понедельник, 28 ноября 2016 г.

Стефан Цвейг – трагедия баловня судьбы

К 135-летию со дня рождения

«Ангелы – это простые люди,
 которые покончили с собой оттого,
что им было плохо. 
И теперь их дело – бродить по земле,
пресекать отчаяние...»
С.Цвейг
Стефан Цвейг – австрийский писатель, критик, автор множества новелл и беллетризованных биографий появился на свет в 1881 году в сказочном городе Вена в богатой и благополучной семье фабриканта Морица Цвейга. Мать, Ида Бреттауэр, принадлежала к богатейшей семье еврейских банкиров, члены которой расселились по всему миру. Иосиф Бреттауэр, дед Стефана, служил банкиром римского Папы и Ватикана. Естественно, современникам Цвейг казался баловнем судьбы, любимцем богов, счастливцем, везунчиком, родившимся «с серебряной ложкой во рту». Ему повезло появиться не просто в богатой семье, но и родиться вторым сыном: старший, Альфред, унаследовал отцовскую фирму, а младшему предоставили возможность посвятиь себя любимому делу и учиться в университете, чтобы получить университетскую степень и поддержать семейную репутацию титулом доктора наук.
Повезло и с местом рождения. Вена конца 19 века пропитана воздухом высокой культуры. В литературе это Гофмансталь, Шницлер и Рильке, в музыке – Малер, Шенберг, Веберн и Альбан Берг, в искусстве Густав Климт, Коломан Мозер, Карл Молл и Отто Вагнер. «Будучи гурманами в кулинарии, исключительно заботясь о хорошем вине, терпком, свежем пиве, пышных мучных изделиях и тортах, этот город притязал и на более тонкие наслаждения. Музицировать, танцевать, играть в театре, беседовать, вести себя деликатно, с тактом – все это культивировалось здесь как особое искусство», – отмечал С. Цвейг (Цвейг С. Вчерашний мир. Воспоминания европейца. М. 2004, с. 20.).

Повезло со школой. Он оказался в классе, «зараженном» интересом к искусству: кто-то писал стихи, кто-то рисовал, кто-то собирался стать актером, кто-то занимался музыкой и не пропускал ни одного концерта, а кто-то даже печатал статьи в журналах. Затем поступил на философский факультет Венского университета (в разных источниках упоминается филологический факультет. В списке знаменитых выпускников Венского университета в Википедии фамилия Цвейг не значится).
Повезло с кругом общения. Был дружен с такими известными людьми, как Эмиль Верхарн, Ромен Роллан, Франс Мазерель, Огюст Роден, Томас Манн, 3игмунд Фрейд, Джеймс Джойс, Герман Гессе, Герберт Уэллс, Поль Валери, Максим Горький, Рихард Штраус, Бертольд Брехт.
Неудивительно, что такая атмосфера рано пробудила в С.Цвейге тягу к собственному сочинительству. С юных лет стал печатать в газетах и журналах стихи и статьи о проблемах современной литературы и искусства. Двадцатилетний автор подвел предварительный итог своей поэтической деятельности в сборнике «Серебряные струны». Стихи были по моде того времени - томные, «упаднические», или, как их еще называли, «декадентские». Например, такие:
                Нежность
Перевод Г. Погожевой

