суббота, 12 декабря 2015 г.

Главная книга Василия Гроссмана

К 110-летию со дня рождения В. С. Гроссмана

«Роман может быть напечатан в СССР не раньше, чем через 200-300 лет», с такой формулировкой пришел отказ в публикации одного из самых трагических произведений ХХ века.
Речь идет о романеэпопее «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана.
Этот роман еще сравнивают с «Войной и миром» Л. Н. Толстого по охвату событий и количеству персонажей. Это многоплановая панорама эпохи Великой Отечественной войны: Сталинградская битва, тыл, ГУЛАГ, немецкие концлагеря, еврейские гетто, проблема противоречия личности насилию тоталитарной системы, как фашистской, так и коммунистической.

Конечно же, в советской России такое произведение не могло дойти до простых читателей. И судьба книги и автора была предрешена. Литературные чиновники роман не приняли, резко осудили и запретили к публикации. Произведение было признано «антисоветским», порочащим советскую действительность. Все экземпляры были конфискованы КГБ (Комитетом государственной безопасности).
Василий Гроссман, обеспокоенный судьбой своего многолетнего творения (автор работал над романом с 1950–1959 год), обратился в письме к Никите Сергеевичу Хрущеву с просьбой объяснить, что ждет его книгу: «Я прошу Вас вернуть свободу моей книге, я прошу, чтобы о моей рукописи говорили и спорили со мной редакторы, а не сотрудники Комитета Государственной Безопасности.… Нет правды, нет смысла в нынешнем положении, в моей физической свободе, когда книга, которой я отдал свою жизнь, находится в тюрьме, ведь я её написал, ведь я не отрекался и не отрекаюсь от неё.… Я по-прежнему считаю, что написал правду, что писал её, любя и жалея людей, веря в людей. Я прошу свободы моей книге».
Вместо ответа писателя пригласили в Центральный комитет партии, где объявили, что книгу печатать не будут. О возврате рукописи «не может быть и речи», и что роман может быть напечатан в СССР не раньше, чем через 200–300 лет.
Лишь у старого друга Василия Гроссмана, поэта и переводчика Семена Липкина, сохранился машинописный экземпляр романа, который был вывезен заграницу в 70–е годы и там, в Швейцарии, опубликован в 1980 году. Способствовали этому друзья писателя академик Андрей Дмитриевич Сахаров, поэт-фронтовик Булат Окуджава и писатель Владимир Войнович.
В СССР первая публикация состоялась лишь во время перестройки, в 1988 году.
Вся эта драматическая история не прошла бесследно для здоровья писателя. После ареста рукописи (1961 год), Гроссман почти потерял возможность публиковаться. Потрясение подточило здоровье писателя, что ускорило его смерть. Василий Гроссман умер от рака после неудачной операции 14 сентября 1964 года в возрасте 58 лет.

О чем же этот роман, который называют «Войной и миром ХХ века»?
Роман «Жизнь и судьба», Василий Гроссман задумывал как вторую часть дилогии «Сталинград». Первая часть – роман «За правое дело» (1952) была опубликована в 1954 году. В ней речь шла о великом подвиге города Сталинграда, о человеке на войне, о смертельно тяжелой жизни в тылу и в окопах, о самоотверженной солдатской стойкости и мужестве. Будучи военным корреспондентом, автор все это видел и испытал сам: «Сталинград почти весь в руках немцев, но здесь будет начало нашей победы». Во время битвы за Сталинград Гроссман находился в городе с первого до последнего дня уличных боев. За участие в Сталинградской битве, в том числе в боях на передовой линии обороны, награждён орденом Красного Знамени.
После некоторой редактуры, роман «За правое дело» был опубликован и получил хорошие отзывы литературных критиков, и был тепло принят читающей публикой.
В отличие от первой части, соответствующей канонам социалистического реализма, вторая часть дилогии была написана после смерти Сталина и содержала резкую критику сталинизма.
Тема насилия и свободы – вот главная тема романа. О борьбе с тоталитарным режимом. И не важно, воплощен ли он в нацистском или советском режиме.
В центре романа «Жизнь и судьба» трагическая судьба талантливого физика-ядерщика еврея Виктора Штрума. Идет война, 1942 год, Штрум работает в секретной лаборатории над созданием атомной бомбы. Стране необходимо ядерное оружие, чтобы упрочить свое положение. В это время близкие Штрума погибают в гитлеровских лагерях и застенках НКВД, на него самого начинаются гонения. Изобретателя может спасти только его научное детище, которым заинтересовался сам Сталин. Ученый стоит перед выбором: предать себя и продолжать свои научные разработки, в то время как его семья погибает от режима, которому он служит, или остаться верным собственным убеждениям, и быть уничтоженным.
«Каждый день, каждый час, из года в год, нужно вести борьбу за свое право быть человеком, быть добрым и чистым. И в этой борьбе не должно быть ни гордости, ни тщеславия, одно лишь смирение. А если в страшное время придет безвыходный час, человек не должен бояться смерти, не должен бояться, если хочет остаться человеком».
В. С. Гроссман «Жизнь и судьба»


В 2012 году режиссер Сергей Урсуляк снял по мотивам романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» одноименный сериал. В сериале были задействованы лучшие российские актеры: Сергей Маковецкий, Анна Михалкова, Александр Никольский, Александр Балуев, Лика Нифонтова, Евгений Дятлов, Полина Агуреева и др.

Отзывы читателей:
Есть мысль, что «Жизнь и судьба» в чём-то похожа на «Войну и мир». Способствует этому название самой книги и попытка В. Гроссмана описать не только фронтовую, но и тыловую жизнь. Но при всём при этом, она более многогранна, чем «Война и мир», тут и описание жизни людей в концлагере (как немецком, так и советском), людей попавших в плен, людей которых система съела, переварила и выплюнула, тут и драма поиска своего места в этом мире еврейского народа.
Гроссман пишет о том, что пережил. Веришь ещё и потому, что там нет оголтелой критики и злопыхательства. О положительных моментах и характерах написано очень по-доброму, об ужасном - без смакования подробностей, с какой-то трогательной человеческой печалью. Страх, пробирает тебя не от описания войны (она ужасна по определению), не от месива Сталинградской битвы. Трясет прямо от ужаса того времени, того, что творится внутри страны и общества. С гестапо всё понятно, имя нарицательное, а как переварить извращенный садизм к своим...
Читал эту книгу как учебник: медленно и вдумчиво, останавливаясь и перечитывая диалоги персонажей. Считаю её самой правдивой книгой о сталинской эпохе, а также её можно назвать «Война и мир» двадцатого столетия. Восхищает как логично и понятно Василий Семёнович отвечает на многие вопросы, которые будут актуальны ещё многие века. Всем кто мыслит, обязательно к прочтению.

Лариса Николаева

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...