пятница, 2 сентября 2016 г.

Фантаст, провидец, инженер Александр Казанцев

«Он всегда смотрел вперед…»

Сегодня исполнилось бы 110 лет Александру Петровичу Казанцеву  (2 сентября 1906 — 13 сентября 2002), всемирно известному писателю, одному из основоположников отечественной научной фантастики. Его книгами зачитывались, бегали в библиотеки в надежде дождаться очереди на получение долгожданных затертых томиков с прекрасными иллюстрациями. Теперешние дети об этих книгах знают лишь понаслышке. Он - отец палеоуфологии, автор убедительной научной гипотезы о причинах тунгусского взрыва.
За его спиной почти столетие: революции, войны, перестройки и переделы страны и сознания миллионов людей. Все видел, пережил и сумел пронести сквозь время светлую мечту о будущем. На его долю выпало великое счастье стать неистощимым «генератором идей», увлекшим за собою миллионы читателей и почитателей. Писатель и ученый Александр Петрович Казанцев — замечательный современник XX века, автор десятков изобретений, гроссмейстер по шахматным композициям, творец фортепианных концертов и один из создателей фильма «Воспоминание о будущем». 

Он видел Буденного и Орджоникидзе, когда «пробивал» свои первые изобретения, он работал с величайшими умами России и мира. «Цель моя была ясна и совпадала с государственной — все силы отдать созданию непобедимой индустриальной державы, — вспоминает Александр Петрович, — но нужны люди для воплощения этой мечты. А побудить в крестьянской стране страсть к науке, изобретательству могли книга, кинофильмы и прежде всего — научная фантастика. Случай или закономерность привели меня в писатели-фантасты — судите сами».
Александр Петрович Казанцев родился в 1906 году в старинном степном городе Акмолинске (Целиноград, ныне Астана). Отец его был купцом. «А дед мой - сибирский миллионер: скотопромышленник и заводчик. У него был кожевенный завод в Петропавловске. В Акмолинске дедову торговлю представлял мой отец. В гражданскую он воевал за Колчака, перешел на сторону красных. Мать учительствовала в школе. В последнее время преподавала пение. К концу жизни ее наградили орденом Ленина». 
Казанцев окончил два класса реального училища в Петропавловске. Недоучился, потому что училище закрыли. «В 1919 году мы переехали в Омск: отец в армии, мне 13 лет. Я окончил курс машинописи и стенографии, работал в губздраве. Поступил в техническое училище, преобразованное в техникум. Проучился два года. Был на пароходе на практике. В соседней каюте оказался начальник Главпрофобра, я ему приглянулся, он говорит: «Зачем вам ждать? Два курса техникума равны средней школе. Я дам направление в Томск, в технологический». Приехал в Томск, экзамены уже кончились, но направление профобра приравнивало меня к рабфаковцам. Принять никак не хотели. В конце концов порешили: сдать минимум за первый курс. А я сдал за два курса. Считался одним из первых студентов. Давали прекрасное образование. Прямо со студенческой скамьи я был назначен главным механиком Белорецкого металлургического завода. Участвовал  в  строительстве Магнитки. Врезался в память плакат: «До пуска доменной печи осталось столько-то дней».
«В 1930 году я окончил Томский технологический институт, факультет механики. Получил специальность инженер-механик, и сразу с институтской скамьи был назначен главным механиком Беловежского металлургического завода. Случилась у нас как-то авария - на одном из механизмов подтягивания вагонеток оборвался трос. Конечно, поставили запасной, но в голове у меня отложилась мысль - а как бы этот процесс подачи вагонеток усовершенствовать? Тогда я и подумал - "А почему бы не использовать магнит? Подтянет одну вагонетку, за ней другую..." Поделился идеей с другом, а он ее и "зарубил" - что делать, если вагонетка сорвется? А если не затормозится?! Тогда я и подумал, если вагонетку не затормозить - она же улетит и скорость может развить как у снаряда. А это уже не транспорт, а ...оружие! Получается, изобретал одно, а получилось совершенно иное - я имел возможность разгонять до большой скорости любое металлическое тело. Получилось электрическая пушка, которой никакого пороха не надо. Сказано - сделано, соорудил модель - деревянная трубка, обмотанная катушками и железный стерженек в качестве снарядика. Вскоре вышла оказия - вместе с заместителем директора нашего завода мне надо было ехать в Москву для защиты проектных конструкций предприятия. Естественно, я считал свой проект страшной военной тайной, способной помочь нашей стране в трудное время. Ездили мы в Наркомтяжпром (Народный комитет тяжелой промышленности), наркомом которого в то время был Серго ОРДЖОНИКИДЗЕ, а его заместителями - Бухарин и Петраков. Во время рабочего совещания мне пришла в голову совершенно безумная мысль - показать модель кому-нибудь из военных начальников». Так он перешёл на работу во Всесоюзный научно-исследовательский институт электромеханики.
