пятница, 2 октября 2015 г.

О работе круглого стола «Читатель перед вызовами современной литературы»

24 сентября в рамках Третьего международного интеллектуального форума «Чтение на Евразийском перекрестке» в Центральной библиотеке им. А.С. Пушкина за круглым столом обсудили тему «Читатель перед вызовами современной литературы».
– Сегодня за круглым столом собрались библиотекари, литературоведы, школьные учителя и вузовские преподаватели, – начала беседу модератор Мария Александровна Черняк, док. филол. наук, профессор РГПУ им. А. И. Герцена, г. Санкт-Петербург. – Для нас для всех, представителей разных профессий, но тем не менее для всех гуманитариев, совершенно очевидно, что то поле, которое мы называем современной литературой, которое можно брать широким контекстом с 90-х годов или более узким – с начала XXI века, – это, действительно, поле очень дискуссионное, вызывающее огромное количество вопросов. Тут проблема и навигации, и того, как должна звучать современная литература в школе. Каждое поколение должно иметь свою литературу. И особенно в школе ребята должны приходить к тем текстам, которые актуальны для современного поколения. К большому сожалению, в школах и вузах такая поколенческая литература часто пропадает.

– Мы очень много рассуждаем о кризисе современной литературы, о кризисе читательских предпочтений, о том, что дети мало читают. Но собирая информацию о детской подростковой литературе, я пришла к выводу, что если никто не читает, откуда же такое огромное количество текстов? И тогда встает вопрос, а может, кризиса то и нет? Может, мы, исследуя эту проблему, зашли в так называемый познавательный тупик? – рассуждает Елена Александровна Селютина, канд. филол. наук, доцент кафедры литературы и русского языка ЧГАКИ.


