среда, 9 сентября 2015 г.

Добрый собеседник детства Владимир Орлов


8 сентября исполнилось бы 85 лет известному детскому поэту, драматургу, переводчику Владимиру Орлову (1930–1999). Хороший повод вспомнить талантливого поэта и просто хорошего человека, жившего под девизом: «Ты не проси спокойного причала, безветренного, ясного пути. Как бы погода жизни ни крепчала, нам не в обход, а напрямик идти!» Он написал много замечательных стихотворений, сказок, пьес... Простые, верные и настоящие, полные зрелой мудрости и созвучные сердцу каждого, они рождают эхо полузабытого детства и пробуждают нашу генетическую память. Они напоминают нам о том, кто мы есть, и о том, что есть в этом мире самое главное, важное, верное и правильное. Это – те самые стихи, которые нам читали наши мамы, бабушки и воспитательницы из детского садика: «К людям будете добры вы – люди будут к вам добры!». Те самые, что мы разучивали к утреннику или ко дню рождения папы, а может быть, и те, которые мы, первоклашки, еще неумело и по складам учились читать, водя пальцем по крупным строчкам: «Утром солнышко встает, нас на улицу зовёт. Выхожу из дома я:  – Здравствуй, улица моя!». Просто мы тогда еще были слишком малы, чтобы запомнить имя автора. «Нас в любое время года учит мудрая природа: Птицы учат пению. Паучок терпению. Пчелы в поле и в саду обучают нас труду». Все помнят эти строки, которые с раскрытым ртом слушали, будучи совсем маленькими. Да и в любом возрасте его стихи вызывают добрую улыбку. Они давно стали классикой детской литературы.

