среда, 23 октября 2019 г.

Читаем и вкусно едим с книгами Екатерины Вильмонт


Вот уж чьи книги так соответствуют нашей рубрике «Читаем и ... вкусно едим» в плане еды! Множество рецептов и аппетитных описаний, встречающихся в её произведениях, наверняка вызовут у вас желание попробовать приготовить что-то подобное. Или хотя бы перечитать все её оптимистичные книжки.

Вот как писательница рассказывает об одной из своих книг «Дети галактики или чепуха на постном масле»: «Я очень хорошо готовлю — научилась в 16 лет, когда мама заболела тифом. И с тех пор совершенствовалась. Часто давала рецепты в романах. Однажды друг сказал: «Почему ты не соберешь их все в одной книге? Напиши «Рецепты от Вильмонт»!» Но ведь просто писать «возьмите три яйца и стакан муки» — страшная тоска, поэтому я решила рассказывать еще и случаи из жизни, связанные с блюдами. Книга щедро иллюстрирована — и редактор, и художницы пускали слюни на мои рецепты и фотографии еды. Написав книгу, я пригласила их в гости, приготовила несколько из описанных блюд — перепелок нажарила, пирожки испекла… И все, больше не готовила ни разу. Ну не хочу! Сколько друзья ни уговаривали, я поддалась лишь пару раз на Новый год — готовила им тогда форшмак.»
Читаем и глотаем слюнки:)

«Курица в полёте»


Часов около шести мать повела ее в ресторан, где Элла заказала себе, разумеется, венский шницель и кофе с куском яблочного штруделя. Мать ела лишь какой-то малоаппетитный, на Эллин взгляд, салатик, кусочек отварной рыбы и пила минеральную воду без газа. Элле хотелось выпить кружку пива, но она не решилась. Венский шницель был приличный, не более того, но она была такая голодная, что ела его с наслаждением, а яблочный штрудель был выше всяких похвал, да его еще подали с горкой взбитых сливок. Она наслаждалась, но в какой-то момент поймала на себе исполненный такого ужаса и жалости взгляд, что кусок штруделя застрял у нее в горле.

Хоть попробуешь настоящей австрийской кухни…
Он привез ее в ресторан на открытом воздухе, они поднялись на гору на самый верх, где стояли столы и лавки из потемневшего дерева и откуда открывался чудесный вид на другую гору, сплошь засаженную виноградом, с церквушкой наверху.
— Вина выпьешь, Элюня?
— Нет, не стоит.
— Да что ты, надо попробовать местное вино, а за меня не волнуйся, я спокойно выпью сок.
Подошла пожилая официантка, он сделал заказ.
Когда она принесла графинчик вина, высокий стакан сока и бутылку минеральной воды, Витька сказал:
— А теперь пошли за едой!
— Куда? — страшно удивилась Элла.
— Вниз! Здесь подают только напитки, еду надо брать самим!
Какая глупость, подумала Элла, тоже мне удовольствие — с полным подносом тащиться на эту гору. Но промолчала. Спускаться, к счастью, пришлось не до самого низа. В небольшом помещении за прилавком чего только не было!
— Советую взять свиное жаркое с картошкой и капустой, а еще наберем вот этих салатов.
Женщина за прилавком ловко отрезала большие, невероятно аппетитные куски жаркого, под Витькиным руководством наполняла мисочки какими-то неведомыми салатами, у Эллы уже текли слюнки. Она только с сожалением думала, что, пока они донесут все это наверх, мясо остынет. Оно конечно же остыло, но не совсем, и Элла смогла оценить удивительную, какую-то карамелевую корочку на сочном и совсем нежирном жарком.
— Нравится? — спросил Витька.
— Класс! Наверное, это с жженым сахаром сделано… А вот это что за беленькие штучки?
— Не знаю, как это по-русски, а тут это называют шварцвурцель, то есть черный корень.
— Но он же беленький, я у нас такого не встречала, прелесть, такая нежная штука…

— Слушай, я ужин заказала в ресторане, вроде все прилично, но вот рубленая селедка, на мой взгляд, гадкая. Как ты думаешь, может, не стоит ее подавать, а?
— Я попробую. Нет, она ничего, просто надо кое-что добавить. Она неинтересная, но вполне съедобная. Я сейчас добавлю сюда яблоко..., чуть-чуть сельдерея, капельку сахара и перца — и будет отлично.
И Элла с удовольствием принялась исправлять неудавшееся блюдо.
— На вот попробуй! — сказала она Любе уже через три минуты.
— Элка, обалдеть! Это же шедевр! Я всегда поражалась твоим кулинарным талантам! Слушай, а помнишь, твоя бабушка делала какую-то фантастическую запеканку, кажется, с селедкой?
— А, форшмак! Я тоже его делаю.
— Но форшмак же — это как раз рубленая селедка!
— Вообще-то слово «форшмак» означает просто закуску, а уж какая это закуска, горячая или холодная… Бабушка называла это блюдо форшмаком!
— Элка, будь другом, пригласи нас как-нибудь на форшмак! Знаешь, я тут стала Славке расписывать, какая это вкуснотища, а он рожу крючит: гадость, мол. Но я уверена — сожрет все и еще сковородку вылижет!
— С удовольствием вас позову!
— Отлично! А какие котлеты ты делала! Я таких котлет ни у кого не ела.

Элла тут же пошла по магазинам. Почему-то ей казалось чуть ли не жизненно важным поразить воображение своих гостей. Она давно уже не устраивала дома таких обедов. Подумала, не пригласить ли кого-то еще, но потом сообразила, что в будний день в три часа никто не сможет прийти. Ну и не надо! Поскольку это должен быть обед, а для форшмака нужно вареное мясо, то, значит, будет бульон, к бульону она испечет совсем немножко пирожков с яйцами и зеленым луком.
Пирожки будут размером с полмизинца, чтобы гости не объелись до форшмака. Форшмак лучше подать как горячую закуску или на второе? Она решила, что на второе. К нему зеленый салат. А перед бульоном надо подать разные легкие закуски. Хорошо бы бабушкино соте, но его понемножку не едят, а это довольно тяжелое блюдо. На десерт она решила сделать печеную антоновку в соусе сабайон. И кофе с сыром.

Гости пришли вовремя с огромным букетом роз и бутылкой коллекционного армянского коньяка.
А Элла подала свою фирменную водку, настоянную на свежих апельсиновых корочках. Махотин пришел в полный восторг. Попробовав пирожок, он громко застонал:
— Боже правый! Я думал, меня уже ничем нельзя удивить, я столько повидал, но это! Истинный шедевр! Элла, вы волшебница!
— Нет, просто я люблю готовить, — улыбнулась довольная хозяйка дома.
Когда Элла подала форшмак, извинившись, что подает прямо на чугунной сковородке, Махотин втянул носом воздух.
— Пахнет потрясающе, а эта корочка выглядит просто фантастически.
— Погоди, ты это попробуй! — сказала, глотая слюни, Люба.
Кроме салата был подан еще соус, похожий на тартар, где кроме микроскопически нарезанных пикулей был еще укроп.
Дамы с интересом смотрели на Махотина. Он, уже проникшись доверием к кулинарным талантам хозяйки, с детским любопытством и восторгом следил за тем, как Элла большой ложкой подхватила кусок неведомого блюда и положила ему на тарелку.
— Возьмите соус, но сперва попробуйте, может, соус и не понадобится.
Он взял кусочек на вилку и отправил в рот.
— О боже! — воскликнул он. — О боже! Так не бывает!
Элла не успела еще положить кусок Любе, как Вячеслав Алексеевич уже умял свою порцию и с виновато-выжидательной миной уставился на Эллу.
Она тут же положила ему еще.
— Элка, он сейчас все слопает, дай мне скорее и себе положи!
Себе Элла положила совсем чуть-чуть. Люба ела медленно, наслаждаясь каждым кусочком.
Все остальное съел Махотин и еще выскреб со сковородки присохшую корочку.
— Не правдоподобно! — сказал он. — Вы простите меня, я как с цепи сорвался! Никогда нигде не ел ничего подобного.
Элла сияла.
— Боже мой, Элла, из чего это приготовлено?
— Элка, не говори ему! — со смехом потребовала Люба. — Я когда-то ему рассказывала об этом чуде, так он такую рожу скроил: какая, мол, гадость!
А ты меня научишь?
— Нет, Элла, не учите ее, у нее все равно так не получится, в это надо вложить еще душу и талант, а моя жена к кулинарии относится чисто потребительски и потому испортит самый лучший рецепт! — веселился Махотин. — Как, еще и десерт?
Нет, это невероятно! Вы чудо! Любочка, давай выпьем за Эллу!
— С удовольствием! За тебя, Эллочка!
— А еще я бы предложил выпить за жуликоватых издателей, благодаря которым мы встретились! Дайте поцеловать вашу ручку, кудесница.
— Вот что значит ублажить мужика, — хохотала Люба, — смотри, как он распелся! Да твое счастье, что я не умею так готовить, ты бы в дверь не пролез при такой кормежке и был бы способен вести разве что какое-нибудь кулинарное ток-шоу!
— Что? — словно протрезвел сразу Вячеслав Алексеевич. — Элла, вы можете вот сейчас рассказать мне, как вы делали этот чудо-форшмак?
— Зачем? — хором воскликнули женщины.
— Надо!
Они переглянулись.
— Элла, прошу вас!
— Ну ладно, — пожала плечами Элла. — Надо взять вареное мясо, вареную картошку, пропустить все это через мясорубку и добавить несоленую жирненькую селедку, ее тоже через мясорубку, положить сметану и замесить такое вот тесто, попробовать, и если все нормально… Понимаете, вкус селедки не должен чувствоваться, он должен ощущаться только где-то.., на горизонте, что ли.., ну я не знаю, как сказать, но, думаю, хорошая хозяйка меня поймет… Потом смазываете сковородку сливочным маслом, лучше чугунную, выкладываете тесто, придаете форму, ножичком делаете надрезы, ну как на котлетах, и в духовку, пока корка не зарумянится. Вот и все!
— Грандиозно! Особенно про горизонт! Люба, ты уловила мою мысль?
— Более или менее!
— Вы о чем? — растерянно спросила Элла.
— Простите, дамы, я вас оставлю на пять минут, вы позволите мне пройти в другую комнату?
— Пожалуйста. Любка, в чем дело?
Люба таинственно улыбнулась и развела руками;
— Я могу только догадываться.
Вячеслав Алексеевич вернулся почти сразу:
— Его нет в Москве. Все откладывается. Так, что тут у нас, десерт? Выглядит в высшей степени аппетитно, но, что бы я теперь ни ел, я буду мечтать о вашем форшмаке. Как из таких достаточно грубых продуктов получается такая воздушная, я бы даже сказал, изысканная прелесть? Дайте ручку поцеловать!
— Славка, смотри, приревную и никогда уже не приведу тебя к Элле! — шутливо пригрозила Люба.
— Отлично! — хлопнул в ладоши Махотин. — Тогда я буду тайно к ней ходить, под покровом темноты, и один есть форшмак!
Оставшееся время они провели весело и мило.
Уже собираясь уходить. Люба спросила:
— Элка, ну форшмак требует тонкости и таланта, я поняла, а как у тебя такие фантастические котлеты получались, это можешь сказать?
— Могу, конечно. Во-первых, ни в коем случае не класть яйцо, и, во-вторых, если ты подаешь котлеты с пылу с жару, то в каждую, когда лепишь, положи маленький кусочек льда, ну а если льда нет, то кусочек сливочного масла, вот и весь секрет.
— Но как же без яйца? Они не развалятся?
— У меня никогда не разваливаются.
— Боюсь, мне даже примитивные котлеты не одолеть, — вздохнула Люба. — В другой раз позови нас на котлеты!
— Ничего подобного! — закричал Махотин. — Никаких котлет, только форшмак!
— В другой раз я сделаю для вас одного форшмак, а для Любы котлеты, чтобы вам не пришлось таскаться ко мне под покровом ночи, — засмеялась чрезвычайно довольная Элла.
— И тебе не лень готовить два обеда? — поразилась Люба.
— Господи, да что стоит сделать несколько котлет? Четверть часа!

Вечером накануне первого съемочного дня она напекла гору пирожков и сделала большую бадью бабушкиного соте, с трудом отыскав на рынке грунтовые, не голландские баклажаны. А кабачки ей презентовала соседка, у которой был богатый урожай кабачков. Они, конечно, были уже жестковаты, но Элла с этим легко справилась. Когда ей позвонила Маша, которая волновалась, пожалуй, даже больше, чем она сама, и узнала, что Элла развела грандиозную стряпню, она весьма одобрила подругу:
— Правильно, Элка, мудро! А то съемочная группа будет только слюнки глотать, глядя на твой форшмак! Сколько ты там его приготовишь! А так… Правда, на пять съемок этого не хватит, но важен почин! А твой почин в высшей степени благородный!
К концу второго съемочного дня Элла простонала:
— Кажется, я больше никогда ничего не захочу готовить!
Маша, поправляя ей грим, шепнула:
— Элка, держись! Это будет такая программа… Ты станешь настоящей звездой! Подумать только, мы с тобой с университета дружим, а я и не подозревала, что ты такая…
— Брось, Машка, я просто усталая кухарка!
— Вот увидишь, кухарка!
Надо сказать, что пирожки и бабушкино соте произвели фурор и расположили к Элле даже тех, кто просто исполнял свои обязанности, на первый взгляд ничуть не интересуясь программой и ее героиней. Женщины в перерывах наперебой записывали рецепт соте и пирожков.
— Элла, ты это зря, — сказал Пузайцер, перешедший с ней на «ты», как только начались съемки. Признал ее за свою. — Такие рецепты надо давать в передачу, а не всем и каждому! И потом, это в некотором роде коммерческая тайна! Что, если завтра кто-то на других каналах начнет твои рецепты давать? Непрофессионально, заруби себе это на носу!
— Поняла, — кивнула Элла. Ей и в голову не приходило, что рецепт пирожков может быть коммерческой тайной канала!

«Полоса везения, или Все мужики козлы»


Первым делом я взялась за сельдерейный салат, поскольку в рецепте было сказано, что его лучше сделать заранее, чтобы настоялся. Это будет нечто весьма изысканное! Максим Павлович просто обалдеет! Я вымыла и почистила стебли, отрезала кусочек и сунула в рот. Вкусно! Быстро нарезала сельдерей, потом очень мелко нашинковала яблоко, добавила немного грецких орехов, а затем достала из холодильника баночку ананасового компота. Сок слила в стакан и с наслаждением выпила, а кусочки ананаса высыпала в миску с салатом. Перемешала, заправила майонезом и глубоко задумалась: в какую посуду переложить этот кулинарный шедевр? Минут через десять я сочла, что салат уже немножко настоялся, и решила попробовать. Потрясающе! Такая экзотика! Зато все остальное должно быть просто вкусным и добротным. Вполне достаточно одного экзотического блюда.

«Фиг ли нам, красивым дамам!»


Отец всегда превосходно готовил. Вот и сейчас он поставил на стол фарфоровую супницу — он был еще и эстетом.
— Твой любимый суп, Данилка!
— Ой, с клецками! Ммм! Обожаю! Слушай, у тебя даже вкуснее, чем у мамы, клецки нежнее! Спасибо, пап!
— А твоя жена не делает тебе суп с клецками?
— Делает, но редко. Пап, я хочу добавки!
— Ешь, милый! — обрадовался Андрей Викторович.
На второе была нежнейшая телятина, запеченная с каким-то соусом и овощами.
— Специально для тебя готовил.
— Блеск!
— Как приятно кормить голодного сына! Ну, рассказывай!

Не успели они усесться, как им уже подали большую корзинку с хлебом, источавшим такой волшебный запах, что у Ариадны сразу потекли слюнки.
Микис отправился на кухню поздороваться с хозяином и сделать заказ.
— Адка, он сейчас закажет все самое шикарное, лобстера и все такое. Но самый кайф будет, когда мы останемся одни. Попробуешь аферину и гаврос, ничего другого уже не захочешь!
— После такого хлеба я вообще уже вряд ли что захочу!
— Это что! Тут подают подсушенный хлеб, а в других местах свежайший, да еще и с маслом, вообще зарез! Удержаться невозможно.
И в самом деле, вскоре им принесли кувшин холодного белого вина, греческий салат, лобстеров и какую-то пасту из зеленых оливок. Все было очень вкусно!
— Сегодня будний день, тут народу немного, а в субботу-воскресенье тут иной раз и столик не найдешь, — сообщила Маша.