 Я первой нежности люблю возникновение,
 Когда еще мечты и чувства полускрыты.
 Потом нам суждены лишь бурные мгновенья,
 На жизненном пути они, как версты, врыты.
 В ней дуновенье; двух кровей, текущих разно,
 Прикосновение, очей и рук игра.
 Но уж поблескивают искорки соблазна
 И разлетаются, как ночью у костра.
 Тем и мила она, что детская забава,
 Но скоро налетит любовный непокой.
 Трепещет на ветру весенняя дубрава
 И гнется под его безжалостной рукой.
Стихи написаны под влиянием Гофмансталя (австрийский писатель, поэт, драматург, выразитель идей декадентства в австрийской литературе конца XIX века — начала XX века) и Рильке (один из самых влиятельных поэтов-модернистов XX века), которому молодой автор рискнул отправить свои стихи. Тот в ответ отослал свою книгу, и завязалась дружба, продлившаяся до самой смерти Рильке в 1926 году.
После окончания университета С.Цвейг совершает мировой вояж, объездив все континенты, побывал в Африке, Индии и обеих Америках, где разговаривал на нескольких языках. Видимо, в это время он определяется со своим выбором в литературе, отдав предпочтения прозе.
И опять С.Цвейгу повезло, на сей раз в литературе. На тот момент он был самым успешным немецким писателем, его произведения издавались во всем мире, переводились более чем на 30 языков.
По сегодняшний день его «визитными карточками» являются такие мировые шедевры, как новеллы «Амок», «Письмо незнакомки», «Смятение чувств», «Шахматная новелла», «Страх», захватывающие читателя с первых строк любой своей книги, щедро одаривая радостью узнавания и сопереживания до самых последних страниц. Занимательность сюжета, легкость беглого, но аккуратного слога, щемящая душу чувствительность описаний, доступный психологизм диалогов - вот слагаемые такого успеха. Но это еще не все. О чем бы и в каком бы жанре ни писал Стефан Цвейг, он всегда стремился, прежде всего, к тому, чтобы пробудить в читателе-собеседнике добрые чувства. Цвейг не устает убеждать в том, насколько беззащитно человеческое сердце, на какие подвиги, а порой преступления толкает человека страсть.
Весь этот успех и блеск имел, впрочем, и оборотную сторону. В писательской среде они вызывали ревность и зависть. По выражению Джона Фаулза, «серебряная ложка со временем стала превращаться в распятие». Брехт, Музиль, Канетти, Гессе, Краус оставили откровенно неприязненные высказывания о Цвейге.
Несмотря на это, С.Цвейг продолжает творить. Жанровая палитра Цвейга чрезвычайно разнообразна. По сути дела, попросту нет жанра, в котором он не испробовал бы свои силы: он писал стихотворения и драмы, либретто, очерки и эссе, рассказы и поэмы, исторические репортажи. И все-таки исторический жанр — наряду с психологической новеллой (однажды развитой до целого романа, как было с «Нетерпением сердца») — оказался наиболее плодотворным для писателя.
Не в меньшей степени, чем новеллы, увлекательны его беллетризованные биографии: очерк о Ромене Роллане, эссе о Максиме Горьком, Марселе Прусте, Томасе Манне. Впоследствии он развивал своё мастерство в жанре биографического эссе, посвятив работы другим крупным деятелям культуры и истории – Фридриху Ницше, Зигмунду Фрейду, Йозефу Роту, Оноре де Бальзаку, Марии Стюарт, Эразму Роттердамскому, Жозефу Фуше, Фернану Магеллану. Эти работы представляют собой интересный сплав документа и искусства: виртуозно работая с письмами, мемуарами, комментариями, Цвейгу отлично удавалось видеть в них психологическую подоплёку. «Психологические загадки неодолимо притягивают меня;…люди со странностями одним своим присутствием могут зажечь во мне такую жажду заглянуть им в душу…» говорит Цвейг устами героя рассказа «Амок». Кажется, что высказанные мысли принадлежат автору, а не герою. Впрочем, так звучит авторский текст: «История выдающихся людей — это история сложных душевных конструкций… Меня интересуют пути, по которым шли те или иные люди, создавая гениальные ценности, вроде Стендаля и Толстого, или поражая мир преступлениями, вроде Фуше…».
Везенье сопровождало его и в жизни. Повезло с внешностью. В молодости Цвейг был красив и пользовался большим успехом у дам. Долгий и страстный роман начался с «письма незнакомки», подписанного таинственными инициалами ФМФВ. Фредерика Мария фон Винтерниц тоже была писательницей, женой крупного чиновника. После окончания первой мировой войны они поженились. Двадцать лет безоблачного семейного счастья.

