пятница, 9 февраля 2018 г.

Праздник под названием Юрий Коваль

к 80-летию со дня рождения писателя
«Коваль – это сложнейшая вещь.
Это такой пласт. Самый ценный пласт,
может быть, за послебартовское время,
ничего ценнее в литературе быть не может».
В. Чижиков

Юрий Коваль для многих самый любимый и, как ни странно, не прочитанный до дна, до главного смысла и истины, не разгаданный нами писатель.
Читать его удивительно приятно, легко и занимательно. Ощущаешь полное погружение либо в «веселье сердечное» и буйство хулиганистое, либо в грусть светлую и жалость слезную. Удивительно, что тоскливо читать в одиночку! Страстно хочется посмеяться, погрустить вместе с единомышленниками, поделиться своим открытием…Наверное, поэтому многие уже давно дарят его книги своим друзьям и близким, мысленно говоря: «Мы одной крови, ты и я!». Так и появляется огромное море людей под названием «ковалелюбы»!

Читать легко, писать о нем трудно, ибо дарований, друзей талантливых он имел несметное множество. И рассказать о нем лучше, чем великий поэт Арсений Тарковский, знаменитый писатель Андрей Битов, Юрий Визбор, Юрий Ряшенцев, известные литераторы, режиссёры, художники, педагоги Белла Ахмадулина, Татьяна Бек, Пётр Фоменко, Эдвард Радзинский, Марина Москвина, Яков Аким, мне вряд ли удастся.
Виктор Чижиков (Народный художник РФ, автор образа Медвежонка Миши, талисмана летних олимпийских игр 1980 года в Москве, иллюстратор книг Ю. Коваля): «Коваль писатель вообще. А что он интересен и детям, это уже не его вина. Это уже его мастерство. Вот, кстати, и в Суер-Выере много детского. Это тоже игра. Ну, пусть для старшего возраста».
Татьяна Бек (поэт, дочь писателя А. Бека): «Чтобы отчасти (но отнюдь не вполне) очертить его многогранный и асимметричный объем, понадобился бы список слов минимум на две газетные полосы. Прозаик, поэт, лоботряс, живописец, ваятель, враль, труженик, композитор, гитарист, пешеход, ремесленник, колдун, звездочет, друг, хитрец, простофиля, рыболов, читатель, бедолага, победитель, трубадур, молчун, Дон Жуан, бедный рыцарь, отшельник, вольнолюбец, скрытник, мудрец, дитя... Устала. Х у д о ж н и к!»
Андрей Битов: «Юрий Коваль — чистая литература, прозаик на всем протяжении. В слово «прозаик» я вкладываю особый смысл. Это человек, чувствующий слово не меньше, чем поэт, но в прозе».  и т.д.
Он родился 9 февраля 1938 года в Москве в семье работника милиции Иосифа Яковлевича Коваля, одного из крупных чинов милиции. Сначала отец – начальник уголовного розыска города Курска, впоследствии работал в уголовном розыске Москвы, во время войны уже в отделе по борьбе с бандитизмом, на Петровке. И потом был назначен начальником уголовного розыска Московской области. Был многократно ранен. Мать, по специальности врач-психиатр, работала главным врачом психиатрической больницы в Поливаново под Москвой. В Поливаново Юрий Коваль провёл бо́льшую часть своего довоенного детства. Старший брат Борис впоследствии доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик Российской академии естественных наук (РАЕН), академик Международной академии португальской культуры, вице-президент Гуманистического Интернационала, председатель Научного совета по исследованию современных цивилизационных процессов в рамках Отделения общественных наук РАН, научный руководитель Центра цивилизационных и культурологических исследований ИЛА РАН.
Читая биографии писателей, всегда ищу истоки их таланта. Где-то мама, увлекавшаяся литературой, дядя-писатель, духовное наследие пращуров, а здесь отец –милиционер, мать психиатр! Кажется, как далеко от литературы. Но, оказывается, отец был веселым балагуром и прекрасным рассказчиком, а мать делилась и впоследствии записала воспоминания о своем деревенском детстве, что любящий сын переложил потом в книге «Полынные сказки». Рассказы же отца отразились в детских детективах Ю. Коваля. Семейная дружба и забота были главными чертами этой семьи. Об отношении к брату, переживаниях родителей о двоечниках-сыновьях и гениальном учителе, верившем в своих учеников, можно прочесть в рассказе «От Красных ворот»:
«Владимир Николаевич был великий учитель. Превратить двоечника в троечника для него было пара пустяков. Один только вид Владимира Николаевича — его яростная борода и пронзительный взгляд — мгновенно превращал двоечника в троечника.
Когда же Протопопов открывал рот и слышались неумолимые раскаты, новообретенному троечнику ничего в жизни не оставалось, кроме последней мучительной попытки превращения в четверочника.
— А дальше уже от бога, — решал обычно Владимир Николаевич».