 Они сели у окна. И тут же появилась молодая женщина в белой поварской курточке.
— Здравствуйте, я шеф-повар, меня зовут Марина. У нас есть меню, но тогда вам придется ждать. Вы спешите?
— Спешим! — заулыбалась Алиса. — Мы с самолета, жутко голодные.
— Тогда могу предложить грибы с картошкой. Настоящие, лесные!
— Со сметаной? — уточнил Кондрат.
— А как же!
— Лисёнок, будешь?
— Не знаю. Я никогда грибов не ела. Это вкусно?
— Это очень вкусно!
— Тогда буду!
— Еще могу предложить уху, но она с водкой, не для ребенка…
— Уха с водкой? Ни за что!
— А я буду! Сто лет не ел настоящей ухи, — ликовал Кондрат.
— А я у тебя попробую, ладно?
— Так и быть!
Вскоре Марина принесла большую тарелку ухи для Кондрата и три маленьких пирожка для Алисы.
— А то папа будет есть, а ребенок слюнки глотать? Куда это годится! — улыбнулась Марина и поставила на стол кувшинчик с клюквенным морсом.
— Ой, как вкусно! — ахнула Алиса, отхлебнув морса. Ей все здесь страшно нравилось — и эта разговорчивая женщина, которая так вкусно готовит.
— Потрясающе! — воскликнул Кондрат. — Я такую уху только на Дону ел!
— А я из Ростова, — обрадовалась Марина. И убежала на кухню.
— Папа, какая она милая, правда?
— Правда, — улыбнулся он.
— Тебе хорошо тут, папочка?
— Мне тут чудесно, Лисёнок!
Вскоре вернулась Марина с блюдом картошки с грибами, щедро присыпанной зеленью.
— Вот, кушайте на здоровье! Вы меня извините, мой муж, он хозяин этого ресторана, он сам стесняется, вы не могли бы оставить для него автограф?
И она протянула Кондрату затрепанный диск с песнями группы «Черный пояс».
— Пожалуйста! — Она совала ему ручку. — Это муж в машине слушает…
— Господи, — с трудом проговорил Кондрат, расписался и больше не мог сдерживаться. Слезы градом хлынули из глаз.
— Ох, простите, пожалуйста! — всполошилась Марина. — Что же вы плачете?
— Я… Я думал… меня больше нет… меня никто тут уже не знает…
— Да вы что? Хорошую музыку разве забудешь?
— Простите, расчувствовался, ради бога, простите!
Алиса сияла. И с упоением ела грибы с картошкой.
— Папа, как хорошо… Это я нашла такое место!
— Ты вообще главное счастье моей жизни, Лисёнок! О, меня на пафос потянуло за обедом, типично русские дела!

«Артистка, блин!»


Кстати, пока суд да дело, пошли, угощу тебя знаменитой селедкой, а то пока еще доберемся до ресторана. Пошли, пошли, тут недалеко, на Сингле, самая лучшая селедка в Амстердаме, ее продает такой классный старик! Ты, между прочим, знаешь, как надо есть селедку?
Он буквально тащил ее, а она и не сопротивлялась, бесполезно! Есть не хотелось, но не спорить же с ним из‑за пустяков! У него так горят глаза, ему так хочется поделиться с ней своей радостью свидания с любимым городом…
— А вот и мой старик! Все на месте, как хорошо! — И он заговорил с продавцом по‑голландски.
Старик, оживленно беседуя с ним, разрезал вдоль две белые булки, вложил в каждую по маленькой очищенной селедке, присыпал нарезанным репчатым луком, из громадной, литров на десять, стеклянной банки достал тонкие кружочки маринованных огурцов, добавил к селедке, завернул каждую булку в тонкую бумажку и подал Стасу. Тот вручил одну булку Варе с комичной торжественностью:
— Ешь, любимая!
Селедка с маринованными огурцами? — с сомнением подумала Варя, которая к тому же терпеть не могла есть вот так, на ходу, практически посреди улицы. Но не разочаровывать же любимого мужчину!
— Господи, как вкусно! — простонала она с полным ртом. Селедка была почти не соленая, лук и маринованные сладковатые огурцы придавали ей невероятную пикантность.
Стас отвел Варю в сторонку, вытащил из кармана маленький деревянный бочонок, вроде тех, какими играют в лото, и посыпал чем‑то селедку.
— Что это? — удивилась Варя.
— Соль! Ты же знаешь, я все досаливаю, а в Амстердам без своей солонки не езжу.

«Проверим на вшивость господина адвоката»


Скажи, ты хочешь борщ или грибной суп?
— А у тебя что, есть и то, и другое? — поразилась Лиза.
— Ага, я на нервной почве все время готовлю…
— А ест кто?
— Сама и ем… Ужас просто, я скоро ни в одну шмотку не влезу! Ну соседки иногда заглядывают. Так что ты будешь?
— Лучше грибной! Бабушка грибной теперь не варит!
— Почему?
— Боится радиации. А у тебя с чем? С лапшой?
— Нет, с геркулесом.
— Я с геркулесом не ела никогда, только с лапшой или с перловкой. Я в детстве суп с перловкой называла «шариковый суп» … Ой, и правда, как вкусно! С ума сойти.
—  А можно еще супчику?
— Нужно! Но имей в виду, что на второе у меня утка с яблоками…
— И с картошкой?
— Естественно!
— Тогда супу не надо! Обожаю картошку с уткой. Они вместе жарились?
— Лиза, не задавай глупых вопросов! Тебе брусничное варенье к утке дать?
— Инна, не задавай глупых вопросов, естественно, дать!

«У меня живет жирафа»


Он съехал на обочину.
— Ну что, в машине поедим или на травке?
Она замялась.
— У меня в багажнике есть плед, так что будет удобно. Роса уже сошла…
Ия радостно улыбнулась. Он вытащил из багажника плед и большой термос.
— Давай мне сумку, она тяжелая.
Она отдала ему сумку. Господи, и это происходит наяву?
Они сошли с дороги, он расстелил плед. Ия достала из сумки красивую салфетку, красную в белый горошек, расстелила ее и принялась выгружать из сумки какие-то свертки и коробочки. Потом достала одноразовые тарелки и стаканчики, приборы, и все это белое в красный горошек. Через пять минут импровизированный стол выглядел так, что хоть сейчас снимай рекламу.
— Боже мой, Ия, да ты просто волшебница!
— Прошу вас! Пикник на обочине!
Он рассмеялся, и ему вдруг стало хорошо и легко. Он опустился на плед рядом с ней.
— Что тут у тебя?
— Вот эти пирожки с мясом, эти с картошкой, а есть еще с яблоками. А тут холодный ростбиф и малосольные огурцы, сама вчера солила.
— Боже, как вкусно, — простонал он, откусив кусок пирожка с мясом. — Как ты успела? Ты же столько работаешь?
— Выкроила вчера два часа. Мне хотелось… Я же никогда вас ничем не угощала… — она вдруг залилась краской, смутилась. А он умилился. — Ой, у меня же есть чай…
— Нет, давай лучше кофе выпьем, у меня в термосе хороший кофе. С перцем чили.
— Никогда не пробовала, интересно.
Он налил кофе в красивые стаканчики.
Она взяла стаканчик в руки, понюхала.
— Там сахар есть?
— Что ты! А ты любишь сладкий кофе?
Я как-то не подумал. Извини.
— Но, наверное, с перцем сахар не нужен? — Она отпила глоток. — Странно… Но вкусно. Неожиданно… Но вообще-то я люблю кофе со сливками, сладкий… А это… это мужской кофе. И вам очень идет…
— Кто бы мог подумать, что ты еще так потрясающе готовишь. Твои пирожки просто чудо, а ростбиф… с ума сойти. Он такой ароматный… а огурчики просто песня! Давненько я так не ел! Спасибо тебе, Иечка…

«Нашла себе блондина!»


Ну пошли, вареники ждут! Ты ела когда-нибудь вареники с вишнями?
— Никогда. А вы ели шанежки с черемухой?
— С черемухой? Даже не слышала, что такое едят, как интересно! Ты меня научишь?
— Нет, я, к сожалению, не умею... Моя бабушка их пекла.
— Никита, а у девочки характер будь здоров! Молодец!
— Из чего ты такой вывод сделала? — засмеялся Никита.
— Да вот, я спросила про вареники, а она сразу же про шанежки! Мол, не задавайся, тетка, мы тоже не лыком шитые! Молодчина, так и надо, а то эти киношники такой народ... Сожрут и не поперхнутся. Я почему спросила, не все знают, как надо правильно есть вареники с вишнями. Я научу! Берем вареники, кладем в глубокую тарелку, сверху сметанку, посыпаем песочком и заливаем вишневым соком. Вот так, а теперь можно есть. Ой, подожди!
— Что? — испугалась я.
— Загадай желание, ты же первый раз пробуешь!
Только не говори никому, что загадала.
Хочу, чтобы Никита никогда меня не разлюбил!
— Загадала? Теперь ешь!
Это было не просто вкусно, это было фантастически, не правдоподобно вкусно, куда вкуснее, чем шанежки с черемухой.

«Черт-те что и сбоку бантик»


Наутро он спустился в ресторан. Он получал огромное удовольствие от этих гостиничных завтраков. Ешь, что понравится, никто не будет считать калории, говорить о пользе или вреде того или иного блюда. И первым делом положил на тарелку два пирожка, с капустой и мясом. Взял несколько кусочков очень аппетитной лососины… Почему-то в Москве та же самая рыбка называется семгой. Лососины там нет в принципе. А еще хлеб, масло и яйцо всмятку. С удовольствием все это умяв, он налил себе чаю из большого самовара, и взял две удивительно аппетитные с виду сладкие булочки. Гулять так гулять. Он откусил кусок булочки, ощутил истинное блаженство...

Ужинали в маленьком рыбном ресторанчике.
— Паэлью любишь? — листая меню, спросила Таня.
— Терпеть не могу!
— Я, признаться, тоже. А Борька обожает. О, я буду жареного сибаса.
— Я тоже. Ась, а ты что хочешь?
— А что такое паэлья?
— Это рис с морскими гадами! — сообщил Боря.
— Как с гадами? — испугалась девочка.
— Ну, там мидии, ракушки, осьминожки…
— Ни за что! А просто нормальной рыбы тут нет? Или креветок?
— Креветки есть.
— Тогда мне побольше креветок!
— А креветки это тоже считается морские гады, — снисходительно сообщил Боря.
...Но тут принесли заказанную еду. Паэлья, надо сказать, выглядела весьма аппетитно.
— Тань, а может, как-нибудь стоит тут ее попробовать?
— Можно, — без особенной уверенности ответила Таня.
— Я вам пробовать не дам! — заявил Боря. — Я все равно уже мерзавец!
— Не волнуйся, мы в следующий раз закажем одну порцию на пробу! И все втроем попробуем, правда, Ася?
— Асе я как раз дам попробовать сейчас! Хочешь?
Девочка кивнула.
— Бери, пробуй!
— Нет, мне не хочется. А хочешь креветку?
— Хочу!
Ася положила ему в тарелку две креветки. Мир был восстановлен.

«Дама из сугроба»


Сандра, вы не проголодались?
— Когда я могла успеть? После лиловых блинчиков! Ой, а вы, наверное, хотите чего-то посущественнее?
— Да нет… меня еще с утра кормили какими-то волшебными сырниками, я столько слопал…
— Кто вас кормил?
— Домработница моего отца. А вчера я ел вареники с гречневой кашей, вы слыхали про такое?
— Нет, никогда. И это вкусно?
— Очень! Просто очень!
Вот так, болтая, они дошли до ГУМа, где к палатке с мороженым вился длинный хвост китайцев.
— Господи, сколько их! — поразился Тимур. — В Нью-Йорке их тоже много, но тут такая концентрация…
— Выяснилось, что китайцы обожают наше мороженое. Но мы тут стоять не будем. Эта палатка совсем близко от входа, пошли дальше!
И действительно, вскоре они обнаружили палатку, к которой стояло от силы пять человек.
— Вы какое хотите, Сандра?
— Сливочное… Хотя нет, лучше эскимо!
— А я, пожалуй, возьму шоколадное…
Они обнаружили неподалеку лавочку. Сели рядышком.
— Ох, и вправду, как в детстве! Надо же! — обрадовался Тимур. — А эскимо как?
— Хотите попробовать? — и она протянула ему свое эскимо, как-то просто, как будто они были добрыми школьными приятелями.
Он откусил кусочек эскимо.
— Ох, какая прелесть! А вы мое попробуйте!
Она лизнула его мороженое.
— Вкусно!
И они принялись хохотать как расшалившиеся школьники.
— Предлагаю взять еще! — заявил Тимур. — На сей раз я возьму эскимо. А вы?
— Крем-брюле!

Их провели к столику у окна, выходящего на Тверской бульвар. И тут же молодой человек в длинном белом фартуке принес меню, назвался Антоном и предложил напитки на выбор.
— Выпьешь что-нибудь? — спросил отец.
— Нет. Один не буду. Кстати, я привез тебе хороший коньяк и набор французских сыров.
— Ох, спасибо! Вот вечером сядем у камина… Что будешь заказывать?
— Даже не знаю…
— Хочешь кислые щи?
— Кислые щи? Пожалуй. Сто лет не ел.
 А у вас же полно русских ресторанов.
— Я там не бываю. Не люблю. О, возьму бефстроганов.
— Правильный выбор, здесь его отлично готовят! Господи, Тимка, как же я рад! Ты такой стал красавец, лучше, чем был в молодости. Дамы небось за тобой табунами бегают. Впрочем, они и раньше за тобой бегали.
…Им подали щи в горшочках, покрытых румяным воздушным тестом.
— Не прикажете снять крышечку? — любезно осведомился официант.
— Нет, спасибо, мы сами! — ответил отец.
Он аккуратно подхватил ножом тесто и положил на тарелку, отщипнув кусочек.
— Отлично! Первую ложку за тебя, сын!
Тимур со смехом последовал его примеру.
— Ох вкусно! Хотя, конечно, требует водки.
— Так закажи!
…Им подали бефстроганов и кувшин черносмородинового морса.
— Папа, это мечта! — отхлебнув морс простонал Тимур.
— А ты и в детстве обожал морс.
— Да? Я не помню. А ресторан и вправду отличный.

Похожее на забегаловку кафе оказалось вполне уютным. И пахло там приятно.
— Девушка, что у вас самое вкусное? — весело блестя глазами, спросила Сандра.
— Пельмени! — не задумываясь ответила официантка.
— О! Хочу пельменей! Обожаю! — захлопала в ладоши Сандра. — А вы, Тимур?
— Я даже не знаю. Я их не ел ни разу с тех пор, как уехал. Ладно, была не была, давайте пельмени. И водки, пожалуй. Да?
— Конечно! А еще вот тут у вас есть селедочка, пока пельмени будут вариться, дайте нам селедки с картошкой!
Тимур рассмеялся.
— У меня уже слюнки текут.
— Погодите, — отмахнулась от него Сандра, продолжая разговор с официанткой. — Значит, картошку посыпьте укропом. А к пельменям подайте сметану, уксус и черный перец. И еще какого-нибудь лимонаду.
— Тархун пойдет?
— Пойдет!
— Что вы так на меня пялитесь? Да, у меня жутко плебейские вкусы!
— У вас за ужином я этого не заметил.
— Да это все выпендреж для гостей! А мой день рождения мы с Лешкой отмечали сосисками с пивом и воблой!
— С ума сойти! Да я, собственно, уже и сошел.
— То есть?
— Я от вас с ума схожу! Вы удивительная… мне такие женщины не встречались…
— Ой, мамочки, как у вас глаза-то горят!
В этот момент у нее зазвонил телефон. Она глянула на дисплей и сбросила звонок.
— К черту!
Им подали селедку с картошкой, действительно щедро посыпанной укропом. Водка была холодная, в запотевшем графинчике.

