вторник, 6 сентября 2016 г.

Сергей Островой

«И пусть тебя потомки помянут Хорошей песней или добрым словом!»

В жизни по-разному можно жить.
В горе можно. И в радости.
Вовремя есть. Вовремя пить.
Вовремя делать гадости.
А можно и так: на рассвете встать
И, помышляя о чуде,
Рукой обожженною солнце достать
И подарить его людям.

Автор этих строк – Сергей Григорьевич Острово́й (1911—2005) – поэт-песенник, журналист.
Родился 6 сентября (24 августа по старому стилю) 1911 года в Новониколаевске (ныне Новосибирск). 
"Я в России рождён. Родила меня мать
Впору яблок и впору созревшего хлеба.
И велела мне песню в дорогу позвать.

А дала в изголовье мне синее небо...!
Еще в школе печатал заметки в городской газете. После окончания девятилетки в 1929 году Сергей переехал в Томск, где работал репортёром в газете «Красное знамя». С 1931 г. жил в Москве, работал репортёром в газете «Гудок». С 1934 пишет стихи. В 1935 г. вышел первый сборник его песен «На страже границ», в 1937 г. изданы «Стихи». 

В июле 1941 года C. Островой ушел добровольцем в народное ополчение, служил фронтовым корреспондентом, участвовал в боях, был ранен. В 1944 году вышла его книга военных стихов. В 1969-1988 гг. С.Г. Островой был председателем Федерации тенниса РСФСР.
Автор более 30-ти поэтических сборников, в том числе «Я сегодня думал о вас» (1964), «Я иду по земле» (1973), «Избранные произведения в двух томах» (1978). В 1985-1987гг. издано трехтомное Собрание сочинений поэта. За сборник «Годы» (1984) поэт удостоен Государственной премии РСФСР им. М. Горького. Отмечен правительственными наградами, среди которых боевые медали, ордена Отечественной войны I и II степени, Дружбы народов, «Знак Почёта».
На стихи Сергея Острового написано много известных песен «Дрозды», «Песня авиаторов (Пора в путь-дорогу…)», «У деревни Крюково погибает взвод…», «Есть на Волге город», «Жди солдата», «Зима (Потолок ледяной…)», «Песня остаётся с человеком», «Солдатка» и др. Островой – многократный лауреат песенных конкурсов и фестивалей.
Скончался С.Г. Островой 3 декабря 2005 года в похоронен в Москве на Донском кладбище.

Вспомним сегодня хорошего поэта Сергея Острового и почитаем его стихи о России и о любви.

Я РОЖДЁН В РОСИИ!
Много лет я хожу по дорогам земным.
Много лет неразлучен с пытливой судьбой.
Видел северных стойбищ негнущийся дым.
Слышал Чёрного моря солёный прибой.
Всей России моей я слыхал голоса.
Каждый вздох её – сердцем раскрытым ловил.
А когда на леса опускалась роса,
И на тонких, на трепетных струнах овса
Русский ветер напевы свои выводил,
И встающее солнце гасило луну,
И курился дымок, различимый едва, -
Я подолгу вынашивал думу одну:
Перелить красоту в золотые слова!

Я в России рождён. Родила меня мать
Впору яблок и впору созревшего хлеба.
И велела мне песню в дорогу позвать.
А дала в изголовье мне синее небо.

Я глядел в него: облака… облака…
Высоту пополам перерезала птица.
Всё течёт и течёт голубая река,
А воды из неё никогда не напиться.

Нет, обратно на землю! Скорее, скорей!
Обнимать её жаркие травы в июле.
Пить живую прохладу зелёных морей.
На далёких заставах стоять в карауле.

Сторожит её всю! До цветка – лепестка.
От незваного гостя. От мора, От сглаза.
Пусть её не коснётся лихая рука,
Двоедушная песня и лживая фраза.