В своем выступлении Елена Селютина рассказала о прошлом, которое не отпускает авторов-современников и привела примеры советского дискурса в современной отечественной прозе.
– Если мы будем анализировать литературную афишу последних лет, и если посмотрим на списки лауреатов литературных премий (Большая книга, Русский Букер), то станет очевидно, что наших современников, современных авторов не отпускает советское прошлое и те вопросы, которые оно в свое время поставило. Мы можем говорить об особой поэтике ностальгии, о ностальгическом пафосе по тому времени и его поэтике повседневности. Я думаю, каждый вспомнит проекты, которые появлялись в последнее время в научном дискурсе. Например, журнал «Теория моды». Был социальный выпуск, посвященный моде и советским предпочтениям. Современная литература в значимой своей части с болью смотрит в недавнее прошлое, испытывая и мучительные сожаления, и определенную гордость за тот период истории. На мой взгляд, ностальгия – это очень опасное переживание, потому что иногда она призывает прийти к пониманию мотивов тех, кто преступления совершал, и эти преступления не могут быть трактованы иначе. А психологи говорят, что ностальгия 80% воспоминаний окрашивает в розовый цвет. В современной художественной литературе авторы возвращаются практически ко всем десятилетиям советской истории. Многие вопросы, которые мучают авторов-современников, литература уже ставила.  Если мы, например, вспомним произведения конца 80-начала 90-х годов: «Белые одежды, «Дети Арбата», «Московская сага», то такой проблемный ряд уже формулировался. Почему мы пошли советским путем, кто виноват, мог ли быть другой путь, было ли это время золотым веком. И конечно, это возвращение к истории очень важно, потому что на эти вопросы однозначных ответов до сих пор нет. 
Приведу список произведений, где исследуется данный вопрос: Владимир Шаров «Будьте как дети», Григорий Чхартишвили «Аристономия», Захар Прилепин «Обитель», Светлана Алексиевич «Время секонд хэнд», Василий Аксенов «Москва-ква-ква», Дмитрий Быков «Оправдание», Леонид Юзефович «Журавли и карлики», Елена Скульская «Мраморный лебедь» и др. По-разному, с разными сюжетами, с разными жанровыми реализациями. Мы можем говорить об определенном симптоме развития нашего общества, происходит своеобразный возврат к анализу ценностей соцреализма. Социологи культуры и литературы предлагают на выбор ряд причин, по которым формальные содержательные категории соцреализма стали вновь значимы. Это и выверенная эстетика, и сложность отказа от многолетней ритуальной практики соцреализма. Можно подойти к современной литературной практике и с другой стороны. Мы знаем, что литература очень часто берет на себя функции социального доктора. Недопроиграли этот сценарий, недопрожили эту эпоху. На мой взгляд, авторы пытаются поставить определенную точку, хотят этот сценарий проиграть до конца. Таким образом, мне кажется, что обращение вновь и вновь к советской эстетике, советской поэтике, советской идеологии, и с осуждением, и с неосуждением, продолжится, и литература будет развивать эту тему еще длительное время.
С различными авторскими стратегиями, которые связаны взаимоотношением с читателем и издателем, слушателей круглого стола познакомила Татьяна Николаевна Маркова, док. филол. наук, профессор ЧГПУ.
– Сразу скажу, что никакой универсальной стратегии нет и быть не может. Каждый из писателей в сложной рыночной ситуации, ситуации мощной экспансии средств массовой информации, выбирает свою авторскую стратегию. Само пространство рыночной литературы четко обозначило иные отличные от советских и постсоветских времен ценности. Сегодняшние ценности – это тираж, спрос и авторский гонорар.
Какие же это стратегии?
Выбор имиджевых практик и разнообразных форм самопрезентации. В этом смысле несомненный интерес представляют стратегии писательского поведения Бориса Акунина, Виктора Пелевина, Евгения Гришковца, Захара Прилепина, Дмитрия Быкова. Самый удачный пример Б.Акунин (творческий псевдоним Григория Чхартишвили) – это прежде всего издательский книготорговый эксперимент, активно использующий рекламные принципы продвижения проекта, начиная с первого и заканчивая сегодняшними проектами, когда книги выходят уже под новыми именами А.Брусникин, А.Борисова и т.д. но сочетание А.Б. по-прежнему обыгрывается.
Яркий пример следующей стратегии – журнал «Сноб», к участию в котором приглашались писатели, ранее печатавшиеся в толстых литературных журналах  и среди них очень уважаемые люди, как Людмила Петрушевская, Михаил Шишкин, Татьяна Толстая, и др. Как справедливо в свое время сказала Наталья Иванова, «Сноб» закрепляет за своими авторами статус модных писателей. Это важное качество современной стратегии. Появление нового журнала означает и  расширение круг читателей, привлечение читателей глянцевых журналов и привлечение писательских гонораров. Но хочется надеяться, что «Сноб» всего лишь новая упаковка для серьезных авторов.
Еще одна стратегия, которая связана с эпохой Интернет и электронной коммуникацией. Бесспорным лидером привнесения в художественный текст компьютерных приемов является Виктор Пелевин. Он вовлекает в ряды читателей все новые и новые поколения, рожденные и сформировавшиеся в эпоху Интернета, одновременно способствуя обновлению художественного языка современной литературы.
Не менее ощутима тенденция к обращению писателей к сетевым блогам и сайтам. Сейчас они есть почти у всех. Яркий пример – опыт Евгения Гришковца. Книжная серия «Год жизни», «Продолжение жизни», «151 эпизод жизни» и последняя книга показательная «От ЖЖ к жизни». В этой книге, пишет он, хорошо видно как я осваивался в Интернет-пространстве, как долго и мучительно выбирал стиль и язык высказываний. Книга рассчитана на устоявшуюся читательскую аудиторию, с которой Гришковец давно и хорошо знаком. Он вступает в диалог со своими сетевыми френдами, но этот диалог больше похож на диалог актера с залом, ему более привычный. Сюжет же всей серии – это путь развиртуализации героя-рассказчика. Проект заканчивается решительным актом самого автора о закрытии сетевого блога на LiveJournal.com. Писатель и сегодня ведет свой дневник, только на персональном сайте, отказываясь от интерактивности. С одной стороны писателю важен отклик читателя, но насильственное вторжение в его писательский мир со стороны массовой аудитории вызывает отторжение. Интерактивность мешает самовыражению писателя.

