вторник, 12 января 2016 г.

Джек Лондон: «Это ведь совсем не плохо — проскакать на буре, как на лошади»

 К 140-летию со дня рождения

140 лет назад 12 января на свет появился человек, чья жизнь не прошла незамеченной, и пусть она была короткой (всего 40 лет), но зато очень яркой и бурной. Имя этого человека Джек Лондон — любимый писатель для всех времен и народов. Причем для каждого в творчестве писателя найдется что-то свое: приключения, риск, любовь, размышления о жизни или несправедливости миропостроения и др. Джек Лондон — это имя мы узнаём еще в детстве, вначале это вероятно, «Морские рассказы» или «Северные рассказы», а может быть «Морской волк» или «Белый клык». А дальше — «Маленькая хозяйка большого дома», «Мартин Иден», «Любовь к жизни» и может быть «Сердца трех», «Лунная долина» — у каждого свой Джек Лондон! Но что бы мы ни читали у этого автора, мы всегда следуем за ним самим, за его мыслями, его путешествиями, а разговор о книгах Джека Лондона — это всегда разговор о нем самом. Ведь достаточно хорошо известен тот факт, что почти все книги Джека Лондона написаны под влиянием его же жизненных событий. Всё, что прошли и испытали его герои, — автор прошел и испытал сам!

Жизнь этого известного писателя была наполнена событиями, как ни у кого другого, он прошел путь от самых низов до полного благополучия. Но чтобы достичь этого самого благополучия, ему пришлось пройти через испытание жизнью: тяжелый труд, бродяжничество, голод и болезни, непонимание окружающих и одиночество. Ему приходилось доказывать раз за разом себе и всем окружающим, что он способен на большее. И словно зная наперед, что век его будет недолгим, Джек Лондон жил нетерпеливо, проживая несколько жизней сразу. Можно сказать, что его жизнь мелькала, словно кадры в кинематографе.
Имя, которое писатель впоследствии прославил, досталось ему от отчима — фермера Джона Лондона. Этот немолодой уже человек (сам имеющий несколько дочерей), взял в жены Флору Уэллман с восьмимесячным ребенком и всю жизнь был Джеку хорошим отцом. Собственный же отец, профессор астрологии Уильям Чейни, интереса к своему ребенку не проявил. Вот так, уже с рождения жизнь будущего писателя проявилась необычными фактами, которые, возможно, повлияли на последующие события. Детство его прошло в Сан-Франциско, городе, который стремительно разрастался после «золотой лихорадки» 1848 года и стал центром Дальнего Запада.

