четверг, 25 апреля 2019 г.

«Борис Годунов» – драматическая история в поэзии и музыке

 «Я разумею народ как единую личность,
 одушевленную единою идеею.
Это моя задача. Я пытался разрешить ее в опере».
 (М.П. Мусоргский)

2019 год богат знаковыми датами, связанными с именем Александра Сергеевича Пушкина, каковой является и 150-летие со времени создания первой редакции оперы «Борис Годунов» великого русского композитора Модеста Петровича Мусоргского, созданной по одноименной драме поэта в 1869 г. А спустя пять лет, в 1874 г. состоялась её первая постановка на сцене в Мариинском театре.
М.П.Мусоргский
Как известно, идею написания оперы на сюжет исторической трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов» (1825) Мусоргскому подал его друг, видный историк русской словесности и фольклорист профессор В. В. Никольский. Историк русской литературы, пушкиновед, человек большой эрудиции и личного обаяния, Владимир Васильевич Никольский – один из тех, к кому Мусоргский был душевно расположен, кому поверял свои мысли художника. Они познакомились и часто встречались в доме Л. И. Шестаковой, сестры композитора Глинки. В Пушкинском доме (Институте русской литературы Российской Академии наук) в Санкт-Петербурге хранится том произведений Пушкина, который приобрел особую ценность: поддерживая предложение Никольского, Людмила Ивановна подарила этот том Мусоргскому со вклеенными для написания либретто будущей оперы чистыми листами. Сюда и вписал композитор текст своей музыкальной драмы, проявляя замечательный дар слова, способности драматурга-концептуалиста, привлекая и изучая летописи и материалы «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина.
Надо заметить, что композитор считал искусство «средством беседы с людьми, а не целью». Его эстетические воззрения были продиктованы участливым интересом к «тончайшим чертам природы» человека и людских масс. Не «искусство для искусства», а «приговор о явлениях жизни», о мраке современной ему жизни. Через образы прошлого – к настоящему. Поэтому художественные взгляды Мусоргского, отражение его гражданских убеждений с гениальным своеобразием и силой воплотились в его опере «Борис Годунов», работу над которой он начал в октябре 1868 года, находясь в большом творческом порыве.

Будет уместным и правомерным сравнение с пушкинским первоисточником текстового либретто «Бориса Годунова», именно благодаря литературной ценности последнего. Два текста как бы вступают в своеобразную полемику, полемику несхожих человеческих натур и представителей разных поколений. В предисловии Мусоргский указывает: «Сюжет заимствован из драматической хроники Пушкина того же названия с сохранением большей части его стихов». На самом же деле как либреттист он был чрезвычайно инициативен. Не нарушая сущности поэтического замысла Пушкина, Мусоргский сократил количество сцен и действующих лиц, даже изменил некоторые стихи, считаясь с требованиями оперного жанра.
Жанр своей оперы сам Мусоргский определил, как народная музыкальная драма, ведь главное действующее лицо в ней – народ, и сцены с ним занимают центральное место в драматургии. В очерке искусствоведов Т. С. Крунтяевой и А. С. Розанова «Борис Годунов», опубликованном в замечательной книге «25 оперных шедевров», выпущенной ленинградским отделением издательства «Музыка» в 1980 году, отмечено, что «фабула романтической трагедии Пушкина относится к началу XVII века, одной из переломных эпох в истории русского народа; её коллизии позволяли провести смелые параллели с новейшими временами. Образ мучимого угрызениями совести Бориса Годунова, убившего царевича Дмитрия, чтобы взойти на московский престол (это опровергли современные исторические исследования), вызывал в памяти современников имена Александра I и его отца императора Павла. Мусоргского несомненно привлекла также возможность показать народ, «великую личность, одушевленную единою идеею», восставший против притеснителей, и на этом фоне личную драму царя Бориса».
