пятница, 9 мая 2014 г.

«Я – дворянин с арбатского двора»

Булату Окуджаве  -  90 лет


     9 мая исполнилось бы 90 лет легендарному барду Булату Шалвовичу Окуджаве (9 мая 1924 – 12 июня 1997). Российский композитор, поэт, литератор, прозаик, киносценарист, Булат Шалвович Окуджава широко известен как один из самых ярких советских исполнителей авторской песни в 50-80-е гг. XX столетия. Его репертуар насчитывает более двухсот композиций. Каждый из нас вспомнит такие строчки, как «Ваше благородие, госпожа Удача», «Бери шинель, пошли домой», «А нынче нам нужна одна победа, одна на всех – мы за ценой не постоим», «Не прячьте ваши денежки по банкам и углам», «Какое небо голубое!», «Давайте понимать друг друга с полуслова», «Ах война, что ж ты сделала, подлая!», «Святая наука – расслышать друг друга...», «Женюсь, женюсь... Какие могут быть игрушки...», «Не обещайте деве юной любови вечной на земле!», «Возьмёмся за руки, друзья!» Он стал символом своей эпохи «шестидесятников», одним из наиболее ярких музыкантов и писателей своего поколения.

Родился в Москве. До войны жил в Москве, Нижнем Тагиле, Тбилиси. В 1942 году из 9 класса добровольцем ушел на фронт, служил минометчиком, был ранен. После госпиталя был связистом. В 1945 году демобилизовался, работал, заканчивал 10 класс. Окончил филфак Тбилисского государственного университета в 1950 году и два года работал учителем русского языка и литературы в деревне Шамордино Калужской области. В 1952 году перевелся в школу города Калуги, в 1953-54 годах работал в издательстве областной калужской газеты "Молодой ленинец". В 1956 году вернулся в Москву. Работал редактором в издательстве "Молодая гвардия", зав. отделом поэзии в "Литературной газете", с 1962 года член Союза писателей СССР. Один из основателей жанра авторской песни. Песни Окуджавы звучат в кинофильмах, спектаклях, радиопостановках. Писал также историческую и автобиографическую прозу, киносценарии. Окуджава стал автором многих популярных песен для более чем 80 кинофильмов. Его песни звучали в фильмах «Соломенная шляпка», «Белорусский вокзал», «Белое солнце пустыни», «Приключения Буратино», «Кортик», «Бронзовая птица», «Аты-баты, шли солдаты», «Покровские ворота», «Оставить след», «Из жизни начальника уголовного розыска», «Турецкий гамбит» и др. Скончался в Париже 12 июня 1997 г.
В годы Великой Отечественной войны он получил медаль «За оборону Кавказа», в 1984 г. награжден орденом Дружбы народов. Имел почетную медаль Советского фонда мира. 1991 г. был ознаменован двумя событиями: присуждением Государственной премии СССР и премии «За мужество в литературе» им. Сахарова, которую учредила независимая писательская ассоциация «Апрель». Песенное творчество было отмечено в 1967 г. первой премией и специальным призом «Золотой венец» на поэтическом конкурсе в Югославии, а также призом «Золотая гитара» на фестивале в Италии, в городе Сан-Ремо(1985). В 1990 г. Норвичский университет в США присвоил Булату Окуджаве почетную степень доктора гуманитарных наук. В 1994 г. получил Международную премию Букера за семейную хронику под названием «Упраздненный театр», которая была признана лучшим романом года, написанном на русском языке. Имя Булата Окуджавы было присвоено малой планете (1988).
Рядом с нами и в нас живут пришедшие из его стихов и песен призывы к добру, благородству, милосердию, рыцарству, братству. Вот уже много лет полночный троллейбус плывёт по Москве, на фоне Пушкина снимается семейство и часовые любви на Смоленской стоят… И все эти годы со всеми нами и с каждым в отдельности живёт надежды маленький оркестрик под управлением Булата Окуджавы.

