пятница, 20 января 2017 г.

В России много библиотек? Министерство культуры РФ считает, что да


Об объединении Российской Национальной Библиотеки и Российской Государственной Библиотеки

         Евгений Водолазкин, писатель, ведущий научный сотрудник "Пушкинского Дома" (ИРЛИ, Санкт-Петербург):
- Известие о планируемом соединении РГБ и РНБ достигло Пушкинского Дома, и мы обсуждали его с коллегами в отделе древнерусской литературы, который долгие годы возглавлял Д.С. Лихачев. И у нас оно не вызывает ничего, кроме недоумения. Зачем нужно создавать единую мегабиблиотеку? Никаких аргументов в пользу мы не нашли. Зато есть огромное количество аргументов против. Сейчас в эти две библиотеки поступают "обязательные экземпляры". Маловероятно, что в случае объединения они будут поступать и в Москву, и в Петербург. Вероятно, они пойдут в Москву. Российская национальная библиотека в Петербурге является гордостью страны и прежде была Императорской публичной библиотекой. В Петербурге сильное научное сообщество, не слабее, чем в Москве. Но дело не отношениях Москвы и Петербурга, а в том, что это пагубно отразится на Российской национальной библиотеке. Это как в известном анекдоте об английском газоне, который нужно поливать и подстригать сто лет, чтобы он стал тем, чем является. А русская пословица гласит: "Не мудрено голову срубить, мудрено приставить". Если РНБ станет филиалом РГБ, будет разрушена многолетняя, двухвековая культурная традиция. Это будет вредно как для Питера, так и для Москвы. И в целом для России. Если мыслить в этих категориях, то следующим шагом будет соединение Третьяковки с Русским музеем. Заодно можно объединить "Спартак" с "Зенитом". И тогда будет полное "единство"! 