Путь к писательству Джека Лондона был достаточно долгим и трудным, если учитывать, что его трудовой стаж начался очень рано — с 8 лет он работал на ферме, в 10 лет уже продавал газеты, а в 15 лет, испробовав множество занятий, считал себя уже взрослым человеком. Множество занятий — это и работа на ранчо, и устричное пиратство (да-да юный Джек грабил тех, кто зарабатывал на ловле устриц и креветок!), и плавание матросом на шхуне, и служба в рыбацком патруле (теперь Джек сам ловил пиратов и браконьеров). Еще он охотился за котиками у берегов Японии, позже работал грузчиком, угольщиком, рабочим на джутовой фабрике, гладильщиком в прачечной и много еще кем. Но, несмотря на жажду приключений, толкавшую его на рискованные путешествия и необходимость браться за самую грязную работу (чтобы прокормить семью, когда отчим получил увечья), Джек всегда находил время для чтения. Читать он умел с пятилетнего возраста и уделял этому занятию достаточно много времени. Конечно же, дома книг не хватало, и Джек стал посещать публичную библиотеку. Читал он жадно все подряд, но все же в своих воспоминаниях выделил несколько книг: книги Горацио Элжера, «Альгамбру» Вашингтона Ирвинга, «Сигну» писательницы Уйды, «Тайпи» Германа Мелвила. И, конечно же, юный чтец мечтал побывать в тех местах, о которых прочитал в книгах, например на Тайпи. «Уже тогда я слышал шепоты, зовущие в дорогу: я стремился к прекрасному, хотя в окружающей меня обстановке не было ничего красивого. Холмы и долины были как бельмо в глазу, меня тошнило от них — я полюбил их только тогда, когда расстался с ними», об этом позже рассказал Джек Лондон в статье «О себе».
У многих мечты остаются мечтами, но только не у Джека Лондона. Спустя много лет он построил корабль «Снарк» и отправился в путешествие по южным морям и действительно побывал на Тайпи. И так почти во всем. Он всегда был в движении, в дороге, его всегда манила Большая Мечта...
Джек Лондон был легким на подъём человеком, легко снимался с места, брался за любую работу. Но даже самая трудная жизнь не могла заглушить в нем тягу к знаниям. И более того, получая жизненный опыт буквально от каждого своего шага, Джек Лондон очень хотел изложить свои мысли на бумаге. В 1893 году Джек в силу обстоятельств совмещал несколько занятий: изнурительную работу на джутовой фабрике и учебу в школе, и при этом был не прочь повеселиться. Но тут ему представился случай поучаствовать в литературном конкурсе. И хотя времени на писательство оставалось очень мало, Джек все-таки рискнул и написал очерк под названием «Тайфун у берегов Японии». Ему и придумывать то было нечего, он просто описал свои приключения. Немного стараний — и вот, очерк готов и, мало того, занял первое место! Автор же получил первый приз в 25 долларов. Этот литературный дебют, сдобренный материальным поощрением, заставил Джека Лондона подумать о том, чтобы всерьез взяться за перо. Перо для будущего писателя, конечно же, нашлось, но немного позже.
Очередная страница его пестрой биографии была связана с движением безработных. Джек Лондон присоединился к «армии» людей, которые отправились «отвоевывать» свои права. Это была толпа людей довольно экзотического типа: люмпены, безработные, искатели острых ощущений. Так Джек стал бродягой — «хобо». Он обошел все Соединенные Штаты от Калифорнии до Бостона, возвратившись к Тихоокеанскому побережью через Канаду, где ему пришлось отбыть тюремное заключение за бродяжничество. Этот период жизни Джек Лондон позже отразил в сборнике рассказов «Дорога».