Владимир Натанович Орлов родился 8 сентября 1930 года в городе Симферополе в семье типографского рабочего. Его называют «крымским Маршаком». Здесь он вырос, еще мальчишкой пускал кораблики по Салгиру, купался и учился плавать…  Почему у еврейского поэта исконно русская фамилия Орлов? Псевдоним? Нет, фамилия подлинная. Ее поэт унаследовал от отца, а тот - от своего деда-кантониста, получившего за солдатское усердие участок земли в Крыму и в придачу - громкозвучную фамилию своего полкового командира. Владимир Натанович Орлов о себе: «Когда я  был маленьким, бабушка мне купила бескозырку с надписью «ЮНГА», а дедушка подарил белопарусную игрушечную яхту. Во время дождей наш переулок превращался в бурную речку, и однажды я привязал к своей яхте нитку и спустил на воду. Поток вырвал нитку из рук, и мою яхту унесла куда-то бурная вода. Домой я пришёл весь в слезах, но дедушка меня успокоил. Он сказал, что мою яхту дальше моря не унесёт и что с ней ничего не случится.
— Вот вырасту — подумал я, — стану моряком и найду свой кораблик в синем море.
Потом дедушка подарил мне лёгкий фанерный розовый планёр на резинке. Я тут же растянул резинку и запустил планёр в небо. Он взлетел высоко-высоко и больше ко мне не вернулся.
— Ничего! — сказал я сам себе. – Вот вырасту, стану летчиком и разыщу свой розовый планёр в синем небе!
Прошло много лет. Сперва я стал портным, потом — слесарем на заводе, потом парашютистом. Я спускался на парашюте, осматривал небо, но нигде не видел своего планёра. А я так мечтал с ним повстречаться. Прошло ещё несколько лет, и я стал моряком. С высокого корабельного мостика в сильный морской бинокль я осматривал море, надеясь увидеть яхту моего детства. Я так мечтал с ней повстречаться, но не встретил ни свою белоснежную яхту, ни свой розовый планёр. Но я думал о них и научился мечтать. Мои мечты вдруг стали превращаться в стихи, сказки, пьесы… В них есть и море, и небо, и земля, на которой я родился и которая мне подарила и небо и море».
В юношеские годы он успел поработать слесарем и матросом, растирал краски в художественной мастерской и портняжил... Вадим Левин вспоминал: «Мне мой друг урывками и к слову много рассказывал о себе. Из этих рассказов у меня сложилась история его жизни, которая не во всем совпадает с официальной биографией поэта. Может быть, Володя разыгрывал меня, выдавая свои выдумки за описание реальных событий. Он любил розыгрыши. Но скорее он верил в истории, которые рассказывал, потому что и в обыденной жизни был настоящим поэтом, романтиком и фантазером. Мне кажется, что сохранившийся в моей памяти вариант устной автобиографии Володи Орлова будет интересен читателям поэта.
То ли в конце войны, то ли в начале мирного времени, вернувшись в освобожденный Крым, Вова четырнадцати- или пятнадцатилетним подростком работал учеником слесаря на заводе. А хотел стать моряком: его старший приятель учился в Ленинградском мореходном училище. И еще Володя мечтал покататься на велосипеде. Вторая мечта была особенно неотвязной, потому что мастер цеха каждое утро приезжал на работу на велосипеде, а вечером на нем же уезжал домой. И вот однажды мальчик не удержался. Он чуть раньше обычного закончил работу, наскоро привел в порядок рабочее место, выскочил за проходную и оседлал велосипед. Володя хотел прокатиться и поставить машину на место, прежде чем появится ее хозяин. Но, как назло, в тот день мастер куда-то торопился и тоже пораньше закончил работу. Он увидел, что Володя едет на его велосипеде, и закричал:
— Украл, украл! Держите его!
Мальчишка так перепугался, что, вместо того чтобы вернуться и все объяснить, поехал прочь. Он побоялся вернуться домой и стал бродяжничать. Однажды, голодный, отощавший, он вышел к морю и увидел, что у причала стоит судно «Галс». Когда подросток попросил, чтобы его взяли юнгой, ему сказали:
— Вот швабра. Надрай палубу.
И ушли. О том, что было дальше, Володя рассказывал так.
— Швабра на судне разборная: палка-ручка и съемная перекладина на веревке. На перекладину нужно намотать тряпку, выбросить за борт, а потом поднять за веревку, надеть перекладину с мокрой тряпкой на ручку и драить палубу. Я начал, как надо: намотал тряпку, бросил в море и стал тащить обратно. Чувствую — не вытащу: она намокла, потяжелела. И тут я понял, что это мне устроили испытание, что за мной тайком наблюдают. Тогда я подтянул веревку к кнехтам. Это такие низенькие металлические столбики на палубе. Вокруг них обматывают веревку (швартов), когда корабль причаливает к пристани. И я стал вытягивать швабру порциями. Чуть-чуть выберу веревку и восьмеркой обматываю вокруг кнехтов.
Володя выдержал испытание. Его взяли помощником кока — чтобы подкормился. Когда юнга окреп, его зачислили в команду уборщиком. Потом он сдал экзамен и стал матросом. Помогая корабельному повару, Володя научился прекрасно готовить. Позже он нередко угощал друзей вкусными блюдами собственного приготовления. После морской службы он еще многим занимался в жизни: шил пиджаки и брюки в ателье мод, был типографским рабочим, журналистом, писателем. Но всегда оставался моряком любил и знал море, историю и географию своего полуострова, был знатоком морского фольклора: «Если солнце село в тучу,  жди, моряк, наутро бучу. Если солнце село в воду, жди хорошую погоду». Таких стихотворных примет Володя знал десятки. Может быть, сочинял их сам. И вообще, стихи не покидали Володю после моря. Вернувшись домой матросом, он освоил портняжное мастерство. А в крымских газетах уже стали появляться его стихи. Он писал их постоянно, даже когда шил. Однажды стихи пришли к нему, когда он гладил роскошный костюм какого-то областного начальника. Пришлось сменить профессию. Он пошел работать в типографию, потом в редакцию евпаторийской газеты. Дорос до заместителя главного редактора. В это время наступила хрущевская эпоха. Мелкие газеты закрывали, «укрупняя» редакции. Володя остался без работы».
Его первая книжка детских стихов «Тимошкина гармошка» увидела свет в 1958 году. Большой талант позволил Владимиру Орлову войти в детскую литературу сразу, минуя период ученичества и поиска своего почерка. Первые его стихи привез в Москву Самуил Маршак, разглядевший в рукописи крымского паренька, пришедшего к нему в ялтинский Дом творчества писателей, вполне сложившегося поэта. Самуил Маршак писал: «Под многими Вашими стихами я бы охотно поставил свою подпись…». Как получилось, что мальчишка, не получивший никакого специального (имеется в виду – близкого к литературе) образования, освоивший несколько разнообразных и трудных рабочих профессий, сразу вошел в круг заметных поэтов? Чем объяснить его стремительный (по крайней мере, по чисто внешним параметрам) взлёт? Разве что такой «малостью», как огромный талант Орлова, который, опровергая известное утверждение, пробился сам… Вадим Левин: «У него не было высшего образования. Но были редкие способности, интерес к жизни и десятки людей, которые любили его и всегда готовы были помочь. Он блестяще знал русскую литературу — и детскую, и взрослую. Обладая тонким языковым чутьем и художественным вкусом, он виртуозно владел словом и любил словесные игры. Он был желанным гостем и собеседником в пионерских лагерях и в школах, в университете и совхозах, на морском судне и в театре, на радио и телевидении, в редакциях газет и в издательствах, в библиотеках и в крымской обсерватории… Бывать в обсерватории он особенно любил. Наверное, потому что чувствовал родство между морем и космосом. Более всего его привлекали тайны этих стихий».
Перу Владимира Орлова принадлежат книги для детей «Кто в доме живёт», «Первая дорожка», «Утренний поезд», «Если мы вместе», «Хрюшка обижается» — всего около пятидесяти книг, выходивших в издательствах «Малыш», «Детская литература», «Астрель» и на родине поэта в Крыму. В Крыму в 1983 году вышла книга сатирических и юмористических стихов «Прочтите взрослым». Последняя книга писателя «Еврейское счастье» (шуточные стихи и миниатюры) вышла в 1994 году.
Он был скромным и очень честным человеком. И, видимо, в первую очередь именно за это, за честность, а еще за удивительный дар – говорить несерьезно всерьёз, его и любила детвора. Впрочем, как и все, кому повезло встретить его на своем жизненном пути. «Владимир Орлов, – писал поэт Леонид Сорока, – вошел в детскую литературу как-то сразу, минуя период ученичества, поиска своего почерка. Орловская мудрая и чуть лукавая интонация сразу узнаваема… Вот в качестве примера стихотворение, в связи с которым Андрей Вознесенский, когда был в гостях у Володи, оставил ему свою новую книгу с таким автографом «Горячо любимому мной папе Кроко, Роко, Коко, Дила!».
Полна сюрпризов, чудес и добра удивительная поэтическая страна Владимира Орлова. Всё, о чём он пишет – о весёлых грибах и удивленной вороне, разноцветном ветре и осенних дорожках, обидчивой хрюшке и снежной бабе, – пронизано искренней теплотой, доверчивой открытостью, глубоким лиризмом, тонким юмором. Поэт дружески общается с маленьким читателем, рассуждая, например, о родных и близких людях, с которыми можно поделиться и радостью и горем, советует бережно относиться к ним: «...Чтобы жили вы, оберегая тех, кто любит вас и бережет». В стихах о природе трогательная живописность сочетается с затаенной грустью, необыкновенной нежностью, тонким лиризмом. Они не оставят детей равнодушными, научат более нежно и трепетно относиться к природе, любить и оберегать ее. Владимир Орлов шаг за шагом вводит маленького читателя в приветливый мир природы, где хватает места всем: полосатому зебренку и питону, который так запутался, что «сам себя найти не может», индийскому слону и черному коту, важному индюку и вежливому дятлу, маленькому черепашонку и длинноногим цаплям.
Автор мастерски обращается со словом, высвечивая все оттенки его звучания, умеет позабавить всех неожиданной свежей шуткой, его поэзия для детей светла и мудра. Стихи Владимира Орлова всегда оставляют ощущение доброты и простоты, редкого по нынешним временам литературного уюта, где рифма ожидает рифму, а складные незатейливые слова доступны самому малому читателю. Многие стихи, вошедшие в первые книжки, давно уже стали классикой детской литературы, и порой знают их, не зная даже фамилии автора. Вот, например, несколько строчек из стихотворения, которое называется «Первая дорожка»:
Как видно, впервые он вышел из дома,
И всё, что он слышит, ему незнакомо,
И всё, что он видит, ему неизвестно,
Но как интересно! Но как интересно!...
Вы, конечно, решили, что это про человеческого малыша. А это про маленького паучка, который идет «по воздушной тропинке», сплетенной для него кем-то другим, заботливым. У Орлова есть изумительный цикл стихов «Почемучки и Потомучки», где в каждом четверостишии замечательный вопрос сменяется не менее замечательным ответом. Такие вопросы могут задавать и так могут отвечать только дети и поэты:
- Почему к зиме деревья раздеваются кругом?
- А деревьям тоже нужно раздеваться перед сном!
И если кому-то стихотворение «Делёж» навеет некоторые аллюзии, гоните их, потому что перед вами – просто родственница народных детских песенок, в которых, как известно, собрана вся мировая мудрость:
Король на всех делил пирог:
Кому-то – лакомый кусок,
Кому-то – крошек малость,
Кому-то – запах от него,
Кому-то – вовсе ничего,
Кому-то – что осталось.
Ольга Корф: «Добрый юмор, легкая ирония – органичные свойства детской поэзии Орлова. Он никогда не стремился ни высмеять, ни рассмешить, хотя прекрасно умел и то и другое... И с детьми он говорил о вещах сложных, неоднозначных, Говорил, конечно, совсем иначе, но всегда говорил правду. Никогда не лукавил, не держал «фигу в кармане». Потому что маленькие дети имеют обыкновение верить взрослым. И взрослые просто обязаны поселить в детских душах умение восхищаться прекрасным, веру в людей, интерес к жизни…Орлов учил их уму-разуму тактично, опираясь на их собственное поэтическое видение мира. И главное: он относился к детям, как требовала того традиция советской детской литературы, как завещали лучшие ее представители, – с невероятной искренней теплотой. Он писал для детей, которые были ему симпатичны, которых он уважал и любил. А многие нынешние авторы словно пишут для «умственно отсталых», считая современных читателей не вполне человеками, потому и стихи их холодны, как будто сделаны на основе примитивной компьютерной программы…»
Перу Владимира Орлова-драматурга принадлежат около двух десятков пьес для кукольных театров, из которых самая известная, «Золотой цыплёнок», обошла почти все сцены детских театров в России и многих театров за рубежом. По пьесе-сказке Владимира Орлова был поставлен мультфильм «Золотой цыплёнок». Многим, вероятно, довелось видеть добрый мультик «Цветное молоко», в основу которого положено одно из стихотворений Орлова. Пьесы («Цветное молоко», «Золотой цыпленок», «Приключения Каштанчика» и др.) идут в театрах разных стран.
В СССР была выпущена пластинка со стихами В. Орлова «Кто кого боится». Читает В. Володин. На стихи Владимира Орлова написано немало популярных песен для детей. С песней Владимира Хвойницкого на стихи Владимира Орлова «Дом для мухи» младшая внучка композитора Карина Хвойницкая выиграла гран-при конкурса «Opus-2005», который проходил в городе Лорет-де-Мар в Испании.
Владимир Орлов часто выступал как поэт-сатирик, постоянный автор знаменитой полосы «ЛГ» «12 стульев» и был одним из авторов «Детской комнаты». Помнят его яркие смешные выступления в «Литературной газете» под именем собирательного образа шутника Евгения Сазонова. Он дважды был лауреатом премии «Золотой Остап». С клубом «12 стульев» связан такой трагикомический эпизод. В конце августа 1968 года «Литературная газета» впервые в истории опоздала к читателям на сутки, вышла в свет не в среду, а в четверг. Весь тираж перепечатывали заново. А все потому, что в страницу юмора затесались четыре строки, из-за пражских событий ставшие крамольными: «”Мы все друзья и все мы братья”, — сказал удав, раскрыв объятья». Эпиграмма пошла в номер. Когда главный редактор с опозданием обнаружил «опасную крамолу», он схватился за голову. Удалось уничтожить только часть тиража. Обладая феноменальной способностью «смотреть в корень» и рифмовать на ходу, Орлов нередко веселил своих товарищей неожиданными и довольно смешными репликами. Однажды в дружеском кругу, наслаждаясь арбузом, Орлов вдруг спросил:
- Какая примечательная особенность арбуза?
- Сладкий, - ответил один.
- Бывает и кислый, - парировал Орлов.
- Сочный, - сказал другой.
- Бывает и жесткий.
- Какая же? - допытывались.
- Все просто: у арбуза - всюду пузо.
Афоризм об арбузе стал крылатым, как и многие миниатюры Орлова.