Еще можно назвать стратегию, основанную на общественно-политической деятельности писателя. На этом в значительной степени сделал себе карьеру Захар Прилепин. Он играл на участии в боевых действиях в Чечне, на работе нижегородской секции партии лимоновцев. Пребывание на верхушке партии «Справедливая Россия» Сергея Шаргунова тоже стало для него одной из форм выбора стратегии.
Можно, конечно, избрать и другую стратегию. Например, молчание. Распутин 10 лет молчал. Ранее была стратегия откровенной проповеди, когда приехал Александр Солженицын и вещал по телевидению про то, как нам обустроить Россию.
В современных рыночных условиях писатель приходится постоянно корректировать свою стратегию. Игра в поддавки с законами рынка, в поддавки с читателями, с издателями сопровождается риском. И писателям, конечно, в такой ситуации приходится очень не просто.
Наталья Степановна Шмидт, руководитель Центра чтения ЧОУНБ, рассуждала о том, утрачен ли литературоцентризм. Для этого она привела примеры высказываний различных критиков и литературоведов. Российский критик Сергей Чупринин выдвинул следующую аксиому: «до совсем недавнего времени русская культура и русское общественное сознание были литературоцентричны, т.е. в основе основ у нас действительно лежало слово, и литература действительно воспринималась как «царица» всех искусств и едва ли не высшее проявление национального гения». И следующая мысль связана с тем, что «русская культура теряет (или уже потеряла) свою литературоцентричность». Так мыслят очень многие авторы, социологи, литературоведы, библиотековеды. Дмитрий Галковский утверждал, что «литература как миф, как способ осмысления мира и способ овладения миром истлела, исчезает». По мнению Аркадия Соколова, Интернет стал могильщиком литературоцентризма. «Человек не может одновременно существовать в двух разных культурах: либо он мыслит и действует как субъект, воспитанный в лоне книжной культуры; либо он мыслит и действует как субъект, взращенный в информационно-компьютерной среде. Третьего не дано. Культурный дуализм, подобно раздвоению личности, – не норма, а патология».
Существуют и другие мнения, особенно у молодых литературоведов, которые считают, что литературоцентризм никуда не делся, а лишь затаился.