На протяжении двух десятилетий Цвейг и Фредерика были практически неразлучны, а если и расставались на несколько дней, то непременно обменивались нежными письмами. Творческая семья: она — автор нескольких повестей и романов, пользовавшихся успехом в Австрии, он — всемирно известный писатель, жили в счастье и благополучии, наслаждаясь любовью и творчеством. Но однажды все изменилось…
Современники упоминают, что у Цвейга, человека с очень тонкой психологической конструкцией, оказался сильнейший комплекс: он панически, до ужаса боялся старости.
Как-то вечером Стефан и Фредерика отправились побродить по улочкам Зальцбурга. Им навстречу шла пара: старик, тяжело опиравшийся на палку, и бережно поддерживавшая его молоденькая девушка, которая все время повторяла: «Осторожнее, дедушка!» Позже Стефан сказал жене: «До чего же отвратительна старость! Не хотел бы я дожить до нее. А впрочем, если бы рядом с этой развалиной была не внучка, а просто молоденькая женщина, кто знает… Рецепт вечной молодости остается одним на все времена: старый человек может ее позаимствовать только у влюбленной в него молодой женщины…».
В ноябре 1931 года Цвейгу исполняется 50 лет. Он на вершине литературной славы, у него любимая жена — и вдруг он впадает в жуткую депрессию. Одному из друзей Цвейг пишет: «Я не боюсь ничего — провала, забвения, утраты денег, даже смерти. Но я боюсь болезней, старости и зависимости».
Фридерика же, видимо, не поняв его страхов и переживаний, решила «облегчить» ему творческий процесс: увлеченная собственной литературной работой, она наняла для Стефана секретаря-машинистку. 26-летняя польская еврейка Шарлотта робко появилась в их доме и скромно заняла подобающее ей место. Несколько лет Цвейг метался внутри любовного треугольника, не зная, кого выбрать: стареющую, но все еще красивую и элегантную жену, к тому же соратницу по литературному творчеству, или любовницу — молодую, но какую-то невзрачную, болезненную и несчастную девушку, от которой ждал чуда возвращения молодости. И все-таки выбрал последнюю…
Дружбу с Фредерикой писатель сохранил и вёл с ней постоянную переписку. В одном из писем признался: ««Судьбу не обмануть, царя Давида из меня не вышло. Кончено - я больше не любовник». А в следующем письме мольба о прощении: «Все мои мысли с тобой».
В желании отправиться куда-нибудь подальше от охваченной фашизмом Европы, они с Лоттой переехали сначала в Латинскую Америку (1940), затем в США (1941), однако, в конце концов, решили поселиться в небольшом бразильском городе Петрополис, пригороде Рио-де-Жанейро.

