суббота, 3 февраля 2018 г.

Февраль: 200 стихотворений

 

Декабрь зачеркнули…

Декабрь зачеркнули,

Январь зачеркнули,

Осталось полдела —

Февраль зачеркнуть,

Мы в марте бы лыжи

В кладовку вернули

И солнцу велели

В окно заглянуть.

 

Да здравствует лето

И свист свиристелей!

Зима — это слишком

Для южных людей!

Меняю двенадцать

Февральских метелей

На ровно двенадцать

Июльских дождей!

М. Танич

 

* * *

Под синим небом белый снег —

и рядом, и окрест.

Февраль, февраль, до темных век

один короткий жест.

Ты вырваться пытался днесь

из снежного кольца.

Февраль, февраль, очнись, я здесь,

у твоего лица.

 

Сегодня к нам со снежных гор

легко идут слова.

Под ледяное пенье шпор

кружится голова.

Играет солнце на щитах

и на верхушках пик.

И отдаленный звон литавр

к моим ушам приник.

 

Еще не начаты бои,

еще вблизи весны,

февраль, февраль, полки твои

по-прежнему сильны.

Шепчу тебе:

— Очнись, не стой! —

Прошу тебя:

— Пойдем!

Ты прав во всем пусть не на сто —

на двадцать восемь дён.

 

Не дай себе застыть от вьюг,

безвременно скорбя.

Февраль, февраль, из смуглых рук

не выпущу тебя.

 

Ты станешь воином допрежь

того, как канешь в сны.

И я возглавлю твой мятеж

в тылу самой Весны.

 

Всего один короткий жест

взметну я над тобой;

Февраль, чем тяжелее крест,

тем радостнее бой!

Т. Кузовлева

 

Февральское

Ночью было за двадцать,

А к полудню сугробы осели.

Я люблю этот месяц —

Полузимний и полувесенний,

Схватку солнца и льда,

Пересвист птичих раций.

Пусть спешат холода

По ночам

За капель отыграться.

 

Лютовали сегодня опять,

А к полудню сугробы осели.

Ты ведь тоже такой —

Полузимний и полувесенний...

Ю. Друнина

 

Странный февраль

Что это с февралем?

Что он, сошел с ума?

С крыши — капель ручьем,

а говорят: зима…

 

Звоном разбужена рань, —

как о таком судить?

Что ж это ты, февраль,

шутки вздумал шутить?

 

Пожалуйста, это брось, —

прими посолидней вид, —

лужи-то хоть заморозь,

а то ж это просто стыд —

 

выше нуля в тени,

в парке сплошная грязь…

Слышишь, февраль,

крутани

снегом в последний раз!

 

Ну-ка, тряхни стариной!

Разбудоражь нам кровь,

снежною белизной

озимь в полях укрой…

 

Выглядишь киселем.

Стань

настоящим малым!

Будь собою,

будь февралем,

не притворяйся маем!

Р. Рождественский

 

Февраль

Февраль… Теплом дразнить он рад,

И как не верить тут,

Когда щеглы весь день свистят,

Весну в поля зовут.

 

Ты ждал: расплачется зима,

Сжав снежный ком в горсти,

И вдруг такая кутерьма —

Пошла метель мести.

 

Метёт и день, метёт и два,

И нету ей конца.

Проложишь след едва-едва

К соседу до крыльца.

 

Сосед — охотник. Он всегда

Всё знает наперёд.

И коль соврёт, так не беда, —

Уж очень складно врёт.

 

У старика довольный вид,

Погоде не под стать.

— А что? Зима не зря спешит

Запас свой вытрясать.

 

Февраль не даст отсрочки ей,

Он медлить не привык…

И ты уж смотришь веселей,

Хоть знаешь — врёт старик.

 

Метель метёт, да как метёт, —

И свету не видать!

Но сердце верит, сердце ждёт,

И не устанет ждать.

 

А поутру, пораньше встав,

Ты улыбнёшься вдруг:

— А ведь старик, выходит, прав,

Всё улеглось вокруг.

 

Иль это длится сон? Но сна

Нет ни в одном глазу.

Так глубока и так ясна

За окнами лазурь.

 

Такой струится в душу свет,

И так им полон ты,

Что и в помине больше нет

Вчерашней маяты.

Н. Рыленков

 

* * *

«Не жди от ранней оттепели прока,

Сегодня слякоть, завтра гололедь.

Весна, когда придёт она до срока,

Ещё ангиной может заболеть!..»

 

Так мы зимой друг друга поучаем,

Не малым опытом умудрены,

Но в феврале всё это забываем

И с наступленьем марта ждём весны!

Н. Рыленков

 

* * *

Зимы последние потёмки,

Февраль — наследник января.

Рекой текут, плывут позёмки,

Впадая в снежные моря.

 

И мне от радужного блеска

Не удержать весёлых слёз.

На южном склоне перелеска —

Воронки у корней берёз.

 

И, птичьим вняв напевам вешним,

Раздвинув жухлую траву,

Ростком проклюнется подснежник

сквозь прошлогоднюю листву…

А. Иванов

 

Предвесеннее

Свистит февральская пурга —

Неутомим наждачный ветер...

И как-то робко, на снега

Порой косое солнце светит.

 

Но день куда длиннее стал —

Отвоевал часы у ночи...

И ломкая сосулек сталь

Уже становится короче.

 

Еще зиме везде уют,

Воробушками куст унизан...

Но капли песенки поют,

Сверкая, падают с карниза!

 

Пусть северная сторона

За домом синевата даже,

Но стерто серебро с окна

И с проводов седая пряжа!..

 

А между серых туч вдали —

Густой голубизны озерце.

И кажется, что журавли —

Не облака плывут под солнцем!

И. Демьянов

 

* * *

Последние дни февраля

Завьюжены, но искристы.

Ещё не проснулась земля,

А тополю грезятся листья.

 

И вьюга, как белый медведь,

Поднявшись на задние лапы,

Опять начинает реветь,

Весенний почувствовав запах.

 

Я всё это видел не раз.

Ведь всё на Земле повторимо.

И вёсны пройдут через нас,

Как входят в нас белые зимы.

А. Дементьев

 

Февраль

Февраль, февраль,

Зимы последыш,

Лукавый выдумщик,

Бунтарь.

Тебя, как ветер,

Не объездишь

И приручишь тебя

Едва ль.

Любая быль и небылица

С тобой в таинственном

Родстве.

Но сколько горечи таится

В твоём разгульном

Удальстве!

Будь хоть волшебником,

Хоть лешим,

Рыдай навзрыд,

Играй в дуду, —

Всегда ты будешь

Самым меньшим

Среди всех месяцев

В году.

Не потому ли ты лютуешь,

Что наяву

И в трудных снах

о днях недоданных

Горюешь,

Как о потерянных

Сынах?

Л. Татьяничева

 

* * *

Небо сине, а в лесу метель.

Сосны с шапок стряхивают снег.

Первая февральская капель

Рассыпает свой лукавый смех.

 

Потому ль так дышится легко

В этой белой тишине лесной,

Что весна уже не далеко,

А за ближней прячется сосной?

Стоит мне позвать её:

— Ау! —

И она возникнет наяву.

Л. Татьяничева

 

Февраль

Свежей и светлой прохладой

Веет в лицо мне февраль.

Новых желаний — не надо,

Прошлого счастья — не жаль.

 

Нежно-жемчужные дали

Чуть орумянил закат.

Как в саркофаге, печали

В сладком бесстрастии спят.

 

Нет, не укор, не предвестье —

Эти святые часы!

Тихо пришли в равновесье

Зыбкого сердца весы.

 

Миг между светом и тенью!

День меж зимой и весной!

Весь подчиняюсь движенью

Песни, плывущей со мной.

В Брюсов

 

Февраль

Февраль — Сечень, Февраль — печаль,

Короткий день, а дня нам жаль,

Короткий день, и длится ночь.

Тут как менять? Тут как помочь?

 

Февраль, он крут, Февраль, он лют,

Ему лишь ветры стих поют.

Сечет он снегом лица нам,

Сечет он зиму пополам.

 

Февраль — предатель. Бойся тот,

Кому Февраль теплом дохнет.

Он греет час, в обманах дней,

Чтоб ночью было холодней.

К. Бальмонт

 

Февраль

Февраль к Апрелю льнёт фривольно,

Как фаворитка к королю.

Апрель, смеясь самодовольно,

Щекочет нервы Февралю.

 

Ночами снежно-голубыми

Мечтает палевый Февраль,

Твердя Весны святое имя,

О соловье, влекущем вдаль...

 

Дымящиеся малахиты

(Не море ль в тёплом Феврале?)

Сокрыв прибрежные ракиты,

Ползут и тают в блёклой мгле.

 

Снег оседает. Оседая,

Он бриллиантово блестит.

И на него сосна седая

Самоуверенно глядит.

 

Осядет снег — седые кудри

Смахнёт бессмертная сосна.

Я слышу дрожь в февральском утре:

О, это вздрогнула весна!

И. Северянин

 

Февраль

Этот вечер, еще не весенний,

Но какой-то уже и не зимний...

Что ж ты медлишь, весна? Вдохновенней

Ты влюбленных сердец Полигимния!

 

Не воскреснуть минувшим волненьям

Голубых предвечерних свиданий, —

Но над каждым сожженным мгновеньем

Возникает, как Феникс, — предание.

В. Ходасевич

 

* * *

Лишь февраль, а зиме недужится,

Тлеет белый ее хитон;

По ложбинам буреют лужицы,

А во рву ручейковый звон:

 

Желтый челн с золотыми веслами

Из-за гор выплывает в синь

И скользит меж седыми пряслами

На раздолье немых пучин.

 

Вновь я мир принимаю как смолода:

Хлынул в сердце хмелящий дых.

И бреду я из тесного города

На просторы полян молодых.

Н. Власов-Окский

 

* * *

Ещё и холоден и сыр

Февральский воздух, но над садом

Уж смотрит небо ясным взглядом,

И молодеет божий мир.

 

Прозрачно-бледный, как весной,

Слезится снег недавней стужи,

А с неба на кусты и лужи

Ложится отблеск голубой.

 

Не налюбуюсь, как сквозят

Деревья в лоне небосклона,

И сладко слушать у балкона,

Как снегири в кустах звенят.

 

Нет, не пейзаж влечет меня,

Не краски жадный взор подметит,

А то, что в этих красках светит:

Любовь и радость бытия.

 

Она повсюду разлита, —

В лазури неба, в птичьем пеньи,

В снегах и вешнем дуновеньи, —

Она везде, где красота.

 

И, упиваясь красотой,

Лишь в ней дыша полней и шире,

Я знаю, — всё живое в мире

Живет в одной любви со мной.

И. Бунин

 

* * *

Свежеют с каждым днём и молодеют сосны,

Чернеет лес, синеет мягче даль, —

Сдаётся наконец сырым ветрам февраль,

И потемнел в лощинах снег наносный.

 

На гумнах и в саду по-зимнему покой

Царит в затишьи дедовских строений,

Но что-то тянет в зал холодный и пустой,

Где пахнет сыростью весенней.

 

Сквозь стёкла потные заклееных дверей

Гляжу я на балкон, где снег ещё навален,

И голый, мокрый сад теперь мне не печален, —

На гнёзда в сучьях лип опять я жду грачей.

 

Жду, как в тюрьме, давно желанной воли,

Туманов мартовских, чернеющих бугров,

И света, и тепла от белых облаков,

И первых жаворонков в поле!

И. Бунин

 

Февраль

И в небе сказано слово «февраль»,

И кто-то дверное тронул кольцо,

И странный сосед, запрокинув лицо,

Поёт про светлый февраль.

 

О, тихая кротость вешних примет

И синькой окрашенный снег.

Задумчивый мальчик, трёхлетний поэт

Мне шепчет, печально лучась —

«Я в ручке зажал предвечерний свет,

Но он растаял сейчас…»

 

Мы так одиноки у шумных застав,

Где вырос, как вызов, над сводами дамб

Серый завод-металлург.

Нас видят с портфелями в людных местах,

Мы мёрзнем, как все, в молочных хвостах,

Но в жизни остался нам пушкинский ямб

И восковой Петербург.

 

Как знаем мы жгучую ненависть толп

К тем, кто настежь души не раскрыл.

Шагай же бездумный советский полк

По шелесту сломанных крыл.

Мы кем-то проиграны чёрту в лото,

И нас никому не жаль.

И плачем, и плачем, как в белый платок,

В наш серебряный светлый февраль.

Г. Анфилов

 

* * *

Февраль. Достать чернил и плакать!

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

 

Достать пролётку. За шесть гривен,

Чрез благовест, чрез клик колёс,

Перенестись туда, где ливень

Еще шумней чернил и слёз.

 

Где, как обугленные груши,

С деревьев тысячи грачей

Сорвутся в лужи и обрушат

Сухую грусть на дно очей.

 

Под ней проталины чернеют,

И ветер криками изрыт,

И чем случайней, тем вернее

Слагаются стихи навзрыд.

Б. Пастернак

 

Февраль

Изменчивый месяц февраль.

Он любит весну, и зимы ему жаль.

Он льдистостью дымной

стекло по утрам затемняет,

А в полдень с капелей

он яркие слезы роняет,

И, жмурясь, сквозь солнце

глядит он в замлевшую даль,

Улыбчиво-грустный февраль.

 

Лежат на снегу ярко-синие тени

От черных деревьев,

и, став на колени,

Чуть слышно он шепчет

пробудные сказки земле,

Над снегом колдует для тех,

кто под снегом во мгле.

И радость морозную

вешняя точит печаль

В обманчивый месяц февраль…

П. Соловьёва

 

* * *

В феврале далеко до весны,

ибо там, у него на пределе,

бродит поле такой белизны,

что темнеет в глазах у метели.

 

И дрожат от ударов дома,

и трепещут, как роща нагая,

над которой бушует зима,

белизной седину настигая.

И. Бродский

 

Взрослые речи

Вновь то бушует, то стелется

Наш разговор…

В поле и в сердце метелица —

То-то простор!

 

Я по любви не тоскую,

Но в феврале

Тяжче, чем в пору другую,

Жить на земле.

 

Снегом в забытые сроки

Заметены,

Ждут не дождутся дороги

Близкой весны.

 

А ведь весна за порогом!

Где ж к ней пути?

