суббота, 2 февраля 2013 г.

70-летие победы в Сталинградской битве


Сталинград! Сталинградская битва! К событиям, развернувшимся на берегах Волги, осенью-зимой  1942-1943 года было приковано внимание миллионов людей Земли. Это одна из героических и одна из главных страниц  Великой Отечественной войны.  История войн не знала еще подобного примера окружения и разгрома такой многочисленной армии. Победа в Сталинградской битве положила начало освобождению нашей страны и стран Европы и окончательной победе над фашистской Германией в 1945 году.

В Германии после поражения в Сталинграде был объявлен траур. Позже, в своих мемуарах Генерал-майор немецко-фашистской армии Ганс  Дёрр напишет: «Для Германии битва под Сталинградом была тягчайшим поражением в её истории, для России — её величайшей победой. Под Полтавой (1709) Россия добилась права называться великой европейской державой, Сталинград явился началом её превращения в одну из двух величайших мировых держав».
Я хочу напомнить лишь об одной участнице Сталинградской битвы – о Марионелле Королёвой, больше известной как Гуля Королёва. И предлагаю посмотреть на войну, Сталинградскую битву, изнутри, глазами санинструктора, молодой женщины, которой на фронте исполнилось 20 лет. 
Гуля, как её называли родители,  родилась 10 сентября 1922 г. в Москве.  До войны снималась в кинофильмах, училась в институте,  в  начале войны, в 1941 году родила сына Сашу, которого называла Ёжиком и, после гибели мужа на фронте, оставив сына на попечение своей матери, пошла  добровольцем на фронт. Весной 1942 года дивизия, в которой Гуля была санинструктором,  отправилась на фронт в район Сталинграда.
Для Гули война длилась всего полгода. Она рвалась в бой, не пряталась от пуль.  Гуля любила петь, особенно ей нравилась «Землянка», и постоянно писала домой. Эти письма — свидетельства той фронтовой жизни.