«Дорога» — трудно поверить, что один человек мог столько пережить, ведь автору на ту пору было всего восемнадцать лет, многим не суждено испытать такое за всю свою жизнь. Он знал множество способов путешествия «зайцем», а когда не получалось ехать в вагоне — ехал на крыше. Он научился заговаривать зубы кондукторам и добродушным гражданам. Иногда его приглашали даже «посидеть» за угощением, а он в ответ потчевал хозяев байками из своей бродячей жизни. Но чаще всего его, конечно, гнали взашей, и юный бродяга голодал по несколько дней. Он научился бегать от «быков» — так бродяги называли полицейских. Но потом «Господин Закон» на некоторое время прервал его путешествие, бродяжничество тогда считалось преступлением. Так Джек Лондон побывал в исправительной тюрьме. Но все-таки он был удачливым человеком, потому что из всех передряг выбрался живым и здоровым, хотя бывали моменты, когда жизнь висела на волоске.
Пережитое убедило Лондона в том, что тяжелый труд, лишает его не только физических сил, но еще и не оставляет возможности хоть как то развиваться.
Потрясенный, я стал размышлять. И наша сложная цивилизация предстала предо мной в своей обнаженной простоте. Вся жизнь сводилась к вопросу о пище и крове. Для того чтобы добыть кров и пищу, каждый что-нибудь продавал. Купец продавал обувь, политик — свою совесть, представитель народа — не без исключения, разумеется, — народное доверие; и почти все торговали своей честью. Женщины — и падшие, и связанные священными узами брака — готовы были торговать своим телом. Все было товаром, и все люди — продавцами и покупателями. Рабочий мог предложить для продажи только один товар — свои мускулы. На его честь на рынке не было спроса. Он мог продавать и продавал только силу своих мускулов.
Но этот товар отличался одним весьма существенным свойством. Обувь, доверие и честь можно было обновить. Запас их был неиссякаем. Мускулы же нельзя было обновить. По мере того как торговец обувью распродавал свой товар, он пополнял запасы его. Но рабочий не имел возможности восстановить запас своей мускульной силы. Чем больше он продавал, тем меньше у него оставалось. Только этот товар и был у него, и с каждым днем запас его уменьшался. И наступал день, — если только рабочий доживал до него, — когда он продавал остатки своего товара и закрывал лавочку. Он становился банкротом, и ему ничего не оставалось, как спуститься в подвальный этаж общества и умереть с голоду.
Затем я узнал, что человеческий мозг тоже является товаром. И что этот товар также имеет свои особенности. Торговец мозгом в пятьдесят — шестьдесят лет находится в расцвете сил, и в это время изделия его ума ценятся дороже, чем когда-либо. А рабочий уже к сорока пяти — пятидесяти годам истощает свой запас сил” (из краткой автобиографии Джека Лондона «Что значит для меня жизнь).
Он решает окончательно заняться самообразованием, отныне он будет продавать не мускулы, а «продукты интеллекта». Но для этого нужны знания, а их явно не хватало. Необходимо было закончить старшие классы школы. И далее следует невероятное: Джек, занимаясь по двенадцать часов в сутки, одолевает за три месяца трехгодичную программу, а затем сдает экзамены и поступает в Калифорнийский университет. Но через полгода университет пришлось оставить, необходимо было содержать семью. К этому же времени относятся и первые литературные опыты Джека Лондона, но они были весьма слабы и издательства их не принимали. Конечно же, виной тому было отсутствие постоянной практики и невозможность иметь литературного наставника. Этот жизненный опыт Джек Лондон позже опишет в романе «Мартин Иден».
А дальше следует еще одна страница из его богатой на события жизни. 1896 год, и двадцатилетнего Джека позвала Аляска — страна белого безмолвия, но с золотыми россыпями! Клондайк не обогатил молодого золотоискателя материально, но дал ему нечто большее — впечатления, наблюдения и целую череду характеров. Долгое белое безмолвие — арктическая ночь, когда солнце затухает на небосклоне на несколько месяцев — располагает к долгим разговорам. Их то и вели охотники, индейцы, золотоискатели и просто искатели приключений, а Джек Лондон неутомимо записывал, запоминал — позже эти разговоры вылились в сюжеты рассказов. И, более того, в целый художественный мир, абсолютно новый для литературы того времени.