По мере сочинения отдельные сцены много раз исполнялись автором в кругах русской художественной интеллигенции, приобретая почитателей и защитников. «Радость, восхищение, любование были всеобщими», – вспоминал об этом В. В. Стасов.
Первый акт был готов уже через полтора месяца, а в конце 1869 года, завершив первую редакцию оперы «Борис Годунов», Мусоргский представил её театральному комитету. Однако члены комитета и дирекция императорских театров не сразу приняли произведение к постановке. По настоянию друзей композитор сделал вторую её редакцию. По словам искусствоведа Рузаны Ширинян: «Ситуация, так резко обнажившая перед композитором меру несоответствия между силой художника (при полной скромности Мусоргский знал цену своим произведениям) и жесткой силой тех, в чьих руках находились судьбы искусства, вырисовывает характер Мусоргского, стойкий, оптимистичный» (М. П. Мусоргский. М., «Музыка», 1987 г.).
Воспользовавшись советом того же В. В. Никольского, он завершил «Бориса Годунова» сценой народного восстания под Кромами, что по-новому осветило её содержание. Но вновь опера была отвергнута. Причину этого Н. А. Римский-Корсаков объяснил новизной музыки, поставившей «в тупик почтенный комитет».
По мнению выше упомянутых искусствоведов Т. С. Крунтяевой и А. С. Розанова, «…если новаторской была трагедия Пушкина, то не менее смело нарушила общепринятые каноны и опера Мусоргского, созвучная прогрессивным идеям 1860-х годов. Декламационный характер вокальных партий, распевные или «говорящие» интонации в мелодике, близкой к старинной крестьянской песне и народному говору, – результат исканий Мусоргского в области музыкального претворения человеческой речи – были далеки от привычных представлений о пении в опере. При этом музыкальный язык действующих лиц вдумчиво индивидуализирован. Большинство их наделено выразительными темами – характеристиками, сопутствующими им на всем протяжении действия и разнообразно видоизменяющимися в зависимости от его развития».
В опере взаимодействуют две линии – Бориса и Григория, их политические взлеты и падения обусловлены движением грандиозных волн народной стихии, загадочной и грозной. Могучий драматизм поразительных по богатству и разнообразию хоровых сцен направляется единым порывом, единой волей народа. В нескольких случаях композитор воспользовался мелодиями подлинных русских песен, также как национальные черты в образе Марины Мнишек он отразил с помощью интонаций и ритмов польских танцев – мазурки и полонеза. Одним из главных выразительных средств в опере выступает использованный Мусоргским колокольный звон. Музыка колоколов звучит почти в каждой картине: пролог начинается с торжественного перезвона "венчания на царство"; в келье Чудова монастыря раздается звон к заутрене; в царском тереме под скорбный вечерний перезвон Борис терзается угрызениями совести, в Грановитой палате царь умирает под погребальный звон; на поляне под Кромами тревожно и грозно звучит набат, извещающий Русь о новой беде.
Если говорить о моментах прямого следования Мусоргского Пушкину, то ближе всего сходятся опера и трагедия в сцене Чудова монастыря. Бесстрастие Пимена контрастирует со страстями Григория. Взгляд Пимена обращен в прошлое, Григорий выносит приговор Борису: «И не уйдешь ты от суда людского, / Как не уйдешь от Божьего суда». Но интересно, что и здесь результаты и мотивы поступков прямо расходятся: Пимен, сам того не желая, подсказывает Отрепьеву его самозванство, по сути провоцирует его на великую авантюру. И не Григорию дано обнародовать приговор Божьего суда. Этот приговор оглашает юродивый. Сцена юродивого, безусловно, одна из самых выразительных во всей оперной классике.