Многие научные идеи Казанцева воплотились в разных видах оружия, в том числе и в знаменитой «катюше». В столице он получает собственную лабораторию. Работа над электрической пушкой знакомит Александра Петровича с выдающимися физиками - Иоффе и Капицей. Иоффе предложил принять участие в международном конкурсе либретто научно-фантастического фильма. Казанцев согласился. Это либретто и стало первой ступенью на пути к литературному Олимпу. В 1936 году на конкурсе киносценариев с написанным вместе с директором Ленинградского Дома учёных И. С. Шапиро сценарием фантастического фильма «Аренида» он занял 1 место. Сюжет его был таков: предсказанное астрономами столкновение Земли с космическим телом Аренидой по-разному встречено в разжиревших после Первой мировой США, население которых стремится «взять от жизни все» перед ожидаемым концом света, и в СССР, где ученые и инженеры готовят электропушку, чтобы уничтожить Арениду и спасти человечество. И они спасают его. Какое провидение за несколько лет до  второй мировой войны, в которой именно Красной Армии, советской науке, всему народу предстояло спасти мир! По разным причинам фильм не состоялся, но либретто позже стало сюжетной основой романа «Пылающий остров».
В 1939 Казанцев был главным инженером промышленного отдела советского павильона на Всемирной выставке в Нью-Йорке. Об этой выставке он написал свой первый очерк («Новый мир», 1939, № 12). Первые впечатления «американского периода» своей жизни помогли ему впоследствии при написании романов «Пылающий остров», «Арктический мост», «Мол Северный» и «Льды возвращаются». Наибольшее впечатление в юности на него произвели Александр Беляев и Алексей Толстой. Уже тогда, в предвоенные годы, Александр Казанцев начинает свою первую пробу пера, утверждая себя в реалистической фантастике, которой он остается верным всегда. Ранние произведения писателя особо ценны тем, что в тревожные предвоенные годы они звали людей к борьбе за единение усилий человечества во имя светлой жизни. Он обдумывает новый роман, но…
Началась война. В последнюю мирную ночь Казанцев пишет либретто «Арктического моста». А утром, по направлению военкомата, Казанцев приезжает в Серпухов. Там он должен попасть в саперный батальон. Вот как вспоминает об этом сам Александр Петрович: «На третий день войны я был направлен в 30-й саперный батальон. Его командир, узнав что я инженер и писатель - он уже успел прочитать "Пылающий остров", - назначил меня своим помощником по технической части. Мне было поручено разыскивать автомашины-полуторки и приводить их в божеский вид, а затем отправлять на фронт. Я выстроил весь батальон перед собой и приказал инженерам и техникам сделать пять шагов вперед, шоферам - десять шагов, автослесарям и электрикам - пятнадцать. В течение пяти минут была организована ремонтная бригада, и работа закипела. Однажды к нам доставили вездеход, у которого вместо задних колес была миниатюрная танкетка на гусеницах, она приводилась в движение от мотора. Я долго смотрел на нее, и тут мне пришла в голову фантастическая идея... В моем воображении маленькая юркая танкетка на гусеничном ходу отделилась от грузовика и помчалась навстречу немецкому танку. Еще мгновение, взрыв - и от танка не осталось и следа. Танкетка-камикадзе, управляемая саперными шнурами! И, как это ни удивительно, эта фантастическая мысль скоро превратилась в реальность. Я приказал заменить у вездехода гусеницы на колеса, гусеничный ход превратить в самостоятельно действующую танкетку-электроторпеду, способную уничтожить не только танки противника, но и его доты и дзоты. Быстро удалось создать специальный институт, где мое изобретение было доведено до кондиции (впоследствии он превратился во ВНИИ электромеханики). Уже через несколько недель появились готовые к бою танкетки-электроторпеды. Однако увидеть их в действии мне не довелось: после перевода на Крымский фронт я потерял "контроль" над своим детищем - электрокамикадзе... И лишь четыре десятилетия спустя узнал я о том, что мои торпеды пробили брешь в ленинградской блокаде, взорвав фашистские доты. Начав войну рядовым, я завершил ее полковником, был награжден пятью орденами и двумя десятками медалей. Но самую ценную награду, именно за свою торпеду — специальную изобретательскую медаль, - я получил через... полвека после войны, вместе с такими видными изобретателями, как профессор-глазник Святослав Федоров и академик Меркулов, создатель авиационных двигателей. А Международная академия информатизации при ООН присвоила мне звание академика». На Поклонной горе, в музее Великой Отечественной войны, представлен экземпляр его танкетки. В конце войны Госкомитет по обороне поручил ему демонтировать металлургические заводы Геринга в Австрии, на многих из которых стояло похищенное с советских заводов оборудование, и направлять их в СССР.
Послевоенный период Казанцев целиком отдает литературе. Роман «Пылающий остров» в 1940—1941 годах печатала с продолжением газета «Пионерская правда». 
         Он предостерегал человечество от пагубного использования достижений научной мысли. По сути, писатель предвосхитил трагедию атомной бомбардировки Хиросимы 1945 года. «"Пылающий остров" - одно из произведений, определивших жанр советской научной фантастики. В те времена, когда ученые казались большинству людей безобидными чудаками, когда грозное могущество науки еще было скрыто в ее глубинах, Александр Казанцев предвидел ту смертельную опасность, которую может принести миру убийственная сила, попавшая в руки фашиствующих маньяков войны и империализма. Сейчас, когда главная опасность – в ядерном оружии и когда возможности науки практически безграничны, уничтожение земной атмосферы, описанное в романе, может стать столь же реальным, как и отравление ее радиоактивностью». (И. Ефремов) «Пылающий остров» Казанцев переписал. Потом переписал вновь. В конечном итоге, автор переписывал его 14 раз.