Пусть живёт она в добром здоровье всегда.
Пусть до сердца её - не достанут печали.
Сорок раз мне кукушка считала года,
Сорок лет.… А как будто дорога в начале.

Будто только вчера я отправился в путь.
Мир вокруг удивительно свеж и прекрасен.
Ко всему приглядись. Ничего не забудь.
Равнодушный, как чёрная оспа, опасен.

В мире столько ещё не доделанных дел!
Ещё мёрзнет земля в ледниках Антарктиды,
И не вторгся никто ещё в звёздный предел,
И пустыни желтеют от вечной обиды.

Мир ещё разгорожен барьером идей,
Ещё делят людей на цветных и на белых.
Слышишь, негры поют о России моей?
О земле справедливых, свободных и смелых.

И куда бы судьба ни вела бедняка,
Где бы мать колыбельную песню ни пела, -
Отзывается издали Волга – река,
Словно вечность сама за окном прошумела.

Я в России рождён! Я люблю её так,
Что словами всего и не скажешь, конечно.
Если друг – так уж друг. Если враг – так уж враг.
А уж если любовь – так уж это навечно.

Зла не помнит Россия. Побитым не мстит.
Может хлебом и песней с тобой поделится.
Добрым гостем придёшь – от души угостит.
Спрячешь камень за пазухой – горе случится.

Посмотри ей в глаза. Не предаст. Не солжёт.
Кто слабее её – никогда не обидит.
И всегда она слово своё сбережёт.
И за чёрною тучею солнце увидит.

Может, солнце вот это вело Ильича
Сквозь жандармскую ночь, сквозь метели косые…
Каторжане брели, кандалами стуча.
Вдоль Владимирки бабы бежали босые.

И какую таил в себе силу народ,
Сколько было в нём светлой мечты и отваги,
Чтобы встать, распрямиться, рвануться вперёд
И о солнце зажечь свои красные флаги.

Я в России рождён! И куда ни пойди,
Где б мои ни лежали дороги земные,
Всё, что в сердце ношу, что вместилось в груди,
Я зову необъятнейшим словом: Россия!
1955

РОССИЯ
Россия… Даль с туманами.
С дорогою рябой.
Со скифскими курганами.
И с пёстрою судьбой.

Не тощая, не куцая,
А так, что смерть врагу -
Здесь билась Революция
И грелась на снегу.

Не барышня нервозная.
Не маменькина дочь.
Мела метель тифозная,
И пушки били в ночь.

Всё выдержала. Выжила.
Прошла сквозь все круги.
Солдатской пулей стрижена.
Обута в сапоги.

Гремел набат над вышкою.
Сходились класс на класс.
Я был тогда мальчишкою,
Как многие из нас.

Эпоха в ночь метельную
Стояла у костра.
И пели колыбельную
Свинцовые ветра.
1963

КЛЕВЕТНИКАМ РОССИИ
…Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас?
А.С.Пушкин.

Ещё я слышу голос вдовий
На той земле, на том юру.
Ещё поля от волглой крови
Не просыхают на ветру.

Ещё шоссе трясёт трехтонкой.
И девочка кричит в траве.
И чёрный тополь над воронкой
Бежит по мёрзлой синеве.

Ещё на гулком повороте
Качает грохотом ветлу.
И на щемящей тонкой ноте
Снаряд раздваивает мглу.

И боль. И горе. И мытарства.
Седой ковыль у красных рек.
И гибли в мире государства,
Как гибнет в поле человек.

Мы все прошли сквозь эти беды.
Нам горе углило сердца.
Но и тогда огонь победы
Лежал в подсумках у бойца.

Нас голод гнул. Сушила жажда.
Но и тогда – на всём пути -
Мы болью каждой, раной каждой
Клялись с победою прийти.

И мы пришли. И дымный ветер,
Свернувши, лёг у наших ног.
Там были все. Отцы и дети.
На перепутьях тех дорог.