Вместе по талым дорогам

Надо идти!

С. Наровчатов

 

Февраль

Даже в самой наполненной строчке

Безвоздушные паузы есть.

Не могу из своей оболочки

Выйти так, чтобы без проволочки

От возвышенной буквы до точки

Вы могли меня сразу прочесть.

 

Как предвестие бедных седин,

Но с намеком, что все несерьезно,

Иней выбелил белоберезно

Все деревья, глядевшие розно,

Все скамейки, где мы не сидим.

Он исчезнет, и не уследим...

 

Лишь бы в небо не канули с ним

Те скамьи и деревья виденьем,

Всем пушистым своим загляденьем,

Полуоблачным, полуземным.

 

Потому и боимся войти

В сферу этого белого сада.

Потому что нам больше не надо,

Потому что мы тоже — почти.

От любви, как от недоеданья,

Полегчали мы в эти свиданья.

Так что сад, отлетев, как дыханье,

Может чудом и нас унести.

 

От зимы, приключившейся за ночь,

Я узнал ни с того ни с сего,

Что мучительней, чем несказанность,

Я не знал на земле ничего.

 

Слышу четких пушинок паденье

С воспаривших и замерших куп.

Это кленов и лип наважденья,

Воплощенные в иней виденья.

Это легкое стихотворенье,

Как душа, отлетает от губ».

В. Соколов

 

* * *

Лобзиком будто мороз

Каждую вырезал ель.

В ветках зимних берёз —

Снежная канитель.

 

Каждый гребень сугроба

Овеян голубизной,

И на нём золотая проба

Солнца, скрытого за сосной.

 

Это принадлежит тебе —

Золото февраля.

Соболиные лапки на снежной тропе,

Изделья из хрусталя.

 

Эти бесценные блёстки,

Свисающие с ветвей,

Так хороши для твоей причёски,

Для улыбки твоей.

Л. Озеров

 

* * *

Сегодня странно мы утешены:

Среди февральской тишины

Стволы древесные заснежены

С одной волшебной стороны.

 

С одной — все, все, без исключения.

Как будто в этой стороне

Чему-то придают значение,

Что нам понятно не вполне.

 

Но мы, влиянию подвержены,

Глядим, чуть-чуть удивлены,

Так хорошо они заснежены

С одной волшебной стороны.

 

Гадаем: с южной или западной?

Без солнца не определить.

День не морозный и не слякотный,

Во сне такой и должен быть.

 

Но мы не спим, — в полузабвении

По снежной улице идем

С тобой в волшебном направлении,

Как будто, правда, спим вдвоем.

А. Кушнер

 

* * *

О, эти февральские вьюги,

белёсый мятущийся мрак,

стенанья и свист по округе,

и — по пояс в снег, что ни шаг...

 

О, эти ночные прогулки,

уходы тайком со двора,

дремучей души закоулки,

внезапных открытий пора.

 

Томящее нас ощущенье,

что вдруг — непонятно, темно —

раздельное мыслей теченье

вливается в русло одно.

 

И всё растворяется в мире

кипящих лесов и снегов,

и счастье всё шире и шире,

и вот уже нет берегов!

В. Тушнова

 

Февраль без снега

Не сани летели — телега

скрипела, и маленький лес

просил подаяния снега

у жадных иль нищих небес.

 

Я утром в окно посмотрела:

какая невзрачная рань!

Мы оба тоскуем смертельно,

не выжить нам, брат мой февраль.

 

Бесснежье голодной природы,

измучив поля и сады,

обычную скудость невзгоды

возводит в значенье беды.

 

Зияли надземные недра,

светало, а солнце не шло.

Взамен плодородного неба

висело пустое ничто.

 

Ни жизни иной, ни наживы

не надо, и поздно уже.

Лишь бедная прибыль снежинки

угодна корыстной душе.

 

Вожак беззащитного стада,

я знала морщинами лба,

что я в эту зиму устала

скитаться по пастбищу льда.

 

Звонила начальнику книги,

искала окольных путей

узнать про возможные сдвиги

в судьбе, моих слов и детей.

 

Там — кто-то томился и бегал,

твердил: его нет! его нет!

Смеркалось, а он все обедал,

вкушал свой огромный обед.

 

Да что мне в той книге? Бог с нею!

Мой почерк мне скупки и нем.

Писать, как хочу, не умею,

писать, как умею, — зачем?

 

Стекло голубело, и дивность

из пекла антенн и реле

проистекала, и длилась,

и зримо сбывалась в стекле.

 

Не страшно ли, девочка-диктор,

над бездной земли и воды

одной в мироздании диком

нестись, словно лучик звезды?

 

Пока ты скиталась, витала

меж башней и зреньем людей,

открылась небесная тайна

и стала добычей твоей.

 

Явилась в глаза, уцелела,

и доблестный твой голосок

неоспоримо и смело

падение снега предрек.

 

Сказала: грядущею ночью

начнется в Москве снегопад.

Свою драгоценную ношу

на нас облака расточат.

 

Забудет короткая память

о муке бесснежной зимы,

а снег будет падать и падать,

висеть от небес до земли.

 

Он станет счастливым избытком,

чрезмерной любовью судьбы,

усладою губ и напитком,

весною пьянящим сады.

 

Он даст исцеленье болевшим,

богатством снабдит бедняка,

и в этом блаженстве белейшем

сойдутся тетрадь и рука.

 

Простит всех живущих на свете

метели вседобрая власть,

и будем мы — баловни, дети

природы, влюбившейся в нас.

 

Да, именно так все и было.

Снег падал и долго был жив.

А я — влюблена и любима,

и вот моя книга лежит.

Б. Ахмадулина

 

Метель

Февраль — любовь и гнев погоды.

И, странно воссияв окрест,

великим севером природы

очнулась скудость дачных мест.

 

И улица в четыре дома,

открыв длину и ширину,

берет себе непринужденно

весь снег вселенной, всю луну.

 

Как сильно вьюжит! Не иначе —

метель посвящена тому,

кто эти дерева и дачи

так близко принимал к уму.

 

Ручья невзрачное теченье,

сосну, понурившую ствол,

в иное он вовлек значенье

и в драгоценность перевел.

 

Не потому ль, в красе и тайне,

пространство, загрустив о нем,

той речи бред и бормотанье

имеет в голосе своем.

 

И в снегопаде, долго бывшем,

вдруг, на мгновенье, прервалась

меж домом тем и тем кладбищем

печали пристальная связь.

Б. Ахмадулина

 

Снежный ком

Февраль кричит на языке пурги

О том, что в целом мире —

Снег да ветер.

И позднего прохожего шаги

Он так и не услышит, не заметит.

 

А будет кольца ведьмины плести

На перекрестке и на переезде.

У ведьм, я знаю, исстари в чести

Февральский вьюн снегов на ровном месте.

 

Язычникам,

Нам ведьмин дух знаком.

Гуляй, февраль!

Подслеповатым глазом

Луна сквозь мглу глядит на снежный ком,

Всю северную Русь подмявший разом.

 

А в этом коме —

И прохожий мой,

Бегущий полуночною Москвою,

И я,

И все вокруг, кто в плен зимой

Взят и доверен вьюжному конвою.

 

Уже не снежный ком,

А ком забот

Летит, растет —

Вот смять меня ему бы!

Как колок ветер…

(Я спешу вперед.)

Как воздух сух…

(Я стискиваю губы.)

 

Подъезд.

Оледенелый стук дверей.

Ступеньки к лифту.

Льдинки на ресницах.

Звонок.

Открой. Впусти и обогрей.

Совсем застыли руки в рукавицах.

 

Спаси и от друзей, и от врагов,

Не доверяй меня

Ночным дорогам,

Где ждет меня февральский вьюн снегов,

Оставленный до завтра за порогом…

Т. Кузовлева

 

* * *

Февраль кричит на языке пурги

О том, что в целом мире —

Снег да ветер.

И позднего прохожего шаги

Он так и не услышит, не заметит.

 

А будет кольца ведьмины плести

На перекрестке и на переезде.

У ведьм, я знаю, исстари в чести

Февральский вьюн снегов на ровном месте.

 

Не зря считалось, если нож в пургу

Всадить в серёдку снежной круговерти,

Проступят капли крови на снегу

И грянет ведьмин вой страшнее смерти.

 

Сегодня ведьмы потеряли стыд.

Гуляй, февраль! Подслеповатым глазом

Луна сквозь мглу на снежный вьюн глядит,

Всю северную Русь подмявший разом.

 

Но вот подъезд. Железный скрип дверей.

Ступеньки к лифту. Льдинки на ресницах.

Звонок. Открой. Впусти и обогрей.

Совсем застыли руки в рукавицах.

 

Спаси и от друзей, и от врагов,

Не доверяй меня ночным дорогам,

Где ждет меня февральский вьюн снегов,

Оставленный до завтра за порогом…

Т. Кузовлева

 

Февральский репортаж

Шесть дней парной погоды и тумана.

Земля блестит, как бубен у шамана,

Покрыта где водой, а где ледком.

И сад мотает ветви окаянно

И пучит почки холодам на скорм:

Еще февраль, весне к хозяйству рано.

 

Вся синяя и в полыньях река,

Еще чуть-чуть тепла — и может вскрыться.

По ней едва перебегает крыса,

А нам пути заказаны пока.

Лишь, лесорубом ставший бескорыстно,

Бобер трещит по чащам лозняка.

 

Так иногда, при норове дурном,

У некоей хозяйки все вверх дном —

Шум не к поре, не к пользе то и это.

И хоть тепло, а неприютен дом,

И доброе хиреет неприметно

И тонет в дураломном и худом.

 

Вполне оно возможно, что и мы

Издержек лишних избежать не в силе:

Озимым тошно от такой зимы,

Они не знают, спать ли им, расти ли

Сырой туман плывет из серой тьмы,

Дурной февраль бесчинствует в России!

Н. Грибачев

 

Февраль

Над ширью полей порожних

небес весенний синяк…

Зима плывёт на полозьях,

зима скользит на санях.

 

Задумавшиеся деревья,

Задористые лучи,

В оврагах — ревущие ревмя

всклокоченные ручьи.

 

На ветра скрещенных саблях

Сложил свою голову снег,

И свищет отходную зяблик

Зиме уходящей вослед.

Н. Асеев

 

* * *

Мороз. Деревья в инее.

А ветки — как рога.

Упало небо синее

На белые снега.

 

Искристые хрусталинки

В ладони я ловлю.

Твои смешные валенки

Скрипят по февралю.

 

О чём-то напеваешь ты,

Кругом — такая тишь...

А ты мне машешь варежкой —

И в зимний лес бежишь.

М. Пляцковский

 

Элегия февральского снега

Не куем, не сеем и не пашем,

но и нас от тяжеб и обид

кличет Вечность голосом лебяжьим,

лебединым светом серебрит.

 

Вышел срок метелицам полночным,

и к заре, блистая и пыля,

детски чистым, райски непорочным,

снежным снегом устлана земля.

 

Не цветок, не музыка, не воздух,

но из той же выси, что и сны,

эти дни о шлейфах звездохвостых

в обновимом чуде белизны.

 

Это лес пришел к нам вместе с лешим,

опустилась свыше кисея,

чтоб, до боли тих и незаслежен,

белый свет девически сиял.

 

Это мир, увиденный впервые,

детских снов рождественская вязь.

Это сказка утренней Марии,

что из этой пены родилась…

 

Падай, снег, на волосы и губы,

холодком за шиворот теки.

Хорошо нам в этаком снегу бы

скоротать остатние деньки.

 

В сердце горько пахнет можжевельник,

и, когда за сто земель и вод

откочует брат мой Саша Верник,

как он там без снегу проживет?

 

Что мы есть без племени, без рода

и за что нас в этакий мороз

как родных приветствует природа

пуховыми ветками берез?

 

Знать, и нам виденья не случайны

и на миг забрезжит благодать,

знать, и мы достойны нежной тайны,

что вовек живым не разгадать…

 

Скоро мы в луга отворим двери,

задрожим от журавлиных стай.

Пусть весна вершится в полной мере,

только ты, пожалуйста, не тай.

 

Сыпься с неба, тихий и желанный,

и огню, и Вечности родня,

холоди немеркнущие раны

и холмы с оврагами равняй.

 

Скоро канешь, горний, станешь, свежий,

мерзлой кашей, талою водой.

Но ведь чудо было не во сне же

и во мраке, сложенном с бедой,

помоги нам выжить, святый снеже,

падай, белый, падай, золотой.

Б. Чичибабин

 

* * *

Ну, вот и февралю настал черёд линять.

Чернеют на снегу проталые нарывы.

И скоро наконец порадуют меня

Пернатая весна и толчея на рынке.

 

Карманы площадей и улиц закрома

Ещё хранят в себе останки зимней вьюги.

Но слух уже прошёл: вчера мятежный март

Ходил по деревням и полошил округу.

 

Почуяв, что грядёт, — наглели воробьи

И рассуждали вслух о близкой перемене.

И рваные края глубокой полыньи

Наметились уже в февральском низком небе.

С. Филатов

 

Стихи о феврале

Когда бы не звезда, плывущая над нами,

Не вихри фонаря в прохладе февраля,

Едва ль моя душа могла бы временами

Кормиться и кормить плодами словаря.

 

Когда бы не звезда, плывущая как рыба,

Не вихри фонаря в распахе снежных шкур,

Едва ль моя душа смогла бы сделать выбор —

Сломать стереотип и предпочесть сумбур.

 

Когда бы не звезда, когда б не расстоянье

От вихрей фонаря до этого огня,

Едва ль моя душа была бы в состоянье

Смутить, ошеломить и с толку сбить меня.

 

Едва ль, едва ль, едва ль событья с именами

Не подняли бы шум в листве календаря,

Когда бы не звезда, плывущая над нами,

Не вихри фонаря в прохладе февраля.

 

Когда бы не звезда, плывущая над нами,

Не вихри фонаря в прохладе февраля,

Едва ль, едва ль, едва ль, на стебель меж камнями

Душа моя была способна, как земля.

Ю. Мориц

 

Февраль

Ох, студеный нынче лютень, крепкий,

Не слабеет холод с Покрова,

И потрескивают на морозе ветки

Как в печи растопленной дрова.

 

Свежеиспечённым хлебом веет,

Псы ворчат у запертых хлевов,

Где телятки к Евдокии зреют

В животах вздыхающих коров.