Более сорока лет посвятил Владимир Натанович литературной деятельности. Написал множество стихов, сказок, пьес, произведений для взрослых.  Их знают и любят ребятишки и взрослые.  Автор более 100 книг для детей («Вечерняя песенка», «Всем, всем добрый день!», «Дом под крышей голубой», «Если мы вместе», «Первая дорожка», «Я желаю вам добра» и др.) и взрослых («Где раки зимуют», «Еврейское счастье», «Зеркал правдивое служенье» и др.). Богатое он оставил наследие, и очень хочется, чтобы оно досталось и новым поколениям. У него масса замечательных стихов, написанных с юмором и грустью. Читайте, улыбайтесь на здоровье. «Чтоб человеком вырос человек, он жить не должен без библиотек». Именно Владимир Натанович является автором стихотворения «Родное», которое звучит рефреном в фильме «Брат 2» из уст нескольких героев. Причем текст в фильме несколько отличается от авторского.
Владимир Натанович Орлов скончался 25 ноября 1999 года в городе Симферополе. Крымская республиканская детская библиотека, расположенная в этом городе, теперь носит его имя… Он оставил нам сотни своих замечательных книг, переведённые на многие языки мира. Добрые, мудрые, полные мягкого юмора, о близком и хорошо знакомом, но под новым, незнакомым нам углом, стихотворения Орлова и сегодня остаются «в строю». Его стихами до сих пор разговаривают очаровательные зверушки и сказочные персонажи в мультиках «Союзмультфильма» и в кукольных спектаклях десятков городов.
В этих стихах не обнаружишь другой идеологии, кроме идеологии добра, любви и шутки. Извлекая их из чуланов нашей памяти, мы с вами, взрослые и умные дяди и тети, зачастую быстрее произносим вслух сами слова, чем осознаем содержание и смысл сказанного. А затем удивляемся: Надо же… Помним! Это – потому, что они внутри нас. Они – часть нашего детства. Часть того, что называют Родиной и связывают с самым главным. Молодые мамы, покупая детские книжки, стараются найти не только хорошие картинки, но и знакомые им самим с детства и понятные ребятишкам слова и образы. И поэтому – ищут книжки Орлова. Прекрасно знавший тайны детской души, он  всегда относился к ребенку, как к самому серьезному и требовательному читателю, чутко улавливающему малейшую фальшь. Каждая его книга – это высокая поэзия, своеобразный гимн Детству, Доброте.
Добрые орловские строки запоминаются на всю жизнь, ведь написаны они просто и искренне, с теплотой и любовью, юмором и озорством.  «...На добрых, мудрых стихах Орлова будут воспитываться граждане XXI и будущих столетий...» – писала Людмила Шершнева. Любой из афоризмов Владимира Орлова, например: «К людям будете добры вы – люди будут к вам добры!», «Быть не хуже – это мало! Ты попробуй лучше стать!», «Чем больше людям отдаю, тем становлюсь богаче», «Но нельзя купить росу, птичье пение в лесу, и не спрятать в кошелёк родничок и тополёк», «Коль друзей встречать рогами, станут все они врагами» или «Слово «МЫ» сильней, чем «Я». Мы – семья, и мы – друзья, мы – народ, и мы едины, вместе мы непобедимы», «Вместе – мы неодолимы, вместе – дружбою сильны мы…» дает детям четкую нравственную установку и может стать их жизненным кредо.