Там был народ. Великий. Вечный.
Святая соль моей земли.
Суровый. Трепетный. Сердечный.
В походных шрамах и пыли.

Мы шли по всем ступенькам ада.
Как эти дни не назови!
Нет, нас войной пугать не надо.
Земля стоит не на крови!

Не на слезах. Не на раздорах.
Не на безверии людском.
И не на том, чтоб биться в шорах
Под кровожадным седоком.

Земля стоит на правде чистой.
На ясном счастье. На добре.
На дружбе – твёрдой и плечистой.
Лицом повёрнутой к заре.

И разве в том людская сила,
Чтобы надеждам вопреки
Глухая боль перекосила
Созвездья и материки?!

И разве в том значенье века,
Чтоб на израненных полях
Мир, почерневший, как калека,
Стоял на сбитых костылях?!

Чтоб он был слеп, подобно Вию?
Не мог открыть тяжёлых глаз?
Кто там клевещет на Россию?!
Оставьте. Было. И не раз.

А мы всё выше год от года.
И мы стоим не на золе,
А под живым огнём восхода
На вечной и живой земле.
1963

* * *
Оттого, что я жить без тебя не могу,-
Я пишу твое имя лучом на снегу.
На граните горы. На холсте высоты.
В каждом промельке света мне видишься ты.
Я цветами пишу. Ты ведь любишь цветы.
Это все для тебя. Это ты. Это ты.
Вот мелькнул в непогоду просвет голубой,
Это небо сейчас улыбнулось тобой.
Вот сады захмелели, рассветом знобя.
Это все для тебя. Для тебя. Для тебя.
Ты во всем. Ты всегда. Ты везде на земле.
На траве. На снегу. На свету и во мгле.
Я бегу к тебе, сердцем крича на бегу:
-Не могу без тебя. Не могу... Не могу...

А ЛЮБОВЬ ОСТАЕТСЯ ЖИТЬ
Океаны ломают сушу.
Ураганы сгибают небо.
Иcчезают земные царства.
А любовь остаётся жить.

Погибают седые звёзды.
Серый мамонт взмерзает в скалы.
Острова умирают в море.
А любовь остаётся жить.

Топчут войны живую землю.
Пушки бъют по живому солнцу.
Днём и ночью горят дороги.
А любовь остаётся жить.

Я к тому это всё, что если
Ты увидишь, как плачут звёзды,
Пушки бъют по живому солнцу,
Ураганы ломают твердь,-

Есть на свете сильнее чудо:
Рафаэль написал Мадонну,
Незапятнанный след зачатья
На прекрасном её лице.

Значит, день не боится ночи.
Значит, сад не боится ветра.
Горы рушатся. Небо меркнет.
А любовь остаётся жить.

* * *
Не верю в то, что звезды угасают,
Что все мелеет, даже души рек.
Есть женщины, которых не бросают.
Ни нынче. Ни вчера. Ни через век.

За что их любят? Звонко. Без оглядки.
За свет в душе? За ум? За красоту?
Их любят так, что не играют в прятки.
А всё им отдают начистоту.

До лучика. До вздоха. До кровинки.
До той последней грани. До глотка.
И две души, две разных половинки,
Уже едины, как бы на века.

И все сильней, все явственней,  все резче,
Твоя любовь к той женщине, к одной.
И дай ей Бог житья-бытья полегче.
И самой светлой радости земной.

БОГАЧКА
Кто в алмазах ходит. Кто в меху.
Кто в сапожки обувает ножки.
А твой сапожки — на смеху.
Вот какие странные сапожки.

Но когда бегут они, смеясь,
По земле играючи ступая,—
К ним не смеет прикоснуться грязь.
Злоба расступается тупая.

Кто-то носит шляпки из лисы.
Формой похваляется. И цветом.
А твоя корона — из косы.
Солнцем опушенная. И ветром.

И когда идешь ты мимо всех,
Свежая — как майская живица,
Над тобой в ту пору без помех
Начинают радуги кружиться.

