пятница, 15 января 2016 г.

«Человек… странный… трудный… трогательный… и гениальный!» В. Шкловский о Мандельштаме


125 лет со дня рождения Осипа Эмильевича Мандельштама (1891-1938)
Это был истинный, открытый всем абсолютно болям времени существования поэт.
Н. Иванова
Осип Эмильевич Мандельштам… Поэт трагической судьбы. О нем известно так много и так мало. Родился в очень богатой еврейской семье. Вскоре после его рождения семья переехала в Петербург. Осип был старшим сыном. Кроме него в семье было еще два брата. Важную роль в жизни будущего поэта сыграла мать. Именно она передала сыну любовь к русской литературе и русской речи. Учился Осип Эмильевич в одном из лучших учебных заведений Петербурга – Тенишевском коммерческом училище, позднее – в Петербургском и в Гейдельбергском университетах, слушал лекции в Сорбонне. Иудейскую религию отца Осип не принял, коммерция его тоже не привлекала. Делом всей его жизни стала литература.

Современники признавали его восхитительный талант, его любили, ему завидовали, над его чудачествами посмеивались. Среди друзей Мандельштама были Николай Гумилев, Анна Ахматова, Марина Цветаева, Максимилиан Волошин, Сергей Городецкий.
Вот что написал о молодом Мандельштаме К. И. Чуковский:  
«Странное дело: в то время я так часто видел его бурно веселым, смеющимся, что таким он сейчас и встает в моей памяти: эпиграмист, сочинитель смешных каламбуров, счастливец (не только по судьбе, но и по принципу, так как исповедуемый им акмеизм предписывал ему жизнелюбие и счастье)».
А это запись из дневника Анны Андреевны Ахматовой:
«Мандельштам был одним из самых блестящих собеседников: он слушал не самого себя и отвечал не самому себе, как сейчас делают почти все. В беседах был учтив, находчив и бесконечно разнообразен. Я никогда не слышала, чтобы он повторился или пускал заигранные пластинки. С необычайной легкостью О.Э. выучивал языки. «Божественную комедию» читал наизусть страницами по-итальянски. Незадолго до смерти просил Надю выучить его английскому языку, которого совсем не знал. О стихах говорил ослепительно пристрастно и иногда бывал чудовищно несправедлив, например, к Блоку. <…> В музыке О. был дома, а это крайне редкое свойство».
Он был очень разным, противоречивым, неуловимым. Очень точно, на наш взгляд пишет о нем Станислав Рассадин:
«Все не совпадает, не повинуется нашей угрюмой логике: биография противоречит характеру, внешние тягости – внутренней веселости, несвобода – чувству свободы. Вплоть до того, что «простор, широта, глубокое дыхание появились в стихах Мандельштама именно в Воронеже, когда он был совсем не свободен» (Ахматова). Пуще того, когда чуял занесенный над ним топор.
Мандельштам был активный строитель, сказала его вдова; он возводил, строил себя по независимому проекту, не считаясь с типовой архитектурой эпохи…».
«…мир его поэзии часто оказывается неузнаваемо не похож на тот, который мы способны себе представить, исходя из обстоятельств его тяжелейшей жизни, из смертной доли, которую он разделил с миллионами. Да и сам он вне и помимо стихов…».
Особо хочется сказать об ангеле-хранителе Мандельштама – его жене Надежде Яковлевне. 
Вот еще одна запись А. А. Ахматовой:
«Летом 1924 года О. М. привел ко мне (Фонтанка, 2) свою молодую жену. Надюша была то, что французы называют laide mais charmante [некрасива, но обаятельна (фр.).]
С этого дня началась моя дружба с Надюшей, и продолжается она по сей день.
Осип любил Надю невероятно, неправдоподобно. Когда ей резали аппендикс в Киеве, он не выходил из больницы и все время жил в каморке у больничного швейцара. Он не отпускал Надю от себя ни на шаг, не позволял ей работать, бешено ревновал, просил ее советов о каждом слове в стихах. Вообще я ничего подобного в своей жизни не видела. Сохранившиеся письма Мандельштама к жене полностью подтверждают это мое впечатление».
Мандельштам был вечным странником, скитальцем, и во всех его скитаниях жена была для поэта опорой, другом. Поэты рассеянны, им нужен ангел-хранитель. Она хранила в памяти стихи и записывала их собственной рукой. Надежда Яковлевна сыграла исключительную роль в сохранении поэтического наследия Мандельштама. В этом ей помогали друзья (в частности, воронежская подруга Мандельштамов – Штемпель Н. Е.).
Говоря о поэзии и прозе Мандельштама, можно назвать несколько тем, наиболее значимых для поэта. Конечно же, это Петербург и Москва, это Армения, это архитектура, античность и особенно музыка.
В ноябре 1933 года Мандельштам написал резкую эпиграмму на Сталина «Мы живем, под собою не чуя страны...», предопределившую дальнейшую судьбу поэта.
Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
И слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются глазища
И сияют его голенища.
А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет.
Как подкову, дарит за указом указ –
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него – то малина
И широкая грудь осетина.
На этот шаг его, по всей вероятности, толкнуло несколько обстоятельств: ужасы коллективизации, возобновившаяся травля. Создавая «кремлевского горца», Мандельштам понимал, на что идет: незадолго до этого он заявил Ахматовой: «Я к смерти готов». Это было сознательное принесение себя в жертву. Он читал стихотворение друзьям и знакомым. Последовал донос, и 13 мая 1934 года он был арестован. Вместе с женой его выслали в уральский город Чердынь. За поэта стали заступаться товарищи по поэтическому цеху. Сталин распорядился: «Изолировать, но сохранить». Эта формула на четыре года продлила поэту жизнь.
После приступа душевной болезни и попытки самоубийства Осип Эмильевич был переведен в Воронеж, где жил почти в нищете, перебиваясь мелкими заработками и на скудную помощь друзей, постоянно ожидая расстрела. Из Воронежа Мандельштамы вернулись в Подмосковье. В мае 1938 поэта арестовывают вторично – «за контрреволюционную деятельность».
Мандельштам умер в пересыльном лагере под Владивостоком 27 декабря 1938 года, в состоянии, близком к сумасшествию, по официальному заключению – от паралича сердца. Осип Мандельштам прожил 47 лет, нескольких дней не дотянув до 48. Имя его оставалось в СССР под запретом около 20 лет.

