четверг, 27 июля 2017 г.

Моряк и Поэт: «уважены за имя…»

(из истории родства Ганнибалов и Пушкиных)

Два чувства дивно близки нам –
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
А. С. Пушкин


         Пушкин вошел в историю русской цивилизации, создав своим творчеством и любовью к России нерасторжимую связь с сынами и дочерьми нашего Отечества, настоящими и будущими. Именно к ним обращены слова этого великого из россиян – поэта, историка, гражданина: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие»
Живые нити истории связывали Пушкина через цепь предков с разными эпохами: по материнской линии он был внуком Абрама Ганнибала, с детства будившего его воображение, по отцовской – принадлежал к древнему роду, о котором писал в зрелые годы: "Род мой один из самых старинных дворянских".
О том, что по словам поэта, "имя предков моих встречается поминутно в нашей истории", документально подтверждено много раз и не вызывает никаких сомнений. Пушкины знали величие своего рода и падения, благосклонность монархов и гонения временщиков, но всегда "делали честно свое дело".
А вот жизнь предков по материнской линии полна легенд, иногда домыслов, и ярких страниц в истории России.
Отправляемся в увлекательное путешествие по страницам истории рода великого поэта вместе с зав.отделом Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина Ольгой Солодовниковой.


Род Ганнибалов не мог похвалиться древностью. Обратимся вновь к Пушкину – историку своего рода: "Родословная моей матери еще любопытнее. Дед ее был негр, сын влиятельного князька. Русский посланник в Константинополе как-то достал его из сераля, где содержался он анаматом, и отослал его Петру Первому вместе с двумя другими арапчатами. Государь крестил маленького Ибрагима в Вильне в 1707 году, ... и дал ему фамилию Ганнибал".
Абрам Петрович Ганнибал, удивительный, необычайно благородный и порядочный человек. Блестящий военный инженер. Выдающийся математик. Хорошая семья. Многочисленное потомство: четверо сыновей и три дочери. Сам Абрам Петрович и двое сыновей его — Иван и Петр — много сделали для военной славы России и достигли значительного положения в обществе, удостоившись генеральских чинов и многих орденов и других знаков отличия. Это и были две составляющие родовой памяти поэта.
Портрет,  атрибутированный некоторыми исследователями  как портрет А. П. Ганнибала
        О незаурядной личности Абрама Петровича Ганнибала написано немало в русской исторической литературе. Александр Сергеевич воспел его в повести «Арап Петра Великого», в стихотворении «Моя Родословная», в котором достойную дал отповедь слухам о рабском происхождении прадеда, а также в первой главе романа «Евгений Онегин».
В стихотворении «К Языкову» Пушкин вновь упоминает своего прадеда:
В деревне, где Петра любимец
Царей, цариц любимый раб
И их забытый однодомец,
Скрывался прадед мой арап,
Где позабыв Елисаветы
И двор, и пышные обеты,
Под сенью липовых аллей
Он думал в охлажденны леты
О дальней Африке своей...
(Пушкин, Языкову. 20 сентября 1824)

Пушкину было чем гордиться. Прадед его был личным секретарем Петра Великого и сопровождал его в походах. Благодаря положению именитого генерала, и дети его могли рассчитывать на не меньшие успехи в высшем свете.
Но Пушкин выделял именно старшего сына Ивана из всех одиннадцати детей генерала и очень гордился им.
Родившийся в 1735 году и погребённый в октябре 1801 года в усыпальнице Святого Лазаря Александро-Невской лавры в Петербурге, Иван Абрамович прожил необыкновенно яркую жизнь. Образованный, под стать своему знаменитому отцу Абраму Петровичу, он преуспел на службе, проявив необыкновенное мужество, храбрость и поистине суворовскую изобретательность.
С 1777 года он член Адмиралтейств-коллегии и, будучи полным генерал-цехмейстером империи, до окончания службы возглавлял морскую артиллерию.
Неслучайно в намеченном плане первой программы неосуществленных автобиографических записок, относящихся к 1830 году, Пушкин обозначил главу «Иван Абрамович», намереваясь написать об этом выдающемся деятеле и замечательном человеке, который, по его словам, «был столь же достоин замечания, как и его отец».
Когда же впервые обратился поэт к образу своего героического деда в своих стихах?
Иван Абрамович Ганнибал