В. Ефимовская

 

Февральское

Уже в дома вошёл февраль,

Зимы и паж, и повелитель.

Его просторна магистраль,

А ветер как судьбы носитель.

 

Он волен в милости своей:

Лазурь февральскую сподобит,

Приветит дорогих гостей,

И путь обратно загородит.

 

Лежат снега, но каждый день

Паж прибавляет, сколько может.

И лиловеющая тень

Весны предвестницей тревожит.

Н. Волченкова

 

Февральский снег

В полночь закончился дождь леденящий,

Бился в стекло, словно голубь почтовый.

Утром — красивый, родной, настоящий,

Мягкий, пушистый, покладистый, новый

Снег к нам явился и праздник устроил.

Вышла на улицу и… обомлела:

Душу мелодией мне успокоил,

Сердце в торжественной радости пело.

 

В шубах деревья, в платках-паутинках,

А на заборах — хохлаток парады.

Хвоя у елей в прозрачных слезинках —

Зимушки русской дары и награды.

Сретенье скоро! Природа не дремлет,

В храме её всё для встречи готово.

Всяк человек сопричастность приемлет

И наставления Духа святого.

Н. Волченкова

 

Февраль

Завыла февралём космическая глотка,

Холодные ветра нагнала из-за гор,

Затмила полземли, забила снегом плотно —

Простужено хрипит небесный коридор.

 

Насыпался, налип, свалился снег бетонный

В углах моей души, на скатах тёмных крыш.

Скулит безродный пёс или февраль бездомный

В обрывках тишины, плакатов и афиш.

 

В окошке стынет ночь, колеблемая светом

Угрюмого, как волк, ночного фонаря.

Качаются в окне, разорванные ветром,

И жалуются мне лохмотья февраля.

 

А я и сам — февраль. Я тоже этой ночью,

Наверно, сам собой на части разделён,

Выплакиваю жизнь собачью или волчью,

Простужено хриплю разъятым февралём.

 

На свете — ни души, ни окрика, ни вздоха,

Лишь шорохи афиш и шаткий шум ветвей.

И колющая глаз, колючая эпоха

Снежинками свистит и целит меж бровей.

В. Скиф

 

Февраль

Подпоясанный метелью,

В шапке, ветром опушенной,

День февральский у постели

Слушал голос утомленный.

 

Мать, измученная болью,

Говорила что-то нежно

И с улыбкою довольной

Засыпала безмятежно.

 

Но, уже умытый в кадке

Подогретою водою,

Известил я криком кратким,

Что в избе конец покою.

 

Ветер шумно снялся с веток,

У крыльца прошелся в плясе,

От окна отмел соседок,

Чтоб никто меня не сглазил.

 

Только зря февраль старался:

Чей-то глаз меня обжег.

Вырос я и занемог:

Сердцем с песней повстречался.

 

И теперь зимой и летом

Я с рассвета до рассвета

То цветы ищу в полях,

То созвучия в словах,

 

Чтоб душевней песня стала,

Чтоб сердца не покидала.

Мать вздыхает удивленно: —

Отдохни, неугомонный! —

 

А февраль, весны теплее,

Манит вдаль призывным звоном,

Подпоясанный метелью,

В шапке, ветром опушенной.

М. Суворов

 

Февраль

Сторожка степь.

А ты молчи,

Ты выслушай ее, как птицу.

И ты поймешь,

Как горячи

Снега февральские в зарницах.

Они нетронуты еще.

Но ветер, путаясь в одоньях,

Уже твоих коснулся щек.

Упругой, влажною ладонью

Уже смахнул снежинку с век,

И ноздри тронул прели запах...

Но ты — домашний человек.

 

Вчера ещё из ровчака*

Комки холодной, потной глины,

И, морду повернув к бугам**,

Он захлебнулся воем длинным.

Ты слышишь?

Тишину деля

Давно разрушенной усадьбы,

На мокром насте февраля

Всю ночь играют волчьи свадьбы;

Ты слышишь?

Сыч кричит к утру:

Он знает время половодья.

И снег темнеет на ветру.

На унавоженных угодьях

Ползет сквозь лунки пар густой.

И рушит сумерки сырые —

Как дальний грохот поездов —

Запущенный в сарае триер.

Вчера пришел издалека —

В ровчак — старик с бородкой редкой.

 

На двух единственных клыках

Растер черемушную ветку

И сплюнул желтую слюну...

 

Он знал теперь начало сева,

Расчет кормов в кормушках хлева,

Расчет бригад...

Он знал весну

И землю, понятую снова.

 

А ты — неопытный — навек,

Как зверь —

Ее почувствуй зовы

И победи — как человек.

 

*Ровчак — овраг

**Буга — низменные речные берега, поросшие кустами, ивняком

П. Шубин

 

* * *

Прости меня. Холодную крупу

Просеивает медленно сито.

Между деревьев занесло тропу,

Промозглой тьмой окрестное покрыто.

 

Попробуй отыщи и достучись

В тяжёлые окованные двери.

Привыкни, позабудь и научись

Считать опять — в который раз! — потери.

 

И всё-таки прости меня опять.

Крадётся ночь на вывернутых лапах.

Закрой глаза — и мир начнёт сиять

В немыслимых оранжевых накрапах.

 

Впотьмах, на ощупь, дальше, в сырость, в тишь,

В зеленоватое цветенье тины…

Опять февраль. На тротуаре с крыш

Оттаявшие грохаются льдины.

М. Дудин

 

* * *

И снова целую неделю

В заросшем вербами логу

Танцуют белые метели,

Как бабы в свадебном кругу.

 

Играет ветер на раздолье.

Тонки, узорны и легки

Кружат широкие подолы,

Взлетают белые платки.

 

Позёмки мчатся по дорогам,

Как захмелевшие сваты,

Что колокольцы под дугою,

Звенят промёрзшие кусты.

 

И песни льются на усладу,

И всё вокруг белым-бело.

Февраль с пургой справляют свадьбу,

Как раньше шумное село…

Н. Поснов

 

Мороз на стеклах

На окнах, сплошь заиндевелых,

Февральский выписал мороз

Сплетенье трав молочно-белых

И серебристо-сонных роз.

 

Пейзаж тропического лета

Рисует стужа на окне.

Зачем ей розы? Видно, это

Зима тоскует о весне.

Д. Кедрин

 

Февраль

А за окном такая благодать,

Такое небо — детское, весеннее,

Что, кажется, мне незачем и ждать

Другого утешенья и спасения.

 

Забыто зло, которое вчера

Горланило и души нам коверкало.

Ну, милые, ну, женщины, пора

Взглянуть в окно, как вы глядите в зеркало.

 

Уже плывёт снегов седая шерсть

И, словно серьги, с окон виснут каплищи.

Ещё чуть-чуть — и всем вам хорошеть,

Сиять глазам, платкам спускаться на плечи.

 

Ещё чуть-чуть — и вам ночей не спать,

Мечтать взахлёб и все дела откладывать.

На улице года помчатся вспять,

И у прохожих будет дух захватывать.

 

(А в этот миг умолкнет перестук,

Собрав мешок, на полустанке выйду я,

За тыщу вёрст учую красоту

И улыбнусь, ревнуя и завидуя.)

 

А вас весна до самого нутра

Проймёт словами нежными и грубыми.

Ну, милые, — пора, пора, пора

Расстаться вам с печалями и с шубами.

Ю. Даниэль

 

Февраль

Всю ночь метель стонала, в стёкла билась,

На яркий свет, наверное, мела,

Как путник заблудившийся, ждала,

Что пустят в дом. К утру же притомилась,

 

Как кот, в клубок свернувшись, притаилась

И робко под окном моим легла,

Позёмка только лёгкая жила

И над сугробами, как дым, курилась.

 

Взлетал, порхал и мглился над землёй,

И опускался мягким покрывалом

Кружащихся снежинок белый рой,

И ветерка раздвоенное жало,

С пути сбиваясь в сторону порой,

Среди барханов вспененных бежало.

Г. Шеховцов

 

Зимний сонет

Заметены и рытвины, и складки.

Под белым небом — белые поля,

И сдобными сухариками сладко

Хрустят снега в начале февраля.

 

Уже прошла зимы пора глухая —

Длиннее дни, но злее холода,

И по степи позёмка, полыхая,

Несётся вдаль, чтоб сгинуть без следа.

 

Кругом мертво, и на пространстве голом

Поёт навзрыд ковыльная струна.

Поверить трудно, что над этим долом

Однажды зацветёт голубизна,

И ранним колокольчиком весёлым

Зальётся птаха: всё-таки — весна!

И. Кашпуров

 

* * *

Лучей февральских растревожен улей.

Снег, похудев, с лесной сосны повис.

Сверкающими саблями сосулек

Грозит весне воинственный карниз.

 

Но март грядёт, и ждать уже недолго,

Все ярче свет его голубизны.

Врываются на улицы посёлка

Его ручьи — разведчики весны.

Я. Белинский

 

Февраль

Последним яростным набегом

Обрушась, словно на врага,

Февраль с нахмуренного неба

Швыряет на землю снега.

 

Как на смотринах, по просёлку

Проходит он, глядит окрест,

Где, как купчихи в шубах, ёлки

Стоят наряднее невест.

 

И он смеётся горделиво,

Презрев житейскую тщету,

И вновь трясёт косматой гривой,

Как сивка-бурка на лету.

А. Коршунов

 

Февраль

Ах, нынче февраль особенный.

Горячая голова.

И вьюги — его пособники,

И ветры — его братва.

 

Как будто сорвался с привязи:

Влетел — и давай бузить,

Машины по уши вывозив

В дорожной густой грязи,

 

И с полем равнять обочины,

Без видимой в том нужды

Пугать, свистеть по-разбойничьи

И вмиг заметать следы.

 

Он зиму признал обузою,

Но всем отомстить грозя,

Снег вывалил, как из кузова.

Где ж он его столько взял?!

 

И нет от него спасения.

И не сосчитать обид…

Но небо уже весеннее.

И солнце уже слепит!

Т. Чуракова

 

* * *

Стоят морозы. Улеглись метели.

«Февраль позёмку под ноги не стелит.

Похоже, ветер заблудился где-то,

Не шевельнёт косматых снежных веток.

 

Иду. Дышу. Приятна лёгкость ног.

Таким спокойным не был я давно.

Как будто этой доброй тишиной

Не только я — объят весь шар земной.

О, как бы я — недаром поседел —

Поверить этой тишине хотел!

С. Щипачёв

 

* * *

Всё падал добродушный снег.

И всё судачили сороки.

Весна просилась на ночлег,

Уже суля иные сроки.

 

А лес был в белое одет.

Ещё он был мохнат. И светел.

И был пушист февральский свет,

И ломкой тенью землю метил.

 

Ещё за лесом хоронясь,

Весна уже была в засаде.

И всё рвалась сосулек вязь.

И снег рыхлел в лесном посаде.

 

Уже сосна меняет цвет.

На ветках набухают краски.

И я встречаю здесь рассвет,

Как лесовик из древней сказки.

С. Островой

 

* * *

Крутой февральский вечер,

Метёт, метёт пурга,

И кажется, что вечно

Лежат снегов стога.

 

Но далеко и смутно

Запахло вдруг весной,

Парным молочным утром

И прелестью лесной…

А. Марков

 

Февраль

Стога, как булки в сахаре,

Душисты и вкусны…

Грустят поля о пахаре

В предчувствии весны.

 

Снегами занесённые,

Со скрипом колеса

Ворочаются сонные

Дремучие леса.

 

Над дальнею дорогою

Торчит луны комок…

Февраль плечом потрогаю,

А он насквозь промок.

Священник Л. Сафронов

 

Февраль

Наивная душа

Поверить вновь захочет,

Что милостью небес

Февраль ТАКИМ идёт.

Чтобы зима была,

Хоть на закат короче,

И чтоб весна была

Чуть ближе на восход.

В. Селецкий

 

И будет февраль

И будет февраль. Будут вьюги скулить у порога.

И окна зажгутся. И свет будет — тёплая медь.

Наверно, зима для того и придумана Богом —

Чтоб людям почаще хотелось друг друга согреть.

 

Вдруг что-то простое покажется важным и нужным:

Давнишние письма иль фото за мутным стеклом.

Мне кажется, в мире нарочно придуманы стужи —

Чтоб людям хотелось согреться домашним теплом.

 

И кто-то достанет альбом с запылившейся полки,

И, может быть, вспомнит о ком-то забытом (как знать?!)

Ведь вечер зимою недаром придумали долгим —

Чтоб люди успели друг другу о многом сказать.

Ю. Вихарева

 

Февраль

Февраль — холодный, странный, снежный —

Пришёл в мой город: здравствуй, друг!

Я слышу голос ветра нежный,

Я внемлю песням белых вьюг.

 

Как много снега... Море снега...

Как ярок он при свете дня!

И сон, и сладостная нега,

И грусть окутали меня.

 

Большая ель в пустынном парке

Вслед машет ветвью, как рукой.

Моей душе таким подарком

Вдруг стал сегодняшний покой.

 

А вьюги стелются, несутся

Так, будто кружится земля,

И шепчут мне: успей коснуться

Прекрасной сказки февраля.

 

И шепчут мне: ветра послушай,

Вглядись в немую гладь холста...

Как светел звук, что льётся в уши,

Как наша музыка чиста!

Ю. Вихарева

 

Февраль

Прячу в теплую шаль кисти зябнущих рук,

Ночь окутала дом, но не спится пока.

А коль так, выпьем чаю, мой преданный друг,

И для полного счастья нальём коньяка…

 

Недовязанный свитер стекает со спиц,

Что-то душу терзает и спать не даёт —

То ли это стихи с пожелтевших страниц,

То ли вьюга, что грустные песни поёт…

Ю. Вихарева

 

Февраль уходит...

Февраль уходит. Понемногу

В окне светлеют вечера.

И кое-где, вокруг двора,

Не стало снега на дорогах.

 

Ещё вернутся холода,

Метели, вьюги — всё возможно,

Но к нам идёт, пусть осторожно,

Весна по хрупкой кромке льда.

 

Тюльпанов солнечный букет

Смешно топорщится из вазы:

И вид его приятен глазу,

И душу греет жёлтый цвет.

 

Не жду сюрпризов. Жизнь сама —

Сюрприз. Иллюзий не питаю.