А вот как вспоминает учителя сам Ю. И. Коваль: «Без всякого сомнения. Я тебе скажу так... неординарность мышления, неординарный подход к делу, огромная ласка по отношению ко мне (все-таки я понимал, что это величина, а не просто так), особая, как мне кажется, любовь ко мне, но это, может быть, и другие так понимали... И главное, ты знаешь, что — утверждение того, что я личность. Обычно все говорили: Коваль — двоечник, говно. А этот никогда так не говорил, я был для него один из выдающихся... людей... мира...».
Великий педагог должен был поставить «на крыло» двоечника и хулигана – будущего писателя.
Именно благодаря ему Ю. Коваль поступил в Педагогический институт имени Ленина на факультет русского языка и литературы, который позже стал называться историко-филологическим. Свои первые рассказы Коваль публиковал в институтской газете «Ленинец». Параллельно с обучением в Университете, посещал мастерскую скульпторов-монументалистов Владимира Лемпорта, Вадима Сидура и Николая Силиса и студию их общего учителя Бориса Петровича Чернышева; он увлекался рисунком, живописью, мозаикой, фреской, впоследствии иллюстрировал свои (и не только свои) книги.
После института Юрий Коваль попал по распределению в Татарстан, село Емельяново, где работал в школе преподавателем русского языка и литературы, а также географии, истории, пения и других предметов. Вместе с тем, он писал стихи и рассказы, большинство из которых не были опубликованы.
Литература манила, и потому по возвращении в Москву Ю. Коваль создает в соавторстве с Леонидом Мезиновым — «Сказку о том, как строился дом» и «Сказку про Чайник». Недолго работает в «Детской литературе». В 1968 году Коваль, получив от журнала «Мурзилка» командировку к пограничникам, под впечатлением от нее, пишет повесть «Алый» и рассказы «Козырёк», «Особое задание», «Елец» и «Белая лошадь».

Юрий Коваль писал мучительно, часто сомневался в себе и нуждался в поддержке близких и друзей. Но, когда был создан «Алый», он понял, что наконец-то создал достойную по его меркам вещь: «Я совершенно случайно записал «Алого», и в этот момент поймал прозу за хвост… Вот что случилось со мной. Я наконец написал такую вещь, когда я определился и можно было сказать — это написал писатель Коваль».
Эта повесть – прямое попадание в душу ребенка, подростка, взрослого. Казалось бы, о любви, дружбе и преданности между человеком и собакой написано много. Но Ю. Коваль говорит об этом без заигрывания с детьми, просто, откровенно и жестко, как говорят на равных с другом. И этой верой в силу духа юного читателя Ю. Коваль как бы говорит ему: «Ты – один из выдающихся... людей... мира».
Между такими яркими произведениями у автора происходили, я бы сказала, «моменты литературного затишья», когда он окунался в природу дальних странствий, в походы по лесам и полям и, и естественно, в искусство живописи, керамики, выпиливания по дереву и т.д. В эти моменты душевного спокойствия родилась особая манера писателя – после каждого успеха менять жанр следующей вещи.

Так появилась неожиданная детективная трилогия о Васе Куролесове – лирико-юмористический детский детектив «Приключения Васи Куролесова», «Промах гражданина Лошакова», «Пять похищенных монахов». И удивительно, что даже внутри одного жанры детектива автор меняет стиль от сатиры, лиризма и юмора к откровенной драме. Оторваться от эмоциональных книг прости невозможно.
А вот «Полынные сказки» — отличное чтение на ночь. В предисловии к ним писатель замечает, что их рассказывала ему когда-то мама. И до чего же это увлекательное чтение!

Знаменитый «Чистый Дор» – рассказы, написанные под впечатлением путешествий писателя по северу России – совершенно иная книга. Коваль побывал в селе Ферапонтово Вологодской области, увидел Ферапонтов монастырь с фресками Дионисия и влюбился в этот край. Чистый Дор — название деревушки, затерянной в северных лесах. Там Коваль нашел своих героев: старушек Пантелевну, Орехьевну, дядюшку Зуя и его внучку Нюрку, братишек Моховых… Живые характеры, запечатленные с любовью. И живы они на столько, что сам себе по сравнению с ними городским трафаретом видишься. И Дор — чистый, и жители его — чистые душой.
Удивительна своим лиризмом повесть «Самая легкая в мире лодка», где автор вместе с другом фотографом отправляется в какие-то болотистые земли, по которым текут маленькие речки — макарки, микитки — эти речки ведут к таинственным, почти недоступным озерам, полным красивых и вкусных рыб, а еще в тех краях водятся странные сказочные персонажи. Коваль потрясающе писал живое – пейзаж, людей, животных, то, что существует в реальности, а если не существует, то он заставлял всех поверить в это существование.