Постоянно глядя в грядущее, он сумел впервые в мире разглядеть инопланетян в загадочном феномене Тунгусского метеорита. «Я прошел войну от солдата до полковника, последние месяцы войны был уполномоченным комитета обороны и после окончания войны возвращался через всю Европу в СССР. Было это в августе, ехали мы с начштабом и слушали штабной радиоприемник и на английском языке мы вдруг услышали сообщение о взрыве атомной бомбы. А я до этого отлично знал всю историю Тунгусского метеорита. И знал не только про экспедиции Кулика, но и про экспедицию по спасению Кулика. Эту экспедицию возглавлял, ставший потом моим близким другом, Виктор Александрович Сытин. Мне сразу пришла в голову мысль о схожести этих двух взрывов - американской ядерной бомбы и Тунгусского метеорита…»
Рассказ «Взрыв», появившийся в печати в 1946 году, явился подлинным взрывом фантазии, разбудившим воображение не только юных искателей приключений, но и маститых мужей науки. 
Он повествует о Тунгусском метеорите. В нем нет ничего, кроме фактов. Только в последнем абзаце рассказа высказывается гипотеза о причине тунгусской катастрофы - гибель инопланетного космического корабля… Небольшой рассказ за 50 лет по самым скромным подсчетам увлек идеей поиска обломков корабля или чего-то еще необычного не меньше десяти тысяч исследователей, профессиональных ученых, астрономов, космических инженеров из команды Королева, космонавтов, физиков и просто искателей острых ощущений. Десятки добровольцев, объединившись в научные отряды, углубились в дебри Подкаменной Тунгуски - в район космической катастрофы. Молодые энтузиасты облазили таежные завалы, образовавшиеся после взрыва, в поисках разгадки одного из самых таинственных и удивительных явлений природы. Главный конструктор космических кораблей академик Сергей Павлович Королев тоже не избежал очарования смелых идей писателя-фантаста. Прославленный конструктор был одним из организаторов экспедиции, оснащенной точнейшим оборудованием и вертолетами. Ее участникам хотелось найти хотя бы крохотный кусочек «марсианского корабля». И хотя ни одного обломка так и не было найдено, энтузиасты, взволнованные гипотезой писателя, продолжали романтический поиск, а ученые писали книги и монографии на тему тунгусского дива, защищали диссертации, получали ученые звания. Споры ученых и фантастов вокруг тунгусского метеорита продолжаются.
Вступление в 1946-м году в Союз писателей не только дает Александру Петровичу «официальный статус», но и вводит в совершенно новый круг общения. Там Казанцев знакомится с Фадеевым и Ефремовым. С Иваном Антоновичем они останутся друзьями до самой смерти Ефремова. Более того, спустя много лет, уже после смерти Ивана Антоновича, только Александр Петрович защитит честное имя друга.
Целая серия повестей и романов Александра Казанцева рассказывает о завоевании космоса. «Лунная дорога» и «Планета бурь» (1959), рассказы «Гость из космоса» и «Марсианин» (1953-1958), «Звездные пришельцы» (1960), очерк «Из космоса - в прошлое» (1972) - все это ступени, рассказывающие миллионам читателей о хитросплетениях на пути познания Вселенной. 
       Подобно гипотезе о Тунгусском взрыве, эти произведения вызвали всемирный интерес. На III Всемирном конгрессе палеокосмонавтики, проходившем в 1976 году в Югославии, книги Казанцева серьезно обсуждались как основа новой науки о возможном посещении нашей Земли инопланетянами.