9 мая 42 г. Побывали здесь немцы. Население рассказывает разные ужасы. Все носит следы пребывания немцев. Господи, сколько мерзостей они наделали! Не искупить им своею черной кровью те зверства, которые они наделали на нашей земле.
Как вы там? Как Ежулька? Крепенько, крепенько его от меня поцелуйте, приласкайте. Очень жалею, что не взяла с собой какое-нибудь платьице: все время быть в форме очень тяжело, особенно в сапогах... Хочется скорей на передовую, чтобы гнать и гнать этих паразитов...
8 августа 42 г. Нет, не будучи в боях, не испытав на собственных плечах всех трудностей, невозможно почувствовать до конца радость победы. Когда бойцы идут в атаку, когда катится раскатами «ура», не знаешь, не помнишь ничего. Перед тобой только поле боя, и ты следишь, следишь за каждой точкой на бесконечно расстилающейся перед тобой степью до боли в глазах. Там кто-то упал, посылаешь санитаров, летишь сама. И ни свист снарядов, пуль, мин, ни строгие окрики не в силах тебя остановить. Тело становится каким-то невесомым, и только тогда, когда машина, груженая ранеными, выезжает из зоны обстрела, напряжение становится меньше. Но глаза всматриваются в глубокую синеву неба: нет ли там «рамы» или другого крылатого стервятника. Ведь у тебя бесценный груз — люди, жизнь которых доверена тебе, а минута невнимательности к машине грозит быть расстрелянной или сожженной. При виде все приближающейся черной точки останавливаешь машину, маскируешь ее предусмотрительно захваченными ветками, так как не везде в степи ты найдешь кустарник, помогаешь ходячим выйти и залечь в канавы, углубления. Залезешь обратно в кузов к тяжелораненым и, держа наготове верный ППШ, начинаешь им что-нибудь, рассказывать, чтоб не столь долго длилось время, А сама не перестаешь следить за тревожным небом...
22 августа 42 г.  Могу тебе написать письмо. Я на дневном отдыхе, т. к. меня здорово оглушило. Полчаса ничего не слыхала, потом прошло. Сейчас только сильная головная боль.  Нахожусь все время на самой передовой, несколько раз ходила в разведку, последний раз окружили автоматчики, еле вышла. Много за это время пережито, много перевидано.  Бойцы проявляют невиданное геройство. Много потеряно боевых товарищей и друзей, но от этого еще больше ненависти к врагу, еще больше ярости, пламенно-благородной ярости. Если останусь жива, буду пробовать написать книгу, очень много накопилось интересных эпизодов. Писали о героических защитниках Севастополя, теперь будут писать о героических защитниках Дона.  Только что над нами разыгрался воздушный бой. Наши молодцы! Здорово щипают перья немецким стервятникам!  Скоро опять пойду на передовую.
10 сентября 42 г.  Папулька! Ты просил, чтобы я тебе чаще писала. Вот села тебе писать, а что писать, не знаю. День бежит за днем, идут жестокие бои за Дон, за Сталинград. Деремся отчаянно. Наш полк получил уже две благодарности от Военного Совета армии. Деремся так, чтобы завоевать гвардейское звание. Много работаем, все время на передовой, все время среди людей. Очень хорошо встречают красноармейцы. Ходила в разведку. Бывала в перепалках. Не раз на волосок от смерти, но, как говорится, смелого пуля боится, смелый умирает один раз, а трус — несколько раз.
15 сентября 42 г. Ходила несколько раз в разведку. Один раз окружили автоматчики, еле выбралась от них. Местность уж больно поганая — степь. Нигде не спрячешься. Ни кустика тебе, ни деревца. Но я все же вышла и еще раненого вынесла. У меня уже на личном счету свыше 30 бойцов и командиров, спасенных мной, т. е. перевязанных и вынесенных с поля боя.
Конец сентября 42 г.
 Мамулька, родная моя! Наконец-то получила от тебя большое, подробное письмо. Сколько радости оно мне принесло! Как я рада была, что ты мне много про Ежульку написала. Если бы ты только знала, как мне хочется вас всех увидеть, хоть часок побыть с вами!
Ежулька, мой маленький, расти большой и умненький, реже хворай, голубоглазый мой сынишка. Не очень балуйте его, растите мужчиной, не плаксой-девчонкой. Я думаю, что при вашей колоссальной любви к нему вы будете здраво смотреть на его воспитание.
Ну что я могу написать о себе? Кажется, и много могла бы, ведь каждый час жизни полон всевозможными происшествиями. Каждый день бываешь на волосок от смерти...
Рвется враг к Сталинграду, все силы бросает на него, но никогда не сломить ему любви народа к своей Родине, к славному Царицыну. Любовь двигает на большие подвиги, а вера в свою победу и правоту окрыляет и поддерживает эту любовь.
...Ожог ноги уже прошел. Правда, заживал он больше месяца. Но если бы было время пойти в санчасть, то дело было бы быстрее. А обожглась я так: когда повела в наступление, наступила на бруствер одного окопа, а там была бутылка с горючей жидкостью, она у меня и взорвалась под ногой, облила меня, и я загорелась. Моментально сняла с себя сапоги, брюки, затоптала, и когда ко мне подбежали саперы с лопатами, чтобы закопать меня, т. к. затушить жидкость можно, только прекратив доступ воздуха, я уже натягивала на себя брюки, а вот сапог уже никак не могла надеть, потому так и пошла дальше и только после боя сделала себе перевязку.
Ты спрашиваешь о моей должности. Сейчас я на должности санинструктора...
Спрашиваешь, как встретила день рождения. У нас как раз был очень жаркий бой, и в мою честь целый артполк и артиллерия нашей части дали залп по немцам, не одну сотню уложили. А вечером, когда все успокоились, мы в землянке поужинали. Причем наш повар испек несколько пирогов и на одном из них написал: «Будущему гвардейцу».
В день рождения Ежика тоже было дано несколько залпов, а когда собрались ужинать, пришлось отбивать довольно яростную контратаку немцев. Атака была отбита и, кроме того, занят один населенней пункт. А потом ко мне бойцы подошли и сказали, что это они совершили в честь рождения Ежа.
Очень сроднилась со всем своим полком. А традиции нашего полка боевые. Мы нигде не сделали и полшага назад, а знали только одно слово: «Вперед!»
5 октября 42 г. Много, много за эту ночь дел было. А днем я еще ребенка перевязывала — шесть месяцев мальчонке. Мать убило, а ему спинку осколком перебило. Я его перевязываю, а он на меня такими большими страдальческими глазами смотрит и не плачет, а только тяжело-тяжело вздыхает. Я его перевязываю, а у самой слезы градом льются.
23 октября 1942 г. «Бились мы за одну высоту. День бились, несколько раз занимали и несколько раз отходили. Крепко там немец засел. Пошла я вытаскивать раненого - близко около немцев лежал. Заметили немцы, решили живой взять. Я ползу и они ползут, а сзади меня огневую пулеметную завесу дали, чтоб на помощь мне не пришли. Назад ползти поздно. Впереди раненый и немцы берут в кольцо. Взяла в руки гранату, решила, что подпущу и гранатами закидаю, хоть побольше их перебью... Тогда я убила двух фрицев... Когда обо мне что-нибудь спрашивают из штаба дивизии, обо мне говорят: «она ведь у нас одна», «чтобы мы делали, если бы ее не стало»... Ты себе не представляешь, как приятно узнать, что ты нужна и тебя любят».
…Разобъем эту сволочь — увидимся, а если не придется, так знай, что твоя дочь трусихой не была и честно отдала жизнь за Родину.