Новогодний подарок двум столицам
Об объединении Российской Национальной Библиотеки и Российской Государственной Библиотеки
Александр Мазурицкий, 10 Января 2017, 14:22 — REGNUM 
В конце 2016 г. в адрес председателя правительства Российской Федерации поступило обращение министра культуры Российской Федерации В.Р. Мединского с просьбой поддержать совместное предложение руководителей Российской национальной библиотеки (РНБ, Санкт-Петербург) и Российской государственной библиотеки (РГБ, Москва) А.И. Вислого и В.И. Гнездилова об объединении двух крупнейших национальных книгохранилищ. Под каток оптимизации попадают институты культуры национального и мирового масштаба, крупнейшие хранилища памяти и знаний. И это при том, что каждая из этих библиотек законодательно признана особо ценным объектом культурного наследия. Ведущие профессионалы в области библиотечного дела крайне негативно оценили инициативу соединения библиотек. ИА REGNUM предоставляет слово авторитетному эксперту в области библиотековедения, доктору педагогических наук Александру Михайловичу Мазурицкому
Прошлый, 2016 год, не успев начаться, уже взбудоражил библиотечную общественность Москвы и Санкт-Петербурга. Действующий директор Российской государственной библиотеки (Москва) А.И. Вислый был назначен на новую должность — директора Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург). Интервью А.И. Вислого, данное тогда газете «Известия», сразу же породило слухи о возможном слиянии двух национальных библиотек. Спустя ровно год эти слухи грозят стать реальностью.
Для непосвящённых напомним, что Российская национальная библиотека, находящаяся в Санкт-Петербурге, одна из первых публичных библиотек в Восточной Европе, которая как Императорская публичная библиотека открыла для читателей свои двери 2 (14) января 1814 года. Российская государственная библиотека тоже своими корнями связана с Петербургом. Созданный в 1831 году Румянцевский музей в 1845 году вошёл в состав Императорской публичной библиотеки. В связи с трудным материальным положением музея было принято решение о его переводе в Москву. 19 июня (1 июля) 1862 года императором Александром II было утверждено «Положение о Московском публичном музеуме и Румянцевском музеуме», ставшее первым юридическим документом, определившим управление, структуру и направления его деятельности. В советское время эта библиотека долгие годы носила неофициальное название «Ленинка». Да и в нынешние время можно часто услышать, как Российскую государственную библиотеку продолжают называть «Ленинкой».
За многие годы эти две замечательные библиотеки превратились в ведущие библиотечные центры не только России, но и мира. Каждая из них имеет свою историю, свои традиции. В каждой из них — свой пантеон выдающихся отечественных просветителей, внёсших вклад в создание, формирование и становление библиотечного дела страны. Но всё это в ближайшее время может кардинальным образом измениться.
В январе 2016 покинул свой пост директор Российской национальной библиотеки А.В. Лихоманов. На его должность был назначен директор Российской государственной библиотеки А.И. Вислый. И хотя официальной причиной отставки А.В. Лихоманова было названо окончание трудового договора, основные причины были совершенно другими. Министерство культуры, как учредитель, не было удовлетворено его работой в должности генерального директора библиотеки. Причины этой неудовлетворенности оставим за рамками данной публикации. Факт же назначения А.И.Вислого вызвал большое недоумение среди библиотечной общественности. Ведь только что дирекция РГБ с большим трудом отбила атаку 450 учёных, выступивших с критикой реформы, проходившей в библиотеке, которая привела к ликвидации ряда её важнейших отделов, таких как Отдел русского зарубежья, Научно-исследовательские отделы книги и чтения и «Информкультура». Зачем назначать директора одной из национальных библиотек директором другой национальной библиотеки? Все стали искать скрытый смысл в этом назначении. Тем более что министерство культуры никак не определялось в поисках кандидата на должность директора РГБ. Напомним, что после ухода из РГБ А.И.Вислого на должность исполняющего обязанности директора был назначен В.И.Гнездилов, который до сих пор остаётся лишь исполняющим обязанности. Ситуацию подогрел и сам Александр Иванович Вислый, дав упомянутое выше интервью газете «Известия» 8 февраля 2016 года. На вопрос журналиста о возможности объединения «Ленинки» и РНБ он ответил:
«Совершенно однозначно могу сказать, что работа по интеграции в электронной среде вестись будет». На следующий вопрос о возможном физическом объединении библиотек он определил свою позицию так:
«А вот на этот вопрос точно не отвечу. Но исторические прецеденты были и показали, что в объединении библиотек нет ничего страшного. Например, в Германии существовали две национальные библиотеки: одна в ГДР, другая — в ФРГ. В Лейпциге и во Франкфурте-на-Майне. После объединения Германии они объединились в одно целое. Но насколько это целесообразно в случае РГБ и РНБ — я не берусь судить»
Таким образом, А.И.Вислый уже тогда обозначил свою позицию, заключающуюся в том, что в «объединении библиотек ничего страшного нет». Это вызвало определённый негативный отклик наших коллег в сетевом пространстве, но не более того. К сожалению, следует констатировать, что профессиональное библиотечное сообщество не всегда оперативно реагирует на те вызовы, которые бросает нам эпоха эффективных менеджеров. А когда начинает реагировать, то это получается как правило «вдогонку», когда решения уже приняты и, как говорится, «обжалованию не подлежат».
И вот стало известно, что перед самым Новым годом в адрес председателя правительства Российской Федерации поступило обращение министра культуры Российской Федерации В.Р. Мединского с просьбой поддержать совместное предложение Российской государственной библиотеки (В.И. Гнездилов) и Российской национальной библиотеки (А.И. Вислый) об объединении. Стала известна и аргументация авторов обращения. Они уверяют, что объединение РГБ и РНБ обеспечит создание крупнейшей в мире национальной библиотеки (более 30 млн книг и более 1,5 миллионов экземпляров рукописных и печатных книжных памятников), позволит ликвидировать дублирование функций и повысить эффективность деятельности объединённой библиотеки.
Более того, по мнению А.И. Вислого и В.И. Гнездилова, объединение библиотек позволит сократить в два раза количество обязательных для «вечного» хранения экземпляров печатной продукции, что даст возможность на 15−20 лет решить проблему нехватки площадей для размещения новых поступлений. (Внимание! На деле сия бодрая декларация означает, что в один из мегаполисов — Москву или Санкт-Петербург — не будут поступать обязательные экземпляры всех выходящих в России изданий (а ведь в обоих находятся передовые научные и учебные центры!), либо на худой конец они будут распределяться между библиотекой и ее… филиалом по принципу: это — мне, это — тебе, это — тоже мне.)
Разумеется, авторы обращения указывают на манящую в условиях кризиса перспективу сокращения численного состава сотрудников обеих библиотек. Мол, урезание управленческого аппарата минимум на треть позволит сэкономить порядка 120−150 млн рублей в год и направить освободившиеся средства на выравнивание заработной платы сотрудников, прежде всего Российской национальной библиотеки, которая существенно ниже, чем в РГБ. (Обещанного, как говорится, три года ждут, но отметим сквозящий здесь тонкий намек, что органы управления будут сосредотачиваться не в Питере, а в Москве, а это, увы, означает, что Российская национальная библиотека, бывшая Императорская Публичная библиотека, неизбежно начнет «усыхать»).
Упоминается и об объединении электронных каталогов, и о сокращении количества сотрудников, осуществляющих ввод в электронные каталоги библиографической информации аж на 50 процентов, что даст экономию порядка 100 млн рублей на зарплате и существенно уменьшит расходы на поддержку соответствующего программного обеспечения. Говорится и о создании единого электронного каталога, и о едином читательском билете, и о повышении (каким это образом?) статуса объединённой российской библиотеки на международном уровне и даже о сокращении расходов на международную деятельность (членские взносы и т.д.).
После ознакомления с этими предложениями остаётся всем дружно закричать «браво» в адрес инициаторов объединения. Браво тем, кто пытается сэкономить народную копейку, браво тем, кто пытается, исходя из собственных однобоких представлений о сути библиотеки и её роли в культурном, просветительском и образовательном пространстве, навязать своё мнение о судьбе двух национальных библиотек страны. Браво тем, кто одним росчерком пера пытается уничтожить то, что создавалось не ими. Исходя из логики составителей письма, следующим шагом оптимизации будет объединение Эрмитажа и музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Или Мариинского и Большого театров. А что? Главное — запустить процесс.
Радетели экономии государственных средств, пишут о том, что объединение РГБ и РНБ позволит унифицировать сервисы и услуги по доступу читателей к полнотекстовым электронным изданиям и даст новый импульс развитию федеральной государственной информационной системы «Национальная электронная библиотека».
Возникает вопрос, а что, всё это нельзя сделать без пресловутого объединения? Естественно, можно. Можно сделать и не только это, а гораздо больше, создать единое информационное пространство, объединяющее три национальные библиотеки — РНБ, РГБ и Президентскую библиотеку им. Б.Н. Ельцина. Однако составители письма, исходя из своих неведомых нам замыслов, пытаются убедить тех, кому оно адресовано, в обратном.
Господа руководители, те, кому доверено руководство крупнейшими национальными библиотеками страны и те, кому доверено непосредственное руководство этими руководителями! Чтобы до конца разобраться в правильности или неправильности ваших действий, необходимо уяснить, как вы понимаете саму суть того, для чего создаются библиотеки, и что включается в само понятие библиосферы.
Решая, безусловно, важные и нужные вопросы создания Национальной электронной библиотеки, вы забываете о том, что к библиотеке нельзя относиться только как к месту аккумулирования, хранения и распространения информации. Ещё надо понимать то, что библиотека — это институт, который превращает информацию в знание, выстраивая для каждого пользователя свою траекторию обладания этим знанием. На мой взгляд, пресловутые информационные технологии лишь расширяют спектр услуг, представляемых библиотеками своим пользователям, не более того. Долгие годы библиотеки занимались не только представлением определённого перечня услуг, но и активно формировали у читателей-пользователей саму потребность в этих услугах. Видимо, нашим реформаторам-оптимизаторам об этом думать некогда. А когда же им думать, если в мыслях только одно, как народную копейку сэкономить. Позволю себе процитировать А.Г. Назаренко из Крымского университета культуры, искусств и туризма: «Библиотека должна быть осознана не как поставщик набора информационных услуг, а как единая среда, обеспечивающая реализацию главной нематериальной потребности в развитии». Думаю, не только у меня возникает вполне справедливый вопрос, а будет ли пресловутое объединение библиотек служить этому развитию?
А теперь о другом. Хотелось бы напомнить следующее, что согласно указу президента России, Российская национальная библиотека является особо ценным объектом национального наследия и составляет историческое и культурное достояние народов Российской Федерации. Как РНБ является значимым символом Санкт-Петербурга, так точно таким же символом является РГБ для Москвы. С этим как быть? Или нас попытаются убедить в том, что после объединения библиотек ничего не изменится? Как Российская государственная библиотека, так и Российская национальная библиотека, являются крупнейшими научными центрами как осуществляющими самостоятельные научные исследования, так и обеспечивающими научно-исследовательскую деятельность крупнейших научных учреждений Москвы и Санкт-Петербурга. Может, и здесь нас попытаются убедить в том, что объединение библиотек ничего не изменит?
И ещё об одном, о чём радетели объединения не подумали. Не надо забывать о том, что непродуманные действия в столице, увы, почти всегда обретают цепную реакцию в регионах. И какие «реформаторские» планы могут возникнуть в головах отдельных руководителей на местах, готовых, «задрав штаны бежать за комсомолом», можно только догадываться. Не понимая того, что взрослые, детские и юношеские библиотеки, при общем названии, существенным образом отличаются друг от друга, отдельные региональные оптимизаторы привели к тому, что на местах стали исчезать детские и юношеские библиотеки, которые, кстати, также не ими создавались.
Несколько слов хотелось бы сказать и о моральной стороне дела. А что, у нас в стране уже нет профессиональных общественных библиотечных ассоциаций, нет профессионального научного сообщества? Или мнение людей, связанных не один десяток лет с библиотечной наукой и практикой, никого из властей предержащих не интересует? В чём причины принятия таких скоропалительных решений в конце года? Если авторы и инициаторы написания письма об объединении библиотек хотели преподнести библиотечному сообществу своеобразный «новогодний подарок», то он получился.
Весной 2016 года, когда шло сражение за сохранение библиотеки им. Данте Алигьери, написал слова, которые могу сегодня только повторить: «Люди, представляющие любые властные структуры, должны наконец-то понять, что дискредитируют власть совсем не те, кто хает её при каждом удобном случае, кто живет по принципу «чем хуже в стране — тем лучше». Самый большой урон власти наносят те, кто, являясь ее представителями, принимают необдуманные решения, исходя из сиюминутной конъюнктуры. Те, кто заставляют усомниться в таком понятии, как справедливость. Те, кто не умеют слушать людей, не облеченных высокими должностями и званиями, а просто живущих на земле».
А. М. Мазурицкий — доктор педагогических наук, профессор кафедры Библиотечно-информационной деятельности Московского государственного лингвистического университета.