          * * *
Быстро молодость проходит, дни счастливые крадет.
Что назначено судьбою - обязательно случится:
то ли самое прекрасное в окошко постучится,
то ли самое напрасное в объятья упадет.
Так не делайте ж запасов из любви и доброты
и про черный день грядущий не копите милосердье:
пропадет ни за понюшку ваше горькое усердье,
лягут ранние морщины от напрасной суеты.
Жаль, что молодость мелькнула, жаль, что старость коротка.
Все теперь как на ладони: лоб в поту, душа в ушибах...
Но зато уже не будет ни загадок, ни ошибок -
только ровная дорога до последнего звонка.

          Святое воинство
Совесть, Благородство и Достоинство – 
вот оно, святое наше воинство. 
Протяни ему свою ладонь, 
за него не страшно и в огонь.
Лик его высок и удивителен. 
Посвяти ему свой краткий век. 
Может, и не станешь победителем, 
но зато умрешь, как человек.

          * * *
В нашей жизни, прекрасной, и странной,
и короткой, как росчерк пера,
над дымящейся свежею раной
призадуматься, право, пора.
Призадуматься и присмотреться,
поразмыслить, покуда живой,
что там кроется в сумерках сердца,
в самой черной его кладовой.
Пусть твердят, что дела твои плохи,
но пора научиться, пора
не вымаливать жалкие крохи
милосердия, правды, добра.
Но пред ликом суровой эпохи,
что по-своему тоже права,
не выжуливать жалкие крохи,
а творить, засучив рукава.

          * * *
Земля изрыта вкривь и вкось.
Ее, сквозь выстрелы и пенье,
я спрашиваю: «Как терпенье?
Хватает? Не оборвалось —
выслушивать все наши бредни
о том, кто первый, кто последний?»
Она мне шепчет горячо:
«Я вас жалею, дурачье.
Пока вы топчетесь в крови,
пока друг другу глотки рвете,
я вся в тревоге и в заботе.
Изнемогаю от любви.
Зерно спалите — морем трав
взойду над мором и разрухой,
чтоб было чем наполнить брюхо,
покуда спорите, кто прав...»
Мы все — трибуны, смельчаки,
все для свершений народились,
а для нее — озорники,
что попросту от рук отбились.
Мы для нее как детвора,
что средь двора друг друга валит
и всяк свои игрушки хвалит...
Какая глупая игра!

          * * *
Почему мы исчезаем,
превращаясь в дым и пепел,
в глинозем, в солончаки,
в дух, что так неосязаем,
в прах, что выглядит нелепым,-
нытики и остряки?
Почему мы исчезаем
так внезапно, так жестоко,
даже слишком, может быть?
Потому что притязаем,
докопавшись до истока,
миру истину открыть.
Вот она в руках как будто,
можно, кажется, потрогать,
свет ее слепит глаза...
В ту же самую минуту
Некто нас берет под локоть
и уводит в небеса.
Это так несправедливо,
горько и невероятно -
невозможно осознать:
был счастливым, жил красиво,
но уже нельзя обратно,
чтоб по-умному начать.
Может быть, идущий следом,
зная обо всем об этом,
изберет надежный путь?
Может, новая когорта
из людей иного сорта
изловчится как-нибудь?
Все чревато повтореньем.
Он, объятый вдохновеньем,
зорко с облака следит.
И грядущим поколеньям,
обожженным нетерпеньем,
тоже это предстоит.

          * * *
Берегите нас, поэтов. Берегите нас.
Остаются век, полвека, год, неделя, час,
три минуты, две минуты, вовсе ничего...
Берегите нас. И чтобы все — за одного.
Берегите нас с грехами, с радостью и без.
Где-то, юный и прекрасный, ходит наш Дантес.
Он минувшие проклятья не успел забыть,
но велит ему призванье пулю в ствол забить.
Где-то плачет наш Мартынов, поминает кровь.
Он уже убил однажды, он не хочет вновь.
Но судьба его такая, и свинец отлит,
и двадцатое столетье так ему велит.
Берегите нас, поэтов, от дурацких рук,
от поспешных приговоров, от слепых подруг.
Берегите нас, покуда можно уберечь.
Только так не берегите, чтоб костьми нам лечь.
Только так не берегите, как борзых - псари!
Только так не берегите, как псарей - цари!
Будут вам стихи и песни, и еще не раз...
Только вы нас берегите. Берегите нас.