В 1898 году Джек Лондон вернулся домой. В семье наступили тяжелые времена — умер отчим и все заботы легли на единственного оставшегося мужчину. Джек бродил в поисках заработка и пытался писать. А писал он неутомимо, выработав целую систему, подчиненную жесткому контролю — писать не менее 1000 слов в день и в этот же день перепечатывать написанное на пишущей машинке. Порой рабочий день начинающего писателя длился по семнадцать часов, но он не сетовал, ведь это была его мечта — стать писателем.
Не сразу, но творчество Джека Лондона оценили. Уже в 1899 году были опубликованы его первые рассказы, а в 1900-м году была издана первая книга — сборник рассказов «Сын волка». В 1901-м увидел свет второй сборник — «Бог его отцов». Новый автор привлек к себе внимание критиков и их единодушное одобрение. Звучали разные хвалебные фразы, в том числе Лондона сравнили с Киплингом. В своих отзывах критики подчеркивали, что рассказы Лондона "преисполнены огня и чувства", отмечая в произведениях молодого автора свойственные Киплингу "силу воображения и драматический накат", но при этом критики замечали, что его рассказы отличают "чувство нежности и явное любование героизмом, которые редко можно встретить у Киплинга".
Появление нового писателя ознаменовало начало современного американского рассказа. Конечно, у него были предшественники: Эдгар Аллан По, Брет Гарт, Амброз Бирс. Но именно Джек Лондон первым донес рассказ до простых людей, сделал его предельно доступным для понимания. По словам известного американского литературоведа Вана Вика Брукса, секрет широкой популярности Джека Лондона заключался в той «свежей жизнеутверждающей интонации» его произведений, что «так контрастировала с общей сентиментальной направленностью тогдашней американской литературы» и являлась прямым вызовом «тщательно процеженному и подслащенному молочку жизненных иллюзий», которым потчевали публику авторы массовой беллетристики.
Джек Лондон продолжал писать, а его продолжали печатать, и так постепенно писатель завоевал любовь читательской публики. Не последнюю роль сыграла в этом собственная философия творчества. Лондон говорил о том, что художественная проза не должна быть похожа на диссертацию, в ней не должно быть писательских наблюдений, мыслей и идей — необходимо «вложить все свое в рассказы, в истории и отойти в сторону». Это поможет «создать атмосферу». А создавать атмосферу у Джека Лондона получалось весьма реалистично и жизненно. Мир Севера — холодный, суровый край — у Джека Лондона он предельно реален и конкретен, так что у читателя не возникает никаких сомнений в том, что автор все писал с натуры. Но при этом автору удавалось самоустраниться из повествования и в то же время сделать его продолжением своего собственного «я». Но главное богатство рассказов и романов Джека Лондона, от самых-самых первых до последних — это люди. Они разные внешне, разные внутри, но все они проходят через испытание. И действительно, героям Лондона приходится преодолевать холодную пустыню («Мудрость снежной тропы»), переживать смертельную опасность на острове, будучи отрезанным от материка начавшимся ледоходом («У конца радуги»). Один — сильный, выносливый, управляющий своей жизнью, который держится при любых обстоятельствах. Другой не выдерживает — бежит, гибнет. Или — о таких Джек Лондон написал больше всего — закаляется. Конечно, не все герои выдерживают перед лицом опасности или соблазна, и тогда обнажаются такие человеческие качества, как трусость, вероломность, алчность. Среди героев Лондона немало и женщин, способных на большой поступок. Они смелы, горды, порой мужественны и готовы делить с мужчинами невзгоды («Мужество женщины», «Северная Одиссея» и др.)