В 1960-х годах Александр Галич написал песню «Возвращение в Итаку» про арест Мандельштама:
Памяти Осипа Эмильевича Мандельштама
«И только и света,
Что в звездной, колючей неправде,
А жизнь промелькнет
Театрального капора пеной,
И некому молвить
Из табора улицы темной…»
Мандельштам
Всю ночь за стеной ворковала гитара,
Сосед-прощелыга крутил юбилей,
А два понятых, словно два санитара,
А два понятых, словно два санитара,
Зевая, томились у черных дверей.
И жирные пальцы, с неспешной заботой,
Кромешной своей занимались работой,
И две королевы глядели в молчании,
Как пальцы копались в бумажном мочале,
Как жирно листали за книжкою книжку,
А сам-то король – все бочком, да вприпрыжку,
Чтоб взглядом не выдать – не та ли страница,
Чтоб рядом не видеть безглазые лица!
А пальцы искали крамолу, крамолу…
А там, за стеной все гоняли «Рамону»:
«Рамона, какой простор вокруг, взгляни,
Рамона, и в целом мире мы одни».
«…А жизнь промелькнет
Театрального капора пеной…»
И глядя, как пальцы шуруют в обивке,
Вольно ж тебе было, он думал, вольно!
Глотай своего якобинства опивки!
Глотай своего якобинства опивки!
Не уксус еще, но уже не вино.
Щелкунчик-скворец, простофиля-Емеля,
Зачем ты ввязался в чужое похмелье?!
На что ты истратил свои золотые?!
И скушно следили за ним понятые…
А две королевы бездарно курили
И тоже казнили себя и корили –
За лень, за небрежный кивок на вокзале,
За все, что ему второпях не сказали…
А пальцы копались, и рвалась бумага…
И пел за стеной тенорок-бедолага:
«Рамона, моя любовь, мои мечты,
Рамона, везде и всюду только ты…»
«…И только и света,
Что в звездной, колючей неправде…»
По улице черной, за вороном черным,
За этой каретой, где окна крестом,
Я буду метаться в дозоре почетном,
Я буду метаться в дозоре почетном,
Пока, обессилев, не рухну пластом!
Но слово останется, слово осталось!
Не к слову, а к сердцу подходит усталость,
И хочешь, не хочешь – слезай с карусели,
И хочешь, не хочешь – конец одиссеи!
Но нас не помчат паруса на Итаку:
В наш век на Итаку везут по этапу,
Везут Одиссея в телячьем вагоне,
Где только и счастья, что нету погони!
Где, выпив «ханжи», на потеху вагону,
Блатарь-одессит распевает «Рамону»:
«Рамона, ты слышишь ветра нежный зов,
Рамона, ведь это песнь любви без слов…»
«…И некому, некому,
Некому молвить
Из табора улицы темной…»
Александр Галич