          * * *
У поэта соперников нету —
ни на улице и не в судьбе.
И когда он кричит всему свету,
это он не о вас — о себе.
Руки тонкие к небу возносит,
жизнь и силы по капле губя.
Догорает, прощения просит:
это он не за вас — за себя.
Но когда достигает предела
и душа отлетает во тьму...
Поле пройдено. Сделано дело.
Вам решать: для чего и кому.
То ли мед, то ли горькая чаша,
то ли адский огонь, то ли храм...
Все, что было его,— нынче ваше.
Все для вас. Посвящается вам.

          * * *
Я обнимаю всех живых,
и плачу над умершими,
но вижу замершими их,
глаза их чуть померкшими.

Их души вечные летят
над злом и над соблазнами.
Я верю, что они следят,
как плачем мы и празднуем.

          Ваше благородие, госпожа разлука
Ваше благородие, госпожа разлука,
мне с тобою холодно, вот какая штука.
Письмецо в конверте
погоди - не рви...
Не везет мне в смерти,
повезет в любви.
Ваше благородие госпожа чужбина,
жарко обнимала ты, да мало любила.
В шелковые сети
постой - не лови...
Не везет мне в смерти,
повезет в любви.
Ваше благородие госпожа удача,
для кого ты добрая, а кому иначе.
Девять граммов в сердце
постой - не зови...
Не везет мне в смерти,
повезет в любви.
Ваше благородие госпожа победа,
значит, моя песенка до конца не спета!
Перестаньте, черти,
клясться на крови...
Не везет мне в смерти,
повезет в любви.

          Давайте восклицать...
Давайте восклицать, друг другом восхищаться.
Высокопарных слов не стоит опасаться.
Давайте говорить друг другу комплименты -
Ведь это всё любви счастливые моменты.
Давайте горевать и плакать откровенно,
То вместе, то поврозь, а то попеременно.
Не надо придавать значения злословью -
Поскольку грусть всегда соседствует с любовью.
Давайте понимать друг друга с полуслова,
Чтоб, ошибившись раз, не ошибиться снова.
Давайте жить во всем друг другу потакая,
Тем более что жизнь короткая такая.

          Антон Палыч Чехов однажды заметил
Антон Палыч Чехов однажды заметил,
что умный любит учиться, а дурак – учить.
Скольких дураков в своей жизни я встретил –
мне давно пора уже орден получить.
Дураки обожают собираться в стаю.
Впереди их главный во всей красе.
В детстве я верил, что однажды встану,
а дураков нету – улетели все.
Ах, детские сны мои – какая ошибка,
в каких облаках я по глупости витал.
У природы на устах коварная улыбка...
Видимо, чего-то я не рассчитал.
А умный в одиночестве гуляет кругами,
он ценит одиночество превыше всего.
И его так просто взять голыми руками,
скоро их повыловят всех до одного.
Когда ж их всех повыловят – наступит эпоха,
которую не выдумать и не описать...
С умным - хлопотно, с дураком - плохо.
Нужно что-то среднее. Да где ж его взять?
Дураком быть выгодно, да очень не хочется,
умным - очень хочется, да кончится битьём...
У природы на устах коварные пророчества.
Но, может быть, когда-нибудь к среднему придём.

          Песенка о дураках
Вот так и ведётся на нашем веку:
на каждый прилив по отливу,
на каждого умного по дураку –
всё поровну, всё справедливо.
Но принцип такой дуракам не с руки:
с любых расстояний их видно.
Кричат дуракам: «Дураки! Дураки!»
А это им очень обидно.
И чтоб не краснеть за себя дураку,
Чтоб каждый был выделен, каждый,
на каждого умного по ярлыку
повешено было однажды.
Давно в обиходе у нас ярлыки,
по фунту на грошик на медный,
и умным кричат: «Дураки! Дураки!»
А вот дураки незаметны.

          Мы за ценой не постоим
           (Белорусский вокзал)

Здесь птицы не поют, 
деревья не растут, 
и только мы плечом к плечу 
врастаем в землю тут. 
Горит и кружится планета, 
над нашей родиною дым, 
и, значит, нам нужна одна победа, 
одна на всех – мы за ценой не постоим.