Постепенно жизнь Джека Лондона вошла в стадию благополучия — был успех, была слава, рос его писательский авторитет. Наконец-то появилась возможность завести семью, женой писателя стала Бэсси Маддерн, которая родила ему двух дочерей. Брак продлился всего три года, а потом Джек Лондон ушел к другой женщине — Чармиан Киттредж. Эта женщина стала ему второй женой и верной спутницей до конца жизни. В отличие от домовитой и преданной семье Бэсси Маддерн, Чармиан была спортивной и готовой к приключениям. Она была веселым товарищем в хорошие дни, а в смутные не теряла присутствия духа. И если Джек Лондон искал себе спутницу, способную сопровождать его в длительных поездках и шагать с ним плечом к плечу, то он нашел ее.
Джек Лондон продолжал писать, одна за другой выходили его книги: «Дети мороза» (1902), «Вера в человека» (1904), «Лунный лик» (1906), «Потерянный лик» — сборники рассказов, а также романы «Дочь снегов» (1902), «Морской волк» (1904), «Мартин Иден» (1909). Случались и рабочие поездки — в 1902 году в английскую столицу, прибыв туда, Джек Лондон изучает жизнь ее беднейшего квартала Ист-Энда. Результатом его журналистско-социологического расследования стала книга «Люди бездны». «Лондонская бездна», — обобщал свои наблюдения писатель, — это огромная бойня»... «На дне волчьей ямы, именуемой «Лондон», пропадают ни за грош человеческие существа — четыреста пятьдесят тысяч — сию секунду — и во все времена». Первая половина 1904 года — и снова командировка, на этот раз корреспондентом в Корею, освещать события русско-японской войны.

