина, но от многих слышала про него, как про славного поэта, и с жадностью читала Кавказский пленник, Бахчисарайский фонтан, Разбойники и 1-ю главу Онегина, которые доставлял мне сосед наш Аркадий Гаврилович Родзянко […]. Он был в дружеских отношениях с Пушкиным […].»
Переписываясь со своей кузиной А.Н. Вульф, жившей в Тригорском, Анна Петровна получала от нее сведения и о самом поэте. Оказывается, он помнил о их встрече у Олениных. «Ты произвела глубокое впечатление на Пушкина во время вашей встречи у Олениных; он всюду говорит: она была ослепительна», – писала Вульф подруге.
Портрет кисти А.С.Пушкина

Возможно, при повторной встрече Керн показалась поэту иной, нежели он успел представить по их ироничной переписке. Во всяком случае он был поражен исполнением Анной Петровной модного в то время романса «Ночь весенняя дышала…». Пушкин писал так: «Недавно наш край посетила одна прелесть, которая небесно поет…».
А вскоре после этого эпизода Пушкин написал «Я помню чудное мгновенье…».
В своей книге о Пушкине «Все волновало нежный ум…» А. Гессен так представил себе момент написания Пушкиным своего бессмертного стихотворения: «Глубокой ночью Пушкин сидел за своим столом. Рядом с листком бумаги лежал камешек, о который Анна Керн споткнулась во время прогулки – Пушкин поднял его – сорванный ею с куртины цветок гелиотропа, который он выпросил у нее. Горела свеча. В раскрытое окно влетали ночные бабочки и, опаленные пламенем, замертво падали на листок. А рядом с ними ложились Пушкинские строки: «Я помню чудное мгновенье…».
Конечно, доподлинно неизвестно как рождался этот шедевр, однако, Анна Петровна оставила потомкам воспоминания о том, как получила рукопись стихотворения из рук поэта.
«На другой день я должна была уехать в Ригу […]. Он пришел утром и на прощанье принес мне экземпляр 2-й главы Онегина, в неразрезанных листках, между которых я нашла вчетверо сложенный почтовый лист бумаги со стихами: «К*** Я помню чудное мгновенье…». Когда я собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он долго на меня смотрел, потом судорожно выхватил и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что промелькнуло у него тогда в голове, не знаю».
По сей день литературоведы не могут прийти к единому мнению насчет этого стихотворения: есть те, кто считает его лишь озорной шуткой поэта, решившего из одних только штампов русской романтической литературы первой трети XIX века создать шедевр любовной лирики.
Многие пушкиноведы считают, что «гений чистой красоты» – прямая цитата стихотворения Жуковского «Лалла-Рук»: «Ах! Не с нами обитает Гений чистой красоты…».
Однако, Пушкин вряд ли был знаком с этим стихотворением. По мнению многих пушкинистов, в том числе В.В. Виноградова, скорее, образ той женщины, к которой обращается Пушкин был навеян прочтением статьи того же Жуковского «Рафаэлева Мадонна», напечатанной в «Полярной звезде на 1824».
Альманах этот привез в Михайловское Дельвиг незадолго до приезда в Тригорское Анны Керн. В статье Жуковский приводит распространенную в то время легенду о создании знаменитой картины «Сикстинская мадонна». В том числе в статье были следующие строки: «и в самом деле, это не картина, а видение […]», «и гений чистой красоты был с нею», «все, и самый воздух обращается в чистого ангела в присутствии этой небесной, мимоидущей девы…».
В.В. Виноградов писал: «Пушкин, сливая образ любимой женщины с образом поэзии и сохраняя большую часть символов Жуковского, кроме религиозно-мистических, строит из этого материала не только произведение новой ритмической и образной композиции, но и иного смыслового разрешения […].»
По мнению выдающегося русского филолога и пушкиниста Б.В. Томашевского, это стихотворение, несмотря на то, что рисует идеализированный женский образ, несомненно связанно с А.П. Керн. «Недаром оно в самом заголовке «К***» адресовано любимой женщине».
На это указывает и собственноручно составленный Пушкиным список стихотворений 1816-1827 годов, которые поэт намеревался включить в свое двухтомное собрание сочинений, где «Я помню чудное мгновение» имеет заголовок «К А.П. К[ерн]», прямо указывая на то, кому оно посвящено.
Впрочем, несмотря на то какой точки зрения придерживаются литературоведы, того факта, что Анна Керн стала «поводом» для написания одного из шедевров русской лирики, отрицать невозможно.
Анна Петровна, благодаря этому стихотворению, стала легендой, а строка «Я помню чудное мгновенье…» даже выбита на ее надгробии.
Впрочем, роман с поэтом оказался для Керн скоротечным.
Она пережила Пушкина на сорок с лишним лет, в течении которых все тщетно пыталась найти свою настоящую любовь. Многие считали ее легкомысленной (тот же Пушкин в одном из своих писем называл ее «вавилонской блудницей». Однако так писал о ней Алексей Вульф: «Страсть ее чрезвычайно замечательна не столько потому, что она уже в летах пламенных восторгов, сколько по многолетней ее опытности и числу предметов ее любви. Пятнадцать лет почти беспрерывных нещастий, унижений, потери всего, чем в обществе ценят женщины, не могли разочаровать это сердце или воображение, - по сю пору оно как бы первый раз вспыхнуло».
Одним словом, эта женщина искала не приключений, а настоящей любви и всякий раз верила, что нашла ее.
Тяжелые жизненные обстоятельства не сломили ее характера: ни замужество с Ермолаем Керном, который был ее старше больше чем на 30 лет, ни смерть ее дочерей: Александры и Ольги.
Находившаяся под гнетом жестокого, невежественного мужа, за которого ее выдали замуж еще семнадцатилетней девочкой, Анна Петровна видела свой выбор лишь между свободой и смертью. Но, стоило ей пойти по первому пути и уйти от мужа, как ее положение в обществе пошатнулось.
В 1827 году она жила в Петербурге с сестрой, имея репутацию кокетки и пленительницы мужских сердец. Поклонники менялись, годы шли, а будущее было все таким же неопределенным.
В 1830-е Анна Петровна потеряла двух своих дочерей, а также осталась почти без средств к существованию, вынужденная зарабатывать переводами французской литературы (в том числе книг Жорж Санд).
И вряд ли Анна Петровна предвидела, что на пороге своего сорокалетия судьба подготовила ей долгожданный подарок – любовь, которую она тщетно искала всю жизнь.
В конце 1830-х она сблизилась с Александром Марковым-Виноградовым, который был ее моложе ровно на 20 лет. Впоследствии он вспоминал: «Я помню приют любви, где мечтала обо мне моя царица… где поцелуями был пропитан воздух, где каждое дыхание ее было мыслью обо мне».
В начале 1840-х, после смерти Е.Ф. Керна, состоялась свадьба влюбленных, за год до этого у которых родился сын Александр.
Их жизнь была истинным счастьем, несмотря на то, что Марков-Виноградов был мечтателем и совсем не умел зарабатывать на жизнь. Но, вопреки тому, что супругам пришлось жить в бедности, Анна Петровна писала: «Бедность имеет свои радости, и нам всегда хорошо, потому что в нас много любви. За все, за все благодарю Господа!»
В семье Марковых-Виноградовых чтили Пушкина, Александр Васильевич гордился, что великий поэт воспел его жену в стихах, это углубляло его поистине благоговейное отношение к ней.
Анна Петровна пережила своего мужа примерно на полгода и скончалась в Москве в 1879 году в возрасте 79 лет.
Благодаря пушкинскому шедевру имя ее известно по всей России и за рубежом. Память о ней хранят во многих городах: в Орле, на фасаде гостиницы «Русь», которая находится на месте дома, где родилась Анна, красуется мемориальная доска: «Здесь находится дом, в котором родилась А.П. Керн». В Риге, на территории крепости, которую посещала когда-то Анна Петровна, установлен памятник ей. 
Памятник в Риге