«Возрастая» в Царскосельских садах, «населённых славой мраморной и медными хвалами екатерининских орлов», отрок Пушкин встречал среди «столпов» – монументов героям полководцам – и колонну с надписью: «Победам Ганнибала».
И вот в 1815 году пятнадцатилетний Пушкин прочел на экзамене в Лицее стихотворение «Воспоминания в Царском Селе», вызвавшее столь восторженную оценку Державина, и, вспомнив о победах Петра Великого, об эпохе русской славы времени Екатерины Второй, сразу же в торжественно-возвышенном тоне заговорил о своем роде – о деде по материнской линии Иване Абрамовиче Ганнибале, назвав его в числе героев-полководцев:
И въявь я вижу пред собою
Дней прошлых гордые следы...
Садятся призраки героев
У посвящённых им столпов,
Глядите: вот герой, стеснитель ратных строев,
Перун кагульских берегов.
Вот, вот могучий вождь полунощного флага,
Пред кем морей пожар и плавал и летал.
Вот верный брат его, герой Архипелага,
Вот наваринский Ганнибал.

Позднее, в стихотворении «Моя родословная» автор, упомянув о прадеде-арапе, с гордостью говорит о своем деде, сжав жизнь Ивана Ганнибала в строки краткого, но выразительного четверостишия:
И был отцом он Ганнибала,
Пред кем средь чесменских пучин
Громада кораблей вспылала,
И пал впервые Наварин.

Но что такое Наварин, о чем поэт пишет с не меньшей гордостью, чем о Чесме?
Кстати, заметьте, что последовательность событий у Пушкина нарушена. Видимо, он не придавал значения документальной последовательности, подчеркивая художественную выразительность в своих произведениях.
Первым подвигом деда Пушкина было не Чесменское сражение, а взятие турецкой крепости Наварин. Ее невозможно было захватить с моря. Он взял ее с суши! Приказал снять пушки с кораблей, превратив их в осадные орудия, и после обстрела матросы, бросившись на приступ, ворвались в крепость 10 апреля 1770 года. Это был прообраз будущей морской пехоты, прославившей себя в годы Великой Отечественной войны.
Взятие Наварина позволило русскому флоту заполучить удобную бухту, в которой разместилась его временная база. По свидетельству одного участника взятия крепости Наваринской: «Губернатор, опасаясь приступа, предложил сдать крепость и заключил капитуляцию с бригадиром Ганнибалом и капитаном Борисовым, вследствие чего 10 апреля русские войска вступили в крепость...»
Чесменское же сражение произошло позднее, два месяца спустя, 25–26 июня 1770 года.
Это была кульминация русско-турецкой войны. Во время битвы в Хиосском проливе, 24 июня, Ганнибал распоряжался действиями всей артиллерии флота. Им же были изготовлены три брандера, которые в ночь на 26 июня взорвали на воздух весь турецкий флот, укрывшийся в Чесменской бухте. Во все время нахождения флота в Архипелаге он заведовал всей морской артиллерией. В этом сражении турки потеряли весь свой флот и 10 тысяч человек. Русские – 11 матросов.
Выразительное, масштабное и красочное представление об этом историческом событии дал великий русский маринист И.К.Айвазовский в картине 1886 года, которая так и названа им – «Чесменский бой».
«Чесменский бой» И.Айвазовский