Президенту России: Министерство культуры РФ против библиотек
Открытое письмо Президенту Российской Федерации
МОСКВА, 15 Января 2017, 20:58 — REGNUM 
Предложение об объединении Российской государственной библиотеки (Москва) и Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург), с которым Министр культуры Российской Федерации В.Р. Мединский накануне Нового года обратился к Председателю Правительства Д.А. Медведеву, встретило резкую протестующую реакцию со стороны библиотечного сообщества. Профессионалы подчеркивают, что реализация проекта приведет к фактическому уничтожению РНБ — крупнейшего национального книгохранилища, библиотеки не просто общероссийского, но мирового масштаба. Трое ведущих представителей российского библиотековедения: научный руководитель Библиотеки Академии наук В.П. Леонов, профессора А.В. Соколов и Ю.Н. Столяров — обратились к Президенту Российской Федерации В.В. Путину с открытым письмом.

Президенту Российской Федерации
В.В. Путину
Тема: Министерство культуры против библиотек

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!
В нашей стране происходит многолетнее и последовательное разрушение библиотечной системы. Сеть муниципальных библиотек ежегодно сокращается на 700 — 900 учреждений, происходит отток квалифицированных кадров. Библиотечная школа и библиотечная наука находятся в кризисе. Библиотечная политика Министерства культуры России противоречит «Основам государственной культурной политики», в которых предусмотрено сохранение библиотек как общественного института распространения книги и приобщения к чтению. Особенно большую тревогу вызывает намерение объединить две крупнейшие национальные библиотеки — Российскую государственную библиотеку (РГБ, бывшую Государственную библиотеку СССР имени В.И. Ленина в Москве) и Российскую национальную библиотеку (РНБ, бывшую Государственную публичную библиотеку РСФСР им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге). Как нам стало известно, в адрес Председателя Правительства Российской Федерации поступило обращение министра В.Р. Мединского с просьбой поддержать совместное предложение нынешних генеральных директоров РГБ (В.И. Гнездилов) и РНБ (А.И. Вислый) об объединении. Эта важнейшая национально-культурная акция готовится келейно, в бюрократических кабинетах, втайне от сотрудников РГБ и РНБ, не говоря уже о российских библиотекарях, кровно заинтересованных в нормальном развитии головных организаций отрасли. Об интересах Минкультуры можно судить по аргументам, изложенным в обращении к Правительству РФ.
Оказывается, руководство отечественной культуры озабочено не кризисным состоянием библиотечной отрасли и разумным использованием её культурно-просветительного и научно-информационного потенциала, а экономией затрат на содержание РГБ и РНБ. В случае объединения библиотек источники экономии якобы лежат на поверхности: не нужно дублировать фонды, достаточно получать один «обязательный экземпляр» вместо двух; будет решена проблема дефицита площадей и сократятся вдвое затраты на обработку литературы и ведение электронных каталогов; благодаря сокращению управленческого аппарата (заодно, добавим, и производственного персонала) будет получена экономия заработной платы порядка 250 млн. рублей в год; наконец, повысится статус объединенной российской библиотеки на международной арене и сократятся расходы на международную деятельность (членские взносы и т.д.). Подобная аргументация не похожа на экономически и культурно-политически обоснованную проработку предлагаемой реформы. Конечно, скудные финансы, выделенные Минкульту, нужно расходовать бережно, и почему бы из соображений экономии не объединить Третьяковскую галерею и Русский музей?!
Что касается читателей, то инициаторы объединения национальных библиотек обещают им, что оно «позволит унифицировать сервисы и услуги по доступу к полнотекстовым электронным изданиям и даст новый импульс развитию федеральной государственной информационной системы Национальная электронная библиотека (НЭБ)». Непонятно, почему «новый импульс» НЭБ нельзя придать посредством деловой кооперации, без административного объединения.
Для нас остается загадкой, почему Министерство культуры заинтересовано в создании «библиотеки-кентавра» с головой в Москве, а хвостом в Петербурге? Или — наоборот. До сих пор подобных монстров библиотечное дело на протяжении своей тысячелетней истории не знало. Чтобы породить это чудо, пришлось в начале 2016 года превратить генерального директора РГБ А.И. Вислого в генерального директора РНБ. Поскольку присланным из Москвы директором Российская национальная библиотека воспринимается как место служебной командировки, неудивительно, что не прошло и года, как у него зародилась идея объединить обе библиотеки, где ему довелось директорствовать, и он охотно подписал письмо в Минкультуры. Вообще говоря, у генерального директора Вислого нет морального права выступать от имени Российской национальной библиотеки, в которой он оказался по бюрократическому произволу, а не в силу своих деловых связей с петербургской библиотекой. Кроме того, ни Гнездилов, ни Вислый не имеют библиотечного образования и не знают истории и традиций возглавляемых ими учреждений. Впрочем, министр В.Р. Мединский на эти этические нюансы внимания не обратил.
Нам же кажется нелепым и прискорбным, что судьбу российских библиотек решают посторонние люди без участия библиотечных профессионалов, что библиотечные функционеры и министерские чиновники диктуют, какие национальные библиотеки нам нужны. Ясно одно. Преодоление кризисного состояния библиотек как общественного института распространения книги и приобщения к чтению невозможно на пути построения единой и единственной электронной библиотеки. Главное, чего нам не хватает, — субъект-субъектное общение читателей и библиотекарей в гостеприимных интерьерах сельских, школьных, публичных, научных и национальных библиотек. Здесь много проблем, и важнейшая из них — определение гуманистической миссии российских библиотек в информационном обществе.
Выдвинутое двумя директорами предложение требуется обсудить профессиональному библиотечному сообществу, да и остальному населению страны, ведь его реализация прямо касается всех реальных и потенциальных читателей национальных библиотек, требует изменения статей Закона о библиотечном деле. Вопрос не может быть решён административно-командным способом. Для рассмотрения актуальной культурно-политической ситуации целесообразно созвать Всероссийский библиотечный съезд и поручить его организацию Российской библиотечной ассоциации и Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге.
Просим предотвратить готовящуюся антибиблиотечную, антикультурную акцию.
Леонов Валерий Павлович, доктор педагогических наук, профессор, заслуженный работник культуры Российской Федерации, действительный член РАЕН, награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени
Соколов Аркадий Васильевич, доктор педагогических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, заслуженный работник культуры Российской Федерации, кавалер ордена «Знак Почёта»
Столяров Юрий Николаевич, доктор педагогических наук, профессор, заслуженный работник Высшей школы Российской Федерации, награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени
14 января 2017 года.