В селе Берново, в доме Вульфов, где прошли детские годы Анны Петровны, открыт музей А.С.Пушкина; в его экспозиции есть портреты Керн и материалы, рассказывающие о ее жизни и встречах с поэтом. В Михайловском всем экскурсантам непременно показывают «Аллею Керн», по которой Пушкин гулял с Анной Петровной.
А на могилу Анны Петровны Керн до сих пор несут цветы, на скамеечке рядом с оградкой появляются посвященные ей стихи – даже через много лет она является источником вдохновения!

Анна Петровна была не только «чудным мгновением» в жизни Пушкина, автором мемуаров, много рассказавшей о жизни поэта, но и удивительной женщиной с незаурядной судьбой.

Список источников:
1.                 Сысоев, В. Жизнь во имя любви / В. Сысоев. Серия ЖЗЛ. – вып. 1355. – Москва: Молодая гвардия. – 2009. – 285 с.
2.                 Гроссман, Л. Письма женщин к Пушкину / Л. Гроссман. – Москва: Эксмо. – 2008. – 236 с.
3.                 Забабурова, Н. Я вас любил… Музы великого поэта и их судьбы / Н. Забабурова. – Москва: АСТ-ПРЕСС. – 2011. – 363 с.
4.                 Гессен, А. Все волновало нежный ум… / А.Гессен. – Москва. – 1965. – 514 с.
5.                 Керн, А.П. Воспоминания. Дневники. Переписка / А.П. Керн. – Москва: Правда, 1982. – 480 с.
6.                 Вересаев, В. Загадочный Пушкин / В. Вересаев. – Москва, 1996. – 420 с.

Ольга Сустретова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...