И, веришь, мне вполне хватает

Того, что кончилась зима.

Ю. Вихарева

 

Февраль

Этот холод последний беспомощен, вот и свиреп,

Он хватает за горло нетвёрдой, слабеющей дланью.

Молчаливо довольствуясь чьей-то нехитрою данью,

За окошком пичуги клюют примороженный хлеб.

 

Ни штриха, ни намёка, ни признака скорой весны.

Ветер треплет одёжи, чтоб мы и подумать не смели,

Что утихнет, пройдёт, что остались буквально недели,

Что немного терпенья — и вот уже мы спасены.

 

Поздно вечером, кутаясь, выйдешь на тёмный балкон —

И взлетит над тобою беззвёздный простор запредельный,

И увидишь, как дым, исторгаемый ближней котельной,

Над домами плывёт, извиваясь, как белый дракон.

 

Это тоже твоё. Всё прими: неуют этих дней,

Этот холод ночной — обречённый, последний в сезоне.

Он иссякнет вот-вот. И зайдутся в восторженном звоне

Молчаливые птицы — пускай на неделю поздней.

 

А пока — не спеши. Стылой влаги колючая взвесь —

Это тоже твой воздух. Дыши. Всё изменится скоро.

Не унять перемен. Но пока — под ногами опора,

Над макушкою небо. Всё наше, покуда мы здесь.

Л. Сирота-Дмитрова

 

Поёт февраль

Поёт февраль — то скрипка, то гобой...

Весь Петербург метелями заснежен.

На юге — купол неба голубой

И набухают почки у черешен.

 

В снегу февральском — аромат весны.

Ветра зиме проводят отпеванье.

Земля ещё досматривает сны,

Но первоцветы рвутся на свиданье...

Р. Мечиташвили

 

* * *

Февраль задумчивый и синий...

Любимый брат весны! Февраль!

И на берёзе лёгкий иней

Прозрачно-дымный, как вуаль.

 

Ещё ветра, ещё морозы,

И снег искрится при луне;

Но искры жёлтые мимозы

Лепечут сладко о весне.

 

Твоё ли сердце белой птицей,

Взмахнув крылами, пало ниц?..

Заря малиново дымится...

Уходит время белых птиц!..

Н. Антонова

 

Февраль

Зима, прощаясь, вытворила шалость,

Пустив на трон любимца-сорванца.

Столкнуться ей с неверностью досталось,

В нём опознав иных времён гонца.

 

Февраль, прослывший пасынком безродным,

Снегов насыплет за ночь, как за год,

Потом подует ветром сумасбродным,

Весну галантно пропустив вперёд.

 

Лукавым солнцем ласково согреет

Остывший свет — дневную акварель,

Наполнит воздух влагой, чтоб скорее

Вдохнуть забытый сумасшедший хмель,

 

А после снова выстудит морозом

И льдом затянет призраки тепла.

Из озорства ли? С умыслом серьёзным?

Жизнь в разных ликах — им не счесть числа.

 

В прощальных играх медленно стихает

Былая смута в душах и умах.

Мы с прошлым рядом. Мы почти у края.

Февраль бушует. Плачется зима.

В. Никольская

 

Привет, февраль!

Привет, февраль, привет, дружище!

Не зря ждала, палила свечи,

Казалось, дней тягучих тыщу

Звала тебя — весны предтечу.

 

Меня ты не разочаруешь

Холодным белым оригами.

Лютуй! Ничем ты не рискуешь:

Свищи пургой, мети снегами!

 

Чтоб только выдохся в итоге

В конце положенного цикла,

Чтоб в полном блеске на пороге

Весна желанная возникла.

О. Альтовская

 

Февраль. Венок строф

К чему нежданный дар погоды:

Февраль, а воздух чист и зыбок;

И свет от солнечных улыбок

На мир струится с небосвода.

К чему нежданный дар погоды?

 

Февраль, а воздух чист и зыбок.

А год назад мели метели,

И в белых шубах стыли ели.

В природе не было ошибок:

Февраль, а воздух чист и зыбок.

 

И свет от солнечных улыбок

К чему, когда ещё не время.

Погибнет брошенное семя.

И нрав зимы обманно гибок,

И свет от солнечных улыбок.

 

На мир струится с небосвода

Необъяснимое сиянье.

И, разливая обаянье,

Простора дивная свобода

На мир струится с небосвода.

 

К чему нежданный дар погоды,

Весны разбуженной примета?

Печаль зимы ещё не спета,

Ещё февраль обрушит своды...

К чему нежданный дар погоды?

О. Альтовская

 

Февраль

Дни беспросветные. Року покорная,

Тихо в углу затаилась душа.

Травку-былинку и па́хоту чёрную

Точат морозы, снегами шурша.

 

Где же ты, солнышко — свет мой единственный?

Стонут ветра, задувая огни.

Бельма на небе. И холод убийственный

Сеет тоску на дома, на плетни.

 

Как неуютна среда обитания!

Серые дни ожиданья полны.

Веры моей и любви испытание.

Песни надежды. Предвестье весны.

О. Альтовская

 

* * *

Ну, наконец наклюнулся февраль!

Подтаял снег — и как присели хаты.

Блестят ледком на солнышке, горбаты,

И светятся. Такая пастораль!

 

Ещё полны мороза закрома.

Утрами снег летит, как пух лебяжий

И тает по чуть-чуть, слегка. Нельзя же

Так сразу, ведь по правилам — зима.

 

Она уйдёт — понятен нам намёк.

Но только всыпет напоследок, либо

Расплачется, как ледяная глыба,

И с глаз долой помчится наутёк.

 

Но не сейчас. Ещё идёт февраль —

Холерик, баламут, позёр и враль.

О. Альтовская

 

Февральская лазурь

Всю-то ночь полотна вьюга ткала,

Снегом застилала наст и лёд.

И под утро, выдохнув устало,

Отступила — выпала в намёт.

Улеглась, утихла, присмирела:

Раж прошёл — и выветрился пыл.

И, проснувшись, новый день несмело

Ясные глаза свои открыл.

 

Улыбнулся: «Радость-то какая!

Чистота! Лазоревая даль!»

С крыши слёзы-капельки, стекая,

Брызнули на стылую эмаль.

И уже, хрустальны и упруги,

Своды ищут новую волну,

И разносят свет по всей округе,

И готовят новую весну.

О. Альтовская

 

Ветер перемен. Сретенье

Ах, какое небо надо мною!

Солнечен и нежен небосвод.

Мир лучится радостью земною

В лужицах повытаянных вод.

 

Ах, какое свежее дыханье!

Ветрена, улыбчива земля.

Кажутся бесплотны и бескрайни

Воздухом залитые поля.

 

Снега и капели переклички...

Льётся, отражается от стен

Эхо от далёкой электрички,

Благовест и ветер перемен.

О. Альтовская

 

Сретенье

А над Россией вновь звучат колокола.

И воскрешается земля от перезвона.

Сияет свод — его державная корона

Все испытания зимы пережила.

 

Сосульки светлые поют на голоса.

Мир пахнет свежестью, всё залито лучами.

И даже звёздными холодными ночами

Живут по-новому овраги и леса.

 

И будет сумрачен восход или погож —

Уже не важно. Завертелось, закружило…

Открылась россыпями солнечная жила,

И разнеслось по свету звонкое: «Даёшь!»

О. Альтовская

 

Февральские окна

Что осталось от снежных неистовых бурь?

Канул в Лету мороз, отгуляла метель.

И стекает с небес голубая глазурь

На февральскую патоку и карамель.

 

В земляных погребах забродило вино,

Потекло. Видно, царский готовится пир.

Открывайте дома, отворяйте окно.

Выходите на встречу весны из квартир!

 

Набирайте бодрящего воздуха в грудь,

Окунайтесь в купель животворных лучей.

Вот ещё бы огонь посильнее раздуть,

Чтоб пылал над землёй в миллионы свечей.

 

Чтобы ясно горело, не гасло, искрясь,

Лучезарное небо и грело поля.

Чтоб — «Не видели зёрен таких отродясь!»,

Чтоб — «Таких урожаев не помнит земля!».

 

Всё сегодня поёт и щебечет: «Поверь!»

Как хочу, чтоб зима подводила итог.

Не в февральские окна — в открытую дверь

Шла весна, ставя свет и тепло на поток.

* февральские окна — оттепель в феврале. Это чисто южное понятие.

О. Альтовская

 

Февраль на юге

Февраль. Ещё мертва земля.

Леса безмолвны, бездыханны.

И на размытые поля

Ложатся серые туманы.

 

Лишь кое-где остался снег —

Белеет в чаще мокрой ватой.

И веет холодом от рек.

И ковыляет день горбатый

 

По огородам и садам,

Ложится грязью на пороги,

Грозит: «Ужо я вам задам!»

И хаты сумрачны и строги.

 

Но где-то там, в сыром дыму,

Уже вовсю идёт броженье.

И предвкушая кутерьму

И беспокойное движенье,

 

Приметы ищет жадный взор:

Вот черемша зазеленела.

Вот тёплый ветер гонит сор.

Вот муха вылетела смело.

 

И где без жажды перемен

Всё спит, и дремлет лес-кудесник, —

Зацвёл задорно цикламен —

Весны лазутчик и предвестник.

О. Альтовская

 

Февраль

Снега-то эх, как припустило!

Пойду глазеть, накинув шаль.

Шепну:

— Ну, где тебя носило,

Мой бессеребренник-февраль?

 

То вьюжишь россыпью жемчужной,

То зарыдаешь в белый фрак.

И ничего тебе не нужно,

Отдашь любой пятак, за так —

 

К чему скупиться, жизнь не вечна.

Рассыпав уйму серебра,

Опять молчишь со мной сердечно,

С отрадой глядя, как беспечно

В снежки играет детвора.

Т. Ческидова

 

Белой песней феврали

По годам моим натруженным —

Белой песней феврали

Выплетали душу кружевом,

Облачали в хрустали.

 

И сокровища несметные,

Что не сыщешь у вельмож,

Я дорогами заветными

Раздарила. Ну и что ж?

 

Мне осталось, я не сетую, —

Смоль агатовых ночей,

Бирюза реки прогретая

Летней милостью лучей.

 

Да ещё весна скаженная —

Удержи-ка, пережди —

Как безбрежная вселенная,

Так и рвётся из груди.

 

И когда, ступая в изморозь,

Осень выгорит листвой,

Заискрится, будто изнова,

Мир: душевный и земной.

 

Будет вечер вить завьюжено

За окошком вензеля.

На столе хрусталь и кружево —

Белой песней февраля.

Т. Ческидова

 

А февраль уходит нараспашку...

А февраль уходит нараспашку,

Сединой тряхнув, без лишних фраз.

Он морозом утренним взатяжку

Насладится, как в последний раз,

 

Припадёт холодными губами

К моему усталому лицу

И уйдёт подталыми снегами,

Пробудив калитки хрипотцу.

 

Я благословлю его незримо,

Будто мы — единая семья,

Заскимит в груди неизмеримо

Что-то, много большее, чем я.

 

И кому-то властному подвластно

Рассмеётся солнцем тишина,

И уже отчётливо и ясно

Под окном захлюпает весна.

Т. Ческидова

 

Февральское соло

Эту грусть февраля — рассмотри

В бледно-снежной улыбке рассвета,

Где на ветках зимы снегири

Словно вспышки далёкого лета,

 

Где на тоненькой нити луча

Загустевшие ноты однажды

Отогреются и зажурчат,

Утолив послезимнюю жажду.

Т. Ческидова

 

Февраль

Февраль сосулькою хрустальной

Завис в раздумье над окном.

Разглядываю мир сакральный

В его свеченье озорном.

 

Как многозвучно тихи блики,

Как непохоже далеки

От серой, городской, безликой,

Кипящей там, в низу, реки.

 

И мысли мчатся за пределы,

За мегаполиса черты,

Там, где зимы безумно белой

Картины ангельски чисты.

Т. Ческидова

 

Февральское

«Февраль. Достать чернил и плакать!»

Б. Пастернак

 

Февраль. Распутица и слякоть…

Буксует техника. Навзрыд

Ревут моторы. Впору плакать:

То дождь, то снег. Пикап летит:

 

Фонтаны брызг — пальто пропало.

Осталось: камень бросить вслед.

Ах, промахнулась, не попала...

Не зря, не зря писал поэт:

 

«Февраль. Достать чернил и плакать…»

Не стану — впереди апрель.

Через распутицу и слякоть

Стучится март, звенит капель…

А. Терпугова

 

Не люблю феврали...

Не люблю феврали. Их внезапную боль и угрозы.

У меня не февраль, а предмарт — новый месяц зимы.

Он лелеет весну даже в минус двенадцать мороза.

Он надежду даёт на прекрасное завтра взаймы.

 

Мой волшебный предмарт отметает отчаянья льдины.

Он не рушит мечты, собирает осколки души.

В уголках снежных губ видно трещинки — то не морщины,

Он улыбки дарил всем, кому разонравилось жить...

 

Мой предмарт из добра, сострадания, лёгкого снега.

Он людей поведёт от зимы к хулиганке-весне.

И подруга-бессонница ходит к нему за ночлегом,

Чтоб тревоги укрыл светлой нежностью плюшевый снег...

 

Мой крылатый предмарт, что уносит подальше печали.

И даёт обещанье, что мы доживём до мимоз...

Не люблю феврали.  Мне они нелюбимыми стали.

А предмарт — он другой, не проливший отчаянных слёз.

 

Без надежды нельзя... А уныние — сердца заноза.

Мне не нужно побед и исправленных бедами карт.

Я весны аромат ощущаю сквозь боль и морозы.

И о мире поёт мой тюльпаново-снежный предмарт.

И. Самарина-Лабиринт

 

Русская зима

Февраль лежал в дремотной неге,

Снега ж безудержно мели,

И даже редкие набеги

Бездомных вёсен не могли

Нарушить времени разметку

И, что положено зиме

Не под замком держалось в клетках,

А почивало на ковре.

 

Ковре из снега-по-колено —

Пушистей, чем ангорский пух

Был этот снег, видать умелым

Был снегоприносящий дух.

 

Гощу в деревне с воскресенья.

Никольская несуета,

С её почти что недвиженьем,

Вокруг. А дальше — красота!

Такая красота, что в сказке,

И то не в каждой встретишь ты.