*   *   *
Дурит погода, будто жеребенок.
С ней слада нет, наверно, потому,
Что этот лед весенний слишком тонок,
Что бродят сосны в розовом дыму.

Уже весне то холодно, то жарко.
Хохочет дождик. Хлипко плачет снег.
И птичий полк от солнца ждет подарка.
И льдины совершают свой набег.

А ты живешь, сама себя не зная.
Вся разная: то в солнце, то в снегу.
А может, ты снегурка ледяная?
А может, ты веснянка на лугу?

А может, ты затем и непонятна,
Чтоб ярче жить? Не прячась? Не тая?
Вот почему светла и благодатна
Цветная
переменчивость
твоя.

ЕДИНСТВЕННАЯ
Ко мне приходят разные слова.
Вот жёлтый слог. Вот чёрный. Вот зелёный.
То забушуют, как в печи дрова.
То занемеют, будто лёд студёный.

А на дворе в ладоши бьёт весна.
Слова мои бегут за ней, как дети.
А ты опять вдали. А ты одна.
Единственная, нет таких на свете.

Как я боюсь, когда ты по ночам
в отчаянье, в глухой тоске по дому,
Как бы рассыпав звёзды по плечам,
Одна идёшь по городу чужому.

А мне бы рядом быть сейчас с тобой.
За всю тебя тревожно заступиться.
Пусть скрытый бой. И пусть открытый бой.
Готова к бою каждая частица.
И никому тебя я не отдам.
Ни городам. Ни людям. Ни обидам.
Придут года , я сам скажу годам -
Пусть не грозятся, я тебя не выдам.

А за окном бесчинствует весна.
Мои слова бегут за ней, как дети.
А ты идёшь по городу. Одна.
И первый луч закидывает сети.

ПЕСНЯ О ЖЕНЩИНЕ
Есть в природе знак святой и вещий,
Ярко обозначенный в веках!
Самая прекрасная из женщин -
Женщина с ребёнком на руках.

От любой напасти заклиная
(Ей-то уж добра не занимать!)
Нет, не Богоматерь, а земная,
Гордая возвышенная мать.

Свет любви издревле ей завещан,
Так вот и стоит она в веках
Самая прекрасная из женщин -
Женщина с ребёнком на руках.

Всё на свете метится следами
Сколько б ты ни вышагал путей,
Яблоня - украшена плодами,
Женщина - судьбой своих детей.

Пусть ей вечно солнце рукоплещет,
Так она и будет жить в веках
Самая прекрасная из женщин -
Женщина с ребёнком на руках.

*   *   *
Лист ходил по земле, как карлик,
Все казалось ему большим.
Даже маленький тот кустарник,
Что сейчас побежал за ним.

Даже мягкая струйка дыма,
Заплутавшая меж берез,
Даже заяц бегущий мимо,
Испугавший его до слез.

Даже красный глазок брусники,
Даже камушки-молчуны.
Все казалось ему великим.
Непомерной величины.

Все вокруг проступало резче,
Словно мир на ветру повис…
Вот что значит смотреть на вещи
Снизу вверх, а не сверху вниз.

* * *
Мне равнодушный страшен, как чума.
Боюсь безгрешных. Гладеньких. Скользящих.
Молчащих. И всегда ненастоящих
Не смейте их пускать в свои дома.

Им все равно, какой сегодня век.
Какие там на Марсе Аэлиты.
Они живут, не поднимая век.
Глухие, как кладбищенские плиты.

А в это время умный мой народ
Мечту веков далеких сделал явью.
А эти - наблюдают. Эти - вброд.
По мелководью. И по мелкотравью.

Всё мимо них. И радость, и беда.
И зимний день. И с вешнею пыльцою.
У них в глазах стоячая вода
С холодною голубенькой гнильцою.

Такие ходят молча. Не спеша.
Апостолы с улыбкою немою.
А там, где помещается душа, -
У них дыра, наполненная тьмою.

