вторник, 7 октября 2014 г.

Девушка с гитарой Новелла Матвеева


Сегодня - юбилей Новеллы Матвеевой,  «Ассоль»  нашей поэзии.
Новелла Матвеева – русская поэтесса, автор и исполнитель песен шестидесятых, прозаик, драматург, литературовед. Она была одним из первых поэтов-бардов, исполнявших песни на свои стихи под гитару. Песни Матвеевой в 1960-х пела буквально вся студенческая молодежь страны, иногда не зная их автора.

Новелла Матвеева родилась 7 октября 1934 г. в Детском Селе (в разные годы - Царское Село, г.Пушкин) Ленинградской области. Отец - Николай Николаевич Матвеев-Бодрый был историком-краеведом Дальнего Востока, действительным членом Всесоюзного географического общества. Мать - Надежда Тимофеевна Малькова преподаватель литературы, поэтесса, печатавшаяся под псевдонимом Матвеева- Орленева Надежда. Дед Николай Петрович Матвеев-Амурский также был поэтом, автором первой «Истории города Владивостока».
Стихи она начала писать в детском возрасте ещё во время войны, под влиянием матери. Надежда Тимофеевна была человеком большой культуры и большого артистизма. Она очень любила поэзию, прекрасно читала стихи. Именно в ее удивительной декламации Новелла впервые услышала стихи Пушкина. В доме Матвеевых благодаря матери постоянно звучала музыка. У нее был романсовый звонкий голос. Она пела цыганские, русские и итальянские песни.
Тогда же, в конце войны, Новелла сочиняла и музыку на свои стихи, а также на стихи А. Гладкова, В. Агнивцева, У. Шекспира, М. Лермонтова, А. Фета, однако выступать со своими песнями стала лишь с конца 1950-х под собственный аккомпанемент на семиструнной гитаре.
С 1950 по 1957 год Новелла Матвеева работала в детском доме в Щелковском районе Московской области. Первая ее публикация - в 1957 году - пародия на песенку «Пять минут» из кинофильма «Карнавальная ночь». В 1958 году - публикации стихов в газете «Советская Чукотка» и журнале «Енисей». С 1959 года ее стихи стали регулярно печататься в центральных газетах и журналах.
1961 год отмечен двумя значимыми событиями в творческой биографии Новеллы Матвеевой - вышел в свет первый сборник стихов и ее приняли в Союз писателей СССР. В 1962 заочно окончила Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А.М.Горького.
В 1963 выпускает два сборника стихов «Кораблик» и «Душа вещей».
В судьбе поэтессы принимали участие С. Маршак, К. Чуковский, М. Атабекян, В. Чивилихин, Н. Старшинов, Б. Слуцкий, Ю. Воронов. Говорят, Корней Иванович, когда ему прочитали «Солнечного зайчика», даже прыгал от радости через стул.



       В 1966 году фирма «Мелодия» выпускает первую пластинку Новеллы Матвеевой, куда вошли песни, зазвучавшие на любительских магнитофонах. Это была первая в Советском Союзе бардовская пластинка - пластинка с авторскими песнями. Там была и «Девушка из харчевни», одна из самых знаменитых песен Hовеллы Матвеевой.  Её слова «Любви моей ты боялся зря, не так я страшно люблю…» знают даже те, кто не знает автора.



        С 1972 года Новелла Матвеева сочиняет песни также и на стихи своего мужа, талантливого поэта Ивана Киуру. Они прожили 29 лет… Всего 29 лет…
В 1984 году в Центральном детском театре в Москве была поставлена пьеса Матвеевой «Предсказание Эгля» — свободная фантазия по мотивам произведений Александр Грина, включающая 33 авторские песни Новеллы Николаевны.
В 1996 года вышла автобиографическая книга воспоминаний Новеллы Матвеевой «Мяч, оставшийся в небе».
В 1998 г. Новелла Матвеева стала лауреатом Пушкинской премии в области поэзии, а в 2002 году — лауреатом Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства.
Ее перу принадлежит более 30 книг стихов, прозы и переводов. В последнее время она работает над своими переводами сонетов Шекспира.
Как автор-исполнитель Н. Матвеева записала 7 пластинок и 6 компакт-дисков.
Наиболее известными и популярными песнями Новеллы Матвеевой стали: «Песня погонщика мула» («Ах, как долго, долго едем... »), «Ветер» («Какой большой ветер... »), «Водосточные трубы» («Дождь, дождь вечерний... »), «Девушка из харчевни" («Любви моей ты боялся зря... »), «Окраина» («Летняя ночь была... »), «Капитаны без усов» («Вот передо мною море голубое... »), «Страна Дельфиния» («Набегают волны синие... »), «Фокусник» («Ах ты, фокусник... »), «Цыганка» («Развеселые цыгане по Молдавии гуляли... »), «Шарманщик" («На землю падал снег...») и др.