Назад откинутая голова.
Кадык. С горбинкой нос. И хохолок.
Как птица насторожен. Это бог
Вложил в гортань певучие слова:
… Соломинка, Соломка, Саломея…
И музы слушают, благоговея.
Безумию даруется прозренье.
С тобой, о Батюшков, далекий брат,
К лиловым тучам дождевой сирени
Сквозь кухонно – литературный чад.
Старик – ребенок, был он оклеветан
И в лагере погиб среди блатных.
Но стих его не поглотила Лета.
Он вновь на Невских берегах родных.
А. Б. Гатов

Встречались мы случайно и немного,
Пути мелькали, перекрестки жгли.
Тебя судьба судила слишком строго,
И беспокойная твоя дорога
Оборвалась, здесь за край земли.
В те злые дни, когда ломали крылья,
Когда своей вины никто не знал,
И беды шли, теснясь от изобилья,
Ты мучился от гордого бессилья
И нищенствовал, и стихи писал.
Сегодня я твою припомнил келью,
Мольберт жены, этюды на стене,
Простой матрац, служивший вам постелью,
Год двадцать третий, звавший к новоселью,
И доброе твое письмо ко мне.
И этот мрак запомнившейся встречи,
Как пленный зверь метался, загнан, ты,
Глухой прибой стихов окутал плечи,
Прощальный свет струили в люстрах свечи,
И меч судьбы пылал из темноты.
Л. В. Горнунг

Увековечивание памяти О. Э. Мандельштама
В 1991г. в СССР была выпущена юбилейная открытка с оригинальной маркой, посвященная поэту.
1 февраля 1992 года в Париже на здании Сорбонны укрепили мемориальную доску в честь 100-летия Осипа Мандельштама работы Бориса Лежена.
В 1998 году во Владивостоке был открыт памятник Осипу Эмильевичу Мандельштаму, скульптора Валерия Ненаживина. Позже этот памятник был перенесен в сквер Владивостокского государственного университета экономики и сервиса.
30 июня 2007 года был открыт памятник О. Мандельштаму скульптора Вячеслава Бухаев в Петербурге (во дворе Фонтанного дома на набережной реки Фонтанки, 34).
        4 сентября 2008 года был открыт памятник в Воронеже, в парке «Орлёнок». Автор памятника – Лазарь Гадаев.
        28 ноября 2008 года был открыт памятник в центре Москвы на пересечении улицы Забелина и Старосадского переулка, во дворе дома, в котором поэт гостил у своего брата Александра.
        25 мая 2010 года в Санкт-Петербурге был открыт памятник Осипу и Надежде Мандельштам. («Памятник любви»). Он находится во дворе Филологического фаультета Санкт-Петербургского ун-та. Авторы проекта – Х.де Мунк и З.Баккер (Амстердам).
В 2011 году открылся первый музей О. Э. Мандельштама – в городе Фрязино (Московская область) в помещении Центральной городской библиотеки.
15 декабря 2011 года в Воронежском литературном музее открылась постоянно действующая выставка «Магия печатного слова», посвященная жизни и творчеству поэта. Выставка продлится до 30 января 2016 года.
        Источники:
        Рассадин С. Б. Очень простой Мандельштам. - М.: Кн. сад, 1994.
        Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама: воспоминания, материалы к биографии, «новые стихи», коммент., исслед. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1990.
        Серия публикаций Антона Носика и Павла Нерлера Мандельштам 1938. Мемориальный проект, посвященный последним месяцам и дням жизни Мандельштама и увековечению его памяти.

Издания произведений О. И. Мандельштама из фондов ЦБС города Челябинска (с пометками, в каких библиотеках находится книга):

Собрание сочинений: в 4 т.
Издания разных лет и издательств есть практически во всех филиалах ЦБС и отделах ЦБ

Сочинения: в 2 т. - М.: Худож. лит. - 1990. – ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 1, 8, 11, 14, 15, 22, 23, 26

Автопортрет / [ред.- сост. И. А. Курамжина]. - М.: Центр-100, 1996.ЦБ им.А.С.Пушкина

       Век мой, зверь мой: Поэзия и проза. - М.: Эксмо, 2002. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 2, 10, 32.