ЕБ вместо РГБ и РНБ
Писатель Михаил Золотоносов – о плане слияния крупнейших библиотек России
10 января 2017 года внезапно выяснилось, что тайно, как все позорное, идет подготовка к объединению Российской государственной библиотеки в Москве (РГБ) и Российской национальной библиотеки (РНБ) в Петербурге. Об этом стало известно из материала, размещенного в 14 ч. 22 мин. информационным агентством REGNUM.
Обычно такая внезапная информация появляется в результате "слива" из Министерства культуры. То ли это "пробный шар" с целью выяснить величину протестного потенциала (потому что варварский характер этого проекта должен быть очевиден всем), то ли инсайдерская информация, нацеленная на то, чтобы предотвратить очередное безумие, вполне характерное для этого министерства. Впрочем, слух об объединении двух библиотек начал циркулировать еще в январе 2016 года, когда директора РГБ А. Вислого вдруг перевели в Петербург на должность директора РНБ, а прежнего директора РНБ А. Лихоманова с должности уволили, объявив ему выговор.
Ну, допустим, будет "крупнейшая в мире" – и что из того? Для каких отчетов, для какого бессмысленного хвастовства? Перед США и Китаем?
И вот год прошел, и стало известно, что в конце 2016 года министр культуры обратился к председателю правительства РФ с письмом, в котором попросил поддержать совместное предложение директоров РГБ и РНБ об объединении. Само предложение, его текст, остается неизвестным, но некоторые детали проекта описаны в размещенном REGNUM’ом комментарии доктора педагогических наук А.М. Мазурицкого, профессора кафедры Библиотечно-информационной деятельности Московского государственного лингвистического университета (до 1990 г. – МГПИИЯ им. М. Тореза). Этот эмоциональный отклик стоит прокомментировать заново, насытив конкретикой, прежде всего, касающейся РНБ, которой явно светит печальная участь превращения в провинциальный филиал РГБ со всеми последствиями, вытекающими из такого снижения статуса.
Начинается проект с гигантомании, свойственной всем тоталитарным режимам. Дескать, объединение РГБ и РНБ обеспечит создание крупнейшей в мире национальной библиотеки (более 30 млн книг и более 1,5 миллионов экземпляров рукописных и печатных книжных памятников). Ну, допустим, будет "крупнейшая в мире" – и что из того? Для каких отчетов, для какого бессмысленного хвастовства? Перед США и Китаем? Лично мне это напомнило проект фюрера по созданию в Линце "сверхмузея", то есть музея, составленного из других музеев, куда свозили награбленное со всей Европы. Там тоже шла речь о "крупнейшем в мире". Виктор Клемперер в своей знаменитой книге о языке Третьего рейха писал о числах-суперлативах как принадлежности нацистского дискурса, тяготевшего к чрезмерности чисел.
Теперь министр культуры РФ предлагает создать библиотеку, составленную из других библиотек. И всем понятно, в расчете на чью персональную мегаломанию и любовь к централизации эти тоталитарные аргументы рассчитаны.
Если сюда не будет поступать вся печатная продукция РФ, то РНБ превратится просто в заурядную Б, славную только своим прошлым
На самом деле смысл всей затеи прочитывается иначе: экономия бюджетных средств, выделяемых на культуру, для чего, прежде всего, предлагается ликвидация дублирования функций. Первая функция, которую предложено секвестировать, – это получение обеими библиотеками обязательного экземпляра печатных изданий (в соответствии с пунктом 1 ст. 19 Федерального закона "Об обязательном экземпляре документов" от 29.12.1994 № 77-ФЗ). Поскольку этот обязательный экземпляр РГБ и РНБ получают бесплатно, за счет издательств (в силу того же закона), то речь идет об экономии не средств на приобретение изданий, а об экономии средств на строительство новых зданий для хранилищ печатной продукции, которая в обе библиотеки поступает – без преувеличения – вагонами. И по оценке директоров библиотек, получилось, что 15–20 лет можно будет новых книгохранилищ для РНБ и РГБ не строить.
То есть все дело в экономии средств на строительство.
Сказанное означает, что, скорее всего, в РНБ этот обязательный экземпляр и перестанет поступать, что и будет означать фактический конец Императорской публичной библиотеки – Государственной публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина – Российской национальной библиотеки. Поскольку весь смысл этого учреждения заключается в том, что в ней должно храниться всё, что напечатано сначала в СССР, а потом в РФ. А если сюда не будет поступать вся печатная продукция РФ, то РНБ превратится просто в заурядную Б, славную только своим прошлым.
Если ценнейшую икону из Русского музея утащили в чье-то имение под Москвой, то что начнется с книгами?..
Плюс к этому есть и другая опасность. Если создана Единая библиотека (ЕБ), то распределение документов между отделами – это уже внутреннее дело администрации ЕБ. Поэтому любые издания из бывшей РНБ можно по внутренней путевке перевезти из Петербурга в Москву. Кто знает, на что поступит заказ, что конкретно кому-то приглянется, – рукопись какая-нибудь, или "Птицы Америки", или иное редчайшее издание. РНБ в некоторых своих частях – так сложилось исторически – побогаче РГБ будет. А аргументы подберут, например, скажут: у вас полежало, за последний год никто не заказывал, так пусть теперь у нас полежит… Так что отсутствие новых поступлений – это только часть беды для РНБ, включенной в ЕБ, может начаться форменное мародерство. Уж если ценнейшую икону из Русского музея утащили в чье-то имение под Москвой, то что начнется с книгами?..
Впрочем, возможен и другой вариант – "справедливый". Часть обязательного экземпляра поступит в РГБ, часть – в РНБ. Что на деле будет означать уничтожение обеих библиотек как национальных книгохранилищ. Демагогия в обоснование такого проекта понятна заранее. Нам объяснят, что, во-первых, за нужной книгой можно съездить в Москву (или, наоборот, в Петербург), а во-вторых, создается Национальная электронная библиотека (НЭБ), и поступающая в одну из двух библиотек (точнее, в одно из двух зданий ЕБ) бумажная книга будет тут же оцифрована, а цифровая копия переправлена в то здание, где нет бумажного оригинала.
Только идиоты могут толкать нас назад от книги-кодекса к изображению-свитку. Потому что книга – это книга, а не изображение ее страниц
Идея гнилая и порочная в принципе, поскольку, во-первых, бумажный оригинал издания и его изображение в компьютере – это принципиально разные вещи, работать с бумажными оригиналами гораздо удобнее, чем манипулировать полосами прокрутки (особенно это касается журналов формата "Огонька" и газет, смотреть которые de visu, скажем, за год на экране – одно мучение), и не случайно свиток в процессе эволюции культуры был заменен кодексом; кроме того, все иллюстрации выглядят на бумаге и в компьютере совершенно по-разному; во-вторых, можно представить, с каким количеством ошибок будет производиться оцифровка (об этом количестве ошибок можно судить, например, по американскому проекту books.google); в-третьих, как известно, весь проект НЭБ противоречит существующему законодательству об авторском праве (не случайно Вислый признавался в том, что добивается его хотя бы частичной отмены) и только подстегнет циркуляцию в сети интернет пиратских копий бумажных книг, которые из библиотек будут уходить в "большой мир"; в-четвертых, существующий технологический уровень хранения информации в цифровом виде не обеспечивает долговечности и надежности, сопоставимой с надежностью и долговечностью бумаги как носителем информации (бумага в разы долговечнее), а в отношении воды и огня бумага и микросхема одинаково беззащитны; в-пятых, РНБ и РГБ, два национальных хранилища печатных изданий, и должны дублировать друг друга, это принципиально важно, потому что обеспечивает надежность на случай катастроф (вспомним пожары в БАН и в ИНИОН). Это именно то дублирование, ликвидировать которое могут только идиоты. И только идиоты могут толкать нас назад от книги-кодекса к изображению-свитку. Потому что книга – это книга, а не изображение ее страниц.
Наконец, при тоталитарном режиме всегда есть опасность цензурных вмешательств в электронные копии или их блокирование нажатием одной кнопки.
Опять-таки не случайно в упомянутом законе "Об обязательном экземпляре документов" предусмотрено хранение как печатных изданий, так и электронных. Это разные документы, разные формы хранения, которые друг друга не дублируют. Тем, кто этого еще не понимает, возглавляя библиотеки или министерства, следует немедленно признать свою некомпетентность, невежество и пойти подучиться.
Естественно, что авторы проекта ЕБ сразу же написали о возможности сократить управленческий персонал на треть, что позволит экономить 120–150 млн руб. в год, а сэкономленные средства направить на повышение зарплат сотрудников, прежде всего, сотрудников РНБ. Из этого можно заключить, что: 1) сократят управленческий персонал именно в РНБ, а головным предприятием станет бывшая РГБ как часть ЕБ; 2) сотрудникам РНБ, точнее, тем, кто в ЕБ останется, кидают кость, чтобы они не шумели и не писали письма протеста, а надеялись на милость завоевателей. Но понятно, что бюрократия неуничтожима и все равно будет размножаться, как кролики, а вот сотрудников РНБ действительно повыгоняют и в огромном количестве.
Главный лозунг нынешней РНБ – это "денег нет"
Потому что отказ от поступления в РНБ обязательного экземпляра на деле означает серьезные организационные реформы. Прежде всего, резкое сокращение или ликвидацию отдела комплектования. Тут два варианта. По первому его уничтожат вообще, по второму сократят, оставив за ним функцию ректрокомплектования, то есть восполнения значительных лакун, многие из которых касаются одновременно и РГБ, и РНБ. То есть существуют такие издания, которых нет ни в одной из этих библиотек.
Однако восполнение лакун – дело дорогостоящее. Поскольку то, что не поступило в свое время по закону "Об обязательном экземпляре документов", надо покупать: ведь некоторых издательств давно не существует. А главный лозунг нынешней РНБ – это "денег нет". Нет денег на приобретение книг и журналов. В конце 2016 г. я обратился в отдел комплектования с предложением оформить подписку на электронный вариант газеты The New York Times, что позволило бы за очень скромные деньги обращаться к полным текстам материалов из архива газеты, начиная с 1851 года. Естественно, что от заведующей отделом комплектования Т. Петрусенко получил ответ: нет денег.
Поэтому, скорее всего, отдел комплектования РНБ ликвидируют полностью и заявят, что восполнением лакун по списку Desideratum займется Москва, которая на самом деле никакие лакуны восполнять тоже не станет. Поскольку снявши голову, по волосам не плачут.
Вслед за отделом комплектования резкому сокращению подвергнется отдел обработки и каталогов. Он и так сокращен настолько, что в некоторых случаях от момента поступления книги в РНБ до ее выдачи читателям проходит до полутора лет, а то и более (о подобных примерах я писал и говорил на научной конференции в РНБ 31 марта 2016 г.). Сейчас, к примеру, дефицит кадров в этом подразделении такой, что не хватает кадров не только на обработку и каталогизацию, но и на внесение исправлений и заполнение пропусков в генеральном алфавитном электронном каталоге (этот каталог, который на самом деле абсолютно непригоден для нужд РНБ, – отдельная гигантская проблема, решением которой никто заниматься не желает). То есть опять-таки надо увеличивать численность сотрудников. А если не будет поступления в петербургский филиал ЕБ обязательного экземпляра, то не очень понятно, чем этот отдел будет заниматься.
Соответственно, начнется сокращение и во всех подразделениях отдела фондов и обслуживания – так как новые поступления или вообще перестанут поступать, или резко сократятся. В частности, уже сейчас Русскому журнальному фонду (РЖФ) катастрофически сократили средства на подписку журналов – ее по традиции оформляли для того, чтобы свежие номера периодических изданий поступали бы быстро, сразу и выдавались в зале открытого доступа, а не через полтора-два года через Книжную палату (которую парадоксально совокупили с ИТАР-ТАСС). Так вот, этой подписки с 2017 года тоже нет – потому что нет денег. И зал открытого доступа РЖФ быстро деградирует до уровня бессмыслицы.