Политическая направленность оперы Мусоргского, верно почуянная правящими кругами царской России, еще долгое время препятствовала её постановке на казенной сцене. После долгих хлопот три сцены («В корчме», «Уборная Марины» и «У фонтана») удалось поставить в Мариинском театре в бенефис режиссера Г. П. Кондратьева. И только 27 января 1874 года, по настоянию певицы Ю. Ф. Платоновой, в свою очередь взявшей оперу для своего бенефиса, «Борис Годунов» прозвучал почти целиком (без сцены в келье Пимена) под управлением Э. Ф. Направника.

Музыковед Е. Н. Абызова пишет в своей книге (М. П. Мусоргский. – М., «Музыка», 1985 г.): «Все это время (до премьеры) Мусоргский был в приподнятом, нервно-возбужденном состоянии. Его очень радовало теплое, сердечное отношение артистов. Ночь накануне спектакля была для него бессонной. Чуткий, тонкий музыкант и человек, Мусоргский предчувствовал нелегкую судьбу своего выстраданного детища – «Бориса Годунова».
День премьеры превратился в подлинное торжество Мусоргского. Артисты пели и играли с огромным подъемом. Э. Ф. Направник (дирижер) провел спектакль с большим старанием и тактом. Опера имела большой успех (композитора вызывали множество раз) и давалась в течение ближайших сезонов. Судить о впечатлении, которое произвел «Борис Годунов», мы можем по дошедшим до нас голосам современников. Это голоса студенческой молодежи, с увлечением распевавшей хоры из оперы и приветствовавшей оперу, как сказал Стасов, «с тем восторгом, с каким ее старшие братья и отцы приветствовали лучшие народные создания Пушкина, Гоголя и Островского»; голос историка Н. И. Костомарова, знатока «смутного времени», который воскликнул в восхищении, прослушав оперу: «Да, вот это – страница истории!». Даже недоброжелатели признавали «небывалые излияния восторга» публики.
Всех без исключения очаровали декорации художников М. А. Шишкова и М. И. Бочарова. Примечательно, что для первой постановки оперы для экономии средств была использована не только сценография, но и сценический гардероб, созданный для премьеры пушкинского «Бориса Годунова», который был сыгран в 1870 году артистами Александринского театра на сцене Мариинского, где тогда шли не только музыкальные, но и драматические спектакли. Так произошла встреча на сцене этих двух гениальных произведений, и от постановки пушкинского «Бориса» к постановке оперы Мусоргского протянулась нить преемственности.
Соотнося между собой два великих создания русского драматического искусства, трагедию Пушкина и оперу Мусоргского, Б. В. Асафьев писал: «Пушкин, естественно, выступал с позиций декабризма, Мусоргский, через сорок с лишним лет – с позиций крепнувшего народничества». Свидетель народно-освободительного движения, Мусоргский значительно развил, увеличил в их значении народные сцены трагедии Пушкина.
Но опасения композитора о судьбе «Бориса Годунова» были не напрасны. В первом сезоне 1874/75 года опера выдержала в Петербурге десять представлений, с 1875 по 1882 год – еще шестнадцать, давая полные сборы. Вскоре оперу стали давать с произвольными сокращениями, а в 1882 году вообще сняли с репертуара. «Ходили слухи, — писал по этому поводу Н. А. Римский-Корсаков, — что опера не нравится царской фамилии; болтали, что сюжет ее неприятен цензуре». В конце 1888 года в Большом театре была осуществлена красочная и масштабная по великолепным декорациям постановка оперы «Борис Годунов». Она прошла 11 раз в течение двух сезонов, а потом также как-то исчезла из репертуара.
Несмотря на отдельные возобновления «Бориса», его подлинное открытие и международное признание пришли после 1896 года, а в особенности в 1908 году в Париже, когда в опере, отредактированной Римским-Корсаковым, пел Фёдор Шаляпин.

В Париже «Борис Годунов» был поставлен на сцене Гранд-Опера в «Русских сезонах», организованных С. П. Дягилевым, широко представлявшими русскую оперу и балет. Парижская постановка стала выдающимся событием: на протяжении мая и июня было дано семь спектаклей. В заглавной роли выступил Ф. И. Шаляпин.