Здесь — подлинная — не раскраска!

С благословением зимы!

Т. Травник

 

* * *

Февраль… Февральская весна.

Не календарно потеплело.

Теряют силу имена

И не подходят то и дело.

 

Душа в смущении, она

Ещё зимой не насладилась,

Ей не понятен вкус вина,

Что мартом, загодя открылось.

 

Художник, кутаясь в шарфы,

Рисует синий снег и стужу.

Ему не интересны лужи

Не к месту спятившей весны.

 

И у меня в словах — колтун.

Гребёнка строк не пролезает.

Мне нужен цвет студёных лун,

Мне нужен слог, что не растает.

 

Верните февралёвый тон

И интонации морозца,

Заиндевелых вёдер звон

Для рифм замёрзшего колодца.

 

Что говорить — нужна зима —

Там, где душа к зиме привыкла,

Чтоб строф стояли терема

И не юлил язык на стыках.

 

Нужна обычная зима,

А будет русская, так лучше!

Ведь русская — тот самый случай,

Где строчка пишется сама!

Т. Травник

 

* * *

Летели метели в февраль без оглядки,

Недели летели в привычном порядке,

И так же в калитки стучали печали,

Где некому было, там не отвечали.

 

И я не отвечу когда-нибудь тоже —

Метелью невстреча пройдёт, как прохожий.

А там и февраль без меня отбушует,

Но, может быть, вспомнит о том, что люблю я…

 

Другим ожиданьем февраль будет полон

У кромки свиданья меж рук частокола.

Г. Блехман

 

Этот стылый февраль...

Этот стылый февраль переврал все слова,

Перепутал мотив, настроенье и даты.

Но зима за окном нестерпимо права

И ушли в никуда все мои адресаты…

 

Вновь сонливая мгла опустила полог,

Не успев сделать ставку в игре больше-меньше.

Не хватает в стихах нештампованных строк,

Как на ложе любви «самых преданных женщин»…

 

Нам ещё пропоют попугаи матчиш,

Прокурлыкают блюз журавли в чистом небе…

И врагам не сдаётся Мальчиш-Кибальчиш,

Не поставлена точка в последнем куплете…

 

Ни к чему продолжать светлой грусти рассказ

И вести разговор о вселенской печали.

Но душа не приемлет внезапный отказ,

А усталое сердце тревожит ночами…

 

Пережить этот час, а потом — трынь-трава…

К свету тянется тьма, а рука — к сигарете.

Вспомню старый мотив и родятся слова

Об идущей весне и вернувшемся лете…

Я. Баст

 

Идём к весне

Ещё чуть-чуть и бросится в бега

Зима, оставив в прошлом дату старта.

Мы курс возьмём к весенним берегам,

К поросшему подснежниками марту.

 

Вдали — весны зелёный островок,

И времени корабль ломает льдины.

Грядёт февраль — предфинишный рывок

И чертит штурман курс от середины.

 

А где-то на исходе февраля,

Уставший от ветров, вперёд смотрящий

Воскликнет долгожданное «Земля!!!»,

Увидев берега весны манящей!

 

И мы дружней наляжем на весло,

Услышим птиц — примету континента,

Друг друга станем понимать без слов…

Как все мы ждали этого момента!

 

Наденут дамы платья-вымпелА,

Тюльпаны запестрят на старых картах…

Регата наша зимняя прошла.

И мы начнём весеннюю. Со старта.

В. Кобец

 

Февраль — короткий месяц

В февральских вьюгах слышится тоска —

Минорный тон обрадует едва ли.

Спешит зима! Разлука с ней близка!

Благополучно перезимовали!

 

Хоть снег уставший белоголубым

Песцом в сосновых лапах притаился,

И инея посеребренный дым

В колках берез бесследно растворился,

 

И пусть мороз еще внушает страхи,

И угнетают затяжные ночи,

К теплу жилья людского жмутся птахи.

Но все ж февраль — всех месяцев короче!

Л. Львов

 

Февраль уходит

Солнце желтым глазом между туч сверкает,

Задувает снегом с раннего утра.

И трещат сороки, словно намекая,

Что зимы холодной кончилась пора.

 

Все! Февраль уходит! Можно с ним прощаться!

К вечеру уляжется снега кутерьма.

Нам осталось только ночку продержаться.

Завтра утром рано кончится зима.

 

Спрячу в шкаф подальше куртку меховую,

А за нею шапку, варежки и шарф.

Небо, ветер, солнце в други позову я

И весне навстречу выйду не спеша.

 

Улыбнусь синицам, подмигну сорокам,

Дворникам с лопатой шляпой помашу,

Грудь подставлю ветру и весенним соком,

Выдержанным в солнце, вдоволь надышусь!

Л. Львов

 

Сретение

Февраль в окно стучался веткой,

Прося уюта и тепла.

Метель послушною клевреткой

Дорогой белою брела.

 

И заметала тропы снегом,

Танцуя свой волшебный танец,

Соединяя землю с небом

Прозрачной и колючей тканью.

 

Сквозь тюль из снега безуспешно

Пыталось солнце проскользнуть,

Чтобы лучом своим утешить,

Надежду на тепло вдохнуть.

 

Синицы около кормушки

Веселой стайкою снуют,

Висят на ветках, как игрушки,

И дружно семечки клюют.

 

В угоду «сретенским» морозам

(Что проку воевать с зимой?)

Прозрачные сосулек слезы

Прикрылись снежной бахромой.

 

Неделя, две, еще немного,

Чуть-чуть осталось до весны.

Уже к зимующим в берлогах

Последние приходят сны.

 

Природа всех и все разбудит,

Одарит солнцем и теплом.

Еще чуть-чуть! Крепитесь, люди!

Весна нагрянет в каждый дом!

Л. Львов

 

Февральское

Зарей очерчен горизонт,

Деревья и дома.

Светлеет неба звездный зонт,

Кончается зима.

 

Еще морозные дымы

Всплывают в небеса,

Еще в сугробах все холмы

И в инее леса.

 

Но только с каждым новым днем,

Прощаясь с миром сна,

Мы с нетерпеньем чуда ждем

По имени Весна!

Л. Львов

 

Холодный Снежень

Пик зимы — холодный Снежень,

А привычнее — Февраль.

В нём морозный крепкий стержень,

Снег по пояс, словно встарь.

 

Щиплет нос, румянит щёки,

Развлекается всерьёз

То задиристый, то лёгкий

Разухабистый мороз.

 

В небе солнышко сияет,

А лучи так холодны.

Снег алмазами сверкает,

Но далече до весны.

 

Не допела песни вьюга,

Хорохорится зима.

И метелица подруга

Подчищает закрома.

 

Мечет снег холодный Снежень,

Ищет льдистый свой причал.

И поёт протяжно, нежно

Нам романсы по ночам.

Т. Лаврова

 

Капризный февраль

Февраль грустит и плачет отчего-то.

Последыш он у матушки-зимы.

Забыл про всю серьёзную работу:

Что дни его морозец слать должны,

Что лёд ковать он должен на озёрах,

На реках, и в снега укутать мир.

Он для зимы надежда и опора,

Последний зимний месяц, он — кумир!

 

Но он вдруг раскапризничался сразу.

Ну, что, ты, так расстроился, мой друг?

Дорожки слёз блестят, как будто стразы.

Февраль украсил ими всё вокруг.

В ветвях деревьев чёрных связки бусин

Дрожат от ветра или от обид.

Морозец зимний видно просто струсил,

Сбежал, и где-то очень крепко спит.

Т. Лаврова

 

Последыш зимы

Февраль изменчив. Он — проказник!

Шалит, как ветреный мальчишка.

Испортит он сегодня праздник,

А завтра сам поймёт, что лишку

 

Хватил, и на попятный тут же.

Вновь засмеётся, как ребёнок,

Нагонит дождь, устроит лужи,

И будет шумен, весел, звонок.

 

Зимы последыш, обаяшка,

Сияет солнцем, сыплет снегом,

Испачкав белую рубашку,

Умчится, март позвав к забегу.

Т. Лаврова

 

Радужные надежды

А до весны совсем чуть-чуть.

Февраль трубит прощанья песню.

Зиме под ярким солнцем тесно,

Весна торит капелью путь.

 

Сосулек талых тихий вздох

Тревожит сердце не напрасно.

А мир вокруг такой прекрасный!

Нет для восторга нужных слов.

 

Лишь свет улыбок ярок, свеж,

Чист вопреки морозной власти.

Душа полна любви и счастья,

Весенних радужных надежд!

Т. Лаврова

 

Февральские проказы

Зима хитрит, однако…

Февраль похож на март.

Решил с душой поплакать,

Вошёл в такой азарт.

 

Днём, в солнышке купаясь,

Щебечут воробьи.

Так дружно обсуждают

Проблемы все свои.

 

Худеют все сосульки

Так рьяно, без диет.

А снег, почуяв старость,

Водой спешит в кювет.

 

Февраль вздыхает, плачет,

С тревогой ждёт весну.

А шустрый март смеётся:

«Я зимушку верну!»

Т. Лаврова

 

Песни февраля (акростих)

Пойте, пойте, ветры злые,

Ежедневно, ежечасно.

Снег несите, дорогие,

На землицу в день ненастный,

И укройте лес дремучий.

 

Февралю под силу это.

Елей, сосен звук певучий

Ветру вторит до рассвета.

Разгулялись, вьюги, мрачно.

Ах, мороз, бодрит, проказник!

Ледяной красой прозрачной

Ясным днём уходит праздник…

Т. Лаврова

 

Посох февраля

Ах, февраль — обманщик, перебежчик.

Крутит — вертит, как на ум взбредёт.

За зимы сюрпризы он ответчик,

Ведь за ним весна-красна грядёт.

 

Ах, февраль… Рыдает и смеётся,

То мороз, а то капель звенит.

Вечером метелью колкой вьётся,

Днём на солнце зимушку бранит.

 

Ах, февраль, какой обманщик, право!

Буйство снегопада обещал.

Но не подарил свои забавы,

Посох марту слишком рано сдал.

Т. Лаврова

 

Февраль. Из цикла Времена года

А февраль гудит и дует в щёлочки.

В двери, окна, форточки стучит.

Волком воет, сыплет снег на ёлочки,

а к утру задумчиво молчит.

 

Терема, дворцы возводит знатные,

раздаёт алмазы, серебро,

горки для катанья аккуратные.

Щедро дарит зимнее добро.

 

Не пугай, февраль, не злись морозами,

рассади на ветках снегирей.

Разукрась в домах все стёкла розами

и весны дыханьем нас согрей.

Т. Лаврова

 

Уставший февраль

Февраль к весне торопится на бал,

метёт позёмкой, щиплется морозом.

Он от ветров и стужи так устал,

в душе мечтает о тепле и розах.

Т. Лаврова

 

Февральская песенка

Динь, динь, дон зазвенела сосулька,

Ветру хмурому спев в унисон.

И холодной серебряной струйкой

Капли брызнули вниз на бетон.

 

Кап, кап, кап — ледяными слезами

Потекли ручейки с талых крыш.

Солнце снег растопило лучами,

И заплакал февраль, как малыш.

 

— Пощади, не губи, ещё рано,

Не проснулась красотка-весна.

Пусть поспит, не почует обмана,

Не буди ты её ото сна.

 

Март досужий разбудит хозяйку,

Отогреет дыханьем, зажжёт,

Воробьиной весёлою стайкой

Песню радости ей пропоёт.

 

И тогда — динь, динь, дон — тонко-тонко,

Кап, кап, кап день и ночь напролёт

Ярко, весело, чисто и звонко

Вся природа вокруг запоёт.

Т. Лаврова

 

* * *

Грустить не стоит, право, в феврале…

Ещё чуть-чуть…Ещё такая малость —

зима уйдет…Ну сколько ей осталось

на этой грешной царствовать земле?

Грустить не стоит, право, в феврале…

 

Ты шёпот нежный слышишь за спиной?

От тёплых слов, вселяющих надежду

с души слетают белые одежды,

чтоб просто жить и просто быть собой…

Ты шёпот нежный слышишь за спиной?

 

В глазах родных не страшно утонуть —

как в зеркало смотреть — не насмотреться…

Они простят вину, согреют сердце,

поймут всегда. Вглядись в их глубину…

В глазах родных не страшно утонуть…

 

И жадно пить заветную мечту,

припав губами нежно к вишням спелым…

Закрыв глаза, в алмазах видеть небо…

И в счастье быть, не пряча наготу…

И жадно пить заветную мечту…

 

Грустить не стоит, право, в феврале…

Весна в пути — не может быть ошибки…

И вдруг лицо осветится улыбкой,

милей которой нет на всей земле.

Грустить не стоит, право, в феврале…

В. Леденева

 

Фотошоп

Наклеив небо на февраль,

Наносим ретушь —

Дома, столбы, теплоцентраль…

Деревья? Нет уж.

 

Дома, столбы, ещё столбы…

И, с видом глупым,

Обводим серые клубы

Над серым клубом.

 

Слегка подчёркиваем даль,

Подводим реки,

Чтоб не просвечивал февраль

В свои прорехи.

М. Придворов

 

Февраль

Ты не вой, февральский ветер,

Не сберечь зимы покой,

Ночь короче, и день светел,

И запахло вдруг весной.

 

Разгулялся в чистом поле,

Вихри кружишь до утра,

Как игривый конь на воле,

Бьёшь снежинками звеня.

 

Не мети, не строй заносы,

И дороги леденя,

Не зови к себе морозы

В зябкий месяц февраля.

Г. Рукосуева

 

Февраль. Чайковский

Мороз крепчает. Снега хруст.

Дымок над избами струится,

А по дороге тройка мчится,

И в белой дымке каждый куст.

 

Зима. Февраль. Блины пекутся.

Звенит бубенчик за окном,

Забылся кот у печки сном,

И ткани свадебные ткутся.

 

А на дворе веселый смех,

Поются песни, слышен свист,

Гармонь терзает гармонист,

Пора предпраздничных утех.

Л. Кузьминская

 

Итак, февраль...

Итак — февраль. Зима в ущербной фазе,

Но цепко держит зимние ключи.

Их не отнять вот так, легко и сразу.

Затéпли возле кресла две свечи —

 

Пускай они в февральский сумрак греют

Остуженные за’ зиму слова —

И, может быть, я стану чуть смелее,

И, может, ты осмелишься сперва

 

Взглянуть в глаза с улыбкой виноватой,

Сказав, что ревность глупая слепа.