Уже в 1941 году появляется в печати фрагмент его романа «Арктический мост» (полностью опубликован в 1946 году). Как по инженерной мысли, так и по стилю написания  произведение остается актуальным до сих пор.   Романы «Арктический мост» и «Мол Северный» подчеркивают дилемму, стоящую перед человечеством. Или угроза всеобщего уничтожения, или разрядка международной напряженности, мирное сосуществование и сотрудничество разных социальных систем. Произведения Казанцева рассказывают о строительстве подводного плавающего туннеля между берегами СССР и Америки. Это не только нить, соединяющая два континента. Это попытка показать единство интересов народов разных стран в решении глобальных проектов, улучшающих нашу планету. Позже выходят еще два романа этой трилогии.  В 1952 году издается «Мол Северный» (переработан в 1956 году в роман «Полярная мечта», а в 1970 году — в роман «Подводное солнце»), а в 1964 году — роман «Льды возвращаются».В последней книге  «Льды возвращаются» предсказано не только множество изобретений и открытий, но и международный терроризм. К сожалению, практически незамеченными остались блестящие полярные новеллы, написанные Казанцевым после путешествия по Северному морскому пути. На ледоколе «Георгий Седов» вместе с выдающимся исследователем Арктики, Эрнестом Теодоровичем Кренкелем, он совершил отнюдь не туристическое путешествие. Полярные новеллы повествуют о жизни людей в Арктике, передают дух Арктики и людей, поменявших теплые квартиры на ледяную пустыню. Есть в них и романтика, и правда жизни.
Роман «Внуки Марса» (1959, другое название — «Планета бурь»), был экранизирован Павлом Клушанцевым в 1962 году под названием «Планета бурь».
         В космической одиссее, в которой впервые в истории кинофантастики герои отправились осваивать Венеру, снимались Владимир Емельянов, Геннадий Вернов, Юрий Саранцев, Кюнна Игнатова, Георгий Тейх и др. Для Георгия Жженова  «Планета бурь» стала дебютом в кино после возвращения из лагерей.
Научно-фантастический фильм, созданный при скромных технических возможностях, поражал отменным визуальным рядом - уровень изображения мира другой планеты превосходил голливудские фильмы того времени. «Планета бурь» стала хитом сезона. Фильм был закуплен 28 странами, огромный успех «Планета бурь» имела в США. Стэнли Кубрик и Джордж Лукас признавались, что без этого фильма не было бы ни «Космической одиссеи», ни «Звездных войн». «Планета бурь» входит в учебную программу американских киношкол - как демонстрация операторского мастерства, возможности без огромных финансовых затрат создать шедевр.