Свет не пробьётся. Луч не зазвенит.
Всё там темно. И всё невозмутимо.
И тычутся тычинки о гранит.
И всё живое пролетает мимо.

О, я встречал их даже на войне.
Бездушных этих. Равнодушных этих.
Седые камни плавились в огне.
Земля кричала о погибших детях,

А этих - грела тёплая нора
И никогда им не бывало больно.
...Когда нам запрещали доктора,
- Мы уходили в роты добровольно.

Без почестей. Без выгод. Без похвал.
Иной судьбы тогда мы не просили.
Спроси меня: зачем я воевал!
Да разве я бы прожил без России!

А эти - жили. И сейчас живут.
И всё живое серой краской метят.
И глупого глупцом не назовут,
И умного как будто не заметят,

А если счастье рядом! Или грусть!
Чужое всё. И взгляд поглубже спрячут.
Не захохочут. Нет. И не заплачут.
И, отвернувшись, скажут: - Ну и пусть!

А нам-то что! А нам какое дело! -
И отойдут. И встанут в стороне.
Им всё равно, что красный цвет, что белый.
Попробуй их пронять. Они в броне.

Они одним себе принадлежат.
Зачем им остальные? Это много.
Но я-то знаю, как они дрожат,
Когда беда стоит у их порога.

Вот тут они естественны. Вполне,
И маску прочь. И не пропустят мимо.
Получат всё, что им необходимо,
И каменно застынут в стороне.

А рядом замерзает человек.
Уже его метели отпевают.
- Откройте дверь!
Но дверь не открывают.

Здесь путника не пустят на ночлег.
А вот ещё: я слышал ночью крик.
На помощь звали: - Доктор, помогите!
Но доктор спит. Он сны смотреть привык.

Не трогайте его. И не будите.
А ты, поэт, певец своей норы,
На мир смотрящий из глухих отдушин,
Играющий в кубы или в шары.

Ты в сущности-то к людям равнодушен.
Я всех вас знаю. Каждый мне знаком.
Всё под замок: и радость, и тревогу.
А вы хоть раз ходили босиком,

Чтоб кожею почувствовать дорогу?!
А вы кого любили? Кто ваш враг?
Какой вы предпочтете род оружия?
Вы - кто забыть любой готовы флаг,
Прикрывшись белым флагом равнодушия.

ПРЯМОТА
Люблю двужильных. Не люблю двудонных.
Двуличных не люблю. И двухэтажных.
Я больше все за тех, за непреклонных,
Я больше все за тех, за непродажных.

Они бывают истинно прямыми,
Стой на своем, они тебе помогут.
И могут быть жестокими и злыми,
И только подлецами быть не могут.

Они себя не прячут в недомолвках,
Расчетливость не жжет их черной ночью,
Они не выгибаются в уловках,
Не ходят на поклоны к многоточью.

Не пятятся в молчаньи оробелом,
Для них сказать неправду – это жутко.
И между словом их и между делом,
Пустого не бывает промежутка.

Без гордой фальши и без позитуры,
Крутые как вершины на отрогах,
Они хранят достоинство натуры
На трудных человеческих дорогах.

* * *
Уходит жизнь. Ты этому не верь!
Она, как океан, не убывает -
Однажды снова постучится в дверь.
Любовь вернётся… Это всё бывает.

Но никогда, ты слышишь! - никогда,
Свершив свои известные маршруты,
Назад не возвращаются года,
Назад не возвращаются минуты!

И если ты их прожил, как скупец,
Таил свой клад, считал себя богатым,
Копил, копил, копил и, наконец,
Стал стариком беззубым и горбатым.

А годы всё катились под уклон,
И нет друзей… И всё однообразно.
И в день твоих унылых похорон,
Наверно, будет холодно и грязно.