       Египетская марка: репр. воспроизведение изд. 1928 года. - М.: Панорама, 1991 ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 14, 22

Жизнь упала, как зарница...: [избр. поэзия на рус. яз. с парал. пер. на нем. яз.] / [отв. ред. Ю. Г. Фридштейн ; сост. П. М. Нерлер, А. О. Филиппов]. - М.: Вагриус, 2008. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 10, 14, 22, 26




Избранное
Издания разных лет и издательств есть практически во всех филиалах ЦБС и отделах ЦБ

Какая боль - искать потерянное слово: [избр. поэзия на рус. яз. с парал. пер. на англ. яз.] / [отв. ред. Ю. Г. Фридштейн; сост. И. Г. Ирская, Ю. Г. Фридштейн]. - М.: Вагриус, 2008. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 8, 11, 22, 31

       Камень: [сборник] / изд. подгот. Л. Я. Гинзбург [и др.; отв. ред. С. А. Рейсер]. - М.: Наука, 1990. ЦБ им.А.С.Пушкина

Лирика. - Челябинск: Книга, 1994. ЦБ им.А.С.Пушкина

Медленный день: стихи. - Л.: Машиностроение, 1990. – Библиотека № 29.

       Отклик неба: стихотворения, проза. - Алма-Ата: Жазушы, 1989. - Библиотека № 10, 22

Полное собрание стихотворений. - СПб: Акад. проект, 1997. ЦБ им.А.С.Пушкина

       Полон музыки, музы и муки...: стихи, проза / сост., вст. ст. и коммент. Б. А. Каца. - Л.: Сов. композитор, 1991. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 1, 12, 14, 18

Разговор о Данте. - М.: Искусство, 1967. ЦБ им.А.С.Пушкина



       Слово и культура: [статьи] / авт. предисл. М. Я. Поляков. - М.: Сов. писатель, 1987. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 1, 6, 8, 15, 22, 26

Собрание произведений: Стихотворения / сост., подгот. текста и примеч. С. В. Василенко и Ю. Л. Фрейдина. - М.: Республика, 1992. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотека № 14

Сохрани мою речь... - М.: Школа-Пресс, 1994. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотека № 12

Стихотворения.
Издания разных лет и издательств есть практически во всех филиалах ЦБС и отделах ЦБ

Стихотворения; Проза. - М.: Слово/Slovo, 2001. ЦБ им.А.С.Пушкина





Поэзия серебряного века [электронный ресурс] / исполн. Б. Плотников [и др.]. - М.: 1С-Паблишинг, 2009. - 1 эл. опт. диск (DVD-ROM) - ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотека № 32

Литература о Мандельштаме:

       Амелин Г. Г. Миры и столкновенья Осипа Мандельштама / Г. Г. Амелин, В. Я. Мордерер. - М.: Яз. рус. культуры, 2001. ЦБ им.А.С.Пушкина

Вейдле В. В. Умирание искусства/ [сост. и авт. послесл. В. К. Толмачев]. - М.: Республика, 2001. ЦБ им.А.С.Пушкина



       Видгоф Л. М. Москва Мандельштама: кн.-экскурсия. - М.: Корона-Принт, 1998. ЦБ им.А.С.Пушкина

        Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама: воспоминания, материалы к биографии, «новые стихи», коммент., исслед. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1990. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 1, 8, 14, 22, 26, 32







       Каверин В. А. Счастье таланта: воспоминания и встречи, портр. и размышления - М.: Современник, 1989. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 1, 14, 18

       Рассадин С. Б. Очень простой Мандельштам. - М.: Кн. сад, 1994. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 1, 5, 6, 8, 10, 11-16, 18-29, 31.









         Сарнов Б. М. Заложник вечности. Случай Мандельштама. - М.: Кн. палата, 1990. - библиотеки №№ 8, 31, 32.

       Серебряный век: мемуары: [сб.] / ред. Д. М. Урнов, сост. Т. Дубинская-Джалилова, вступ. ст. Н. А. Богомолов. - М.: Известия, 1990. ЦБ им.А.С.Пушкина, библиотеки №№ 1, 8, 14, 22, 26.







       Чуковский Н. К. Литературные воспоминания / [сост. М. Н. Чуковская; авт. предисл. Л. И. Левина]. - М.: Сов. писатель, 1989. ЦБ им.А.С.Пушкина




       Шолпо И. Л. Архитектурные образы как ключ к пониманию поэзии Осипа Мандельштама: 11-й кл. - М.: Чистые пруды, 2008. ЦБ им.А.С.Пушкина



http://www.bards.ru/archives/part.php?id=17864

2 комментария:

  1. Ответы
    1. Спасибо, Татьяна Евгеньевна! У еас есть еще один пост, посвященный Мандельштаму http://vokrugknig.blogspot.ru/2016/01/blog-post_15.html. А Вы любите стихи этого поэта?

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...