Казанцев проявлял большой интерес к загадкам науки и трактовал их по-своему. Он опубликовал ряд статей, эссе и художественных произведений, посвящённых загадке Тунгусского метеорита. В них он высказывал версию, что метеорит на самом деле был кораблем инопланетных пришельцев, который взорвался при посадке. Казанцев указывал на сходства атомного взрыва в Хиросиме и взрыва метеорита, что, по его мнению, свидетельствовало в пользу искусственной природы этого тела. Помимо этого, Казанцев интересовался гипотезой о палеоконтактах, собирал информацию о легендах и археологических находках, которые могли бы подтвердить эту гипотезу, писал статьи и эссе. Казанцева можно назвать одним из пионеров советской уфологии.
Возвращение Казанцева к активной литературной работе состоялось в начале 1970-х. В этот период им написаны романы «Сильнее времени» (1973), «Фаэты» (1974), «Купол Надежды» (1980).
«Купол надежды» - роман, написанный под впечатлением работ академика Несмеянова. 
         Увидев самое начало работ по созданию искусственной пищи, в новой книге Казанцев развивает почти утопическую идею о том, как накормить человечество, никого не убивая. «"Купол надежды" посвящен одной из самых насущных задач, стоящих перед человечеством в канун XXI столетия, — обеспечению в достатке продовольствием растущего населения Земли. Она раскрывается через острый и увлекательный сюжет. Перед читателем проходит галерея образов — от благородных и сильных духом ученых, одержимых стремлением досыта накормить человечество, до коварных агентов капиталистических монополий, готовых на любые подлости, чтобы не лишиться хотя бы толики своих прибылей. Повествование переносит нас из исследовательских лабораторий в аудитории международных конференций, с континента на континент, с Земли в космос и наконец, в подледный мир Антарктики. При всем том главной пружиной, двигающей сюжет произведения, остается научная и публицистическая идея автора, убеждающего читателя в том, что человечество может жить в грядущем без пищевого, демографического и энергетического кризисов, сохранив чистоту среды обитания. Владея секретами художественного творчества, Александр Казанцев во всех своих книгах остается прежде всего изобретателем, инженером, популяризатором науки, публицистом. Но особенно это относится к «Куполу Надежды»»(Георгий Шахназаров)
Невозможно рассказать обо всех работах писателя. Но не остановиться чуть подробнее на фундаментальном произведении «Фаэты» нельзя. Прежде всего, поражает размах. Время действия - десятки тысячелетий. Место действия - Солнечная система. Загадочная, погибшая по преступной неосторожности планета Фаэтон. И, десятки, сотни гипотез. Термоядерный взрыв океана... Предотвращение падения Луны на Землю... Возникновение человечества... И любовь. Неудивительно, что произведение, как теперь модно выражаться, стало культовым. Но главное в нем даже не предостережения, которых и без него хватает, а художественная цельность и реалистичность.
        В 1981 году Казанцев публикует автобиографию — весьма характерный документ, по которому вполне можно составить представление о том, какую роль отводил себе писатель в истории науки и литературы. В том же 1981 году за вклад в развитие фантастики Казанцев был удостоен премии «Аэлита». В это время выходят несколько собраний сочинений Казанцева.