Наконец, невежественное руководство РНБ давно подбивает клинья под два библиографических отдела: ИБО – информационно-библиографический отдел и ОБИК – отдел библиографии и краеведения. Особенностью этих отделов, их основным недостатком является то, что они остро необходимы читателям и совсем не нужны начальству. Сотрудники ИБО непосредственно обслуживают читателей, неофитам без этих консультаций вообще не обойтись, поскольку РНБ слишком сложна и гетерогенна с точки зрения внутренней организации, а библиографы либо сами находят нужные читателям книги, либо учат, как это делать, объясняют, как устроена библиотека, что в ней находится и где это искать.
Начальство же давно строило планы превращения библиографов ИБО в неких консультантов по пользованию интернетом, поскольку в мозгах у начальников засела идея трансформации библиотеки в интернет-кафе, в пространство общения и проведения досуга. ОБИК создает уникальные библиографические издания, но отдел за последние годы сильно сокращен, а для того чтобы он мог полноценно работать и в разумные сроки (не за 25-30, а за 4-5 лет) готовить новые библиографические издания, без которых научная работа не просто затруднена, а невозможна, численный состав сотрудников надо увеличить в 4 (четыре) раза. Вот конкретный пример: чтобы составить библиографию советских мемуаров (а это очень трудоемкая работа, ее не сделать набегами в интернет и случайными находками там), группе мемуаристики, сейчас состоящей из трех человек, нужно 23 года (!). Поэтому, если будет создана ЕБ, ОБИК для простоты могут просто ликвидировать. Хотя бы потому, что без новых поступлений обязательного экземпляра и при нынешней численности работа отдела полностью обессмыслится. То есть создание ЕБ уничтожит в бывшей РНБ всякую научную работу – и научную работу сотрудников, и научную работу пользователей. Всему придет конец, потому что нет денег на строительство новых хранилищ. Конечно, если еще всех сотрудников выгнать с работы, экономия будет значительной. Но тогда и Российской национальной библиотеки не будет. Я пишу о деградации Публичной библиотеки, потом РНБ, начиная с 1991 года. Наблюдаю, как из научной библиотеки она неуклонно превращалась в студенческую читалку. Если безумный ЕБ-проект будет реализован, то наступит полный крах, полное уничтожение научной национальной библиотеки. При этом дуракам всех возрастов, особенно молодежи, внушают лживую мысль: "Всё есть в интернете" или скоро будет, "книжная" библиотека свое отжила или отживает, она – реликт докомпьютерной эры, а теперь "всё в цифре". Это якобы наш тренд, это современно, и вообще Россия – вперед, а впереди книг на бумаге не будет. Так на фиг их собирать, бесконечно строить для них новые здания? Но всё это одна большая ложь. Итак, министр культуры написал своему начальнику письмо с идеей совокупить РГБ и РНБ, создав ЕБ. Однако на пути практической реализации есть некоторые трудности – решением председателя правительства РФ этот вопрос не решить. Надо менять нормативную базу, прежде всего, федеральные законы. Во-первых, уже упомянутый закон "Об обязательном экземпляре документов" от 29.12.1994 № 77-ФЗ, где в ст. 19 указано:
"Постоянное хранение обязательного федерального экземпляра возлагается на:
Информационное телеграфное агентство России (ИТАР-ТАСС), Российскую государственную библиотеку, Российскую национальную библиотеку, Библиотеку Российской академии наук, Государственную публичную научно-техническую библиотеку Сибирского отделения Российской академии наук, Дальневосточную государственную научную библиотеку – по печатным изданиям" (в ред. Федеральных законов от 26.03.2008 N 28-ФЗ, от 05.05.2014 N 100-ФЗ).
Во-вторых, надо будет внести изменения в федеральный закон "О библиотечном деле" от 29.12.1994 № 78-ФЗ, где в пункте 1 ст. 18 сказано:
"Национальными библиотеками Российской Федерации являются Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина, Российская государственная библиотека и Российская национальная библиотека, которые удовлетворяют универсальные информационные потребности общества, организуют библиотечную, библиографическую и научно-информационную деятельность в интересах всех народов Российской Федерации, развития отечественной и мировой культуры, науки, образования. (в ред. Федерального закона от 27.10.2008 N 183-ФЗ)
Тайно, без шума тут ничего сделать не удастся
Национальные библиотеки Российской Федерации выполняют следующие основные функции: формируют, хранят и предоставляют пользователям библиотек наиболее полное собрание отечественных документов, научно значимых зарубежных документов; организуют и ведут библиографический учет "россики"; участвуют в библиографическом учете национальной печати, являются научно-исследовательскими учреждениями по библиотековедению, библиографоведению и книговедению, методическими, научно-информационными и культурными центрами федерального значения; участвуют в разработке и реализации федеральной политики в области библиотечного дела.
Национальные библиотеки Российской Федерации действуют на основе настоящего Федерального закона и положений о них, утверждаемых Правительством Российской Федерации.
Национальные библиотеки Российской Федерации относятся к особо ценным объектам культурного наследия народов Российской Федерации и являются исключительно федеральной собственностью. Изменение формы собственности указанных библиотек, их ликвидация либо перепрофилирование не допускаются; целостность и неотчуждаемость их фондов гарантируются".
Особое внимание реформаторам стоит обратить внимание на последний абзац: не допускаются ликвидация либо перепрофилирование. А ведь для реализации ЕБ-проекта потребуется исключить РНБ из Государственного свода особо ценных объектов культурного наследия народов РФ. Однако исключение из него как законом "О библиотечном деле", так и указом президента РФ "Об особо ценных объектах культурного наследия народов РФ" от 30.11.1992 № 1487 и "Положением о Государственном своде особо ценных объектов культурного наследия народов РФ", утвержденным постановлением Правительства РФ от 06.10.1994 № 1143, вообще не предусмотрено. Исключить невозможно, так как в Положении прямо указано (в п. 6): "Изменение формы собственности указанных объектов либо их перепрофилирование не допускается". А ЕБ-проект предполагает именно перепрофилирование РНБ, превращение в кастрированный придаток РГБ.
Я полагаю, что это частная инициатива Мединского
Так что некоторые трудности, связанные с юридической стороной дела, уже видны. Тайно, без шума тут ничего сделать не удастся, поскольку исключение особо ценного объекта культурного наследия из Государственного свода особо ценных объектов культурного наследия народов РФ по инициативе Министерства культуры РФ выглядит особо красиво и наглядно продемонстрирует, если ЕБ-проект начнут реализовывать, подлинное отношение путинского режима к культуре и к гуманитарной научной деятельности, в частности к крупнейшей библиотеке с двухвековой историей и замечательными научными традициями. Станет очевидно, что режиму уничтожать культуру не стыдно, а приятно.
Пока что я полагаю, что это частная инициатива Мединского, которому после скандала с арестом своего заместителя хочется удивить своих начальников планом значительной экономии средств посредством уничтожения РНБ. Может быть, он пытается поменять РНБ на собственную свободу?
После того, как 10 января 2017 г. был опубликован материал агентства REGNUM, обнаружилось несколько материалов на тему объединения. Прежде всего, на сайте газеты "Мой район" 11 января 2017 г. в 16.06 появился текст. Вислый дал пресс-конференцию, на которую пригласили несколько профанов. Процитирую:
"Александр Вислый сказал журналистам, что история объединения тянется лет двадцать, сейчас уже можно и нужно говорить про то, что в 2017 году станет доступным общий электронный каталог двух библиотек.
Про “физическое” объединение – то есть единое финансирование, общее руководство, общую бухгалтерию и административный аппарат Вислый сказал, что никаких официальных документов не видел, и их нет. Для такого решения нужно постановление учредителя – не Минкульта, а правительства России.
“Но если вопрос будет поставлен, то я буду настаивать на том, чтобы, прежде всего, он был обсужден в профессиональном сообществе, а потом прошло широкое общественное обсуждение такого проекта”, – сказал директор “Публички”".
"20 лет" он просто выдумал, желая сделать вид, что история старая, не Мединским и не им придуманная
Стоит сделать несколько комментариев. Во-первых, "история объединения", которая "тянется лет двадцать", – это бред. В РНБ НИКОГДА не было таких идей и таких разговоров ни при директоре В. Зайцеве (1985–2010), ни при директоре А. Лихоманове (2011–2016). Разговоры на эту тему в Петербурге начались в январе 2016 года, причем с подачи самого Вислого, который дал интервью "Известиям" и в этом интервью про это сказал. Так что "20 лет" он просто выдумал, желая сделать вид, что история старая, не Мединским и не им придуманная. Это не так.
Во-вторых, решениями правительства РФ, как я уже показал, физическое объединение двух библиотек не реализовать, нужно менять очень серьезные и громкие федеральные законы.
В-третьих, "широкое общественное обсуждение" уже прошло в январе 2016 г. и фактически идет сейчас – и все, кто понимает, что такое РНБ, все, кто ею пользуется, признали идею ЕБ-проекта варварской, наглой, циничной и разрушительной. Это программа уничтожения РНБ. Что тут обсуждать? Решать вопрос, нужна нам РНБ или нет?
В-четвертых, говорить об общем электронном каталоге двух библиотек как некоем достижении и благодеянии может только полный профан в библиотечном деле, поскольку и каталог РГБ, и каталог РНБ доступны на сайтах обеих библиотек, и ничего не стоит посмотреть нужное издание в одном и в другом каталоге. А если говорить об объединенном каталоге, то надо иметь в виду, что любой новый каталог – это новые ошибки, особенно с учетом того, как и кем каталоги делаются у нас. Я имею в виду не только квалификацию, но и отсутствие сверки (это касается и электронных каталогов и РНБ, и РГБ). Так что нужен этот объединенный каталог как пятое колесо в телеге. И толку от него никакого, разве что потом бубнить начальникам и невежественным журналистам об этом "достижении".
В-пятых, официальных документов об объединении действительно нет, но письмо директоров РГБ и РНБ, направленное министру культуры, Вислый, наверное, читал, но почему-то об этом ничего подробно не рассказал, только подтвердив то, что уже было на сайте REGNUM'а. Видимо, раскрытие этой тайны стало неожиданностью, и главной задачей было не сказать ничего дополнительно. А журналист в силу непрофессионализма не задал самый естественный вопрос, связанный с отказом РНБ от обязательного экземпляра. Надо быть читателем РНБ и заниматься там научной работой, чтобы задать этот кардинальный вопрос. Сам же Вислый про отказ от обязательного экземпляра не сообщил ничего.
Это сообщение – маскировка проекта уничтожения РНБ
Зато Вислый эффективно отвлек внимание профанов сообщением о том, что, во-первых, к концу марта 2017 г. откроют вторую очередь нового здания на Московском, 165, (которую строили лет десять) и еще сообщил, что РНБ вернет РПЦ здание на Обводном канале, 11. Это развалюха, где когда-то была библиотека Санкт-Петербургской духовной академии, а у РНБ были обменный и резервный фонды. Также там находились квартиры, в том числе пять квартир сотрудников РНБ. Квартиры расселили, здание возвращают, а обменный и резервный фонды переместят во вторую очередь нового здания РНБ на Московском проспекте, 165. Туда же переезжает ОЛСАА – отдел литературы стран Азии и Африки (Литейный пр-т, 49). Держать в РНБ эти объекты, нуждающиеся в ремонте и удаленные и от главного здания (Саловая ул., 18), и от нового здания у парка Победы, абсолютно нецелесообразно.
Зато в контексте передачи РПЦ Исаакиевского собора все теперь пишут про здание на Обводном, 11, и никто не понимает, что это сообщение – маскировка проекта уничтожения РНБ. Кстати, подготовка к передаче этого здания велась минимум года четыре, началась еще при директоре А. Лихоманове. В 2015 г. я с фотокорреспондентом журнала "Город 812" Лидией Верещагиной осматривал это здание, были на всякий случай сделаны фотографии. РНБ этот объект абсолютно не нужен, и избавление от него – дело абсолютно правильное. Это как раз тот случай, который описывает пословица: "На те Боже, что мне негоже".
Остальные фантазии Вислого, которыми он также поделился с профанами-журналистами, я анализировать не желаю, это просто абсурдные фантазии человека, бесконечно далекого от библиотечного дела.