— Ты умеешь печь блины?
— Что? Какие блины? На поминки, что ли?
— Тьфу ты! Не на поминки, а на Масленицу! Сейчас Масленица, я обещал Роберту… Так умеешь?
— Ну, умею, но нужно же время, это же не блинчики… — растерянно бормотала Сандра.
— Так и мы только после завтрака. А ты сейчас поставишь тесто и будешь нас ждать. Скажи, может, надо что-то купить к блинам? Икру, например?
— Только не вздумай покупать черную, это бешеные деньги, а красной купи, лучше форелевой или кетовой, а еще сметаны… Не меньше двадцати процентов жирности.
…Сандра и в самом деле пошла на кухню и поставила тесто на блины. Достала из холодильника упаковку слабосоленой семги, нарезала ее тонкими ломтиками, подумала, достала еще селедку. Сама она больше всего любила блины именно с селедкой и сметаной. По случаю визита голливудского гостя стол решила накрыть в столовой. Потом ей пришло в голову, что некоторые любят еще и блины с вареньем. Достала банку клубничного варенья, переложила в вазочку. …Ох, а у меня же есть электроблинница. Ее подарил на новоселье Марик. Я еще подумала, что за дурацкий подарок… А может, вовсе и не дурацкий? Надо попробовать. Она полезла на антресоли, достала здоровенную коробку с блинницей и решила, пока подходит тесто, разобраться с инструкцией. Все оказалось достаточно просто. Она протерла блинницу влажной тряпочкой, нашла удобное место, куда ее пристроить. Как хорошо, что у меня такая большая просторная кухня…

«Трепетный трепач»


В маленьком помещении на первом этаже было уютно и очень вкусно пахло свежими булочками. Могу себе позволить в кои-то веки выпить кофе с булочками. Но кроме булочек тут были еще и вареники с черникой… Конечно, черника наверняка мороженая, но на варениках это не должно сильно отразиться. Была еще и аппетитная колбаса и сыр… и какие-то каши… словом, от голода тут не помрешь. А есть хотелось страшно. Идею булочек я отбросила, в конце концов вкусные булочки можно, если припрет, съесть и в Москве, а вот вареники с черникой… Я навалила себе в миску этих вареников, полила сметаной…
— Дама, советую взять еще к этому черничного кисельку, — сказала толстая тетка в белой поварской куртке и в белом платке.
— Серьезно? Да, это должно быть смертельно вкусно, спасибо! А кофе у вас крепкий?
— Возьмите лучше чай.
— Спасибо, я вас поняла!
Вареники были фантастические! А кисель… Мечта! Я наслаждалась. Мне давно не было так хорошо… И вдруг я почувствовала на себе чей-то взгляд. За столиком напротив сидел молодой мужчина, показавшийся мне смутно знакомым. Актер что ли? У него была густая каштановая шевелюра, легкая небритость, переходящая в небольшую бородку, веселые глаза и чуть припухлая нижняя губа. Все вместе излучало странное обаяние. Он улыбался мне. И даже помахал рукой, словно здороваясь. Я кивнула ему. Он тут же вскочил и подошел ко мне.
…— Вы с таким упоением что-то уплетали… Смотреть приятно.
— Тут сказочные вареники с черникой.
— Это стоит попробовать?
— На мой взгляд обязательно нужно попробовать. Со сметаной и киселем.

Потом мы все жутко устали и пошли в ресторан, там же на медине. Там все сидят на диванах, с подушками. Мамочка, как же нас там кормили! Я ела мясо с черносливом, а Гришка курицу с миндалем. Вкусно — нет слов! Гришка сперва боялся, а потом все слопал и еще у меня попробовал! А потом пришел хозяин, принес фрукты и сладости, хотя мы их не заказывали, а что не доели, завернул нам с собой и предложил, если устали, прилечь прямо на диванах. И знаешь, бабушка и тетя Инна прилегли, а хозяин показывал нам с Гришкой ресторан. Водил на кухню и объяснял, что мясо для многих блюд там тушат в специальных глиняных сосудах, вроде кувшинов, иногда целую ночь, и эти сосуды называются «танжия». А подают еду в специальных тарелках с крышками в виде высокого конуса, и эта штука называется «тажин», а бабушка сказала, что в Рабате у ее знакомых есть свой ресторанчик, который так и называется «Тажин и танжия», и что она непременно нас туда сводит, там тоже очень вкусно и интересно.

А на кухне Елена Павловна учила Катьку печь яблочный штрудель.
— Смотри, Катюшка, это тесто теперь надо хорошенько отбить. Берешь его вот так и изо всех сил колотишь об стол, вот-вот, правильно, даже еще сильнее, и так минут пять. А потом кладешь на тарелку и закрываешь горячей миской или кастрюлькой. Десять минут полежит и станет мягким, эластичным, его легко будет раскатать тоненько-тоненько. А пока почисти яблоки, хотя нет, я сама почищу.
— Почему это? — возмутилась Катька. — Ты боишься, что я порежусь? Бабуля, я ж не маленькая, ты забыла?
— Для меня ты все равно маленькая, но яблоки и вправду уже почистить можешь, — засмеялась Елена Павловна.
…— Ну вот, доставай тесто, дели на две части, бери вторую скалку и раскатывай как я. И тяни, тяни, чтобы как можно тоньше получилось. Молодец! У тебя просто замечательно выходит, даже лучше, чем у меня.
— Бабуль, а давай мы маме не станем говорить, что я учусь готовить. Представляешь, мама вечером приходит, а на столе шикарный ужин, допустим, мясо по-мароккански и яблочный штрудель! Как? Откуда? Бабушка приехала? А я так скромненько — нет, мамочка, это я сама приготовила! Вот мама удивится! Такой кайф!

«Вафли по-шпионски»


— Что ты такое готовишь?
— Протертый суп! Из шпината! Очень, говорят, полезно… Ты вообще-то ешь шпинат?
— Из твоих рук я готов есть все! Петровна, мы в субботу идем в гости!
…Марта между тем налила ему в бульонную чашку очень красивый ярко-зеленый суп.
— Вот, попробуй!
— Слушай, как вкусно!
— Вот, греночки возьми!
— Господи, ты это сказала совсем как мама в детстве: «Вот, греночки возьми…»

Бобров заехал за женой и повез ее обедать.
— Только предупреждаю, десерт заказывать не будем. Я купил фантастическое мороженое. Я такого раньше в Москве не видел, я его ел только в Швейцарии…
— А какое, ванильное, шоколадное? — заинтересовалась Марта.
— Я взял и ванильное, и шоколадное, и еще фисташковое!
— Интересно!
После обеда Бобров спросил:
— Ну что, домой?
— Да! А в следующее воскресенье поедем на каток, говорят, уже открылись катки…
— О, я с восторгом!
Когда они вошли в квартиру, Бобров заявил:
— Иди, переоденься, а то заляпаешься мороженым, а я пока сварю кофе!
— Есть, товарищ командир!
Через пять минут Марта вошла на кухню. На столе уже красовались вазочки для мороженого, кофейные чашки, три коробки с мороженым, и стоял упоительный запах настоящего кофе.
— О! Красотища какая! Я налью?
— Нет! Я сам!
Он разлил кофе из турки. Марта тем временем уже открыла мороженое и облизывала ложку.
— Вкууусно!
— А теперь главный сюрприз!
И Бобров водрузил на стол удивительно красивую, расписанную яркими цветами деревянную коробку.
— Ой, какая красота, а что это?
— Наши любимые лютики, всех цветов, видишь!
— Ой, правда!
— А ты открой!
Марта открыла коробку. Она была полна… вафель. А с внутренней стороны крышки было написано крупными буквами: «Вафли по-шпионски».

«Шпионы тоже лохи»


Они зашли в какой-то ресторанчик в одном из переулков. Там было уютно и вкусно пахло.
В меню оказалось много грузинских блюд.
— Любите грузинскую кухню? — спросил Земцов.
— Обожаю!
Они заказали разные грузинские закуски: лобио, баклажаны с орехами, пхали из шпината.
— Рекомендую чахохбили! — посоветовал официант.
— Я не буду, мне лучше чашашули! — заявила Марта. — Леша, чахохбили я сама вам приготовлю!
— Пожалуй, мне тоже это… чашашули!
И вина, да?
— Нет, мне нельзя… Лучше что-то покрепче.
— Отлично! Тогда коньяк?
— У нас есть настоящая домашняя чача. Три степени крепости, сорок градусов, пятьдесят и семьдесят!

«А я дура пятая!»


Ресторан так и назывался «Корюшка»! Там была уютная веранда, где мы и приземлились. Нам сразу подали меню с картинками. Ресторан, несмотря на типично питерское название, был с грузинским уклоном, и все выглядело в высшей степени аппетитно.
— Здесь замечательные хачапури! Советую! Я лично люблю ачму!
— Ох нет, она слишком тяжелая для меня. А что такое пеновани? Я никогда не пробовала!
— Советую вам взять хачапури с тунцом! — сказал официант.
— Да ни за что! Тунец в Грузии не водится! Это бесстильно! — заявила я. — Хочу жареную корюшку, пеновани и белого сухого вина. У вас грузинское?
— К сожалению, грузинского нет. Есть чилийское, итальянское, французское…
— Дайте нам бутылку шардоне! И мне все то же, что и даме. А десерт мы потом выберем.
— Но ты же хотел ачму?
— Ты права, она вправду тяжелая. И загадай какое-нибудь желание, ты же никогда не ела корюшку!
— Два желания! Пеновани я тоже не ела!
— Тогда под пеновани и я загадаю! У меня будет полтора желания.
— Полтора — это как?
— Одно желание, это понятно, и еще половинка — это чтобы наши желания совпали.
— Кажется, они уже совпали…
— Карина!
— Кузьма, это опасная тема, по крайней мере для обеденного времени. Это больше подходит для ужина.
— О! Согласен!
И корюшка с ткемали, и пресловутое пеновани оказались выше всяких похвал.
— Десерт не желаете? — осведомился официант.
— Мне только кофе, ристретто!

В маленькой уютной кухоньке был уже накрыт стол. Стояла бутылка красного вина, сыры, фрукты. Вдруг на кухню ворвался мальчонка лет десяти с французским багетом, завернутым в красивую бумагу.
— Хлеб! Я же знаю русских, им всегда нужен хлеб! Вы едите сыр с хлебом?
— Смотря какой сыр! Тут, по-моему, вполне можно обойтись без хлеба.
— Умница! — заявил мсье Роже, отламывая огромный кусок багета. И с жадностью стал жевать.
Я рассмеялась.
— Хотите? Здесь в пекарне пользуются настоящим французским рецептом! У меня бабушка была русская! Я обожаю хлеб, как ее внук, но именно французский хлеб, как сын своего отца! Хотите попробовать?
— Хочу!
— Тогда ломайте!
Багет и впрямь был очень вкусный! Как и сыры, и красное французское вино.
— Как вам живется в России? — спросила я.
— Знаете, хорошо! Я тут живу уже два года, я женился на русской женщине. О, это совсем другое дело, русская женщина! Она любит меня и зовет своим Рожочком. Мило, не правда ли? И, знаете, все, что мне обещал Кюзьма, когда звал в Россию, все он выполнил. Всё! Он очень надежный человек, мадам! Меня во Франции так пугали, говорили, какие русские ненадежные партнеры… Что меня тут непременно обманут или вообще убьют, а мне так хотелось в Россию, на родину бабушки, и хотелось научить русских делать сыр!
Тут появился Кузьма. Схватил кусок багета, положил на него два куска разного сыра и стал есть.
— Варвар! — всплеснул руками мсье Роже.
— Ничего, сойдет!
— Если бы вы знали, мадам, как я ненавижу два русских слова! Ничего и сойдет!
Кузьма засмеялся с полным ртом. Прожевав, заявил:
— Я никогда не употребляю этих слов в работе! Но применительно к своему желудку имею право!

— Ты как к парному молоку относишься?
— Знаешь, я никогда не пила парного молока от коровы, только от козы, но это невкусно.
— Попробовать хочешь?
После сыров мсье Роже прошло уже около трех часов. Можно попробовать молоко…
Кузьма что-то сказал пожилой женщине в белоснежном халате. Та улыбнулась и кивнула.
— Пошли!
Он привел меня в маленькую комнату, где стоял круглый стол и несколько стульев. И через несколько минут нам принесли кувшин молока и тарелку с толстыми ломтями черного ноздрястого хлеба, от которого шел поистине головокружительный запах. Кузьма разлил молоко по кружкам.
— Пей, моя радость!
Мне было немного страшно, а вдруг мне не понравится? Но я не могу его разочаровать, пусть не понравится, все равно притворюсь, что в восторге. Но мне понравилось. Я выпила полкружки.
— А вкусно!
— И хлеб попробуй!
— Обязательно!
Такой черный хлеб я ела однажды в жизни, когда ездила с Лёней на выбор натуры и мы купили хлеб в деревенской лавке.
— Кузьма, это тоже у тебя пекут?
— Конечно! Но хлеб мы пока печем только для своих. У нас нет таких мощностей, чтобы поставлять его в торговлю.
— Потрясающе!
— Как парное молочко?
— Вкусно, но я все же предпочитаю холодное.

— Завтракать пойдем в «Асторию»! Я угощу тебя самым вкусным десертом, какой только можно придумать. А оттуда рукой подать до музея кошек.
— Да? И что это за десерт?
— Фисташковый крем «Баваруа». Стыдно признаться, но я, когда бываю возле «Астории» и у меня есть каких-нибудь сорок минут, я заскакиваю туда и беру этот крем.
— С ума сойти! Он очень сладкий?
— Да в том-то и прелесть, что почти не сладкий!
— Интересно! Хотя позавтракать можно и здесь, у меня завтрак оплачен, а ты можешь оплатить на рецепшн.
— Да ерунда! Пошли в «Асторию»!
— Ну что с тобой делать, пошли!
Мы опять шли молча. Меня точила одна мысль. Он считает, что наша женитьба — дело решенное, но как это все будет? Мне придется переехать в Питер. А моя работа? Быть просто домашней хозяйкой при безумно занятом муже, это не про меня. Я видела вчера его хозяйство, оно требует неусыпного внимания. А что буду делать я?
— Любимка, ты о чем задумалась?
— Да так…
Я не хотела сама поднимать эту тему. А, ладно, как-нибудь все устроится, но главное, что Кузьма совершенно мой человек и мужчина тоже. Ну, в конце концов, и в Питере можно найти работу. Будь что будет, лишь бы быть с ним!
Мы выбрали столик у окна.
— Заказывай все сам! — сказала я. — Ты наверняка тут ел не только крем!

Настроение у меня было роскошное, идти домой не хотелось, и я решила зайти в кафе поужинать. Я здорово проголодалась. Закажу вредненькое, как любит говорить Тонька. Мне принесли баранину на ребрышках с жареной картошкой. От мяса шел волшебный запах, и я с аппетитом взялась за еду. Это было чертовски вкусно! После баранины я еще выпила чаю с куском замечательного шоколадного торта! Все последние дни я почти не могла есть и сейчас с восторгом наверстывала упущенное.
А утром мне позвонила Тонька.
— Ты в фейсбук не заглядывала? Нет? А в инстаграм?
— Никуда я не заглядывала, а что так такое? Что-то про Ильяса?
— Нет, про его невесту, прожорливую как акула.
— Чего?
— Ты вчера в ресторан ходила?
— Ходила! И что, меня там кто-то засек?
— Да! И такие фотки выложил, как ты с упоением жрешь сперва мясо с картошкой, а потом еще торт!

Через сорок минут будем обедать, я как раз сварила грибной суп, как чувствовала, что ты приедешь. Ну, рассказывай, как тебе живется?
...— Ну, пора уже обедать.
Она достала из шкафчика тарелки и ложки, вытащила ухватом из русской печки чугунок, нарезала толстыми ломтями серый хлеб, разлила суп.
— Судя по запаху, вкусно получилось… Ешь, девочка!
— Ох, и правда, очень вкусно!
— В этом году было просто безумное количество грибов. Я насушила. Обязательно дам тебе с собой. Белые, отборные… Будешь варить суп…

— Наиля Сабуровна, вы, наверное, голодны? Я приготовила обед…
— О, интересно, как моя невестка готовит. Илька был в восторге от твоего обеда…
Отведав суп из подаренных мамой белых грибов, она сказала:
— Вкусно! Я так не умею, научишь?
На второе я запекла кусок телятины, а на гарнир подала жареную антоновку.
— С ума сойти, как вкусно, кто бы мог подумать.
— Ваш сын всегда будет накормлен!
— Деточка, боюсь, это будет редкое удовольствие. Если будешь мотаться с ним по гастролям, питаться вы будете в основном в ресторанах. Но он это любит!