Почитайте его стихи, дышащие юмором и жизнью.

Родное
Я узнал, что у меня
Есть огромная родня:
И тропинка, и лесок,
В поле – каждый колосок,
Речка, небо надо мною –
Это все мое, родное!
Всех люблю на свете я!
Это Родина моя!

Дом под крышей голубой
Словно крыша над землёю,
Голубые небеса.
А под крышей голубою -
Реки, горы и леса.
Океаны, пароходы,
И поляны, и цветы,
Страны все, и все народы,
И, конечно, я и ты.
Кружит в небе голубом
Наш огромный круглый дом.
Под одною голубою,
Общей крышей мы живём.
Дом под крышей голубой
И просторный и большой.
В этом доме мы соседи
И хозяева с тобой.
Вместе мы с тобой в ответе
За чудесное жильё.
Потому, что на планете
Всё твоё и всё моё:
И пушистые снежинки,
И река, и облака,
И тропинки, и травинки,
И вода из родника.
Дом кружится возле солнца,
Чтобы было нам тепло,
Чтобы каждое оконце
Осветить оно могло.
Чтобы жили мы на свете,
Не ругаясь, не грозя,
Как хорошие соседи
Или добрые друзья.

Что нельзя купить
Я с утра брожу босой,
Весь обрызганный росой,
С птицей возле тополька
Воду пью из родника.
Где-то дома у метро –
Пепси-кола и ситро,
Карусели, зоосад,
Всюду вывески висят.
Если деньги накопить,
Можно многое купить –
Дом, одежду и завод,
Самолёт и пароход.
Но нельзя купить росу,
Птичье пение в лесу,
И не спрятать в кошелёк
Родничок и тополёк.

* * *
Утром солнышко встает,
Нас на улицу зовёт.
Выхожу из дома я:
– Здравствуй, улица моя!
Я пою и в тишине
Подпевают птицы мне.
Травы шепчут мне в пути:
– Ты скорей, дружок, расти!
Отвечаю травам я,
Отвечаю ветру я,
Отвечаю солнцу я:
– Здравствуй, Родина моя!

Если мы вместе
Очень много слов на свете,
Как снежинок у зимы.
Но возьмем, к примеру, эти:
Слово «Я» и слово «МЫ».
«Я» на свете одиноко,
В нем не очень много прока.
Одному или одной
Трудно справиться с бедой.
Слово «МЫ» сильней, чем «Я».
Мы – семья, и мы – друзья,
мы – народ, и мы едины,
вместе мы непобедимы.

Я желаю вам добра
Я желаю вам добра,
Но совсем не серебра!
Я добра желаю всем,
Но не золота совсем!
Я желаю вам добра -
Доброй ночи до утра,
Всем желаю добрых снов,
Добрых дел и добрых слов.
Уведет ли вас дорога
От любимого порога,
Пусть вам скажет кто-нибудь:
"В добрый час и в добрый путь!"
Я желаю вам в дороге
Друга доброго найти,
Чтобы вместе сквозь тревоги
И опасности пройти.
Чтобы врач не хмурил брови,
Чтоб спокоен был за вас,
Чтобы доброго здоровья
Был у вас большой запас!
Я желаю, чтобы с вами
Людям было веселей,
Чтобы добрыми глазами
Вы смотрели на людей,
Чтобы были справедливы
И в решениях - мудры.
К людям будете добры вы -
Люди будут к вам добры.