Рузана Ширинян приводит в своей статье одно из частных писем того времени: «Интерес к «Борису» в Париже огромный. 17 мая была генеральная репетиция, прошедшая при несмолкаемом громе аплодисментов, к которым присоединился оркестр». Принимали оперу с воодушевлением. Пресса была полна доброжелательности, более того – восторженного удивления: «Хор московской оперы произвел фурор»; «…это не хористы, это артисты, большие артисты». Так была осуществлена в исполнении и замечена пристрастными слушателями одна из реформаторских находок Мусоргского: народ, живущий на сцене и в музыке как множество лиц, индивидуальных характеров. «Успех постановки «Бориса» был истинным триумфом не только благодаря исключительной интерпретации выдающихся артистов, но и благодаря красоте музыкального слова и величаво развертывающихся картин, поднимающих это произведение до высоты эпопеи», – писала газета «Radical».
Нельзя не отметить постановку «Бориса Годунова» на сцене Мариинского театра 1911 года, режиссером которой выступил В. Э. Мейерхольд, а в заглавной партии по-прежнему царил Ф. И. Шаляпин. Также в его интерпретации классическое решение получили и другие исполненные им роли оперы: жанрово-характеристический образ Варлаама и эпически-величавый образ летописца Пимена. Итак, через три десятилетия после появления на свет «Борис Годунов» занял свое место на русской оперной сцене, в оценке критики, в сердцах слушателей. Все чаще в адрес Мусоргского звучит эпитет «гениальный». Сегодня в Мариинском театре идет сводная редакция 1869 и 1872 годов.
Радуя зрителей долгие годы, опера М. П. Мусоргского «Борис Годунов» была представлена великолепным созвездием талантливых исполнителей. Многие выдающиеся солисты Большого, Мариинского и многих других театров страны создали в этом спектакле неповторимые образы, внесли в него новые краски, нюансы.
Нельзя не вспомнить таких прославленных, выдающихся артистов русской оперы, воссоздавших образ Бориса Годунова: из певцов императорского Мариинского театра – Ивана Мельникова и Федора Шаляпина, из солистов Кировской оперы – Марка Рейзена, Ивана Яшугина, Бориса Штоколова, из современных артистов – Ильдара Абдразакова, Евгения Никитина, Михаила Петренко.
«Борис Годунов», величайшее произведение национальной музыкальной классики, понят и принят в ряду произведений мировой оперной классики. Сегодня – это опера, наполненная яркими историческими моментами, звучанием голосов от баритона до меццо-сопрано, великолепными многоуровневыми декорациями. Чарующая музыка, многоголосие хоров, фантастические декорации воспроизводят картины поистине эпического масштаба. «Бориса Годунова» по праву можно назвать спектаклем-загадкой, которую каждое поколение разгадывает по-своему.
Приведу высказывания известных музыкантов о «Борисе Годунове» Мусоргского.
Михаил Мугинштейн, историк оперы, музыковед, критик, рассказывая однажды об опере Мусоргского «Борис Годунов» и о важности её постановки в Женеве, сказал: «Не верьте тем, кто говорит, что опера непопулярна. Для меня Мусоргский – не просто великий композитор; его опера – абсолютный прогноз русской истории, мне кажется, навсегда. Если «Евгений Онегин» показывает энциклопедию русской души и некий срез русской дворянско-интеллигентской ментальности, то Мусоргский отражает трагедию русской истории. Только у одного Мусоргского История становится главным персонажем. Только у него. И, если дело касается Мусоргского, конечно, надо идти и смотреть».