Один ум хорошо?
Павел Басинский
Российская газета 17 января 2017
Правда ли, что из двух главных библиотек России сделают одну
Эта новость взбудоражила общественное мнение: в адрес правительства поступило обращение из минкультуры с просьбой поддержать совместное предложение руководителей Российской национальной библиотеки (РНБ, Санкт-Петербург) и Российской государственной библиотеки (РГБ, Москва) Александра Вислого и Владимира Гнездилова об их объединении.
Вероятно, у начальства есть на это свои резоны. Во-первых, не нужно будет дублировать фонды библиотек, достаточно будет получать один "обязательный экземпляр". Таким образом, решится проблема дефицита книгохранилищ. Сократится управленческий аппарат и рабочий персонал, что даст экономию заработной платы порядка 250 млн рублей в год. Во-вторых, повысится международный статус объединенной библиотеки.

Но все это кажется сомнительным для специалистов. Агентство Regnum обнародовало отрицательное мнение профессора кафедры Библиотечно-информационной деятельности Московского государственного лингвистического университета А.М. Мазурицкого. Еще более жесткую позицию озвучил петербургский филолог Михаил Золотоносов, назвав этот проект "гигантоманией". Он указал на незаконность такого объединения, ведь согласно Федеральному закону "О библиотечном деле", "Национальные библиотеки Российской Федерации относятся к особо ценным объектам культурного наследия народов Российской Федерации и являются исключительно федеральной собственностью. Изменение формы собственности указанных библиотек, их ликвидация либо перепрофилирование не допускаются; целостность и неотчуждаемость их фондов гарантируются".