Добрый день
День был серый, непогожий.
Над землей  густела тень.
- Добрый день! –
Сказал прохожий.
Я ответил:
- Добрый день!
После этого мгновенья
До конца  большого дня
Почему-то настроенье
Было добрым у меня.

Доброе дерево
Доброе дерево, старые ветви.
В листьях запутались шумные ветры.
Сколько птенцов под густою листвою
Ты укрывало от стужи и зноя!
Старые ветви ночами не спали,
Чтобы на землю птенцы не упали,
Чтобы им с дерева, словно с порога,
В синее небо открылась дорога.
Лето промчится, и перед зимою
Дерево птицам помашет листвою.
Будет потом ему сниться и сниться,
Как по весне возвращаются птицы.
Их не пугают опасные кручи,
Белые молнии, чёрные тучи.
Птицы на родину мчатся уверенно,
Зная, что помнит их доброе дерево.

Я рисую море
Я рисую море, голубые дали.
Вы такого моря просто не видали!
У меня такая краска голубая,
Что волна любая просто как живая!
Я сижу тихонько около прибоя:
Окунаю кисточку в море голубое.
 
Большой друг
У меня есть друг большой и верный,
Я его люблю, и оттого
Он скучает без меня, наверно,
Дома я скучаю без него.
Я его оставил прошлым летом
На далёком южном берегу.
Я не шлю ни писем, ни приветов
И никак приехать не могу.
С другом я увидеться мечтаю
В той же самой бухте голубой,
Но его к себе не приглашаю –
Слишком он для этого большой.
Кончится разлука наша вскоре,
Я на тёплый выбегу гранит,
Закричу я другу: «Здравствуй, море!»
Друг меня обнимет и простит!

Сказка о стеклянном человечке
Маленький, не больше, чем кузнечик,
Не боясь на свете ничего,
Жил да был стеклянный человечек
В доме у мальчишки одного.
За мальчишкой бегал он вприпрыжку,
От беды хранил его, любя.
И представьте, знал он про мальчишку
Всё, что знал мальчишка про себя.
Был он при мальчишке, как советчик,
Но его мальчишка не любил,
Потому что этот человечек
То, что думал, - то и говорил.
И за это днями и ночами
Тот мальчишка на него кричал,
Запирал в буфете и в чулане,
Чтобы человечек  замолчал.
Но чулан без воздуха и света,
С крысами, шуршащими в пыли,
И любые сладости буфета
Ничего с ним сделать не могли.
Так и жил он, никогда не пряча
Правды от мальчишки своего,
Потому что, если ты прозрачен,
Ты не можешь спрятать ничего.
И схватил мальчишка человечка
И со злостью сбросил со стола,
И разбилось хрупкое сердечко
Из простого, чистого стекла.
А когда осколки отзвенели,
То глаза у мальчика тотчас
Потускнели и остекленели,
Холодом повеяло из глаз.
Он живёт и ходит рядом с нами,
Дома и на улице грубя.
Он глядит стеклянными глазами,
На меня глядит и на тебя.
Он глядит на звёзды и на речку,
На деревья, травы и цветы.
Только, кто живёт без человечка, -
Тот не замечает красоты …
В сказке нет намёка и подсказки,
Но возьмите сказку про запас,
Потому что в этой самой сказке
Ничего не спрятано от вас.
Для того, советом помогая,
Человечек рядышком живёт,
Чтобы жили вы, оберегая
Тех, кто любит вас и бережёт.

Кто первый
- Кто кого обидел первый?
- Он меня!
- Нет, он меня!
- Кто кого ударил первый?
- Он меня!
- Нет, он меня!
- Вы же раньше так дружили?
- Я дружил.
- И я дружил.
- Что же вы не поделили?
- Я забыл.
- И я забыл.

Что написано в тетрадке?
— А я уже могу писать!
А я могу писать!
Могу тетрадку показать
И даже полистать!
 Ого! Да ты учёным стал!
Скажи, о чём ты написал?
— А мне откуда это знать?
Я сам хотел бы знать!
Ведь я ж сказал:
Могу писать!
Писать, а не читать!

Нарисую
Рисовала я Сережку –
Он теперь похож на кошку!
Рисовала я Андрюшку –
Он теперь похож на хрюшку!
А сосед Володька Спицын
Стал похож на воробья,
Если будешь ты дразниться,
Нарисую и тебя!

Моя машина
Мне купили самосвал –
Я давно о нем мечтал!
Я завел его легонько –
Он тихонько заворчал.
Я машиной дорожу –
С Петькой больше не дружу.
А увижу Диму –
Проезжаю мимо.
Только вдруг, только вдруг
Раздается громкий стук:
Вздрогнула машина –
Лопнула пружина.
Я стою у самосвала –
Мне чего-то грустно стало:
И машина не заводится,
И со мной никто не водится.

Ворона
- Кра! – кричит ворона. – Кража!
Караул! Грабёж! Пропажа!
Вор прокрался утром рано!
Брошь украл он из кармана!
Карандаш!
Картонку!
Пробку!
И красивую коробку!
- Стой, ворона, не кричи!
Не кричи ты, помолчи!
Жить не можешь без обмана!
У тебя ведь нет кармана.
- Как! -
Подпрыгнула ворона
И моргнула удивлённо. –
Что ж вы раньше не сказали?!
Кар-р-раул!
Кар-р-рман укр-р-рали!

Кошки и сапожки
Сапожнику две полосатые кошки
На ножки свои заказали сапожки:
- Пожалуйста, сшейте скорее, дружок
На каждую ножку один сапожок.
Сапожник ответил:
- Понятно, понятно.
Такая работа мне очень приятна!
Сапожки пошить – пустяковое дело:
Бубенчики справа, бубенчики слева,
Я делал для многих, но только двуногих!
Для девочек шил и шил для старух...
Считать научился я только до двух.
Уж вы сосчитайте, пожалуйста, сами!
Но кошки в ответ шевельнули усами,
Потом покраснели до самых ушей:
Умели считать они только мышей.
И грустные кошки ушли по дорожке...
Скорее для них сосчитайте сапожки!