Дирижер с мировым именем Владимир Юровский также не раз высказывал свое мнение о произведении Мусоргского: «Первая редакция оперы «Борис Годунов» – это самая радикальная по бескомпромиссному подходу к музыкальному театру версия, это самая смелая по музыкальному языку версия, это самая необычная и провидческая версия с точки зрения инструментовки. Первая композиторская версия — это прежде всего драма одного человека, драма царя Бориса, который умирает под гнетом страшных угрызений совести, а также становится жертвой политической борьбы. Эта шекспировская подоплека пушкинской трагедии, с моей точки зрения, именно в первой версии Мусоргского каким-то совершенно удивительным образом находит свое музыкальное воплощение».
Спустя 145 лет, вспоминая и отдавая дань признательности гениальному произведению Модеста Мусоргского, в январе 2019 года Мариинский театр вновь подарил зрителям масштабный спектакль «Бориса Годунова» под управлением блистательного Валерия Гергиева, реализовав на сцене неординарную, оригинальную трактовку оперы прекрасного кинорежиссера Андрея Тарковского. Спектакль органично дополнила выставка в фойе, на которой представлены подлинные костюмы с первого представления, фото артистов, копии нотных автографов Мусоргского.
Напомним, что опера была поставлена Тарковским в Лондоне на сцене «Ковент- Гардена» в 1983 году, потом, в этой же трактовке, спектакль перебрался в Петербург, оттуда – в Америку. В свое время Андрей Тарковский сказал в интервью корреспонденту газеты «Таймс»: «Меня занимает главным образом внутренняя драма самого Бориса, и я думаю, что если бы я снимал эту оперу, то фильм получился бы камерный, интимный. В центре «Бориса» проблема не власти, но человека, сломленного властью».
По мнению рецензентов той постановки, режиссёру удалось показать тесную взаимосвязь, неразрывную спаянность трагедии народа и трагедии царя, где народ выступает не как творец истории, не высший судья катаклизмов, а как стихийная, необузданная сила, «которая истребляет самое себя». Во многом это было достигнуто за счёт кинематографических приёмов, которые А. Тарковский использовал в своём оперном спектакле. Поэтому для своей постановки «Бориса» Тарковский избрал редакцию оперы, содержащей все массовые сцены. Народ появляется у него уже в увертюре. И завершается спектакль народной сценой.
Рассказывая журналистам о спектакле 2019 года, Иркин Габитов, режиссёр, заслуженный деятель искусств России отметил: «И я очень рад, что сегодня за пультом стоит Валерий Абисалович Гергиев. Потому что спектакль приобретает совершенно иное звучание под его руководством. Все эти конфликты внутренние, проблемы, массовые сцены хоровые звучат ярче, активнее и несут дополнительный смысл».
Да, «Борис Годунов» – это театр, сколько бы ни находили те, кто отрицает сценичность трагедии, новых и новых аргументов ее сугубо книжного назначения. Не стоит углубляться в бесконечные споры о сценичной или книжной природе трагедии Пушкина. Лучший аргумент в нескончаемом потоке рассуждений – внимательно, медленно прочитать хотя бы отдельные сцены «Бориса Годунова» и попытаться понять, какой грандиозный материал для актера дает Пушкин, насколько великим должен быть актер для пушкинского театра, каким темпераментом, умом, филигранным психологизмом он должен обладать.
А пока слушайте оперу, наслаждаясь игрой великих артистов, и вчитывайтесь в пушкинскую трагедию, внутренне проигрывая и режиссируя ее.

Источники:
Абызова Е. Н. «М. П. Мусоргский». – М., «Музыка», 1985 г.
25 оперных шедевров. Альбом//Авт. очерков Т. С. Крунтяева, А. С. Розанов. – Л., «Музыка», 1980 г.
М. П. Мусоргский. Альбом. // Сост. и вступит. Ст. Р. К. Ширинян. – М., «Музыка», 1987 г
Приймак В. В. «Борис Годунов» А. Пушкина и М. Мусоргского». – Новгород, 2008 г.
https://www.classicalmusicnews.ru/signdates/boris-godunov-145

Ольга Солодовникова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...