Он, как и прежде, жил в дороге, писал в дороге. А между тем в дороге, а вернее в морском путешествии, родился один из самых значимых романов этого неутомимого автора. Это был «Мартин Иден». Летом 1909 года Лондон вернулся домой после двухлетнего морского путешествия на «Снарке». Путешествие это было тяжелым. Лондон давно задумал круиз, который должен был продлиться семь лет, для этого он и строил свой корабль «Снарк». Но с самого начала было все не так: слишком большая сумма ушла на строительство из-за нерадивости рабочих и непрактичности самого Лондона, потом набралась не та команда — не та, что смогла бы выдержать сложные морские условия, и к тому же все постоянно чем то болели (то морской болезнью, то тропической лихорадкой, то малярией, а то и просто отравлением). После двухлетних скитаний корабль вернулся в родной порт. Джек Лондон был совершенно разбит различными болезнями и почти разорен. Высадившись на пристани, Джек Лондон сказал встречавшим его журналистам: «Я невыразимо устал и приехал домой немного отдохнуть».

Но, несмотря на все неприятности, путешествие на «Снарке» многократно окупилось, если речь идет о Приключении. Дни, проведенные на «Снарке» Джек Лондон назвал самыми счастливыми в его жизни — парусник воплотил в жизнь надежды тридцатилетнего романтика, глотавшего в детстве все приключенческие повести, которые нашлись в библиотеке. Помните, он, в детстве начитавшись Мелвилла, мечтал побывать на Тайпи? Так вот, его мечта осуществилась! Вернее он сам ее осуществил. В дороге путешественников постоянно подстерегали опасности: их стегало ветрами, било дождем, заливало водой, они потеряли почти всю пресную воду и могли погибнуть от жажды. Но именно такая жизнь и доставляла писателю большое удовольствие, он был энергичен как никогда. Купался в океане, охотился на акул, дельфинов, морских черепах, сам вел корабль. «Это ведь совсем неплохо — проскакать на буре, как на лошади, — позже написал Джек Лондон в романе «Путешествие на «Снарке», — и чувствовать себя полубогом». Но бывали и тихие деньки. Тогда палуба или каюта превращалась в рабочий кабинет, а передний люк в рабочий стол, и Джек Лондон творил. Писал очерки, путевые заметки, собирал материал для будущих романов. На борту «Снарка», а также в последующие годы Джек Лондон создал тридцать рассказов, посвященных жизни на Южных морях. Так были созданы сборник «Рассказы южных морей» (1911) и роман «Приключение» (1911). Но самым главным стало то, что из этого приключения писатель привез, пожалуй, лучший свой роман.
Роман «Мартин Иден» увидел свет в 1909 году. Современные критики недооценили этот роман. Но главное слово было за читателем. Книга имела успех, притягивала оригинальностью сюжета и особой психологичностью. Самый известный факт об этом романе — большая доля автобиографичности. Известны слова автора: «Я придал Мартину Идену весь свой писательский опыт». Герой, как и автор, занимается становлением своей личности и самообразованием. Он стремится к успеху, но этот же успех и губит его. Ведь бывает и так, что когда достигаешь цели — то проигрываешь. Вот и писателя ждал тот жизненный факт, с которым трудно бороться — разочарование.
Этот роман сопровождает одна правдивая история, о которой рассказал в своей книге биограф Джека Лондона Ирвинг Стоун. «Два года спустя, по выходе книги в свет, женский клуб в Сан-Хосе пригласил литературного обозревателя Майру Макклей выступить у них с разбором «Мартина Идена». Выступая, миссис Макклей с уничтожающей критикой обрушилась на героиню за ее трусость и слабость; за то, что она разбила жизнь и Мартину Идену и себе самой. Откуда ей было знать, что тонкая, поблекшая старая дева в первом ряду, глядящая на нее со смертельной тоской, — Мэйбл Эпплгарт?». Кто такая Мэйбл Эпплгарт, — спросите вы? Да это же бывшая невеста Джека Лондона, которая так и не решилась принять предложение руки и сердца от начинающего тогда писателя. Она смалодушничала и потом всю жизнь жалела об этом. Этот эпизод из жизни Джека Лондона был повторен в романе «Мартин Иден», девушку звали Руфь Морз. Впрочем, Руфь все же пришла к своему возлюбленному, когда его уже коснулась слава. Но он не оценил ее поступка... Разочарование героя в жизни было настолько сильным, что он не смог с ним справиться и покончил с собой.
Этот поступок Мартина Идена многие воспринимают как предопределение судьбы самого автора. Череда личных неурядиц, разочарование, отсутствие сюжетов, нарастающее одиночество — как будто эти факты могли привести писателя к мысли о самоубийстве. Конечно же «Мартин Иден» не стал последним романом Джека Лондона. Он жил и творил еще несколько лет и по-прежнему много работал. Но после «Мартина Идена» наступает последний этап в творческой карьере Лондона. Меняется самый стиль его жизни. Он обосновывается в Калифорнии, купив большой участок земли в долине Сонома — это была его Лунная долина. И писателя поглощают фермерские заботы: он разводит скот, домашнюю птицу, пчел, выращивает племенных лошадей, ухаживает за 15 тысячами эвкалиптовых деревьев — в общем, он делает все то, что и должен делать хозяин ранчо. И делает хорошо, в полную силу, с присущим ему, Джеку Лондону, энтузиазмом. Так писателю-моряку надоело путешествовать, и он пересел в седло — и был счастлив этими заботами. Отныне Джек Лондон хозяин большого поместья. И, конечно же, он строит дом (по собственным чертежам), большой дом — о котором всегда мечтал. И дом этот никогда не пустовал, в нем всегда находилось место для многочисленных гостей: родственников, друзей, знакомых, да и просто бродяг. На такое гостеприимство у хозяина уходило много денег, а сам он был весьма скромен в быту — ел простую пищу и одевался тоже просто.
«Потомок золотоискателей, открывших Калифорнию, он презирал деньги за то, что они достаются так легко и помногу, сорил деньгами, чтобы мир видел, как ничтожна их власть над ними. Да, он не жалел ни земли, ни своего кошелька, ни дружбы, ни сокровищ своего ума. Он был истым калифорнийцем и хотел все делать в полную силу: работать, так уж работать, творить, побеждать, развлекаться, шутить, хохотать, любить — вовсю» (из книги Ирвинга Стоуна «Моряк в седле»).
Но и самого Джека Лондона любили и уважали. Многие говорили о неотразимом обаянии его могучей натуры. И о том, что «он обладал огромным запасом энергии... Был так насыщен жизнью — горячей, трепетной, сияющей, что вселял в каждого встречного счастливое ощущение радости, довольства». «Он был колоссом на равнине жизни», именно такое определение подобрал к Джеку Лондону один из его друзей.