       Несмотря на непростую жизнь, Новелла Матвеева подарила читателям и почитателям ее творчества стихотворения и песни, проникнутые тонким лиризмом и изяществом, неожиданными образами и ассоциациями. Евгений Евтушенко писал о Новелле Матвеевой: «Ее стихи напоминают нашего прозаика-романтика Александра Грина, выдумавшего города Зурбаган и Лисс и давшего красивое имя Ассоль девушке, ждущей корабль, у которого необыкновенные алые паруса. Новелла Матвеева стала Ассолью, а свою поэзию превратила в этот корабль под алыми парусами. Она волшебно поет тоненьким, девчоночьим голосом свои песни под гитару, и, чем больше я старею, тем все больше люблю эти песни».
И в юбилей хочется пожелать Новелле Николаевне ещё много сил для творчества на радость многочисленных поклонников ее таланта.

КРУЖАТСЯ ЛИСТЬЯ...
Кружатся листья,
       кружатся в лад снежинкам:
Осень пришла,— темно и светло в лесах.
Светятся в листьях розовые прожилки,
Словно в бессонных
            и утомленных глазах.

Летнюю книгу эти глаза читали,
Мелкого шрифта вынести не смогли
И различать во мгле предвечерней стали
Только большие — главные вещи земли.

   Проносятся кругом цветные листы
                            на садом;
   Глаза их прозрели,
          да, только прозрели для тьмы.
   Вьются снежинки,
                 кружатся листья рядом,
   Реют
   Верят
   В пылкую дружбу зимы!

Падают листья
         липы, дубов и клена...
Звездочки снега сыплются с высоты...
Если бы знать: насколько зимой стесненно
Или свободно лягут под снегом листы?
Если бы знать: какие им сны
                    приснятся?
Что нам готовит их потаенный слой?
Что им сподручней: сверху снегов
                         остаться
Или под снегом скрыться,
         как жар под золой?

   Танцуйте, танцуйте!
   С холодным снежком
               кружитесь,
   Покуда снежинки так запросто с вами летят!
   Только до срока
   под ноги не ложитесь,
   Чтобы
   Не скрыла
   Вьюга ваш яркий наряд!

Танцуйте, танцуйте!
Ведь это последний
               танец!
Кружитесь,
       кружитесь
(Ведь время
         время не ждет!)

* * *
Весной, весной,
Среди первых подслеженных,
С поличным пойманных за рукав,
Уже вывертывается подснежник
Из слабой раковинки листка.
Шуршит девятка фиалки трефовой
На низких вытянутых ветрах...
Летят, как перья по шляпе фетровой,
По голым землям метелки трав.

Весна скрывает свое блистанье.
Но дышит, воздушных полна пузырьков,
Неплотным слоем - хвоя старая,
Где много ландышевых штыков,
Соринок, ветром с плеча сдуваемых...
А там - спускающийся узо
Подводных листьев, как чай заваренных
В красно-коричневой чаще озер...
...Мокрые оси утиных вселенных -
Свищут тростинки в углах сокровенных.
Ветер...
Вставая на стремена,
Мчит полувидимая Весна.

Скачет сухой, неодетой дубровой...
Конь ее сер и опутан травой...
В темной ствольбе - амазонки лиловой
Неуловимый наклон ветровой.
Так и у птиц
Сквозь перо ледяное,
Тусклое,
Кажется, видишь весною
Медно-зеленый под бархатом крест.

Так, между пиями,
Во мгле перегноя,
Неуследимый лиловый подтекст,
Мнится, читаешь...

ВЫ ДУМАЛИ...
Вы думали, что я не знала,
Как вы мне чужды,
Когда, склоняясь, подбирала
Обломки дружбы.

Когда глядела не с упреком,
А только с грустью,
Вы думали - я рвусь к истокам,
А я-то - к устью.

Разлукой больше не стращала.
Не обольщалась.
Вы думали, что я прощала,
А я - прощалась.

И О ВНЕШНЕМ
Наружность гениев изменчива, как море:
Есенин то хорош, то плох. Один портрет
С другим не вяжется! Лицо в одном наклоне —
Одно. В другом — оно совсем другое! Свет

За облик борется, а тьма — за силуэт
Марины. То она, дорической колонне
Подобная, стоит. То — с лёгкостью каноэ
По водам жизни мчит... Но взмах!— и тайны след

Простыл... И в сушу вдруг уткнётся неказисто...
Лик Лермонтова то в гримасе исказится,
То звёздной нежностью оденутся черты

И вспыхнет грусть в очах прекрасных богомольно..
— Да он почти урод! — один вскричит невольно,
Другой найдёт в нём то, что лучше красоты.

* * *
...Изящных неточностей полный, стих
Построился не от сих до сих,
Но от таких-то и до таких-то,
Как полурыба и полупихта.

   В нём что-то есть, а чего-то нет...
   Но если и не был в нём явлен — поэт,
   То был — человек! И сосед наш сверху;
   Глотавший книги, читавший сверку,

Историк. И стоик! И друг отца!
Пришедший, как луч из развалин дворца,
Из тех — оставшихся до конца
Немногими — кратких минут уюта,
Что были так люто завидны кому-то!

