воскресенье, 27 мая 2018 г.

Елена Благинина - для детей и не только


В этот день 115 лет назад родилась Елена Александровна Благинина – поэтесса и переводчица.
Знакомство с творчеством Елены Благининой начинается в раннем детстве, я, например, до сих пор вспоминаю эти вечные строки «мама спит, она устала…» или «мама песню напевала, одевала дочку…». Этих милых сердцу строк вспоминается немало, и, думаю, у каждого они свои. Но каким для меня было откровением, когда я узнала, что у поэтессы, которую все знают по её детским стихам, есть и «взрослые» стихи. Так называемые «взрослые» стихи Елены Благининой уместились всего в два сборника «Окна в сад» и «Складень». На сегодняшний день эти книги буквально не достать, они стали большой библиографической редкостью, - рассказывает библиотекарь абонемента художественной литературы Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина Галина Фортыгина.

Стихотворения этих сборников отражают всё пережитое автором, и поэтому, опираясь на них, можно проследить судьбу поэтессы.
Я вам прочту стихи, которых нет,
Которых даже не было в помине,
Которые не думают о славе,
И ничего не знают о наследстве,
Оставленном поэтами земле.
Они растут травой и стынут камнем,
И зреют хлебом, и текут водой,
И просто так живут со мною рядом,
Как горные чабанские собаки,
Бегущие за стадом дней вослед…
Я вам прочту стихи, которых нет.
Творческая судьба Елены Благининой складывалась непросто. После окончания учёбы в Высшем литературно-художественном институте в Москве, она почти не писала и совсем не печаталась, работая в багажной экспедиции газеты «Известия» (1925). Затем профессиональный путь приводит её в редакцию журналов «Мурзилка» и «Затейник», начиная с 1933 года, она становится постоянным автором этих журналов, а затем и редактором. Так среди маститых имён, таких как Маршак, Барто и Михалков появляется новое красивое имя – Елена Благинина.
Накопленный материал просился на страницы книг, и, начиная с 1936 года, они выходят регулярно: «Осень» (1936), «Садко» (1936), «Сорока-белобока» (1937), «Вот какая мама» (1939), «Посидим в тишине» (1940), «Мишка-шалунишка» (1941), «Радуга» (1948), «Огонек» (1950) и др. В 1959 году вышел итоговый сборник (за 20 лет) «Алёнушка». Звонкость и простота стихов, их мягкость, лиричность и эмоциональность – вот ключик к сердцу любого ребёнка.


И только в 1966 году на свет появился первый сборник «взрослых» стихов Елены Благининой, на эту пору ей было уже 63 года. По свидетельствам исследователей творчества Елены Александровны Благининой, она относилась к себе очень требовательно и соотносила свой талант соответственно с абсолютными величинами русской поэзии. Поэтому она так долго раздумывала, копила материал, и лишь перешагнув ступень шестидесятилетия, отнесла его на суд читателей. Сборник «Окна в сад» вышел в 1966 году, а спустя семь лет вышел «Складень» – второй сборник «взрослой» лирики. Затем последовал ряд публикаций в толстых литературных журналах, таких как «Новый мир» и «Знамя». И вот парадокс, известная на всю страну поэтесса Елена Благинина, любимица читающей публики всех возрастов, осталась неуслышанной. Критики и издатели словно сговорились не замечать Благинину в её «взрослом» творчестве, навсегда оставив её под ярлыком детской поэзии.


Другие сны слетятся к изголовью,
Умолкнут грозы в стынущей крови,
И то, что называли мы любовью,
Воспоминаньем станет о любви.
И отзовется жизнь иною мукой,
Иным вонзится в сердце острием,
И то, что называли мы разлукой,
Быть может, страхом смерти назовем?
И только в час полночного молчанья,
Когда восстанут вдруг в проснувшейся крови
Все неисполненные обещанья,
Все росстани, все горести любви,
Мы встретим их мучительным рыданьем,
Обрадуемся, что еще живем,
И то, что называли мы страданьем,
Обыкновенной жизнью назовем...

Эхо
Я бегу у самого откоса
И смешную песенку пою.
Эхо звонко и разноголосо
Повторяет песенку мою.
Я спросила эхо: — Замолчишь ты? —
А сама притихла и стою.
А оно в ответ мне: «Ишь ты, ишь ты!»
Значит, понимает речь мою.
Я сказала: — Ты поёшь нескладно! —
А сама притихла и стою.
А оно в ответ мне: «Ладно, ладно!»
Значит, понимает речь мою.
Я смеюсь — и всё звенит от смеха,
Замолчу — и всюду тишина…
Иногда гуляю я одна,
А не скучно, потому что эхо…
«Слова»
А я их - на ощупь!
А я их - на вкус!
Как дерева брус
И как варева кус.
Как облака вечность,
Как яблока сочность,
Как формулы математической точность.