Потом предложишь кофе, как когда-то,

Когда осенний лист в ладонь упал.

 

Мы снова, грея пальцы чашкой кофе —

Одной, что держим бережно в руках,

Засмотримся на тонкий лунный профиль,

Знакомый — и таинственный слегка.

 

Февраль, конечно, вовремя и к сроку,

Зима ещё достаточно долга…

Но где-то пробудился первый крокус,

Готовясь пробиваться сквозь снега…

Л. Клёнова

 

Февральское

.......«...и то и дело

.......свеча горела на столе, свеча горела…»

................................ Б. Пастернак

 

Открыт февральских снов подстрочник:

Читай, рифмуй, сходи с ума…

Февраль ничуть не озабочен,

Что завершается зима.

 

Ещё натешится он вьюгой,

Под ноги бросит звонкий лёд,

По морю снега белым стругом,

Как белой чайкой, проплывёт…

 

Но как он душу режет болью —

Не потому, что зол и рад —

А просто он держать не волен

В себе жемчужных веток клад,

 

И хрустали уснувших речек,

И серебро морозных звёзд,

И светлый взгляд, что всё не встречен,

И безответный тот вопрос…

 

О, нет, он вовсе не беспечен —

В метелях плачет он и сам…

Но он уверен — болью лечат,

Когда не справиться сердцам,

 

Что верят в май, хоть не резон им,

Но верят вновь, лелея боль —

Пока свеча горит бессонно

И греет тихую любовь…

Л. Клёнова

 

Спохватилась зима... Февраль

                …Кормит с ладони мошек

                Джин-огонь, обитающий в фонаре…

                Олег Паршев

 

Нынче вьюга с позёмкой венчается,

Календарный исписан листок.

Спохватилась зима, что кончается:

Вышел, видимо, царствовать срок.

 

Запоздало засыпала улицы,

На заборах сплела кружева.

Под периною снежной сутулятся

Фонари, пробудившись едва.

 

Джин-огонь, в фонарях обитающий,

Кормит крошками света февраль…

Обстановочка, в общем-то, та ещё:

Для души, для холста, для пера.

 

Под тяжёлою шапкой собольею

Дышит дерево снежной пыльцой.

И пейзажи, январские более,

Наконец-то явили лицо.

 

На дорогах расчищенных — вот тебе! —

В мокром блеске машины бегут…

Чей-то транспорт, забывший про оттепель,

Спит, до самой макушки в снегу.

 

И взбивает перину пуховую

В небе кто-то усердно весьма…

Затеряется звонкой подковою

На дорогах весенних зима…

Л. Клёнова

 

Конец февраля

Ворвался ветер — ветреник и враль,

В окошко неба — то, где синь смеётся…

А за окном дотаивал февраль

В лучах пока неласкового солнца.

 

Но март тепла штрихи прорисовал

Из-под снегов весёлой талой влагой —

И вот уже взошёл на пьедестал

Подснежник первый синею отвагой.

 

А ветер новый — ветер перемен

Ласкал иначе лица и одежды,

И сумасшедший первый цикламен

Возник легко в камнях — и где-то между

 

Утрат зимы и мартовских забот,

Февральских вьюг — и ласковых апрелей…

И с ним, я знаю, нежность прорастёт

В душе, что в зиму тлела еле-еле —

 

Она вздохнёт, и… Нет, не удержать

Земным цепям лукавую беглянку!

И распахнёт весна твою тетрадь,

И свой мольберт раскроет спозаранку.

 

Не пожалев ни красок, ни цветов,

Добавив птичьи трели в ароматы,

Весна из зимних вырвется оков —

И я в неё поверю!

Как когда-то…

Л. Клёнова

 

Февраль

Бродят по свету

Белые ветры —

Снова настал февраль.

Белая небыль

Сыплется с неба —

Кто ее там собрал?

 

Ветки деревьев —

Будто бы древний

И дорогой хрусталь.

Только летая,

Их заметает

Снегом своим февраль.

 

Выправив ноты,

Тихое что-то

Вечер мне наиграл,

Но фортепьяно,

Грустный, чуть пьяный,

Снегом покрыл февраль.

Л. Тухватуллина

 

Февральское...

Хочется лета мне, но...

Нынче для лета — не срок.

Что мне предъявит окно

В зимний понурый денёк?

 

Может весны караван

на горизонте?   Едва ль...

Множество белых семян

Сеет трудяга-февраль.

 

Сеет усердно весьма

И плодотворен посев:

Вновь расцветает зима

В кипенно-белой красе.

 

Что же, прогнозы ясны,

И до тепла путь далёк.

Но приближенье весны

Мне нашептал ветерок.

Н. Радолина

 

Февраль...

Февраль как будто дразнит нас...

То солнечным деньком одарит,

То вдруг морозом так ударит,

Что искры сыплются из глаз.

 

Непостоянный и шальной.

Сам не поймёт, чего он хочет:

То Зиму долгую пророчит,

То грезит встречею с Весной.

 

Он мысли о своём конце

Не допускает. И не тужит.

Сегодня он позёмкой кружит,

С беспечной миной на лице.

 

И пусть немного он короче

Других собратьев по Зиме,

Доволен участью вполне.

Он, словно бы и знать не хочет,

Что скоро кончится Зима,

И нас теплом накроет Март.

Н. Радолина

 

Особый день

Испытывает нас

Природа в день любой:

То холодом обдаст,

То опалит жарой.

 

То вдруг нагонит тьмы,

Отдав во власть дождей,

И словно тени мы

В плену бесцветных дней.

 

Но вот пришёл февраль:

Метельный, заводной.

В нём меньше дней (не жаль)

И пусть морозно, но

 

Под тяжестью одежд

Дойдём до грани тьмы,

Вступив в особый день —

Последний день зимы.

Н. Радолина

 

* * *

Февраль уходит ветреный и снежный,

Под занавес засыпал все кругом,

А март — тревожный месяц и подснежный

На солнышке разнежился клубком.

 

Февраль уходит, нервно треплет крыши,

Гремит железом, тянет провода,

А небо все приветливей и выше

И распускает ручейки вода.

 

Февраль уходит. Небо красит красным,

Морозит щеки мартовский закат,

И тонким слоем утренним — атласным

Скрывает ранки местных автострад.

 

Февраль уходит, уступая марту,

Непредсказуемый, пронзительный февраль,

Прошла зима... Земля готова к старту,

И бьет на счастье ледяной хрусталь.

М. Бойкова

 

Демисезонная зарисовка

Озябшею рукой за край календаря

Цепляется зима, в надежде удержаться,

Но, как тут не крути, страничка февраля

Оторвана почти, пришла пора прощаться.

 

Пришла пора забыть морозы и метель,

Пора, когда опять так хочется влюбляться,

И с радостью в душе под звонкую капель

Мечтательно прохожим улыбаться.

Л. Козырь

 

Февральское

Уходящий февраль заметает пути отступления,

Тусклый свет фонарей пробивается сквозь снегопад…

От зимы не сбежать: я, заложник её настроения,

На измятом листе сочиняю стихи невпопад.

 

Город пойман в капкан: опоясан, опутан дорогами,

Ни пройти, ни проехать — заторы на каждом шагу,

Но февральский покой не разрушить пустыми тревогами,

Город спит… Утопая, теряясь в пушистом снегу.

Л. Козырь

 

* * *

И кончился январь!

Засыпано, затоптано,

И рад, что пронесло,

И жаль, что не вернуть.

Но кончился январь,

Февраль шумит за окнами

И не дает забыть,

И не дает уснуть.

 

Ты врешь, что не права

И что не все потеряно —

Не стоит, мол, спешить:

Дорога не ясна...

Но — кончился февраль

С морозами, с метелями.

Тебе милей зима,

А мне нужней весна.

 

И вот — рассвет едва —

И сразу небо клочьями,

И южный ветерок

В лицо водой плеснул,

И кончился январь!

А если б и не кончился,

То я бы все равно

Ушел искать весну!

В. Ланцберг

 

Последние зимние дни

Уносят заветной лыжни две блестящие нити

Меня в неизвестность далёких лесных уголков.

Рисует рябина поклёванной птицами кистью

На небе февральском весенний полёт облаков.

 

Не скучно в лесу одному, здесь светло и чудесно,

Чирикают звонко синицы, ручные почти.

Последние зимние дни наслаждаюсь я лесом,

Чтоб с лёгкостью в сердце в весенние двери войти.

В. Бакулин

 

Февраль

Пришёл февраль.

Всё вроде бы как прежде,

Но присмотрись —

Не так, как в январе...

Чуть потемнели снежные одежды,

Сугробы сникли, хмуро на дворе.

 

Стоит февраль.

Он не апрель, конечно.

И март маячит где-то вдалеке.

Но было так всегда и будет вечно —

Февраль недолго правит на земле.

 

Метёт февраль.

И что-то изменилось —

В природе малость, большее в душе.

Умчит он вдаль, оказывая милость.

Зима уступит первенство весне.

Н. Лешукова

 

Февральское

Вечереет. Розовым закатом

Тронута сплошная синева

И сверкают серебром и златом

Сотканные тонко кружева

 

Убегает снежная дорога

Мимо сосен. Старый, отчий дом

С тонкою рябиной у порога,

Манит и уютом, и теплом.

 

В воздухе знакомо пахнет дымом,

Солнце сонно клонится к земле…

Я любуюсь уголком любимым

В снежном и холодном феврале,

 

А вокруг ни шороха, ни звука

Тишина, пронзающая слух...

Зимний вечер землю убаюкал

И укутал в белоснежный пух.

Л. Шкилёва

 

Хозяйка-зима

Февраль заплакал как-то спозаранку,

Хотя вчера еще скрипел мороз,

Всю душу сразу, будто наизнанку,

Потряс тепла капризного гипноз.

 

И зачернела от тепла дорога,

Просел ковёр на вспаханных полях,

От солнечного яркого ожога

Капель запела в звонких хрусталях.

 

Но к вечеру зима хозяйкой стала,

И февралю напомнила права,

Дорогу снова снегом подметала,

И вьюгам добавляла колдовства…

К. Жосан

 

Февральская оттепель

Какой чудесный выдался денёк,

Сияет солнце! Небо голубеет!

Без снежной шапки залысел пенёк.

Капель звенит! Кот на пригреве млеет.

 

Мальчишкам невтерпёж! Гоняют мяч.

Шарфы и куртки, шапки — всё в сторонке!

Щенок, играя с ребятнёю, — вскачь.

Хвостом виляет, лает от восторга.

 

А воробьи, усевшись на плетень.

Галдят без умолку, чирикают о чём-то.

И съехало с макушки набекрень

Ведро Снеговика с еловой чёлкой.

 

На оживлённых улицах народ

Снуёт. Кто по делам, кто от безделья.

Не верится, что снова, в свой черёд,

Нагрянут к нам февральские метели.

 

А хоть и так! Всё легче на душе!

Оттаяли, согрелись — вот и славно!

Ведь всё равно зима к концу уже.

Не зря ж весна нам свой привет прислала.

В. Шемякина

 

Первый день февраля

Первый день февраля...

Холод жуткий оттенка индиго,

Под окном тополя

Дремлют в инее скорбно и тихо.

 

Сизый воздух застыл

В тишине непривычной и гордой,

Чай на кухне остыл,

И першит чуть простудою горло.

 

Чистый лист под рукой

Хладнокровно хранит безупречность,

В доме тишь и покой...

До весны ещё, кажется, вечность...

 

Льдом покрыта земля,

Мёрзнут щёки, коленки и руки,

Первый день февраля

Скован холодом нашей разлуки...

С. Пугач

 

* * *

Ни зима, ни весна — февраль...

Непогода и серость дней,

Облаков в мокром небе хмарь,

С грустной музыкою дождей.

 

Они, слёзами, по стеклу,

Что-то пишут мне о себе...

Что конкретно, я не пойму —

Размывается смысл в воде.

 

Я ничем не могу помочь:

Для погоды я — не указ...

Снова день переходит в ночь,

Вновь льют слёзы с небесных глаз

 

Ни зима, ни весна — февраль...

Настроение — так себе.

Вот бы лёгких снегов вуаль,

Да с морозцем… — как в январе!..

 

Но покуда расклад таков:

Ни зима, ни весна — февраль...

Сердце хочет весны, цветов,

И тепла... и прогнать печаль.

И. Буланова

 

Февральский вернисаж...

Словно в сахаре, гроздья рябины,

А на елях, как сливки, снега,

Инеем, с серебром паутинок,

Ветви клёна накрыла зима.

 

А березки, в нарядах жемчужных,

В хороводе поодаль стоят...

Красота!.. Даже слов тут не нужно:

Всё равно будут все невпопад.

 

Мир вокруг первозданно-прекрасен...

На границе зимы и весны:

Просто дивная зимняя сказка

Белоснежности и тишины...

 

Словно в сахаре, гроздья рябины,

Терпковато-прохладны на вкус...

Я спугнула конвой воробьиный —

Улетели в момент... ну и пусть!

 

От души наслаждаюсь красою

Восхитительных зимних картин…

И Февраль ходит рядом со мною —

Волшебства и красот господин.

 

Солнца луч, как улыбка природы,

Пробежал по пушистым снегам...

Ведь и правда: плохой нет погоды —

Ты в душе её делаешь сам!

Ты в душе её делаешь САМ.

И. Буланова

 

* * *

Февраль отметился снежком...

Ну надо же — какое чудо!

Снег сыпал с неба отовсюду,

Вмиг мир укрыв своим ковром.

 

Снежинки падали, кружась,

В каком-то необычном танце...

И было сложно догадаться,

Что это было... но не вальс.

 

Февраль смеялся... ведь ему,

Что мы подумаем, не важно:

Он знал, что снега ждал тут каждый,

И просто исполнял мечту.

 

На город падал белый снег,

Пушистый, сказочно-прекрасный...

Он детством пах, мечтами, счастьем...

Звал прикоснуться к чуду всех.

 

Февраль доволен был сполна

И улыбался, как мальчишка:

«Ну вот вам, люди, и зима!

Как замечательно всё вышло!»

 

Да, это был восторг души,

Желанное, до дрожи, чудо!..

Кружась, снег падал отовсюду,

В момент украсив мир и жизнь.