Шедевром творчества Ю. Коваля для меня является повесть «Суер-Выер», которую сам он называл не романом, но своим «пергаментом». Это книга-фейерверк, книга-загадка, книга буйного веселья, здорового юмора и… книга-философия. Говорят, ее невозможно прочитать сразу всю целиком. А это надо? Видели ли вы как по-разному люди едят мороженое? Один раз откусил, два откусил и нет мороженого! А второй оглядел со всех сторон, лизнул с одного бока, с другого, продержал во рту, зажмурился от удовольствия. И только потом сглотнул. Вот как надо читать эту книгу, да и всего Ю. Коваля.
Фрегат «Лавр Георгиевич», капитаном которого является доблестный, прославленный, мудрый и грозный сэр Суер-Выер, плутает в лабиринтах некоего фантастического архипелага, где можно открыть огромное число островов с занимательными названиями: «Остров неподдельного счастья», «Остров голых женщин», «Остров Кратий», «Остров нищи», «Остров посланных на...», «Остров теплых щенков»... Каждый остров и его жители – это какой-то символ, гипертрофированное сравнение, ситуации, которые можно заметить в повседневной жизни. Встречаясь с этими жителями и открывая новые острова, команда фрегата приближается к Острову Истины, который, однако, открыть можно только в одиночку. Сами имена членов команды скажут за себя многое: рассказчик Дяй, старпом Пахомыч, боцман Чугайло, лоцмана Кацман, мичмана Хренов, матросы Вампиров, Петров-Лодкин, Веслоухов, Зализняк, Рыков, Раков, Ящиков...
В книге есть все, чтобы быть веселой: и абсурд, и аллюзии, и ассоциации, и юмор.
Вот у нас в стране ежегодно проходит акция «Библионочь». Какой прекрасный, но, понимаю, трудный сценарий!

Что дает нам все творчество Ю. Коваля кроме пробуждения любви ко всему вокруг?
Прежде всего умение фантазировать. Не забуду, как носила на руках изможденного от слез и кашля ребенка, тускло смотревшего в потолок на люстру. Начала рассказывать про Лампочку, лежавшую в магазине среди себе подобных, похожих друг на друга и никому ненужных. А наша мечтала, чтобы заметили, оценили, полюбили…И вот чудо свершилось – она попала в дом, где удивительной красоты кавалер Абажур, потрясенный нежностью и хрупкостью ее, затрепетал своими лопастями, оберегая ее. Лампочка в ответ зарделась, разгорелась и т.д. В другой раз, отучая уже внука наступать на крышки уличных колодцев, мы вместе сочиняли приключения Васи Непослушкина, провалившегося в подземное царство этих колодцев.


Все «создания» Ю. Коваля особенны, притягательны, умны и красивы с точки зрения языка. Посмотрите на эти шедевры, именно «посмотрите» и увидите:
«У входа стояла бочка, серебрящаяся изнутри селедками (рассказ «Клеенка», который буду помнить всегда)
«Сама клеенка лежала посреди прилавка, и, хоть свернута была в рулон, верхний край все равно был открыт взглядам и горел ясно, будто кусок неба, увиденный со дна колодца» (там же).
«Зрители остекленели в окнах» («От Красных ворот»)
«Ученики окончательно окоченели» («От Красных ворот»).
А как вам нравятся трясущаяся от страха дверь или стыдящиеся березы?
«Дверь их класса вначале сама по себе затряслась.
Она тряслась от волнения и невроза. Она чувствовала, что к ней кто-то приближается, а кто — не понимала. У нее дрожали зубы, ее бил озноб, и с грохотом наконец дверь распахнулась».
«Была тогда странная осень.
Золото, которое давно должно было охватить лес, отчего-то запоздало: ни золотинки не виднелось в березняках, ни красной крапинки в осинах. Сами березовые листья как-то неправильно и стыдливо шевелились под ветром. Им неловко было, что они еще такие зеленые, такие молодые, а давно уж должны были озолотеть».

Все тексты Ю. Коваля – это возможность литературных игр, расширяющих возможности лексики не только детей, но и родителей.
Ю. Коваль написал более 300 произведений и рассказать о них лучше, чем сделал это сам автор невозможно! Его книги надо иметь, читать и перечитывать!
И помните, что Ю. Коваль – это писатель для семейного чтения. Он дает нам редкую возможность смеяться, грустить и играть всей семьей, становясь доверительными друзьями на всю жизнь. Не лишайте себя счастья и праздника по имени Ю. Коваль!

Использованные источники:
Юрий Коваль - натура уходящая, драгоценная и штучная https://community.livejournal.com/suer-vyer-/123833.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...