Кого любил, что строил на Земле?
О чём мечтал без отдыха, без срока?
Всё для себя. Весь век в своём дупле…
И жил один - и умер одиноко…

Тебе мигнут - а ты уж тут как тут,
Угоден всем - поплачешь, посмеёшься.
Цветок - и тот бессмертником зовут.
Ты, человек, зачем так низко гнёшься

Ты жалок мне. Ты даром прожил век.
Ты правды говорить не научился.
А годы шли… И падал белый снег,
И сединой на волосы ложился.

Кого любил ? О чём таил мечту?
Как много знал порывов беспокойных?
Я ненавижу ложь и суету,
Боюсь ханжей всегда благопристойных.

Мне гадок трус с ухмылкой наглеца
И тот певец, что девичьи сердца
Своей безгрешной лирикой калечит.

И пусть бывает в жизни не легко,
И не всегда судьба тебе послушна,
Живи красиво, вольно, широко,

Люби людей светло и простодушно!
Ищи свою дорогу с малых лет,
Уверенно вперёд иди сквозь годы,
Оставь на этой лучшей из планет
Свой яркий след, свои живые всходы!

Не унижай беспечностью свой труд,
Будь правдолюбом - гордым и суровым,
И пусть тебя потомки помянут
Хорошей песней или добрым словом!





А какие стихи, песни  Сергея Острового любите Вы?

12 комментариев:

  1. Мне очень нравится стихотворение С.Острового "А любовь остаётся жить"."Океаны ломают сушу.Ураганы сгибают небо.Исчезают земные царства. А любовь остаётся жить.Погибают седые звёзды. Серый мамонт вмерзает в скалы.Острова умирают в море. А любовь остаётся жить.Я к тому это всё, что если ты увидишь, как плачут звёзды,пушки бьют по живому солнцу,ураганы ломают твердь,-есть на свете сильнее чудо:Рафаэль написал Мадонну,незапятнанный свет надежды на прекрасном её лице.Значит, день не боится ночи.Значит,сад не боится ветра.Горы рушатся.Небо меркнет.А любовь остаётся жить". Это очень душевные стихи. Кроме того , я с детства и ранней юности знаю песни "Песня остаётся с человеком"(ещё пятилетним мальчишкой подпевал И.Кобзону)(муз.А.Островского),"Зима"("Потолок ледяной")(муз.Э.Ханка),"Дрозды"(муз.В.Шаинского).

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Никита, что поделились чудесным стихотворением (включила его в подборку)и впоспоминаниями о песнях С.Острового в Вашей жизни.

      Удалить
  2. Мне ещё со школьных времён запомнилось одно стихотворение Сергея Острового. Оно мало известно, но и в наши дни очень актуально. Называется "Паразит":
    Две руки у тебя. А зачем?
    Для чего тебе руки, скажи?
    — Как зачем? Я ведь все-таки ем.
    Надо вилки держать и ножи!
    Две ноги у тебя. Две ноги.
    А зачем? Ты ответить готов?
    — Как зачем? Чтобы делать долги,
    А потом убегать от долгов!
    А глаза? Голубые глаза?
    Для чего? Что ты видишь, ответь?
    — Для чего? Чтоб тянулась слеза,
    Чтобы люди могли пожалеть…
    А спина? Что носил на спине?
    Поднял в жизни когда-нибудь кладь?
    — На спине? А зачем это мне?
    Ведь спина для того, чтоб… лежать.
    Ну а совесть? Как быть тебе с ней?
    Жить всю жизнь у чужого огня?
    — Ну и что ж? Разве столько людей,
    Одного не прокормят меня?!

    ОтветитьУдалить
  3. Вспомнилось ещё одно очень актуальное в наше время стихотворение Острового:
    КЛЕВЕТА
    Она ползёт, она шипит змеино.
    Метёт углы шершавым языком.
    И тянется по следу длинно-длинно.
    И к дому подбирается тайком.