И. Буланова

 

Февраль, как паж...

Февраль, как паж, при двух прекрасных дамах...

Одна из них — волшебница-Зима.

Порой, как королева, своенравна,

Но чаще, не по статусу, добра.

 

Мудра, строга, но очень справедлива,

С дарами новогодья волшебства,

Чиста и восхитительно-красива,

В убранстве из снегов и серебра.

 

Тут просто невозможно не влюбиться

И в Зиму, и в красу родной земли...

Пейзажи эти долго будут сниться,

Волнуя безупречностью умы...

 

Зима, пожалуй, сдержанно-прекрасна

В минимализме красок и тонов,

Но сколько в ней искрящегося счастья,

Ребячьего восторга... что нет слов!

 

Но иногда случается такое,

Чего быть однозначно не должно:

И в Феврале... запахнет вдруг Весною,

Растает снег, сосульки плачут, но...

 

Ещё не время, и Весна уходит,

Отправив всем воздушный поцелуй...

Как джентльмен, Февраль её проводит...

Зима смеётся: «Братец, не балуй!..

 

Весна — она такая: обнадёжит,

А явится, когда наступит Март...

Поэтому, дружочек мой хороший,

Не по сезону нынче твой азарт!

 

Я понимаю: ты у нас галантный,

Но тут твоя манерность ни к чему:

У вас с Весной, увы, нет общих планов,

Для этого есть Март, а посему...

 

Я предлагаю сделать нынче праздник:

Со снегопадом, будто в сказке, и...

Вновь отбелить снега и серость красок,

После ухода озорной Весны.

 

У нас с тобой в запасе три недели,

Поэтому работаем, мой друг!

Ай, молодец, снежинки полетели...

И всё преображается вокруг.

 

Ну, а Февраль с улыбкою проходит

Мимо орущих во дворе котов,

И, снегопадом, красоту наводит,

С волшебным ароматом вешних снов...

И. Буланова

 

Собирал Февраль…

Собирал Февраль в рюкзак

Белые снега, морозы,

Небо в снежных облаках,

Кем-то брошенные розы,

Что остались умирать

На снегу, холодном, белом…

И пытался всё понять,

Как так можно было сделать?

 

Разложил в коробки он

Серебристых нитей иней,

Звёзд хрустальный перезвон,

От мороза в небе синем.

Проводов печальный стон,

Благовест, летящий в небо,

Словно кашель, крик ворон

По утрам, и скрипы снега.

 

Блеск сосулек, лёгкий дым,

Что из труб струится в небо,

Узор с окон и витрин… —

Всё, что с ним уходит в небыль.

Он неспешно собирал

Всё своё — чтоб не оставить…

Март письмо вчера прислал:

«Жди — иду… с Весной поздравить!»

И. Буланова

 

* * *

Снова Февраль наступает —

Месяц последний зимы.

Вместе с собою приносит,

Вьюжной полно кутерьмы.

 

Хоть обещает укутать,

Снегом искристым сполна,

Не напугать нас бродяге —

Не за горами Весна!

 

Скоро пробудятся почки,

Ну, а сначала — капель

Нам известит о приходе,

Тёплых и солнечных дней.

 

И на душе отогретой,

Станет намного светлей,

Небо, совсем голубое,

Вскоре подарит Апрель.

 

Ах, размечталась! И, что же?!

Кто-то из нас не мечтал?

Мысли такие, похоже,

Нам навевает ФЕВРАЛЬ.

Г. Волченкова

 

Февраль

Февраль мой жалок и простужен,

Пьет чай с медком на посошок,

Ветрами рваными потуже

Перетянув свой кожушок.

 

Над ним сосулек жирных дули

За крышу держатся всерьез,

Хотя капельные ходули

Несут по всей округе SOS.

 

А он, арканя ловко ветры,

Готовит парус на весну,

Меняя валенки и гетры

На далей свежую волну.

 

Весну-красну он первым будит,

Неся ей солнца рыжий блин.

Ее то греет он, то студит...

И весела Маслена с ним!

В. Киселева

 

Конец февраля

Странный сегодня день:

Тихий, погожий, ясный;

С деревьев длиннее тень,

Сверкает снежок атласный.

 

Безмолвно синеет даль,

Как много от солнца света.

Подходит к концу февраль —

Не сразу, но видишь это.

 

Дрожанием хвойных век

Свой сон прерывают ветки,

И падает с веток снег,

Сбегая из тесной клетки.

 

То шорох вокруг, то стон…

И снятся природе вёсны.

Но крепок пока что сон,

И вновь засыпают сосны.

 

Безмолвно синеет даль…

Как тихо сейчас на свете.

Давай помолчим, февраль,

Пока не проснулся ветер.

Е. Мельников

 

Метель в феврале

Вторая зима мне глаза занесла,

и омут большой, что соткал нам февраль,

нельзя отодвинуть движеньем весла,

как будто тонуть совершенно не жаль.

 

И я утопал в пелене снеговой,

и улица тоже тонула со мной,

деревья чертили надрывный узор,

с которым смирялся наш парк городской.

 

Припомни размеренный снег января,

припомни метель в первый день февраля,

припомни шум газа на кухне в котле

и бисерный лёд на столбе фонаря.

 

Так будем же славить метель в феврале

за то, что на каждом оконном стекле

она оставляет изменчивый след

и пьёт по глотку человеческий бред.

А. Шевченко

 

Февраль

А за окнами летит снег…

А быть может — с тополей пух?

А за окнами звенит смех —

К нам Февраль спешит во весь дух!

 

Пересмешник он, Февраль-враль!

Разложил пасьянс из дней-карт…

Власть его — в осколке льда грань,

Вот растает — и придёт Март…

 

Что за диво: за окном снег

Превратился в лепестки вдруг?!

Ты поверишь не зиме — мне,

Не словам, так теплоте рук.

Е. Миронова

 

* * *

Завывает Февраль за окном

Грустной песней пастушьей свирели

Звуки зимних рапсодий, — метели,

Исполняют в буране ночном.

 

Зацепившийся в проводах

Вихрь рвет их, гитарными струнами,

То созвучными, то безумными,

Переборами в низких тонах.

 

Ветра свист, — залихватски-шальной,

Угрожающий и встревоженный.

То, вдруг, скрипки отзвук восторженный

Отзовется звенящей волной...

 

Сквозь минорный аккорд фагота

Это чудится или слышится?

Обязательно, да отыщется

Предвесенняя звонкая нота!..

 

Рассыпается песнь серебром,

Ожиданием вновь разжигая,

Каждой вьюгой Весну приближая...

Завывает Февраль за окном...

Г. Волошина

 

Разгулялась поземка. Февраль

Разгулялась поземка под вечер,

запуржило, завыла метель,

бьется в окна порывистый ветер, —

то февраль постучался к нам в дверь:

— Принимайте радушно, как гостя,

да помягче готовьте постель,

угодить февралю очень просто, —

пусть стелит ее девка-метель!

 

Нет девицы прекрасней метели,

всем она, как никто, хороша,

белолицая, пышная в теле,

и незлая при этом душа, —

одеялом из снега укроет,

колыбельную песню споет,

одарит и теплом, и покоем,

проведу с ней всю ночь напролет!

 

Неразлучны февраль и метели,

и от жара взаимной любви

лед растаял, сугробы осели,

знать, весна уже где-то в пути!

З. Сергеева

 

Февраль

Холодный город ледяной

Заснул под песню белой вьюги.

Февраль прозрачно-голубой,

Морозный воздух зыбкий хрупкий.

 

А утром солнце на стекле

Узор разбавит золотинкой.

В стеклянной зимней тишине

Чуть слышно, как звенят снежинки.

О. Козловская

 

Конец февраля

Слабеют морозы, метели…

Прищуришь от солнца глаза —

Сверкают дневные капели

И в небе ясней бирюза.

 

Вот ворон кружится над лесом,

Зиме предвещая конец.

Свои у него интересы:

Подружку зовет под венец.

 

Клесты у гнездовий хлопочут:

Птенцы появились на свет.

Всё реже морозные ночи.

И лес ожиданьем согрет.

 

Февраль присмирел на исходе.

Днём ярче, теплее лучи.

А в марте и соки забродят,

И сон растревожат грачи.

 

Дыханье весны ощутимей:

Слышны голоса косачей.

И первым запел вместе с ними

Звенящий, хрустальный ручей.

Д. Толстой

 

* * *

О чем задумался, Февраль,

Забыв метельные забавы?

Притихла снеговая даль,

Ей слышно: шевелятся травы.

 

Еще немного — и ручьи

С веселым гомоном прольются,

Вернутся шумные грачи,

Дни соловьиные вернутся.

В. Федотов

 

* * *

Ну, здравствуй, Февраль, старина-коротышка,

Заснеженный вьюжный шутник!

Сияет весеннее солнце в ледышках

Морозных улыбок твоих.

 

Я помню, как пела метель в многостишьях,

Сколь грозен Февраль и суров.

Но ты мне скажи, отчего в дни затишья

Так ласков лазоревый кров?

 

Глубокие краски так тёплы и свежи,

Что взгляд опуская с небес,

С невольной досадою видишь всё те же

Сокровища зимних чудес.

 

Ты шутишь, Февраль, что не сыграны трели

Последних буранов твоих.

Но ты мне скажи, отчего вдруг запели

На голых ветвях воробьи?..

 

Смотри, как танцуют озябшие птахи,

Как слажен их праздничный хор —

Как будто закончились зимние страхи

И Смерть проиграла свой спор.

Г. Томберг

 

Февральский день

Февральский день светлеет на глазах,

Но солнце долго нежится в постели.

И нет еще тепла в его лучах,

Еще тревожат снежные метели…

 

Скрипит мороз, студеные ветра

Качают зиму в белой колыбели.

И снится ей заснеженность двора

В прозрачно-серебристой акварели…

Н. Мышкина

 

Последний день зимы

Последний зимний день —

Он пасмурен, простужен,

Он пасынок зимы,

Не праздничен, не брит,

И никому уже

С пургой своей не нужен,

И сердцу ничего

Числом не говорит.

 

Его переживём

На выдохе терпенья,

Ведь на мосту никак

Не развести костра,

Помянем тишиной

Седой зимы успенье,

Ещё одной зимы…

И вступим в март —

С утра.

Е. Щетинина

 

Февраль

Ещё нигде ручьёв журчащих нет,

С крыш не звучат сосулек менуэты,

Всё также продолжает белый снег

Ложиться средь деревьев чёрных веток.

 

Не виден той заснеженности край,

И наших чувств характер тёпло-летний

Холодно-белым делает Февраль —

Зимы защитник верный и последний

 

Но среди вьюг февральских виражей,

Хоть и мороз всё крепче и сильнее,

Приходят вдруг и мысли посвежей,

Да и мечты становятся светлее:

 

Найдём вновь то, что растеряли мы,

Что сменится, во что бы то ни стало,

То чёрно-белое кино зимы

Цветным весенним добрым сериалом.

В. Солнцев

 

* * *

Февраль поет на струнах вечеров,

Из пустоты любви навстречу звуки,

И горький аромат весны — разлуки,

Расправил сети в царстве зимних снов.

 

По небу снова кистью акварель —

Лилово-апельсиновые своды,

В морозных красках матушки-природы,

Ночами ворожит еще метель.

 

Зима усердно сторожит сердца,

Под бусинами звезд, в седых равнинах,

Снегами пишет чудные картины,

И, кажется, не видно ей конца.

 

Напевы строк пророчат новый взлет,

Холсты зимы в морозной канители,

Разбавят отзвуки шальной капели,

На струнах вечеров февраль поет…

Л. Иванова

 

Переменчивый февраль

Замутила непогода

Ветреный коктейль,

Февралю свистит в угоду

Несколько недель.

 

Сны чудные: то согреют,

То морозом рвут,

То кошмары галереей,

То лицом в траву.

 

Словно веточка мимозы,

Вспыхнет солнца луч.

О тепле и лете грёзы,

Сон, как мёд тягуч…

 

Облака — они заплатки

В полотне небес,

А февраль играет в прятки,

Веселясь окрест.

Е. Долгих

 

Обычно мой февраль...

Обычно мой февраль задумчив, тих,

А нынче встретил ветром, холодами.

И чёрно-белый за окном триптих —

Дома, дворы, покрытые снегами.

 

И две вороны, всем наперекор

Затейливо ругаются на ветке.

Чтоб прекратись не дружеский раздор,

Осыпал снегом вмиг хозяин меткий —

 

Простуженный осипший друг-февраль.

Горячий чай с медком на подоконник

Поставлю. Пусть полечится, мой враль,

Мой неуклюжий преданный поклонник.

 

Он обещал мне оттепель и вот,

Болеет сам, округа в лютой стуже…

Ах, да, забыла! Високосный год!

Февраль длинней, но никому не нужен…

 

А он, по сути, так неприхотлив.

Налью сто грамм…согреется, испив!

Е. Долгих

 

Сретение

Робко с крыш закапало,

Потеплело в доме,

Ветер с юго-запада:

Чуть — и переломит

Холода ворчание.

Дни длиннее стали!

Полыней венчание

Украшает дали,

Радостно, доверчиво

Тенькают синицы

Поутру и вечером.

Белые страницы

Снега потемнели…

Мне всё чаще снится

Звонкий стук капели.

Е. Долгих

 

Февраль пуржит

Метёт, метёт…

За перемётом перемёт.

Сугроб, что кот,

Лёг в переулке на живот.

 

Угрюм февраль,

Накинул снежную вуаль

На дом, окно

И настроенье заодно.

 

Куда не глянь,

Покрыта сединой земля,

Длиною в жизнь

Февраль по всей земле пуржит…

Е. Долгих

 

Февраль

Ещё сугробы за окном…

Но среди снега осторожно

Темнеют чёрные дорожки

Под наледью, как под стеклом.

 

Ещё так часто снег идёт,

Дорожки снова заметает,

Но солнце глянет — расцветает

Прозрачно-синий небосвод,

 

И кажется светлее даль

Сквозь ветки голые деревьев,

И тени на снегу сереют,

И ждёт, и ждёт весну февраль.

С. Селезнева

 

* * *

Закружился февраль белым лебедем,

В снежном вихре, мерцающей мгле,

Заблистал, будто в солнечном зеркале,

На морозном оконном стекле.