«Перевозбуждение примитивной личности»


Обед на веранде показался мне верхом кулинарного наслаждения. И хотя мне случалось обедать в самых шикарных ресторанах, даже у Максима в Париже, но, по-моему, я нигде не ела ничего вкуснее Муриных зеленых щей со сметаной и половинкой яйца в тарелке, котлет с молодой картошкой, золотистой от растопленного масла и щедро посыпанной укропом, и клюквенного киселя!
Я забыла о всех правилах разумного рационального питания, подсчете калорий, уписывала за обе щеки.
— Ой, как приятно, что у тебя такой хороший аппетит!  — умилялась Мура.  — Хочешь еще кисельку?
— О нет, спасибо, я уже еле дышу! Просто все так вкусно… Все такое родное… Ты знаешь, в Бельгии нельзя купить нормальную сметану. Ее там просто нет! Я привожу ее из Германии, когда там бываю.

«Умер-шмумер»


Они сошли на берег и поехали в деревенский ресторанчик, который он давно знал. Там было по-домашнему уютно. Изразцовая печка, диванчики с лоскутными подушками, комнатные цветы.
— Какая прелесть! — воскликнула Ника.
Он заказал бифштексы, коронное блюдо этого заведения.
— И поскольку ты не желаешь со мной целоваться, я выпью пива! А ты хочешь вина?
— Нет, лучше лимонаду.
— По-прежнему обожаешь лимонад? — вспомнил он. Как много он, оказывается, помнит о ней.
Бифштексы были такой величины, что Ника испуганно всплеснула руками:
— Неужто это можно съесть?
— Это нужно съесть, потому что лучших бифштексов я нигде не ел. Попробуй, попробуй!
— О, и вправду вкусно! Потрясающе!
Она ела с большим аппетитом, и смотреть на нее при этом было приятно. Он вспомнил, как в последний год его раздражала Элли, помешанная на здоровой пище, она поглощала тонны салата и при этом напоминала ему кролика. Да и вообще, манера есть была для него важна… Иной раз, прельстившись чем-то в женщине, он внезапно охладевал к ней, увидев, как она ест.
— Слушай, я, кажется, действительно все это съем, — улыбнулась она. — Так вкусно!
— А ты еще готовишь рыбу под майонезом?
— Холодную? С жареным луком?
— Ну да, это было потрясающе…
— Нет, не готовлю. Это не модно уже.
— Не модно?
— Конечно. Думаешь, нет моды на еду?
— А что сейчас у вас модно?
— Не знаю. Но такая рыба уж точно из моды вышла.

— Ну, Котофеич, кроме устриц что будем есть?
— Я не знаю, — пробормотала Ника.
— Что это у тебя вид испуганный? Боишься пробовать устрицы?
— Есть немножко, — со смущенной улыбкой призналась она.
Боже мой, подумал он, как я жил без нее? И как она живет без меня? Это же нонсенс!
— Знаешь, Влад, ты закажи что-нибудь на свой вкус, хорошо?
— О'кей! Тогда возьмем устрицы и, пожалуй, морской язык.
— Что это — морской язык?
— Просто очень вкусная рыба. Какого вина ты хочешь?
— Никакого! Я выпью сок! Или минералку — Но к рыбе сам Бог велел выпить белого вина.
— Ну ладно, если один бокал…
Он сделал заказ.
— Ника, я что подумал… Давай завтра поедем на Зибенгебирге, ты там еще не была?
— Нет, а что это?
— Ну если переводить на русский, то Семигорье, там красиво, а главное можно покататься на лошади.
— Верхом? — ужаснулась Ника.
— Нет, в коляске! Хочешь?
— Можно.
— Договорились!
— Ой, что это?
На стол подали высокое двухъярусное сооружение, где во льду лежали раскрытые раковины устриц, а сверху горел огонек.
— Настал торжественный момент! Загадывай желание! Ты же первый раз пробуешь…
— Но я не знаю, как их едят, и вообще… вдруг мне не понравится?
— Если не понравится, я их сам съем, а тебе закажу что-нибудь сугубо примитивное! Погоди, я сейчас все сам сделаю!
Он полил устрицу лимонным соком, добавил немного соуса и, поддев мясо устрицы вилочкой, сказал:
— Закрой глаза и открой рот!
— Влад, неудобно…
— Глупости! Открывай рот!
Она подчинилась, и он сунул ей в рот устрицу.
Она попробовала и широко открыла глаза.
— У них вкус моря… И совсем не противно…
— Значит, будешь есть?
— Буду!
А вот вина она выпила всего два глоточка.

«Детективный Новый год»


В сумке оказалась масса всякой прелести. Банка с аджикой, четыре бутылки с потрясающим соусом ткемали, красным и зеленым, мешок свежей зелени, сушеная хурма, дивной красоты яблоки и чурчхелы.
 Что это такое? — полюбопытствовала Ксюша.
— Не знаешь? Чурчхелы!
— Из чего они?
— Из виноградного сока с орехами! Попробуй! Я их не очень люблю, а мама обожает!
— Нет, сначала ты попробуй ткемали, вкуснее ничего не бывает! — глотая слюнки, Маня пыталась открыть бутылочку с красным ткемали. — На, понюхай, как пахнет! — Маня метнула на стол три блюдечка и налила в каждое понемногу соуса. — Ты макай туда белый хлеб, такая вкуснотища!
Ксюша осторожно обмакнула кусок хлеба и попробовала.
— Ммм! Мечта!
Потом Маня налила в блюдце зеленый ткемали.
— Кайф! Я больше зеленый люблю, — с полным ртом проговорила она.
— А я красный! — сказала Саша. — Ксень, а тебе какой больше нравится?
— Не пойму, и тот, и другой, наверное. В жизни такой вкусноты не пробовала. А этот дядя Арчил, он кто?
— Драматург, пьесы пишет. И очень-очень хороший человек! — ответила Маня. — Ой, девчонки, только сейчас сообразила, я же могу взять с собой мандаринчиков и яблок, когда пойду к Дине, а то с пустыми руками неудобно…
— Правильно, — кивнула старшая сестра.
— Мань, а ребята куда пошли? — спросила Ксюша.
— Да, да, их надо тоже угостить, а то мандаринов столько, испортиться могут, — закричала Маня.
А Саша, поняв, что интересует ее закадычную подругу, спросила:
— Никита тоже у Гошки?
— Ага, — простодушно ответила Маня. — Я сейчас им звякну!
Вскоре уже вся компания с упоением поедала пахучие, вкуснейшие на свете мандарины.
— Кайфец охренительный, — сказал Леха, — ешь их ешь, а они не кончаются!
И в самом деле, когда они наконец отвалились от стола, выяснилось, что они одолели меньше, чем пол-ящика.

— Извините, пожалуйста, а как вы делаете лимонное желе? Я один раз ела, это было так вкусно, — сказала вдруг Маня.
— А ты умеешь готовить? — удивилась Василиса. — Да вы зайдите, девочки, я вам все объясню или лучше просто покажу. Это быстро делается и совсем несложно.
Маня ликовала. Вот она уже в квартире Василисы, где ничто не говорит о предстоящем бегстве. Нет, тут явно готовятся к приему гостей.
— Вот смотри, кстати, как тебя зовут, девочка?
— Маня.
— Так вот, Маня, высыпаешь желатин в эмалированную кружку и заливаешь стаканом холодной воды. Потом берешь два лимона, режешь их на половинки и выжимаешь сок. Вот так! Потом наливаешь в кастрюльку четыре стакана воды, добавляешь стакан сахарного песку и ставишь на огонь. Когда вода закипит, бросишь туда половинки лимонов и поваришь их две минуты, потом вынешь и выбросишь, понятно?
— Да!
— Отлично, потом снимешь кастрюлю с огня и вольешь лимонный сок.
Все это она очень ловко проделала на глазах у девочек.
— А что делать с желатином? — деловито осведомилась Маня, которая твердо решила завтра же приготовить такое желе и угостить Гошку. Говорят же, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.
— Все очень просто: ставим на огонь миску с водой, а в нее кружку с желатином и тщательно размешиваем желатин, пока не растворится. Этот способ называется «водяная баня». Как только желатин растворился, мы вливаем его в воду с лимонным соком. И практически желе готово. Осталось только дать ему чуть-чуть охладиться и потом через ситечко разлить в вазочки или формочки. И поставить в холодильник.
— Правда, несложно! — ликовала Маня. — А можно туда для красоты еще что-нибудь добавить, что-нибудь эдакое?
— В принципе, можно, но только не киви, тогда желе ни за что не застынет. А если кусочек апельсина, к примеру, или вишенку, это можно.
— Спасибо, мы пойдем, — сказала Дина, которой было совершенно неинтересно осваивать рецепт лимонного желе.

«В поисках сокровищ»


— Слушай, а может, тебе яичницу сделать? Или супу разогреть?
— А какой у тебя суп?
— Куриная лапша.
— Давай!
— Тогда пошли на кухню!
Даша тем временем налила суп в большую тарелку и поставила ее в микроволновую печь.
— Сейчас мигом согреется!
— Это я знаю, у нас тоже такая. А еще у нас хлебопечка японская есть.
— А зачем она нужна? — удивилась Даша. — В магазине, что ли, хлеба мало?
— Не знаю! Отец недавно приволок! Дня три с ней баловался, пек хлеб. А потом забросил. Так и стоит.
— А хлеб-то хоть вкусный?
— Первый раз просто мерзкий получился, клеклый какой-то! А потом вроде ничего.
— На вот! Ешь!
Даша поставила перед ним тарелку с супом.
— Тебе хлеба надо? — поинтересовалась она.
— Да. И с маслом!
Она достала из холодильника масло.
— А перец у тебя есть?
— Перец? Пожалуйста. Может, тебе еще шампанского с икрой?
— Не отказался бы!
— Перетопчешься!
— Это точно! — засмеялся Стас. — А супец классный! Сама варила?
— Конечно!
— Научишь?
— Запросто!
— Вот мой старик удивится, если я ему такой сварганю!
…— Что для этого нужно?
— Курица, лук, морковка, зелень и лапша.
— А… Понятно.
— Ничего этого нет? — догадалась Даша. — А ты хочешь удивить отца еще и супом?
— Ага! Лапша как раз есть. И лук.
— Ладно! Сделаем! Я машину запущу, и сбегаем в магазин, тут рядом!
...Через сорок минут они вернулись с полными сумками. Даша сразу сунула курицу в микроволновку — размораживать, и снова занялась наведением порядка на кухне. Стас быстро повесил карнизы и явился к ней на кухню.
Даша сбегала домой, принесла занавески, Стас взялся за утюг, а она поставила варить курицу.
— Нет, так нечестно! — закричал Стас, — ты же обещала меня научить!
— Не волнуйся, научу! Берешь курицу, моешь ее, кладешь в кастрюлю, заливаешь водой и ставишь на плиту!
— Запиши все на бумажке, подробно! — потребовал Стас.
— Ладно, запишу.
К вечеру квартира Смирниных приобрела вполне жилой вид. И обед был приготовлен, вернее, ужин.
… «Чудеса, да и только!» — подумал Кирилл Юрьевич и заглянул в большую кастрюлю. Суп! С лапшой! Да как пахнет! Он включил плиту и заглянул в кастрюлю поменьше. Там была зеленая фасоль. А на сковородке под крышкой лежали куски вареной курицы. Оставалось лишь подогреть все это!
«Так, совершенно ясно, что здесь действовала какая-то женщина! — испуганно подумал он. — Но кто? Свой новый адрес я еще никому не давал! Странно!»
— Привет, пап!
В дверях стоял заспанный Стас.
— Привет! Слушай, тут что, добрый волшебник побывал?
— Не волшебник, а волшебница! — радостно засмеялся Стас.
«Так я и знал», — обреченно сказал себе Кирилл Юрьевич.
— И кто же она, эта волшебница? Тетя Нина?
— Да нет! Даша!
— Какая Даша?
— Ну, пап, ты же с ней сегодня познакомился! — напомнил Стас.
— Эта девчушка?
— Именно!
— С ума сойти!
— Да! Она целый день тут провозилась, даже занавески в своей машине постирала.
— Повезло! Суп будешь?
— Вообще-то я уже два раза его ел, но все равно буду!
— Что, такой вкусный?
— Объедение!

«Секрет пропавшего клада»


— Именно что кухонька, повернуться негде! — проворчала Маргарита Валерьяновна. — Ничего, сейчас пирог разогреем в духовке, как новый будет!
Пирог с капустой оказался ужасно вкусным, бульон крепким и наваристым, так что Даша с удовольствием налегла на угощение, а Маргарита Валерьяновна с умилением на нее глядела.
— Вкусный пирог?
— Не то слово! — с полным ртом ответила Даша. — Меня научите печь?
— А ты умеешь готовить?
— Умею! У нас обычно я готовлю, мама целыми днями на работе.
— Умница, помогаешь матери!
На второе были картофельные котлеты с грибной подливкой, а на третье клюквенный кисель.
— Маргарита Валерьяновна, я у вас все рецепты запишу и маме такую вкусноту приготовлю! Я никогда раньше не ела картофельных котлет с такой подливкой! Ее трудно готовить?
— Да нет, чего там трудного! Были бы грибы!
— А какие грибы нужны? Шампиньоны подойдут? — со знанием дела спрашивала Даша.
— Нет, что ты! Какой в них вкус, в шампиньонах, одно звание, что грибы. Нет, милая, тут белые нужны, сушеные или, на худой конец, подберезовые с подосиновыми!
Даша так вдохновилась кулинарными перспективами, что почти забыла о цели своего визита.
Когда с едой и рецептами было покончено, они перешли в комнату.

— Стасик, подваливай к нам! Я тут такой вкусноты наделала! — пригласила его Даша.
— Какой еще вкусноты?
— Картофельных котлет по-артемьевски! Или по-братушевски, как тебе больше нравится!
— Иду! — не удержался Стас.
Картофельные котлеты с грибной подливкой оказались выше всяких похвал. Пышные, румяные, они так и таяли во рту. А от одного запаха грибного соуса кружилась голова. Даша сияла.
— Ну, Дарья, блеск! — восхищался Петька. — В жизни ничего вкуснее не ел.
 Ешьте, ешьте! — потчевала гостей Даша.
— А маме не надо оставить? — деликатно осведомился Стас.
— Маме я сырые оставила, пожарю к ее приходу!
Парни мигом расправились с оставшимися котлетами.

 «В подручных у киллера»


— Ну, пошли есть арбуз, уже нет сил ждать! — сказала Саша. — Мы его помыли с мылом, но еще не разрезали… Ты умеешь резать арбуз?
— А чего там уметь? Мама всегда режет его пополам. Сперва мы одну половинку едим, а уж потом вторую.
— Да? Но это неправильно…
— А как правильно? — заинтересовался Гошка.
— Сашка, не мудри! — закричала Маша.
— Но я хочу попробовать, в кино видела… — И она вонзила нож в большой арбуз. Раздался треск, и от ножа побежала широкая трещина. — Какой спелый, сам развалился… — смущенно сказала Саша.
В результате арбуз все равно разрезали пополам. Он оказался просто роскошным: красным, сахарным, с черными косточками.
— Охренительный арбуз, — сказал Гошка. — На Украине арбуз называется…
— Гарбуз! — сказала Саша.
— Ничего подобного! — воскликнул Гошка. — Кавун! А гарбуз — это тыква!
— Правда?
— Честное слово.
— А ты откуда знаешь? — полюбопытствовала Саша.
— В прошлом году мы с мамой ездили на Украину и объедались там этими кавунами, прямо с баштана.
Когда от арбуза осталось всего ничего, Гошка вспомнил, что его надо было есть ножом и вилкой, но поскольку девочки ели без них, то Гошка не стал возникать. И потом, так гораздо вкуснее. Вгрызаешься в красный ароматный кусок…
— А вот такие куски называются скибки! — с полным ртом сообщил Гошка.
— А такой способ есть арбуз наша мама называет «ухи мокрые»! — засмеялась в ответ Маша. — Она вообще-то не разрешает нам так есть.