Е. А. Б.
Нелюдимо наше горе:
Одиночество, как тьма,
Обживается тем скоре,
Чем слабей огонь ума.
Нелюдима радость наша:
Бред угрюмый, сон больной...
Жизни выпитая чаша –
Бесприютный непокой.
И когда проходит мимо –
Ни обычно, ни ново –
Наше счастье: нелюдимо,
Потому что нет его.
(Нелюдимо. Сентябрь 1948)

А это стихотворение написано уже другим автором, но посвящено оно Елене Благининой – жене и преданному другу от Георгия Оболдуева.
Судьба этой пары сложилась непросто. Георгий Николаевич Оболдуев – гениальный поэт, но имя его практически неизвестно широкой аудитории. В 33-м по доносу он был приговорён к ссылке по 58-й статье («за контрреволюционную пропаганду и распространение подрывных антисоветских материалов», а если точнее, то всего лишь за чтение стихов Марины Цветаевой) и отбывал наказание вплоть до 1939 года. Вернувшись, он не имел права жить в Москве и ещё в ряде городов. Позже в своих воспоминаниях Е. Благинина написала, что жизнь её мужа в эти годы была исполнена «мытарств, поисков работы, беззащитности и неустройства». С началом войны Оболдуев был мобилизован в армию, где прослужил до 1945 года. Был тяжело контужен, и после войны быстро угас, не дожив до десятилетия Победы. Литературная судьба его тоже не была счастливой, он много писал и переводил, но его сочинения не доходили до печати. Можно сказать, что жизнь поэта прошла практически в полной безвестности, при жизни ему удалось напечатать всего лишь одно стихотворение. Елена Благинина стала хранительницей его наследия, она оберегала своего мужа и давала возможность писать стихи, хотя бы просто в стол. И только после его смерти её стараниями в печати стали появляться стихи поэта Оболдуева.


Своему мужу Елена Благинина посвятила роман «Люблю мучителя своего всё неистовее», книга была напечатана только в 1997 году, уже после смерти писательницы.
Елена Благинина, как и многие в то время, видела много горя и страданий и знала о репрессиях не понаслышке, вместе со страной пережила войну, поэтому во многих её стихах есть грустный отсвет тех трагических событий.
Несовершенный сонет
Отбросив ахи всякие и охи,
Слова-ходули и слова-весы,
Я провела немалые часы
Наедине с поэтами эпохи.
Там были лжепророки и пройдохи,
И мытари газетной полосы,
И рифмачи... А рядом – полубоги –
Владетели величья и красы.
Чисты их имена,
И горек голос лир,
И дух высок, и слово осиянно...
На вечны времена:
Владимир, Велимир,
Марина, и Борис, и Александр, и Анна.

Одиночество
И живу я – Богом забытый,
Телефон молчит, как убитый,
И дверной звонок ни гу-гу.
А бывало, Господи Боже,
Сколько к нам друзей было вхоже,
И припомнить всех не могу.
Но одни отошли навеки.
А другие – тоже калеки.
Этот сделался знаменит,
Где-то ходит, важный и сытый.
Телефон молчит, как убитый,
И дверной звонок ни гу-гу.

Одинокие печки
Ни крыши, ни стен, ни крылечек,
Ни даже деревьев в саду!
Лишь кафельных несколько печек
На лютом стоит холоду.
Им стыдно. Они присмирели.
Им очень, видать, тяжело…
Они наши горницы грели,
Дрова в их утробе горели
И нам отдавали тепло.
Бывало, примчимся мы с речки,
Холодные снимем коньки.
А дома!.. Затоплены печки,
Плывут голубые колечки,
Приплясывают огоньки.
Мы на пол усядемся кучкой
На стареньком нашем ковре…
А вьюга прикинется злючкой
И ну бушевать на дворе.
То ставень, шальная, задела,
Стекло залепила снежком.
Но что нам до вьюги за дело
В тепле благодатном таком?
Мы ляжем… И сны золотые
Придут, приплывут, прибегут.
И печки, теплом налитые,
Наш сонный уют стерегут.
А ныне… Стоят они кругом
Под этой луной ледяной
И грустно толкуют друг с другом
О том, что зовётся войной,
Об этом великом разоре,
Который она принесла,
О том, что бесчестье и горе
Стоят, не давая тепла.

Осанна
Ветерки паутину качали
Солнце падало полосой…
И заплакала я от печали
Перед этой милой красой.
И послышался голос летучий,
Неминуемый, будто судьба:
— Не казни ты себя и не мучай,
Человеческой доли раба!
Припади к моему изголовью,
Истомленные веки смежи,
Про солдатскую эту, про вдовью,
Материнскую скорбь расскажи.
Утолю я тебя, упокою,
Все печали твои отпущу,
Срок придет – прахом легким покрою,
Вешний цвет над тобою взращу.
И забудешь ты гул окаянный,
Бранный грохот небес и земли…
Высоко – над сосновой осанной
Облака золотые текли.
Это стихотворение (как и некоторые другие) увидело свет в широкой печати только лишь в 2015 году в книге «Елена Благинина Стихотворения. Воспоминания. Письма». Жаль, что её тираж был весьма небольшим, хотелось бы познакомиться с творческим наследием этой великой поэтессы поближе.
С колокольни – какой окоем!
И в апсидах – России черты.
А теперь – водоем... водоем...
Если хочешь, поплавай и ты!
Розов мрамор и купол горяч,
На кресте – осиянье зари...
Современник! Ошибок не прячь,
Громко о них говори!

Источники:
Благинина, Е. Несовершенный сонет// Реквием: стихи рус. сов. поэтов.– М., 1989. С. 96-97;
Благинина, Е. О береге милом/ Елена Благинина// Новый мир.- 1989.- №12.- С.72-74;
Благинина Е.Н. // Русские писатели 20 века: биографический словарь/ сост. и ред. П. А. Николаев. – М.:, 2000. – С.95-96;
Благинина Е. Складень, 1973;
Оболдуев Г.Н. // Русские писатели 20 века: биографический словарь/ сост. и ред. П. А. Николаев. – М.:, 2000. – С. 507-508;

До встречи в библиотеке


Галина Фортыгина

2 комментария:

  1. Для меня стихи Елены Благининой - это воспоминание о счастливом детстве. С праздниками, девочки! Сегодня двойной праздник! Общероссийский День библиотек и День Святой Троицы!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, здорово, что стихи напоминают о счастливом детстве! С Праздником, с Днём библиотек!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...