Депрессия и отчаяние нарастали. Писатель чувствовал, что теряет корни, теряет прошлое. Тяжелое настроение отразилось в последней мемуарной книге «Вчерашний мир». Цвейг с грустью констатировал, что прежний мир, прежний «Век надёжности» исчез, а в настоящем он всюду чувствовал себя чужим. Воспоминания Стефана Цвейга, изложенные им в автобиографии под названием «Вчерашний мир», вызывают исключительный интерес, прежде всего потому, что в них воспроизведены, наряду со сведениями, касающимися жизни и творчества самого автора, портреты ряда знаменитых современников, тех с кем ему довелось дружить, общаться на приятельских или деловых началах. Они бесценны ещё и потому, что сопровождаются его размышлениями о целой эпохе, охватывающей временной отрезок с конца 19-го столетия до 40-х годов 20 века, который представлял для него уходящий безвозвратно, во многих своих проявлениях противоречивый мир. Это не книга-бестселлер, написанная для развлечения читателя, и не исторический роман. Как пишет сам автор, он поставил перед собой цель «запечатлеть эту нашу напряжённую, неимоверно наполненную драматизмом жизнь…».
23 февраля 1942 г. газеты всего мира вышли с сенсационным заголовком на первой полосе: «Знаменитый австрийский писатель Стефан Цвейг и его жена Шарлотта покончили с собой в пригороде Рио-де-Жанейро». Под заголовком помещалась фотография, больше похожая на кадр из голливудской мелодрамы: мертвые супруги в постели. Лицо Цвейга умиротворенно-спокойно. В комнате на кровати нашли тщательно одетых Стефана Цвейга и его жену Шарлотту. Они спали. Спали вечным сном.
Они добровольно ушли из жизни, приняв большую дозу веронала. Рядом с ними, на письменном столе — 13 прощальных писем.
Оправдывая свой поступок, Шарлотта писала, что смерть станет для Стефана освобождением, да и для нее тоже, потому что ее замучила астма. Стефан Цвейг оставил прощальное письмо: «После шестидесяти требуются особые силы, чтобы начинать жизнь заново. Мои же силы истощены годами скитаний вдали от родины. К тому же я думаю, что лучше сейчас, с поднятой головой, поставить точку в существовании, главной радостью которого была интеллектуальная работа, а высшей ценностью — личная свобода. Я приветствую всех своих друзей. Пусть они увидят зарю после долгой ночи! А я слишком нетерпелив и ухожу раньше них».
Над гробом писателя президент Академии наук Бразилии Карнейро так сказал о последнем решении Цвейга: «Из мира, не прельщавшего его ни деньгами, ни почестями, но который так и не стал юдолью мира, — а именно этого он всегда страстно желал и добивался, — из этого мира он бежал, найдя спасение в смерти».
До сего дня историки литературы и литературоведы спорят о месте С.Цвейга в литературе и значении его для читателя. Оценки неоднозначны. Кто-то утверждает, что он не выдержал конкуренции во времени, другие говорят о том, что он занял свое действительное место вследствие естественного снижения искусственного ажиотажа 30-40-х годов 20 века. Но все признают в Стефане Цвейге талантливого писателя.
А читатель? Читатель «не отрекается, любя». Терпимость, жалость, утешение, всепрощение, то, чего такая нехватка в нашей жизни и что нам позарез не хватает – вот причина постоянного возвращения к Стефану Цвейгу. Писателю, психологу, гуманисту и пацифисту. Врачевателю человеческих душ. Секрет успеха Цвейга – в душевном здоровье его книг. Он много писал о болезненных явлениях психики, но мало кто из литераторов того тревожного времени сохранял такой заряд просветительского оптимизма, как Цвейг. Для маленького человека, придавленного то экономическим кризисом, то тиранией, то войной, то проблемами семейными его книги были и остаются глотками кислорода, учебником постижения страстей человеческих. Востребованность и любовь к творчеству с. Цвейга проявляется и в экранизациях его произведений. Только в Википедии упоминается 17 фильмов! А «КиноПоиск» дает ссылки на 64! Интересен фильм «Стефан Цвейг: Прощание с Европой» Марии Шрадер, красивая костюмная драма об австрийском писателе, который после прихода к власти национал-социалистов, находясь на пике своей славы, вынужден был уехать из страны. Это не классическая кинобиография: режиссер прослеживает лишь последние годы Цвейга, когда писатель с женой путешествовал по Бразилии, Аргентине и США и тщетно пытался отогнать от себя мысли о том, как погибает в пламени второй мировой войны его любимая Европа. Постепенное угасание художника, оторванного от родной почвы, - вот главная тема фильма. Актриса Барбара Зукова, сыгравшая в картине одну из главных ролей, за свою работу была номинирована на премию Немецкой киноакадемии.
С.Цвейг не только близок нам своим творчеством, он подарил всему человечеству часть своей удивительной коллекции рукописей знаменитых писателей. Классик австрийской литературы не собирал письма или дарственные надписи, его интересовало творчество. На выставке «Стефан Цвейг. Прощание с Европой» в 2015 году в венском театральном музее показывает исключительно автографы рассказов и романов, корректуры с авторской правкой, черновики. Здесь многие классики конца XIX - начала XX века, от Артура Шницлера и Томаса Манна до Гуго фон Гофмансталя и Йозефа Рота. И даже иностранцы из 12 стран, включая Францию с Роменом Ролланом и Россию – Максим Горький представлен оригиналом воспоминаний о Чехове, датированных 1914 годом. Писатели встретились в Москве на конгрессе, посвященном столетию со дня рождения Льва Толстого, затем Цвейг посетил главу соцреализма на Капри.
Собрание Цвейга насчитывало более тысячи названий, венцам досталась лишь часть, которую владелец в 1937 году передал театральному музею, когда тот был отделом национальной библиотеки.

Использованные источники:
Александровская А. Беглец в прошлое- http://www.peremeny.ru/blog/9767
Стефан Цвейг – биография, информация, личная жизнь - http://stuki-druki.com/authors/Zweig.php
Аренс Г. Стефан Цвейг - http://magazines.russ.ru/slovo/2006/52/ar18.html
Жизнь Стефана Цвейга - http://kicl.ru/archives/413
Цвейг С. Стихотворения - http://mreadz.com/read-246284/p1

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...