«Раз улика, два улика»


Потом они вернулись в гостиницу, переоделись и спустились к ужину. У мальчишек даже глаза разбежались. Чего тут только не было! И рыба, и мясо, и курица, масса разнообразных гарниров, салаты, фрукты и несколько десертов. Довольны остались все, даже Ольга Александровна. А после ужина они вчетвером отправились гулять по освещенной набережной.
— Значит, так, — сказала Ольга Александровна, — завтра у нас вольный день, послезавтра в час встреча с гидом, и мы должны будем определиться, на какие экскурсии поедем.
— Мне что-то не особенно хочется, — не без робости проговорила Юлия Александровна. —Уезжать от моря… Мы же всего на недельку.
— Глупости, Юля! — строго возразила старшая сестра. — Пусть мальчишки посмотрят как можно больше!
Юлия Александровна решила раньше времени не спорить, к тому же экскурсии, она знала, стоят довольно дорого. А встреча с гидом состоится лишь послезавтра, еще так не скоро… Нагулявшись, они опять зашли в кафе, где мальчики заказали мороженое, а мамы — коктейль с экзотическим названием «Гуакамайо». Коктейль оказался зеленого цвета, и из высоких стаканов торчало по соломинке длиной не менее полуметра и толщиной с мизинец, украшенной к тому же елочной мишурой. Мамы расхохотались.
— Ну и как прикажете с этой штукой управляться? — сквозь смех спросила Юлия Александровна.
А Ольга Александровна пригнула к себе гигантскую трубочку и принялась пить.
— Вку-усно! — закатила она глаза в упоении.
— Мам, дай попробовать! — попросил Никита.
Ольга Александровна строго на него посмотрела, хотела сказать что-то нравоучительное, но вдруг махнула рукой и дала сыну глоток коктейля. Разумеется, младшая сестра тут же последовала ее примеру.
— Ну как? — спросила она Гошку.
— Ничего особенного, — пожал он плечами. — Сладко!
 Да, кстати, что ты обещала им, какое-то питье?
— А, сангрию! Да, это прелесть!
— Что это такое?
— Это очень легкое вино с фруктами, ледяное. Так вкусно! Я пробовала в Москве, в испанском ресторане.
— Вино? — испугалась Ольга Александровна. — Детям?
— Ну и что? Оно как компот! Никакого вреда.
— Юля!
— Перестань, Оля! Вспомни, наш папа был врач и давал нам в детстве красное вино. Что плохого с нами случилось?
... Я так рад… Ну, дорогие мои, чем вас угостить?
— Сангрией! — решительно заявила Юлия Александровна.
И вскоре на стол подали громадный запотевший кувшин, набитый нарезанными фруктами в красном вине. К кувшину подали еще большую ложку. Андрей Иванович разложил фрукты по бокалам и разлил вино.
— Какая вкуснотища! — простонал Гошка, первым попробовавший таинственную сангрию.
— Только пейте помедленнее, а то простудитесь! — сочла свои долгом предостеречь ребят Ольга Александровна.
— Вы уже пробовали паэлью?
— Пробовали, — поморщился Никита. — Но нам не понравилось.
Паэлья — национальное испанское блюдо. Рис с дарами моря и курятиной. Мальчики попробовали его в ресторане гостиницы и были очень разочарованы.
— Ладно, попробуем что-нибудь другое.
Они нашли уютный ресторанчик на берегу. Андрей Иванович по-испански обратился к хозяину с просьбой порекомендовать им что-нибудь из местных майоркских блюд. Пожилой испанец с красивой седой шевелюрой понимающе кивнул, широко улыбнулся, потрепал мальчиков по волосам и разразился длинной речью, из которой мальчики поняли только уже ставшие привычными слова «пор фавор», что означало «пожалуйста».
И вскоре им подали «сопес майоркинес» — очень вкусный суп из овощей, ржаного хлеба, паприки и чеснока. На второе они ели «эскальдумс де польо» — куриный гуляш с картошкой. И наконец им подали мороженое, а к нему мягчайшую булочку из картофельной муки «коко де патата». Они буквально все смели, так вкусно готовили в этом ресторане.
На столе стояла миска с печеной картошкой, соленые огурчики, квашеная капуста, нарезанный толстыми ломтями черный хлеб.
— Налетай, молодежь!
Просить себя дважды они не заставили и быстро смели угощение. Потом еще пили чай с пряниками.

«Секрет пропавшего альпиниста»


Мальчики переглянулись и опять хором ответили:
— С завтрака!
У них сегодня еще маковой росинки во рту не было.
— Отлично, идем на кухню.
Там уже пахло свежесмолотым кофе.
— Вы кофе-то пьете?
— Пьем!
Василий Константинович сунул в печку-гриль сосиски, достал из холодильника банку маринованных патиссонов, кетчуп и сыр. Игорь нарезал паляницу.
— Завтрак чисто мужской! — заметил Мелешин. — Моя жена такого бы не потерпела.
— Думаю, моя мама тоже, — сказал Петька, густо поливая сосиску кетчупом. — Почему-то женщины считают, что на завтрак надо обязательно есть творог! Или, в лучшем случае, яйца.
— Или овсянку, — поморщился Игорь.
— Посему да здравствует мужская компания, — подвел итог Мелешин.

«По следу четырех»


Ну да ничего, я как чуяла, оладушков напекла!
— Сейчас еще Матильда придет, — предупредила я ее.
— Конечно, куда ж без Матильды! Пойду еще напеку, а то такая орава.
Через пять минут примчалась запыхавшаяся Мотька. Но только мы закрылись в моей комнате, как тетя Липа позвала нас есть оладушки.
— Тетя Липа, — простонал Валерка, — как это у вас получается? Мама вкусно готовит, но оладьи у нее никуда не годятся.
— Уж ты скажешь, — обрадовалась тетя Липа, — твоя мама мастерица, какие пирожные делает — пальчики оближешь!
— Пирожные — да, но простые оладьи — нет, с вашими не сравнишь.
— Ешьте, ешьте, детки. А оладьи печь меня еще моя бабушка учила. Тогда с продуктами плохо совсем было, да и жили мы очень бедно, а бабуля моя всегда говорила: «Ты, Липочка, подружек приводи, не стесняйся. Оладушков напечем, всех накормим!»

«Секрет консервной банки»



Да вы садитесь, садитесь!
Бульон был наваристый, капустный пирог таял во рту. А уж грибы в сметане, запеченные с картошкой и сыром, были выше всяких похвал.
— После такого обеда хочется завалиться пузом кверху и смотреть видак, — вздохнул Хованский.
— Да, Елизавета Григорьевна, нас надо хуже кормить! — засмеялся Петька. — А то производительность труда может сильно снизиться.






«У страха глаза велики»


Из небольшой палатки чем-то очень вкусно пахло. Она подошла поближе и увидела, что там на какой-то особой плитке жарятся блинчики! Обычные тонкие блинчики. В этот момент к палатке подошел молодой парень в черных джинсах и черной футболке. Он что-то с улыбкой сказал женщине, которая пекла блинчики. Она тоже улыбнулась ему и положила на блинчик кусок сыра и ветчину, ловко свернула его в трубочку и в бумажной салфетке подала парню. Он стал есть, не отходя от прилавка, а женщина намазала второй блинчик вареньем и тоже свернула в трубочку. Парень между тем уже слопал блинчик с сыром, и она протянула ему блинчик с вареньем. Он расплатился и, держа блинчик в салфетке, медленно побрел по улице, на ходу поедая его.
У Степаниды потекли слюнки. Но она не взяла с собой денег и потому поспешила отойти от палатки. Надо будет попросить Мотьку купить ей такой блинчик
...Ася, скажи, я вот видала на улице нынче, как блинчики продают. Они вкусные?
— Блинчики? Очень вкусные, особенно мне с ликером нравятся!
— Как это с ликером? — заинтересовалась Мотька.
— Очень просто! Наливают на обычный блинчик ложечку ликера, он быстро пропитывает блинчик, и это такая вкуснотища... Обязательно сегодня попробуете! — пообещала она. — Кстати, эти блинчики здесь называются крэп.

...— Ладно тебе, Мотька, — перебила ее излияния Аська, — пошли, лучше я вас блинчиками угощу! Степанида, хочешь блинчик?
— Хочу!
— Ну и отлично. Мотька, будешь?
— А что я, рыжая? Конечно, буду!
Они подошли к палатке.
— Ну как, кто с чем хочет блинчик?
— Я хочу с ликером! — заявила Степанида.
— Аська, — испугалась Матильда, — а она не окосеет?
— От ложечки ликера? — засмеялась Аська. — Не окосеет, это точно.
Она что-то сказала продавцу, молоденькому арабу, по-французски. Тот улыбнулся и кивнул. Потом налил из бутылки в малюсенькую мерку ликер и полил им блинчик, ловко его свернул и в салфетке подал Аське, та передала его Степаниде.
— Спасибо!
Блинчик был очень горячий, и от него потрясающе пахло абрикосом.
— Ликер называется «Гран Марнье», — сообщила для сведения Аська. — Степка, ты почему не ешь?
— Вас жду!
Аська засмеялась. Она поняла Степанидину мысль. Девчонка боялась, что съест блинчик первой и потом будет мучиться завистью к ним, еще недоевшим.
— Ешь, ешь, понравится, я тебе еще куплю!
Степанида откусила блинчик. И ей показалось, что она в жизни не ела ничего вкуснее. А тем временем уже и Мотька взялась за новое лакомство.
— Вкуснотища! — простонала она. — Аська, это потрясон!
— Да, я тоже их люблю.
Потом они съели еще по одному блинчику и пошли дальше по набережной.

Они вошли в кафе и сели за столик у окна. Аська что-то сказала официантке, и вскоре им подали три громадных бокала, полных разных фруктов, политых соком, и еще там было немного мороженого. Выглядело все это просто потрясающе.
— Налетайте! — сказала Аська.
— А это что? — осторожно спросила Степанида, вытащив длинной ложечкой какой-то полупрозрачный белый шарик.
— Это личи!
— Личи? Надо же! — пришла в восторг Степанида и отправила шарик в рот. — Вкусно. А я один раз купила йогурт, и там было написано, что он с личи. Я и понятия не имела, что это такое? А это манго, да?

Ресторанчик назывался «У Анриетты». Его хозяйка, мадам Женевьева, внучка той самой Анриетты, встретила нас весьма радушно, усадила за наш обычный столик, спросила меня про Ниночку, про деда. Степанида с большим интересом озиралась вокруг. Тем временем мадам Женевьева подала нам каждой по меню.
Мотька даже раскрывать его не стала.
— Аська, закажи на свое усмотрение.
Степанида же, наоборот, раскрыла меню.
— Степка, не придуривайся, ты же все равно ни фига не понимаешь, — засмеялась Мотька. — Пускай Аська закажет, она знает, что тут надо есть.
— Ладно, — буркнула Степанида.
— Здесь очень вкусно готовят рыбу, — сказала я.
— Что ж, рыбу так рыбу, — согласилась Мотька.
— Только я хочу с жареной картошкой! — заявила Степанида.

Я взяла ее за руку, и мы втроем подошли к столу, уставленному всякими яствами. Я сунула ей в руки большую тарелку.
— Ну, Степка, что тебе положить?
— А я знаю? Тут столько всего… — растерялась она.
— Запросто можешь перепробовать все, но постепенно… С чего начнем?
— А вот это что?
— Это лангусты, что-то вроде крабов, но вкуснее. Положить?
— Угу.
Я навалила ей на тарелку много всякой всячины, налила в высокий стакан апельсинового сока и усадила за маленький столик.
— Питайся, Степка!
— А вы?
Мы с Матильдой переглянулись и поняли, что дали маху. Чтобы продержаться до позднего вечера, не взяв в рот ни крошки хозяйских яств, надо было поесть дома, а мы, дурищи, не сообразили. При виде всей этой вкусноты у нас потекли слюнки. А в довершение всего к нам подошел хозяин дома и сказал:
— Девочки, что ж вы ничего не едите? Нехорошо! Очень рекомендую вот эти вафли с сыром! Попробуйте, попробуйте!
Ничего не попишешь, пришлось пробовать вафельные трубочки с острым сыром. Они и впрямь оказались восхитительными. Но уже съев по вафле и тем самым нарушив запрет, не имело смысла поститься, и мы воздали должное кулинарным изыскам.

«Секрет пустой квартиры»


За обедом было весело и уютно. И фантастически вкусно. К бульону Любовь Марковна испекла целую кучу крохотулечных пирожков с капустой. Они буквально таяли во рту. Петька даже стонал от наслаждения, а Даша записала рецепт. Когда они уже расправились с десертом — печеными яблоками в соусе сабайон, — пришел Иннин папа.
— О! Какая компания! — обрадовался он.
Любовь Марковна увела мужа на кухню, наскоро накормила, а потом они вернулись в столовую, чтобы всем вместе выпить чаю с «хворостом».
— А моя бабушка называет «хворост» хрустиками, — сообщила Оля.
— Лавря, а ты умеешь «хворост» делать? — спросил Петька, отправляя в рот очередную хворостинку.
— Чего не умею, того не умею! Бабушка умеет, но это возня…
— А я теперь его делаю в электрофритюрнице, — сказала Любовь Марковна. — Очень удобно!

«Дурацкая история»

Когда Алла Сергеевна открыла нам дверь, мы сразу учуяли запах чего-то очень вкусного, домашнего.
— Заходите, заходите, девочки!
— Алла Сергеевна, это вам! — преподнесла я ей букет ромашек.
— Ой, спасибо, прелесть какая! Давненько мне никто цветов не дарил. Спасибо, девочки! Проходите, проходите. Мотя, я гляжу, ты уже почти не хромаешь. Вот и хорошо. Садитесь-ка за стол, я пирог с ревенем испекла.
— С ревенем? — ахнула Мотька. — Обожаю! Только где вы его взяли, ревень-то? Мы с Аськой пироги с ревенем только в Таллине ели! А в Москве я его сроду не видала! — восторженно тараторила Матильда.
— Я его сама на даче выращиваю, — сказала Алла Сергеевна, расставляя на столе красивые чашки. — Чем бы, думаю, девочек побаловать!.. Алла Сергеевна заварила чай, принесла еще теплый пирог, вазочку с клубничным вареньем. Все было очень вкусно. И мы чувствовали себя в этом доме легко и уютно.

«Операция Медный кувшин»


Внутренне я умирала со смеху, глядя на Мотьку, которой не терпелось приступить к таинственному "ленчу". Кроме всего того, что мы уже видели, на столе прибавилась корзинка с булочками с маком и красивая керамическая посудина под красной крышкой. Святослав Витальевич принялся ухаживать за нами. Все было вкусно, но ничего необычного... Мотька с удовольствием ела, то и дело поглядывая на красную крышку. Что же там такое? Однако Святослав Витальевич не спешил ее открывать. Когда, наконец, с закусками было покончено, он сказал:
— Девочки, не сочтите за труд отнести на кухню маленькие тарелки и взять в холодильнике синюю бутылку!
Мы тут же вскочили, собрали тарелки и пошли на кухню. Мотька поставила тарелки в раковину и в мгновение ока вымыла их. А я тем временем достала из холодильника бутылку синего стекла.
— Что это, Аська? Вино?
— Да! Рейнское!
Мы вернулись в комнату.
— Барышни, я решился предложить вам вина лишь потому, что оно безалкогольное. К счастью, сейчас, если человеку моего возраста захочется выпить вина или пива, это можно сделать без ущерба для здоровья. И угостить таких юных барышень, как вы, без ущерба для совести!
Он изящно открыл бутылку, плеснул несколько капель себе в бокал, а потом налил нам с Мотькой. Вино было белое. Затем торжественно снял красную крышку. С первого взгляда определить, что там такое, было невозможно.
— Прошу вас, это рыба, запеченная в соусе бешамель!
Глаза у Мотьки засверкали. Вот оно, необычное блюдо!
Рыба и в самом деле оказалась вкусной, хотя я такое ела не раз. Да и Мотька тоже! Тетя Липа готовит что-то похожее, только никогда не называет это бешамелью. Мы ели рыбу, запивая белым вином, уже само по себе это было здорово. А на десерт мы пили кофе-гляссе со взбитыми сливками. Словом, ленч удался на славу!