   Минут,
   Которых так мало ВСЕГДА
   (Видать, увела их чужая звезда,
   Украла у нашей — в порядке наживы)!
   Минут,
   Когда мы с тобой — были живы!

МАЯК
Я истинного, иссиня-седого
Не испытала моря. Не пришлось.
Мне только самый край его подола
Концами пальцев тронуть довелось.
Но с маяком холодновато-грустным
Я как прямой преемственник морей
Беседую. Да, да, я говорю с ним
От имени спасенных кораблей!
Спасибо, друг, что бурными ночами
Стоишь один, с испариной на лбу,
И, как локтями, крепкими лучами
Растаскиваешь темень, как толпу.
За то, что в час, когда приносит море
К твоим ногам случайные дары -
То рыбку в блеске мокрой мишуры,
То водоросли с длинной бахромою,
То рыжий от воды матросский нож,
То целый город раковин порожних,
Волнисто-нежных, точно крем пирожных,
То панцирь краба,- ты их не берешь.
Напрасно кто-то, с мыслью воровскою
Петляющий по берегу в ночи,
Хотел бы твой огонь, как рот рукою,
Зажать и крикнуть: "Хватит! Замолчи!"
Ты говоришь. Огнем. Настолько внятно,
Что в мокрой тьме, в прерывистой дали,
Увидят
И услышат
И превратно
Тебя не истолкуют корабли.

МОРОЗ
Дед-лесовик не досчитал до ста,
А по снегам уже ветвится мгла.
Уже закатным облачком хвоста
Свой синий след лисица замела.

В святом венце сверкающего льда,
Как девы лик, чернеет брешь дупла...
Стеклянный еж — Полярная звезда —
Над голубыми соснами взошла.

Как битое стекло, звенит мороз,
Железом пахнет серый лунный свет,
В оплывах снега дремлют пни берез
Огарками задутых ветром свеч.

* * *
Полетел сереброкрылый «Ту»,
Розовую зиму облаков
В летнем небе встретил на лету,
Пролетел сквозь них — и был таков.

В предвечерних гаснущих тонах
Сизо-алый клеверовый склон.
На откосе как босой монах
Одинокий бледный шампиньон.

Уж росе и сырости ночной
Начал день позиции сдавать,
Но небесной трассе надо мной
Не придется долго пустовать!

И опять — над далью сжатых нив
Самолет... (И к северу небось?)
В поле зренья мчался, молчалив,
А исчез — и громом отдалось!

Чем-то дразним мы небесный гнев:
Часто музы покидают нас!
Надо переждать, перетерпев,
Неблагоприятный, смутный час.

Пусть и на земле притихло... Пусть
Иногда запаздывает звук;
Жди: молчанье долго сжатых уст
Новой песней разорвется вдруг.

РАДОСТЬ
У ворот июля замерли улитки,
Хлопает листами
Вымокший орех,
Ветер из дождя
Выдергивает нитки,
Солнце сыплет блеск
Из облачных прорех.

Светятся лягушки и себя не помня
Скачут через камни рыжего ручья...
Дай мне задержаться
На пороге полдня,
Дай облокотиться
О косяк луча!

ПОЭТЫ
                   Памяти Тудора Аргези
Когда потеряют значение слова и предметы,
На землю, для их обновленья, приходят поэты.
Под звездами с ними не страшно: их ждешь, как покоя!
Осмотрятся, спросят (так важно!): «Ну, что здесь
                                              такое?
Опять непорядок на свете без нас!»

(Кругом суета:
Мышь ловит кота,
К мосту рукава пришиты...
У всякой букашки просит защиты
Бедный великан!
          Зеленый да алый
          На листьях дымок;
          Их бархат усталый
          В жаре изнемог...)

Вступая с такими словами на землю планеты,
За дело, тряхнув головами, берутся поэты:
Волшебной росой вдохновенья
                     кропят мир несчастный
И сердцем возвращают волненье,
                     а лбам — разум ясный.
               А сколько работы еще впереди!

Живыми сгорать,
От ран умирать,
Эпохи таскать на спинах,
Дрожа, заклинать моря в котловинах,
Небо подпирать!
          (Лучами блистает
          Роса на листе,
          Спеша, прорастает
          Зерно в борозде.)

Привет сочинителям славным, чьи судьбы предивны!
Но колбасникам, тайным и явным, поэты противны —
Что в чужие встревают печали, вопросы решают...
«Ах, вопросы нам жить не мешали: ответы — мешают!

И скажут ребятам такие слова:

«Вы славу стяжали,
Вы небосвод
На слабых плечах держали,
Вы горы свернули,
В русло вернули
Волны грозных вод...»
          Потом засмеются
          И скажут потом:
          «Так вымойте блюдце
          За нашим котом!»

Когда потеряют значенье слова и предметы,
На землю, для их обновленья, приходят поэты;
Их тоска над разгадкою скверных, проклятых
                                     вопросов —
Это каторжный труд суеверных старинных матросов,
       Спасающих старую шхуну Земли.


Фото с сайта http://www.litmir.net/br/?b=204664&p=131

А какие стихи, песни Новеллы Матвеевой любите вы?

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...