    И по дорожке заспанной, полночной,
    Когда стоят все двери под крючком,
    Она крадётся к скважине замочной
    И оловянным пялится зрачком.

    Потом идёт по городу судачить.
    Живых и мёртвых исподволь бранить.
    Ей надо всё вокруг переиначить.
    Пересобачить. И перечернить.

    Ей надо сделать сильного бессильным.
    Людскую радость завистью скосить.
    И в мелкозубой ярости крысиной
    Слушком поганым душу укусить.

    И спрятаться. И в тайнике безвестном
    Скрипеть пером, ползучим и тупым.
    Ей надо сделать честного бесчестным.
    Мечту бескрылой. Зрячего слепым.

    О, дай мне время, зрение такое,
    Чтоб за сто вёрст найти наверняка
    Стреляющего подлою строкою,
    Укрытого в норе клеветника.

    Он стОит слёз, он столько стоит крови,
    Что я — в людскую веря доброту –
    Без лишних слов, без долгих предисловий
    Рубил бы языки за клевету!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Согласна, актуальное стихотворение. Спасибо, Кристина!

      Удалить
  4. Какие замечательные стихи!!! ... К сожалению, в школе его "не проходят"... Спасибо, обязательно сохраню этот материал, а завтра разыщу стихи Сергея Острового...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Людмила Федоровна, согласна с Вами, жаль, что в школе и Острового, и других хороших поэтов "не проходят". Когда я училась в школе, у нас на уроках литературы были "пятиминутки" "непрограммной" поэзии и несколько уроков, на которых и учитель, и мы, ученики, читали стихи современных поэтов.

      Удалить
  5. У хорошего поэта стихи всегда актуальны. Вот ещё одно:
    Старый бес

    Это исстари так. От века
    (Тут ты правде своей не лги!):
    У хорошего человека
    Тоже есть на земле враги.

    Вот, казалось бы уж, откуда?
    Не ловчил. Не позорил честь.
    И не делал другому худа.
    И старался вперёд не лезть.

    Ненавидел притворство люто.
    Не копался в чужой судьбе.
    Но от этого вдруг кому-то
    Становилось не по себе.

    Почему? По какой примете?
    Чем ты им не потрафил? А?
    Просто тем, что ты жил на свете.
    Просто тем, что не делал зла.

    Просто тем, что работал много.
    Просто тем, что ты шёл вперёд.
    Но не там, где в пути полого,
    А где удаль размах берёт.

    Вот и всё. Это так от века.
    Тут ты правде своей не лги.
    У хорошего человека
    Тоже есть на земле враги.

    В норах прячутся. Их не видно.
    Сохнет зависть, как старый бес.
    … Мелколесью всегда обидно,
    Если рядом густится лес.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Олег, за дополнение к подборке стихов С.Острового.

      Удалить
  6. В моём школьном блокноте с любимыми стихами было это стихотворение Острового:
    Баллада о рыжей девчонке

    Умеют ли реки смеяться?
    Прикрывшись дымком лозняка,
    Однажды над рыжей девчонкой
    Всю ночь хохотала река.

    То вдруг затихала нежданно,
    То вновь выгибалась до дна.
    A что же в девчонке смешного?
    И что же тут ищет она?

    А может быть, ищет девчонка
    Того, с кем рассталась давно?
    Но разве над этим смеются?
    И так ли уж это смешно?

    А речка смеялась. Всё громче.
    Звенела на сто голосов.
    Как будто бы птицы слетались
    Из ближних и дальних лесов.

    А речка смеялась. От счастья.
    Да нет же, совсем не со зла.
    А речка смеялась всё громче,
    А тише она не могла.

    И столько в ней удали было,
    И так был прекрасен полёт...
    И вот уже дали светлеют.
    И вот уже солнце встаёт.

    И больше не плачет девчонка.
    Да тут и заплакать грешно.
    ...Умеют ли реки смеяться?
    Умеют. А это смешно?!

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...