За комментариями мы обратились к специалистам.

Евгений Кузьмин, президент Межрегионального центра библиотечного сотрудничества, начальник управления библиотек минкультуры в 1992-2005 годах:
- Ни на секунду я не допускал и не допускаю мысли о том, что можно пойти на объединение двух величайших библиотек мира, собирающих и хранящих письменные артефакты российской цивилизации и ее грандиозного вклада в мировую культуру и, в частности, в мировое библиотечное дело.
Позорны спекуляции на тему грядущей экономии бюджетных средств, улучшения координации, устранения якобы имеющего места дублирования - можно нагородить еще кучу подобных словосочетаний. Недостойно измышление, что разговоры об объединении идут уже 20 лет. Умные, ответственные таких разговоров не вели - свидетельствую.
Зачем объединять старейшие библиотеки - культурные символы двух столиц?
Начать общественное обсуждение на тему объединять или не объединять - значит начать разговор о том, а нужны ли нам главные хранители нашей исторической памяти и сколько нам их нужно. Но дико из уст недавнего директора Российской национальной библиотеки Вислого слышать, что многовато что-то их по ходу нашей истории образовалось. Вон, смотрите, в богатой Дании объединяют, и в Финляндии тоже, и в Германии объединили (последнее, правда, было почти 30 лет назад, когда две Германии объединились и молодую маленькую фээргэшную нацбиблиотеку пришлось объединить со старой огромной гэдээровской).
Две наши библиотеки - важные символы величия России, ничуть не менее важные для национального сознания, чем 28 панфиловцев. К тому же эти символы абсолютно исторически бесспорные.
Широкая общественность пока еще не знает и не может знать о том, что немало разрушительных идей, видных только глубоким, но притихшим профессионалам, в последнее время уже реализовано. Возник даже термин "разбиблиотечивание" России".

Евгений Водолазкин, писатель, ведущий научный сотрудник "Пушкинского Дома" (ИРЛИ, Санкт-Петербург):
- Известие о планируемом соединении РГБ и РНБ достигло Пушкинского Дома, и мы обсуждали его с коллегами в отделе древнерусской литературы, который долгие годы возглавлял Д.С. Лихачев. И у нас оно не вызывает ничего, кроме недоумения. Зачем нужно создавать единую мегабиблиотеку? Никаких аргументов в пользу мы не нашли. Зато есть огромное количество аргументов против. Сейчас в эти две библиотеки поступают "обязательные экземпляры". Маловероятно, что в случае объединения они будут поступать и в Москву, и в Петербург. Вероятно, они пойдут в Москву. Российская национальная библиотека в Петербурге является гордостью страны и прежде была Императорской публичной библиотекой. В Петербурге сильное научное сообщество, не слабее, чем в Москве. Но дело не отношениях Москвы и Петербурга, а в том, что это пагубно отразится на Российской национальной библиотеке. Это как в известном анекдоте об английском газоне, который нужно поливать и подстригать сто лет, чтобы он стал тем, чем является. А русская пословица гласит: "Не мудрено голову срубить, мудрено приставить". Если РНБ станет филиалом РГБ, будет разрушена многолетняя, двухвековая культурная традиция. Это будет вредно как для Питера, так и для Москвы. И в целом для России. Если мыслить в этих категориях, то следующим шагом будет соединение Третьяковки с Русским музеем. Заодно можно объединить "Спартак" с "Зенитом". И тогда будет полное "единство"!

Из первых уст
Александр Вислый, директор Российской национальной библиотеки:
- Я утверждаю, что создание единой электронной национальной библиотеки - дело даже не сегодняшнего дня, а уже вчерашнего. Этим нужно заниматься активно и продуманно. Какая разница для читателя, который заходит в Интернет в поисках нужной книги, где эта книга находится: на сервере РГБ или РНБ? Ему важно книгу найти и получить к ней доступ в электронном виде.
Это же касается единого электронного каталога. Читатель должен иметь возможность, обратившись в единый электронный каталог, узнать, где находится необходимая ему книга, в каком количестве экземпляров и так далее.
Что касается административного объединения двух библиотек, то решение этого вопроса - не наша прерогатива. Мы можем это обсуждать, говорить "за" и "против", но решить этот вопрос имеет право только правительство РФ.
Наша задача - создание объединенных электронных библиотек. У нас есть несколько проектов - обязательный электронный экземпляр, создание реестра "Фонды книжных памятников" и т. д. Но в основном этим занимается РГБ, а нужно, чтобы занимались обе национальные библиотеки.