Нас ждет огонь смертельный,  
и все ж бессилен он. 
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный 
десятый наш десантный батальон.

Едва огонь угас –
звучит другой приказ, 
и почтальон сойдет с ума, 
разыскивая нас. 
Взлетает красная ракета, 
бьет пулемет, неутомим... 
И, значит, нам нужна одна победа, 
одна на всех – мы за ценой не постоим.

От Курска и Орла 
война нас довела 
до самых вражеских ворот – 
такие, брат, дела. 
Когда-нибудь мы вспомним это – 
и не поверится самим... 
А нынче нам нужна одна победа, 
одна на всех – мы за ценой не постоим.

          Молитва
Пока Земля еще вертится,
пока еще ярок свет,
Господи, дай же ты каждому,
чего у него нет:
мудрому дай голову,
трусливому дай коня,
дай счастливому денег...
И не забудь про меня.
Пока Земля еще вертится —
Господи, твоя власть! —
дай рвущемуся к власти
навластвоваться всласть,
дай передышку щедрому,
хоть до исхода дня.
Каину дай раскаяние...
И не забудь про меня.
Я знаю: ты все умеешь,
я верую в мудрость твою,
как верит солдат убитый,
что он проживает в раю,
как верит каждое ухо
тихим речам твоим,
как веруем и мы сами,
не ведая, что творим!
Господи мой Боже,
зеленоглазый мой!
Пока Земля еще вертится,
и это ей странно самой,
пока ей еще хватает
времени и огня,
дай же ты всем понемногу...
         И не забудь про меня.


    
А какие стихи, песни Булата Окуджавы любите Вы?

6 комментариев:

  1. Одна из моих любимых песен Окуджавы - "Виноградная косточка":

    Виноградную косточку в теплую землю зарою,
    И лозу поцелую и спелые гроздья сорву,
    И друзей созову, на любовь свое сердце настрою.
    А иначе зачем на земле этой вечной живу?

    Собирайтесь-ка гости мои на мое угощенье,
    Говорите мне прямо в глаза чем пред вами слыву,
    Царь небесный пошлет мне прощение за прегрешенья.
    А иначе зачем на земле этой вечной живу?

    В темно-красном своем будет петь для меня моя дали,
    В черно-белом своем преклоню перед нею главу,
    И заслушаюсь я и умру от любви и печали.
    А иначе зачем на земле этой вечной живу?

    И когда заклубится закат по углам золотея,
    Пусть опять и опять предо мной проплывут наяву,
    Синий буйвол и белый орел и форель золотая.
    А иначе зачем на земле этой вечной живу?

    ОтветитьУдалить
  2. Мне нравится романс "Эта женщина в окне":

    Не сольются никогда зимы долгие и лета:
    у них разные привычки и совсем несхожий вид.
    Не случайны на земле две дороги - та и эта,
    та натруживает ноги, эта душу бередит.

    Эта женщина в окне в платье розового цвета
    утверждает, что в разлуке невозможно жить без слез,
    потому что перед ней две дороги - та и эта,
    та прекрасна, но напрасна, эта, видимо, всерьез.

    Хоть разбейся, хоть умри - не найти верней ответа,
    и куда бы наши страсти нас с тобой не завели,
    неизменно впереди две дороги - та и эта,
    без которых невозможно, как без неба и земли.

    ОтветитьУдалить
  3. А я люблю песню "По смоленской дороге":

    По Смоленской дороге — леса, леса, леса.
    По Смоленской дороге — столбы, столбы, столбы.
    Над дорогой Смоленскою, как твои глаза, —
    Две вечерних звезды, голубых моих судьбы.

    По Смоленской дороге — метель в лицо, в лицо.
    Всё нас из дому гонят дела, дела, дела.
    Может, будь понадёжнее рук твоих кольцо —
    Покороче б, наверно, дорога мне легла.

    По Смоленской дороге — леса, леса, леса.
    По Смоленской дороге — столбы гудят, гудят.
    На дорогу Смоленскую, как твои глаза,
    Две холодных звезды голубых глядят, глядят.

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...