 

И снега заискрил вдруг сыпучие,

В белом инее снежная даль,

Отчего же ты слёзы горючие

Льёшь в полуденном свете, февраль?

 

С ветром споришь, от солнышка жмуришься,

Бродишь тенью средь шумных берёз,

И грустишь, и смеёшься, и хмуришься

В полудрёме сомнений и грёз?..

 

Тихо таешь, морозцем чуть балуешь,

Льдистой дымкой струится печаль —

Оттого, что Весну в гости жалуешь,

А Зимы так безудержно жаль!..

Е. Ревакова

 

* * *

Февральский снег устало лег на ветви

Вздыхающих о лете тополей.

Медовый диск бросает капли света

На девственность серебряных полей.

 

В густом лесу уснувшая природа

Надела подвенечный свой наряд.

Танцуют вальс бурлящей речки воды,

Разглядывая зимний маскарад

 

Весна одарит звонким пробужденьем

Притихший в ожиданьи снежный лес,

И музыкой безудержной капели

Польется возрождение с небес!

Т. Шутко

 

Зима уходит

Зима уходит медленно, лениво...

Позёмкою цепляясь за газон...

И небо то лиловое, как слива...

То серое, как африканский слон...

 

Причём тут слон? Да ни причём, наверно...

Он просто — серый, как февральский день...

Который быстроногий словно серна...

И в белой снежной шапке набекрень...

 

В подбитой ветром одежонке куцей...

Но благородный, как наследный принц...

И, вероятно, мудрый, как Конфуций...

Готовый пасть перед весною ниц...

 

Зима уходит медленно, лениво...

Февраль несётся к марту, как экспресс...

И нет здесь парадокса и наива...

А только воля правильных небес...

В. Савицкая

 

Февраль

Широко внизу долины,

Льдится-вьётся санный путь,

— Динь-динь-дон, — пророчат льдинки —

До весны ещё чуть-чуть,

 

Всласть натешившись с метелью,

На дыбки — и вихрем — вдаль,

Унесётся предкапельный,

Колокольчатый февраль…

Г. Томилова

 

Февральский норов

Утро февральское страшно морозное,

Взоры прохожих пасмурно-слёзные:

Очень коварна зимка-морозушка,

Щиплется больно, как злыдня-лебёдушка.

 

Утро февральское норовом лютое,

Ветры прощальной зимы пресловутые:

Вредные, колкие, хлёсткие, дерзкие...

Есть основанья для этого веские.

 

Утро февральское холодом славится:

Злится зима, что стремительно старится,

Что приближается время прощания.

Ей ненавистно на год расставание.

 

В утро февральское зимушка хмурая.

Старость не в радость — прощанье понурое...

Видно, рассержена вешнею смутою,

Вот потому-то и стужею лютая.

Н. Самоний

 

* * *

Февраль — ловкач. Всегда двум дамам служит,

Недаром же он ветреный такой.

Сегодня с зимушкой хрустальной дружит,

А завтра под венец пойдёт с весной.

 

Сто раз на дню меняются капризы —

То редкие снежинки принесёт,

То вмиг всю землю, крыши и карнизы

Метелью неуёмной заметёт.

 

А то всё солнышком вокруг осветит,

С сосулек слёзы грустно побегут.

Наделает проталин и отметин

От птичьих лапок на сыром снегу.

 

То он грустит, то весело хохочет.

В смятенье чувств не знает, чего хочет.

Я с детства без ума от февраля —

Наверное — похож он на меня.

З. Полякова

 

Я вступаю в февраль

Я повсюду ищу

Свой священный Грааль.

Зажигаю свечу

И вступаю в февраль.

 

В круговерть белых дней,

В тайный заговор снов,

В переплёты теней,

В переделки снегов.

 

В недомолвок страну,

В неразгаданность тайн.

И в себя загляну

Через снежную скань.

 

Я в февраль, словно в лес

Колдовской попаду.

И в холщовость небес

Упаду… пропаду.

 

Нужно ль чашу искать?

Всю до дна ли испить?

Мне — ковать свою скань,

Мне — крутить свою нить.

 

Где снегов пастораль,

Жизнь по новой начать…

Я вступаю в февраль —

Льдинкой ставлю печать…

Н. Байкина

 

Танцующий февраль

Добро пожаловать в февраль,

Холодный и пушистый!

На окнах паутинка-шаль,

Снег кружит серебристый.

 

Он обещает танцевать

Под ноты зимней стужи.

Любовно щеки целовать

И к марту путь завьюжить.

Т. Ненашева

 

Дружок февраль

Очнись и снегопад обрушь,

Дружок февраль!

Опять своих зовёт кликуш

Подмарток враль.

 

Бунтуй, разбей голубизну —

Осколки врозь

И дыма белую струну

Сосулькой брось!

 

Сугробов дикие стада

Тебе пасти.

Держи поводья-холода,

Не отпусти!

Т. Кайсарова

 

Февральские сугробы

Февральские сугробы чуть осели,

Давно в них нет декабрьской белизны.

Зима уже навряд ли перестелет

Свои снега, в преддверии весны.

 

Наступит март, под яркими лучами

Растает снег, деревья оживут…

Сугробы станут звонкими ручьями

И гимн весне, ликуя, пропоют!

Н. Онищенко

 

Я февралю скажу — входи

Я февралю скажу — входи,

Метель оставив за порогом,

Гостить тебе совсем не много,

С весною встреча впереди.

 

А с ветром в сговоре пурга

Из снега крутит белый кокон,

Сугробы выросли до окон,

Стоят, как снежные стога.

 

И мы, с озябшим февралём,

Побудем до прихода марта,

Во власти зимнего азарта

Нескучно время проведём.

 

Февраль, метелями играя,

Пусть пошалит ещё чуть-чуть,

Потом отправится он в путь,

С собою зиму забирая.

 

А уходя, оставит мне,

Из снега хрупкие букеты,

И сказок зимние секреты,

Хрусталь узоров на окне.

О. Гоголева

 

Февраль умеет паузу держать

Часы идут степенно, не спеша,

Вид из окна беззвучен и неярок.

Февраль умеет паузу держать,

Запрятав в долгий ящик свой подарок.

 

Февраль исполнен домыслов и дум,

Катает за надутыми щеками

Тянучки-карамельки на меду

И дни свои короткие считает.

 

Заканчивая времени учет

На числах двадцать восемь/двадцать девять,

Он тонким и негреющим лучом

На «до» и «после» зимы наши делит…

 

Зима-шубейка городу тесна,

Дома хотят избавиться от шапок.

Подарком будет новая весна,

Которая почти всегда внезапна.

Е. Никандрова

 

* * *

Рассвет морозный... Ветер вьюжный завывает...

Но шапки снежные с берёз не может снять.

Холодной поступью февраль седой шагает.

Безмолвью белому сегодня не до сна...

 

Изящный иней лёгким кружевом ложится,

Берёзки белые невестами стоят...

Лес белоствольными узорами искрится,

Мерцает звёздным серебром его наряд.

 

Но, из-за строгих туч выглядывая, солнце

Преображает вздохом зимнюю красу.

И лес, от холода дрожащий, полусонный,

В лучистой песне чует робкую весну.

 

День просыпается... И зимние напевы

Суровой вьюги заменяет пеньем птиц...

Играет радугой его румянец первый,

Блистая радостными вспышками зарниц...

 

Ну, а берёзки... Белоснежный блюз танцуют,

Слегка отряхивая с веток бахрому!

И шлют воздушно-озорные поцелуи

В неуловимо исчезающую тьму!

 

Свои озябнувшие, тоненькие ветви

Они с надеждой лучезарной тянут в март.

И шепчут солнечным зайчатам тихо: «Где вы?!

Пора бы почкам новым силу набирать!»

Е. Буторина

 

* * *

Я рано-рано выйду в зимний сад,

Сегодня он торжественно опрятен.

И тихий грациозный снегопад

Душе моей созвучен и приятен.

 

Он не шумел, и ветер на дыбы

Не поднимался за решеткой сада,

А попросту, имело место быть

Волшебное явленье снегопада.

 

А ты дыши, душа моя, дыши.

Здесь дышится легко, и очень вольно.

Не оскорбили выхлопы машин

Еще с утра прозрачный этот воздух.

 

Вот вышел на прогулку чей-то кот,

Отряхивая лапочку за лапкой,

Через сугробы медленно идет,

Наполнен созерцанием и лаской.

 

Идет, цепочкой оставляя след

Один, вдали от суеты и шума,

И что-то говорит мне, что поэт

Скрывается под этой серой шубой.

 

Февраль, и скоро, стало быть, пора

Переходить в другое время года…

…Усталый дворник, выпивший с утра,

Все костерит зловредную погоду.

А. Беляков

 

Февраль

Февраль, попотчуй нас прохладой,

Позёмкой жгучей и лихой.

В разгар седой зимы порадуй

Деревья белою дохой.

 

Погрей любителей экстрима

Благим морозцем и пургой.

Зима нам так необходима,

Как в небе месяц молодой.

 

Февраль, мети свои сугробы,

Скреби позёмкой снежный наст.

На всей Руси тебе легко быть

Желанным месяцем для нас.

 

Твои снега белей, чем вата

Плывущих в небе облаков.

Твои снега богаче злата,

Земле так нужен твой покров.

 

Весной, когда снега завянут,

Когда озимые взойдут,

Тебя, февраль, добром помянут

И работягой назовут.

 

Февраль, ты месяц мой заветный,

Спасибо, милый, что ты есть.

А то, что днями самый бедный —

Ты не успеешь надоесть.

Г. Зенцов

 

Ну вот уже февраль уходит

Ну вот уже февраль уходит.

Засуетилась свиристель,

Весну почуяв на подходе

Сквозь треск морозов и метель.

 

Зима ещё вовсю хлопочет,

Укрыв деревья под вуаль,

И уходить совсем не хочет,

Но не обманешь календарь.

 

Весна теперь не за горами,

И замечаешь каждый день,

Как снег темнеет под ногами,

Длиннее от деревьев тень.

 

Струится в воздухе морозном

Весны щемящий аромат.

Зимы уловки и угрозы

Не повернут её назад.

В. Писаренко

 

Уход Зимы

Зима готовится к уходу,

А мне расстаться с нею жаль.

Опять играет в непогоду

Непредсказуемый февраль.

 

Другие вечно ждут чего-то,

И жить спешат, бегут вперед

Топтать весеннее болото

И слушать грозный ледоход.

 

В родных краях зима, как вечность,

По девять месяцев порой.

И ледяная бесконечность

Уже становится родной.

 

И мне, скорей, зима по нраву,

Чем ветер с Балтики и дождь,

Но я твержу себе лукаво:

— Теперь в столице ты живешь. —

 

И ад, и рай мне этот город,

Душа зовет в простор полей…

Где ты навек остался молод

В тиши заснеженных зыбей…

Н. Яковлева

 

* * *

Февраль перебирает провода,

Как будто струны арфы бесконечной.

Он точно знает — музыка излечит,

Ведь он уйдёт сегодня навсегда.

 

Февраль в печали — на пороге март,

Весенний, юный, подаёт надежды,

Капелью метит белые одежды —

Такой себе безудержный поп-арт!

 

Прощай, февраль! Ты был не так уж плох,

Твои морозы нас не утомили.

Мы, слава Богу, зиму пережили

И подвели очередной итог...

Н. Черкашина

 

* * *

Февраль. Кусаются морозы,

Но стоит солнышку взойти,

Преображаются берёзы,

Волшебный блеск! Весна в пути!

 

Река ещё лежит в оковах,

Но лёд в излучине померк.

А вдоль прибрежного покрова

Подсел заметно талый снег.

 

Светила яркого осада,

Лучей небесных стройный блиц.

И вот уже у палисада

Я слышу тиньканье синиц.

 

Под вечер холод с огородов,

Опять берёт мороз права.

Ведь зимних, вьюжных хороводов

Ещё не кончена глава.

А. Губенко

 

Стихи для детей

 

Февраль

Снег и свет,

И сиянье небесных просторов.

Воробьи, как в детсаде,

В их воплях счастливый восторг.

 

Покатилась зима

Со своих изумительных горок,

И позёмка котёнком

Пришла и легла на порог.

В. Бахревский

 

Хитрый месяц

Вьются белые снежинки,

Наша улица бела.

Замела метель тропинки

И сугробы намела.

 

Но короче стали ночи,

И чуть-чуть синеет даль,

Месяц тот, что всех короче,

Называется февраль.

 

Снег. Буран летит куда-то,

В снежных хлопьях старый бор.

Только знаете, ребята,

До чего февраль хитёр!

 

Солнце вдруг сверкнёт лучами,

Ручейки помчатся вслед, —

А весна уж за плечами,

И зимы в помине нет.

 

Хоть пушистый снег, как вата,

Но уже синеет даль…

Очень хитрый он, ребята,

Этот месяц враль-февраль!..

Е. Хоринская

 

Февральское утро

Скрипит лыжня под лыжами,

И палки чирк да чирк.

А меж стволами рыжими

Синиц весёлый цирк.

 

Как акробаты в воздухе —

То вверх, то вниз, то вбок.

Вираж, минутка отдыха

И снова кувырок!

 

Звенит из крон вихрастых:

«Тёх-пинь, тёх-зинь-зивень!» —

Что по синичьи: «Здравствуй,

Чудесный новый день!»

 

Сорока в хор добавила

Трескучий голосок,

И дятел по всем правилам

Подсыпал стукоток.

 

И выдала решительно

Весь свой репертуар

Ворона

В заключительном

Аккорде важном: «Кар-р-р!»

 

А утро на вершины

Льёт золото ручьём

И режет сумрак синий

Искрящимся лучом.

 

И лыжи мои весело,

То тише, то слышней

Свою выводят песенку

На голубой лыжне.

С. Школьникова

 

Февраль

Дуют ветры в феврале,

Воют в трубах громко.

Змейкой мчится по земле

Легкая поземка.

 

Поднимаясь, мчатся вдаль

Самолетов звенья.

Это празднует февраль

Армии рожденье.

С. Маршак

 

Февраль

В феврале, в феврале

Едет вьюга на метле!

По озерам и по рекам

Белым снегом замела

Черной ночи зеркала!

И звезде себя не видно...

Ей, наверное, обидно

За белесой пеленой

Быть невидимой звездой.

С. Козлов

 

* * *