И.А.Ганнибал, которого вспоминал еще юношей-подростком в Царскосельском лицее Пушкин, внес свой вклад в эту победу. Довершила разгром атака брандеров (брандер – от немецкого слова –«пожар»). Это были небольшие, юркие суда-поджигатели, напичканные горючими и взрывчатыми материалами. Они требовали большого мастерства в управлении и еще большей отваги.
В рукописи о роде Пушкиных и Ганнибалов, начатой в Большом Болдине, так и сказано: «Под Чесмою он распоряжался брандерами и был один из тех, которые спаслись с корабля, взлетевшего на воздух», – и затем продолжено: «В 1770 году он взял Наварин; в 1779 выстроил Херсон».
Что касается Херсона, то Пушкин называет неточно год основания морской крепости и города и их строительства.
В Псковском государственном историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике А. С. Пушкина в мемориальной усадьбе предков поэта хранятся уникальные документы из коллекции фамильных бумаг Ганнибалов.
Всё то ценное, что некогда наполняло дом в усадьбе Петровское при жизни «старого арапа» – ещё одного двоюродного дедушки А. С. Пушкина Петра Абрамовича Ганнибала, – перешло к его потомкам – Коротовым. 18 июля 1896 года «Псковские губернские ведомости» известили: «...в селе Заречье Новоржевского уезда, у дворянина Владимира Фёдоровича Коротова нашлись бумаги о Ганнибалах». Среди них пять писем Екатерины II к Ивану Абрамовичу Ганнибалу, старшему сыну «Арапа Петра Великого».
Письма Екатерины II к И. А. Ганнибалу содержат информацию об основании города-крепости Херсон. Обращаясь к Ивану Абрамовичу, Екатерина обнаруживает нескрываемое уважение к достоинствам заслуженного военного специалиста. Именным указом от 25 июля 1778 года она поручает ему «построение новозаводимаго на Днепре при Александровском шанце города с надлежащими укреплениями, и в оном верфи и адмиралтейства», не сомневаясь в том, что избранный руководитель возводимой цитадели «в сем важном и государству полезном деле» преуспеет.
Место было выбрано еще прежде — Григорием Потемкиным. Оно оказалось не совсем удачным: предполагаемый город стоял на болотах, удаленный от всех источников снабжения и строительных материалов. Однако под руководством Ивана Ганнибала Херсон строился с удивительной быстротой: «Через три года уже существовал новый город с дворцом, адмиралтейством, литейным домом, арсеналом, верфями, казармами и частными домами, крепость была снабжена гарнизоном с 200 орудиями, на верфи строились различные суда». Открыты Греко-Софиевская церковь, банковская, таможенная и почтовые конторы. Установлен «ямщицкий тракт» с почтовыми станциями, соединивший Херсон с другими городами империи.
С назначением на должность главного директора работ в Херсоне Иван Ганнибал получил повышение. 1 января 1779 года он стал генерал-поручиком, с сохранением должности генерал-фельдцейхмейстера. За полтора месяца до этого специальным указом императрицы от 20 ноября 1778 года ему выражена благодарность: «Усердие и ревность, с которыми выполняете вы волю Нашу в толь важном и полезном для Государства деле, обнадеживает Нас всеми теми успехами, коих Мы к славе Отечества от сего ожидаем… в знак же благоволения Нашего посылаю при сем к вам табакерку, украшенную нашим портретом…».
Пушкин, находясь в южной ссылке, опрашивал оставшихся в живых свидетелей о подвигах И. А. Ганнибала – наваринского героя и строителя Херсона. «Его постановления доныне уважаются в полуденном крае России, я в 1821 году видел стариков, живо ещё хранивших его память. Он поссорился с Потёмкиным, Государыня оправдала Ганнибала и надела на него Александровскую ленту; но он оставил службу и с тех пор жил по большей части в Суйде, уважаемый всеми замечательными людьми славного века, между прочим Суворовым, который при нём оставлял свои проказы и которого принимал он, не завешивая зеркал и не наблюдая никаких тому подобных церемоний», – писал он в «Начале автобиографии».
В знак высочайшего благоволения «за похвальные и поспешные труды» Екатерина пожаловала своего главного строителя двадцатью тысячами десятин земли вблизи Херсона в имении Ивановка (Белозерка). Впоследствии, уже в XX веке, после Великой Отечественной войны, именем Ганнибала была названа одна из площадей возведённого им города.
В 1784 году Ганнибал в звании генерал-аншефа ушел в отставку. В дальнейшем он жил в своем имении под Санкт-Петербургом.
Его младшие братья Петр и Осип Ганнибалы также были военными.
Из дальнейших воспоминаний Петра Абрамовича Ганнибала, к которому часто приезжал Александр Пушкин, чтобы услышать предания о своих родственниках: «(Абрам Петрович Ганнибал) детей после себя оставил: Ивана, генерал-поручика, Петра, (морской) артиллерии полковника, Иосифа (Осипа), морской артиллерии второго ранга капитана, Исака, морской артиллерии третьего ранга капитана, дочерей — Елизавету, которая была за Пушкиным, вдовою, Анну, коя была за генералом майором Нееловым, Софья за Роткирьхом».
Ганнибал Осип (Иосиф, Януарий) Абрамович – третий по старшинству сын генерала Ганнибала, родной дед А.С.Пушкина, основатель усадьбы Михайловское.  В 1773 году, будучи в Липецке, Осип Абрамович женился на Марии Алексеевне Пушкиной (1745-1818), дочери бывшего тамбовского воеводы А.Ф. Пушкина. В 1775 году у них родилась дочь, Надежда, в дальнейшем — мать А.С. Пушкина.
Иван Ганнибал, закоренелый холостяк, остался бездетным, он принимает активное участие в дальнейшей судьбе этих женщин. Чтобы обеспечить им достойную жизнь, он отдает в их полное распоряжение 10 000 рублей — сумму, удержанную из части наследства Осипа. Надежда Осиповна была чрезвычайно хороша собой. Была она умна, весела и удивительно обаятельна. В свете ее назовут «прекрасной креолкой».
Юный офицер Сергей Львович Пушкин влюбится в неё и будет просить её руки. Дядя Иван даст благословение от всей семьи Ганнибалов, объяснив свое решение тем, что жених «не очень богат, но весьма образован». Венчание состоится 28 сентября 1796 года в Суйде, в фамильной церкви Ганнибалов. Посаженным отцом на этой свадьбе станет Иван Абрамович Ганнибал. Прелестной Надежде будет тогда двадцать один год. Через год родит она первую дочь, Ольгу. А еще позже, за несколько месяцев до конца XVIII века, 27 мая (6 июня по новому стилю) 1799 года, «прекрасная креолка» разрешится в Москве вторым ребенком. Его назовут Александром. Впоследствии он прославится как величайший гений России и один из величайших поэтов всех времен. Имя ему — Александр Пушкин.
Именитый родственник поэта, герой Чесменского сражения генерал-аншеф Иван Абрамович Ганнибал, умер 12 октября 1801 года. Погребен на Лазаревом кладбище Александро-Невской лавры, где на могиле его высечена следующая эпитафия:
Зной Африки родил, хлад кровь его покоил,
России он служил, путь к вечности устроил.
Стенящие о нем родня его и ближни
Сей памятник ему с усердием воздвигли.