В 1980-е годы Александр Казанцев издает романы о Пьере Ферма («Острее шпаги», 1984) и о Сирано де Бержераке («Клокочущая пустота», 1986), где пытается соединить свои обычные фантастические идеи с антуражем «мушкетерского» исторического романа. 
       Произведения следующих лет вполне укладываются в уже освоенные им темы — это трилогия «Тайна нуля», «Донкихоты Вселенной» и «Спустя тысячелетие» (переизданы в 1997 году), дилогия «Иномиры» (1997). Как человек многосторонний, он не останавливается на достигнутом.

Одним из самых смелых его ходов стало написание историко-фантастической дилогии «Звезда Нострадамуса» (2000). Первая книга дилогии называется «Озарение Нострадамуса», вторая – «Ступени Нострадамуса». Это произведение повествует о реальных событиях и мистических предсказаниях. Таинственное и повседневное переплетено в книге столь же неразрывно и причудливо, как и в жизни. Писатель пытается приоткрыть завесу над многими тайнами нашего века: погиб ли Гагарин так, как об этом сообщалось официально, или же ему была уготована иная, не менее трагическая участь, у кого, где и когда получал вождь большевиков немецкие деньги на русскую революцию, что послужило движущей силой августовского путча 1991 года... Однако не только современность, но и далекие от нас страницы истории вызывают живейший интерес автора. Роман-путешествие ведет читателя через века и страны, по-новому открывая перед ним, казалось бы, хорошо знакомые исторические события и героев. Екатерина Медичи, Маркиз де Сад, Людовик XVI, Наполеон и Жозефина, кайзер Вильгельм, Инесса Арманд, Надежда Крупская, Ленин, Гитлер... Писатель общается с ними, словно со своими давними знакомыми, готовыми открыть ему любые секреты. Читатель оказывается то в замке, вокруг которого бушует чума, то в Бастилии, то в бедной квартирке на берегу Женевского озера. И узнает такое... Но не будем предварять удовольствие, сопутствующее интересному чтению, дадим читателям возможность самим совершить немало открытий.
Углубляясь в историю, писатель не перестает фонтанировать идеями. Начиная от идеи создания «Космопоиска» до идей новых книг. Считая, что посещения нашей планеты представителями других цивилизаций слишком часты для длительных межзвездных перелетов, он решает применить для объяснения другую гипотезу. Опираясь на теорию одиннадцатимерности пространства, Александр Петрович пишет свою новую книгу – «Альсино». Согласно его гипотезе, на нашей планете существует три мира с разным течением времени. Вслед за «Альсино» выходит продолжение – «Иномиры». «Альсино» - это взгляд на наш мир со стороны представителя более развитой, а стало быть, и более гуманной цивилизации. Книга вышла брошюрой, сразу же став библиографической редкостью. 
В 2001 году был издан также фантастико-автобиографический роман «Фантаст», написанный в соавторстве с сыном Никитой Казанцевым. Казанцев рассказывает о том, что было, иногда - день за днем, иногда - возвращаясь назад, иногда - додумывая то, что могло происходить. Но не с ним.
Поражает разносторонность интересов Александра Петровича. Он мог бы преуспеть в самых различных областях - от музыки до протезирования сердца, от инженерии до истории. Мало кто знает, что писатель на протяжении всей своей творческой жизни писал прекрасные стихи. Войдя в большую литературу, Александр Казанцев остался увлеченным инженером. Он член общества изобретателей, выдающийся шахматный композитор - международный мастер. Он считал, что «…шахматы воспитывают характер, волю, способность не теряться в трудной ситуации, находить нужный путь. Это вообще уникальное средство развития способностей человека, синтез искусства, науки и спорта». С 1926 года он опубликовал 70 этюдов, многие из которых отмечены на конкурсах (8 первых призов). Участник 5 личных чемпионатов СССР. С 1956 года — международный арбитр по шахматной композиции, с 1975 года — международный мастер. С 1951 по 1965 год был председателем комиссии по шахматной композиции Шахматной федерации СССР. В книге «Дар Каиссы» соединены фантастические рассказы и шахматные этюды автора.