Дом и все поместье были главным детищем Джека Лондона. Да, кстати, у этого детища было название — дом Волка. Сам Джек Лондон так много писал про волков и собак, что его друг Джордж Стерлинг дал ему прозвище — «Волк», а уж соседи стали называть его дом — Домом Волка. Заботы заботами, но писатель не забывал и о своем творческом предназначении.
Джек Лондон по-прежнему много писал. В 1913 году он считался самым популярным и высокооплачиваемым писателем в мире, заняв место, до сих пор принадлежавшее Киплингу. Его книги выходили огромными тиражами, переводились на многие языки, в том числе на русский, французский, голландский, датский, польский, испанский, итальянский и даже древнееврейский. Для большинства же он был автором приключенческих рассказов и романов, но он еще писал статьи и очерки для газет и журналов, различные эссе.
Так дома, в прохладные утренние часы Лондон работал над крупными своими произведениями. Это были романы «Лунная долина» (1913) и «Мятеж на Эльсиноре» (1914) и автобиографическая повесть «Джон Ячменное зерно». «Лунная долина» — в нее автор вложил много личного, и «Джон Ячменное зерно», — вошли в число самых лучших его поздних вещей.

А дальше было несчастье, большое несчастье, сломившее дух этого большого человека. В одну летнюю ночь 1913 года его дом, его детище сгорел. Стояла середина жаркого, душного августа и не было воды, тушить было нечем. Зато воды хватало на мокром от слез лице Джека Лондона. Сгорел не просто дом — сгорела в адском пламени его мечта. Что это было, злая рука поджигателя или злой рок? Разорение Дома Волка разорило и его самого, подкосило дух и силу. Лондон хотел восстановить дом, но на это у него не хватило жизненного времени, да и денег. Но нужно было как-то восстанавливаться, зарабатывать на жизнь — очень многое и многие зависели от этого сильного человека. И он снова втянулся в работу. Это был новый роман, в нем автор изобразил три сильные фигуры в необычной ситуации. Для кого-то это роман встал в разряд литературы о «любовном треугольнике», а для другого стал трогательной историей любви с большой буквы. Это был роман «Маленькая хозяйка большого дома» (1916). Роман был неоднозначно встречен читательской публикой и критиками. Джек Лондон даже получал гневные письма от разочарованных почитателей его творчества, но от своего детища не оступился, и более того, заявил во всеуслышание, что «чертовски гордится своей «Маленькой хозяйкой».
В 1917 году из-под пера Джека Лондона выходит необычный роман, «свежая, живая, яркая вещь, портрет собачьей души, который придется по вкусу психологам и по сердцу тем, кто любит собак» — «Джерри-островитянин». В этой книге рассказывалось о приключениях пса на Новогебридских островах. Автор снабдил роман предисловием, в котором поведал о том, что приключения главного героя произошли на самом деле.

Но у самого автора с миром приключений было покончено. Известно высказывание Джека Лондона, о котором поведал Ирвинг Стоун: «Хочу пожить недолго, но весело». Сверкнуть по небесному своду двадцатого века слепящей кометой так, чтобы отблеск его идей сохранился в каждой человеческой душе. Гореть ярким, высоким пламенем, сгореть дотла, чтобы смерть не застала его врасплох, пока не истрачен хотя бы медный грош, не доведена до конца последняя мысль. Не засиживайся в обществе собственного трупа; дело сделано, жизнь кончилась — раскланивайся и уходи». Но прежде чем уйти, Джек Лондон написал еще один роман. Это была юбилейная вещь, закончив ее, автор отметил свое сорокалетие, появление собственной пятидесятой книги и шестнадцатый год с того момента, как он начал писать. Это был, так называемый кинороман «Сердца трех». В нем описывалось большое Приключение: море, карты, сокровища, пираты, любовь и месть — все это разворачивалось на фоне красочных и экзотических декораций.
21 ноября 1916 года Джек Лондон был дома, работал, раздавал указания рабочим, с кем-то встречался, беседовал и, конечно же, писал. В общем, это был обычный день. Но этой же ночью случилось несчастье, писатель принял слишком большую дозу лекарства и никакие меры по его спасению не сработали. 22 ноября 1916 года Джек Лондон покинул этот мир. Прах свой он завещал захоронить на самой вершине холма.
Джек Лондон жил так сильно и ярко, что когда его не стало, мир на какое-то мгновение замер. Было пролито много слез и сказано много речей. Много лет прошло с тех пор, но лучшие книги Лондона остались и до сих пор будоражат воображение читателей, заставляют думать, спорить и переживать вместе с их героями. Только нужно постараться не забыть этого большого писателя.