Татьяна Владимировна Туркина, зав. отделом Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина, убедила всех слушателей в том, что современные миры литературных критиков и читателей отнюдь не параллельны, а наоборот, пересекаются и не один раз. Татьяна Владимировна выделила три мифа: гибель русской литературы, гибель критики и гибель самого читателя. Причем, по ее мнению, два первых рождают сами писатели.
– На сегодняшний день для нашего читателя мы имеем достаточное количество ярких имен, жанры, взаимопроникновение жанров, новые жанры и т.д. Бери, читай и выбирай все, что тебе нужно. Что предлагает критика в жанровом разнообразии? Она представлена в разных видах: это и неожиданная аннотация, обзоры, литературные портреты, эссе и т.д. Если мы берем во внимание среднего читателя, то он найдет то, что ему надо. Мы как библиотекари и как представители своего читателя в жанровом разнообразии от критики в большом восторге. Однако хочется узнать, насколько далека от народа критика. Существует множество специализированных сайтов (Русская литературная критика, Критика, Читальный зал, Русский переплет и т.д.) Чему нужно доверять? Прежде всего, толстым журналам, потому что в них остался самый цвет, опыт и критика. На помощь журналам и литературным газетам приходят и сайты в Интернете. Интернет не является конкурентом тем же самым литературным журналам, а наоборот позволяет сохранять, распространять и аккумулировать большой архив достойных статей. На сегодняшний день у нас огромная армия литературных критиков на любой вкус. Есть проверенные люди, которые начинали в толстых журналах, и наши читатели их знают. Кроме того, статьи критиков мы можем увидеть и в общественно-политических еженедельниках («Коммерсант», «Сноб»). Т.е. тот самый критик, он от нас недалек. Рано или поздно он попадается нам на глаза. Мы его слушаем на радио и телевидении (в передачах «Игра в бисер», «Порядок слов», «Книги на Дожде», «Новая антология» и пр.). К этому еще нужно прибавить, что наряду с такими авторитетными каналами существует еще и множество библиотек, которые эти данные, критические материалы публикуют на своих сайтах, блогах, представляют на выставках, делают закладки и т.д. Так или иначе, читатель встречается со своим критиком. Читатель ожидает от критика эстетической стороны в разборке произведения, хотя существуют и те, которые хотят слышать, а что хотел сказать писатель. На  сегодняшний день представлены каналы, представлены имена, есть люди, которые как критики, библиотекари и преподаватели водят тебя за руку по понятию, что такое страна Литературы. Таким образом, мне кажется, наш читатель не остается вне критики, а имеет возможность встречаться с ней и не один раз.
Василий Викторович Федоров, канд. филол. наук, доцент кафедры журналистики и массовых коммуникаций ЧелГУ, выделил основные тенденции изменения поэтического текста. Среди них интермедиальность, смешение форм, появление видеопоэзии, графических текстов в связи с развитием клипового сознания у современных людей. Кроме того, происходит обновление поэтического языка за счет элементов разговорной речи, просторечий, стилистического диссонанса. Часто проводятся эксперименты, обновляются формы, привносится игровой эффект. В поэзии появляются новые каноны, поэтические практики и традиции.
В работе круглого стола приняли участие представители кафедры русского языка и литературы ЮУрГУ: Юлия Петровна Агеева, канд. филол. наук, доцент; Наталья Николаевна Шлемова, канд. филол наук, доцент, Татьяна Александровна Чигинцева, канд. филол наук, доцент, аспиранты Лев Юдин и Анастасия Игнатова. Эксперты обсудили актуальные вопросы современного литературного процесса и литературной критики, поэтику графического романа, режиссерскую прозу, творчество Е.Гришковца, Д. Осокина, А. Бильжо.
– Сегодня мы обратили внимание на те проблемы, перед которыми читатель оказывается и наблюдателем, и участником, оказывается вовлеченным в авторские и издательские игры. Безусловно, мы не ставили перед собой задачи решить все вопросы, потому что это и невозможно. Объект нашего изучения настолько живой, настолько подвижный, настолько меняющийся, в этом его и прелесть, и сложность его изучения, – подвела итоги Мария Александровна Черняк.
– Несомненно, поднятые на круглом столе вопросы актуальны в сложившихся условиях. Встреча показала, что современная литература – это неустоявшаяся категория, изменяющаяся под действием разных факторов. Однако удалось выявить тенденцию: современная отечественная проза с большой частотой обращается к советскому времени, прослеживается некая ностальгия нынешних авторов по советской жизни, по тем моральным устоям. Бурное обсуждение вызвал вопрос взаимодействия писателя, читателя и издателя, проблема выбора стратегии поведения. Не меньший интерес у публики вызвали проблема утраты литературоцентризма и вопрос о современной литературной критике. Свидетельством этого служит и тот факт, что даже после окончания круглого стола участники продолжили обсуждение, но уже частными кругами, – поделилась впечатлениями Ольга Вчерашняя, библиотекарь Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина.
Параллельно с круглым столом «Читатель перед вызовами современной литературы» в Центральной библиотеке им. А. С. Пушкина работала дискуссионная площадка «Устарела ли традиционная парадигма русской поэзии?». Модератором стала Татьяна Германовна Терпугова, канд. культурологии, доцент, заведующая кафедрой литературы и русского языка ЧГАКИ, г.Челябинск. На этой площадке поднимались такие вопросы: кому и зачем нужна поэзия в наше суетное время? Проблема наследования традиции в поэзии. Где «границы дозволенного»? Есть ли приращение новых смыслов в современной поэзии?

Большой резонанс вызвал доклад Олега Николаевича Павлова, секретаря «Союза писателей России» о традициях и современности в поэзии XXI века. По его мнению, поэзия должна быть проста в своем восприятии, «чтобы не писать к каждому стихотворению толмут с объяснениями». С этим была согласна и аудитория, – рассказала Ольга Вчерашняя, библиотекарь Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина.

3-й Международный интеллектуальный форум «Чтение на евразийском перекрестке» привлек внимание общественности, специалистов книжно-информационного дела, писателей, поэтов, педагогов к проблемам развития чтения на евразийском пространстве. В форуме приняли участие представители из Москвы, Санкт-Петербурга, Башкирии, Казахстана, Оренбурга, Екатеринбурга, Челябинска, Челябинской области и др.
– Форум стал важным этапом в осознании проблем развития чтения, библиотечного дела, специфики книжного бизнеса в Урало-Сибирском регионе и на евразийском пространстве, – отметила директор МКУК «Централизованная библиотечная система» города Челябинска Светлана Викторовна Анищенко.
 О работе форума читайте также:


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...