Черный кот
Чёрной ночью  за окном -
Чёрный тополь, чёрный дом.
На скамейке у ворот
Дремлет чёрный - чёрный кот.
На рассвете за окном -
Синий тополь, синий дом.
На скамейке у ворот
Дремлет чёрный - чёрный кот.
В ярком свете золотом
Встало солнце за окном.
Тополь вдруг зазеленел,
Дом чуть-чуть порозовел,
Тени стали покороче,
Где-то радио поёт…
Тихо спит кусочек ночи
На скамейке у ворот.

Учёный кот
Мой маленький котёнок
Смышлёный и пушистый,
Он рыжий, рыжий, рыжий
От носа до хвоста.
Я делаю из Васьки
Известного артиста,
Я сделаю из Васьки
Учёного кота.
Я должен постараться,
Чтоб Васька стал великим
И публику талантом
Он сразу покорил,
Чтоб он ходил направо
И песенки мурлыкал,
Чтоб он ходил налево
И сказки говорил.
Способности большие
Дала ему природа,
И он уже прекрасно
Мурлыкает в усы.
Но требует все время
Особого подхода,
И к Ваське подхожу я
С кусочком колбасы.
Для Васьки не жалею
Ни ласки, ни колбаски:
Придет пора – и в зале
Не будет лишних мест.
Покуда же я Ваське
Рассказываю сказки
И песни напеваю –
Он слушает и ест!

Вежливый хвост
Воспитанный хвостик
У кошки моей:
Он всюду почтительно
Ходит за ней.
И в двери он прежде неё
Не войдёт -
Он вежливо кошку
Пропустит вперёд.

Кто кого боится

Кого боится мышка?
Скажите поскорее.
Она боится кошки
И больше никого.
Кого боится кошка?
Огромной злой собаки,
Огромной злой собаки
И больше никого.
Кого боится злая
Огромная собака?
Хозяина боится
И больше никого.
Зато хозяин храбрый,
Кого ему бояться?
Боится он хозяйки
И больше никого.
Но никого на свете
Хозяйка не боится.
Конечно, не боится
Хозяйка никого!
Но как же не боится?
Она боится мышки,
Боится только мышки
И больше никого!

Золотистые спицы
Некогда солнышку в небе лениться:
Есть у него золотистые спицы,
Пряжа цветная – на дне сундука:
Ровно четыре волшебных клубка.
Трудится солнышко без остановки,
Каждому времени вяжет обновки.
Белым клубком  начинается год,
Следом зелёная  пряжа идёт.
Красная пряжа – для красного лета,
Пряжа для осени – жёлтого цвета.
Годы проходят, а солнышко вяжет.
Вяжет и слова плохого  не скажет.
Что тут поделаешь, коль у природы
Без остановки  меняются моды!

Ночной листок
Я сидел сегодня  дотемна
Около открытого  окна.
Вдруг на подоконнике  прилёг
Золотистый  маленький листок.
За окошком сыро  и темно.
Вот он и влетел  в моё окно.
Он дрожит.  И видно, оттого
Шевелится хвостик  у него.

* * *
В лесу теперь светлей и тише,
Видна сквозь ветви вышина.
Его вершина, словно крыша,
Огнем осенним сожжена.
Среди стволов туман пушистый,
Как дым клубится на заре,
Слетают листья, словно искры,
И догорают на земле.

Осенняя почта
Рябит холодная водица,
Пустынным небо стало вдруг
Вчера, забыв со мной проститься,
Умчались ласточки на юг
А, может, просто не успели:
Не зря ведь нынче перед сном
Увидел я листок осенний
В почтовом ящике своем.

Осень
Стоят леса полупустые,
Грустя по птичьим голосам
Слова роняя золотые,
Проходит осень по лесам.
Уже позванивают льдинки,
Уже прохладна синева,
Уже висят на паутинке
Её прощальные слова.

Осенние задания
С утра в лесу  над нитью серебристой
Хлопочут паучки- телефонисты.
И вот уже от ёлки  до осинки,
Как провода,  сверкают паутинки.
Звенят звонки:  — Внимание! Внимание!
Прослушайте  осенние задания!
— Алло, медведь!  Вы слышите?
— Да, да!
— Уже не за горами  холода!
Пока зима не подошла  к порогу,
Вам нужно срочно  подыскать берлогу!
Звенят звонки  у белок и ежей —
От верхних  и до нижних этажей:
— Проверьте поскорей  свои кладовки —
Хватает ли припасов  для зимовки?
Звенят звонки  у старого болота:
— У цапель всё готово  для отлёта?
— К отлёту всё готово!
— В добрый час!
В апреле снова  ожидаем вас!
— Алло, зайчата! — слышится из трубки.—
Идёт зима,  скорей меняйте шубки!
Звенят звонки  у липы и у клёна:
— Алло, скажите,  кто у телефона?
— Алло, у телефона  муравьи.
— Закройте  муравейники свои!
— Скажите, это речка?
— Речка, речка!
— А почему для раков  нет местечка?
И речка отвечает:  — Это враки!
Я покажу вам,  где зимуют раки!
— Алло, ребята!  Добрый день, ребята!
На улице уже холодновато!
Пора для птиц  вывешивать кормушки —
На окнах, на балконах,  на опушке!
Ведь птицы —  наши добрые друзья,
А про друзей нам  забывать нельзя!

Маленькое лето
Зимний вечер длинный, длинный,
За окном сугроб залёг.
А на кухне - чай с малиной,
Пахнет яблочный пирог.
В небе нет тепла и света,
Но тепло нам и светло:
Словно маленькое лето
К нам на кухню забрело.

Снежные медвежата
Какой пушистый, чистый снег!
Кусты одеты в белый мех.
Они стоят несмелые,
Как медвежата белые.
А рядом шум, а рядом гром –
Машины движутся кругом.
И потому у медвежат
От страха хвостики дрожат.