«Секрет мрачного подземелья»


— Даш, я есть хочу, — призналась Оля.
— Я тоже. Давай чего-нибудь купим! Вон там хлеб продают! Я знаю, что мы купим. Малосольных огурчиков! С черным хлебом это будет здорово.
— Правильно, — согласилась Оля.
Они купили в палатке полбуханки черного и попросили продавщицу нарезать хлеб. Затем побрели вдоль ряда, где торговали соленьями. От острого запаха кружилась голова и текли слюнки.
— Даш, ну чего ты, давай вот эти купим, гляди какие аппетитные!
— Нет, они уже слишком соленые!
— А ты почем знаешь?
— По цвету, — пожала плечами Даша. — Вот эти стоит попробовать!
Торговка дала девочкам по кусочку огурца. Оля сразу съела свой, а Даша задумчиво жевала.
— Ну? — в нетерпении спросила Оля.
— Нет, не пойдет! Без черной смородины солили! — определила Даша и перешла к следующей торговке. — О, вот это то, что надо! — одобрительно кивнула она, попробовав маленький огурчик. — Дайте, пожалуйста, полкило! Только помельче, ладно?
— Ладно, — улыбнулась женщина лет сорока, — ты, я вижу, разбираешься.
— Да, я и сама умею солить!
— Что ж покупаешь?
— Да мы просто поесть… Проголодались!
— Дачницы? — спросила женщина.
— Нет, мы тут по делу, а вот шли мимо и слюнки потекли. Городок у вас не очень, а рынок… Роскошный просто!

Между тем тетя Шура принесла чугунок картошки, огурцы, свежие и малосольные, хлеб, постное масло и большую бутыль молока.
— О, какой пир! — захлопала в ладоши Оля. Они ведь так и не успели поесть хлеба с огурцами.
— Вот, как чуяла, что нынче гости будут, картошечки побольше сварила. В русской печке она еще тепленькая.
Тетя Шура налила в блюдце постного масла и насыпала туда крупной соли.
— Вот, чистите картошку-то и сюда макайте! Вкусно!
Это и впрямь было удивительно вкусно, девочки с наслаждением все съели и запили молоком.

«Секрет маленького отеля»


Ресторан месье Жерома под названием «Сигаль», что значит «Цикада», находился в одной из тихих улочек Монмартра, неподалеку от Сакре-Кер… Небольшой, даже тесный зал — столиков десять, не больше, с темной деревянной лестницей в глубине. Народу немного — занято всего два столика. Навстречу нам вышел сам месье Жером — высокий усатый человек в длинном белом фартуке. Он радостно приветствовал Ниночку, и, пока мы с Мотькой усаживались за столик у окна, они о чем-то щебетали по-французски. Но вот Ниночка вернулась к нам, и месье Жером тут же подал каждой из нас меню. Матильда только глазами хлопала.
— Итак, Мотя, ты хочешь устриц?
— Я не знаю…
— Ася, а ты?
— Я точно хочу! И Матильда тоже хочет.
— Хорошо, потом, я думаю, надо взять морской язык, его здесь изумительно готовят!
— Морской язык? Это что? — испуганно спросила Мотька.
— Это рыба такая, очень вкусная!
— Хорошо, возьмем морской язык! — заявила я.
— И, я полагаю, вам можно будет выпить по бокалу белого вина! — сказала Ниночка.
Мы спорить не стали.
Заказ у нас принял уже не месье Жером, а официант в таком же длинном белом переднике.
— А почему ресторан называется «Цикада», если он рыбный? — спросила Мотька.
Ниночка засмеялась.
— Когда-то Игорь Васильевич задал месье Жерому тот же вопрос! Оказывается, месье Жером считает, что цикада в холодные, промозглые вечера напомнит людям о томных южных вечерах у теплого моря и им захочется полакомиться дарами этого моря… Именно так цветисто он все и объяснил…
— Да, здорово! — сказала Мотька. — Он, наверное, прав…
Тут появился официант с каким-то странным сооружением в руках. На высоких ножках с металлическим кольцом наверху стояло большое блюдо со льдом, на котором лежали уже раскрытые раковины устриц. Матильда замерла. И тут же были поданы два маленьких соусника и блюдце с толстыми дольками лимона. И, разумеется, бутылка белого вина. Официант открыл бутылку и налил несколько капель в Ниночкин бокал. Она отпила глоток и одобрительно кивнула. Тогда он налил ей, а потом и нам. Наконец он отошел.
— Ну, Матильда, попробуй! Если не понравится, говори честно, закажем тебе что-нибудь другое! — ласково сказала Ниночка.
— А как… как это едят?
— Возьми раковину в руку и подцепи вилочкой, вот этой. Ты хочешь с соусом или с лимоном?
— А лучше как? — дрожащим голосом осведомилась Матильда.
— Лучше с лимоном, чтобы вкус разобрать, — посоветовала я.
Матильда осторожно взяла устрицу, выжала на нее лимон, подцепила мясо вилкой и, зажмурившись, отправила в рот. Мы с Ниночкой не сводили с нее глаз.
— Ну как?
— Морем пахнет… Но ничего особенного… Хотя вкусно!
— Будешь есть?
— Буду!
Запив устрицу вином, Матильда расхрабрилась и попробовала устрицы и с чесночным соусом, и с сельдерейным. Покончив с ними, она сказала:
— Обалдеть!
Ниночка расхохоталась.
Морской язык подали на громадных тарелках с отварной картошкой и масляным соусом, а к нему еще зеленый салат, маслины и острые маринованные овощи.
Рыба оказалась удивительно нежной и вкусной. Матильда была на седьмом небе.
— А в Италии или даже в Ницце тебе надо будет попробовать осьминога, — сказала я.
— Осьминога? Попробую обязательно! — расхрабрилась Матильда.
— Девочки, я предлагаю сейчас пойти погулять, а десерт съесть немного погодя, в каком-нибудь симпатичном кафе. Согласны? — предложила Ниночка.
Мы, естественно, согласились. Провожать нас вышел сам месье Жером, он передавал приветы деду, чьим поклонником был уже много лет.
— Если мы будем в Милане, — сказала Ниночка, — я поведу вас в одно кафе, хозяйка которого безумная поклонница Игоря Васильевича. Там висят его портреты в разных ролях, звучат его записи, собираются поклонники…
— Ой, как интересно! — закричала Матильда.
— Там даже в меню есть «Минестра Потоцки», нечто вроде борща!

Весело болтая, мы отправились гулять, полюбовались белой громадой Сакре-Кер, потом еще посидели в кафе, где съели десерт — фруктовый салат, положенный вместо вазочки в половину маленькой дыни. А потом уже, еле живые, поехали домой.
Нашему взору представилось уличное кафе — просто столы и лавки на мостовой. А за прилавком на нескольких жаровнях что-то жарится…
Мы переглянулись и, не сговариваясь, направились к прилавку.
— Аська, что это?
Тут продавались разные вкусности, жаренные в тесте. Кальмары, рыба, баклажаны…
— Я хочу баклажан в тесте! — заявила Мотька.
— А кальмара не хочешь?
— Нет! Баклажаны, и только баклажаны!
Я решила тоже взять баклажаны. Подхватив картонные тарелочки с золотистым лакомством, мы сели за стол, и тут же к нам подскочил юноша и предложил вина.
— Матильда, хочешь?
— Тут все пьют вино, даже маленькие дети. Конечно, хочу!
Юноша принес нам два стакана красного сухого вина.
— А оно не холодное! — разочарованно протянула Мотька, пригубив вино.
— Красное вино не пьют холодным! — объяснила я подружке.
— Ладно, в другой раз возьмем белое! Все равно кайф.

Действительно, уже хотелось есть, мы ведь завтракали в начале шестого. Серджио повез нас в сторону порта и остановил машину возле траттории на берегу моря.
Там он заказал «фрутти дель маре», то есть дары моря.
Веселый толстяк-хозяин принес нам тарелки, где были навалены разной формы кусочки, жаренные в тесте.
— Это что? — осторожно осведомилась Мотька.
— Сказано же, дары моря! — развеселился Аркашка.
— А чего там?
— Всякой твари по паре! И осьминог, и кальмар, и просто рыба! Я это уже ел. Очень вкусно!
Я не без опаски полила соусом, напоминавшим майонез, кусочек неизвестно чего и положила в рот. Ничего, неплохо.
Матильда все еще не решалась пробовать.
— Смело можешь есть! — подбодрила я ее. — Нормально!
Она решилась и в результате слопала все, что было на тарелке.
Насладившись дарами Тирренского моря, на берегу которого стоит Неаполь, мы выехали в Помпеи.

«Куда исчез папа?»


 Петь, ты голодный?
— Не очень, а что ты можешь предложить?
— Не знаю, надо поглядеть, но мне от всех волнений так есть захотелось…
— А у тебя яйца есть?
— Есть!
— А помидоры?
— Сейчас посмотрим! Ты хочешь яичницу с помидорами?
— Ага! И с черным хлебом! Если все это есть, я сам тебе такую яичницу сделаю, пальчики оближешь!
В холодильнике нашлось все необходимое и даже кусочек ветчины. Петька принялся священнодействовать.
— Ничего, Лавря, сейчас поешь моей фирменной яичницы, и в голове наступит просветление, — утешал Петька Дашу. Сколько раз в минуты трудные она кормила всю их компанию, сколько раз, можно сказать, вдохновляла его, Петьку, на подвиги, и вообще Лавря, она такая… У него даже защипало в носу от волнения, но он мужественно справился с собой. Яичница удалась на славу.
— Правда, вкусно! — сказала Даша и с наслаждением умяла все, что Петька положил ей на тарелку. — Что бы я без тебя делала, Петечка!

— Верно! — сказала Даша и подумала: «Надо их скорее чем-то накормить, тогда я на полном основании пойду в магазин, когда придут рабочие, и заодно встречусь с Юрой!» — В таком случае, я сварю вам чечевицу.
— Чечевицу? — удивился Стас.
— Чечевичную похлебку? — припомнил Библию Денис.
— Не похлебку, а кашу, это, кстати, очень вкусно.
— Никогда не ел, — сказал Стас, — Денис, а ты?
— Даже не знаю, как эта самая чечевица выглядит!
— Вот, глядите!
— Похожа на половинки гороха, только помельче! — определил Стас.
— И это едят? — усомнился Денис.
— Едят, можно сказать, даже жрут! — усмехнулась Даша и высыпала чечевицу в кастрюлю, промыла водой и поставила на плиту.
— И сколько она варится?
— Полчаса!
— Ой, долго! — простонал Стас.
…Даша вернулась на кухню. И вскоре поставила мальчишкам по большой тарелке дымящейся разваренной чечевицы.
— Масло положите! — распорядилась она.
— Стас осторожно поднес ложку ко рту.
— Пахнет вкусно! — И он храбро отправил ложку в рот. — М-м-м, вкуснятина! — проговорил он с полным ртом.
— Денис последовал его примеру.
— Здорово! Дашка, ты кулинар!

…Они сидели на кухне, завороженно наблюдая за Дашей, которая на двух больших сковородках жарила кабачки и баклажаны.
— Что это будет? — поинтересовался Денис, втягивая носом воздух.
— Это будет вкусно! — пообещала Даша.
— А почему ты их жаришь отдельно, а потом складываешь в кастрюлю?
— Во-первых, это не кастрюля, а сотейник, — педантично поправила Дениса Даша, — во-вторых, так надо!
Она затеяла возню с этим блюдом, чтобы блеснуть перед Юрой своими кулинарными способностями. В духовка между тем запекалось мясо с картошкой и сыром.
Когда с кабачками и баклажанами было покончено, Даша еще поджарила до золотистого цвета лук, помидоры, сложила все это в сотейник, посыпала солью, попробовала и, к изумлению собравшихся, бухнула в эту смесь две чайные ложки сахарного песку.
— Ты с ума сошла! — закричал Стас. — Это же сахар!
— Конечно, сахар!
— Но зачем?
— Надо!
— Какая гадость! — поморщился Стас. — Лук и сахар! Брр!
— Не нравится, не ешь, — повела плечиком Даша. — А кто мне чеснок нарежет?
— Еще и чеснок? — фыркнул Стас.
— Я нарежу! — вызвался Денис, привыкший в деревне помогать девочкам на кухне.
— Вот нарежь эти три зубчика помельче и еще пучок кинзы!
…— Даш, я все нарезал! — доложил Денис. — Что теперь с этим делать?
— Сейчас! — Даша подняла крышку сотейника, попробовала кипящее месиво, добавила соли, затем ссыпала туда чеснок и кинзу, перемешала и сняла сотейник с огня. Потом заглянула в духовку.
— Через пятнадцать минут будем обедать! — объявила она.
...Они уселись за красиво накрытый стол.
— Юр, помоги мне! — попросила Даша и повела его на кухню.
Юра помог ей вытащить из духовки тяжелый противень и переложить мясо с картошкой на блюдо от сервиза. А баклажаны она перевалила в большую салатницу.
— Даш, я от твоей бабушки просто балдею! И этот Джеймс Бонд на пенсии тоже клевый мужик!
— Джеймс Бонд на пенсии? — засмеялась Даша. — Это хорошо! С виду он и вправду клевый!
Они направились в комнату. Софья Осиповна разложила еду по тарелкам.
— Очень вкусно! — сказал Герберт Францевич. — Это вы сами готовили? — обратился он к Даше.
— Да, мы свидетели! — воскликнул Денис.
— Данечка, даже сотэ не поленилась сделать! — обрадовалась Софья Осиповна, накладывая себе на тарелку овощную смесь.
— Это называется сотэ? — заинтересовался Юра.
— Да бог его знает, но мы называем так, — засмеялась Софья Осиповна.
— Стасик, а ты почему не ешь?
— Не хочется!
— Ну и дурак! — заявил Денис. — Это потрясающая вкуснота!
Стас с сомнением смотрел, как все уплетали таинственное сотэ. Но его смущало то, что туда положили-сахар.
— Это вы зря, молодой человек! — заметил Герберт Францевич. — Поверьте, я много чего в жизни ел, но это блюдо — шедевр!
Его слова подействовали на Стаса, и он отважился попробовать. Даша с любопытством следила за выражением его лица. Некоторый испуг вдруг сменился полным блаженством.
— Сестренка, класс! Обещай, что сделаешь такое… к папиному возвращению?
— Запросто! Наготовлю целый казан! Я думаю, теперь, когда с нами Герберт Францевич, это будет довольно скоро!

«Опасное соседство»


— Ну, что будем заказывать? — спросил Митя. — Нормальный обед, с супом?
— Нет уж! Я не хочу обед, это неинтересно!
— А что же ты хочешь?
— Не знаю пока. — Я смотрела на цены, мне вовсе не хотелось разорять Митю. Он понял мои терзания.
— Ты на цену не смотри, у меня есть деньги. Ты только скажи, чего тебе хочется, а там уж мы сообразим.
— Я хочу салат с брынзой и…
— Давай возьмем мясо в горшочке? — предложил Митя, которому, видно, наскучила моя нерешительность.
— Ладно, давай!
Официантка подошла к нам снова.
— Ну, что, ребятишки, выбрали?
— Да, будьте добры, один салат с брынзой, один бульон и два мяса в горшочках, — с достоинством заказал Митя.
— А на десерт ничего не желаете? У нас шоколад вкусный!
— Давайте два шоколада! И ещё две бутылочки пепси.
Мне ужасно нравилось в этом кафе. И полутьма, и уютное освещение, и чистые клетчатые скатерти, и Митька — такой славный… Конечно, если бы на его месте был Феликс… Я на секунду закрыла глаза, пытаясь представить себе его, но у меня ничего не получилось. Феликс никак не вписывался в это кафе.
Салат оказался потрясающе вкусным и необычным.
— Ой, Митька, жалко ты не взял салат, такая вкуснотища! На, попробуй у меня! Митя попробовал салат.
— Правда, очень вкусно! А ты попробуй пирожок! — Он протянул мне один из трех маленьких пирожков, поданных к бульону. Пирожок тоже оказался отличным.
Потом подали мясо в горшочках, залепленных тестом. Когда мы сняли тесто, нам в нос ударил такой аромат, что, хоть мы уже и не были голодны, у нас буквально потекли слюнки. Мы с упоением принялись за мясо.