Через месяц после этого письма, 23 ноября 1942 года Гуля Королёва была смертельно ранена.  Во время боя за высоту 56,8 под Сталинградом она вынесла с поля боя 50 раненых красноармейцев, а когда был убит командир, подняла бойцов в атаку. Ворвавшись в немецкие окопы, Гуля гранатами уничтожила 15 фашистов, была смертельно ранена, но продолжала сражаться, пока не подоспело подкрепление. 9 января 1943 года командованием Донского фронта Марионелла Королёва посмертно была награждена орденом Красного Знамени.
Ей было всего двадцать лет...
В 1946 году в нашей стране вышла повесть «Четвертая высота». Ее автор – Елена Ильина, сестра Самуила Маршака, с детства была близкой подругой Гули Королёвой. В советское время книгой «Четвертая высота» зачитывался каждый школьник, и имя этой героини было так же известно, как и имя Зои Космодемьянской. Повесть была переведена на многие языки мира.
Если вы еще не читали, очень советую прочесть каждому, и ребенку, и взрослому «Четвертую высоту». А тем, кто ее уже читал - еще раз перечитать.

4 комментария:

  1. Один из героев сталинградской битвы - уроженец Челябинской области Василий Зайцев, Герой Советского Союза, уничтоживший в боях за Сталинград 242 фашиста. Знаю, что есть книги о нём и фильм. А вот какие - может быть, вы подскажете?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Книга Василия Зайцева «За Волгой земли для нас не было. Записки снайпера» издавалась в СССР и США (на английском языке).
      О знаменитом снайпере сняты два фильма «Ангелы смерти» ( 1992 г. , в роли Зайцева Федор Бондарчук) и фильм «Враг у Ворот» ( 2001 г., в роли Зайцева - Джуд Лоу).

      Удалить
  2. Не забывайте грозные года,
    Когда кипела волжская вода.
    Земля тонула в ярости огня,
    И не было ни ночи и ни дня.
    Сражались мы у волжских берегов,
    На Волгу шли дивизии врагов.
    Но выстоял великий наш Солдат!
    Но выстоял бессмертный Сталинград!

    Поклонимся великим тем годам,
    Тем славным командирам,и бойцам,
    И маршалам страны, и рядовым,
    Поклонимся и мертвым и живым.
    Всем тем, которых забывать нельзя,
    Поклонимся,поклонимся, друзья,
    — Всем миром,всем народом,всей землей
    Поклонимся за тот великий бой.

    Сомкнули мы вокруг врагов кольцо.
    Январь суровый саваны снегов
    Стелил, стелил для вражеских полков.
    Окончен тот Великий смертный бой,
    Синеет мирно небо над тобой,
    Над нашей вечной Волгой голубой,
    Над славною солдатской головой.
    ...За годом — год,из боя — снова в бой!
    ...Взлетали ввысь салюты над Москвой.
    И, завершив Победою Войну,
    Планете возвратили мы Весну,
    Планете мы вернули тишину...

    Поклонимся великим тем годам,
    Тем славным командирам,и бойцам,
    И маршалам страны, и рядовым,
    Поклонимся и мертвым и живым.
    Всем тем, которых забывать нельзя,
    Поклонимся,поклонимся, друзья,
    — Всем миром,всем народом,всей землей
    Поклонимся за тот великий бой.

    Михаил Львов

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...