Бахрома
На сосне и на берёзе бахрома -
Белой пряжей их запутала зима.
И оставила распутывать весне
Эту пряжу на берёзе и сосне.

Бегство
Куда-то утром убежали вьюги,
Морозы скрылись где-то вдалеке.
Зима шубёнку сбросила в испуге
И с ними убежала налегке.
А ночью возвращается за нею,
Вздыхает, примеряет среди тьмы.
Но что-то всё короче и теснее
Становится шубёнка у зимы.

Позывные
Лютуют ночные морозы,
Холодные ветры свистят.
Осины, дубы и берёзы
Под зябкими звёздами спят.
Но в воздухе есть перемены,
Они разбудили сосну:
Иголочки, словно антенны,
Уже уловили весну.

Кутерьма
Когда от весны удирала зима,
Такая вокруг началась кутерьма
И столько на землю свалилось хлопот,
Что утром, не выдержав, тронулся лёд.

В апреле
Первый солнечный денёк,
Дует вешний ветерок.
Воробьи развеселились
В эти тёплые часы,
А сосульки прослезились
И повесили носы.

Живая цепочка
Набухла речка, набухла почка,
Живая в небе плывёт цепочка.
В рассветной сини курлычет стая,
Весну и лето соединяя.

Весеннее гадание
Яблоньке сегодня не до сна -
Радостно глядит из-под платочка:
Что-то нагадала ей весна
По ладошке юного листочка.
Что-то нашептала и чуть свет
Собралась куда-то  вместе с маем...
Сбудется гаданье или нет -
Это мы по осени узнаем.

* * *
- Эй, ромашки,  дайте мне ответ:
Вы откуда,  если не секрет?
- Не секрет, -  ответили ромашки, -
Нас носило солнышко  в кармашке!

Дождинки
Ходят в небе тучи грозовые,
Тучи сеют капли дождевые.
И дождинки дружно и проворно
Падают на землю, словно зёрна.
Каждая упавшая дождинка –
Будущий цветок или травинка.

Ласковое солнышко
Шепчет солнышко листочку:
- Не робей, голубчик! -
И берёт его из почки
За зелёный чубчик.

Лето
- Что ты мне подаришь, лето?
- Много солнечного света!
В небе pадyгy-дyгy!
И ромашки на лyгy!
- Что ещё подаришь мне?
- Ключ, звенящий в тишине,
Сосны, клёны и дубы,
Землянику и грибы!
Подарю тебе кyкyшкy,
Чтобы, выйдя на опyшкy,
Ты погpомче кpикнyл ей:
"Погадай мне поскорей!"
И она тебе в ответ
Нагадала много лет!

Кто в чём
Блещут лужи  на тропинках –
Осень топает  в ботинках.
Туча дождик  унесла –
Ходит в туфельках  Весна.
Лето ходит  босиком
Или в босоножках,
А Зима,  скрипя снежком, –
В тепленьких  сапожках.

Но зато друзья кругом!
Вот – сучок, и вот – сучок,
Между ними паучок.
Разместился на рябинке
Дом его из паутинки.
Вдруг услышал паучок:
- Я плету себе сачок!
Дай, пожалуйста, лягушке
Паутинки полкатушки!
- И ежу не откажи!
Если друг, то удружи!
Отпусти мне паутинку -
Я сплету себе корзинку!
- Не забудь и про сову -
Я ведь рядышком живу!
Дай мне нитку, паучок, -
Смастерю я гамачок!
- И для цапли опусти -
Сети нужно мне сплести!
Будут сети – будет рыба.
Я скажу тебе – спасибо!
Очень быстро на рябинке
Опустел паучий дом:
Нету больше паутинки,
Но зато друзья кругом!

Лягушкины покупки
- Откуда идёшь ты,
Лягушка-квакушка?
- С базара домой,
Дорогая подружка.
- А что ты купила?
- Всего понемножку:
Купила ква-пусту,
Ква-соль и ква-ртошку.

Однажды
Однажды три цыплёнка,
А с ними три мышонка,
А с ними три весёлых
Умытых поросёнка
Бежали спозаранку
Из дома на полянку.
Сперва они гуляли,
Потом они играли,
Потом они под солнцем
У речки загорали,
Плясали, пели песни,
Потом дремали вместе.
Потом они проснулись
У речки голубой,
Потом домой вернулись,
Довольные собой:
Цыплята как цыплята,
Мышата как мышата,
И только поросята
Пришли как поросята.

Улитка и жук
Повстречал улитку жук:
- Ты не бойся, я твой друг!
Что нацелила рога
На меня, как на врага?
Коль друзей встречать рогами,
Станут все они врагами.

Хрюшкина подружка
В лужице хрюшку увидела хрюшка:
- Это, конечно, не я, а подружка!
Ну и грязнуля подружка моя!
Просто прекрасно, что это не я!

Про маленького Мишку – упрямого сынишку
Вечер по лесу плывёт,
Звёздочками светится.
Сыну песенку поёт
Бурая медведица.
— На траву упала шишка,
Баю-бай,  усни, сынишка!
— Не нужна мне шишка! —
Зарычал сынишка.
— Не хочу, не буду спать!
Лучше я пойду гулять!
Вышла мама  за порог,
Принесла ему грибок:
— Вот тебе  грибочек,
Баю-бай,  сыночек!
— Не хочу  грибочек! —
Заревел сыночек.
Вышла мама  за порог,
Принесла ему цветок:
— Вот тебе  цветочек,
Баю-бай, сыночек!
— Не хочу  цветочек! —
Завизжал сыночек.
Вышла мама  за порог,
За зелёный бугорок,
Притащила мёду
Целую колоду.
Мама песенку поёт.
Мишка угощается:
До чего липучий мёд,
Аж глаза слипаются!