Творчество Александра Казанцева может быть поставлено рядом с творчеством такого гиганта в области научной фантастики, как Иван Ефремов.  Основные достоинства литературно-фантастического метода Александра Казанцева - это в первую очередь яркость и масштабность изображения социально-политических конфликтов, дух романтики, который не оставляет равнодушным ни одно человеческое сердце. Именно в этом следует искать причины популярности его  книг. Он предвосхитил космический век своей фантазией, опиравшейся на научное предвидение, словно предсказывая пору великих космических свершений. Александру Казанцеву, как одному из основоположников жанра научной фантастики в нашей стране, пришлось доказывать, что новые проблемы, встающие перед человечеством, являются в первую очередь отражением человеческих радостей и страданий, идей и образов.  На его романах выросли поколения людей, он  приближал Победу в 45-м своим героизмом и научным творчеством, ввел в наш язык слова «вертолет», «инопланетяне»...
Он – лауреат пяти литературных премий, в том числе Международной премии по фантастике (1976), премии «Аэлита» по научной фантастике (1981), премии журнала «Молодая гвардия» за лучшее произведение года (1983). 
Его произведения изданы общим тиражом более 4,4 миллиона экземпляров. И переведены они более чем на два десятка языков мира. На вопрос, чем он больше всего гордится в жизни, писатель ответил так: «Пожалуй, на первое место я все же поставил бы ту свою танкетку. Я точно знаю, что мои электрические камикадзе помогли прорыву Ленинградской блокады. Сейчас их можно увидеть в Музее боевой славы на Поклонной горе. А рядом с танкеткой — золотая медаль Олимпийских игр 60-го года. Я стал тогда чемпионом по шахматному этюду. У меня девять международных литературных премий. Конечно, я могу гордиться своими 28 романами. Мне часто говорят, что они помогли воспитать не одно поколение молодежи. И все же мировую известность мне принес Тунгусский метеорит».
Секрет долголетия от Казанцева: «…в своей жизни я не выкурил ни одной сигареты и не выпил ни одной рюмки водки. Может быть, это играет не решающую роль, но значительную. Я всегда был очень подвижен, занимался легкой атлетикой, борьбой. Кроме того, всю жизнь, до 95 лет каждый день принимал холодный душ…» «…корни у меня — сибирские. Один дед — шляхтич, гусарский полковник, сосланный в Сибирь за восстание 1863 года. Другой — сибирский купец, миллионер, заводчик. Отец тоже был купцом первой гильдии, а мать — учительница музыки. Я был трижды женат. С последней женой прожил счастливо 55 лет. У меня четверо детей, семнадцать внуков и правнуков...» Александр Петрович Казанцев скончался 13 сентября 2002 года в возрасте 96 лет на своей даче в Переделкино. Похоронен в Москве на Введенском кладбище.


«Злодневки» от Казанцева.
«Всякая власть, сосредоточенная на деньгах, есть смерть».
«Возрождение — в бескорыстном труде равноправных граждан на благо Родины».
«Жизнь подчинена закону маятника. Россия уже прошла низшую точку, и потому на глазах возрождается наш дух».
«Победа труда неизбежна. Кто скажет другое — солжет».

Есть у него чисто выборные, которые можно, как листовки, клеить на стенах домов:
«Когда страна изнемогает,
И от «реформ» тускнеет свет,
Всем, кто в беду ее ввергает,
Скажи, народ мой, слово «Нет!»

 Использованы материалы с сайта: http://www.akazantsev.ru/main.html
А Вы читали книги Александра Казанцева?

2 комментария:

  1. Ирина, спасибо огромное за такую кропотливую и плодотворную работу, за глубину и любовь к творчеству замечательного писателя-фантаста, произведениями которого мы в юности просто зачитывались!
    Удачи Вам и всех благ, всего самого доброго и успешного!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Людмила! Александр Казанцев и в самом деле, замечательный писатель, хочется чтобы его книги и сейчас читали. Успехов, радости и всего самого хорошего Вам!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...