«Криминальные каникулы»


— Ладно вам, бабы, пошли, я хочу на прощание угостить вас на тахане одним напитком.
— А чего ж раньше не угостил? — удивились мы.
— Да этот киоск был почему-то закрыт, а вчера, я видел, опять открылся.
— Что за напиток? — поинтересовалась я.
— Увидишь!
Мы доехали до таханы, и Володька поволок нас на шестой этаж. Там он подвел нас к прилавку, где за стеклом лежали самые разные замороженные фрукты и ягоды. Продавщица говорила по-русски. Володя сказал:
— Нам, пожалуйста, три стакана с клубникой и ананасами!
Продавщица положила в кувшин клубнику, ананасы и спросила:
— Может, еще и киви?
— Можно!
Добавив в кувшин киви, она туда что-то еще налила, положила мороженое и включила миксер. Через минуту напиток был разлит в три стакана.
— Вот, бабы, пробуйте!
Оторваться от этого волшебного напитка было невозможно, хотя он был жутко холодный.
— Не спешите, а то сляжете в Москве с ангиной!
— Аська, а в Москве мы сами можем такое сделать, — деловито проговорила Мотька. — Замороженная клубника на каждом шагу есть, заморозим ананасы из банки, мороженое, и порядок!
— Здорово! Я попрошу маму, и на мой день рождения сделаем такой десерт

«Фальшивый папа»


Дома Михал Михалыч первым делом стал чистить картошку. Мы с Мотькой хотели ему помочь, но он не позволил.
— Нет, братва. Не доверю я никому картошку чистить. Разве вы так сможете?
Действительно, очистки у него получались тонкие, как кружева. Мы так не умели.
— Но вам я тоже дам задание — накройте-ка на стол. Вот тут тарелки, тут вилки с ножами, а на верхней полке стаканы, — показывал нам Михал Михалыч свое хозяйство.
— А стаканы для чего? — поинтересовался Костя.
— Для гриба, для кваса, кто чего хочет!
— Ой, у вас есть гриб? — обрадовалась я. — Обожаю гриб! А мама не позволяет его держать.
— Почему это? Он ведь очень полезный! — удивился Михал Михалыч.
— Она говорит, что ей противно, он живой, склизкий! Он у сестры тети Липы есть. Тетя Липа мне всегда от нее бутылочку приносит!
— Что за гриб? — заинтересовался Митя.
— Ты что, никогда гриба не пил? — поразилась я. — Знаешь, какая вкуснота! Сейчас попробуешь.
— Братва, хватит языками молоть, тащите все на стол! Константин, держи огурцы, а тут у нас что? Грибочки соленые, помидорчики, кабачки маринованные, и все со своего огорода, прошу заметить. А еще сейчас сарделек отварим! Раньше-то сардельки по большому блату можно было достать, а теперь — лафа!
Через полчаса мы уже сидели за столом и наслаждались простой, но потрясающе вкусной едой. Я то и дело подливала себе гриба, Митя тоже решил попробовать.
— Ну, как?
— А что, вкусно! Как это делается?
— Ты сходи на кухню, там на окне трехлитровая банка стоит, погляди на гриб. Если захочешь, я могу и тебе кусочек дать, будешь у себя для Аси держать. И рецепт напишу, как его готовить.

«Секрет бабушкиной коллекции»
 

Они прошли немного по улице, мама заглянула в какое-то кафе, где каждый столик был окружен растениями в кадках. Кафе называлось «Зеленое».
— Мне здесь нравится! Приземлимся? — спросила мама.
— Приземлимся!
— О! Здесь в меню есть, наконец, сосиски! Будешь?
— Буду!
— С колой?
— А томатного сока тут нет? Обожаю сосиски с томатным соком!
— Сейчас поглядим, ага, есть! А я, пожалуй, еще кружечку пива выпью!
— Мама!
— Что мама? Что мама? Могу я немножко расслабиться?
— По-моему, это неприлично!
— Дарья, ты что, спятила? Неприлично выпить кружку пива? В субботу вечером в Германии? Да сам бог велел! Тем более с сосисками! И вообще, не ломай мне кайф! Забыла, какой у нас тут девиз?
— Ладно, — рассмеялась Даша.
Мамино приподнятое настроение передалось и ей, тем более что сосиски оказались очень вкусными, томатный сок тоже.
— Десерт какой-нибудь хочешь? Например, фруктовый салат со взбитыми сливками?
— Давай!
Народу в кафе было немного, откуда-то лилась тихая музыка.
— Ох, хорошо! — вздохнула мама. — Какой сегодня бесконечный день! Чудесное кафе, тихое, приличное. Знаешь, Дашка, ты когда будешь одна гулять, можешь здесь обедать. Здесь и вкусно, и недорого.

«Секрет исчезающей картины»


— А вы по этой книжке чего-нибудь готовите?
— Что-нибудь! — поправила Юлия Арсеньевна.
— Ладно, что-нибудь?
— Готовлю, вернее, готовила. Теперь у меня что-то мало сил стало. Но вдвоем с тобой мы непременно что-нибудь приготовим.
— Артишок?
— Увы! Артишоков у нас нет. Уж всякой экзотики сколько хочешь, даже авокадо…
— Авокадо я ела!
— Правда?
— Конечно, Матильда очень любит.
— И это вкусно?
— Ага, то есть да.
— И как его едят? — заинтересовалась Юлия Арсеньевна. — Леночка сказала, что ей не нравится…
— Берете одну авокадину…
— Авокадину? — улыбнулась пожилая дама.
— Ну да, разрезаете пополам, вынимаете ложечкой мякоть, разминаете, добавляете зеленый лук, соль и майонез, вот и все. Вкусно. Матильду в Израиле научили.
— В Израиле? Ах да, я припоминаю, они с Асенькой ездили в Израиль… Знаешь, я попрошу Лену купить нам авокадо, и ты приготовишь, ладно?

«День большого вранья»


Даше эта тема была хорошо знакома, и она отправилась на кухню. Отломила кусок батона и задумалась. Ей вдруг ужасно захотелось поужинать вдвоем с мамой, как бывало раньше, до того, как мама вышла замуж, до приезда тети Вити. Даша быстро вымыла несколько картофелин и засунула их печься в духовку. Потом открыла баночку селедки, аккуратно выложила ее на тарелку, посыпала зеленым луком, достала помидоры и черный хлеб. Минут через пятнадцать мама заглянула на кухню, потянула носом и радостно воскликнула:
— Печеная картошка? Ура! И с селедкой! Дашка, ты гений!
Прошло еще минут двадцать, и они сели ужинать.
— Совсем как раньше, — сказала Александра Павловна. — Вкусно, аж жуть! Ой, только горячо!

 — Я знаю тут неподалеку отличное маленькое кафе. Нас там быстро покормят.
В самом деле, кафе оказалось очень уютным. Георгий Алексеевич заказал три порции итальянской «пасты болоньезе» и апельсиновый сок.
— А это вкусно? — с опаской осведомился Петька.
— По-моему, очень!
— Паста — это макароны, да? — обнаружил знание итальянской кухни Игорь.
— Именно! Петя, не волнуйся, если тебе не понравится, закажем что-нибудь другое!
Наконец им принесли пасту. Выглядело все это очень аппетитно. Густо сдобренный томатным соусом со специями мясной фарш лежал на кучке белой и зеленой лапши, только длинной и широкой. И подали к этому блюду, кроме вилки с ножом, еще и столовую ложку. Петька вопросительно взглянул на Георгия Алексеевича.
— Если не справишься с вилкой, возьми ложку.
— Почему это я не справлюсь!
Петька припомнил виденные им итальянские фильмы, на секунду закрыл глаза, чтобы картинка стала отчетливее, и с неожиданным изяществом намотал лапшу на вилку. Было очень горячо и очень вкусно.
— Э, брат, да ты виртуоз! — восхитился Георгий Алексеевич.
Игорь, не мудрствуя лукаво, орудовал ложкой.
— Вкусно! — одобрили пасту мальчики.
— По-моему, тоже!
Они запивали пасту апельсиновым соком, а потом еще ели мороженое со взбитыми сливками. И на все это у них ушло только сорок минут.

«Кто украл роман?»


— Здрасьте, я ваша тетя! Такой торт надо начинать делать накануне. Я уже не успею! Ничего, испеку безе, обойдутся гости!
И Даша полезла в холодильник за яйцами.
— Постой, а желтки куда денем? — обеспокоилась тетя Витя. — В хозяйстве ничего не должно пропадать!
— А мы сделаем соус сабайон с печеными яблоками. Роскошный десерт получится.
— Ты умеешь делать сабайон?
— Умею. Тетя Витя, я ведь до вашего приезда сама вела хозяйство и много чего умею! — гордо заявила Даша, ловко отделяя белки от желтков. Через минуту миксер уже гудел у нее в руках. — Тетя Витя, вы не думайте, я сейчас с безе управлюсь и вам помогу.
— Вот и хорошо, а то я много чего затеяла…
— Интересно, кто же все-таки будет?
— Знаю только, что Сонечка придет.
— Бабушка? Отлично, я сейчас у нее все и выясню!
Даша потянулась за телефонной трубкой.
— Погоди, торопыга! С миксером как звонить?
— Ой, да, он же шумит! — рассмеялась Даша. — Ладно, успею узнать!
Она выстелила бумагой противень и принялась выкладывать сладкую массу изящными шапочками.
— Смотри-ка, как ровно получается! — умилилась тетя Витя.

«Трудно быть храбрым»


Даше было стыдно. Как она могла забыть о мамином приезде. Чтобы оправдаться в собственных глазах, она решила приготовить мамино любимое блюдо — курицу с курагой и изюмом. Курица лежала в морозилке, изюм и курага были, не хватало лишь свежей зелени и сметаны. Выхватив из морозилки курицу, Даша сунула ее в микроволновку, и на бешеной скорости выскочила из квартиры. До ближайшего магазина было две минуты бегом. Даша купила пол-литра сметаны, хлеб, два пучка свежей кинзы и два букетика ландышей у старушки возле магазина…
…Она влетела в квартиру, сунула разморозившуюся курицу под кран, пустила холодную воду и набрала номер Стаса.
— Ты уже знаешь? — спросила она.
— Что? — не понял Стас.
— Что моя мама вчера звонила твоему предку и что он едет ее встречать!
— Ого! Вот так номер! Очень некстати!
— Еще бы! Что теперь делать? Все пропало! Все пропало!
— Постой, сестренка, не пори горячку! Что это у тебя там шумит?
— Вода, это я курицу мою!
— Зачем?
— Дурацкий вопрос! Надо что-то приготовить к маминому приезду! Стасик, приходи для моральной поддержки, а то мне одной как-то…
— Ладно, иду!
Буквально через минуту явился Стас. Даша уже специальными ножницами резала курицу на небольшие куски.
— Зачем ты ее режешь?
— Надо! Сейчас я ее поджарю!
— А это зачем? — Стас указал на две мисочки, где уже отмокали курага и изюм.
— Для курицы! Я ее потом буду тушить в сметане, с зеленью, курагой и изюмом!
— И это вкусно? — недоверчиво проговорил Стас.
— Не то слово! Пальчики оближешь!
— Придется поверить на слово.
— Хитрюга! Прекрасно знаешь, что я тебе дам попробовать!
... — Я ж говорю, нахалка! А зачем ты яблоко чистишь?
— Я его тоже в курицу запузырю! Вкуснее будет!
— А, по-моему, это получится какая-то бурда!
— Ты у меня когда-нибудь бурду ел? — оскорбилась Даша. — Вот погоди, я еще чуть-чуть аджики добавлю и через пять минут дам тебе попробовать! Жалко, что мы не можем никому ничего сказать, а то поехали бы в Шереметьево на машине!
— Щас!
— То-то и оно! На вот, попробуй!
Даша протянула Стасу ложку. Он осторожно поднес ее ко рту, понюхал.
— Запах — обалденный!
— А ты попробуй, не бойся!
— Ммм! — застонал Стас. — До чего вкусно, нет слов!
— А ты говорил!
— Если дашь еще ложку, возьму свои слова обратно!
— Так и быть!
Даша положила ему на блюдце немного курицы с соусом и дала большой ломоть лаваша.
— Да, сестренка, ты даешь! В жизни ничего вкуснее не ел.

«Дети галактики или чепуха на постном масле. Взгляд и нечто с гастрономическим уклоном»


Это книга ни на что не претендует. Она, безусловно, лишь отчасти кулинарная, хотя в ней множество рецептов, но они никак не систематизированы и не объединены ничем, кроме моей жизни и моих личных пристрастий. И мемуарами это тоже не назовешь, ибо все в ней слишком легковесно и субъективно. Так что же это? Пожалуй, наиболее точное определение данного жанра — взгляд и нечто с гастрономическим уклоном.
И надо поскорее объяснить читателям, почему я вдруг взялась за этот странный жанр.
Недавно за границей я встретила одного старого знакомого, с которым не виделась лет двадцать. Мы сидели, болтали обо всем на свете и вдруг он спросил с некоторой даже тоской:
— Катька, а ты еще печешь те крохотные пирожки? А вареники с вишнями делаешь? А рыбу под бешамелью?
— Нет, — сказала я, — давным-давно не делаю.
— Но почему?
— Некогда, я теперь книги пишу. Правда, в них иногда делюсь рецептами с читателями.
— Ну и дура! — воскликнул он в сердцах.
— Почему? — удивилась я.
— Зачем рассыпать рецепты по разным книгам? Лучше собери их в одну. Вспомни, что готовила, когда, при каких обстоятельствах. У тебя должно получиться занятно.
Тогда я только посмеялась над этой идеей.
Однако через несколько месяцев один молодой кинорежиссер, с которым мы подружились во время тщетных попыток написать вместе сценарий сериала, после обеда у меня посоветовал мне выпустить книгу «Рецепты от Вильмонт». «А почему бы и нет?» — подумалось мне. Сперва я решила, что буду давать рецепты и к ним маленькие рассказики о случаях, связанных с этими блюдами. А потом мне показалось, что куда интереснее, для меня, во всяком случае, проследить, как менялись кулинарные привычки и пристрастия с ходом нашей достаточно причудливой истории, не претендуя на абсолютную точность, руководствуясь лишь собственными воспоминаниями, ну и воспоминаниями моих друзей-ровесников. Память у меня вроде бы неплохая, поесть в доме моих родителей любили, да и я считаю хорошую вкусную еду одной из радостей жизни.
Предавшись воспоминаниям такого рода, я подумала, что не стану ограничивать себя только кулинарией, вспомню людей, бывавших в нашем доме, друзей, соседей, а также смешные истории. Словом, никаких жанровых ограничений, и посему я выбрала подзаголовок, навеянный Козьмой Прутковым: «Взгляд и нечто с гастрономическим уклоном».

Однако пора уже дать какой-нибудь Рецепт. Коль скоро речь тут зашла об Ольге, то приведу рецепт простейшего и очень вкусного теста, которое она попробовала у кого-то из знакомых. С тех пор оно стало у нас излюбленным!
Что нам нужно для этой прелести? Пачка маргарина, два стакана муки, полстакана воды, соль, чайная ложка сахара, чайная ложка уксуса и ровно три минуты времени!
Уксус добавляем в воду. Мягкий маргарин разминаем с мукой, солим, высыпаем сахар и постепенно льем воду. Замешиваем тесто и когда оно отстает от дна миски, на два часа отправляем в холодильник. Лучше завернуть тесто в фольгу. Потом щедро насыпаем муку на стол и раскатываем тесто тоненько-тоненько. Начинка годится любая. Мясо, капуста, грибы, яблоки, что угодно. Залепив пирог, смазываем яйцом и накалываем вилкой. Еще один совет (тоже ноу-хау Писаржевской}: пирог можно сделать накануне и на противне поставить в холодильник, чтобы испечь прямо перед приходом гостей. Очень удобно! Это, понятное дело, не относится к яблочным пирогам. Потекут!

