вторник, 19 июня 2012 г.

Борцам за продвижение книги и чтения посвящается…

На суд читателей представляю книгу молодого, но уже достаточно известного писателя Всеволода Бенигсена «ГенАцид».
Бенигсен В. ГенАцид: Роман.– М.: Время, 2009.–352с.
События в романе делятся на две части: в первой мы находим завязку сюжета, а во второй – получаем результат.
«Уважаемые россияне, вчера мною, Президентом Российской Федерации, был подписан указ за номером №1458 о мерах по обеспечению безопасности российского литературного наследия…». Так в жизнь деревни Большие Ущеры вошёл «ГенАцид» – Государственная Единая Национальная Идея, в плане которой каждому жителю была выделена часть литературного наследия для заучивания наизусть и последующей передачи по наследству…
Разум мой понимал, что читаю беллетристику и скорее всего жанр социальной фантастики, но суть моего библиотечного «Я» воспарила и возликовала: «Вот она, реальная государственная поддержка в нашем нелёгком труде по продвижению книги и чтения! Так и только так можно заставить наших граждан читать и оставаться гражданами!». Что только не использовано и внутри библиотеки, и вне оной на скверах, бульварах, площадях и в парках… И «Утро в библиотеке», и «Ночь в библиотеке», а воз, простите, фонд и ныне там! Приятно было, не скрою, что очередной молодой писатель отвёл в своём романе не последнее место библиотекарю, чьи мысли лелеем разливались по сердцу: «Может, только так и надо с этими людьми. Учить любви силой. Душу возвышать указами. В приказном порядке сердца искусством облагораживать».
Занятна и удивительна первая часть романа. «ГенАцид» круто изменил жизнь в вечно пьяном селе. Поначалу читать о ходе эксперимента уморительно смешно. Смешно, когда косноязычный Гришка-плотник, на вопрос о семейном положении отвечающий: «Всяка лярва шныгу чумазит», начинает вдруг выкрикивать «дыр бул щил» – стихи авангардиста. Смешно, когда бабка Агафья, славящаяся варением самогона, опрокинув стопку, декламирует односельчанам «Кузмича»: «Возьми, летун! Пронзи, летун! Могильник тлинный, живой ползун!» Люди стали объединяться на основе жанров или видов своих произведений. Так, появились «зайки» (от прозаиков), «штрафники» (от слова «строфа), «авангардистские стихи называли просто «дичью», а читавших их – «дикарями». Высоко ценю юмор, иронию и мастерство молодого автора в описании быта и нравов сельских жителей. Невольно возникают сравнения с Довлатовым, Войновичем, Сорокиным, Шолоховым. Яркие запоминающиеся образы селян, абсурдность ситуации, лихо задуманный и закрученный сюжет не дают читателю оторваться от чтения. Чего только стоят сцены «литературных чтений», которые прочно вошли в жизнь Больших Ущер: «Была даже придумана игра. Естественно, с алкогольным уклоном. Выбиралось трое игроков и один проверяющий. Игроки выпивали по сто грамм водки, а затем наизусть читали свои тексты. Проверяющий держал книжку и следил за оригиналом... Выбывал тот, кто допускал хотя бы малейшую не точность…Мужское население…быстро нашло способ, как совместить приятное с полезным, и вскоре овладело своим «литературным наследием» так, что даже в состоянии полной алкогольной интоксикации помнило последовательность чужих букв и слов».
Если первая часть читается легко и весело, то вторая вызывает если не шок и тягостное впечатление, то некоторое недоумение контрастом. Некоторые критики, рецензенты и просто читатели обвинили автора в «чернухе», ненависти к народу. Кто-то увидел пиар шаг в этом контрасте. Другие упрекнули в отсутствии таланта и сострадания… Что бы составить своё мнение, роман следует прочесть. Я же считаю, что автор образно и доходчиво показал силу и мощь художественной литературы, «принимать» которую надо с детства понемногу и осмысленно. Иначе она может вызвать болевой шок, что и произошло в Больших Ущерах. С другой стороны, при повторном просмотре книги пришла мысль о чтении как элитарном явлении, которое даётся не каждому. Если «поучительную» литературу ХIХ века нас обучали понимать, то современная книга требует умения вырабатывать своё мнение.
Книга интересна и неоднозначна. Художественная литература не может «нравиться» или «не нравиться», она призвана будить мысль. Эта будит. Несомненно одно, роман подтвердил мысль о мощи и величие русской литературы. Напомню, роман был удостоен премии журнала «Знамя»(2008).У меня как читателя проявился острый интерес к личности В. Бенигсена и его творчеству.
Своё мнение представила Т.В.Туркина,
заведующая отделом абонемента
ЦБ им. А.С.Пушкина.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...