Кто воспитатель?
Косте щенка подарили на днях.
Он ещё плохо стоит на ногах.
Он ещё мал, невоспитан пока.
Значит, воспитывать нужно щенка!
Нужно сначала щенку показать,
Как по команде сидеть и лежать,
Голос подать, разобраться в следах,
Бегать по дому с калошей в зубах…
Многое нужно щенку показать…
Костю теперь ни за что не узнать!
На четвереньках он ходит теперь.
Носом теперь открывает он дверь.
Спать он улёгся вчера в конуру.
Он за обедом рычал на сестру.
Папа сказал: — Не понять ничего!
Кто воспитателем стал у кого?

Объявление
В четверг объявление было в газете:
«Внимание, дети! Внимание, дети!
Пропала собака по кличке Барбос.
Барбос от хвоста и до носа оброс.
Он жил у вокзала по улице Новой,
В квартире четырнадцать, у Ивановой.
Нашедшему выдадут много наград:
Конфеты, пирожные и шоколад».
Не спит Иванова четвертые сутки,
И двести мальчишек не спят ни минутки,
И двести девчонок в награду хотят
Конфеты, пирожные и шоколад.
Но вот уже пятые сутки настали.
Мальчишки устали, девчонки устали,
Хозяйка от горя повесила нос,
Как вдруг в понедельник явился Барбос.
Нашел он квартиру по улице Новой,
И радостно руку лизнул Ивановой,
И просит за то, что вернулся назад
Конфеты, пирожные и шоколад.

Рисунок
Белая бумага, красный карандаш.
Дедушка у флага, рядом – экипаж…
Снежная опушка, белые снега.
Танковая пушка смотрит на врага.
Лица молодые, автомат в руке.
Все они живые на моём листке:
Дедушка у флага, рядом – экипаж.
Белая бумага, красный карандаш.

Салют
Гремит за окнами салют –
Огни букетами цветут.
Мелькают в комнате моей
Цветные отблески огней.
На стенке – дедушкин портрет.
Ему здесь ровно двадцать лет.
Ремень, пилотка, ордена.
Суровый взгляд у деда:
Ещё не кончилась  война
И далека Победа.
Но до неё не дожил он –
Под Курском дедушка сражён…
Гремит за окнами  салют –
Огни букетами  цветут.
И озаряет  яркий свет
На стенке дедушкин портрет.

Я считаю
Всё, что вижу во дворе я,
Всё, что вижу на пути,
Я умею, я умею
Сосчитать до десяти.
Еду с мамой в зоосад
И считаю всех подряд.
Пробегает дикобраз,
Это - раз.
Чистит пёрышки сова,
Это - два.
Третьей стала росомаха,
А четвёртой - черепаха.
Серый волк улёгся спать,
Это - пять.
Попугай в листве густой,
Он - шестой.
Вот лосёнок рядом с лосем,
Это будет семь и восемь.
Девять - это бегемот.
Рот, как бабушкин комод.
В клетке ходит лев косматый,
Он последний, он десятый.
Дальше мне не сосчитать -
Надо снова начинать!

Встреча
Туча тучу повстречала.
Туча туче прорычала:
- Что гуляешь на пути?
Прочь с дороги, дай пройти!
Отвечала туча туче:
-Ты меня не трогай лучше!
Я гуляю, где хочу,
Если тронешь - проучу!
Туча тучу - лбом, лбом,
А по небу - бом, бом!
Бой над городом грохочет,
Уступить никто не хочет.
Бились тучи целый час,
Искры сыпались из глаз.
Подрались они всерьёз -
Довели себя до слёз.

Кому что снится?
Тихо сумерки ложатся,
Ночь приходит не спеша.
Над землёю сны кружатся,
Мягко крыльями шурша.
Юнгам снятся паруса,
А пилотам - небеса.
Снится лыжнику зима,
А строителю - дома.
Трактористу поле снится,
В поле - рыжая пшеница.
Солнце жаркое печет,
Как река, зерно течёт.
Космонавту снится гром -
В громе дрогнул космодром:
Отправляются ракеты
На далёкие планеты.
Спит художник в тишине,
Краски видит он во сне.
Он водой разводит краски
И раскрашивает сказки.
Где-то замерла граница,
Над границей сон кружит.
Пограничнику не спится -
Он границу сторожит.

***
Месяц март. Число восьмое.
Нет нам с папою покоя.
Что же маме подарить?
Что на праздник ей купить?
Мы купили ей конфет
И подснежников букет
Мы пришли домой с букетом,
Мы смеялись, пили чай,
Вместе с мамою конфеты
Мы поели невзначай.
А потом посуды груду
Перемыли мы втроем,
Перемыли всю посуду
И натерли пол потом.
Мама вечером сказала:
- Я нисколько не устала,
Так сегодня мало дела!
Просто я помолодела.
Вот событие какое.
Мне сегодня повезло.
Жаль, что завтра не восьмое,
А девятое число.
Мы ответили ей прямо:
- Нам помочь тебе не лень,
Мы согласны, чтобы мама
Молодела каждый день.

Покоя нет
Нам ждать покоя
Следует едва ли:
Еще не всю страну
Разворовали.

Взаимосвязь
У депутата со страной весьма
Крепки взаимосвязи и тесны:
Какой в наличье уровень ума,
Такой в наличье уровень страны.

Пора понять
Мы критикуем споры и дебаты,
А нам давно уже пора понять:
Какие МЫ – такие ДЕПУТАТЫ,
И нечего на зеркало пенять.

Наше изобилие
Хоть заплатки на одежде,
И в карманах ни шиша
Но зато у нас, как прежде,
На ушах висит лапша.

Перед обрывом
До обрыва несколько мгновений.
В поезде - дебаты и погром:
Партии различных направлений
Едут в направлении одном.

Причина бедности
Обнищал у нас народ -
Потому, что ест и пьет.
А не ел бы и не пил бы -
Сколько денег накопил бы.

В думе
Здесь крик и шум, как на вокзале,
Здесь каждый день полно людей.
С утра гудят в огромном зале

Дегенераторы идей. 

Предложение
- Давайте не будем врагами!
Не будем делить ничего!
Давайте мы сдружимся с вами!
- Давайте! А против кого? 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...