Но жена Игоря Петровича, тетя Циля, редкой красоты женщина, готовила просто фантастически. Из ее рецептов я взяла на вооружение один: сотэ по-одесски! Я его и сейчас готовлю, но куда упрощеннее и эклектичнее. Но тут привожу рецепт во всей его одесской первозданности.
Нам понадобятся кабачки, баклажаны, помидоры, лук, петрушка, яблоки и сливы.
Кабачки и баклажаны режем кружочками, обваливаем в муке и жарим отдельно на растительном масле, слегка подсаливая. Помидоры обдаем кипятком, снимаем шкурку. Жарим отдельно лук и морковь. Когда все подготовлено, укладываем слоями в жаровню. Лук и морковь вниз, затем кабачки, зелень, баклажаны, помидоры, зелень, нарезанные тонкими ломтиками яблоки, зелень, сливы тоже небольшими кусочками и еще раз всю эту прелесть послойно. Сверху много зелени. Закрываем крышкой и тушим на слабом огне. Вскоре, несмотря на крышку, у вас начнет ехать крыша от запаха. Через двадцать минут потушите огонь и перемешайте. Это можно есть как горячую закуску или гарнир, а можно и как холодную закуску. В Одессе сотэ уже в тарелке сдабривали сметаной. Очень недурственно, однако необязательно.
Пока писала, у меня текли слюнки, но я уже очень давно готовлю сотэ по упрощенной схеме. Без муки, без моркови, все валю вперемешку. Тоже вкусно, — но это уже не Одесса или не та Одесса!
В противовес этому канительному и достаточно тяжелому блюду приведу мамин рецепт баклажанной икры, приготовление которой отнимает совсем мало времени и сил, и к тому же, если вам не запрещены сами баклажаны, вы можете есть ее практически при любой диете. А вкусно — ужас!
Берем килограмм баклажанов, отрезаем попки, моем и укладываем на противень. Печем в горячей духовке минут сорок-пятьдесят. Когда баклажаны стали из лиловых коричневыми и сильно морщинистыми, вынимаем их из духовки и даем остыть. Затем разрезаем вдоль, ножичком снимаем мякоть со шкурки и сразу отправляем на сковородку. Затем берем один большой или два средних помидора, обдаем кипятком, сдираем шкурку и если у вас есть измельчитель или блендер, превращаем в пюре. Туда же отправляем одну крупную луковицу. Лук, если нет блендера, можно натереть на мелкой терке. И все это вываливаем в сковородку к баклажанам. Ставим на небольшой огонь и берем в руки дырчатую толкушку для пюре. Когда масса нагрелась, вливаем совсем немного растительного масла. И продолжаем толочь. Солим, кладем чайную ложку сахара и перемешиваем. Когда икра начинает пузыриться, снимаем с огня, даем остыть и едим. Правда, у меня эту икру не едят, а жрут. Жрите на здоровье!

Таким образом я научилась готовить. И делала те блюда, на которые у мамы просто не хватало терпения. К примеру: вареники с вишнями, я как каторжная лепила их каждое лето для компании своих друзей. Они просто этого требовали, пока я не села на диабетическую диету и не заявила, что таким страданиям подвергать себя не намерена — возиться с варениками и не съесть их? Нет уж, не такая я альтруистка. Им пришлось смириться!
Если у вас есть выдержка, терпение и люди, ради которых вы готовы на жертвы, попробуйте и любовь друзей и знакомых вам обеспечена!
Итак, берем вишню, лучше всего «владимирку», главное, она должна быть темной, ставим себе приятную музычку и, помолясь, начинаем чистить вишню. Если нет под рукой специальной штучки для чистки вишен, можно воспользоваться шпилькой или обратным концом английской булавки. Вишню кладем в дуршлаг, поставленный на кастрюлю или миску, чтобы стекал сок, а косточки кидаем в другую кастрюльку. Закончив процесс, первым делом вымойте руки, иначе долго не отмоете. Чистить вишни в перчатках у меня лично не получалось, но попробуйте. Итак, засыпаем вишню сахаром, накрываем крышкой, чтобы мухи не лакомились, а в кастрюлю с косточками наливаем воду и ставим на огонь. Когда вода закипит, кладем сахар по вкусу, чтобы сок был сладким, но не чересчур. Процеживаем, переливаем в красивый кувшинчик, даем остыть и в холодильник! Ах да, я забыла, что сок, стекающий с вишен, надо тоже туда добавить. Часа через два-три, когда сок от вишен стечет, делаем тесто. Обычное тесто, как для пельменей, только советую для эластичности добавить туда сливок! Раскатываем тесто очень тонко, нарезаем кружочками и лепим вареники. Ставим на огонь большую кастрюлю с подсоленной водой. Когда закипит, бросаем туда вареники, но не помногу, чтобы они там не теснились, варим минутки две-три, шумовкой вынимаем и раскладываем на плоских блюдах. Можно горячие вареники чуть-чуть смазать растопленным маслом, чтобы не слипалось.
Но это не обязательно. Как только вареники чуть остыли, накрываем их полотенцем. И забываем о них до прихода гостей. Есть эту роскошь следует так: в глубокую тарелку кладем вареники, сверху сметану, посыпаем сахаром и заливаем соком из косточек. Гарантирую, как нынче говорят, отвал башки!
И уж если речь зашла о варениках, рекомендую еще одно блюдо моего детства — вареники с гречневой кашей. Все то же самое, только вместо вишен хорошо сваренная и сдобренная сливочным маслом гречневая каша. Эти вареники подаются горячими, поливаются растопленным маслом. Если не доели, потом можно поджарить их на сковородке — Очень вкусно и совсем дешево!

Особенно он любил мой яблочный струдель. И хотя это довольно канительное дело, я не ленилась ради него печь эти струдели. Расскажу, как это делается.
Что нам нужно? Полкило муки, три столовые ложки растительного масла, чайная ложка соли и стакан теплой воды. Муку лучше просеять, уложить горкой, сделать в горке кратер, то бишь углубление, влить воду и масло, посолить. Замесить тесто, если оно окажется слишком крутым, можно добавить водички. Потом тесто хорошенько выбить об стол. Вот прямо берите его и колошматьте от души! А потом положите на тарелку и накройте теплой кастрюлей. Минут на десять. Тесто станет мягким и эластичным. Раскатайте его совсем тонко, потом разложите на посыпанном мукой столе, и очень осторожно растягивайте за края, чтобы оно стало тонким, как папиросная бумага. Начинка делается так: яблоки, лучше всего антоновку, почистить, нарезать не слишком мелко, посыпать сахаром и сухарями. Тесто разделить на два листа. На каждый насыпать яблоки и скатать в рулет. Затем на смазанный маслом противень переложить оба рулета, предварительно сжав руками каждый, чтобы он стал покороче и покомпактнее. Смазать сверху крепким чаем. И в горячую духовку, пока не зарумянится. Проверить готовность, ткнув в горбушку спичкой, если ничего не прилипло, значит, струдель пропекся. Снять с противня на доску и посыпать сахарной пудрой. Впечатление незабываемое!

Но мой последний кот, обожаемый Жука, о достоинствах которого говорилось в «Путешествии оптимистки», был любителем тех самых крохотных пирожков, о которых с тяжелыми вздохами и мечтательным выражением лица вспоминают многие мои друзья и знакомые. Особенно Жука любил пирожки с зеленым луком и яйцами. Стоило мне поставить миску с этими пирожками, непременно прикрытую полотенцем, на стол и выйти из комнаты, как Жука кидался к ней, лапой сшибал еще горячий пирожок на пол и, чтобы тот скорее остыл, гонял его по комнате. А потом с урчанием выгрызал начинку. Тесто он тоже сжирал, чуть позже оставляя только кончики. Люди тоже сметали эти пирожки с урчанием. Сейчас я расскажу, как они делаются.
Для теста нам нужно: стакан молока, полпалочки дрожжей, (не уверена, что сейчас еще есть те самые дрожжи, что-то я их не вижу, но говорят сухие не хуже), двести граммов сливочного масла и соль. Масло растапливаем, дрожжи растворяем в горячем молоке, не доводя до кипения, вливаем молоко в растопленное масло, солим и начинаем сыпать туда муку, сперва мешая ложкой, а потом и руками. Когда тесто начнёт отлипать от дна посудины, вынимаем его и месим на доске, по мере надобности добавляя муку. Вы сами прекрасно почувствуете, когда тесто будет готово. Мягкое, нежное, оно ни в коем случае не должно быть тугим! Отрежьте от теста кусочек и займитесь им, а остальное прикройте полотенцем. Это тесто надо пускать в дело сразу, оно не должно выхаживаться. Берите в руки скалку и раскатывайте максимально тонко. Затем стаканчиком или бокалом нарежьте на кругляши и лепите пирожки, пока не посинеете. Начинка любая, но лучше всего мясо или зеленый лук с яйцами (зеленый лук и яйца режем достаточно мелко, поскольку пирожки у нас задуманы крохотные, смешиваем и добавляем масло опять-таки растопленное или уже совсем мягкое). Противень посыпаем мукой, поскольку тесто и так жирное и выкладываем пирожки. Удобнее их лепить гребешком вверх. Затем разбалтываем в чашке яйцо и смазываем каждый пирожок. В процессе приготовления пирожков я больше всего ненавидела именно этот момент. Но если вы терпеливы и прилежны, думаю, даже и не заметите как смажете все пирожки. Печь надо в разогретой духовке минут двадцать-тридцать. Предупреждаю, что из приведенной выше порции получится не менее двух больших противней. Чем ближе к приходу гостей вы покончите с этой процедурой, тем больше комплиментов вам достанется. И от людей и, возможно, от котов.
Это тесто, впрочем, можно употреблять и для больших пирогов, и для сладких в том числе. Если вдруг у вас остался кусок этого теста, смело раскатайте его, уложите на сковородку, натрите на терке один крупный лимон с цедрой, смешайте с сахаром — примерно три четверти стакана, выложите на тесто, залепите края и в духовку. Этот пирог можно делать и закрытым, а можно прикрыть начинку полосками теста, словом, как угодно. Вкусно будет в любом случае!

Кстати, об антоновке — поистине бесценная штука для кулинарных шедевров. О пирогах и струделе я уже писала. Напишу уж заодно и о других рецептах. К примеру, пюре из антоновки. Нет ничего проще, легче и безотходнее.
Итак, берем антоновку, чистим, очистки складываем в большую кастрюлю, а яблоки режем некрупно, складываем в другую кастрюлю, заливаем водой так, чтобы вода не покрывала яблоки, а можно совсем немножко воды налить, если хотите пюре погуще. В отличие от других сортов яблок, антоновка разваривается моментально. Как только вода закипела, добавьте сахар по вкусу и снимайте с огня. Когда остынет, поставьте в холодильник. Это пюре приятно есть холодным, а можно и горячим, как гарнир, например, к жареной курице. Теперь займемся очистками. Зальем большим количеством воды, добавим опять-таки сахар по вкусу и немного покипятим. Затем процедим, остудим и с наслаждением будем пить ароматный вкусный морс. Впрочем, я не уверена, что этот восхитительный напиток можно назвать морсом. А с другой стороны, как ни назови, все вкусно! И очень освежает!
Антоновку, к примеру, можно и жарить, опять таю как гарнир. Нарезать толстыми кусочками и пожарит на сливочном масле. Кайф! К тому же антоновка несказанно хороша для гуся, утки и даже курицы. Вы слыхали про утку с яблоками? А про курицу с яблоками? Не все слыхали, уверена. Но попробуйте начинить самую примитивную курицу антоновкой и зажарьте в духовке, как обычно. Получится просто праздник!
А моя мама пекла блинчики с антоновкой. Очень вкусно!
Режем яблоки кружочками без кожуры, делаем жидкое тесто, яйцо, вода и мука, хорошо разбалтываем, бросаем яблоки в это тесто и ложкой выкладываем каждый кусочек вместе с тестом на раскаленную сковородку с растительным маслом. Как только блинчики зарумянятся, снимаем со сковородки, кладем на тарелку и посыпаем сахаром. Есть их лучше горячими. Но и холодные блинчики очень вкусны, хотя они редко успевают остыть. Их просто сметают со стола!

Опять-таки тонко шинкуем капусту, трем одно кислое яблоко, впрочем, можно и сладкое. Затем берем пригоршню клюквы и руками жамкаем вместе с капустой. Клюкве подавится, капуста станет розовой. Готовим заправку: растительное масло размешиваем с сахаром — на полчашки масла чайную ложку сахара и заливаем капусту.
Однажды я угостила этим салатом одного немца, кулинара, занявшего второе место на всегерманском конкурсе поваров-любителей. И то, он утверждал, что занял второе место лишь потому, что хотел получить приз, полагавшийся как раз за второе место. Он высоко оценил этот простейший салат, сказал, что возьмет его на вооружение и назовет «Катерина».

В те годы мы не говорили: я купила голландский сыр или швейцарский, или костромской, мы говорили просто и с гордостью — я купила сыр! Этот сыр частенько бывал совсем невкусным, пресным, резиновым, и приходилось что-то с ним делать, добавлять в салаты или готовить сыр с чесноком. Один такой салат меня научили делать, и он имел большой успех.
Три пучка зелени — укроп, петрушка и кинза, мелко нарезанные, три крутых яйца, сто пятьдесят граммов тертого сыра, майонез и зубчик чеснока! Отлично! Это можно подавать, как салат, можно мазать на хлеб, а можно нафаршировать помидоры или перцы. А еще сыр с чесноком можно использовать для горячей закуски. Взять круглый лаваш, разрезать на четыре части, каждый кусок надрезать и напихать туда сыр. И быстро обжарить на горячей сковородке с двух сторон. 
Все то же самое относится и к брынзе, только майонез не нужен. Брынзу слегка вымочить, слить воду, и размять вилкой, добавить чеснок, немного сливочного масла, если брынза суховата, можно и грецкие орехи, изюм, курагу,» словом все что есть под рукой.

Читайте, готовьте и ешьте с удовольствием!

6 комментариев:

  1. Здравствуйте, Ирина! В нашей городской библиотеке тоже много книг Екатерины Вильмонт, но я ее редко читаю. Что-то читала, но уже не помню. Вы думаете, что стоит почитать?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, Вы как-то писали, что "отчаяние часто накатывается на меня", поэтому, конечно, я советую почитать опимистические книги Е.Вильмон, ведь в ее книгах так нужные Вам юмор, оптимизм, жизнеутверждающие нотки и интригующий сюжет. А потом напишите, пожалуйста, помогла ли Вам библиотерапия от Вильмонт
      Кстати, можно ведь приготовить и что-то вкусненькое по рецептам из книг, это будет еще один повод порадовать себя и близких))

      Удалить
  2. Ирина, зачем я читала это вечером, когда есть уже нельзя? С огромной завистью к героиням Вильмонт лягу спать, а завтра обязательно приготовлю что-нибудь из прочитанного... Спасибо за наивкуснейший обзор!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ольга Николаевна, как я Вас понимаю! Чтение таких "вкусностей" настолько затягивает, что хочется читать еще и еще, проехаться по тем местам, где так вкусно, и я тоже выбирала, что бы такого приготовить)) Особенно впечатлили пирожки с полмизинца! Спасибо за совместное "книжное пиршество"!

      Удалить
  3. У нас в библиотеке Вильмонт пользуется популярностью. И гастрономических произведений у нее и правда много. Я ее не читаю, хотя как-то взяла в руки книгу, чтоб время убить, затянула, увлекла). Да, иногда нужно почитать расслабляющее и несерьёзное, чтоб мозги отключить понимаю это. Но у меня столько планов на чтение.... Внушительный список. Может и до Вильмонт дойдет очередь?
    Ирина, за рецептики спасибо, я бы до них не скоро добралась!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, да, Вы правы, иногда тянет к расслабляющему, но когда есть хороший список для чтения - это же здорово! А Вильмонт затягивает, увлекает, но читается быстро...
      А рецепты интересные, я уже кое-что опробовала)

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...