         В завершении отметим, что были и в дальнейшем потомки Пушкина, связавшие свою жизнь с морской службой.
Борис Борисович Пушкин (1926 г.р.), потомок великого поэта в четвертом колене, в юном возрасте ушел на Великую Отечественную войну. Его призвали в действующую армию осенью 1943 года: в свои неполные 17 лет стал курсантом Морского училища в Кронштадте. Он нёс свою службу моряком-зенитчиком Краснознаменного Балтийского флота в составе орудийного расчета на лидере «Минск», затем командиром орудийного расчета на минных тральщиках, обезвреживал мины, расчищал проходы в Ирбенском проливе, уничтожал мины в акватории Рижского и Финского заливов.
Б.Б.Пушкин

Борис Борисович демобилизовался в 1946 году. В Москве получил высшее техническое образование в Автомеханическом институте, и, без малого, полвека проработал на заводе «Наука» (авиационная промышленность) и на протяжении многих лет являлся заместителем главного конструктора. Его труд отмечен орденом «Знак Почета» и двумя орденами Трудового Красного Знамени, а также юбилейной медалью.
Еще один праправнук Александр Иванович Писнячевский (1921-1974) – краснофлотец – подводник, служил матросом на военном корабле с начала и до окончания Великой Отечественной войны. На его груди – боевые награды за сражения на Балтике. После войны был главным энергетиком на одном из предприятий города Горького. В 1950 г. необоснованно репрессирован, в 1955-м освобожден и реабилитирован.
А.И.Писнячевский

В своей поэзии Александр Пушкин восхвалял воинов-защитников, описывал их как достойных сынов своего Отечества.
Ни один из потомков поэта не посрамил своего предка – преумножил величие его. По моему мнению, они – достойные сыны России, которые стали частицей грандиозного подвига русского народа. А веру в победу над врагом им помогала обрести поэзия А. С. Пушкина.

Если ты прожил жизнь достойно и честно служил Отечеству, то потомки твои могут тобой гордиться независимо от того, каково твое социальное происхождение и род занятий. Надо только помнить, кто были твои предки, и почитать их – а в этом непревзойденным образцом для нас на все времена останется Пушкин.

Источники:
Ключевский В.О. Литературные портреты. М., «Современник».1991.
Козлов В. Когда родился прадед А.С. Пушкина // Неделя. 1969. № 44.
Набоков В.В. Пушкин и Ганнибал // Легенды и мифы о Пушкине. СПб., 1994.
Павленко Н.И, Птенцы гнезда Петрова. М., 1989.
Пушкин А.С. Полн.собр.соч. М., 1954. Т.5, 6.
Русаков В.М. Рассказы о потомках А.С. Пушкина. Л., 1992.
Фортунатов Н.М. Эффект Болдинской осени. Нижний Новгород, 1999.
Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.eunnet.net/
Ольга Солодовникова,
заведующая отделом ЦБ им. А. С. Пушкина

4 комментария:

  1. Татьяна, очень интересный пост о предках и потомках А.С. Пушкина. С удовольствием почитала.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо! Благодарим за предоставленный материал Ольгу Федоровну Солодовникову - заведующую отделом социально-гуманитарной литературы!

      Удалить
  2. Татьяна, особенно интересно было читать про потомков. Как удивительно и ответственно, наверное, знать, что у тебя был такой гениальнейший предок! Спасибо за пост!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анна Владимировна, спасибо! Интересно как связана история рода А.С.Пушкина и история нашей страны

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...