Знаете ли вы что?
Джек Лондон писал стихи. В его творческой копилке 52 стихотворения, но опубликована была только малая часть (около 15 стихотворений). Стихотворный талант писателя не возымел успеха, его критиковала даже невеста (та самая Мэйбл Эпплгарт). Однако он с упорством продолжал писать, объясняя свою настойчивость тем, что упражняясь в стихах, он совершенствовал прозу. Его любимым жанром был триолет. «Много лет тому назад, когда я ещё не продал ни одного своего рассказа, я, как новичок, побарахтался в поэзии, — вспоминал впоследствии Джек Лондон, — но в один прекрасный день я решительно бросил это занятие. И с тех пор не пытался написать ни строчки, несмотря на так и не покинувшее меня убеждение, что из меня мог бы получиться неплохой поэт»

Вот одно из стихотворений (в переводе М. Лукашкиной)
ПРИЗНАНИЕ
Мне нравятся и шелест крыл,
И эти с ветром шашни.
Я змея запускать любил
С плющом увитой башни.
Змей вырывается из рук.
Внизу - листвы кипенье.
Полёт стремительный. И вдруг –
Лучей небесных пенье.
Упругая тугая нить
И змей, что рвётся с крыши,
Заставят ветер говорить, −
Фонограф всё запишет.
Так я пишу с недавних пор,
Преподношу событья.
И ветра чувствую напор,
И трепетанье нити.

Многие произведения Джека Лондона были экранизированы, это известный факт. Но мало кто знает, что писатель сам побывал на съемочной площадке и снялся в самой первой одноименной экранизации «Морского волка» в 1913 году. Он сыграл роль моряка.


Его жизнь всегда была на грани риска, несчетное количество раз он подвергался опасности и был на волосок от смерти. Вот один из примеров: Джек Лондон участвовал в промысловых рейдах за котиками у берегов Японии. Из первого рейда он благополучно вернулся, второй же пропустил из-за различных обстоятельств, хотя собирался присоединиться к своим товарищам. Они уплыли на судне «Мери Томас», которое вскоре погибло со всей командой.

Когда Джек Лондон искал приключений в Клондайке (Канада), то много времени приходилось проводить в хижине. Так вот, эта хижина сохранилась. Один канадский поклонник писателя разыскал эту постройку и сейчас она стоит (почти в первозданном виде) на площади имени Джека Лондона в Окленде. В ней даже сохранилась посуда старателей. И совсем недалеко стоит небольшой салун, такой, каким он был при жизни писателя (Джек Лондон в былые годы проводил в нем немало времени). А рядом, в десятке метров — два памятника: один Джеку Лондону, второй его созданию — Белому Клыку.
Писатель придерживался социалистических взглядов и немало сил отдавал общественно-политической деятельности как член партии. В его лице социалистическая партия приобрела увлеченного пропагандиста. Социалистические взгляды писателя можно проследить в некоторых его произведениях (например, «Лунная долина»). Но позже взгляды Джека Лондона перестали совпадать с взглядами партии, и тогда он покинул ее ряды.
Несмотря на общеизвестные факты, мнения биографов о причине смерти Джека Лондона расходятся. Ирвинг Стоун, автор известной биографии Лондона “Моряк в седле”, отстаивает версию сознательной передозировки наркотиков, то есть самоубийства. Другой биограф Лондона Расс Кингман, напротив, придерживается версии естественной смерти от уремии. Он считает, что наркотики могли лишь усугубить его состояние, но не могли явиться причиной смерти.

До встречи в библиотеке! 
Книги Джека Лондона ждут своих читателей во всех муниципальных библиотеках города.

Источники:
Гиленсон, Б.А. Джек Лондон: реализм, одухотворенный романтикой/ Б.А. Гиленсон// История литературы США: учеб. пособие.- М., 2003.- С.234-251.
Орлова, Р. «Мартин Иден» Джека Лондона/ Р. Орлова.- М., 1967.
Стоун, И. Моряк в седле/ И. Стоун.- М., 1987.

Галина Фортыгина, библиотекарь отдела Абонемента художественной литературы

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...