Александра Аракелова, директор департамента науки и образования Минкультуры России:
- За последние два года библиотечная отрасль получила мощный импульс к развитию - Министерством культуры РФ был утвержден Модельный стандарт деятельности общедоступной библиотеки, цель которого - создание на базе библиотек культурно-просветительских центров, а также были внесены изменения в два федеральных закона ("О библиотечном деле" и "Об обязательном экземпляре документов") в части создания государственной информационной системы "Национальная электронная библиотека" и обязательного предоставления издательствами электронного экземпляра документов в Российскую государственную библиотеку и ИТАР-ТАСС. Реализация этих документов требует нового взгляда в первую очередь на деятельность двух федеральных национальных библиотек (РГБ и РНБ). При этом они являются получателями и обязательного экземпляра печатных изданий. Чтобы обеспечить для граждан быстрый доступ к ресурсам этих библиотек, требуется пересмотреть условия формирования каталогов, в т.ч. электронных, а также библиотечных фондов, исключая дублирование и используя единые программные носители. Объединение электронных ресурсов двух библиотек - непростой вопрос, который требует детального профессионального обсуждения. Укрупнение библиотек - мировая тенденция. К примеру, крупнейшая в Скандинавии Датская королевская библиотека, включившая в себя фонды библиотеки Копенгагенского университета, фонды Датской национальной библиотеки естествознания и медицины. Опыт укрупнения использовали в свое время и в Великобритании, и в Германии.

И часть информации по этому вопросу в обратной хронологии:

Стараясь навредить отечественной культуре как можно сильнее, министр культуры М. обратился в конце 2016 г. к председателю правительства М. с просьбой поддержать совместное предложение директоров двух крупнейших в стране библиотек – Российской национальной (Петербург) и Российской государственной (Москва) – об объединении.

Библиотечное сообщество выступило против возможного объединения Российской государственной библиотеки с Российской национальной библиотекой.

Министр культуры РФ Владимир Мединский объяснил смену руководства Российской национальной библиотеки в Петербурге. По словам чиновника, он не смог найти общий язык с бывшим гендиректором библиотеки Антоном Лихомановым.

*** Об административном слиянии речи не идет. 11 апреля 2016
Российская государственная библиотека (РГБ, "Ленинка") и Российская национальная библиотека (РНБ) работают над созданием единого электронного каталога, сообщил генеральный директор РНБ Александр Вислый журналистам в Петербурге.

Министерство культуры России подозревают в намерении объединить две крупнейшие библиотеки Москвы и Петербурга
Сотрудники петербургской Российской национальной библиотеки (бывшей "Публички") встревожены планами ее возможного слияния с бывшей "Ленинкой" – Российской государственной библиотекой, расположенной в Москве. Специалисты уже назвали такие намерения властей "войной с культурой".

Драма на Невском 15 декабря 2015
Кому мешает директор Российской Национальной Библиотеки?
Иван Толстой: Одно из самых красивых зданий в Петербурге – с полукруглым фасадом и окнами на сам проспект, на Садовую улицу и на памятник Екатерине Великой – занимает Российская Национальная Библиотека, в расхожем упоминании – Публичка. Ее существование в столь архитектурно торжественном месте всегда было залогом уважения общества и государства к предназначению самого заведения: хранить память о человечестве и служить основой для культурного развития новых поколений. Кто не помнит своего вчера, тот вынужден начинать всё заново. Кто это сказал? Платон, Ломоносов, Ключевский – многие, это, казалось бы, общепризнанная истина. Но вот садится в кресло очередной властный чиновник, и банальные истины летят в мусорную корзину.
Что происходит снаружи и внутри Российской Национальной Библиотеки? В программе «Драма на Невском» участвуют сотрудники библиотеки, занимающие различные позиции в конфликте. Суть дела представляет Галина Михеева, бывший заместитель директора.

Некоторые комментарии к статье ЕБ вместо РГБ и РНБ (см выше)

Viktor Bondarev · Московский государственный институт культуры
Дурной пример для регионов России..

Аскарова Виолетта
Это уничтожение (именно уничтожение, а не лукавое слияние двух крупнейших национальных библиотек) не только РНБ, но и значительного пласта мировой культуры. Если мыслить более локальными категориями, это сильнейший удар по культурной столице. Вся надежда на то, что первое лицо - уроженец Питера- этого не допустит. Хотя бы их чувства уважения к малой родине. Об иных чувствах и ценностях в данном контексте говорить бесполезно.

Espes Espes
Полностью согласна с автором. Чинуши, оставте библиотеку в покое, дайте людям работать!!!!

Svetlana Poroshina · Director (business) at Кировская областная научная медицинская библиотека
У нас всегда непрофессионалы решают судьбу библиотек. Такое впечатление, что кроме библиотекарей никто не понимает, для чего нужны библиотеки.

Artemenko Galina · СПбГИК - СПбГУКИ
Не в силу моего личного непрофессионализма ( я библиограф по профессии как раз) не был задан мною вопрс об обязательном экземпляре, а в силу того, что его не дали задать. Вообще эту тему свернули. Хорошо хоть вообще я спросила про очередную "идею объединения", пресс-конференцию они другому посвящали. Так что не надо про "невежественных журналистов".

Лариса Кириллина · Professor at Moscow State Conservatory
Оцифровывать фонды, особенно старинные и сверхценные, нужно обязательно. Во-первых, ради сохранности подлинников, во-вторых, ради доступа к ним читателей (прежде всего, исследователей). Но это совсем другая проблема, стоящая на повестке дня независимо от административной принадлежности той или иной библиотеки или архива.

Киселев Виктор · - at Томский гос.университет.
Старая забава российско-советских властей:все сливатьь,объединять,разорять,а потом разливать,разъединять,восстанавливать.И все за счет тощей российской казны.Министра Мединского,лжеученого,давно пора убирать с его поста,но подобного подобный не тронет.

Сергей Никулин · Moscow, Russia
"Океания всегда воевала с Остазией".

Ольга Крюковская · ЮУрГГПУ
Электронная книга съела бумажную. Просто библиотека превращается в музей бумажной книги и в том количестве больше не нужна. Зайдите в библиотеки - читателей единицы в пустых залах. Коворкинги еще существуют в лучших их них. Еще 15 лет назад в библиотеках забивали место для занятий. Сейчас там студентов не сыщешь. Преподавателей - редко. Все ушло в электронную книгу, да и в лень. Не только курсовые и дипломы, но и диссертации скачиваются из интернета. Да что там говорить.

Anastasiya Mar'ina · Works at Self-employed
Вы, наверное, о каких-нибудь районных библиотеках. Но не будете же Вы спорить, что, по крайней мере, одна Национальная или Государственная библиотека нужна для страны. Должны быть такие учреждения. И правильные доводы в статье, что нужна и бумажная копия, и электронная 
А что об этом объединении думаете вы?
Как-то был разговор об объединении сельских и школьных библиотек...
Объединение РГБ и РНБ первая ласточка?

2 комментария:

  1. Ирина, спасибо большое за пост, более подробно всё осветили. Я добавила ссылочку у себя и на Ваш пост.
    Слов нет, в голове не укладывается, что ДВЕ ГЛАВНЫЕ БИБЛИОТЕКИ СТРАНЫ хотят слить в одну, так сказать "сэкономить"! Какой пример для регионов, где и так полным ходом идет оптимизация! В селе переводят даже на 0,10 ставки! Директоров ЦБС - на 0,75! Как сохранить библиотеки? И что - на них можно больше всего сэкономить? Других источников нет? Например, яхты, частные самолеты, зарплаты высших чиновников в 94 млн. рублей (начальник "Почты России"). Слов нет...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мирослава, полностью с Вами согласна! В бюджете РФ 2017 расходы на культуру предусмотрены в размере 93 млрд. рублей – 0,56% от всего бюджета. Конечно, где еще искать пути экономии, как не в культуре?

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...